Содержание

Воздушные асы Второй Мировой. Они были лучшими?

Огромный поток информации, буквально обрушившейся в последнее время на всех нас, порой играет крайне негативную роль в развитии мышления ребят, идущих нам на смену. И нельзя сказать, что эта информация заведомо ложная. Но вот в своем «голом» виде, без разумного объяснения, она порой несет в себе чудовищный и по своей сути просто разрушительный характер.

Как такое может быть?

Приведу один пример. Уже не одно поколение мальчишек в нашей стране выросло с твердым убеждением в том, что наши прославленные летчики Иван Кожедуб и Александр Покрышкин являются лучшими асами минувшей войны. И с этим никто никогда и не спорил. Ни у нас, ни за рубежом.

Но однажды я купил в магазине детскую книгу «Авиация и воздухоплавание» из энциклопедической серии «Я познаю мир» одного весьма известного издательства. Книга, выпущенная тиражом в тридцать тысяч экземпляров, оказалась действительно весьма «познавательной»…

Вот, к примеру, в разделе «Невеселая арифметика» приводятся довольно красноречивые цифры, касающиеся воздушных боев в период Великой Отечественной войны. Цитирую дословно: «Трижды Герои Советского Союза летчики-истребители А.И. Покрышкин и И.Н. Кожедуб сбили соответственно 59 и 62 вражеских самолета. А вот немецкий ас Э. Хартман сбил за годы войны 352 самолета! И он был не одинок. Кроме него в люфтваффе были такие мастера воздушных боев, как Г. Баркхорн (301 сбитый самолет), Г. Ралль (275), О. Киттель (267)… Всего 104 пилота германских ВВС имели на своем счету более сотни сбитых самолетов каждый, а десять лучших уничтожили в общей сложности 2588 самолетов противника!»

Советский ас, летчик-истребитель, Герой Советского Союза Михаил Баранов. Сталинград, 1942 г. Михаил Баранов — один из лучших летчиков-истребителей Второй мировой войны, самый результативныСоветский ас, летчик-истребитель, Герой Советского Союза Михаил Баранов. Сталинград, 1942 г. Михаил Баранов — один из лучших летчиков-истребителей Второй мировой войны, самый результативный на момент своей гибели, причем множество его побед было одержано в начальный, самый трудный период войны. Если бы не его случайная гибель, он был бы таким же прославленным пилотом, как Покрышкин или Кожедуб — асов времен Второй мировой войны

.

Понятно, что у любого ребенка, увидевшего такие цифры воздушных побед, в голову тут же придет мысль о том, что вовсе не наши, а немецкие пилоты являлись лучшими асами мира, а нашим «Иванам» было до них ох как далеко (кстати, авторы вышеупомянутых изданий почему-то не привели данные о достижениях лучших летчиков-асов других стран: американца Ричарда Бонга, британца Джеймса Джонсона и француза Пьера Клостермана с их 40, 38 и 33 воздушными победами соответственно). Следующая мысль, которая промелькнет в головах у ребят, естественно, будет о том, что немцы летали на куда более совершенных самолетах. (Надо сказать, что подобным образом во время проведенного опроса отреагировали на представленные цифры воздушных побед даже не школьники, а студенты одного из московских ВУЗов).

Но как вообще отнестись к подобным, на первый взгляд кощунственным, цифрам?

Понятно, что любой школьник, если его заинтересует данная тема, полезет в «Интернет». Что он там найдет? Легко проверить… Наберем в поисковой системе фразу «Лучший ас Второй мировой войны».

Результат появляется вполне ожидаемый: на экране монитора высвечивается портрет белокурого Эриха Хартмана, увешанного железными крестами, а вся страничка пестрит фразами типа: «Лучшими летчиками-асами Второй мировой войны считаются немецкие летчики, особенно те, кто воевал на Восточном фронте…»

Вот те на! Мало того, что немцы оказались лучшими асами в мире, так и посбивали они больше всего не каких-то там англичан, американцев или французов с поляками, а именно наших ребят.

Так неужели истинную правду выложили в познавательной книжке и на обложках тетрадей несущие детям знания дяди и тети? Вот только что они хотели этим сказать? Что у нас были такие нерадивые пилоты? Наверное, нет. Но почему авторы многих печатных изданий и сведений, висящих на страничках «Интернета», приводя массу, казалось бы, интересных фактов, так и не удосужились объяснить читателям (особенно юным): откуда вообще взялись такие цифры и что они означают.

Возможно, кому-то из читателей дальнейшее повествование покажется неинтересным. Ведь эта тема уже не раз обсуждалась на страницах серьезных авиационных изданий. И с этим все ясно. Стоит ли повторять? Вот только до простых мальчишек нашей страны (учитывая тиражи специализированных технических журналов) эта информация так никогда и не доходила. И не дойдет. Да что там мальчишки. Покажите приведенные выше цифры школьному учителю истории и спросите его о том, что он об этом думает, и что по этому поводу скажет детям? А ведь мальчишки, увидев на обороте ученической тетрадки результаты воздушных побед Хартмана и Покрышкина, наверняка его об этом спросят. Боюсь, что результат потрясет вас до глубины души… Вот почему представленный ниже материал — это даже не статья, а скорее просьба к вам, уважаемые читатели, помочь вашим детям (и, может быть, даже их преподавателям) разобраться с некоторыми «ошеломляющими» цифрами. Тем более, что накануне 9 мая все мы вновь будем вспоминать о той далекой войне.

Откуда взялись такие цифры?

А действительно, откуда взялась, к примеру, такая цифра, как 352 победы Хартмана в воздушных боях? Кто может ее подтвердить?

Оказывается, никто. Мало того, всей авиационной общественности давным-давно известно, что эту цифру историки взяли из писем Эриха Хартмана к невесте. Так что первым делом возникает вопрос: а не приукрасил ли молодой человек свои боевые заслуги? Известны же высказывания некоторых немецких летчиков о том, что на заключительном этапе войны воздушные победы Хартману попросту приписали в пропагандистских целях, ибо терпящему крах гитлеровскому режиму наряду с мифическим чудо-оружием нужен был и супергерой. Интересно, что многие заявленные Хартманом победы не подтверждаются потерями в тот день с нашей стороны.

Изучение архивных документов периода Второй мировой войны убедительно доказало, что абсолютно все рода войск во всех странах мира грешили приписками. Не случайно в нашей армии вскоре после начала войны был введен принцип строжайшего учета сбитых самолетов противника. Самолет считали сбитым лишь после того, как наземные войска обнаруживали его обломки и тем самым подтверждали воздушную победу.

У немцев же, как, впрочем, и у американцев, подтверждения наземных войск не требовалось. Летчик мог прилететь и доложить: «Я сбил самолет». Главное, чтобы кинопулемет зафиксировал хотя бы попадание пуль и снарядов в цель. Иногда это позволяло набрать массу «очков». Известно, что в ходе «Битвы за Англию» немцы заявили о 3050 сбитых британских самолетах, в то время как англичане реально потеряли только 910.

Отсюда следует сделать первый вывод: нашим летчикам засчитывались реально сбитые самолеты. Немцам — воздушные победы, порой даже не приводящие к уничтожению вражеского самолета. И зачастую победы эти были мифическими.

Почему у наших асов не было по 300 и более воздушных побед?

Все то, о чем мы упомянули чуть выше, к самому мастерству летчиков-асов никоим образом не относится. Давайте рассмотрим такой вопрос: а могли ли немецкие летчики вообще сбить заявленное количество самолетов? И если могли, то почему?

А.И. Покрышкин, Г.К. Жуков и И.Н. Кожедуб

Как ни странно, иметь свыше 300 воздушных побед и Хартман, и Баркхорн, и другие немецкие летчики, в принципе, могли. И надо сказать, что многие из них обречены были стать асами, так как являлись самыми настоящими заложниками гитлеровского командования, бросившего их на войну. И воевали они, как правило, с первого и до последнего дня.

Летчиков-асов Англии, США и Советского Союза командование берегло и ценило. Руководство перечисленных военно-воздушных сил считало так: раз летчик сбил 40 -50 самолетов противника, значит, это очень опытный пилот, который может научить летному мастерству десяток талантливых молодых ребят. И пусть каждый из них собьет хотя бы по десятку самолетов противника. Тогда в сумме уничтоженных самолетов получится гораздо больше, чем если бы их сбивал оставшийся на фронте профессионал.

Вспомним, что нашему лучшему летчику-истребителю Александру Покрышкину уже в 1944 году командование ВВС вообще запретило участвовать в воздушных боях, поручив ему командование авиационной дивизией. И это оказалось правильным. К концу войны многие летчики из его соединения имели на своем боевом счету более 50 подтвержденных воздушных побед. Так, Николай Гулаев сбил 57 немецких самолетов. Григорий Речкалов — 56. Полсотни вражеских самолетов записал на свой счет Дмитрий Глинка.

Аналогично поступило и командование американских ВВС, отозвав с фронта своего лучшего аса Ричарда Бонга.

Надо сказать, что многие советские пилоты не могли стать асами лишь по той причине, что перед ними зачастую просто не было противника. Каждый летчик был прикреплен к своей части, а значит, и к определенному участку фронта.

У немцев же все было иначе. Опытных летчиков постоянно перебрасывали с одного участка фронта на другой. Они каждый раз оказывались в самой горячей точке, в самой гуще событий. К примеру, Иван Кожедуб за все время войны всего лишь 330 раз поднимался в небо и провел 120 воздушных боев, в то время как Хартман сделал 1425 вылетов и участвовал в 825 воздушных боях. Да наш летчик при всем желании не смог бы даже увидеть в небе столько немецких самолетов, сколько попались Хартману в прицел!

Кстати, став знаменитыми асами, летчики люфтваффе не получали индульгенцию от смерти. Буквально каждый день им приходилось участвовать в воздушных боях. Вот и получалось, что воевали они до самой смерти. А спасти от гибели их могли только плен или окончание войны. Лишь немногие из асов люфтваффе остались в живых. Хартману и Баркхорну просто повезло. Они стали знаменитыми лишь потому, что чудом выжили. А вот четвертый по результативности ас Германии Отто Киттель погиб во время воздушного боя с советскими истребителями в феврале 1945 года.

Чуть раньше встретил свою смерть самый знаменитый ас Германии Вальтер Новотны (в 1944 году он первым из летчиков люфтваффе довел свой боевой счет до 250 воздушных побед). Гитлеровское же командование, наградив пилота всеми высшими орденами Третьего рейха, поручило ему возглавить соединение первых (еще «сырых» и недоведенных) реактивных истребителей Ме-262 и бросило знаменитого аса на самый опасный участок воздушной войны — отражать налеты на Германию американских тяжелых бомбардировщиков. Участь пилота была предрешена.

Кстати, Эриха Хартмана Гитлер также хотел посадить на реактивный истребитель, но смышленый парень выкрутился из этой опасной ситуации, сумев доказать начальству, что толку от него будет больше, если его вновь посадят на старый надежный Bf 109. Такое решение позволило Хартману спасти свою жизнь от неминуемой гибели и стать, в конце концов, лучшим асом Германии.

Важнейшим доказательством того, что наши летчики ни в коей мере не уступали в мастерстве ведения воздушных боев немецким асам, красноречиво говорят некоторые цифры, о которых за рубежом не очень-то любят вспоминать, а некоторые наши журналисты от «свободной» прессы, берущиеся писать об авиации, просто не знают.

К примеру, историкам авиации известно, что наиболее результативной истребительной эскадрой люфтваффе, воевавшей на Восточном фронте, была элитная 54-я авиагруппа «Зеленое сердце», в которой накануне войны были собраны лучшие асы Германии. Так вот, из 112 летчиков 54-й эскадры, вторгшихся 22 июня 1941 года в воздушное пространство нашей Родины, до окончания войны дожили только четверо! В общей сложности 2135 истребителей этой эскадры остались лежать в виде металлолома на огромном пространстве от Ладоги до Львова. А ведь именно 54-я эскадра выделялась среди других истребительных эскадр люфтваффе тем, что за годы войны имела самый низкий уровень потерь в воздушных боях.

Интересно отметить еще один малоизвестный факт, на который мало кто обращает внимание, но который очень хорошо характеризует как наших, так и немецких летчиков: уже в конце марта 1943 года, когда господство в воздухе все еще принадлежало немцам, яркие «зеленые сердца», гордо сиявшие на бортах «мессершмиттов» и «фокке-вульфов» 54-й эскадры, немцы закрасили матовой серо-зеленой краской, дабы не вводить в искушение советских пилотов, считавших делом чести «завалить» какого-нибудь хваленого аса.

Какой самолет лучше?

Каждому, кто в той или иной степени интересовался историей авиации, наверное, приходилось слышать или читать высказывания «специалистов» о том, что германские асы имели больше побед не только благодаря своему мастерству, но ещё и по той причине, что летали на лучших самолетах.

Никто не спорит с тем, что летчик, летающий на более совершенном самолете, будет обладать определенным преимуществом в бою.

Гауптман Эрих Хартман (Erich Hartmann) (19.04.1922 — 20.09.1993) со своим командиром майором Герхардом Баркхорном (Gerhard Barkhorn) (20.05.1919 — 08.01.1983) за изучением карты. II./JG52 (2-я группа 52-й истребительной эскадры). Э.Хартманн и Г.Баркхорн являются самыми результативными летчиками Второй Мировой войны, имевшими на своем боевом счету 352 и 301 воздушные победы соответственно. В левом нижнем углу снимка — автограф Э.Хартманна.

Во всяком случае, пилот более скоростного самолета всегда сможет догнать противника, а при необходимости выйти из боя…

Но вот что интересно: весь мировой опыт ведения воздушных войн говорит о том, что в воздушном бою обычно побеждает не тот самолет, который лучше, а тот, в котором сидит лучший летчик. Естественно, все это относится к самолетам одного поколения.

