Викинги. История. Культура. — MoiKompas.ru

Эти дерзкие и бесстрашные люди на востоке достигали границ Персии, а на западе – Америки. Началом Эпохи Викингов принято считать 793 год. В этом году произошло знаменитое нападение викингов на монастырь, расположенный на острове Линдисфарне (северо-восток Великобритании).

В один из июньских дней 793 г. монахи монастыря святого Кутберта на острове Линдисфарн, близ побережья Нортумбрии, увидели в море паруса. Появление корабля в этом уголке Северо-Восточной Англии было редким событием. Много лет служители монастыря жили уединенно, проводя время в молитвах и хозяйственных занятиях. Их мирная жизнь была мало связана с событиями внешнего мира и не нарушалась ими. Поэтому при виде парусов приближавшихся к острову кораблей монахи не испытали большого волнения. Каковы же были их изумление и ужас, когда на берег сошли воины в кольчугах с боевыми топорами в руках. Монастырь был разрушен и сожжен, все имущество разграблено пришельцами.

Именно тогда Англия, а вскоре и вся Европа узнали о страшных «северных людях» и их страшных кораблях. В следующем году участь Линдисфарна разделили монастыри в Ярроу и Вермуте. Затем подобным же набегам подверглись другие районы Англии, берега Шотландии, Ирландии, Уэльса. В последующие годы нападениям подверглись Лондон и Париж, а норманнская экспансия приобрела ещё более массовый характер.

Причины экспансии были многообразны, начиная от грабительских нападений, пиратства, военных походов, до поиска новых земель, переселения, торговых поездок. Разложение общинно-родового строя у шведов, датчан и норвежцев сопровождалось усилением воинственной знати, которая искала добычи и славы. Многие викинги покидали свою родину из-за перенаселения приморских районов Скандинавии и нехватки плодородных земель.

Куда бы ни отправлялись викинги – на Британские острова, во Францию, Испанию, Италию или Северную Африку, – они безжалостно грабили и захватывали чужие земли. В некоторых случаях они поселялись в завоеванных странах и становились их правителями. Викинги покорили Англию, поселялись в Шотландии и Ирландии. Совместными усилиями они завоевали северную часть Франции, которую позже стали называть Нормандией. В Европе собирали специальные «датские деньги», чтобы откупиться от нашествий викингов.

Норвежские викинги и их потомки создали колонии на островах Северной Атлантики – Исландии и Гренландии, открыли Америку за 500 лет до Христофора Колумба. Викинги широко распространились на Руси и, спустившись по рекам к Черному и Каспийскому морям, угрожали Константинополю и некоторым районам Персии.

Постоянно враждовавшие между собой феодалы Западной Европы не могли объединиться для того, чтобы дать отпор дерзким грабителям. Духовенство молилось: «Боже, избави нас от неистовства норманнов!». Однако завоевания викингов не прекращались.

Эпоха викингов, начавшись в 793 году, продлилась до 1066 года, когда огромный флот под командованием Вильгельма Завоевателя, выходца из Нормандии, напал на Англию. Одержав победу в битве при Гастингсе, началось владычество норманнов над Англией. Этим заканчивается эпоха викингов.

По материалам сайта soldatiki.ru

moikompas.ru

История Викингов

«… На исходе восьмого столетия — почти тысячу двести лет тому назад — к побережьям Западной Европы начали подходить неизвестно откуда взявшиеся корабли под полосатыми парусами, с красивыми и страшными драконьими головами на носах…»

А точнее, в 793 году, согласно английским хроникам, «Был атакован Holy Island, Lindisfarne.» Это и принято официально считать началом эпохи викингов…
 
    «… С кораблей высаживались рослые, большей частью светловолосые, хорошо вооруженные люди. Они нападали на жителей побережья, резали скот, грабили имущество, захватывали и увозили с собой пленных — и вновь исчезали за горизонтом на своих быстроходных кораблях. Встретив отпор, они защищались с удивительным мужеством, до конца защищая друг друга. Взятые в плен - умирали молча без просьб о пощаде. А если у них спрашивали, кто их господин, они отвечали: «Господина у нас нет, мы все равны между собой»…»

 
    Сами себя они называли ВИКИНГАМИ или еще НОРМАННАМИ — в переводе «северными людьми». Так до сих пор именуют себя норвежцы, а в те времена «северными людьми» — по отношению к континентальной Европе - были все жители Дании, Швеции и Норвегии. Теперь эти страны называют Скандинавскими. Тогда их именовали Северными.
 
