Адольф Пегу

Адольф Пегу 

Алексей Сергиенко (Москва)

Адольф Пегу

Адольф Селестен Пегу [Adolphe Célestin Pégoud] родился в июне* 1889 года на юге Франции в небольшом городке Монферра, департамент (область) Изер [Montferrat, Isère]. В возрасте 18-ти лет он пошел добровольцем в армию, подписав 5-летний контракт и был зачислен в 5-й полк африканской легкой кавалерии [Régiment de Chasseurs d'Afrique]. Вместе со своей частью юноша участвовал в нескольких кампаниях по усмирению мятежных племен Северной Африки, которые почему-то не были счастливы, находясь под управлением Французской республики. В мае 1908 г. Адольф заболел болотной лихорадкой и был эвакуирован во Францию. Болезнь протекала тяжело, и лишь в следующем году его признали годным к продолжению службы. По собственному желанию Пегу получил назначение в 12-й гусарский полк [Régiment de Hussards], расквартированный в метрополии, а 29 января 1910 г. его перевели в 3-й колониальный артиллерийский полк [Régiment d'Artillerie Coloniale], защищавший базу флота в Тулоне [Toulon].

      * В различных документах значилось 8 или 13 июня.

Осенью 1911 г. Пегу познакомился с военным летчиком капитаном* Карленом [Carlin]. В то время Адольф знать не знал об авиации, но вскоре все изменилось: 16 октября Карлен взял нового знакомого в очередной полет. Полутора часов в воздухе вполне хватило Пегу, чтобы по-настоящему "заболеть" небом. При малейшей возможности он снова и снова поднимался в воздух. В итоге в 1912 г. Адольф добился перевода в авиацию в качестве помощника-механика [Aide-Mécanicien] и теперь уже на официальной основе продолжал полеты со своим другом. Вместе они приняли участие в сентябрьских маневрах французской армии.

      * Информацию о воинских званиях можно найти здесь .

Тем временем срок службы подошел к концу, и 13 февраля Пегу демобилизовался. Едва сняв военную форму, он отправился записываться в летную школу. Спустя всего несколько дней мечта молодого человека осуществилась: 1 марта, успешно сдав экзамен, Адольф Пегу получил "бреве" [brevet de pilote - пилотское удостоверение] Аэроклуба Франции № 1243. Столь быстрое прохождение курса подготовки можно объяснить тем, что курсант был знаком с материальной частью и, благодаря урокам капитана Карлена, уже обладал кое-какими навыками пилотирования.

Новоиспеченный "летун" собирался отправиться на Балканы, где использовались иностранные авиаторы-добровольцы (они же наемники), и поступить на сербскую или румынскую службу, но что-то не сложилось, и вместо этого он нашел работу у авиаконструктора Луи Блерио [Louis Blériot]. Основным занятием Пегу стал облет новых аэропланов "Блерио" (сейчас эта должность звучала бы как "заводской летчик-испытатель"). В дополнение к этому он обучал курсантов и при случае катал пассажиров. Именно в качестве "воздушного извозчика" Адольф сделал первый шаг к международной известности, поднявшись 13 мая в небо с испанским королем Альфонсо XIII.

Летом 1913 г. состоялась демонстрация работы парашюта системы Бонне [Bonnet] - первый во Франции прыжок с парашютом из самолета. Первоначально полет планировался на 16 августа, но затем его перенесли на 3 дня позже. 19-го Пегу занял место в кабине, пристегнув лямки парашюта, купол которого был уложен в специальный контейнер, размещенный на фюзеляже за кабиной, и пошел на взлет. Набрав чуть более 100 м высоты, пилот сделал большой круг над аэродромом, направил самолет против ветра, а затем, отстегнув привязные ремни, потянул за вытяжной тросик. Наполнившийся купол выдернул Адольфа из кабины и через несколько секунд он был уже на земле, точнее, над ней, повиснув на дереве, но в целом все прошло отлично. На аэродром летчик попал на плечах восхищенной толпы.


Пегу готовится к испытаниям парашюта.

Покинутый испытателем аэроплан повел себя весьма странно: опустив нос, он перевернулся вверх колесами, пролетел в таком положении некоторое время, затем опять перешел в пикирование, вернулся к нормальному полету и только после этого разбился неподалеку от летного поля. На такое необычное поведение машины не обратил внимание никто, кроме самого Пегу, который и раньше задумывался о чем-то подобном. Например, еще 10 августа он пытался выполнить какие-то маневры, описанные как "вертикальные развороты", но не справился с управлением и аэроплан столкнулся с землей. Из смятого бака на горячий мотор хлынул бензин и начавшийся пожар уничтожил самолет, но летчик успел выбраться из обломков и отделался небольшими ушибами.

