Первый в мире броненосец Манассас

Битву у Хэд-оф-Пасса можно назвать одним из самых бескровных сражений в мировой истории, поскольку в ней с обеих сторон не было ни одного убитого или раненого. В этом сражении конфедераты пытались уничтожить или, хотя бы, отогнать флот юнионистов, который блокировал их кораблям выход из Миссисипи в Мексиканский залив. Основные надежды возлагались на считавшийся неуязвимым "Манассас", но он их не оправдал.
Броненосцу удалось таранить флагманский корабль северян - винтовой шлюп "Ричмонд" и проломить борт, однако удар не привел к гибели судна, так как он пришелся на заполненный угольный бункер. Уголь воспрепятствовал проникновению воды в трюм, корабль остался на плаву и даже не потерял боеспособности. А второго удара не последовало, поскольку при первом у "Манассаса" отвалился таран. После этого броненосец сделал по противнику несколько выстрелов из пушки, ни разу не попав, а в конце концов из-за неудачного маневрирования - налетел на отмель и застрял, повредив винты.
Тем временем, канонерки южан столь же безрезультатно вели перестрелку на больших дистанциях с кораблями северян, пока у обеих сторон не иссякли боеприпасы. На этом битва закончилась. "Манассас" стащили с грунта и увели на буксире в Нью-Орлеан, где он простоял в ремонте до весны. Следующая битва 24 апреля 1862 года у форта Джексон оказалась для него последней. 25-миллиметровая броня не выдержала попаданий снарядов из тяжелых 68-фунтовых и 70-фунтовых орудий северян. "Мансассас" получил несколько сквозных пробоин, на нем начался сильный пожар, и капитан, видя, что корабль обречен, приказал рулевому посадить его на мель, а команде - прыгать за борт. Так закончилась короткая боевая биография первого броненосца Западного полушария.

Рисунок 1904 года, автор которого почему-то решил изобразить "Манассас" однотрубным. Непонятно, на чем он основывался, однако в дальнейшем именно эта картинка стала "каноничным" изображением "Манассаса", которое присутствует во многих корабельных справочниках и монографиях. а заодно и в "Википедии".

fishki.net

Первый броненосец в мире

Подробности
Подробности
Просмотров: 2135

Во времена парусного военного флота мощь любой флотилии оценивалась по количеству пушек на палубах кораблей, входивших в её состав. Однако с развитием технологий стал доступен и другой способ повысить боеспособность флота – это сделать борта боевых кораблей непробиваемыми для пушечных ядер, оснастив их броней. Так появился первый броненосец. Когда же это произошло?

 

Идея применить металлические листы для увеличения обороноспособности корабля впервые была реализована корейцами во время борьбы с японскими захватчиками в 1522 году. Они установили толстые железные щиты вдоль бортов и на палубе парусника «Кви нун», и это позволило корейским лучниками быть недосягаемыми для стрел противника. Но, разумеется, настоящим первым броненосцем «Кви сун» назвать нельзя.

Считается, что первый в мире боевой корабль, сделанный полностью из металла, построили русские рабочие на Балтийском заводе в 1861 году. Это была канонерская лодка, называлась она «Опыт» и предназначалась она для защиты российских морских границ в Финском заливе.

«Опыт» оказался удачным и в 1872 году русские кораблестроители спустили на воду первый русский броненосец «Петр Великий». Это был первый крупный в мире эскадренный броненосец и вообще, первый настоящий броненосец (хотя англичане с этим не согласны). «Петр Великий» имел толщину брони от 203 до 356мм, 20 орудий на борту и, имея водоизмещение 9665 тонн, мог развивать скорость до 14 узлов.

Неоспоримый рекорд англичан – это постройка первого броненосца с толщиной брони 600 миллиметров. Построен он был немного позже «Петра Великого» и назывался «Несгибаемый». Этот рекорд мощи брони непревзойден до сегодняшнего дня.

ПЕРВЫЙ В МИРЕ ВЕРТОЛЕТ

 

  • < Назад
  • Вперёд >

vse-fakty.ru

Первые броненосцы.Начало эпохи брони и пара.

 Батарейный броненосец “Уорриор”, Англия, 1861 г.

Заложен в 1859 г., спущен на воду в 1860 г.
Водоизмещение 9140 т, длина наибольшая 128 м, ширина 17,8 м, углубление 7,9 м. Мощность машины 5300 л. с., скорость хода 13,5 уз.
Бронирование (кованое железо): пояс по ВЛ — 114 мм, траверзы 114 мм.
Вооружение (на 1867 г.): четыре 203-мм и двадцать восемь

179-мм нарезных дульнозарядных орудий, четыре 20-фунтовых казнозарядных орудия.
Построено 2 единицы: “Уорриор” и “Блэк Принс” (1862).

Уорриор сохранился до сих пор. Действует в виде музея. 

http://klaaz.livejournal.com/92798.html .

Кому-интересно-фото сохранённого Уорриора. 

 

 Батарейный броненосец “Gloire” (“Глуар”), Франция, 1860 г.

Заложен 1 мая 1858 г. в Тулоне, спущен 24 ноября 1859 г., вступил в строй в июле 1860 г. В 1869 г. прошел ремонт и перевооружение , в 1879 г. исключен из списков, разобран в 1883 г.

Вооружение: тридцать шесть 164-мм дульнозарядных нарезных орудий. С 1860 г. — 6 240-мм и 2 194-мм дульнозарядных нарезных орудий, расположенных в бортовой батарее.
Экипаж: 570 человек.
Всего построено 3 единицы. 

 

А почему их, собственно, так долго не строили?

Идея защищать «мягкое» и легковоспламеняемое дерево металлом известна в военном судостроении очень давно, по крайней мере – со времен античности. Уже тогда, в Сиракузах, что на Сицилии, для тирана Дионисия была построена триера «Артемис», передняя надстройка которой была обшита медными листами – разумеется, не для защиты от снарядов (в то время на судах уже использовались метательные машины – катапульты и баллисты), но от зажигательных стрел.