    Тысячу лет назад в Скандинавии говорили на одном языке, который только еще начинал распадаться на отдельные диалекты… Этот язык называли «северным» или еще «датским» —  видимо, из-за того, что Дания временами распространяла свою власть и на Швецию и на Норвегию. Долгие века датской провинцией была и Исландия, а Гренландия и по сей день числится территорией Дании.
 
    С другой стороны три нынешних материковых скандинавских народа делились в древности на множество разных племен. В Норвегии времен викингов существовала даже «административная единица» — фюльк, что в переводе означает «племя», «народ». Вот как звучали названия некоторых племен: халейги, гёты, хёрды, раумы, руги, юты. Теперь на географических картах можно найти остров Готланд, полуостров Ютландию, норвежские области Хельгеланн, Хордаланн, Ругаланн… Сохраняются различия в народных костюмах, в диалектах языков, в архитектуре старинных домов и в изготовлении традиционных предметов домашнего обихода.
 
    В общем, в древности этих различий было великое множество, некоторые сохраняются и по сей день. И в каждой местности обитало племя, считавшее себя особым народом.

Откуда пошло название » ВИКИНГ «.

Начнем издалека…
    В древности во главе каждого скандинавского племени стоял вождь — «конунг». Знатных людей, помогавших конунгу править, называли «ярлами». Титул произносили не перед именем, как у остальных народов: князь Олег, царь Петр или король Людовик VIII, а после: Харальд конунг и Эйрик ярл. Простые же, незнатные земледельцы, скотоводы, рыбаки и охотники назывались «бондами». Все это были свободные и очень гордые люди, и земля принадлежала тому, кто ее обрабатывал и с оружием в руках мог отстоять от грабителя и захватчика.

А грабили и захватывали нередко, и дело тут вовсе не в повышенной воинственности или кровожадности народа, как иногда пишут. Скандинавы никогда не были ни особо воинственными, ни особо свирепыми — люди как люди, и в древности, и теперь. Просто в Северных странах во все времена было мало плодородной земли, пригодной под пашню или огород, всего — навсего около 3 % … Гораздо больше голого камня, лесных чащ, утесистых, заснеженных гор. И, конечно, моря — настоящего благословения Скандинавских стран. Море плескалось у самого порога дома и нередко оказывалось гораздо щедрей к человеку, чем с трудом возделанные поля.

 
    Если обратиться к карте морских течений, можно заметить в Атлантическом океане гигантскую теплую «реку» — течение Гольфстрим. Оно устремляется из нагретого тропическим солнцем Мексиканского залива к берегам Северной Европы и обладает такой мощью, что его влажное теплое дыхание ощущается не то, что в Скандинавии — даже на востоке Русской равнины. У шведских берегов, в Ботническом заливе Балтийского моря, зимой стоит лед, а вот с другой стороны полуострова, где властвует Гольфстрим, море даже за полярным кругом не замерзает. Поэтому мореходство там возможно в течении всего года. Но блага, приносимые Гольфстримом, этим не ограничиваются. Мощное океанское течение перемешивает воду, обогащая ее кислородом. В такой воде хорошо себя чувствует планктон - мельчайшие животные и растительные организмы, — а значит, и рыба. А где рыба - там тюлени и киты. Северное, Норвежское и Баренцево моря недаром изобилуют морским зверем и рыбой.
 