Теперь же, уверившись в возможности перевернутого полета, Пегу решил повторить его, для тренировки провисев 26 августа некоторое время "вверх тормашками". Результаты этого "испытания", по всей видимости, удовлетворили авиатора, и 1 сентября он совершил первый в мире полет вверх колесами. После этого Адольф начал регулярно проводить показательные выступления с демонстрацией "воздушной акробатики". 21 сентября он выполнил "мертвую петлю". Чуть позже Пегу "крутил" пилотаж даже с пассажирами на борту. В числе таких любителей острых ощущений был и Адольф Жиро, член парламентской комиссии по аэронавтике, "поучаствовавший" в исполнении "петли" 17 ноября.

В 1913-14 гг. Пегу объездил всю Европу, летая в Австрии, Англии, Бельгии, Германии, Голландии, Италии, Норвегии, России и Румынии. Последнее публичное выступление состоялось 5 июля 1914 г. на благотворительном аэрошоу в пользу детей погибших авиаторов. Далее планировалось турне по Соединенным Штатам, но его отменили в связи с началом войны.


Пегу во время зарубежных гастролей 1914 г. Самолет - одноместный вариант "Блерио" XI

Рядовой-резервист Адольф Пегу был приписан к артиллерии, но, как и всех остальных гражданских пилотов, его определили в авиацию. Для того, чтобы они могли уверенно командовать механиками, летчики "автоматом" получали капральские нашивки. Пегу возвели в звание "бригадье". В начале августа он прибыл в сводную эскадрилью ПВО Парижа* (Escadrille du Camp Retranché de Paris, сокращенно CRP), дослоцировавшуюся в одном из пригородов столицы. С этого времени его персональным и бессменным механиком стал рядовой Леон Лерандю [Léon Lerendu]. В отличие от британской или немецкой авиации, во французских эскадрильях число дипломированных наблюдателей заметно уступало количеству летчиков, поэтому пилоты обычно летали на задания со своими механиками.

      * В начале войны эта эскадрилья (позже развернутая в группу) собственно противовоздушной обороной не занималась, экипажи совершали обычные боевые вылеты на фронте.

В конце августа Адольф и Леон вместе со своим "Блерио" XI-2 были отправлены в распоряжение штаба 3-й армии и начали выполнять полеты на разведку. 2 сентября они впервые оказались под огнем противника, достаточно метким, но все обошлось только пробоинами в крыльях. 9 октября за первые успешные боевые вылеты Пегу удостоился упоминания в приказе по армии.


Бригадье Пегу перед своим "Блерио", первые месяцы войны.

В конце сентября экипаж Пегу/Лерандю в дополнение к разведке стал также проводить бомбардировку (точнее, стрелометание). 1 октября они сбросили на германский привязной аэростат 2 тысячи стрел, которые иссекли оболочку, и "баллон" упал на землю. Вечером того же дня авиаторы попытались повторить свой успех, но на этот раз огонь с земли был более точен, так что Пегу в конце цонцов пришлось садиться на вынужденную.

В конце осени 1914 г. на французских аэропланах появились пулеметы. Один такой аппарат достался Пегу, который к тому времени уже служил в специализированной бомбардировочной эскадрилье MF25*, сменив свой старый моноплан на более современный "Фарман" MF.7 (в начале следующего года часть перевооружилась на MF.11). 25 ноября экипажу выдался шанс применить свое оружие в реальном бою, но результат оказался разачаровывающим: "Гочкис" заело после первых же выстрелов и "оживить" его так и не удалось. Тем не менее, Пегу продолжил бой. Его демонстративные атаки заставили противника обратиться в бегство, но преследование пришлось прекратить из-за неполадок в работе двигателя. Несмотря на неудачу, этот эпизод не остался незамеченным: вскоре летчику было присвоено звание "марешаль-де-ложи".

      * Во французской авиации в названиях эскадрилий присутствовало указание на самолеты, служившие ее стандартным вооружением. В данной ситуации это были "Морис Фарман" (MF) и "Моран Солнье" (MS).

Всего через месяц последовало очередное продвижение по службе: Пегу стал аджюданом. Новый ранг стал наградой за упорство, проявленное летчиком во время бомбардировочного рейда 27 декабря. С момента взлета французу не везло. Погода быстро ухудшалась, а компас, как оказалось, указывал вовсе не на север... Летчик вскоре заблудился, но, с большим трудом сумев восстановить ориентировку, все-таки вышел на цель и, невзирая на сильный зенитный огонь, точно сбросил свой груз - восемь бомб. Как и 1 октября, этот эпизод можно считать своего рода воздушным боем, поскольку налет имел целью уничтожение привязного аэростата.

В январе 1915 г. Пегу отличился дважды. 10 января он и Лерандю "предположительно уничтожили" еще один аэростат, а 18-го принудили к посадке неприятельский аэроплан.

5 февраля Пегу и Лерандю отправились в очередной боевой вылет, имея задачей разведку и, в случае встречи с вражескими самолетами, расчистку воздуха. Следуя по маршруту, они заметили германский аэроплан типа "Таубе"* и пошли в атаку. Немецкий пилот попытался бежать, но вскоре его изрешеченная пулями машина врезалась в землю. Затем появилась пара "Авиатиков". Пегу сблизился с новым противником, стрелок открыл огонь, и после нескольких попаданий немец вышел из боя пикированием. После этого французы снова набрали высоту и атаковали второй германский разведчик, вынудив его совершить посадку. За этот бой Адольф и Леон вновь удостоились упоминания в приказе, одновременно Пегу представили к Военной Медали** [Médaille Militaire].