В 1592г. корейский флотоводец Й-сун, готовясь к отражению японского вторжения, приказал изготовить судно-«черепаху» («кобуксон»), борта и палуба которого были покрыты металлическими листами. Благодаря своим «черепахам» корейцы разгромили японский флот и отстояли свою независимость. «Кобуксоны», по сохранившимся данным, имели водоизмещение порядка 300 тонн и вооружались 16 орудиями калибра 190мм (вес ядра – 50 фунтов) по бортам и четырьмя более легкими пушками в оконечностях. В движение они приводились либо 18 парами весел – в отличии от европейских галер весла этих судов входили в воду вертикально и гребля ими представляла собой серию достаточно замысловатых манипуляций, либо, при благоприятной погоде, парусами-циновками, поднятыми на двух невысоких мачтах. Управление этими парусами осуществлялось при помощи веревок через специальные люки в палубе – чтобы не подвергать людей опасности. Корпус они имели тупоносый, бронирование осуществлялось привинченными к бортам и палубами бронзовыми пластинками, причем палубные пластинки еще имели и острый шип – чтобы противнику было труднее захватить судно абордажной атакой.

По историческим данным, броня «кобуксонов» выдерживала даже обстрел из осадных орудий. В последней, хотя и победоносной, битве с японцами Й-Сун погиб, и гребные броненосцы более в Корее не строились: не было нужды, не было более и такого изобретателя-энтузиаста, каким, чувствуется, был Й-Сун, да и низкая мореходность и тихоходность этих плавучих батарей не внушали, очевидно, оптимизма его последователям на посту командующих корейским флотом…

Испанцы в 1782г., готовясь к штурму Гибралтара, соорудили несколько плавучих батарей, борта которых были защищены медными листами и пробковыми щитами. Кроме того, эти суда оснастили специальными помпами, которые обливали толстые деревянные борта водой – чтобы те не возгорались от каленых ядер. Правда, все эти ухищрения ни к чему толковому не привели, и испанцы в очередной раз потерпели сокрушительное поражение.

Таким образом, несмотря на относительную простоту и видимую осуществимость идеи бронирования, на протяжении тысячелетий она не получала распространения. Впору задаваться не вопросом:

«Почему люди только в середине позапрошлого столетия догадались бронировать корабли в массовом порядке?», а вопросом «Почему они раньше этого не начали делать?»

И ответ на этот вопрос чрезвычайно прост: не было смысла.

1. Деревянный корабль, при всей его кажущейся уязвимости, обладал, благодаря использованию конструкционного материала с плотностью меньше плотности воды, отменным запасом плавучести и чрезвычайной устойчивостью к обстрелу сплошными ядрами. Достаточно сказать, что, к примеру, в Наваринском бою (1827г.) русский линейный корабль «Азов» получил 153 попадания и при этом до конца боя сохранял боеспособность. Годом позже маленький русский бриг «Меркурий» (20 орудий) подвергся нападению двух турецких кораблей, имеющих суммарно более 180 орудий, выдержал продолжительный обстрел и самостоятельно возвратился на базу.

То есть на протяжении большей части истории военных судов бой между ними мог быть приведен к решительному исходу либо абордажем, либо при помощи брандеров.

2. Деревянный корабль достаточно дешев. С этой точки зрения, его легко заменить. Покрытие его броневыми плитами на порядок увеличивало стоимость, существенно не улучшая боевых качеств: артиллерия вплоть до XIX века еще не играла настолько фатальной роли. В то же время из-за увеличения веса корпуса маневренность, скорость и мореходность бронированного корабля резко ухудшилась бы, что превращало его в легкий объект для абордажной атаки.

3. В 1822г. в Англии было построено первое судно с железным корпусом «Аарон Менби». Опыт плаваний этого корабля показал перспективность железного судостроения, что дало толчок разговорам о неминуемом и скором появлении бронированных судов. Слухи о появлении подобных проектов во Франции, США и других странах все чаще достигали Великобритании – тогдашней «владычицы морей», весьма ревностно относившейся к первенству своего флота.

Обеспокоенные этими слухами, англичане решились на дорогостоящий эксперимент: обшили борта старого шлюпа «Саймум» листами железа общей толщиной 25,4 (1 дюйм; 4 слоя по 6,35мм), и обстреляли его из обычных корабельных 32-фунтовых пушек.

Эффект оказался сокрушительным. Ядра не только пробили броню, но рваные куски раздробленного железа настолько изрешетили все внутри шлюпа и выглядели настолько устрашающе, что присутствовавший на испытаниях известный английский артиллерийский офицер Г.Дуглас заявил, что предпочел бы получить аккуратную «дырку» от пули, чем рану от такого осколка.

Эксперимент с «Саймумом» на некоторое время поставил крест на идее бронированных судов.

Революция в корабельной артиллерии как стимул введения бронирования на судах

Проекты повышения эффективности гладкоствольной артиллерии, стреляющей сферическими ядрами, известны достаточно давно. К примеру, еще в XVI веке изобретатель логарифмов шотландский ученый Нэпир мучался идеей о том, как заставить ядро, после попадания в борт корабля, менять траекторию, «метаться» по судну, полнее расходуя свою кинетическую энергию. Но более реальной оказалась идея использования разрывных снарядов. Правда, и на этом пути предстояло преодолеть ряд препятствий: пустотелый сферический снаряд с легкостью мог быть раздавлен пороховыми газами еще при выстреле. Выход был найден в укорочении орудийного ствола. Так, в XVII веке появились мортиры – очень короткоствольные (1,5-2,5 калибра) орудия, стреляющие по навесной траектории. Во второй половине XVIII века, почти одновременно в России и в Англии, появились единороги и карронады – короткоствольные орудия, способные стрелять настильно разрывными бомбами. И единороги, и карронады сотнями поставлялись на флоты, но в реальности стреляли они, также, как и пушки, сплошными ядрами: промышленность того времени была просто не в состоянии обеспечить сотни корабельных орудий разрывными снарядами, каждый из которых стоил в 20-25 раз дороже, чем обыкновенное ядро.