    Люди, привыкшие к скудости земли и щедрости океана, естественно, с детства обучались управляться с веслами и парусом, делать любую работу на корабле. Достигло совершенства и строительство кораблей — удивительно красивых, вместительных и быстроходных, не боявшихся никакого шторма. Скандинавы не боялись моря и зачастую доверяли ему больше, чем твердой земле. Уловы рыбы, китов, тюленей и вообще всего, что давало море, называли «морским урожаем». И в скандинавской мифологии о великанах, воплощениях стихий, говорили по разному. Земных- каменных и ледовых — называли злобными и враждебными человеку. Зота великана Эгира, хозяина подводного царства, причисляли к Богам и считали гостеприимным и хлебосольным хозяином, у которого пировали даже Боги. Это была одна из самых высших похвал у скандинавов — похвала гостеприимному хозяину. Случалось, в голодные годы коров и свиней подкармливали тресковыми головами, и только так скот дотягивал до новой травы. Сами же люди ели рыбу практически каждый день — вареную, копченую, жареную, соленую, вяленую, даже квашеную, — с ячменным хлебом, с овсяной кашей, просто так. Между прочим, ученые считают, что именно из-за «рыбной диеты», продолжавшейся столетиями, среди скандинавов так много светловолосых. В наше время «диета» скандинавов мало чем отличается от общеевропейской, и исследователи пишут, что традиционно белокурый народ понемногу начинает темнеть.

 Вот так понемногу мы и подошли к понятию «викинг».

    Море и верный корабль были для скандинавов родным домом. И вот если несколько лет подряд был неурожай на ячмень и овес, если родное селение губил лесной пожар, накрывал оползень, поглощал движущийся ледник или захватывали враги, — люди нередко снаряжали корабль и уходили на нем искать себе лучшей доли.
    Конечно, не все люди, а только самые деятельные, смелые и такие. которым нечего было терять.
    Иногда они присоединялись к могущественному вождю – конунгу или ярлу. Иногда сами выбирали себе вождя – «хёвдинга» (от слова «хуфуд» — «голова») и начинали жить жизнью морских кочевников, добывать себе еду и припасы, нападая сперва на соседей, а потом и на жителей других стран.
    Напуганным до смерти жителям Западной Европы в первую очередь, конечно, запомнились нападения и грабежи, но сказать. что бродячие мореходы только и делали, что дрались, было бы величайшей несправедливостью. Большей частью они мирно торговали (хотя всегда были готовы за себя постоять, а то и прихватить. что плохо лежит), а временами отправлялись исследовать новые моря. открывать новые земли…

    ВИКИНГИ – вот как называли тех, у кого больше не было дома на берегу, только корабль.

    Ученые до сих пор спорят о том, что же в точности значит «ВИКИНГ». Одни говорят, что это просто «житель залива», ведь «вик» значит «залив», а узкие и длинные морские заливы – непременная деталь скандинавского пейзажа.
    Другие утверждают, что «викинг» — скорее «человек, нападающий на жителей залива».
    Третьи ученые производят это слово от названия древней провинции ВИК на юге Норвегии, в окрестностях современного Осло.
    Четвертые доказывают, что «викингом» называли даже не человека, а поход на корабле, в который отправился человек. Одну и ту же фразу из древнего документа переводят и «он отправился с викингами за море» и «он был в викинге за морем».
 А пятые пишут, что «викинг» — это от древнего глагола «викья» — «уклоняться, сбиваться с пути». Может быть, это мнение наиболее обосновано, ведь те. кого мы называем викингами, в самом деле уходили из дому, покидали родню и вообще жили не так, как вроде бы человеку положено. О том, почему они были в древнескандинавском «белыми воронами», будет подробнее рассказано далее.
    В общем, пока отметим для себя основное: ВИКИНГИ – это не народ из «страны Викингии», не национальность и даже не собирательное название древних скандинавов. Это- ПРОФЕССИЯ. Викинги – это северно-европейские морские воины VIII – XI веков, купцы, мореплаватели и разбойники.

Проблема РОДА
или почему мирный обитатель древней
Скандинавии становился викингом

    При всем том, что было сказано выше о природных условиях, казалось бы, побуждавших население к морским путешествиям и поискам лучшей доли у чужих берегов, викинги никогда не составляли в древней  Скандинавии большинства населения. Далеко не каждый срывался с насиженного места и «в один прекрасный день» отваживался начать жизнь морского разбойника.
 Рассмотрим основную причину, что толкала людей к жизни морских кочевников.
 К началу эпохи викингов в Скандинавии только начинали возникать города и крупные поселения. Жители Северных Стран вообще редко селились деревнями, ведь на каждую «душу населения», чтобы прокормиться, требовались обширные лесные угодья для охоты. Древнескандинавскому поселению точнее всего подходит название «хутор». как правило,, где-нибудь в укрытом от ветра солнечном месте на берегу морского залива стоял всего один большой дом (подробнее в разделе «Дом и быт»), окруженный хозяйственными постройками и непременными сараями для лодок и корабля. А в доме жила опять-таки всего одна семья.
 