      * Здесь и далее тип самолетов противника приводится по французским данным.
      ** В представлении значатся два сбитых самолета и один принужденный к посадке.

В начале весны 1915 г. аджюдан Пегу был переведен в эскадрилью MS37, которая воевала на парасолях "Моран Солнье" тип L. На новом самолете Пегу провел свой второй успешный воздушный бой. 3-го (по другим данным 1-го или 2-го) апреля он встретил два немецких самолета, проводивших разведку в ближнем тылу союзных войск. Первый атакованный разведчик со снижением ушел на свою территорию, другому повезло меньше: он упал на линии фронта, среди траншей.


Летчики 49-й эскадрильи перед "Парасолем", апрель 1915 г. Аджюдан Пегу - 1-й справа (сидит).

Новая эскадрилья MS49, сформированая 18 апреля, комплектовалась из пилотов и наблюдателей, имевших большой опыт. В числе прочих в ней оказались и Пегу со своим механиком. Вскоре они снова отличились. 28 апреля друзья, отправившись на разведку, встретили над линией фронта своего немецкого "коллегу". Пегу спикировал на противника, но тот, не приняв боя, предпочел уйти под защиту своих зениток. Позже был замечен еще один разведчик. На этот раз атака французов оказалась более успешной: хотя пулемет отказал после первого же выстрела, немецкий летчик пошел на посадку.

Летом 1915 г. на фронте появились разведывательные аэропланы "Ньюпор"-10, призванные заменить "Мораны". Летчики очень быстро оценили потенциал новых машин в качестве оружия воздушного боя и стали использовать их как одноместные истребители. В числе первых это сделал Пегу, получивший и один из самых ранних "Ньюпоров". Это был самолет модификации AR, в которой наблюдатель располагался перед летчиком. Подразумевалось, что стрелок будет вести огонь поверх крыла, стоя в кабине (для этого в центроплане верхней плоскости имелся круглый вырез). Вместо этого Пегу решил оставить напарника на земле и вооружиться пулеметом "Льюис", установленным в вырезе крыла под углом вперед-вверх, дабы во время стрельбы не попасть по собственному винту.


Аджюдан Пегу готовится к очередному вылету на своем первом "Ньюпоре".

11 июля Адольф записал в своем дневнике: "Был замечен "Авиатик" ... Вылетел на перехват и вскоре нашел его. Попытался ложными атаками загнать его на нашу сторону фронта, но безуспешно, он продолжил полет вдоль траншей. Тогда я спикировал и зашел под него, стрелок открыл огонь, но неудачно, ему мешал собственный фюзеляж. Пытался держаться непосредственно под противником, следуя за всеми его маневрами. Задрал нос и с 50 м открыл огонь, целясь по точке чуть сзади мотора ... После 10го выстрела "бош" опустил нос, пламя пошло по фюзеляжу ..." . Сбив самолет из 48-го немецкого авиаотряда, Пегу одержал первую победу в новом качестве - летчика-истребителя. 18 июля этот эпизод был упомянут в приказе по 7-й армии, а четыремя днями раньше летчик получил первое офицерское звание "су-лейтенант".

28 августа во время очередного полета Адольф заметил неприятельский разведчик и немедленно атаковал его. Однако немецкий экипаж вовремя заметил опасность и стрелок встретил нападавшего меткой очередью. С пробитым бензобаком Пегу вынужден был выйти из боя пикированием в сторону траншей, которые пересек на высоте 400 м под интенсивным огнем зенитной артиллерии и пулеметов. К счастью, на этот раз все обошлось, и француз благополучно посадил поврежденный "Ньюпор".

31 августа в 8.30, получив сообщение об очередном немецком разведчике, кружившим над линией фронта, Пегу, дежуривший в то утро на аэродроме, взлетел по тревоге. С земли видели, как он атаковал противника, выпустив несколько длинных очередей, затем отошел в сторону, вероятно, для перезарядки пулемета. Затем последовала повторная атака - на сей раз сбоку и немного сверху... Внезапно французский самолет перешел в вертикальное пике и разбился рядом с расположением одного из пехотных полков. Выяснилось, что Адольф Пегу был убит еще в воздухе - пулей в сердце.

Вскоре за телом летчика с аэродрома прибыла автомашина. Новость о гибели героя быстро распространилась по обе стороны фронта, узнал об этом и экипаж-победитель: летчик унтерофицер Кандульски [Kandulski] и наблюдатель лейтенант фон Билиц [von Bilitz]. Спустя несколько часов после боя они снова поднялись в воздух и сбросили над французскими позициями траурный венок с надписью на ленте: "Почести летчику Пегу, павшему в бою за Родину, от противника" .


Фотография с места гибели летчика. Траурный венок, сброшенный победителями. Последнее пристанище аса.