В 1819г. французский инженер Пексан разработал конструкцию крупнокалиберного (220мм) орудия, способного стрелять по настильной траектории тяжелыми бомбами. Такое орудие могло считанным числом попаданий вывести из строя практически любой деревянный корабль. Новинка Пексана произвела такое впечатление, что аналогичные орудия принимаются на вооружение во всех флотах мира: в Англии – калибром 203 мм (8 дюймов), в России – 216 мм (8,5 дюймов). Такие орудия стали называть «бомбическими». Причем в России, начиная с 1847г., на Черном море начинается строительство линейных кораблей («Париж», «Великий князь Константин»), гондек которых полностью был оснащен такими орудиями взамен стандартных для русских линкоров того времени 36-фунтовок.

В 1849г., во время Датско-Прусской войны, береговая батарея прусских бомбических пушек нанесла серьезные повреждения двум крупным датским кораблям – линкору «Христиан III» (84 пушки) и фрегату «Гефион» (48 пушек). И хотя погибли эти суда от начавшихся на них пожаров, вызванных попаданиями каленых ядер, участие в этом бою бомбических орудий сыграло для них роль хорошей рекламы. Еще более сильный импульс нововведениям в морском деле дала Крымская война 1853-1856гг. Уничтожение русской эскадрой, в состав которой входили «Париж» и «Великий князь Константин», отряда турецких кораблей при Синопе, тяжелые повреждения англо-французского флота при бомбардировке Севастополя, - все это вплотную поставило вопрос о создании бронированных кораблей.

Эта тема стала тем более актуальна в виду стремительного роста калибров бомбических орудий – в Англии – до 254 мм (10 дюймов), в России появились единороги и бомбические пушки калибром 245 мм и 273 мм; в США начиная с 1856г. закладывается серия крупных (порядка 4600 тонн) фрегатов, несущих до 40 исключительно бомбических орудий калибром от 203 мм до 254 мм, а в 1857 г. была заложена гигантская (порядка 5,5 тыс. тонн) «Ниагара», вооруженная 279 мм (11 дюймов) орудиями.

Механическая революция: паровая машина приходит на корабли.

Использование энергии пара для целей механики известно с глубокой древности. Еще во времена античности сиракузский ученый Гиерон построил макет двигателя внешнего сгорания, представляющего собой пустотелую сферу, закрепленную на оси, и снабженную наклонными патрубками, расположенными в плоскости, перпендикулярной указанной оси. При нагреве сферы вода, залитая в нее, закипала, пар вырывался через патрубки и создавал реактивную силу, приводящей котел-сферу во вращение.

Со второй половины XVII века на каналах в Англии и Франции для буксировки барж использовались установленные на берегу цилиндры с ходящими внутри них поршнями, которые приводились в движение давлением поступающего в цилиндры пара.

Наконец, в 1784г. английский механик Джеймс Уатт создал первую действующую паровую машину современного типа. Проекты использования этого устройства как силовой установки для судов не замедлили появиться. В 1806 году американец Роберт Фултон построил первый успешно прошедший испытания пароход («Клермонт»; правда, машину для него поставили из Англии). Судно имело длину 40,5м, ширину 3,96 м и мощность машины порядка 20 номинальных лошадиных сил. В 1812г. Фултон создает для флота США первый в истории боевой пароход «Демологос». Это был очень крупный для своего времени (более 2000т водоизмещения) корабль, устроенный в виде катамарана. В одном из его корпусов размещалась паровая машина, в другом – запас угля для нее, колесо располагалось между корпусами, и было, таким образом, надежно защищено. Машина мощностью порядка 120 л.с. позволила во время одного из переходов развить кораблю скорость 5,4 узла. «Демологос» вооружался 20-ю 32-фунтовыми орудиями и имел необычайно толстые борта из крепкого дуба – до 1,5 метра! предполагалось, что ядра тогдашних пушек не смогут пробить такую преграду.

Шла Англо-Американская война, и «Демологос» предназначался для обороны гавани Нью-Йорка; правда, поучаствовать в боевых действиях ему не довелось. После окончания войны он использовался как плавучий пороховой склад и погиб от пожара и последовавшего взрыва.

Начиная со второй половины 20-х годов XIX столетия строительство паровых судов – шлюпов, корветов, фрегатов – для военных флотов становится заурядным делом. Причем если вначале в качестве движителя использовалось гребное колесо, то, начиная с 40-х годов – все в большей мере более удачный вид движителя – винт; переход от гребного колеса к винту позволил заодно и увеличить протяженность бортовой батареи судов – на колесных пароходах гребное колесо и его кожух заметно ограничивали пространство для размещения пушек.

В 1847г. англичане впервые установили паровую машину на линейном корабле – 74-пушечном «Бленхейме»; под парами это судно могло развить порядка 6,7 узлов. Опыт оказался удачным и вскоре в Англии и ее извечной сопернице Франции начинается строительство винтовых линкоров. Особо отличились в этом деле французы: в 1849г. они спустили на воду 90-пушечный линкор «Наполеон» (5047 тонн водоизмещения), который показал под парами фантастическую по тем временам скорость в 13,5 узлов!

Итог: ко времени Крымской войны и в ее ходе корабли, снабженные паровыми двигателями, показали существенное тактическое превосходство над чисто парусными. Так, серьезное превосходство англо-французов в паровых судах практически парализовало активность русских эскадр и на Балтике, и на Черном море, хотя по численности парусных кораблей русский флот стоял в то время на втором месте, уступая только английскому.

Но, обретя машину, паровые суда утратили одно из прежних своих достоинств: дешевизну. Корабли стали дороги, и на них появилось, что защищать броней: машины, котлы, дорогостоящие бомбические пушки, специалисты для обслуживания всего этого. Наконец, развитие европейской цивилизации к середине XIX века привело к переоценке «человеческого фактора», человек стал «дорог», а военные потери стали восприниматься общественным мнением все более болезненно.

Первые броненосцы.