    Однако эта семья совсем была непохожа на ту, к которой мы так привыкли в нашей современной жизни: мать, отец, один – два ребенка.
     В древности, во-первых, все поколения семьи жили обыкновенно под одной крышей, да еще где-нибудь неподалеку находилось семейное кладбище, так что в жизни семьи незримо принимали участие и давно умершие предки. Во-вторых, детей рождалось гораздо больше, чем теперь. Еще в XIX веке, в условиях единобрачия, десять и более детей было обычным явлением. А в эпоху викингов богатому и состоятельному мужчине не считалось зазорным приводить в свой дом столько жен, сколько он мог прокормить. Представьте себе такой дом, в котором живут четверо-пятеро братьев с женами, детьми, родителями, бабушками, дедушками, дядями, тетями, двоюродными, троюродными… Немало получается?
 
    Каждый человек, живший в такой семье, ощущал себя в первую очередь не ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬЮ со своими собственными запросами и возможностями, как теперь. Он рассматривал себя главным образом как ЧЛЕН РОДА. Он казался себе частичкой единого тела, единой души. Он мог назвать своих предков на несколько столетий назад и подробно рассказать о каждом из них. И он знал, что о нем самом будут помнить через несколько веков, — с гордостью или, может быть,  со стыдом. Знакомясь и называя себя, всегда добавляли: сын такого-то, внук и правнук такого-то. Без этого имя было не имя: люди сочли бы, что человек, не назвавший отца и деда, что-то скрывает. Зато уж, услышав, какого ты рода, люди сразу решали, как к тебе относиться.
 
    Каждый род имел вполне определенную РЕПУТАЦИЮ. В одном люди исстари славились честностью и благородством, в другом встречались мошенники и задиры: значит, повстречав представителя подобного рода, следовало держать ухо востро.
Человек знал, что при первом знакомстве его будут оценивать так, как того заслуживает его род. С другой стороны, он и сам чувствовал ответственность за всю большую семью. За одного набедокурившего расплачивался весь род!

«Родственниками не рождаются…»

 Немного отступим от темы и рассмотрим одну, несомненно, интереснейшую тему, которая вплотную подведет нас к той причине, по которой мирный, не воинственный, обыватель древней Скандинавии, бонд, становился морским воином и разбойником, викингом.

    Изучение древних сказаний и, более того, наблюдения за жизнью различных племен, обитающих в труднодоступных районах Земли, подвели ученых к странному, на современный взгляд, выводу: в условиях родового строя РОДСТВЕННИКАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ.
    Оказывается, прежде чем стать настоящим членом семьи и обрести в ней обязанности и права, новорожденный малыш должен был еще «доказать» свое право на это. Древние люди считали необходимым убедиться, что ребенок – СВОЙ. Что он вообще человек.
    По их мнению, беременной женщине угрожало множество магических опасностей. В частности, считалось, что злые силы способны похитить будущего ребенка прямо из материнского чрева и заменить его своим детищем – никчемным, злобным созданием. Кто же мог по достоинству оценит новорожденного? Конечно, Высшие Существа, которым поклонялось данное племя.
 
    В дальнейшем будет неоднократно упоминаться о ТОТЕМЕ – волшебном звере, которого тот или иной род считал своим предком. Зверя соответствующей породы (оленя, волка, лисицу…) иногда приручали и держали в деревне. Ему-то в древнейшие времена и показывали младенца. Если зверь относился к малышу благосклонно, тому предоставлялась возможность жить, расти и взрослеть. Если же нет – ребенка могли и убить.
    Позже живых «тотемов» заменили изваяния Божеств, у которых испрашивали знамения. А еще позже функции божественных предков были возложены на… ПРЕДВОДИТЕЛЯ РОДА. В частности, у скандинавов времен викингов именно ему надлежало решать, оставить ребенка или приказать его «вынести» и покинуть где-нибудь в ямке на волю стихий, диких зверей и милосердных прохожих.
    Должно заметить. что ко временам викингов судьба ребенка определялась уже не магическими, а экономическими обстоятельствами (допустим, ребенок родился в разгар жестокого голода). Кроме того, детей «выносили» исключительно редко и, по выражению древней хроники, «никто не считал, что это хорошо».