Хотя по целому ряду технических показателей германские «мессершмитты» (особенно в начале войны) превосходили наши МиГи, Яки и ЛаГГи, оказалось, что в реальных условиях тотальной войны, что велась на Восточном фронте, их техническое превосходство оказывалось не столь очевидным.

Свои основные победы германские асы в начале войны на Восточном фронте набрали благодаря опыту, накопленному во время предыдущих военных кампаний в небе над Польшей, Францией, Англией. В то же время основная масса советских летчиков (за небольшим исключением тех, кто успел повоевать в Испании и на Халхин Голе) вообще не имела никакого боевого опыта.

А ведь хорошо подготовленный пилот, знающий достоинства как своего самолета, так и самолета противника, всегда мог навязать врагу свою тактику воздушного боя.

Накануне войны наши летчики только-только начали осваивать новейшие истребители типа Як-1, МиГ-3 и ЛаГГ-3. Не имея необходимого тактического опыта, твердых навыков в управлении самолетом, не умея как следует стрелять, они все равно шли в бой. А потому понесли большие потери. Ни их мужество, ни героизм помочь не могли. Нужно было просто набраться опыта. А для этого требовалось время. Вот только времени на это в 1941 году не было.

Но те из летчиков, кто выжил в жестоких воздушных схватках начального периода войны, стали впоследствии знаменитыми асами. Они не только били фашистов сами, но и научили воевать молодых пилотов. Сейчас часто можно услышать высказывания о том, что в годы войны в истребительные полки из летных училищ приходила слабо подготовленная молодежь, которая становилась легкой добычей немецких асов.

Но при этом такие авторы почему-то забывают упомянуть о том, что уже в истребительных полках старшие товарищи продолжали обучать молодых пилотов, не жалея ни сил, ни времени. Они старались сделать из них опытных воздушных бойцов. Вот характерный пример: только с середины осени 1943 года по конец зимы 1944 г. во 2-м гвардейском авиационном полку только для тренировки молодых пилотов было выполнено около 600 вылетов!

Для немцев же в конце войны ситуация оказалась хуже некуда. В истребительные эскадры, на вооружении которых имелись самые современные истребители, направлялись необстрелянные, наспех подготовленные мальчишки, которых тут же посылали на смерть. Попадали в истребительные эскадры и «безлошадные» пилоты из разгромленных бомбардировочных авиагрупп. Последние имели огромный опыт воздушной навигации, умели летать ночью. Но они не могли на равных с нашими летчиками-истребителями вести маневренные воздушные бои. Те немногие опытные «охотники», что еще оставались в строю, уже никоим образом не могли изменить ситуацию. Спасти немцев не могла никакая, пусть даже самая совершенная техника.

Кого и как сбивали?

Люди, далекие от авиации, понятия не имеют о том, что советские и германские пилоты были поставлены в совершенно разные условия. Немецкие летчики-истребители, и Хартман в их числе, очень часто занимались так называемой «свободной охотой». Их главной задачей было уничтожение самолетов противника. Они могли летать тогда, когда считали нужным, и туда, куда считали нужным.

Если они видели одиночный самолет, то бросались на него, словно волки на беззащитную овцу. А если сталкивались с сильным противником, тут же покидали поле боя. Нет, это была не трусость, а точный расчет. Зачем нарываться на неприятности, если через полчаса можно вновь найти и преспокойно «завалить» очередную беззащитную «овечку». Именно так немецкие асы зарабатывали себе награды.

Интересно отметить тот факт, что уже после войны Хартман упоминал в том, что не раз поспешно уходил на свою территорию после того, как ему по рации сообщали о том, что в воздухе появлялась группа Александра Покрышкина. Меряться силами с прославленным советским асом и нарываться на неприятности ему явно не хотелось.

А что же происходило у нас? Для командования Красной Армии главной целью было нанесение мощных бомбовых ударов по противнику и прикрытие с воздуха сухопутных войск. Бомбовые удары по немцам наносили штурмовики и бомбардировщики — самолеты относительно тихоходные и представлявшие для немецких истребителей лакомый кусочек. Советским истребителям постоянно приходилось сопровождать бомбардировщики и штурмовики в их полете к цели и обратно. А это означало, что им в подобной ситуации выпадало вести не наступательный, а оборонительный воздушный бой. Естественно, что все преимущества в таком бою были на стороне противника.

Прикрывая сухопутные войска от налетов немецкой авиации, наши летчики также были поставлены в очень непростые условия. Пехота постоянно хотела видеть краснозвездные истребители над своей головой. Вот и вынуждены были наши летчики «гудеть» над линией фронта, летая туда-сюда на малой скорости и на небольшой высоте. А в это время немецкие «охотники» с большой высоты лишь выбирали себе очередную «жертву» и, развив огромную скорость на пикировании, молниеносно сбивали наши самолеты, пилоты которых, даже увидев нападавшего, попросту не успевали развернуться или набрать скорость.

По сравнению с немцами, нашим летчикам-истребителям разрешалось летать на свободную охоту не так часто. Поэтому и результаты были скромнее. К сожалению, свободная охота для нашей истребительной авиации была непозволительной роскошью…

О том, что свободная охота позволяла набрать значительное число «баллов», свидетельствует пример французских пилотов из полка «Нормандия-Неман». Наше командование берегло «союзников» и старалось не посылать их на прикрытие войск или в смертельно опасные рейды по сопровождению штурмовиков и бомбардировщиков. Французы получили возможность заняться свободной охотой.

И результаты говорят сами за себя. Так, всего за десять дней октября 1944 года французские летчики сбили 119 вражеских самолетов.

В советской авиации не только в начале войны, но и на заключительном ее этапе было очень много бомбардировщиков и штурмовиков. А вот в составе люфтваффе по ходу войны произошли серьезные изменения. Для отражения налетов вражеских бомбардировщиков им постоянно требовалось все больше и больше истребителей. И наступил такой момент, что немецкая авиационная промышленность оказалась просто не в состоянии выпускать одновременно и бомбовозы, и истребители. Поэтому уже в конце 1944 года выпуск бомбардировщиков в Германии практически полностью прекратился, а из цехов авиационных заводов начали выходить одни лишь истребители.

А это значит, что советские асы, в отличие от немцев, уже не так часто встречали в воздухе большие тихоходные цели. Драться им приходилось исключительно со скоростными истребителями Мессершмитт Bf 109 и новейшими истребителями-бомбардировщиками Фокке-Вульф Fw 190, сбить которые в воздушном бою было куда сложнее, чем неповоротливый бомбовоз.

Из этого перевернувшегося на посадке «Мессершмитта», поврежденного в бою, только что был извлечен Вальтер Новотны, бывший одно время асом №1 в Германии. А ведь его летная карьера (как, впрочем, и сама жизнь) вполне могла завершиться на этом эпизоде

Мало того, в конце войны небо над Германией буквально кишело «спитфайрами», «темпестами», «тандерболтами», «мустангами», «илами», «пешками», «яками» и «лавочкиными». И если каждый вылет германского аса (если ему вообще удавалось взлететь) завершался начислением баллов (которые тогда уже никто толком и не считал), то пилотам авиации союзников воздушную цель еще нужно было поискать. Многие советские летчики вспоминали, что уже с конца 1944 года их личный счет воздушных побед перестал расти. В небе уже не так часто встречались немецкие самолеты, а боевые вылеты истребительных авиаполков в основном выполнялись в целях разведки и штурмовки наземных войск противника.

Для чего нужен истребитель?

На первый взгляд этот вопрос кажется очень простым. Любой человек, даже не знакомый с авиацией, ответит без запинки: истребитель нужен для того, чтобы сбивать вражеские самолеты. Но так ли все просто? Как известно, истребительная авиация — часть военно-воздушных сил. Военно-воздушные силы — составляющая часть армии.

Задача любой армии — разгромить противника. Понятно, что все силы и средства армии должны быть соединены воедино и направлены на разгром врага. Руководит армией ее командование. И от того, как командование сумеет организовать управлением армией, зависит результат боевых действий.

У советского и германского командования подход оказался разным. Командование вермахта поручило своей истребительной авиации завоевать господство в воздухе. Другими словами — германская истребительная авиация должна была тупо сбивать все вражеские самолеты, замеченные в воздухе. Героем считался тот, кто собьет больше самолетов противника.

Надо сказать, что такой подход очень импонировал германским летчикам. Они с удовольствием включились в это «соревнование», считая себя настоящими охотниками.

И все бы хорошо, да вот только поставленную задачу германские летчики так и не выполнили. Самолетов посбивали немало, а что толку? С каждым месяцем советских самолетов, а также самолетов союзников в воздухе становилось все больше. Прикрыть свои сухопутные силы с воздуха немцы все равно не смогли. А потеря бомбардировочной авиации лишь еще больше осложнила им жизнь. Одно это говорит о том, что воздушную войну немцы в стратегическом плане полностью проиграли.

Командование Красной Армии задачи истребительной авиации видело совершенно в другом. Советские летчики-истребители прежде всего должны были прикрывать сухопутные войска от ударов германских бомбардировщиков. А еще они должны были защищать самолеты штурмовой и бомбардировочной авиации во время их налетов на позиции германской армии. Другими словами, истребительная авиация действовала не сама по себе, как у немцев, а исключительно в интересах сухопутных войск.

Это была тяжелая неблагодарная работа, в ходе которой наши летчики обычно получали не славу, а смерть.

Неудивительно, что потери советских истребителей были огромны. Впрочем, это вовсе не означает, что наши самолеты были намного хуже, а летчики слабее немецких. В данном случае исход боя определяли не качество техники и мастерство пилота, а тактическая необходимость, жесткий приказ командования.

Тут, наверное, любой ребенок спросит: «И что же это за такая глупая тактика боя, что за идиотские приказы, из-за которых напрасно гибли и самолеты, и пилоты?»

Вот здесь и начинается самое главное. И нужно понять, что на самом деле, тактика эта не глупая. Ведь главная ударная сила любой армии — ее сухопутные войска. Бомбовый удар по танкам и пехоте, по складам с вооружением и топливом, по мостам и переправам может сильно ослабить боевые возможности сухопутных войск. Один удачный воздушный удар может в корне изменить ход наступательной или оборонительной операции.

Если в воздушном бою при защите наземных объектов будет потерян десяток истребителей, но при этом ни одна вражеская бомба не попадет, к примеру, в склад с боеприпасами, то это значит, что боевая задача летчиками-истребителями выполнена. Пусть даже ценой их жизни. В противном случае целая дивизия, оставшись без снарядов, может быть смята наступающими силами противника.

То же самое можно сказать и о полетах на сопровождение ударных самолетов. Если те уничтожили склад боеприпасов, разбомбили железнодорожную станцию, забитую эшелонами с военной техникой, уничтожили опорный узел обороны, то это значит, что они внесли существенный вклад в победу. И если при этом летчики-истребители обеспечили бомбардировщикам и штурмовикам возможность прорваться к цели сквозь воздушные заслоны врага, пусть даже потеряв своих боевых товарищей, значит, они тоже победили.

И это действительно настоящая воздушная победа. Главное — чтобы была выполнена задача, поставленная командованием. Задача, которая может кардинальным образом изменить весь ход боевых действий на данному участке фронта. Из всего этого напрашивается вывод: германские истребители -охотники, истребители ВВС Красной Армии — защитники.

С мыслью о смерти…

Кто бы что ни говорил, но бесстрашных летчиков (как, впрочем, танкистов, пехотинцев или моряков), не боящихся смерти, не бывает. На войне хватает и трусов, и предателей. Но в массе своей наши летчики даже в самые тяжелые моменты воздушного боя придерживались неписанного правила: «сам погибай, а товарища выручай». Порой, уже не имея боезапаса, они продолжали вести бой, прикрывая своих товарищей, шли на таран, желая нанести врагу максимальный урон. А все потому, что они защищали свою землю, свой дом, своих родных и близких. Они защищали свою Родину.

Фашисты, напавшие на нашу страну в 1941 году, тешили себя мыслью о мировом господстве. В то время немецкие летчики и подумать не могли о том, что им придется пожертвовать своей жизнью ради кого-то или ради чего-то. Лишь в своих патриотических речах они были готовы отдать жизнь за фюрера. Каждый из них, как любой другой захватчик, мечтал после успешного завершения войны получить хорошую награду. А чтобы получить лакомый кусок, до конца войны нужно было дожить. При таком положении дел на первый план выходили не героизм и самопожертвование ради достижения великой цели, а холодный расчет.

Не стоит забывать и о том, что мальчишки Советской страны, многие из которых впоследствии стали военными летчиками, воспитывались несколько иначе, нежели их сверстники в Германии. Они брали пример с таких бескорыстных защитников своего народа, как, к примеру, былинный богатырь Илья Муромец, князь Александр Невский. Тогда в памяти народа еще свежи были боевые подвиги легендарных героев Отечественной войны 1812 года, героев Гражданской войны. Да и вообще советские школьники воспитывались в основном на книгах, героями которых были истинные патриоты Родины.

Конец войны. Молодые немецкие пилоты получают боевую задачу. В их глазах — обреченность. Эрих Хартман говорил про них: «Эти юноши приходят к нам, и их практически немедленно сбивают. Они приходят и уходят, подобно волнам прибоя. Это преступление… Я думаю, здесь виновата наша пропаганда»

Их сверстники из Германии тоже знали что такое дружба, любовь, что такое патриотизм и родная земля. Но не стоит забывать и о том, что в Германии, с ее многовековой историей рыцарства, последнее понятие было особенно близко всем мальчишкам. Рыцарские законы, рыцарская честь, рыцарская слава, бесстрашие ставились во главу угла. Не случайно даже главной наградой рейха был рыцарский крест.

Понятно, что любой мальчишка в душе мечтал стать прославленным рыцарем.