Первые броненосцы были построены во Франции. Вскоре после первой бомбардировки Севастополя, 5 сентября 1854г., Наполеон III приказал построить пять плавучих батарей водоизмещением около 2000 тонн – «Лаве», «Тоннан», «Девастасьон», «Фудройян» и «Конгрев». Это были деревянные ширококорпусные суда, оснащенные паровой машиной и винтовым движителем. Каждое из них предполагалось вооружить 18 гаубицами Пексана. Памятуя британский опыт с «Саймумом», французы решили обшить их борта очень толстыми по тем временам плитами кованного железа – 100-110мм, палубу – листами толщиной 25 мм.

Из пяти батарей было построено только три; вместо 220-мм гаубиц их решили вооружить более современными 195-мм бомбическими орудиями; причем по специальным рельсам, проложенным по палубе, все орудия могли перемещаться к амбразурам любого из бортов.

Как и ожидалось, первые броненосцы обладали мизерной скоростью – всего 3-4 узла, скверной маневренностью и ничтожной мореходностью. На буксире пароходов осенью 1855г. их отправили на Черное море. Севастополь к тому времени был взят; англо-французский флот господствовал на море и осуществлял диверсии против различных русских портов и береговых крепостей.

Так, во второй декаде октября эскадра под командой французского адмирала Брюэ была отправлена для захвата крепости Кинбурн, имевшей на вооружении 62 пушки и мортиры в каменном бастионе и на земляных укреплениях. В состав эскадры были включены и все три плавучие батареи.

На рассвете 17 октября суда пошли на свои позиции. К 9 часам утра первые броненосцы встали на якоря напротив фортов Кинбурна: «Девастасьон» - чуть менее чем в 900 метрах, «Лаве» – в 975 метрах и «Тоннан» – в 1250 метрах. Перед боем их палубы были дополнительно прикрыты мешками с песком. В 9:06 «Девастасьон» дал первый залп; в течение получаса к нему присоединились две других батареи и канонерские лодки с дальнобойными мортирами, маневрировавшие на значительном удалении. Канонада продолжалась почти 5 часов, в течение какового времени все три батареи выпустили 3177 ядер. Укрепления Кинбурна были разрушены, почти половина береговых орудий уничтожены, потери русских составили 45 убитыми и 130 раненными.

А что же батареи? Потери на них были минимальны. «Девастасьон», стоявший к фортам ближе всего, получил 29 попаданий в бортовую броню – ядра наиболее мощных русских длинноствольных 36-фунтовых пушек оставляли лишь полуторадюймовые вмятины; еще 35 ядер и бомб не смогли пробить его палубу. Внутрь батареи попало только три ядра: одно – через плохо закрытый люк и два – через орудийные порты, убив двоих и ранив 13 человек.

«Лаве» и «Тоннан» получили примерно по 60 попаданий; на «Тоннане» 9 моряков были ранены. Впечатление, произведенное неуязвимостью броненосных кораблей, оказалось настолько сильным, что русский комендант Кинбурна в тот же день сдал крепость.

Из первого опыта применения бронированных кораблей французы сделали правильные выводы: на очереди – строительство реально мореходных броненосцев. Францией в то время правил честолюбивый император Наполеон III – племянник знаменитого Наполеона Бонапарта, захватившего в 1795-1812 годах всю Европу кроме Великобритании и России, и, а конце концов, потерпевшего поражение в борьбе с ними. После поражения России в Крымской войне на повестку дня французской империи естественным образом вставала борьба с Англией – наиболее мощной промышленной державой того времени (до 60% мирового промышленного производства) и обладательницей самого многочисленного флота.

Император понимал, что для победы над «владычицей морей» необходимо качественное превосходство. Будучи не только августейшей особой, но и человеком, живо интересовавшимся различными военно-техническими новшествами, Наполеон III на какие только эксперименты ни шел в поисках антианглийского чудо оружия – вплоть до опытов по постройке гребных судов с носовым тараном по образцу античных триер! Но, в конце концов, рецепт был определен двусложно: броненосцы с нарезной артиллерией!

В ходе Крымской войны нарезное стрелковое оружие продемонстрировало подавляющее превосходство над гладкоствольными ружьями, и естественным образом стал вопрос о создании нарезных пушек. Справедливо предполагалось, что такие орудия будут обладать большей дальнобойностью, точностью стрельбы и, благодаря более тяжелому продолговатому снаряду – большей пробивной и разрушающей силой по цели. В ходе экспериментов в 1855-1857г. французам удалось разработать для флота довольно удачную дульнозарядную нарезную пушку, совпадающую по калибру (164,7 мм) со стандартной 30-фунтовкой – основным орудием французских линкоров и фрегатов.

Ведущий французский кораблестроитель того времени Дюпюи де Лом предлагал строить корабль целиком из железа, но император торопил, и решено было переделать в броненосец один из строящихся деревянных линкоров «Ла Глуар» («La Gloire» – «Слава»). Верхнюю батарейную палубу на нем разобрали, а сэкономленный вес израсходовали на установку 120-100 миллиметровых железных плит, которыми почти полностью покрыли всю надводную часть корпуса. Получился корабль водоизмещением порядка 5600 тонн, со скоростью около 13 узлов, вооруженный 36-ю нарезными пушками калибром 164,7мм.

Вслед за «Ла Глуаром» началась перестройка в броненосцы еще двух деревянных линкоров – «Инвинсибль» («Invincible» – «Непобедимый») и «Нормандия» (назван в честь провинции на сервере Франции). А в следующем 1859г. начинается постройка первого французского железного броненосца «Куронь» («Couronne» – «Корона»). 

Британский ответ

Еще в ходе Крымской войны французы, исходя из того, что борьба с Россией будет долгой и потребует больших затрат, передали чертежи своих броненосных плавбатарей англичанам. По которым те заложили две серии аналогичных кораблей: «Глаттон», «Метеор», «Тандер», «Трасти», а после сражения под Кинбурном – немного более крупные «Этна», «Эребус», «Террор» и «Тендерболт». Первые два из них даже успели попасть на Черное море, но в боевых действиях участия не приняли.

Большого впечатления на военно-морское руководство «Туманного Альбиона» они не произвели: было ясно, что из-за плохих мореходных и скоростных качеств подобные суда для самостоятельных действий не годятся, требуют для обеспечения эскадр все тех же деревянных судов. И потому рассматривались лишь как средство для решения узкспециализированных задач.