Взаимоотношение личности и рода

    Зададимся вопросом:  легко ли было жить в большой семье или не очень?
 
    В таком роду никогда не бывало ни всеми позабытых детей, ни брошенных стариков. Когда у кого-то случалась беда, родня – даже самая дальняя – готова была прийти на выручку. Отстроить сгоревший дом, поделиться имуществом и богатством, помочь отбиться от врагов, заступиться за обиженного. В древней Скандинавии случалось даже так, что суд решал спорное дело в пользу того, кто приводил с собой больше родни. И даже не потому, что родня являлась на суд с оружием. Просто, если столько человек пришло с тобой — стало быть, ты того стоишь.
    Зато в любой ситуации человек должен был действовать так, как будет лучше для рода. А свои личные интересы соблюдать только потом. Такое общество, в котором безраздельно властвует род, ученые называют ТРАДИЦИОННЫМ. В таком обществе веками накапливались традиции – те взгляды, понятия, идеи, обычаи, которые на протяжении столетий помогали обществу выжить. Так вот, если хорошенько присмотреться к любой древней традиции, окажется, что она совершенно четко нацелена на выживание рода. Никакого «индивидуализма» традиционное общество не признает. И, поскольку человечество не вымерло, значит, большую часть подобное положение устраивало. Этакий муравейник. Погиб муравей — кому какое дело, главное – муравейник выжил.
 
    Что из этого получалось?
    Самый бросающийся в глаза пример. Два рода, жившие рядом по соседству, решили объединить свои усилия, вместе отправляться на охоту или в море за рыбой, или отбиваться от врагов, — самым естественным казалось скрепить союз родственными отношениями. А тут в одном роду взрослый парень, в другом – девушка, род просто приказывал им жениться! Никаких » люблю – не люблю»! Какие мелочи, если речь идет о благополучии рода! Стерпится – слюбится…
    Плохо это или хорошо? По современным меркам – плохо. Некоторые опять заведут старую песню о варварских временах… А по меркам того общества? Мерить древних людей современными мерками просто нельзя.
    И таких примеров множество. И, как водиться, большинство себя переламывало, склонялось перед авторитетом традиций и уступало. Еще бы! Иначе человеку придется уйти из рода, а это тогда означало гибель либо плен и рабство. Весьма незавидное будущее.

    Итак, вот мы и подошли к причине, по которой чаще всего люди становились вольными морскими воинами.

    При конфликте с интересами рода находились и такие, для которых уход не был автоматически пропуском на тот свет. Это были самые бесшабашные, сильные и решительные. И вот они то и становились ВИКИНГАМИ.

Мирные обыватели и отважные бунтари

    Род – наиболее древняя форма общественного устройства и, как пишут ученые, едва ли не наиболее живучая и прочная. Однако род – это всего лишь частный случай ГРУППЫ, членом которой может быть либо не быть человек.
    Понятно, что человек, являющийся членом устойчивых и сильных групп, и сам чувствует себя морально и материально защищенее и увереннее, но кое в чем не свободен. Ему приходиться выполнять массу обязанностей, далеко не всегда приятных, зачастую – сдерживать свои личные порывы.
    Вот и выходит деление на две группы людей: тех, кто работает на остальное общество и что-то получающих взамен,  и тех, кто не желает подчиняться правилам и признавать над собой какой-либо власти и быть «самому себе головой».
    И очевидно также и то, что в условиях «мирной жизни» первым жить легче. Ну а про вторых пишутся приключенческие романы, складываются саги и легенды, их упоминают в хрониках и летописях…
    Очевидно и то, что обществу, и не только древнескандинавскому, а и современному, нужны были и те, и другие. Так как при абсолютном проценте первых общество скоро потеряло бы способность меняться, остановился бы прогресс, никто никогда не открывал бы новые земли, технологии, не ломал бы отжившие обычаи и традиции. Скучно… А при главенстве вторых – анархия, беззаконие и прочие блага… Нужны были и те и другие, как нужны и по сей день.
    Кстати, надо отметить одну очень интересную деталь: что происходит с «вольницей» бунтарей, когда они отделяются от рода и собираются в целях элементарного выживания вместе. Кто-то неизбежно становиться вожаком (как правило, тот, у кого качеств и задатков бунтаря больше, чем у всех остальных), вокруг него образуется некий совет «дружины», а когда приходиться взяться за оружие (а таким людям приходиться часто, иначе на что жить?), то выясняется еще и то, что необходима строгая воинская дисциплина. Вот и появляется новый «род», только замешанный не на семейных отношениях, а на воинском побратимстве…
    Собираясь вместе, эти люди объединялись, выбирали себе вождя, «хёвдинга»,  рано или поздно добывали корабль (разными методами, причем надо отметить, что построить корабль считалось не менее почетным, чем отбить в честной схватке) и отправлялись в походы.
    Вот таких людей и называли ВИКИНГАМИ. И становиться понятно, что и народ скандинавский кровожадностью не отличался, не отличались и «ушедшие из рода»… Просто жить было надо всем, а если сеять ячмень и ловить рыбу изо дня в день было невмоготу, то и отправлялись воевать и торговать.