Авиационный мир начала века был достаточно тесен, и немецкий пилот был знаком с поверженным соперником: перед войной Кандульски обучался у Пегу в летной школе, организованной при фирме "Блерио"...

Похороны состоялись 3 сентября на кладбище Бросс-де-Бельфор [Brosse-de-Belfort]. Друзья предали земле останки летчика в саване из полотна с его самолета, вместе с ним положили и талисман - плюшевого пингвина, сопровождавшего Адольфа во всех его полетах. Вместе с другими венками на могилу был возложен и немецкий.

Су-лейтенант Адольф Пегу одержал шесть "достоверных" побед и три "предположительные", был награжден Военной Медалью, Военным Крестом с несколькими пальмами* [Croix de Guerre avec palmes] и Памятной Марокканской Медалью [Médaille Commémorative du Maroc] (вероятно, еще за службу в колониях). 28 августа он стал Рыцарем Ордена Почетного Легиона** [Chevalier de la Legion d'Honneur], но так и не успел получить этот орден. Кроме французских наград, Пегу также удостоился Ордена Румынской Короны [Ordinul Coroana României].

      * Крест был учрежден весной 1915 г. в качестве вещественного символа цитирования в приказах, каждое из которых обозначалось пальмой (приказ по армии) или звездой.
      ** В соответствии с европейской традицией получение высших наград означало вступление кавалера в соответствующий рыцарский орден, при последующих награждениях рыцарь продвигался по орденской иерархии. Рыцарь - младшая ступень в большинстве Орденов.


Победы Адольфа Пегу
дата противник место боя / падения эскадрилья, самолет и наблюдатель
1 5.2.15 "Таубе" к югу от Grandpré MF25 "Морис Фарман" Sol Léon Lerendu
2 "Авиатик" северо-восточнее Montfaucon
3 "Авиатик" к востоку от Montfaucon
4 3.4.15 2-местный самолет Somme-Bionne MS37 "Моран" L не известен
(не было ?)
5 "Авиатик" Châlons-sur-Marne
6* 11.7.15 "Авиатик" Altkirch MS49 "Ньюпор" 10 не было

* Единственная победа, которая безусловно подтверждается немецкими данными.

До осени 1915 г. сбитыми самолетами официально объявлялись лишь те, которые сели (или упали) на французской территории, хотя в приказах по армиям их значилось больше. Позже в число побед были включены и машины, упавшие за линией фронта, если падение подтверждалось свидетелями. Это правило имело обратную силу, причем в более вольной трактовке (засчитывались в том числе и машины, совершившие вынужденные посадки). Так счет Пегу с одной победы вырос до шести (до сих пор ведутся дискуссии о том, какие именно бои были в итоге признаны успешными). Приведенная таблица соответствует опубликованной в книге "Over the Front".



Список использованной литературы

F.W.Bailey, R.Duiven & N.L.R.Franks "Casualties of the German Air Service 1914-1920" . Grub Street, 1999

F.W.Bailey & N.L.R.Franks "Over the Front" . Grub Street, 1992

J.J.Davilla & A.M.Soltan "French Aircraft of the First World War" , Flying Machines Press, 1997

T.R.Funderburk "The Early Birds of War" , London 1968

Leonard E.Opdyke "French Aeroplanes Before the Great War" , Schiffer, 1999

Cross & Cockade International Journal Vol.17 No.4, Winter 1986; Vol.18 No.1, Spring 1987; Vol.22 No.3, Autumn 1991

Over The Front Vol.4 No.3 Autumn 1989


написать автору 

www.aviahobby.ru

Пегу Адольф Википедия

Адольф Селестен Пегу
фр. Célestin Adolphe Pégoud
Дата рождения 13 июня 1889(1889-06-13)
Место рождения Монферра, Франция
Дата смерти 31 августа 1915(1915-08-31) (26 лет)
Место смерти Пети-Круа, Франция
Принадлежность Франция Франция
Род войск Военно-воздушные силы
Годы службы 1907—1915
Звание Второй лейтенант
Сражения/войны Первая мировая война
Награды и премии
Автограф
 Адольф Селестен Пегу на Викискладе
У этого термина существуют и другие значения, см. Пегу (значения). Пегу на открытке (1913)

Адо́льф Селесте́н Пегу́ (фр. Célestin Adolphe Pégoud; 13 июня 1889 — 31 августа 1915) — французский пионер авиации, сразу после Петра Нестерова выполнивший мёртвую петлю, первый в истории лётчик-ас, хотя в этом значении слово «туз» (фр. as) стало фигурировать позднее.

Содержание

  • 1 Биография
    • 1.1 Ранние годы
    • 1.2 Начало авиационной карьеры
    • 1.3 Первая мировая война
  • 2 Примечания
  • 3 Ссылки
  • 4 Литература

Биография[ | ]

Ранние годы[

ru-wiki.ru

Адольф-Селестен Пегу | Warspot.ru

Термин «воздушный ас», появившийся в годы Первой мировой войны и первоначально означавший просто лихого пилота, мастера воздушной акробатики, со временем стал ассоциироваться с летчиком-истребителем, одержавшим не менее 5 побед над воздушным противником. Первым в истории этого почетного, хотя и неофициального, титула удостоился французский летчик Адольф-Селестен Пегу.