Однако не стоит забывать, что вся история средневековья свидетельствует о том, что главной задачей рыцаря было служение своему господину. Не Родине, не народу, а королю, герцогу, барону. Даже воспетые в легендах независимые странствующие рыцари были, по своей сути, самыми обычными наемниками, зарабатывающими деньги умением убивать. А все эти воспетые летописцами крестовые походы? Разбой чистой воды.

Не случайно слова рыцарь, нажива и богатство неотделимы друг от друга. Всем также хорошо известно, что рыцари редко гибли на поле брани. В безвыходном положении они, как правило, сдавались в плен. Последующий выкуп из плена был для них вполне заурядным делом. Обычная коммерция.

И стоит ли удивляться тому, что рыцарский дух, в том числе и в своих негативных проявлениях, самым непосредственным образом сказывался на моральных качествах будущих пилотов люфтваффе.

Командование прекрасно знало об этом, потому как само считало себя современным рыцарством. При всем желании оно не могло заставить своих пилотов воевать так, как воевали советские летчики-истребители — не жалея ни сил, ни самой жизни. Нам это может показаться странным, но оказывается, даже в уставе германской истребительной авиации было записано, что летчик сам определяет свои действия в воздушном бою и никто не может запретить ему выйти из боя, если он посчитает это необходимым.

По лицам этих пилотов видно, что перед нами воины-победители. На снимке запечатлены самые результативные летчики-истребители 1-й гвардейской истребительной авиадивизии Балтийского флота: старший лейтенант Селютин (19 побед), капитан Костылев (41 победа), капитан Татаренко (29 побед), подполковник Голубев (39 побед) и майор Батурин (10 побед)

Вот почему немецкие асы никогда не прикрывали свои войска над полем боя, вот почему они не защищали своих бомбардировщиков так самоотверженно, как это делали наши истребители. Как правило, немецкие истребители лишь расчищали своим бомбовозам дорогу, старались сковывать действия наших перехватчиков.

История прошедшей мировой войны изобилует фактами того, как германские асы, посланные на сопровождение бомбардировщиков, бросали своих подопечных в случае, когда воздушная обстановка складывалась не в их пользу. Расчетливость охотника и самопожертвование оказались для них понятиями несовместимыми.

В результате именно воздушная охота стала тем единственным приемлемым решением, которое устраивало всех. Руководство люфтваффе с гордостью рапортовало о своих успехах в борьбе с вражеской авиацией, геббельсовская пропаганда с упоением рассказывала германскому народу о боевых заслугах непобедимых асов, а те, отрабатывая данный им шанс остаться в живых, изо всех сил набирали баллы.

Возможно, в головах немецких летчиков что-то изменилось лишь тогда, когда война пришла на территорию самой Германии, когда англо-американская бомбардировочная авиация начала буквально стирать с лица земли целые города. Женщины и дети десятками тысяч гибли под бомбами союзников. Ужас парализовал мирное население. Только тогда, охваченные страхом за жизнь своих детей, жен, матерей, немецкие летчики из сил Противовоздушной обороны самоотверженно начали бросаться в смертельные воздушные схватки с превосходящим по численности противником, а порой даже шли на таран «летающих крепостей».

Но было уже слишком поздно. К тому времени в Германии почти не осталось ни опытных пилотов, ни достаточного количества самолетов. Отдельные летчики-асы и наспех обученные мальчишки даже своими отчаянными действиями уже не могли спасти положения.

Пилотам, которые в это время воевали на Восточном фронте, можно сказать, еще повезло. Практически лишенные топлива, они уже почти не поднимались в воздух, а потому хотя бы дожили до окончания войны и остались живы. Что касается упоминавшейся в начале статьи знаменитой истребительной эскадры «Зеленое сердце», то ее последние асы поступили вполне по-рыцарски: на оставшихся самолетах они полетели сдаваться в плен к понимающим их «друзьям-рыцарям» — англичанам и американцам.

Думается, прочитав все вышесказанное, вы, наверное, сможете ответить на вопрос своих детей о том, были ли немецкие пилоты лучшими в мире? Действительно ли они на порядок превосходили в своем мастерстве наших летчиков?

Грустное примечание

Не так давно я увидел в книжном магазине новое издание той самой детской книги по авиации, с которой как раз и начал статью. В надежде на то, что второе издание будет отличаться от первого не только новой обложкой, но и даст ребятам сколько-нибудь вразумительное объяснение столь фантастической результативности германских асов, я открыл книгу на интересующей меня странице. К сожалению, все осталось без изменения: 62 самолета, сбитых Кожедубом, выглядели смешными цифрами на фоне 352 воздушных побед Хартмана. Такая вот невеселая арифметика…

/Виктор Бакурский, topwar.ru/

army-news.ru

Асы Второй мировой.Советские летчики. — Славянская культура

Рекордсменом по количеству сбитых немецких самолетов считается Иван Кожедуб. На его счету 62 вражеские машины. Александр Покрышкин отстал от него на 3 самолета — официально считается, что ас № 2 может нарисовать на своем фюзеляже 59 звездочек. На самом деле информация о первенстве Кожедуба является ошибочной. 

Их восемь — нас двое. Расклад перед боем
Не наш, но мы будем играть!
Сережа, держись! Нам не светит с тобою.
Но козыри надо равнять.
Я этот небесный квадрат не покину —
Мне цифры сейчас не важны:
Сегодня мой друг защищает мне спину,
А значит, и шансы равны.

Владимир Высоцкий  

Несколько лет назад в архиве трижды героя Советского Союза Александра Покрышкина обнаружились записи, которые позволяют по-иному взглянуть на заслуги легендарного летчика. Оказывается, в течение десятилетий истинное количество сбитых им фашистских самолетов сильно преуменьшалось. Причин тому было несколько.
Во-первых, сам факт падения каждого сбитого самолета противника нужно было подтверждать сообщениями наземных наблюдателей. Таким образом, все машины, уничтоженные за линией фронта, в статистику советских пилотов-истребителей не попадали по определению. Покрышкин, в частности, недосчитался из-за этого 9 «трофеев».
Во-вторых, многие из его товарищей вспоминали, что он щедро делился со своими ведомыми, чтобы те могли быстрее получить ордена и новые звания. Наконец, в 1941 году летная часть Покрышкина при отступлении была вынуждена уничтожить все документы, и более десятка побед сибирского героя осталось только в его памяти и личных записях. Прославленный летчик после войны не стал доказывать свое первенство и удовлетворился записанными на его счет 59 самолетами врага. У Кожедуба их было, как известно, 62. Сегодня можно сказать, что Покрышкин уничтожил 94 самолета, 19 — подбил (часть их, без сомнения, не смогла дотянуть до аэродрома или была добита другими летчиками), а 3 — уничтожил на земле. Покрышкин расправлялся в первую очередь с истребителями врага — самыми трудными и опасными целями. Бывало, что он и двое его соратников дрались с восемнадцатью противниками. Сибирский ас сбил 3 «фоккера», 36 «мессеров», еще 7 подбил, а 2 сжег на аэродромах. Легких бомбардировщиков им уничтожено 33, тяжелых — 18. На более мелкие цели он отвлекался редко, сбив 1 легкий разведывательный самолет и 4 транспортника. Для полной правды следует сказать, что свой боевой счет он начал 22 июня 1941 года с того, что сбил наш легкий двухместный бомбардировщик Су-2, который был по глупости командования настолько засекречен, что ни один советский истребитель не знал его силуэта. А лозунг всякого боевого летчика не оригинален: «Видишь незнакомый самолет — принимай его за противника».

Американский президент Франклин Рузвельт назвал Покрышкина самым выдающимся асом Второй мировой войны. С этим трудно не согласиться, хотя боевые заслуги Кожедуба не менее весомы. Наверняка на его счету тоже есть незафиксированные самолеты.

Еще менее повезло в этом отношении советскому летчику по имени Иван Федоров. Он сбил 134 вражеских «борта», провел 6 таранов, 2 самолета «взял в плен» — вынудил сесть на свой аэродром. При этом ни разу не был сбит сам и не потерял ни одного ведомого. Но этот летчик остался совершенно неизвестным. Его именем не назывались пионерские дружины, ему не ставили памятники. Проблемы возникли даже с присвоением ему звания Героя Советского Союза.

Первый раз к этой высокой награде Иван Федоров был представлен еще в 1938 году — за 11 сбитых в Испании самолетов. С большой группой офицеров из Испании Федоров приехал в Москву на торжественное вручение. Среди награжденных кроме летчиков были моряки и танкисты. На одном из «банкетов» представители дружественных родов войск стали выяснять, какой вид вооруженных сил лучше. Спор дошел до драки, а потом и до перестрелки. В результате 11 санитарных машин развозили пострадавших по московским госпиталям и моргам. Иван Федоров особого участия в драке не принимал, но, не в меру разбушевавшись, ударил приставленного к нему сотрудника НКВД. Летчик был первоклассным боксером — на второй день особист, не приходя в сознание, скончался. В результате Федоров был объявлен одним из зачинщиков скандала. Руководство Наркомата обороны замяло этот инцидент, но наград не дали никому. Всех раскидали по воинским частям с совершенно неподходящими для дальнейшей карьеры характеристиками.

Что же касается Федорова, то его и еще нескольких летчиков вызвал начальник генерального штаба авиации генерал-лейтенант Смушкевич и сказал: «Воевали геройски — и все насмарку!» А оставшись с Федоровым наедине, он доверительно и по-дружески предупредил, что НКВД завел на него особую папку по личному распоряжению Лаврентия Берии. Тогда от ареста и смерти Федорова спас сам Сталин, приказавший Берии не трогать летчика, чтобы не осложнять отношений с испанцами, для которых Иван был национальным героем. Однако из ВВС Федорова уволили и перевели пилотом-испытателем в КБ С.А. Лавочкина.

Лишенный звания Героя Советского Союза, Федоров буквально за несколько месяцев до вторжения фашистской Германии в СССР умудрился получить высшую военную награду Третьего рейха. Получилось это так.

Весной 1941 года СССР и Германия, находившиеся тогда в весьма дружеских отношениях, обменялись делегациями летчиков-испытателей. В составе советских пилотов Федоров поехал в Германию. Желая показать потенциальному противнику (а Иван ни минуты не сомневался в неизбежности войны с Германией) мощь советской военной авиации, летчик продемонстрировал в воздухе самые сложные фигуры пилотажа. Гитлер был ошеломлен и поражен, а рейхсмаршал авиации Геринг угрюмо подтвердил, что даже лучшие немецкие асы повторить «воздушные акробатические фокусы» советского летчика не смогут.

17 июня 1941 года состоялся прощальный банкет в резиденции рейхсканцлера, где Гитлер вручил советским летчикам награды. Федоров из его рук получил один из высших орденов рейха — Железный крест с дубовыми листьями 1-го класса. Сам Федоров вспоминал об этой награде неохотно: «Крест какой-то дали, я не разбираюсь, он мне не нужен, валялся у меня в коробке, я его не носил и никогда не одел бы». Тем более, что через несколько дней после возвращения советских летчиков началась Великая Отечественная...

Война застала Федорова в Горьком, где он работал на заводе испытателем. Целый год пилот безрезультатно «бомбардировал» высшие инстанции рапортами с просьбой отправить его на фронт. Тогда Федоров решил схитрить. В июне 1942 года на опытном истребителе ЛаГТ-3 он сделал 3 «мертвые петли» под мостом через Волгу. Надежа была на то, что воздушного хулигана отправят за это на фронт. Однако когда Федоров пошел на четвертый заход, зенитчики из охраны моста открыли по самолету огонь, подумав, видимо, что он может мост разрушить. Тогда летчик решил, что не будет даже возвращаться на свой аэродром, и полетел прямо на фронт...

До линии фронта было почти 500 км пути, и Федорова не только обстреливали зенитки, но и атаковали два МИГ-3 московских сил противовоздушной обороны. Счастливо избежав опасности, Иван Евграфович приземлился на аэродроме подмосковного Клина, в расположении штаба 3-й Воздушной армии.

Командующий армией Михаил Громов, прославленный полярный летчик, выслушав подробный доклад «волонтера», принял решение оставить его у себя. Между тем руководство Горьковского авиазавода объявило Федорова дезертиром и потребовало вернуть с фронта. Он послал им телеграмму: «Не затем удирал, чтобы к вам вернуться. Если виноват, отдайте под трибунал». По-видимому, за «дезертира» вступился сам Громов: «Если бы ты с фронта удрал, тогда судили бы, а ты же на фронт». Действительно, дело вскоре закрыли.

За первые полтора месяца Федоров сбил 18 немецких самолетов и уже в октябре 1942 года был назначен командиром 157-го истребительного авиационного полка. Весну 43-го он встретил уже командиром 273-й авиадивизии. А еще с лета 1942 до весны 1943 года Федоров командовал уникальной группой из 64 летчиков-штрафников, созданной по личному распоряжению Сталина. Тот считал неразумным отправлять пусть даже серьезно провинившихся пилотов в наземные штрафбаты, где они не могли принести никакой пользы, да и ситуация на фронте тогда складывалась так, что каждый обученный и опытный пилот был буквально на вес золота. Но командовать этими «воздушными хулиганами» никто из асов не хотел. И тогда Федоров сам вызвался руководить ими. При том что Громов наделил его правом расстреливать на месте каждого при малейшей попытке неповиновения, Федоров этим не воспользовался ни разу.

Штрафники блестяще показали себя, сбив около 400 самолетов противника, хотя победы им не засчитывались, как и самому Федорову, а распределялись по другим авиаполкам. Потом, уже после официального «прощения», несколько федоровских подопечных стали Героями Советского Союза. Наиболее известным из них был Алексей Решетов.

В мае 44-го Федоров, добровольно уйдя с должности командира 213-й авиадивизии, не желая заниматься «бумажной», по его мнению, работой, стал заместителем командира 269-й авиадивизии, получив возможность больше летать. Вскоре ему удалось собрать специальную группу, состоящую из девяти летчиков, вместе с которыми он занимался так называемой «свободной охотой» за линией фронта.