    ЭПОХОЙ ВИКИНГОВ историки называют период с конца VIII по конец XI века нашей эры, потому что вся жизнь тогдашней Европы – да и не только Европы – проходила «под знаком» постоянных набегов воинов из северных стран.

 

  Прежде, в древние времена, устройство вселенной представляли по-разному. Не явились исключением и древние скандинавы.  Итак, мифы о создании вселенной и о девяти мирах…

    «…Что было в самом начале времен, не знают ни Люди, ни Боги. Тогда ведь еще не родился никто, способный запомнить. Быть может, дети Муспелля могли бы поведать кое о чем, ведь их мир, как говорят, появился раньше других — но не много найдется охотников беседовать со свирепыми Сынами Огня. В их стране все горит, все охвачено пламенем. Нет туда доступа никому, кто там не рожден и не ведет оттуда свой род. Да еще сидит на краю Муспелля Великан Сурт, дочерна обуглившийся от жара, и огненным мечом грозит каждому, кто пожелает войти… Злая страна!
    Сказывают, в начале времен не было ночи и дня, Солнца, звезд и Луны; не было холодного моря и заснеженных гор; зеленых лугов и прозрачных рек, звенящих по перекатам. Одна только Мировая Бездна Гинунгагап. И если на крайнем юге ее негасимо горело страшное пламя, то на севере, на самом дне, царил мрак и вечный мороз. Эта страна называлась Нифльхейм – Темный мир. Только один источник не поддавался морозу – родник Кипящий Котел. Но мало доброго может родиться во тьме, и вода источника была ядовитой. Злые реки текли из Кипящего Котла по всей бездне: Свёль – Холодная, Сюльг – Глотающая, Ульг – Волчица и еще другие, не лучше. Когда они отдалились от источника, широко разлились и начали замерзать, яд выступил наружу росой и его прихватило морозом. Сделался иней и стал слой за слоем заполнять бездну Гинунгагап.
 

    Так летели века: снизу, из Нифльхейма, шел холод и угрожала свирепая непогода, но чем ближе к Муспелльсхейму, тем больше делалось тепла и света. Иней встречался с теплом, таял и стекал каплями вниз. И наконец эти капли ожили, и возникло самое первое существо – Великан Имир. Он ворочался в Мировой Бездне, не зная, куда себя деть, не ведая, зачем живет. У него не было жены, сын с дочерью возникли из капель его пота, когда он вспотел однажды во сне. От них пошло исполинское племя – Хримтурсы, инеистые Великаны. Первые Великаны родились злыми и глупыми; это оттого, что капли талой воды, давшие жизнь роду Имира, были напоены ядом. Говорят, до сих пор есть у них потомки на свете. Иногда поэты зовут их «хладноребрыми» – это оттого, что нет в них настоящей живой жизни, есть только желание рушить и убивать… Но есть и такие, кому в кровь попало меньше яда, или яд рассеялся с течением поколений, а может, иным Великанам попросту надоела злоба и глупость – некоторые стали добрыми и гостеприимными, и с ними дружат Боги и Люди.
 