Кроме того, англичане провели новые эксперименты и убедились, что железное 68-фунтовое ядро, выстреленное из 203 мм орудия 16 фунтовым зарядом пороха, с расстояния менее 400 метров пробивает и 100 мм броню, и деревянную подложку под ней, а попадание чугунного ядра приводит к растрескиванию броневой плиты.

Умиротворенные своими умозаключениями, лорды адмиралтейства заказали очередную порцию корабельного дуба на миллион фунтов стерлингов (цикл вымачивания и сушки – 20 лет!). И тем большим был эффект от известия о строительстве во Франции «Ла Глуара». Стало ясно, что эру броненосцев отложить не удастся.

Надо отдать англичанам должное: работу над своим первым броненосцем они начали с достойной подражания оперативностью, энергией и продуманностью. Прежде всего, его решено было строить целиком из железа. По мореходности он не должен уступать деревянным судам. Чтобы компенсировать вес брони, водоизмещение было решено увеличить до 9000т, благо новый конструкционный материал это позволял (прочность дерева не позволяла строить суда водоизмещением более 6000-7000т, так как они могли разрушиться под собственным весом).

Правда, забронировать весь надводный борт такого гиганта не представлялось возможным. И англичане решили ограничиться 114-мм броневым поясом протяженностью примерно в 2/3 длины судна с такими же по толщине траверзами (поперечными переборками), и бронированием батареи, также замыкающейся траверзами.

Броневые плиты отличались тщательностью обработки и соединялись друг с другом посредством «ласточкиных хвостов», входящих в соответствующие пазы соседних плит. Можно представить себе, насколько сложной была установка таким образом и подгонка 4-тонных плит, но англичане с этой задачей справились. Правда, считается, что именно из-за трудоемкости этой операции первый английский броненосец задержался со спуском на воду почти на год. Оконечности корабля оставались незащищенными. Поддержание плавучести обеспечивалось разделением трюма на большое количество отсеков и двойным дном на протяжении 2/3 корабля.

При крещении корабль получил название «Уорриор» (“Warrior» - «Воитель»). Так как это было первый броненосец в мире, построенный из железа (французский «Куронь» хотя и был раньше заложен, но вступил в строй позднее), данное обстоятельство дало англичанам право приписать себе первенство в создании «первого истинного броненосца».

Использование железа в качестве конструкционного материала позволило заметно увеличить соотношение длины к ширине по сравнению с деревянными кораблями и придать корпусу острые обводы. В сочетании с мощной машиной это позволило громадному кораблю показать на испытаниях рекордную скорость свыше 14 узлов.

Первоначально «Уорриор» предполагалось вооружить 40 гладкоствольными пушками калибром 68 фунтов, из которых только 26 размещалось за броней батареи, а остальные – в незащищенных оконечностях и на открытой палубе. Но к моменту готовности корабля решено было из 68-фунтовых пушек оставить только те, что стояли за броней на закрытой батарее, а на верхней палубе установить новые нарезные: 2 калибром 178 мм (7 дюймов) – в оконечностях, еще 8 такого же калибра – по бортам, и еще 4 калибром 127 мм, установленные на открытой палубе, предназначались для стрельбы по мелким неприятельским судам, салютов, отражения абордажных партий и т.д. Необходимо сказать, что впоследствии артиллерийское вооружение корабля неоднократно менялось в виду быстрого совершенствования артиллерии в 60-70 годы XIX столетия.

Эксперименты с нарезными орудиями англичане начали едва ли не раньше французов, причем сначала сделали ставку на разработку казнозарядных орудий. В первой половине 60-х годов на вооружение британского флота принимаются нарезные пушки калибром 3,5, 5, 6 и 7 дюймов. Последние обладали неплохими баллистическими характеристиками и могли забросить снаряд весом в 110 фунтов (около 50 кг) на фантастическую по тем временам дистанцию свыше 8000 метров.

«Уорриор» отличался высоким качеством постройки и находился в составе действующего флота и вооруженного резерва очень долго, чуть ли не три десятилетия, а потом использовался в качестве вспомогательного судна. Он был на плаву даже в годы II мировой войны и использовался как блокшив; в настоящее время сохраняется как корабль-музей в Портсмуте.

По образу и подобию «Уорриора» был построен еще один броненосец – «Блэк Принс» («Black Prince» – «Черный Принц», названный в память об английском полководце принце Эдуарде, разгромившем французов в годы Столетней войны при Пуатье). 

Первая гонка вооружений: Франция против Англии.

После закладки в 1858г. четырех броненосных фрегатов (то есть судов с одной закрытой батарейной палубой) французы с присущей им непосредственностью пришли к мысли, что следующим шагом должна стать постройка броненосных линкоров – то есть кораблей с двумя закрытыми батарейными палубами. В 1859г. происходит закладка первой пары таких броненосцев, названных в честь побед в недавно отгремевшей войне с Австрией – «Сольферино» и «Маджента». Водоизмещение их увеличилось более чем на 1000 тонн, количество орудий возросло в полтора раза, но какого-либо качественного рывка не получилось: это были все те же деревянные линкоры, обшитые плитами кованного железа толщиной 110-120 мм, вооруженные все теми же нарезными 164,7 мм пушками и гладкоствольными 195мм. Единственным новшеством стали стальные 14-тонные тараны, выступающие на 3 метра от форштевней новых броненосцев – сказались-таки эксперименты Наполеона III с триерами!

Вся эта броненосная шестерка благополучно строилась, но французы не собирались сбавлять темп, и вскоре после закладки «Ла Глуара» Дюпюи де Лом выступает с грандиозным предложением: построить еще 10 подобных броненосцев всего за полтора года! В конце 1860 г. император утвердил эту программу; правда, с полутора годами вышла накладка: заложенные в 1861-1863гг. "Прованс", «Фландр», «Мананим», «Савойя», «Гиень», «Реванш», «Сюрвейянт», «Валерез», «Эроин» и «Галуаз» вошли в строй только в 1865-1867гг. (прогресс по сравнению с первенцем броненосного судостроения выразился лишь в том, что «Эроин» – единственная из всей серии – имела железный корпус).