После тщательно проведенной разведки группа федоровских «охотников», хорошо знавшая расположение аэродромов противника, обычно к вечеру пролетала над одним из них и сбрасывала вымпел, представлявший собой банку из-под американской тушенки с грузом и запиской внутри. В ней на немецком языке летчикам люфтваффе предлагалось выйти на поединок, причем строго по числу прилетевших с советской стороны. В случае нарушения численного паритета «лишние» просто сбивались на взлете. Немцы, разумеется, вызов принимали.

В этих «дуэлях» Федоров одержал 21 победу. Но, пожалуй, самый свой удачный бой Иван Евграфович провел в небе над Восточной Пруссией в конце 44-го, сбив сразу 9 «мессершмиттов». Благодаря всем этим ярким достижениям у аса появилось фронтовое прозвище Анархист.

Все летчики «группы Федорова» получили звание Героя Советского Союза, а Василий Зайцев и Андрей Боровых были удостоены его дважды. Исключение составлял только сам командир. Все представления Федорова к этому званию по-прежнему «заворачивались».

После Великой Победы Федоров вернулся в КБ Лавочкина, где испытывал реактивные самолеты. Он первым в мире преодолел звуковой барьер на самолете Ла-176. А вообще на счету данного летчика 29 мировых авиационных рекордов. Именно за эти достижения 5 марта 1948 года Сталин присвоил Ивану Федорову звание Героя Советского Союза.
Что же касается безвестности самого результативного аса советских ВВС, то Иван Евграфович никогда не стремился развенчать это заблуждение: «За себя постоять всегда умел и сумею, но хлопотать и писать в высшие инстанции, для того чтобы вернули неврученные награды, никогда не стану. Да и не нужны они мне уже — другими материями душа живет».

Так что самыми лучшими советскими асами Второй мировой войны — вот такое заблуждение! — по-прежнему считаются Покрышкин и Кожедуб. 

Похожие статьи:

Вторая мировая война → Жизнь и подвиг Евгения Преображенского

Вторая мировая война → Почему советские летчики уступают по числу сбитых самолетов асам Люфтваффе?

Вторая мировая война → Маршалу Жукову посвящается...

Вторая мировая война → Путь к Победе. 14 марта 1945 года

Биографии → Георгий Агеевич Лобов. К 100-летию Героя Корейской войны

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Лучшие асы времен Второй Мировой войны!

Фото летчиков и их боевые показатели (некоторая статистика и дополнительные данные).

Советские летчики, Союзники, Немецкие летчики.


Советские летчики

1.
Кожедуб Иван Никитич: К 62 немецким самолетам официально сбитым И.Н.Кожедубом в годы Великой Отечественной войны, следует прибавить и 2 американских истребителя, сбитых им в самом конце войны. В Апреле 1945 года заградительной очередью Кожедуб отогнал пару немецких истребителей от американского В-17, но был атакован истребителями прикрытия, открывшими огонь с большой дистанции. С переворотом через крыло Кожедуб стремительно атаковал крайнюю машину. Тот задымил и со снижением пошел в сторону наших войск ( пилот этой машины вскоре выпрыгнул с парашютом и благополучно приземлился ).Второе фото - его самолет. - Ла-7 И.Н.Кожедуба, 176-й ГвИАП, весна 1945)


2. Покрышкин Александр Иванович: 24 мая Покрышкину было присвоено звание Героя Советского Союза. К этому времени на его счету оказалось уже 25 сбитых самолетов противника. Через три месяца он был награжден второй Золотой Звездой. Сражаясь с Люфтваффе на юге Украины, Покрышкин записал на свой счет еще 18 "Юнкерсов", включая два высотных разведчика. В ноябре 1943 года, используя подвесные баки, он устроил охоту за Ju.52, действующими на воздушных коммуникациях над Черным морем. За четыре вылета в условиях переменчивой морской погоды советский летчик отправил на дно пять трехмоторных транспортников.

В мае 1944 года Покрышкина назначили командиром 9-й гвардейской авиадивизии, но, несмотря на высокую должность, он не прекратил боевых вылетов, одержав до конца года очередные семь побед. Боевая деятельность самого известного аса СССР завершилась в Берлине. Всего за годы войны он совершил 650 вылетов, провел 156 воздушных боев, сбил 59 вражеских самолетов лично и 6 - в группе. (на фото ниже его самолет)


3.
Гулаев Николай Дмитриевич:Всего за войну гвардии майор Гулаев провел 240 боевых вылетов, в 69 воздушных боях сбил лично 57 и в группе 3 самолета противника. Его "производительность", 4 вылета на сбитый, стала одной из самых высоких в советской истребительной авиации.


4.
Евстигнеев Кирилл Алексеевич:Всего за годы войны он совершил около 300 боевых вылетов, провел свыше 120 воздушных боев, сбил лично 52 и в составе группы - 3 вражеских самолета. "Летчик - кремень", - так отзывался о нем Иван Кожедуб, некоторое время служивший с Евстигнеевым в одном полку.


5.
Глинка Дмитрий Борисович: После почти полугодового отпуска, учебы и пополнения летчики 100-го гиап приняли участие в Ясской операции. В начале мая в бою, где 12 "кобр" атаковали около полусотни Ю-87, Глинка сбил три бомбардировщика, а всего за неделю боев здесь уничтожил 6 самолетов противника.
При перелете на Ли-2 он попал в катастрофу: самолет ударился о вершину горы. Его с товарищами спасло то, что они расположились в xвосте машины - спали на самолетных чехлах. Все другие пассажиры и экипаж погибли. В результате аварии он получил тяжелые травмы: несколько дней был без сознания. Выписался из госпиталя через два месяца и в ходе Львовско-Сандомирской операции сумел уничтожить 9 немецких машин. В боях за Берлин он сбил 3 самолета в один день, а свою последнюю победу одержал 18 апреля 1945 г., в упор, с 30 метров, расстреляв ФВ-190.
Всего за войну он провел около 300 боевых вылетов, 100 воздушных боев, лично сбил 50 самолетов противника, из них 9 на Як-1, остальные - на "Аэрокобре".

СОЮЗНИКИ

1.
Бонг Ричард Ира "Дик"(США). В конце 1944 года американский ас вновь появился на фронте и всего за 30 боевых вылетов довел свои счет до 40 побед. В декабре он снова отправился в США и стал летчиком-испытателем. К сожалению, эта его ка рьера длилась недолго, и в августе 1945 года он погиб при испытании нового реактивного самолета F-80 "Шутинг Стар". Вскоре после взлета отказал двигатель этой машины, и Бонг не смог покинуть ее с парашютом.


2.
Джонсон Джеймс "Джонни"(Англия) : В марте 1943 года получил повышение, став командовать Канадским Крылом, вооруженным все теми же "спитфайрами", но модификации Mk.IX. На этот момент на его счету было уже 14 личных побед и 5 одержанных в группе. Принимал активное участие в высадке в Нормандии, командуя 144-м Крылом.
Войну закончил с 34 личными и 7 групповыми победами в воздух


3.
Майор Томас Макгвайр (США): Погиб Макгвайр 7 января 1945 года над островом Лос-Негрос в возрасте 24 лет, имея 17 высоких наград и Почетную Медаль Конгресса. Он одержал 38 воздушных побед в течение 17 месяцев. В ознаменование его заслуг воздушная база ВВС США "Форт Дике" в городе Райстаун, штат Нью-Джерси получила название: "Воздушная база Макгвайр".



4. Клостерман Пьер (Франция):Войну закончил полковником авиации, в возрасте всего 24 лет. В общей сложности одержал 33 воздушные победы, из них 19 FW 190 и 7 Bf 109, кроме того, уничтожил на земле 30 самолетов, 72 паровоза, 225 грузовиков. В течение трех лет совершил 432 боевых вылета и налетал 2000 часов.


5.
Короче, я снова сделал горку, но тут уже он открыл огонь под углом упреждения 90". Что и говорить, два раза мне повезло, а теперь он все-таки угодил, куда надо, В смысле попал! Я услышал взрыв и сразу почувствовал, как моя нога наливается свинцом. Резко упали обороты двигателя. Помню, я сказал: "Вот, черт!" Потом резко спикировал. Я боялся смотреть на ногу. Боюсь, если бы увидел кровь или что-нибудь такое, то просто потерял бы сознание. В общем, я не стал туда смотреть". Габрески в тот раз скрылся в облаке и избежал гибели, а затем еще умудрился практически с сухими баками добраться до своего аэродрома. Всего за годы войны он сбил 28 самолетов, включая 21 одномоторный истребитель. Правда, 20 июля 1944 года и его самолет был подбит зенитным снарядом в районе Кобленца, но Габрески остался цел, хотя и попал в плен.
После войны Габрески остался в ВВС США и записал на свой счет еще шесть МиГ-15 во время боевых действий в Корее. Умер 31 января 2002 года в возрасте 83-х лет.


Немецкие летчики


1.
Всего на счету у Хартмана числились 352 воздушные победы, 260 из них - над истребителями. Летал он исключительно на Bf 109G и отзывался о нем так:"Это был очень маневренный самолет и к тому же простой в управлении. Набирал скорость он очень быстро, особенно если перед этим немного спикировать. В ходе высшего пилотажа на 109-м можно было спокойно входить в штопор, а затем легко выходить из него. Единственной проблемой был взлет. Самолет имел очень мощный мотор и узкую колею шасси. Если слишком рано отрываться от земли, то машину могло развернуть на девяносто градусов. Из-за таких неудачных взлетов мы потеряли немало хороших летчиков".
В мае 1945 года Эрих Хартман вместе с остатками своей группы сдался в плен американскому танковому подразделению, которое, в свою очередь, передало его советскому командованию. Отсидев 10 лет в русских тюрьмах и лагерях, Хартман вновь вернулся на Родину, в объятия своей ненаглядной жены Урсулы, любовь и нежность к которой согревали его душу во время тяжелых испытаний и помогли ему преодолеть многие преграды.
Рекорд Эриха Хартмана уже никогда не будет побит. Немного найдется в истории авиационных частей, потерявших из своего состава 352 самолета, и к тому же - от пушек и пулеметов одного-единственного пилота-истребителя!


2.
Марсейль Ганс-Иоахим: Окончательный результат Марсейля - 158 побед, из которых 151 была одержана в ходе боевых действий в африканских пустынях (101 Кертисс Р-40, 30 "Харрикейнов", 16 "Спитфайров" и четыре двухмоторных бомбардировщика).


3.
Баркхорн Герхард: В мае 1944 года, имея на счету 273 победы, Баркхорн возвращался на свой аэродром. Изрядно уставший, он не заметил атакующего сзади русского истребителя и попал под огонь вражеских пулеметов Баркхорну удалось спастись, но на долгих четыре месяца он выбыл из строя. После возвращения в JG 52 он довел счет личных побед до 301, а затем был переведен на Западный фронт и назначен командиром 6-й эскадры. С тех пор успехов в воздушных боях он больше не имел. Зачисленный вскоре в подразделение Галланда JV 44, Баркхорн обучился полетам на реактивных Me 262. Но уже во втором боевом вылете двигатель самолета отказал и Баркхорн получил тяжелые травмы во время аварии при вынужденной посадке.
После войны немецкий ас "2 вернулся к полетам в составе новых ВВС. В середине 60-х годов, во время испытаний самолета вертикального взлета и посадки, он "уронил" свой "Кестрель" (предшественник "Харриера"). Когда раненого Баркхорна вытаскивали из разбитой машины, он через силу пробормотал: "302-й!"


4.
Новотны Вальтер:Новотны первые свои победы одержал в июле 1941 года, однако "раскачивался" он довольно медленно и прошло более года, прежде чем он сбил 50 самолетов противника. Темпы роста его побед возросли в 1943 году, и в июне он отпраздновал свою сотую победу. Последующие 100 самолетов Новотны сбил всего лишь за 72 дня, т. е. за неполных два с половиной месяца, и к этому времени занимал уже четвертое место в списке немецких асов. 14 октября он первым среди пилотов люфтваффе достиг отметки 250 воздушных побед. Затем он сбил еще пять самолетов, после чего был переведен в учебную часть. В июле 1944 года Новотны вновь принял участие в боевых действиях в составе "команды Новотны", летающей на реактивных Me 262. Его счет пополнили всего три победы, прежде чем он погиб в бою 8 ноября 1944 года.


5.
Рудорфер Эрих: Эрих Рудорфер (Erich Rudorffer). - Всего побед - 222 (136 - Восточный фронт, 26 - Северная Африка, 60 Франция, "Битва за Англию" и Западный фронт, в том числе 10 4-х моторных бомбардировщика, 12 на Me.262). Первый бой : Франция, весна 1940 год. Всего вылетов: свыше 1000. Награжден Рыцарским Крестом с дубовыми листьями и мечами.