Адольф-Селестен Пегу (Célestin Adolphe Pégoud) был одним из пионеров французской авиации. Еще в 1912 г. он переквалифицировался из кавалеристов в авиационные механики и наблюдатели, но ему хотелось большего, и в феврале 1913-го, как только истек срок контракта, Пегу демобилизовался и записался в летную школу.

Став пилотом, он нашел работу на фирме Луи Блерио: испытывал самолеты, проводил демонстрационные полеты, обучал курсантов, иногда катал на аэроплане важных клиентов фирмы, но по-настоящему прославился как один из родоначальников высшего пилотажа. 1 сентября 1913 г. Пегу совершил первый в мире полет вверх колесами, а немного позже стал вторым после россиянина Петра Нестерова покорителем «мертвой петли». С осени 1913-го по лето 1914-го Пегу демонстрировал «воздушную акробатику» на многих аэрошоу по всей Европе.

Адольф Пегу в кабине «Блерио» XI. Довоенный снимок
(http://www.pegoud.fr)

С началом Первой мировой войны летчик вернулся на военную службу. 14 августа 1914 г. он прибыл на фронт в эскадрилью HF.7, вооруженную «Анри Фарманами» 20-й серии, но летал не на них, а на персональном «Блерио» XI. Осенью 7-я эскадрилья пересела на «Морис Фарманы» MF.7. Пегу, скорее всего, тоже довелось на них полетать, но его основным самолетом продолжал оставаться «Блерио», к которому позже добавился «Моран» L.

С самого начала войны персональным механиком Пегу стал солдат Леон Лерандю (Léon Lerendu), следовавший за ним из части в часть. Для французской авиации такая практика была обычным делом, равно как и то, что со своими механиками летчики летали в бой чаще, чем со специально обученными наблюдателями. Сначала экипаж Пегу – Лерандю выполнял только задания по разведке, но с конца сентября они стали летать и на стрелометание, а немного позже в арсенал их средств поражения вошли бомбы.

7 ноября 1914 г. Пегу произвели в сержанты. Примерно в то же время на его «Моране» появилась пулеметная установка. Даже сам по себе авиационный пулемет по тем временам был редкостью, а способ его установки и обусловленная им тактика применения делали машину Пегу уникальной: на фюзеляже за пилотским креслом была возведена высокая пирамида с кавалерийским «Гочкисом» на вершине. Пулемет традиционно был подвижным и им по-прежнему оперировал наблюдатель, но теперь он стрелял только вперед и вверх – система была рассчитана на атаку в «истребительном» стиле.

Оба персональных самолета Пегу на аэродроме эскадрильи MS.37 в феврале 1915 г.
(http://albindenis.free.fr)

Впервые установку опробовали в деле 25 ноября, но результат разочаровал: пулемет намертво заклинило после первых же выстрелов. Тем не менее, летчик продолжил бой. Его демонстративные атаки заставили противника обратиться в бегство, но затем начались перебои в работе двигателя, и преследование пришлось прекратить.

Воздушный бой 18 января оказался более успешным, но все же недостаточно «завершенным»: неприятельский самолет не рухнул на землю, а совершил вынужденную посадку. В середине месяца летчик был произведен в аджюданы, а 25 января его перевели в эскадрилью MF.25, летавшую на «Морис Фарманах» MF.7 и MF.11. Пегу и Лерандю, однако, пришли туда вновь со своей техникой: «Блерио» использовался для полетов на ближнюю разведку, а «Парасоль» для дальней разведки, воздушного боя и бомбометания.

5 февраля 1915 года Пегу и Лерандю отправились в очередной боевой вылет на разведку и, в случае встречи с врагом, расчистку воздуха. Следуя по маршруту, они заметили германский «Таубе» и атаковали его. Немецкий пилот попытался бежать, но вскоре его изрешеченная пулями машина устремилась к земле. Затем появилась пара «Авиатиков». Пегу сблизился с новым противником, механик открыл огонь, и после нескольких попаданий немец вышел из боя пикированием. После этого французы снова набрали высоту и атаковали второй германский разведчик, вынудив его совершить посадку.

За этот бой Пегу был награжден Военной Медалью. В представлении к награде говорилось о двух сбитых и одном принужденном к посадке, но в более поздних документах все три «боша» стали фигурировать как сбитые. Три победы в одном бою и по позднейшим стандартам были событием не рядовым, а тогда это был просто беспрецедентный случай, хотя засчитанные результаты этого боя на деле чрезмерно оптимистичны и не находят подтверждения в списках немецких потерь.

В день своего «звездного» боя Пегу получил приказ о переводе в MS.37, и на следующий день прибыл к новому месту службы, не забыв прихватить с собой старый «Блерио», что скорее говорит о сентиментальности пилота, чем о боевых возможностях устаревшего аэроплана.