    Когда появился Имир, с ним возникла корова Аудумла; и, верно, неплохо доилась эта корова, если достало ее молока  на прокорм Великану. Аудумле негде было пастись. Она лизала соленые камни и к исходу третьего дня вылизала из них новое существо, тоже во всем подобное человеку, хоть и не такое большое, как Имир. И вовсе не злобное.
    От него пошло славное племя Асов, вот почему его называют Бури, то есть Родитель. Говорят, он был хорош собой, высок и могуч. Он назвал своего сына Бор – Рожденный. Бор взял в жены дочь доброго великана, и родились у них дети – Один, Вили и Ве.
 

    Немало пришлось потрудиться сынам Бора, братьям – Богам: сразились они против злобного Имира, и говорят, будто множество Великанов утонуло в его крови, когда он наконец пал. Братья кинули тело Имира в самую глубину Мировой Бездны и сделали из нее землю, а из крови – озера, реки, моря. Кости Имира стали горами, из осколков костей и зубов вышли скалы и валуны – недаром они до сих пор торчат из воды, норовя пропороть днище доверчивому кораблю… Из черепа Имира Боги построили небосвод, а мозг бросили в воздух и сделали облака – вот почему так коварны темные тучи, грозящие то метелью, то градом. Потом Боги взяли сверкающие искры, что летали кругом, вырвавшись из пламени Муспелля, и прикрепили их к Небу. Так получились неподвижные звезды. Другим искрам Боги позволили летать в поднебесье, но каждой назначили место и уготовили путь.
    Между тем в мертвом теле Имира завелись черви; Боги наделили их разумом и дали обличье, сходное с человеческим, от них пошел род Карликов – Двергов. Они до сих пор живут под землей и внутри скал и бояться солнечного света, потому что он превращает их в камни. Карлики невелики ростом, но очень сильны. Так сильны, что четверым из них Боги доверили поддерживать небо там, где оно всего ближе к Земле. Эти Карлики стоят по четырем углам света, их так и зовут: Аустри, Нордри, Вестри и Судри – Восточный, Северный. Западный, Южный.
    Земля получилась округлая, а кругом нее глубокий Океан. Что там за ним? Древняя бездна Гинунгагап, куда обрываются море и суша и где по-прежнему нет жизни и света, лишь звездные искры Муспелля да вековой холод Темного мира? Или, может быть, там другие Вселенные, устроенные другими Богами? И кажеться Людям, что беспределен тот Океан и нельзя его переплыть…
    Из волос Имира возникли деревья и травы, и зазеленела Земля, начали ее заселять звери и птицы, в воде завелись рыбы, по сырым местам змеи да ящерицы.
 

    И вот однажды шли сыновья Бора – Один, Вили и Ве – берегом моря и увидели два дерева: могучий ясень и рядом гибкую иву.
    — Слышите, братья, как шумят они на ветру? – сказал задумчиво Один. – По-моему, этим двоим скучно стоять здесь среди       камней. Вот бы им еще румянец жизни, дыхание да судьбу.
    — Если бы они могли ходить и разговаривать, как мы, — сказал Вили. – Поглядеть бы, что из этого выйдет!
    — Мы станем сильней, если нам начнут поклоняться, — сказал Ве, первый жрец.
    Поразмыслили Боги, а потом взяли деревья и вырезали из них Людей. Один, старший из братьев, дал им душу и жизнь, Вили – разум и движение, а Ве наделил пригожим обликом, речью, слухом и зрением. И дали мужчине имя Аск, то есть Ясень, а женщине имя Эмбла, что значило Ива. Вместе с именами Боги подарили людям одежду – вот откуда пошел обычай дарить что-нибудь, нарекая имя или прозвание.
 