..- ..

p-i-f.livejournal.com

История самого эффективного лётчика Второй мировой войны

Летом 1944 года советское командование принимает решение отозвать с фронта лучших советских лётчиков. Война идёт к победному концу, и руководство СССР начинает думать о будущем. Те, кто проявил себя в Великой Отечественной войне, должны окончить Военно-воздушную академию, чтобы затем занять руководящие посты в ВВС и ПВО.
В число тех, кого вызывали в Москву, попал и Гулаев. Сам он в академию не рвался, просил оставить в действующей армии, но получил отказ. 12 августа 1944 года Николай Гулаев сбил свой последний «Фокке-Вульф 190».
А дальше произошла история, которая, скорее всего, и стала главной причиной, почему Николай Гулаев не стал таким же известным, как Кожедуб и Покрышкин. Существует по крайней мере три версии случившегося, которые объединяют два слова — «дебош» и «иностранцы». Остановимся на той, которая встречается чаще всего.
Согласно ей, Николай Гулаев, к тому времени уже майор, был вызван в Москву не только для учёбы в академии, но и для получения третьей звезды Героя Советского Союза. Учитывая боевые достижения лётчика, такая версия не выглядит неправдоподобной. В компании Гулаева оказались и другие заслуженные асы, ожидавшие награждения.
За день до церемонии в Кремле Гулаев зашёл в ресторан гостиницы «Москва», где отдыхали его друзья-лётчики. Однако ресторан был переполнен, и администратор заявил: «Товарищ, для вас места нет!». Говорить подобное Гулаеву с его взрывным характером не стоило вообще, но тут, на беду, ему ещё попались румынские военные, в тот момент также отдыхавшие в ресторане. Незадолго до этого Румыния, с начала войны являвшаяся союзницей Германии, перешла на сторону антигитлеровской коалиции.
Разгневанный Гулаев громко сказал: «Это что, Герою Советского Союза места нет, а врагам есть?».
Слова лётчика услышали румыны, и один из них выдал в адрес Гулаева оскорбительную фразу по-русски. Через секунду советский ас оказался возле румына и смачно ударил его по физиономии.
Не прошло и минуты, как в ресторане закипела драка между румынами и советскими лётчиками.
Когда дерущихся разняли, оказалось, что пилоты отлупили членов официальной военной делегации Румынии. Скандал дошёл до самого Сталина, который постановил: награждение третьей звездой Героя отменить.
Если бы речь шла не о румынах, а об англичанах или американцах, скорее всего, дело для Гулаева закончилось бы совсем плачевно. Но ломать жизнь своему асу из-за вчерашних противников вождь всех народов не стал. Гулаева просто отправили в часть, подальше от фронта, румын и вообще любого внимания. Но насколько эта версия правдива, неизвестно. 

fishki.net

Неистовый Гулаев. История самого эффективного лётчика Второй мировой войны | Люди | Общество

Лучше Кожедуба, круче Хартмана

Имена советских асов Великой Отечественной войны Ивана Кожедуба и Александра Покрышкина известны всем, кто хотя бы поверхностно знаком с отечественной историей.

Кожедуб и Покрышкин — самые результативные советские лётчики-истребители. На счету первого 64 вражеских самолёта, сбитых лично, на счету второго — 59 личных побед, и ещё 6 самолётов он сбил в группе.

Имя третьего по результативности советского лётчика известно лишь любителям авиации. Николай Гулаев в годы войны уничтожил 57 самолётов противника лично и 4 в группе.

Интересная подробность — Кожедубу на достижение своего результата потребовалось 330 боевых вылетов и 120 воздушных боёв, Покрышкину — 650 боевых вылетов и 156 воздушных боёв. Гулаев же добился своего результата, осуществив 290 боевых вылетов и проведя 69 воздушных боёв.

Более того, согласно наградным документам, в своих первых 42 воздушных боях он уничтожил 42 самолёта противника, то есть в среднем каждый бой завершался для Гулаева уничтоженной вражеской машиной.

Любители военной статистики подсчитали, что коэффицент эффективности, то есть соотношение воздушных боёв и побед, у Николая Гулаева составил 0,82. Для сравнения — у Ивана Кожедуба он составлял 0,51, а у гитлеровского аса Эриха Хартмана, официально сбившего большего всего самолётов за Вторую мировую войну, — 0,4.

При этом люди, знавшие Гулаева и воевавшие с ним, утверждали, что он щедро записывал многие свои победы на ведомых, помогая им получать ордена и деньги — советским лётчикам платили за каждый сбитый самолёт противника. Некоторые полагают, что общее число самолетов, сбитых Гулаевым, могло достигать 90, что, впрочем, сегодня подтвердить или опровергнуть невозможно.

Герои Советского Союза лётчики Александр Покрышкин (второй слева), Григорий Речкалов (в центре) и Николай Гулаев (справа) на Красной площади. Фото: РИА Новости

Парень с Дона

Об Александре Покрышкине и Иване Кожедубе, трижды Героях Советского Союза, маршалах авиации, написано множество книг, снято немало фильмов.

Николай Гулаев, дважды Герой Советского Союза, был близок к третьей «Золотой Звезде», но её так и не получил и в маршалы не вышел, оставшись генерал-полковником. Да и вообще, если в послевоенные годы Покрышкин и Кожедуб всегда были на виду, занимались патриотическим воспитанием молодёжи, то Гулаев, практически ни в чём не уступавший коллегам, всё время оставался в тени.

Возможно, дело в том, что и военная, и послевоенная биография советского аса была богата эпизодами, которые не слишком вписываются в образ идеального героя.

Николай Гулаев родился 26 февраля 1918 года в станице Аксайской, которая ныне стала городом Аксаем Ростовской области.

Донская вольница была в крови и характере Николая с первых дней и до конца жизни. Окончив семилетку и ремесленное училище, он работал слесарем на одном из ростовских заводов.

Как и многие из молодёжи 1930-х, Николай увлёкся авиацией, занимался в аэроклубе. Это увлечение помогло в 1938 году, когда Гулаева призвали в армию. Лётчика-любителя направили в Сталинградское авиационное училище, которое он окончил в 1940 году.

Гулаева распределили в авиацию ПВО, и в первые месяцы войны он обеспечивал прикрытие одного из промышленных центров в тылу.

Выговор в комплекте с наградой

На фронте Гулаев оказался в августе 1942 года и сразу продемонстрировал как талант боевого лётчика, так и своенравный характер уроженца донских степей.

У Гулаева не было разрешения на ночные полёты, и когда 3 августа 1942 года в зоне ответственности полка, где служил молодой лётчик, появились гитлеровские самолёты, в небо отправились опытные пилоты.

Но тут Николая подначил механик:

— А ты чего ждёшь? Самолёт готов, лети!

Гулаев, решив доказать, что он не хуже «стариков», вскочил в кабину и взлетел. И в первом же бою, без опыта, без помощи прожекторов уничтожил немецкий бомбардировщик.

Когда Гулаев вернулся на аэродром, прибывший генерал изрёк: «За то, что вылетел самовольно, объявляю выговор, а за то, что сбил вражеский самолёт, повышаю в звании и представляю к награде».

Дважды Герой Советского Союза лётчик Николай Дмитриевич Гулаев. Фото: РИА Новости

Самородок

Его звезда особенно ярко засияла во время боёв на Курской дуге. 14 мая 1943 года, отражая налёт на аэродром Грушка, он в одиночку вступил в бой с тремя бомбардировщиками «Ю-87», прикрываемыми четырьмя «Ме-109». Сбив два «юнкерса», Гулаев пытался атаковать третий, но кончились патроны. Не колеблясь ни секунды, лётчик пошёл на таран, сбив ещё один бомбардировщик. Неуправляемый «Як» Гулаева вошёл в штопор. Лётчику удалось выровнять самолёт и посадить его у переднего края, но на своей территории. Прибыв в полк, Гулаев на другом самолёте вновь вылетел на боевое задание.

В начале июля 1943 года Гулаев в составе четвёрки советских истребителей, пользуясь фактором внезапности, атаковал немецкую армаду из 100 самолётов. Расстроив боевой порядок, сбив 4 бомбардировщика и 2 истребителя, все четверо благополучно вернулись на аэродром. В этот день звено Гулаева совершило несколько боевых вылетов и уничтожило 16 вражеских самолётов.

Июль 1943-го вообще был крайне продуктивным для Николая Гулаева. Вот что зафиксировано в его лётной книжке: » 5 июля — 6 боевых вылетов, 4 победы, 6 июля — сбит "Фокке —Вульф 190", 7 июля — в составе группы сбито три самолёта противника, 8 июля — сбит "Ме-109", 12 июля — сбиты два "Ю-87"».

Герой Советского Союза Фёдор Архипенко, которому довелось командовать эскадрильей, где служил Гулаев, писал о нём: «Это был лётчик-самородок, входивший в первую десятку асов страны. Он никогда не мандражировал, быстро оценивал обстановку, его внезапная и результативная атака создавала панику и разрушала боевой порядок противника, что срывало прицельное бомбометание им наших войск. Был очень смел и решителен, часто приходил на выручку, в нём порой чувствовался настоящий азарт охотника».

Летающий Стенька Разин

28 сентября 1943 года заместителю командира эскадрильи 27-го истребительного авиационного полка (205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 2-я воздушная армия, Воронежский фронт) старшему лейтенанту Гулаеву Николаю Дмитриевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

В начале 1944 года Гулаев был назначен командиром эскадрильи. Его не слишком стремительный должностной рост объясняется тем, что методы воспитания подчинённых у аса были не совсем обычные. Так, одного из лётчиков своей эскадрильи, опасавшегося подбираться к гитлеровцам на ближнюю дистанцию, он излечил от страха перед врагом, дав очередь из бортового оружия рядом с кабиной ведомого. Страх у подчинённого как рукой сняло...

Тот же Фёдор Архипенко в своих воспоминаниях описывал ещё один характерный эпизод, связанный с Гулаевым: «Подлетая к аэродрому, сразу увидел с воздуха, что стоянка самолёта Гулаева пуста... После посадки мне сообщили — всю шестёрку Гулаева сбили! Сам Николай сел раненый на аэродром к штурмовикам, а об остальных лётчиках ничего не известно. Спустя некоторое время с передовой сообщили: двое выпрыгнули с самолётов и приземлились в расположении наших войск, судьба ещё троих неизвестна... И сегодня, спустя много лет, главную ошибку Гулаева, допущенную тогда, вижу в том, что взял он с собой в боевой вылет сразу троих молодых, вовсе не обстрелянных лётчиков, которые и были сбиты в первом же своём бою. Правда, и сам Гулаев одержал в тот день сразу 4 воздушные победы, сбив 2 "Ме-109", "Ю-87" и "Хеншель"».

Он не боялся рисковать собой, но с той же лёгкостью рисковал и подчинёнными, что порой выглядело совершенно неоправданным. Лётчик Гулаев был похож не на «воздушного Кутузова», а скорее на лихого Стеньку Разина, освоившего боевой истребитель.

Но при этом он добивался поразительных результатов. В одном из боёв над рекой Прут во главе шестёрки истребителей P-39 «Аэрокобра» Николай Гулаев атаковал 27 бомбардировщиков противника, шедших в сопровождении 8 истребителей. За 4 минуты было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 — лично Гулаевым.

В марте 1944 года лётчик получил краткосрочный отпуск домой. Из этой поездки на Дон он приехал замкнутым, неразговорчивым, ожесточённым. В бой рвался остервенело, с какой-то запредельной яростью. Во время поездки домой Николай узнал, что во время оккупации его отца казнили фашисты...

Советского аса едва не погубила свинья

1 июля 1944 года гвардии капитан Николай Гулаев был удостоен второй звезды Героя Советского Союза за 125 боевых вылетов, 42 воздушных боя, в которых он сбил 42 самолёта противника лично и 3 — в группе.

И тут происходит ещё один эпизод, о котором Гулаев после войны откровенно рассказывал друзьям, эпизод, отлично показывающий его буйную натуру выходца с Дона.

О том, что стал дважды Героем Советского Союза, лётчик узнал после очередного вылета. На аэродроме уже собрались однополчане, которые заявили: награду надо «обмыть», спирт есть, а вот с закуской проблемы.

Гулаев вспомнил, что при возвращении на аэродром он видел пасущихся свиней. Со словами «закуска будет» ас снова садится в самолёт и через несколько минут сажает его возле сараев, к изумлению хозяйки свиней.

Как уже говорилось, лётчикам платили за сбитые самолёты, так что с наличностью у Николая проблем не было. Хозяйка охотно согласилась продать хряка, которого с трудом погрузили в боевую машину.

Каким-то чудом лётчик взлетел с очень маленькой площадки вместе с обезумевшим от ужаса хряком. Боевой самолёт не рассчитан на то, что внутри него будет устраивать пляски упитанная свинья. Гулаев с трудом удерживал самолёт в воздухе...

Если бы в тот день случилась катастрофа, это, наверное, был бы самый нелепый случай гибели дважды Героя Советского Союза в истории.

Слава Богу, Гулаев дотянул до аэродрома, и полк весело отметил награду героя.

Ещё один анекдотичный случай связан с внешностью советского аса. Однажды в бою ему удалось сбить самолет-разведчик, который пилотировал гитлеровский полковник, кавалер четырёх Железных Крестов. Немецкий лётчик захотел встретиться с тем, кому удалось прервать его блистательную карьеру. Судя по всему, немец ожидал увидеть статного красавца, «русского медведя», которому не зазорно проиграть... А вместо этого пришёл молоденький, невысокого роста полноватый капитан Гулаев, который, кстати, в полку имел вовсе не героическое прозвище «Колобок». Разочарованию немца не было предела...

Драка с политическим подтекстом

Летом 1944 года советское командование принимает решение отозвать с фронта лучших советских лётчиков. Война идёт к победному концу, и руководство СССР начинает думать о будущем. Те, кто проявил себя в Великой Отечественной войне, должны окончить Военно-воздушную академию, чтобы затем занять руководящие посты в ВВС и ПВО.

В число тех, кого вызывали в Москву, попал и Гулаев. Сам он в академию не рвался, просил оставить в действующей армии, но получил отказ. 12 августа 1944 года Николай Гулаев сбил свой последний «Фокке-Вульф 190».

А дальше произошла история, которая, скорее всего, и стала главной причиной, почему Николай Гулаев не стал таким же известным, как Кожедуб и Покрышкин.

Существует по крайней мере три версии случившегося, которые объединяют два слова — «дебош» и «иностранцы». Остановимся на той, которая встречается чаще всего.

Согласно ей, Николай Гулаев, к тому времени уже майор, был вызван в Москву не только для учёбы в академии, но и для получения третьей звезды Героя Советского Союза. Учитывая боевые достижения лётчика, такая версия не выглядит неправдоподобной. В компании Гулаева оказались и другие заслуженные асы, ожидавшие награждения.

За день до церемонии в Кремле Гулаев зашёл в ресторан гостиницы «Москва», где отдыхали его друзья-лётчики. Однако ресторан был переполнен, и администратор заявил: «Товарищ, для вас места нет!».