2 апреля (по другим данным, 3 апреля) француз провел еще один успешный бой, атаковав два германских аппарата, проводивших разведку в ближнем тылу союзных войск. Первый со снижением ушел на свою территорию, а второй рухнул на нейтральной полосе меж двух линий траншей.

18 апреля Пегу и Лерандю убыли в Париж за новым назначением, а 22-го явились на аэродром MS.49. 28 апреля, выполняя разведывательный полет над линией фронта, они встретили своего немецкого «коллегу». Пегу спикировал на противника, но тот, не приняв боя, предпочел уйти под защиту своих зениток. Затем был замечен еще один разведчик, и на этот раз атака французов оказалась более успешной: хотя пулемет отказал после первого же выстрела, немецкий летчик пошел на посадку. Позже в документах этот принужденный к посадке самолет тоже превратился в «уничтоженный», уже пятый по счету. Таким образом, Пегу стал первым в истории летчиком-асом, хотя это значение для слова «туз» придумали позднее.

Пегу перед очередным боевым вылетом на первом «Ньюпоре»-10, серийный № N101
(фото из коллекции автора)

В мае 49-я эскадрилья получила первые серийные «Ньюпоры»-10, которые в будущем должны были заменить «Мораны» во всех эскадрильях MS. Самый первый был закреплен за Адольфом Пегу. Он относился к модификации AR (кресло наблюдателя перед пилотом и круглый вырез в центроплане), что позволило легко разместить на нем пулемет, поставив его перед летчиком и направив сквозь вырез под углом вверх. Необходимости брать в бой «пассажира» больше не было.

11 июля Пегу отчитался об очередном бое: «Был замечен «Авиатик»… Вылетел на перехват и вскоре нашел его. Попытался ложными атаками загнать его на нашу сторону фронта, но безуспешно, он продолжил полет вдоль траншей. Тогда я спикировал и зашел под него, стрелок открыл огонь, но неудачно, ему мешал собственный фюзеляж. Пытался держаться непосредственно под противником, следуя за всеми его маневрами. Задрал нос и с 50 метров открыл огонь, целясь по точке чуть сзади мотора ... После десятого выстрела «бош» опустил нос, пламя пошло по фюзеляжу…» Из немецких документов следует, что он сбил самолет из F.Fl.Abt.48.

Пегу (слева) и Лерандю перед более поздним «Ньюпором»
(http://www.pegoud.fr)

25 июля Пегу произвели в су-лейтенанты. В конце лета он сменил свою прежнюю «десятку» на самолет того же типа, но выполненный в варианте классического истребителя: с одноместной кабиной и горизонтально направленным пулеметом над верхним крылом.

Самолет Адольфа Пегу, эскадрилья MS49, август 1915 г.
(рисунок Михаила Быкова)

Несмотря на более совершенную технику, удача от летчика отвернулась. Он провел несколько безрезультатных боев, а 28 августа очередной немецкий разведчик встретил его атаку меткой очередью, так что французу пришлось пикированием уходить на свою сторону фронта, теряя бензин из пробитого бака. В тот раз все обошлось, но в следующем воздушном бою утром 31 августа Пегу был убит пулей в сердце. По иронии судьбы сбивший его самолет из F.Fl.Abt.48 пилотировал унтер-офицер Вальтер Кандульски (Walter Kandulski), который в свое время был одним из курсантов Пегу в школе Блерио.

«Ньюпор»-10 серийный № N210 – последний самолет аса
(http://www.pegoud.fr)

warspot.ru

Пегу, Адольф - Вики

Адольф Селестен Пегу
фр. Célestin Adolphe Pégoud
Дата рождения 13 июня 1889(1889-06-13)
Место рождения Монферра, Франция
Дата смерти 31 августа 1915(1915-08-31) (26 лет)
Место смерти Пети-Круа, Франция
Принадлежность Франция Франция
Род войск Военно-воздушные силы
Годы службы 1907—1915
Звание Второй лейтенант
Сражения/войны Первая мировая война
Награды и премии
Автограф
 Адольф Селестен Пегу на Викискладе
У этого термина существуют и другие значения, см. Пегу (значения). Пегу на открытке (1913)

Адо́льф Селесте́н Пегу́ (фр. Célestin Adolphe Pégoud; 13 июня 1889 — 31 августа 1915) — французский пионер авиации, сразу после Петра Нестерова выполнивший мёртвую петлю, первый в истории лётчик-ас, хотя в этом значении слово «туз» (фр. as) стало фигурировать позднее.

ru.wikis.website

Адольф Пегу. Перелетные птицы

Все на снимке правильно, именно так был расположен в пространстве летчик-испытатель фирмы Блерио, когда он исполнял «мертвую петлю». В те времена это было событие — петля! Но сперва об исполнителе.

Пилотское свидетельство Пегу получил 7 марта 1913 года и сразу зарекомендовал себя летчиком из ряда вон выходящим. Он стал первым штатным испытателем. 19 августа Пегу опробует парашют — то был первый прыжок с самолета. 1 сентября он пролетает в перевернутом положении — на спине… 21-го — преднамеренно выполняет «мертвую петлю».