Но для англичан это было слабым утешением: в 1862г., когда в строй вошел их второй броненосец «Блэк Принс», французы имели 6 мореходных броненосцев! Соотношение 1:3! Кажется, судьба островной державы зависла на волоске! Так что же англичане?

Отметив основной недостаток «Уорриора» - отсутствие брони в оконечностях корпуса, они исправляют его на заложенном в 1861г. «Ахиллесе», водоизмещение которого вплотную подходит к 10000 тоннам. В том же 1861г. англичане закладывают три еще более крупных броненосца – «Минотавр», «Эджинкорт» (так на английский манер произносится название французской деревни Азенкур, возле которой британцы в годы Столетней войны разбили французов) и «Нортумберленд». Они еще на 1000 тонн крупнее «Ахиллеса» и толщина брони на них увеличена до 140 мм. Чтобы придать им способность двигаться под парусами (высокая автономность боевых судов была одним из основных требований адмиралов империи, разбросанной по пяти континентам, машины же пока обеспечить должную дальность плавания не могли), конструкторы снабдили этих монстров аж 5-ю мачтами. Тем не менее, с момента подъема парусов и до начала движения «Минотавра» проходило порядка 40 минут: понятно, что ходоками под парусами они были неважными, а маневрировали – еще хуже.

Если «Ахиллес» вступил в строй в 1864г., то «Эджинкорт» – только в 1867г., а два последних гиганта – только в 1868г.

Однако, еще в годы постройки «Уорриора» англичане сообразили, что подобные корабли, во-первых, слишком дороги, и, во-вторых, Британия, при всей ее индустриальной мощи, строя подобные гиганты, не скоро обгонит Францию по числу броненосцев. Поэтому сразу после первой пары кораблей типа «Уорриор» англичане закладывают еще одну пару линкоров меньшего водоизмещения – «Дифенс» и «Резистенс» («Защита» и «Сопротивление»), примерно совпадающие по своим параметрам с французскими броненосцами того времени, но с незащищенными, как на «Уорриоре» и «Блэк Принсе», оконечностями. Два десятка гладкоствольных 68-фунтовых пушек стояли на них на закрытой батарее, а еще 4 более мощных нарезных 178-миллимитровых пушек – «ромбом» (по две – в оконечностях, по две – у бортов) – на открытой палубе.

В 1862г. Адмиралтейство объявило конкурс среди частных фирм на постройку еще двух броненосцев по образу и подобию «Дифенса»; так появились «Гектор» и «Вэлиант» («Valiant» – «Могущественный»). Интересной особенностью этих кораблей было то, что они являлись, пожалуй, единственными в истории мирового судостроения броненосцами, у которых верхний пояс (защита батареи) был длиннее, чем нижний (защита ватерлинии). Объясняется эта несуразность довольно просто: адмиралы по-прежнему предъявляли к судам требования максимально хорошей мореходности, легкого восхождения на волну, для чего требовалось максимально облегчить оконечности. Вот и простирался на этих двух броненосцах пояс только на 65 метров при общей длине корпуса более 85 метров.

«Дифенс», «Резистенс», «Гектор» вступили в строй в 1864г., но постройка «Вэлианта» затянулась до 1868г.

В 1861г. в Англии стало известно о решении Наполеона III строить сразу 10 броненосцев типа «Прованс», и тогда британцы решились идти по «французскому пути»: параллельно с постройкой чисто железных броненосцев, перестраивать в броненосные суда и начатые строительством деревянные линкоры. Для этой цели было отобрано сразу 8 кораблей: один линкор I класса (131-пушечный) – заложенный еще в 1849 г. «Ройял Соверейн», и 7 – II класса (91-пушечных) – «Ройял Оук» (год вступления в строй – 1863), «Принс Консорт» (1864г.), «Каледония» (1865г.), «Оушн», «Зилэс» (1866г.), «Ройял Альфред» и «Рипалс» (1870г.). И если перестройка линкоров II класса не представляла из себя ничего экстраординарного: деревянные корпуса обшивали 114-миллиметровой броней (оконечности были забронированы плитами толщиной 76 мм) и вооружали разным числом 178-203 мм пушек, то «Ройял Соверейн» ждала совсем иная судьба. Его решили переделать в башенный корабль. В связи с чем две верхние батарейные палубы достраивать не стали, а над главной появились 4 круглых башни, несущих 5 мощных пушек (носовая – двухорудийная). Все башни стояли в диаметральной плоскости и на каждый борт «Ройял Соверейна» могла вести огонь вся его батарея.

Эксперимент этот показался англичанам удачным, и до 1866 г. ими был построен еще один подобный корабль, но целиком железный – «Принц Альберт».

Кроме перестройки этих 8 деревянных судов в броненосцы, в 1863г. англичане заложили два броненосца с деревянными корпусами специального проекта – «Лорд Клайв» и «Лорд Уорден» (вступили в строй, соответственно, в 1866 г. и в 1867г. Но к тому времени уже пришло время других судов: в том же 1867г. в строй вступил «Беллерофон» – первый броненосец нового поколения… 

Однако пока по разные стороны Ла-Манша англичане и французы трепетно высчитывали друг у друга число броненосцев, количество пушек и дюймы брони на них, по другую сторону Атлантики разворачивалась война, в которой броненосцы уже стали одной из главных сил, и количество их измерялось не единицами, а десятками. 

USS Monitor. Первый  настоящий броненосец. 

 

Пы.сы. Я выделил в подписях к картинках -нарезных дульнозарядных-потому, что по сути 10 лет все флоты использовавшие нарезные дульнозарядные орудия были фактически безоружны. Орудия были крайне ненадёжны, низкая скорострельность и т.д. В случае реального боя вполне могла быть катастрофа-полная непригодность крупной артиллерии. Например:

Сведения о небоеспособности британской корабельной артиллерии периодически просачивались и в английскую печать. В конце 1869 г. в Атлантику вышел только что вступивший в строй броненосец «Геркулес». Его водоизмещение было около 9000 т, главный калибр состоял из восьми Вуличских 10-дюймовых (254мм) орудий, заряжаемых с дула, помещенных в каземате. У берегов Португалии в ходе первой же практической стрельбы шесть из восьми орудий вышли из строя. Добавлю от себя, что на практических стрельбах обычно стреляют практическими (половинными) зарядами. 