Говорить подобное Гулаеву с его взрывным характером не стоило вообще, но тут, на беду, ему ещё попались румынские военные, в тот момент также отдыхавшие в ресторане. Незадолго до этого Румыния, с начала войны являвшаяся союзницей Германии, перешла на сторону антигитлеровской коалиции.

Разгневанный Гулаев громко сказал: «Это что, Герою Советского Союза места нет, а врагам есть?».

Слова лётчика услышали румыны, и один из них выдал в адрес Гулаева оскорбительную фразу по-русски. Через секунду советский ас оказался возле румына и смачно ударил его по физиономии.

Не прошло и минуты, как в ресторане закипела драка между румынами и советскими лётчиками.

Когда дерущихся разняли, оказалось, что пилоты отлупили членов официальной военной делегации Румынии. Скандал дошёл до самого Сталина, который постановил: награждение третьей звездой Героя отменить.

Если бы речь шла не о румынах, а об англичанах или американцах, скорее всего, дело для Гулаева закончилось бы совсем плачевно. Но ломать жизнь своему асу из-за вчерашних противников вождь всех народов не стал. Гулаева просто отправили в часть, подальше от фронта, румын и вообще любого внимания. Но насколько эта версия правдива, неизвестно. 

Генерал, друживший с Высоцким

Несмотря ни на что, в 1950 году Николай Гулаев окончил Военно-воздушную академию имени Жуковского, а ещё через пять лет — академию Генштаба.

Командовал 133-й авиационной истребительной дивизией, располагавшейся в Ярославле, 32-м корпусом ПВО во Ржеве, 10-й армией ПВО в Архангельске, прикрывавшей северные рубежи Советского Союза.

У Николая Дмитриевича была замечательная семья, он обожал свою внучку Ирочку, был страстным рыбаком, любил угощать гостей лично засоленными арбузами...

Он тоже посещал пионерские лагеря, участвовал в различных ветеранских мероприятиях, но всё-таки оставалось ощущение, что наверху дано указание, говоря современным языком, не слишком пиарить его персону.

Собственно, причины для этого были и в то время, когда Гулаев уже носил генеральские погоны. Например, он мог своею властью пригласить на выступление в Дом офицеров в Архангельске Владимира Высоцкого, игнорируя робкие протесты местного партийного руководства. Кстати, есть версия, что некоторые песни Высоцкого о лётчиках родились после его встреч с Николаем Гулаевым.

Норвежская жалоба

В отставку генерал-полковник Гулаев ушёл в 1979 году. И есть версия, что одной из причин этому стал новый конфликт с иностранцами, но на сей раз не с румынами, а с норвежцами.

Якобы генерал Гулаев устроил неподалёку от границы с Норвегией охоту на белых медведей с применением вертолётов. Норвежские пограничники обратились к советским властям с жалобой на действия генерала. После этого генерала перевели на штабную должность подальше от Норвегии, а затем отправили на заслуженный отдых.

Нельзя с уверенностью утверждать, что данная охота имела место, хотя подобный сюжет очень хорошо вписывается в яркую биографию Николая Гулаева.

Как бы то ни было, отставка плохо повлияла на здоровье старого лётчика, не мыслившего себя без службы, которой было посвящена вся жизнь.

Дважды Герой Советского Союза, генерал-полковник Николай Дмитриевич Гулаев скончался 27 сентября 1985 года в Москве, в возрасте 67 лет. Местом его последнего упокоения стало Кунцевское кладбище столицы.

www.aif.ru

Список лётчиков-асов Второй мировой войны


Лётчиком-истребителем, имеющим наибольшее число побед в истории авиации — 352 самолёта — считается ас (эксперт) люфтваффе Эрих Хартманн. 104 лётчика нацистской Германии записали на свои счета по 100 и более побед, а 34 немецких аса имели на личном боевом счету по 150 и более самолётов (по непроверенным данным, общее число сбитых ими машин — 6582). Среди асов других стран лидерство принадлежит финну Эйно Илмари Юутилайнену, на счету которого 94 самолёта противника. Сбившим наибольшее количество самолётов аcом СССР и союзников является Иван Кожедуб, на счету которого 64 самолёта.

Ниже приводится список лётчиков-асов Второй мировой войны по странам-участницам, с учётом количества совершённых вылетов, типа самолёта, на котором летал лётчик.

В течение Второй мировой войны по немецким данным пилоты люфтваффе одержали около 70000 побед. Более 5000 немецких лётчиков стали асами, одержав пять и более побед. Из 43,1 тысячи советских самолётов, уничтоженых пилотами люфтваффе за время Второй мировой войны, 24 тысячи — на счету трехсот асов. Более 8500 немецких лётчиков-истребителей погибло, 2700 пропали без вести или попали в плен. 9100 пилотов были ранены во время боевых вылетов. В список внесены пилоты, одержавшие более 200 побед.

Однако, ВВС КА в воздушных боях потеряли 12189 самолётов и 15161 не вернулись с боевого задания (потери по всем причинам — 39408), авиация ГВФ соответственно 423 и 244 единиц, и только часть из них могла быть сбита истребителями противника (дальняя авиация, авиация ПВО и ВВС ВМФ по всем причинам боевых потерь лишились соответственно: 2776, 1588, 4040 самолётов)[2].

27 советских лётчиков-истребителей, удостоенных за боевые подвиги звания трижды и дважды Героя Советского Союза, одержали от 22 до 62 побед, в общей сложности они сбили 1044 вражеских самолёта (плюс 184 в группе). По 16 и более побед имеют свыше 800 пилотов. Советские асы (3 % от всех летчиков) уничтожили 30 % самолётов противника. В список внесены пилоты, одержавшие более 30 личных побед.

В течение Зимней и Продолжительной войн ВВС Финляндии по официальным данным сбили в воздушных боях 1807 самолётов, всего финны уничтожили 3313 самолётов противника. Зенитная артиллерия сбила 1333 самолётов, остальные — уничтожены или кораблями финских ВМС или разбиты на аэродромах. Кроме того, финская авиация уничтожила 28 наблюдательных аэростатов.

Боевые потери ВВС Финляндии составили 257 самолётов, небоевые — 215, ещё 100 машин разбилось в тренировочных полетах. Потери в летном составе — 353 человек в боях, 86 — в катастрофах.

Согласно российским исследованиям ВВС РККА потеряли в воздушных боях с финскими истребителями 1855 самолётов, 77 % процентов от этого числа приходится на долю асов ВВС Финляндии.[12]

В список внесены пилоты, одержавшие более 30 побед.

«ИАП» — Истребительный авиационный полк
«ГвИАП» — Гвардейский истребительный авиационный полк
«ПВО» — противо-воздушная оборона
«БФ» — Балтийский флот
«СФ» — Северный флот
«ЧФ» — Черноморский флот
«FG» — Fighter Group — Истребительная группа
«JG» — Jagdgeschwader — Истребительная эскадра
«JV» — Jagdverband — Истребительное подразделение
«Lentolaivue» = «LLv» (до 05.1944) = «LeLv» (после 05.1944) — эскадрилья
«Havittajalentolavivues» — фронтовые подразделения (Приказом от 14 февраля 1944 г.)
«Sqn» — Squadron — эскадрилья
«>…» — более …
«<…» — менее …
«~…» — приблизительно (около) …
«?» — точно не установлено значение
" " — нет данных

Фамилия, Имя Отчество Авиационный полк Победы личные Победы в группе Самолёт Количество вылетов / воздушных боёв Примечания
Стоянов, Стоян Илиев 6-й истребительный полк 4[1] 1[1] Messerschmitt Bf.109E-7
Фамилия, Имя, Отчество Эскадрилья/Крыло Победы личные Победы в группе Самолёт Количество вылетов / воздушных боев Примечания
Джонсон, Джеймс Эдгар
James Edgar Johnson
No. 610, No. 616 Sqn; No. 127, No. 144 (Canadian) Wing 34 7 Спитфайр 515 Все победы — над одномоторными истребителями.
Вэйл, Уильям
William Vale
No. 33, No. 80 Sqn 30 3 Гладиатор, Харрикейн Все победы одержаны в 1940—1941 годах.
Брэхэм, Джон «Боб»
John «Bob» Braham
No. 29, No. 141 Sqn 29 Харрикейн, Бофайтер, Москито Сбит и попал в плен 25 июня 1944 года.
Так, Роберт Стэнфорд
Robert Stanford Tuck
No. 92, No. 257 Sqn 27 2 Спитфайр, Харрикейн Сбит и попал в плен 28 января 1942 года.
Финукейн, Брендан
Brendan Finucane
No. 65, No. 452, No. 602 Sqn 26 6 Спитфайр Погиб 15 июля 1942 года.
Фамилия, Имя Авиаполк Победы личные Самолёт Количество вылетов[3] / воздушных боев Примечания
Хартманн, Эрих Альфред
Erich Hartmann
52, 71 JG 352 Bf-109, Bf-109, Bf-109 1400 / 825 Летчик-ас времен ВМВ, сбивший наибольшее количество самолётов. Все победы одержаны на Восточном фронте, в том числе 7 истребителей ВВС США Р-51"Мустанг" над Румынией
Баркхорн, Герхард
Gerhard Barkhorn
2, 52, 6 JG, 44 JV 301 Bf-109, Fw-190, Me-262 1100
Ралль, Гюнтер
Guenther Rall
52, 11 JG 275 Bf-109 > 800 / 621
Киттель, Отто
Otto Kittel
54 JG 267 Bf-109, Fw-190 583
Новотны, Вальтер
Walter Nowotny
54, 7, 101 JG 258 Bf-109, Fw-190, Me-262 442 из них 2 на Me-262
Батц, Вильгельм
Wilhelm Batz
52 JG 237 Bf-109 445 (451)[4] 232 — Восточный фронт
5 — Западный фронт
в том числе 2 4-х моторных бомбардировщика
Рудорффер, Эрих
Erich Rudorffer
2, 54, 7 JG 222 Bf-109, Fw-190, Me-262 > 1000 136 — Восточный фронт
26 — Северная Африка
60 — Франция, «Битва за Англию» и Западный фронт
в том числе 10 4-х моторных бомбардировщика, 12 на Me-262
Бэр, Гейнц
Heinz Bär
51, 77, 1, 3 JG, 2 EJG, 44 JV 220 Fw-190, Me-262 ~ 1000 Сбивший наибольшее количество самолётов реактивный ас ВМВ.
79 — Восточный фронт
45 — Северная Африка и Средиземноморье
4 — Франция
13 — «Битва за Англию»
83 — Западный фронт
в том числе 21 4-х моторный бомбардировщик, 16 на Me-262,
Граф, Герман
Hermann Graf
52, 11 JG 212 Bf-109, Fw-190 832 202 — Восточный фронт
10 — Западный фронт (в том числе шесть бомбардировщиков В-17)
Эрлер, Генрих
Heinrich Ehrler
77, 5, 7 JG 208 Bf-109, Bf-109 Me-262 ~ 400
Вейсенбергер, Теодор
Theodor Weissenberger
77, 5, 7 JG 208 Bf-109, Bf-110, Me-262 ~ 500 Из них 8 на реактивном Me-262
Ганс Филипп
Hans Philipp
76, 54, 1 JG 206 Bf-109 > 500
Шук, Вальтер
Walter Schuck
5, 7 JG 206 Me-262 ~ 500 из них 8 на реактивном Me-262
Хафнер, Антон
Anton Hafner
51 JG 204 Bf-109, Fw-190 795
Липферт, Хельмут
Helmut Lipfert
52 JG 203 Bf-109 ~ 700
Фамилия, Имя Авиационный полк Победы личные Победы в группе Самолёт Количество вылетов / воздушных боёв Примечания
Висконти, Адриано
Фамилия, Имя Авиационный полк Победы личные Победы в группе Самолёт Количество вылетов / воздушных боёв Примечания
Лиу Чи-Шенг
Liu Chi-Sheng
21иаэ / 4иап 10 2 Curtiss Hawk III
И-16 тип 5
И-15 бис
нет данных последняя воздушная победа одержана 16 июля 1940 года[5]
Фамилия, Имя Авиационный полк Победы личные Победы в группе Самолёт Количество вылетов / воздушных боёв Примечания
Скальский, Станислав PZL,Spitfire,P-51D
Фамилия, Имя Авиационный полк Победы личные Победы в группе Самолёт Количество вылетов / воздушных боёв Примечания
Кантакузино, Константин
Фамилия, Имя Отчество Авиационный полк (Авиаполк) Победы личные Победы в группе Самолёт Количество вылетов / воздушных боёв Примечания
Кожедуб, Иван Никитович 240 иап, 176 гвиап 62 Ла-5, Ла-5ФН Ла-7 ИЛ-2, МИГ-3 330 / 120 +2 американских истребителя Р-51 «Мустанг», пытавшихся атаковать Ивана Кожедуба[6]
Покрышкин, Александр Иванович 55 иап, 16 гвиап 59 6 МиГ-3, Як-1, ЛА-7, P-39 Аэрокобра 650 / 156 +8 неучтенных до 13.08.1941 г.
Гулаев, Николай Дмитриевич 27 иап, 129 гвиап 57 4 Як-1, ИЛ-2,ЛА-5, ЛА-7