Когда Пегу испытывал возможность покидания самолета с парашютом и висел уже на стропах плавно опускавшегося шелкового зонтика, он имел возможность наблюдать за оставленным самолетом. Машина опрокинулась на спину, опустила нос, покачиваясь с крыла на крыло, выписала гигантскую вертикальную букву «О» и… почти благополучно опустилась на землю. Повреждения были самые незначительные. Столь неожиданное поведение неуправляемого аппарата и утвердило Пегу в мысли о возможности замкнуть вертикальный круг в небе, сделать фигуру, подобную той, что показывают в цирке отважные велосипедисты. Кстати, и название — «мертвая петля» — было заимствованно из циркового лексикона.

Пегу поделился своими соображениями с Блерио. Шеф в осуществимости фигуры не усомнился, однако в восторг не пришел: затея показалась рискованной, а, главное, не слишком-то необходимой.

Однако когда специальная комиссия военного ведомства дала восторженную оценку мастерству Пегу, Блерио пересмотрел свою позицию: похвала главного заказчика стоила дорого. А заказчик не поскупился, вот какое свидетельство нам досталось: «Пегу отрывается от земли, набирает высоту и исчезает из виду. Но не надолго, офицеры даже не заметили, когда и как он развернулся, а Пегу уже летит обратно. Он понял, что у самолета, ложащегося в крен больше 45 градусов, руль высоты и руль направления меняются функциями. И он свободно исполняет теперь глубокие виражи. Заложив крен, Пегу поддерживает машину на постоянной высоте с помощью руля поворота и, беря ручку да себя, принуждает самолет, вращаться с минимальным радиусом разворота».

«Эпатант», — восклицает генерал Люантей, пораженный мастерством летчика.

А полет продолжается. С высоты 50 метров Пегу снижается до 10 метров, он как бы намеревается влететь в распахнутые ворота ангара, и лишь в последний момент энергично уходит вверх, перекладывая самолет из крена в крен. Создается впечатление, будто его машина виляет хвостом.

Представители военного министерства в полном восторге: «Неслыханно! Невероятно!»

Пегу ввинчивается на высоту 800 метров, глушит мотор и медленно опрокидывает самолет через левое крыло на спину. Отпустив ручку управления, он летит на спине, размахивая приветственно обеими руками. В кабине его удерживает только пояс безопасности.

«Это уже не человек, — говорит полковник Буа, — это национальный герой».

На высоте метров в 500 от самолета отделяется темное тело. Все присутствующие на аэродроме, затаив дыхание, наблюдают, как падает человек. Вот над ним появляется нечто белое, оно увеличивается, превращается в купол парашюта. Пегу снижается, раскачиваясь на стропах, и благополучно приземляется. В это же время оставшийся без летчика самолет, приближается к земле…»

С легкой руки репортеров по газетам пошло гулять с того дня: «Пегу — человек без нервов».

Популярность этого летчика растет с невероятной быстротой. Когда он приезжает в Германию, его приветствуют толпы. Публика «на Пегу» ломится, нарушая уличное движение в Берлине, трамваи берутся с боем, на пригородных поездах люди занимают места на крышах вагонов — всем надо попасть в Йогнисшталь на представление Пегу. За автограф знаменитого француза любители авиации готовы отдать что угодно. Есть такая легенда: предприимчивые механики Пегу, расписываясь за самого Пегу, продают памятные открытки. Сколько бы вы думали они продали? 180000 липовых автографов по марке за штуку.

Здесь следует отвлечься и перенестись в родные наши пенаты.

В октябре 1910 Петр Николаевич Нестеров, поручик артиллерии, впервые наблюдает за публичными полетами Сергея Исаевича Уточкина.

Летом следующего года Нестеров строит планер и летает на нем. В октябре ему с большим трудом удается поступить в школу воздухоплавания.

12 сентября он совершает первый самостоятельный полет на самолете, а 28-го, шестнадцатью днями позже, сдает экзамен на звание пилота-авиатора. Проходит еще семь дней, и 5 октября Нестеров получает звание военного летчика. Для этого полагалось, кроме всего прочего, сдать двенадцать серьезнейших экзаменов по самым различным дисциплинам.

31 августа 1913 года Петр Николаевич произведен в штабс-капитаны. Он много летает, он общается с профессором Жуковским, первейшим аэродинамиком России, он обдумывает новые идеи пилотирования. И 27 августа 1913 года завязывает в Киевском небе свою петлю, которой суждено будет навек остаться петлей Нестерова.

Почему вдруг здесь о петле Нестерова и отчасти о самом Петре Николаевиче? А вот почему. Петлю Нестеров выполнил, как сказано, 27 августа, а Пегу — 21 сентября. Но в России не очень-то жаловали своих и весьма охотно раскланивались перед иностранцами, так уж повелось, к сожалению. В пору, когда всем газетам следовало бы трубить о подвиге российского штабс-капитана, и не простого воздушного трюкача, а серьезного исследователя, основателя высшего пилотажа, открывшего все преимущества свободного перемещения в воздухе, о Нестерове стали говорить, как о последователе Пегу. Охотно распространяли сплетни об аресте, якобы наложенном на Нестерова за самовольство, трубили о взыскании за утрату казенного имущества (альтиметр, мол, вывалился!) словом, как могли поливали…

Конечно, на желтую прессу чего обижаться, но в том-то и дело — не одни писаки старались. И, конечно, Петру Николаевичу была обидна такая несправедливость, тем более, что в жизни он существовал неизбалованным, начальство не жаловало его ни вниманием, ни тем более любовью.