Лондонская «Army and Navy gazette» от 15 января 1870 г. писала: «Орудия самого сильного нашего броненосца приведены  в негодность собственными снарядами». Вот оно, действие цинковых выступов! 

maxpark.com

«Редутабль» - первый стальной броненосец

Броненосец «Редутабль» — первый стальной военный корабль в мире. По мореходности, скорости хода, площади бронирования и артиллерии был лучшим броненосцем конца XIX века.

Поражение Франции в войне с Пруссией сильно осложнило положение французского флота. То, что сухопутная страна победила вторую морскую державу мира, поставило под сомнение саму необходимость развития флота. Тем не менее здравый смысл возобладал, и в 1872 году была принята новая программа обновления французского флота. Еще до ее окончательно утверждения, 14 ноября 1871 года, был объявлен конкурс на разработку и постройку нового броненосца 1-го ранга.

ПРОЕКТ И СТРОИТЕЛЬСТВО

В конкурсе победил проект инженера 1-го класса Де Бюсси, из арсенала Лорьяна, который предложил проект новейшей концепции. В качестве материала для строительства Де Бюсси предложил сталь. Он использовал сталь Мартэна, изготовленную литейным заводом Крезо. Из нее изготавливался набор — шпангоуты и стрингеры, носовая часть внешней обшивки. Внешняя обшивка бортов и внутренняя обшивка были выполнены из листового железа. Такое комбинированное решение было связано с тем, что сталь слишком подвержена коррозии в условиях прямого контакта с морской водой. Кроме тою, она плохо рихтуется молотом, что было необходимо для придания листу изгиба по форме корпуса. Корабль окрестили «Редутабль» (Le Redoutable — «Грозный»). Проект утвердили 9 апреля 1872 года. Строительство начали в январе 1873-го в г. Лорьян.

Броненосец собирался по бракетной системе. Шпангоуты имели поперечные кницы, собранные из уголков между внешней и внутренней обшивками, и продольные стрингеры, связывающие каждые два шпангоута, что придавало корпусу дополнительную прочность. Некоторое количество этих стрингеров тянулось вдоль всего корпуса. Впервые был построен корабль с двойным дном и водонепроницаемыми переборками.

Вооружение корабля в проекте соответствовало стратегическим теориям того времени. Броненосец имел казематную батарею из четырех 27-см орудий, расположенных по его четырем углам. Палубой выше в барбетных полубашнях были расположены два других орудия того же калибра. К тяжелому вооружению добавляли шесть 14-см орудий, стреляющих по траверзу через порты, сделанные в фальшборте.

Паровая машина должна была развивать мощность 5600 л. с. Кроме того, броненосец должен был иметь парусную оснастку барка с площадью парусов 2000 м². Корпус корабля был спущен на воду 18 сентября 1876 года в состоянии готовности более 70 %. В состав флота корабль вошел 1 августа 1878-го. Броненосец был испытан к 24 декабря, а 31 декабря 1878 года на него окончательно установили вооружение.

В проекте «Редутабль» французам удалось избежать многих ошибок своих прежних проектов. Это был мощный, хорошо вооруженный и адекватно скомпонованный броненосец с хорошей остойчивостью и высокой мореходностью. Доктрина на соответствие бортового и погонного/ретирадного залпа по числу тяжелых орудий, реализованная в этом проекте, в дальнейшем стала основной для французских боевых кораблей конца XIX века.

КОРПУС

Корпус «Редутабля» имел максимальную длину 101 м и ширину в миделе 19,6 м. Набор собирался по принципу бракетной системы и включал восемь продольных стрингеров и 73 шпангоута, из которых восемь были водонепроницаемыми. Все восемь водонепроницаемых переборок находились между днищем и броневой палубой.

Жилая палуба, находящаяся на нижнем уровне каземата, была водонепроницаемой, и люки, прорезанные в ней, снабдили герметичными горловинами.

Обшивка второго дна была тоже герметичной. Планировалось, чтобы ограничить вероятный пропуск воды, продольные переборки на большей части корабля выполнить двойными. Двойное дно простиралось по длине 64,5 м. Это расстояние было разделено водонепроницаемыми шпангоутами и стрингерами на 40 ячеек или клеток, длиной каждая 1,61 м. Броненосец нес стальной таран и форштевень кованого железа. Дымовая труба находилась в центре корабля, посредине каземата. Котлы разделялись на четыре группы одной поперечной и одной продольной переборками. Продольная переборка разделяла также два центральных пороховых погреба. Эти переборки доходили до главной палубы и были герметичны. Четыре котельных отделения были совершенно независимы друг от друга. Угольные ямы разместили по бортам, напротив топок котлов. Машина находилась позади котлов.

БРОНИРОВАНИЕ

В течение строительства корабля толщина броневого пояса увеличивалась — 22 см, затем 25, а потом 30 см. В конце концов «Редутабль» получил 35-см кованную броню выше ватерлинии на высоте 1,16 м, ниже ватерлинии — 29-см. Общая высота броневого пояса составила 2,8 м.

Крепление под броню состояло из стальных 30-см балок, закрепленных на торсионах угловыми кницами. Весь пояс состоял только из двух рядов плит. Впервые были применены плиты большой ширины. Батарея была защищена с бортов 30-см броней. Но крыша батареи бронирования не имела и могла быть легко пробита навесным огнем. «Редутабль» был первым броненосцем, получившим полноценную броневую палубу. Ее толщина составляла 30-40 мм.