    Тогда, говорят, юные Боги взяли веки Имира и огородили ими середину Земли, потому что по берегу Океана и в неприступных горах позволено было жить Великанам, и следовало Людей от них защитить. Так был огорожен Серединный Мир, Мир Людей, и оттого зовется он Мидгард – «то, что огорожено». А Великанов называли Турсами, Хримтурсами или Йотунами, и поэтому их мир зовется Йотунхейм, а иногда еще Утгард – «то, что за оградой». Там чужая, враждебная Людям земля, никогда не знавшая семени и сохи. Там бродят людоеды – Тролли и страшные, покрытые инеем Великаны – кто в шкуре волка, кто в чешуе змеи, кто в оперении орла…
    Себе Боги отвели место на Небе и назвали свой мир Асгард – крепость Асов, потому что асами звалось племя первых Богов. Другие Боги, племени Ванов, стали жить в мире Ванахейм. Карлики – Дверги, обитатели подземелий, взяли себе Нифльхейм – им с их огнедышащими кузнечными горнилами никакой мороз нипочем. Карлики неплохо обжились в Мглистом Краю, начали рыть подземные ходы в Мидгард и появляются, говорят, порою даже в Асгарде.
    Когда родились существа, прозванные светлыми и темными Альвами, те и другие тоже получили свои миры. А когда в жизнь вошло зло и начали умирать Люди и Боги – появился Мир мертвых, угрюмый Мир Хель…
 

    По середине вселенной Боги вырастили дерево, чтобы оно пронизало собой все девять миров и связало их воедино. Это дерево – ясень, и говорят, что нет равных ему по мощи и красоте. Зовется он Иггдрасиль, что значит «конь Игга». Игг — «Ужасный» — это одно из прозвищ Одина. Проросло оно из нижних миров, ствол поддерживает Мидгард Людей, а крона – выше небес, и, если нужно кому путешествовать между мирами, нет лучшей дороги…»

    Приблизительно так и представляли себе древние скандинавы устройство мира и появление в нем разнообразных народов, о которых говорилось выше.
 

 

vikinghistory.narod.ru

Ответы@Mail.Ru: Каково происхождение слова «викинг»?

Для англосаксов викинги были «язычниками» , «датчанами» или «северными людьми» . Термин «викинг» едва ли употреблялся за пределами Скандинавии (хотя некоторыми учеными высказывалось предположение, что само слово происходит от саксонского wic — военный лагерь) .

Франкские источники называют хищников из-за моря nordmanni (северные люди, отсюда — норманны) . Германские летописцы дают им название ascomanni; происхождение этого термина туманно. Некоторые ученые полагают, что загадочное слово происходит от норманнского названия ясеня — ash; из него, мол, строились корабли викингов; но на самом деле большинство варяжских судов было сделано из дуба.

Испанские мусульманские источники называют воинственных северян а1-madgus (языческие колдуны, по другой трактовке — огнепоклонники) ; славянские — рус (возможно, от Rotsi — финского названия Швеции) .

Византийцы знали их, как rhos (от греческого прилагательного «красный» , возможно, пришедшего грекам на ум из-за красноватого цвета обветренных лиц мореплавателей) или varangoi (вероятно, от древнескандинавского var — обет; у северных воинов был обычай давать друг другу обет преданности) . Очевидно, что слово varangoi могло легко превратиться в «варяги».. .

Одни лишь ирландцы, которые вообще-то называли викингов lochlannach (северяне) или gaill (чужие, чужестранцы) , пытались различать пришельцев по национальности, именуя, соответственно, норвежцев finn-gaill — белые чужестранцы, а датчан — dubh-gaill, черные чужестранцы. Летописцы же других стран использовали термины «датчане» , «норвежцы» и даже «шведы» , как взаимозаменяемые.

Например, Адам Бременский в 1075 году пишет: «Датчане и шведы, которых мы называем норманнами… » Он также объясняет, что «датчане, шведы и другие народы Дании (в том числе норвежцы) называются норманнами» . Поэтому, когда англосаксонская летопись упоминает викингов из Dene или Dani, это не следует рассматривать, как доказательство их происхождения именно из Дании.
Действительное происхождение слова «викинг» невозможно установить с полной точностью. Постоянно растет число ученых, считающих верной теорию происхождения термина от vic (узкий залив, фьорд, бухта) ; викинг, мол, это прежде всего пират, прячущийся в труднодоступной бухте.

Другие производят слово «викинг» от Vik — географического названия области в Норвегии или от vig (битва) — но последнее маловероятно с точки зрения фонологии. Третьи приводят, как смысловой источник, глагол vikja (двигаться, отворачиваться) ; это-де характеризует воина-викинга «обходящим» , совершающим боевой маневр.

Но в скандинавских письменных источниках словом viking на самом деле обозначают понятие пиратства или пиратского набега; человек же, участвовавший в таком набеге, назывался vikingr.

otvet.mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.