30 мая 1914 года Адольф Целестин Пегу оказался в Москве. В этот день в большой аудитории Политехнического музея состоялась публичная лекция, устроенная Московским обществом воздухоплавания. По этому поводу газеты писали так: на лекции встретились известный теоретик воздухоплавания профессор Н. Е. Жуковский, король «мертвых петель» Пегу и Колумб «мертвых петель» штабс-капитан Нестеров. Что же крылось за этим странным титулованием? Если отбросить эмоции, все выглядело более чем просто — Король получил от Блерио специально оборудованный самолет, снабженный безпоплавковым карбюратором, и крутил по десятку петель подряд, не выключая мотора, а Колумбу высочайшее начальство запретило «баловаться»…

Далее следую дословно за историком:

«Появление на трибуне летчика в вязаном авиаторском костюме и шлеме на голове вызвало гром аплодисментов. Пегу познакомил слушателей с краткой своей биографией и рассказал, как у него зародилась идея «мертвой петли». Французский летчик отметил, что он долго не решался описать «мертвую петлю» и только после того, как узнал, что Нестеров осуществил ее, последовал его примеру. С галантностью истинного француза, Пегу закончил свое сообщение благодарностью Московскому обществу воздухоплавания за предоставление ему возможности совершить полеты в столь милой и дорогой ему Москве.

Появление на трибуне П. Н. Нестерова было встречено бурной овацией. От души ему аплодировал и Пегу… Нестеров и Пегу расцеловались…»

Тот памятный вечер, как свидетельствует сам Нестеров в письме жене, они с Пегу закончили в шикарном ресторане — у Яра, где были приняты по всем правилам отечественного гостеприимства.

Все хорошо, что хорошо кончается?

Так, очевидно, особенно если не придавать слишком большое значение приоритетам и авторитетам. Мне же просто по-человечески приятно сознавать — авиацию ставили на крыло, поднимали до уровня высокого искусства в своем подавляющем большинстве исключительно порядочные люди.

Много лет тому назад я посетил в Нижнем Новгороде Маргариту Петровну Нестерову, дочку Петра Николаевича. Она была в ту пору уже на пенсии. Милая старушка с удовольствием рассказывала о сцене, которой она отдала жизнь, старалась поделиться своими детскими воспоминаниями об отце. И вот ведь какая неожиданность — в крохотной однокомнатной квартирке тесно, что называется, плечом к плечу, висели прекрасные пейзажи, тончайшей работы. И Маргарита Петровна так невзначай заметила:

— Папа любил рисовать…

Господи, — подумал я в тот момент, — кому дано, тому дано. Адольф Целестин Пегу погиб в двадцать шесть лет. Петр Николаевич Нестеров пожертвовал собой — в двадцать семь.

Мальчики, — говорю я сегодняшний, — наши вечно юные, благородные, отважные мальчики. Что делать, что делать, небо наше оплачено дорогой ценой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Пегу, Адольф - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Пегу на открытке (1913)

Адо́льф Селесте́н Пегу́ (фр. Célestin Adolphe Pégoud; 13 июня 1889 — 31 августа 1915) — французский пионер авиации, сразу после Петра Нестерова выполнивший мёртвую петлю, первый в истории лётчик-ас, хотя в этом значении слово «туз» (фр. as) стало фигурировать позднее.

Биография[ | ]

Ранние годы[ | ]

Родился Адольф в июне (в различных документах указана разная дата его рождения — 8 или 13 июня) 1889 года на юге Франции в городке Монферра в департаменте Изер.

Адольф был третьим ребёнком в семье фермеров. Бесстрашного и изобретательного мальчика больше увлекали мечты о приключениях, чем работа на земле, и в возрасте 14 лет он поехал искать счастья в Париже.

В возрасте 18-ти лет Адольф пошёл добровольцем в армию, подписав 5-летний контракт и был зачислен в 5-й полк африканской лёгкой кавалерии (фр. Régiment de Chasseurs d’Afrique. Вместе со своей частью участвовал в нескольких кампаниях по усмирению мятежных племён Северной Африки, которые находились под управлением Французской республики. В мае 1908 года Адольф заболел болотной лихорадкой и был эвакуирован во Францию. Болезнь протекала тяжело, и лишь в следующем году его признали годным к продолжению службы. По собственному желанию Пегу получил назначение в 12-й гусарский полк (фр. Régiment de Hussards, расквартированный в метрополии, а 29 января 1910 года его перевели в 3-й колониальный артиллерийский полк (фр. Régiment d’Artillerie Coloniale, защищавший базу флота в Тулоне.

encyclopaedia.bid

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о