ДВИЖИТЕЛИ

Главная паровая машина броненосца — компаунд системы Вольфа с тремя группами по два цилиндра, с опрокинутыми шатунами. Машина стояла на фундаменте и на 60 см возвышалась над внутренним дном. Каждая из трех групп цилиндров была независима, так как расширение пара могло производиться по желанию без действия параллельных шатунов и без изменения их расположения относительно коленчатых валов. Паровая машина работала на один вал с винтом диаметром 6,3 м и шагом 7,34 м. Пар вырабатывался восемью овальными котлами, имевшими по пять топок каждый. Все восемь котлов размещались в двух рядах друг за другом с топками, повернутыми к бортам. Машина позволяла при полном водоизмещении развивать скорость в 14,5 узлов. Дальность плавания броненосца была 2840 миль на скорости 10 узлов. «Редутабль» нес парусное вооружение трехмачтового барка с общей площадью парусов 2033 м². Высота грот-мачты была 24,12 м, длина грот-стеньги — 22,1, высота фок-мачты — 24,12, фор-стеньги — 22,1, бизань-мачты — 18,66, длина бушприта — 7,7 м.

ВООРУЖЕНИЕ

Основное вооружение «Редутабля» — восемь 27-см орудий моделей 1870/75 гг. Четыре пушки размещались в броневой батарее в центре корпуса. Еще четыре стояли открыто на верхней палубе: два — побортно, на крыше центральной батареи. Еще одно орудие было погонным и стреляло через орудийный порт на носу. Восьмое 27-см орудие было ретирадным, стреляя по корме. Таким образом полный бортовой залп броненосца в любом направлении состоял из пяти орудий — на каждый борт могли стрелять два казематных и три из четырех орудий верхней палубы. По носу или по корме — два казематных, два бортовых и погонное или ретирадное орудие.

Дополнительно к тяжелым пушкам броненосец нес шесть 14-см орудий модели 1870 г., установленных на верхней палубе в открытых установках с сектором горизонтальной наводки 80°, два других — позади полубашен. Их угол горизонтального огня — от 0° до 90°. Эти пушки предназначались для стрельбы фугасами по небронированым частям броненосцев противника и поражения легких вражеских небронированных кораблей. В 1880-х корабль получил 28 противоминных револьверных пушек «Гочкис». Они распределялись следующим образом: две на полубаке, 12 на планшире, четыре по краям полубашен, четыре на мостике, шесть на марсах.

«Редутабль» был первым французским кораблем, оснащенным при постройке двумя 356-мм торпедными аппаратами, которые могли стрелять вперед под углом в 45° от диаметральной линии корабля. Корабль имел массивный плугообразный таран, характерный для французского кораблестроения девятнадцатого века. Состав артиллерийского вооружения варьировался от модернизации до модернизации. Неизменным оставалось количество и калибр основных орудий.

МОДЕРНИЗАЦИЯ

Модернизация «Редутабля» началась еще в процессе его строительства и проводилась в течение всей службы. Она складывалась в основном из улучшения артиллерийской части и облегчения рангоута и такелажа. Новыми стальными орудиями калибра 27 см обр. 1870 г. заменили первоначально установленные уже в конце 1879 года. В 1880-е годы менялась система вентиляции, установили стальные щиты к кормовому и носовым орудиям, поменяли котлы. Внешний облик корабля также стал изменяться. С грот-мачты и бизань-мачты сняли реи.

В 1893-1894 годах «Редутабль» прошел большую модернизацию. Прежде всего было принято решение полностью отказаться от рангоута. На месте фок- и бизань-мачты были установлены полые стальные боевые мачты (с винтовой лестницей внутри), с прожекторами и легкой артиллерией (37 и 47 мм). Артиллерия броненосца была модернизирована в два этапа. Сначала временно поставили восемь новых 274,4-мм орудий обр. 1881 г. на прежние станки, на втором этапе установили новое вооружение. На верхней палубе разместили три 274,4-мм орудия обр. 1881 г. на новых станках, на полубаке одно 274,4-мм орудие, в каземате четыре 240-мм орудия модели 1881/84 гг. на лафетах. Другие изменения в артиллерийской части касались увеличения главных погребов и подготовительных работ с целью установки 240-мм орудий. Паровая машина двойного расширения была перестроена в машину тройного расширения.

СЛУЖБА

Начало службы броненосца 1878-1880 годов прошло в постоянных испытаниях. Затем он участвует в многочисленных маневрах и учениях.

В мае 1882 года волнения в Египте подвергли опасности свободу плавания в Суэцком канале. «Редутабль» вошел в состав Эволюционной эскадры вместе с броненосцами «Кольбер», «Фридлан», «Осеан», «Триден», «Маренго» и другими кораблями. Эскадра снялась с якоря 3 июля для следования в Тунис и, под предлогом летнего крейсерства, приблизилась к вероятному театру военных действий. Однако Франция предпочла не вмешиваться.

Маневры сменялись ремонтами и модернизациями. Затем броненосец снова участвовал во всевозможных маневрах и плаваниях в Средиземном море. 1 июля 1889 года Эволюционная эскадра была переименованная в Эскадру западного Средиземноморья и Леванта.

1 августа 1900 года на броненосце поднял свой флаг вице- адмирал Потье, а на следующий день в сопровождении крейсера «Шасслу-Лоба» он направился на Дальний Восток, где «Редутабль» оставался вплоть до своего исключения из списков флота в 1910 году. Корпус первого стального броненосца продали 17 августа 1911-го за 100 тыс. франков. В 1912 году начались работы по разборке корабля.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БРОНЕНОСЦА «РЕДУТАБЛЬ»

  • Водоизмещение, т:
    — полное: 9430
    — стандартное: 8858
  • Размерения, м:
    — длина (наибольшая): 100,7
    — ширина (на миделе): 19,76
    — осадка: 7,88
  • Бронирование (мм):
    — главный пояс: 350
    — батарея: 300
    — палуба: 30/40
  • ГЭУ: паровая машина «Вольф» мощностью 4500 и. л. с, 8 овальных котлов
  • Скорость хода (максимальная), узлов: 14,66
  • Дальность плавания, миль: 2840 на скорости 10 узлов
  • Вооружение: орудия 8 х 27-см обр. 1870/75., 6 х 14-см, 28×37 мм револьверных орудий «Гочкис», 2 х 533 мм ТА
  • Экипаж, чел.: 709