P-39 Аэрокобра

290 / 69 в том числе 2 тарана (14 мая и 9 июня 1943 года в районе Белгорода).
Речкалов, Григорий Андреевич 55 иап, 16 гвиап 56 5 (6)[7] И-153, И-16, P-39 450 / 122 +3 неучтенных до 01.08.1941 г. — Сбивший наибольшее количество самолётов ас на P-39 «Аэрокобре»
Евстигнеев, Кирилл Алексеевич 240 иап, 178 гвиап 53 2 Ла-5Ф, Ла-5ФН 296 / >120
Ворожейкин, Арсений Васильевич 22, 728 иап, 32 гвиап 52 13 (14)[8] И-16, Як-7Б, Як-9 >300 / 90 6 / 13 — в Монголии
Глинка, Дмитрий Борисович 45 иап, 100 гвиап 50 6 P-39 Аэрокобра ЛА-7, МИГ-3 300 / 100
Попков, Виталий Иванович 739 иап, 5 гвиап 47 13 Ла-5ФН 475 / 113 включая 1 таран (17 апреля 1945 года районе города Котбуса (Германия)). По данным М. Быкова имел 41 / 1 победы, а по данным Н.Антошкина имел 60 побед.
Колдунов, Александр Иванович 866 иап 46 1 Як-1, Як-9, Як-3 ЛА-7 412 / 96 +1 P-38 ВВС США
Скоморохов, Николай Михайлович 164 иап 46 8 Ла-5 605 / 143
Бобров, Владимир Иванович 237, 27 иап, 129, 104 гвиап 43 23 И-16, P-39 Аэрокобра 577 / 159 13 / 4 побед в Испании
Костылёв, Георгий Дмитриевич 5 иап БФ, 3, 4 гвиап БФ, инспектор штаба ВВС БФ 43 3 ЛаГГ-3, Ла-5 418 / 112 Сбивший наибольшее количество самолётов ас морской авиации
Грицевец, Сергей Иванович ОИАГ 42 7 И-16 30/7 побед в Испании, 12 в Монголии
Алелюхин, Алексей Васильевич 69 иап, 9 гвиап 40 17 Ла-5ФН, Ла-7 601 / 258
Серов, Владимир Георгиевич 159 иап 39 8 Ла-5 300 / 104 включая 1 таран (26 июня 1944 года в районе города Выборга)
Голубев, Василий Фёдорович 13 иап БФ, 4 гвиап БФ 39 12 И-16, Ла-5, Ла-7 589 / 133
Покрышев, Пётр Афанасьевич 7, 154, 159 иап, 27 гвиап 38 8 И-16, Як-7, P-40E, Ла-5, Як-9 305 / 60 По другим данным 22/7 лично и в группе[9]
Бабак, Иван Ильич 45 иап, 100, 16 гвиап 37 4 P-39 МИГ-3 330 / 103 По другим данным 35 / 5 лично и в группе[10]
Луганский, Сергей Данилович 162, 270 иап 37 6 ЛаГГ-3, Як-1, Як-7 390 / включая 2 тарана (первый таран 14 сентября 1942 года в районе Сталинграда, второй — совершил 27 сентября 1943 года у с. Мишурин Рог Кировоградской области), включая 1 победу в группе в войне с Финляндией
Долгих, Анатолий Гаврилович ВВС БФ 36 включая 1 таран (в 1943 году на Балтике).
Фёдоров, Иван Васильевич 307, 812 иап 36 1 Як-9Т 416 / 106 включая 1 таран (10 мая 1943 года в районе станицы Абинской Краснодарского края). 9 самолётов уничтожил на аэродромах[11].
Камозин, Павел Михайлович 296, 66 иап 35 13 P-39 200 / 70
Лавриненков, Владимир Дмитриевич 69, 4 иап, 9 гвиап 35 11 Як-1, Ла-7 448 / 134 включая 1 таран (23 августа 1943 года в районе села Александровка Ростовской области). По данным М. Ю. Быкова имел 38 / 6 побед
Решетов, Алексей Михайлович 157, 273 иап, 31 гвиап 35 8 Як-1Б 821 / 200
Чубуков, Фёдор Михайлович 154 иап, 29 гвиап 34 5 И-16, Як-7, P-40E, Як-9 350 / 100
Гнидо, Пётр Андреевич 13, 248 иап, 111 гвиап 34 6 Ла-7 412 / 82
Кочетов, Александр Васильевич 629, 43 иап, 54 гвиап 34 8 Як-9 488 / 105 По данным М. Быкова имел 20 / 11 побед
Сытов, Иван Никитович 5 гвиап 34 4 Ла-5 МИГ-3 250 / включая 2 тарана (первый таран 3 апреля 1943 года над рекой Северский Донец, второй — возможно совершил 16 октября 1943 года над Днепром).
Смирнов, Алексей Семёнович 153 иап, 28 гвиап 34 15 И-153, P-39Q, P-39D 457 / 72
Зайцев, Василий Александрович 129 иап, 5, 105 гвиап 34 19 ЛаГГ-3, Ла-7 427 / 163 2 посадил на аэродром
Комельков, Михаил Сергеевич 104 гвиап 33 7 P-39 321 / 75
Степаненко, Иван Никифорович 4 иап 33 8 Як-9, Як-9Т 414 / 118 По данным М. Быкова имел 31 / 9 побед
Боровых, Андрей Егорович 157, 728 иап 32 14 "Харрикейн" Мк.II, Як-7Б >500 / ~150
Краснов, Николай Фёдорович 402, 31, 116 иап 32 10 МиГ-3, ЛаГГ-3, Ла-5 400 / 100 включая 1 таран (29 января 1945 года под Будапештом (Венгрия)). По данным М. Быкова имел 40 / 1 победу
Кулагин, Андрей Михайлович 249 иап 32 7 И-16, Як-1, ЛаГГ-3, Ла-5ФН 762 / 146 По данным М. Быкова имел 30 / 5 побед
Рязанов, Алексей Константинович 736 ИАП, 4 ГвИАП 32 16 И-16, МиГ-3, "Харрикейн", Як-7, Як-9.
Баранов, Михаил Дмитриевич 183 иап, 9 гвиап 31 28 МиГ-3, Як-1 285 / 85 включая 2 тарана (вечером 6 августа 1942 года под Сталинградом). 6 самолётов уничтожил на аэродромах.
Головачёв, Павел Яковлевич 900 иап, 9 гвиап 31 1 ЛаГГ-3, Як-1, P-39, Ла-7 457 / 125 По данным М. Быкова имел 30 / 1 победу.
Клубов, Александр Фёдорович 10 иап, 16 гвиап 31 19 P-39 457 / 95 По данным М. Быкова имел 31 / 16 побед
Марков, Василий Васильевич 116 иап 31 И-16, Ла-5, Як-9, Як-9У, Як-3 369 / 88 По данным М. Быкова имел 29 личных побед.
Ситковский, Александр Николаевич 15 иап 31 Як-1, Як-9Т, Як-3 160 / 50 По данным М. Быкова имел 25 личных побед.
Куманичкин, Александр Сергеевич 943 иап, 41, 176 гвиап 31 4 Ла-5, Ла-7
Султан, Амет-хан 4 иап, 9 гвиап 30 19 И-153, Як-1, Як-7А, P-39, Ла-7 Як-7А 603 / 150 включая 1 таран (31 мая 1942 года над Ярославлем)
Архипенко, Фёдор Фёдорович 129 иап 30 14 И-153, ЛаГГ-3, Як-1, Як-7Б, P-39Q 467 / 102
Чурилин, Алексей Павлович 611 иап 30 И-153, ЛаГГ-3, Як-1, Як-3 > 300 / ? По данным М. Быкова имел 26 личных побед.
Денисенко, Владимир Гуреевич 32 иап 30 > 300 / ? По данным М. Быкова имел 24 личные победы
Дунаев, Николай Пантелеевич 16, 270 иап 30 7 592 / 65
Сафонов, Борис Феоктистович 72 смешап, 78 иап, 78 гвсмешап 30 3 И-16, Киттихаук 224 / ?
Фамилия, Имя, Отчество Авиаполк Победы личные Победы в группе Самолёт Количество вылетов / воздушных боев Примечания
Бонг, Ричард Айра
Richard Ira Bong
35, 495 FG 40 P-38 ~200 / ?
МакГуайр, Томас Бьюкенен
Thomas Buchanan McGuire
495 FG 38 P-38 Однажды атаковал японский истребитель A6M2 с расстояния 370 метров под углом 45 градусов
МакКэмпбелл, Дэвид
David S. McCampbell
34 F6F Сбивший наибольшее количество самолётов ас ВМС США
Фамилия, Имя, Отчество Авиаполк Победы Самолёт Количество вылетов
Эйно Илмари Юутилайнен
Juutilainen, Eino Ilmari
LLv-24; LeLv-34 94 Fokker D.XXI; Brewster B-239; Bf-109 437
Ханс Хенрик Винд
Wind, Hans Henrik
LLv-25; LeLv-24 75 Brewster B-239; Bf-109 302
Эйно Антиро Лююканен
Luukkanen, Eino Antero
LeLv-24; LeLv-ЗО; LeLv-34 56 Фоккер D.XXI; Брюстер; Bf-109 441
Урхо Сакари Лихтоваара
Lehtovaara, Urho Sakari
LeLv-28; LeLv-34 44.5 MS.406; Моран; Bf-109 > 400
Ойва Эмиль Калерво Туоминен
Tuominen, Oiva Emil Kalervo
LLv-24; LeLv-26; LeLv-34 44 Бристоль; Глостер; Фиат; Bf-109 > 400
Ристо Олли Питтер Пухакка
Puhakka, Risto Olli Petter
LLv-24; LLv-26; LeLv-34 42 Фоккер D.XXI; Фиат G.50; Bf-109 401
Олави Кауко Пуро
Puro, Olavi Kauko
LeLv-6; LeLv-24 36 Чайка; Брюстер; Bf-109 207
Нильс Эдвард Катаяйнен
Katajainen, Nils Edvard
LeLv-6; LeLv-24 35.5 Брюстер; Bf-109 196
Ниссинен, Лаури Вильхельм
Nissinen, Lauri Vilhelm
LLv 24, MaaSK 32,5
Киёсти Кейо Энсио Кархила
Karhila, Kyosti Keijo Ensio
LLv-32; LeLv-34; HLeLv-30, LLv 24 32 Фоккер D.XXI; Хок; Bf-109 304
Йорма Кархунен
Karhunen, Jorma
Lentoasema-1; Lentorykmentti-2; LeLv-24 31 Фоккер D.XXI; Брюстер 350
Пекури, Лаури Олави
Pekuri, Lauri Olavi
18,5 Brewster B-239; Bf.109G 314
Фамилия, Имя, Отчество Авиаполк Победы личные Самолёт Количество вылетов /
воздушных боев
Примечания
Хироёси Нисидзава (яп. 西澤 広義 Нисидзава Хироёси?)
ВМС, 4, 201, 251, 253, «Тайнань» авиагруппы 87 A5M, A6M По другим данным 147—150. Погиб 26 октября 1944 года.
Тэцудзо Ивамото (яп. 岩本 徹三 Ивамото Тэцудзо:?)
ВМС, 12, 203, 253, 254 авиагруппы 80 A6M По другим данным 202.
Сёити Сугита (яп. 杉田 庄一 Сугита Сё:ити?)
ВМС, 201, 204, 263, 301 авиагруппы 70 A6M, N1K По другим данным более 120. Участвовал в эскорте адмирала Ямамото. Погиб 15 апреля 1945 года.
Сигэо Фукумото (яп. 福本 繁夫 Фукумото Сигэо?)
ВМС 72
Сабуро Сакаи (яп. 坂井 三郎 Сакаи Сабуро:?)
ВМС, 12, 343, «Тайнань», «Йокосука» авиагруппы 64 A5M, A6M, N1K  ?/>200
Хиромити Синохара (яп. 篠原 弘道 Синохара Хиромити?)
Армия, 11 сентай 58 Ki-27 Все победы одержал на Халхин-Голе. 27 июня 1939 года за день сбил 11 самолётов. Погиб 27 августа 1939 года в бою с советскими истребителями.
Такэо Окумура (яп. 奥村 武雄 Окумура Такэо?)
ВМС, 14, 201, «Рюйдзё» авиагруппы 54 A6M По другим данным 98. За день 14 сентября 1943 года сбил 9 самолётов. 22 сентября 1943 года не вернулся из боевого вылета.
Дзюнъити Сасаи (яп. 笹井 醇一 Сасаи Дзюнъити?)
ВМС, «Тайнань» авиагруппы 54 A6M 76/? Не вернулся из боевого вылета 26 августа 1942 года.
Ясухико Куроэ (яп. 黒江 保彦 Куроэ Ясухико?)
Армия, 59, 64 сентай 51 Ki-27, Ki-44, Ki-84, Ki-102 Был сбит три раза, трижды ранен. Сбил 4 B-29.
Сатору Анабуки (яп. 穴吹 智 Анабуки Сатору?)
Армия, 50 сентай 51 Ki-27, Ki-43, Ki-84 173/? Сбил 4 B-24 и 1 B-29
Кэндзи Окабэ (яп. 岡部 健二 Окабэ Кэндзи?)
ВМС, 12, «Сёкаку», «Омура» авиагруппы 50 A6M 8 мая 1942 года в одном бою сбил 6 самолётов.
Тосио Сакагава (яп. 坂川 敏雄 Сакагава Тосио?)
Армия >49
Наоси Канно (яп. 菅野 直 Канно Наоси?)
ВМС, 201, 343 авиагруппы 48 A6M, N1K Сбил 2 B-24. 1 августа 1945 года не вернулся из боевого вылета.
Рёдзи Охара (яп. 大原 亮治 О:хара Рё:дзи?)
ВМС, 6, 204, «Йокосука» авиагруппы 48 A6M Прозвище «Рабаульский убийца».
Ёсихико Накада (яп. 仲田 義彦 Накада Ёсихико?)
Армия 45
Иёдзо Фудзита (яп. 藤田 怡与藏 Фудзита Иёдзо?)
ВМС, 301, «Сорю», «Хирю» авиагруппы 42 A6M
Суми Камито (яп. 上戸 住 Камито Суми?)
Армия >40
Садами Комати (яп. 小町 定 Комати Садами?)
ВМС, 204, 253, «Сёкаку», «Йокосука» авиагруппы 40 A6M  ?\>180
Кэндзи Симада (яп. 島田 健二 Симада Кэндзи?)
Армия, 11 сентай 40 Ki-27 Все победы одержал на Халхин-Голе. Погиб 15 сентября 1939 года.
Исаму Сасаки (яп. 佐々木 勇 Сасаки Исаму?)
Армия, 50 сентай >38 Сбил 6 B-29
Мицуёси Таруи (яп. 垂井 光義 Таруи Мицуёси?)
Армия 38
Канэёси Муто (яп. 武藤 金義 Муто: Канэёси?)
ВМС, 3, 12, 252, 343, «Йокосука» авиагруппы 35 A5M, A6M, N1K Был сбит 24 июля 1945 года.
Тосио Ота (яп. 太田 敏夫 О:та Тосио?)
ВМС, «Тайнань» авиагруппа 34 A6M Был сбит 21 октября 1942 года.
Исаму Касиидэ (яп. 樫出 勇 Касиидэ Исаму?)
Армия, 4, 59 сентай 33 Ki-27, Ki-45 Сбил 26 B-29.
Кацуми Амма (яп. 安間 克己 Амма Кацуми?)
Армия 32
Морицугу Канаи (яп. 金井 守告 Канаи Морицугу?)
Армия, 11, 25, 87 сентай 32 Ki-43
Кадзуо Сугино (яп. 杉野 計雄 Сугино Кадзуо?)
ВМС 32
Такэо Танимидзу (яп. 谷水 竹雄 Танимидзу Такэо?)
ВМС, 203, «Сёкаку», «Тайнань» авиагруппа 32 A6M
Сада Кога (яп. 古賀 貞 Сада Кога?)
Армия 31
Сусуму Исихара (яп. 石原 進 Исихара Сусуму?)
ВМС >30
Рётаро Дзёбо (яп. 上坊 良太郎 Дзё:бо: Рё:таро:?)
Армия, 33, 64 сентай >30 Ki-27, Ki-43, Ki-44
Сёго Такэути (яп. 竹内 正吾 Такэути Сё:го?)
Армия, 64, 68 сентай >30 Ki-43, Ki-61 >90/? Погиб 15 декабря 1943 года.

dic.academic.ru

Воздушные асы Второй мировой войны. Энциклопедия заблуждений. Война

Воздушные асы Второй мировой войны

Своих героев нужно хорошо знать. Это правило вполне понятно и справедливо. Распространяется оно, конечно же, и на воздушных асов Второй мировой войны. Думается, подавляющее большинство советских школьников хорошо знало имена прославленных «красных соколов» — трижды Героев Советского Союза Ивана Кожедуба и Александра Покрышкина. Надеемся, что их будут помнить и те, кто сел за парту уже после распада Советского Союза. Однако из-за недостатка информации сложилось ошибочное мнение, что список советских асов исчерпывается двумя фамилиями. Кроме того, совершенно не ясно, были ли асы-истребители в армиях других воевавших стран. О французских летчиках нам кое-что известно из экранизированной истории эскадрильи (затем полка) «Нормандия-Неман». Однако, как ни странно, менее всего информации массовый читатель (или зритель) получал о летчиках-героях в рядах наших союзников в той войне — британцах и американцах. И наконец, несмотря на свидетельства наличия асов в германских люфтваффе, содержащиеся в великолепном фильме «В бой идут одни старики» (пресловутые «бубновые»), довольно популярно заблуждение, согласно которому немецкие летчики все же уступали нашим в мастерстве и профессионализме.

Начнем по порядку. В тени великого Покрышкина оказался его боевой товарищ и заместитель Григорий Речкалов. Между тем его боевые показатели немногим уступают достижениям командира (см. таблицу), и сбил он только натри самолета меньше. Незаслуженно мало мы знаем еще об одном советском асе — Борисе Сафонове. Между тем капитан Сафонов, воевавший в составе авиации Северного флота, по праву может претендовать на звание лучшего советского аса. Обратим внимание на такой показатель, как соотношение количества сбитых самолетов и воздушных боев: Сафонов одержал 22 личных победы в 34 боях. Кроме того, на его счету 8 неподтвержденных побед (самолеты противника рухнули либо в море, либо на северные сопки). 22 вражеских самолета капитан Сафонов сбил с июня 1941 по июнь 1942 года! В июне 1942 года при не до конца выясненных обстоятельствах машина отважного пилота упала в Баренцево море. Борис Сафонов стал первым советским летчиком, которому присвоили звание дважды Героя Советского Союза. За вклад в защиту северных союзных конвоев Сафонов награжден также Британским крестом залетные заслуги. Имя капитана Сафонова было присвоено 72-му авиаполку Северного флота, в котором он служил.

Иван Кожедуб, который сбил 62 самолета противника, является лучшим асом союзников по антигитлеровской коалиции. Среди американских асов выделяются майор Ричард Бонг, майор Томас Макгвайр и полковник Френсис Габрески (Франтишек Гарбышевский). С 40 победами возглавляет список Р. Бонг, сражавшийся в небе над Тихим океаном. Интересно, что Бонг привлек к себе несколько скандальное внимание примерно таким же образом, как и Валерий Чкалов: Ричард выполнил «мертвую петлю» вокруг центрального пролета моста Золотые ворота в Сан-Франциско. Скорее всего, майор Бонг мог добиться и большего количества побед, но в период с конца 1942 года до августа 1945 года его дважды отзывали с фронта и направляли в школы подготовки пилотов в качестве инструктора.

Томас Макгвайр первый боевой вылет совершил только в августе 1943 года в небе над Новой Гвинеей. В последующие 17 месяцев он одержал 38 побед над японскими летчиками. Погиб майор Макгвайр в январе 1945 года в возрасте 24 лет. В его честь названа одна из воздушных баз ВВС США. Боевой путь Ф. Габрески (поляка по происхождению) начался в декабре 1941 года на Гавайях с кошмара, подобного трагедии Перл-Харбор. В дальнейшем он сражался в небе над Тихим океаном, служил офицером связи в Польском дивизионе в Англии и, наконец, в составе 8-й Воздушной армии США в Европе, около 10 месяцев находился в немецком плену. В годы Второй мировой Габрески уничтожил 31 самолет противника. Еще 6 побед он записал на свой счет, участвуя в корейской войне.

Тройка лучших британских асов представлена полковниками Джоном Джонсоном, Джоном Каннингхемом и Дугласом Бэйдером (о Д. Бэйдере, добившемся права сесть за штурвал боевого самолета, не имея обеих ног, рассказывается в статье «Легендарные пилоты Второй мировой войны»). Джонсон за годы войны сбил 38 немецких самолетов и дослужился до командира авиакрыла. Хотя путь пилота он начал в августе 1940 года, из-за недостатка часов налета не смог принять участие в самом громком воздушном сражении Второй мировой — битве за Англию. Полковника Джонсона на полгода «отвлекли» на штабную работу, но в ходе высадки союзников в Нормандии именно он 6 июня 1944 года возглавил авиакрыло, которое первым перелетело на континент. После окончания войны Джон Джонсон занимает ряд высоких должностей в Королевских ВВС, а в 1965 году становится вице-маршалом авиации.

Полковник Каннингхем одержал «лишь» 20 воздушных побед, но 19 из них — в ночных боях. Он по праву считается лучшим английским ночным летчиком-истребителем. Помимо высших правительственных наград Великобритании, Джон Каннингхем удостоен также советского ордена Отечественной войны I степени.

Первым французским асом является Пьер Клосгерман, который прошел боевое крещение в 1942 году в составе эскадрильи «Эльзас», сформированной деголлевской «Свободной Францией». Одержал 33 победы над противником. Войну закончил в 24 года в звании полковника и должности командира авиакрыла. В отличие от Клостермана, капитан Альберт Марсель вступил в бой с люфтваффе уже на первом этапе мировой войны, в 1940 году. Не смирившись с поражением Франции, Марсель вместе с несколькими товарищами на своих боевых машинах вылетели в Англию, где воевали в составе истребительной группы «Иль-де-Франс». С 1943 года Альберт сражался на советско-германском фронте в рядах знаменитой эскадрильи «Нормандия». На счету у летчика 23 зафиксированных и 10 неподтвержденных побед. Кавалер Командорского ордена Почетного легиона и Военного креста с 20 пальмами. В ноябре 1944 года А. Марселю было присвоено звание Героя Советского Союза.

Как это ни сложно с точки зрения преступной и аморальной природы войны, которую вела нацистская Германия, но, по-видимому, придется согласиться с выводом Р. Толивера и Т. Констебла, что лучшие летчики Второй мировой воевали в рядах люфтваффе. Достаточно ознакомиться с просто невероятным количеством сбитых немецкими пилотами самолетов (см. таблицу). Первую десятку асов люфтваффе возглавляют Эрих Хартман и Герхард Баркхорн, одержавшие более 300 воздушных побед каждый. Уже упоминавшиеся авторы книги о воздушных асах утверждают, что благодаря четкой и скрупулезной системе подсчета побед немецким данным в основном можно доверять.

Правда, эти же авторы приводят и довольно убедительное объяснение столь внушительных успехов немецких летчиков. Обратим внимание на некоторые факторы.

1. С коренным переломом в ходе войны Германия вела в основном оборонительные бои, что значительно облегчало поиск и поражение целей.

2. Большое количество боевых вылетов (наиболее активные пилоты союзников совершали 250–400 вылетов, тогда как для люфтваффе аналогичный показатель колебался между 1000 и 2000 вылетов).

3. Немецкие летчики имели прекрасную летную, стрелковую и тактическую выучку.

4. В люфтваффе из-за большого количества потерь практически не существовало промежуточного звена между летчиками экстракласса и заурядными.

Мы уже говорили выше о довольно жесткой методике подсчета сбитых самолетов противника, действовавшей в люфтваффе. Одна из ее особенностей заключалась в том, что победы над британскими и американскими летчиками ставились выше побед над летчиками советскими. По крайней мере, в первые годы войны уровень подготовки советских пилотов заметно уступал как немецкому, так и британскому или американскому. Одна из главных причин этого — слишком короткий курс подготовки молодых летчиков в условиях военного времени. Мы уже упоминали имя британского пилота Дж. Джонсона, который не смог принять участие в битве за Англию из-за недостаточного количества часов налета. Так вот, это недостаточное количество составляло 205 часов! Выпускников советских летных школ бросали в бой с несколькими десятками часов налета. Неудивительно, что многие из них стали легкой добычей немецких асов. Печально известная система обучения «взлет-посадка», когда готовым к службе считался пилот, способный поднять машину в воздух и посадить ее на землю, дорого обошлась ВВС Красной Армии. Заслуживает внимания тот факт, что все названные в статье советские асы — Кожедуб, Покрышкин, Речкалов, Сафонов — имели довоенную, то есть полноценную, а не ускоренную летную подготовку.

Таблица. Лучшие летчики Второй мировой войны. Основные показатели

Фамилия, имя Самолет, на котором воевал Количество боевых вылетов/воздушных боев Количество воздушных побед Театр военных действий
Советский Союз
Иван Кожедуб Ла-5 330/120 62 Восточный фронт
Александр Покрышкин Р-39 «Аэрокобра» */156 59 Восточный фронт
Григорий Речкалов 450/122 56 Восточный фронт
Борис Сафонов «Харрикейн» 234/34 22 Баренцево море, Северный флот
Соединенные Штаты
Ричард Бонг Р-38 «Лайтнинг» */* 40 Тихий океан
Томас Макгвайр Р-38 «Лайтнинг» */* 38 Тихий океан
Френсис Габрески Р-47 «Тандерболт» 245/* 37 Тихий океан, Западный фронт
Великобритания
Джон Джонсон «Спитфайер» 515/* 38 Западный фронт
Джон Каннингхем «Бленхейм», «Бофайтер», «Москито» */* 20 (из них 19 ночью) Западный фронт
Франция
Пьер Клостерман «Спитфайер», «Темпест» 432/* 33 Западный фронт
Альберт Марсель «Девуатин», D-520, другие 200/* 23 Западный фронт, Восточный фронт
Германия
Эрих Хартман BF-109 1425/800 352 Восточный фронт
Герхард Баркхорн Ме-262, другие 1800/1104 301 Восточный фронт
Гюнтер Раль * */800 275 Западный фронт, Восточный фронт
Отго Китель * */* 267 Западный фронт, Восточный фронт
Вальтер Новотны Ме-262, другие */* 258 Западный фронт, Восточный фронт
Вильгельм Батц * */445 237 Западный фронт, Восточный фронт
Эрих Рудорфер * */* 222 Западный фронт, Восточный фронт
Гейнц Бар * */* 220 Западный фронт, Восточный фронт
Япония
Хироси Нишизава «Зеро» */* 103 (84?) Тихий океан
Шиоки Сугита «Зеро», «Синден» */* 80 Тихий океан
Сабуро Сакаи «Зеро» */* 64 Тихий океан
Йаоши Канно * */* 52 Тихий океан
Тамей Акаматсу «Ранден» */* 50 Тихий океан

* Примечание: данные отсутствуют.

Военные обычаи Японии препятствовали широкой известности летчиков-асов. В императорской армии не было принято обнародовать военные победы, не отмечалось также на японских самолетах и количество сбитых машин. Только лишь в конце войны, когда ситуация на фронтах складывалась для японцев неудачно, с целью поддержания боевого духа разрешили упоминать в официальных сообщениях имена выдающихся летчиков императорской армии. Ввиду указанных обстоятельств достоверно не известна точная цифра воздушных побед даже лучшего японского аса Хироси Нишизава. По одним сведениям, он сбил 103 самолета противника, по другим — 84. Достижение успехов японскими летчиками осложнялось тем, что технические характеристики их боевых машин заметно уступали аналогичным показателям самолетов союзников, особенно после 1942 года.

Воздушная война стала соперничеством не только тактических находок и технических достижений, но и людских характеров. Как видим, в каждой из воюющих армий были летчики, которые заслуживают если не уважения, то хотя бы упоминания на страницах военной истории.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *