Карибский (Кубинский) кризис 1962 года. Справка

Для выполнения указанной задачи было намечено разместить на Кубе три полка ракет средней дальности Р-12 (24 пусковые установки) и два полка ракет Р-14 (16 пусковых установок) — всего 40 ракетных установок с дальностью действия ракет от 2,5 до 4,5 тыс километров. С этой целью была сформирована сводная 51-я ракетная дивизия в составе пяти ракетных полков из разных дивизий. Общий ядерный потенциал дивизии в первом пуске мог достичь 70 мегатонн. Дивизия в полном составе обеспечивала возможность поражения военно-стратегических объектов почти на всей территории США.

Доставка войск на Кубу планировалась гражданскими судами Министерства морского флота СССР. В июле октябре в операции «Анадырь» приняли участие 85 грузовых и пассажирских судов, которые совершили 183 рейса на Кубу и обратно.

К октябрю на Кубе находилось свыше 40 тыс советских военнослужащих.

14 октября американским разведывательным самолетом У-2 в районе Сан Кристобаля (провинция Пинар дель Рио) были обнаружены и сфотографированы стартовые позиции советских ракетных войск. 16 октября ЦРУ доложило об этом президенту США Джону Кеннеди. 16-17 октября Кеннеди созвал совещание своего аппарата, включая высшее военное и дипломатическое руководств, на котором обсуждался факт развертывания советских ракет на Кубе. Было предложено несколько вариантов действий, включая высадку американских войск на острове, авиационный удар по стартовым площадкам, морской карантин.

В выступлении по телевидению 22 октября Кеннеди сообщил о появлении советских ракет на Кубе и о своем решении объявить с 24 октября военно морскую блокаду острова, привести в боевую готовность ВС США и вступить в переговоры с советским руководством. В Карибское море были направлены свыше 180 боевых кораблей США с 85 тыс человек на борту, в боевую готовность приводились американские войска в Европе, 6-й и 7-й флоты, до 20% стратегической авиации находилось на боевом дежурстве.

23 октября советское правительство сделало заявление о том, что правительство США «берет на себя тяжелую ответственность за судьбы мира и ведет безрассудную игру с огнем». В заявлении не было ни признания факта развертывания советских ракет на Кубе, ни конкретных предложений о выходе из кризиса. В тот же день глава советского правительства Никита Хрущев направил президенту США письмо, в котором заверял его в том, что любое оружие, поставленное Кубе, предназначено только для целей обороны.

С 23 октября начались интенсивные заседания Совета Безопасности ООН. Генеральный секретарь ООН У Тан обратился к обеим сторонам с призывом проявить сдержанность: Советскому Союзу — остановить продвижение своих кораблей в направлении Кубы, США — предотвратить столкновение на море.

27 октября наступила «черная суббота» Кубинского кризиса. В те дни над Кубой с целью устрашения дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолетов. В этот день на Кубе был сбит американский самолет разведчик У-2, облетавший полевые позиционные районы ракетных войск. Пилот самолета майор Андерсон погиб.

Ситуация накалилась до предела, президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров. Многие американцы покидали крупные города, опасаясь скорого советского удара. Мир оказался на грани ядерной войны.

28 октября в Нью-Йорке начались советско-американские переговоры при участии представителей Кубы и генерального секретаря ООН, которые завершили кризис соответствующими обязательствами сторон. Правительство СССР согласилось с требованием США о выводе советских ракет с территории Кубы в обмен на заверения правительства США о соблюдении территориальной неприкосновенности острова, гарантии невмешательства во внутренние дела этой страны. В конфиденциальном порядке было заявлено также о выводе американских ракет с территории Турции и Италии.

2 ноября президент США Кеннеди объявил о том, что СССР демонтировал свои ракеты на Кубе. С 5 по 9 ноября ракеты с Кубы были вывезены. 21 ноября США отменили морскую блокаду. 12 декабря 1962 года советская сторона завершила вывод личного состава, ракетного вооружения и техники. В январе 1963 года ООН получила заверения СССР и США в том, что Кубинский кризис ликвидирован.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников.

ria.ru

22 октября 1962 года. Карибский кризис как урок истории

Когда 14 октября 1962 года на снимках, сделанных самолетом-разведчиком U-2, американцы обнаружили стартовые позиции советских баллистических ракет, начался отсчет Карибского Кризиса – долгих тринадцати дней, на протяжении которых мир балансировал на грани войны, которая вполне могла стать последней в истории человечества. 

Эти тринадцать дней вошли в историю как Карибский кризис (американское название — Cuban missile crisis – Кубинский ракетный кризис). О его предыстории и причинах мы уже рассказывали. Вкратце напомним, что причиной появления советских ракет на Острове Свободы, стало развертывание американских ракет «Юпитер» на территории Турции. Время полета такой ракеты до Москвы не превышало десяти минут. Кроме того, ядерные потенциалы Советского Союза и Соединенных Штатов были на тот момент просто несопоставимы – по количеству ядерных зарядов Штаты превосходили нас минимум в 15 раз! Так что размещение ракет в самом подбрюшье Америки было вполне естественным «ассиметричным ответом». Да, ракет и боеголовок у США на полтора порядка больше, но Вашингтону и Нью-Йорку от этого ничуть не легче.


Неделя полная опасных решений – обложка журнала Life за ноябрь 1962 года

А военное сотрудничество между Кубой и Советским Союзом началось двумя годами ранее. 1 января 1959 года Фидель Кастро объявил о победе революции на Кубе. Но, ссориться с могущественным соседом в его планы не входило. Но и оставлять Кубу американской полуколонией он также не планировал. А для того, чтобы вести самостоятельную политику, находясь неподалеку от сильнейшей в мире военной державы, нужны две вещи – сильная армия и союзники. Попытки закупать оружие в западных странах закончились ничем. Ведь уже в марте 1959 года президент США Эйзенхауэр поставил перед Центральным Разведывательным Управлением простую и ясную задачу – подготовить план свержения Кастро. А пока план разрабатывался и готовился к реализации, США просто блокировали поставки вооружений из западных стран на Кубу. Дело зашло далеко — 4 марта 1960 года на рейде Гаваны взорвался французский теплоход с боеприпасами, закупленными в Бельгии. А 15 апреля того же года началась высадка десанта кубинских эмигрантов в Заливе Свиней. Вашингтон, разумеется, отрицал свою причастность к этой операции. Но даже самым доверчивым было ясно, что организовать полномасштабную десантную операцию с авиационной поддержкой частным лицам и неправительственным организациям довольно-таки сложно – слишком дорогое удовольствие. Операция в Заливе Свиней закончилась тем, что президенту Кеннеди пришлось выкупать пленных десантников за неплохую для того времени сумму – 53 миллиона долларов.
К революции на Кубе Советский Союз, как ни странно, не имел ни малейшего отношения – Фидель и его соратники действовали на свой страх и риск. Но раз революция, вопреки пессимистическим прогнозам победила, поддержать нового союзника, для советского руководства было делом чести. В 1960 году ЦК КПСС сообщил руководству Чехословакии, что не имеет никаких возражений против поставки военной техники на Кубу (Чехия обладала развитой военной промышленностью и на протяжении всего двадцатого столетия играла роль «арсенала» то Австро-Венгерской Империи, то Третьего Рейха, а в шестидесятые годы стала одним из «арсеналов» стран соцлагеря). В июле 1960 года Советский Союз посетил министр Революционных вооруженных сил Республики Куба Рауль Кастро. Результатом визита стало подписание коммюнике о долгосрочном военном сотрудничестве между СССР и Кубой. Для начала Куба получила скромную партию танков времен Второй Мировой – около тридцати Т-34-85 и самоходок Су-100. Но после Залива Свиней были подписаны новые соглашения о поставке военной техники на льготных условиях – стоимость поставок составила 150 миллионов долларов, но Куба могла выплатить чуть менее половины этой суммы – всего 67.5 миллионов долларов. Уже в марте 1961-го на Кубу были доставлены 400 танков, четыре десятка истребителей МиГ-15 и МиГ-19, четыре дивизиона зенитных ракет С-75, десять бомбардировщиков Ил-28, радиолокационные станции и многое другое. На Кубу отправились и 600 военных советников – обучать кубинцев пользоваться всей этой техникой. Кроме того, Советский Союз неоднократно предупреждал Штаты о своей готовности оказать любую военную помощь Кубе. Но и Соединенные Штаты не радовало появление советского плацдарма неподалеку от Флориды – в апреле 1961 года американцы проводили масштабные учения морской пехоты в Карибском море. 10 тысяч морских пехотинцев отрабатывали действия по высадке на тропический остров, чей рельеф местности очень уж напоминал Кубу. Всем было ясно – раз ничего не получилось с десантом кубинских эмигрантов, следующую попытку сменить правительство на Кубе предпримут доблестные морпехи.

Первая помощь от братской Чехословакии – чешские каски и чешское автоматическое оружие. 


«У нас есть силы для вторжения на Кубу» – хвастается журнал Life осенью 1962-го. 


Флот и армия США отрабатывают навыки высадки на тропические острова в Карибском море.

К этому времени как раз и подоспело размещение американских ракет в Турции. Свою идею «ассиметричного ответа» на американские ракеты в двух шагах от советских границ Никита Сергеевич Хрущев озвучил 20 мая 1962 года на совещании, участниками которого были министр иностранных дел Андрея Громыко и министр обороны Родион Малиновский. 21 мая состоялось заседание Совета Обороны. Не все члены Советы поддержали идею Хрущева разместить ракеты на Кубе, но решение было принято. Согласия Фиделя Кастро также долго ждать не пришлось. Уже 28 мая 1962 года в Гавану вылетела советская делегация, в составе которой был главнокомандующий Ракетными Войсками Стратегического Назначения маршал Сергей Бирюзов. Согласие кубинского руководства на размещение советских ракет последовало уже на следующий день.


Рауль Кастро в сопровождении маршала Малиновского – официальный визит в Москву.


Фото из журнала Life – советские истребители и советские военные советники.

А уже к июню 1962 года Генеральный Штаб разработал операцию « Анадырь». Название операции было выбрано не случайно – порт на Чукотском полуострове ни у кого не вызывает ассоциаций с теплыми морями, пальмами, пляжами и сигарами. Более того, о том, куда они плывут не знали даже капитаны судов — вплоть до последнего момента они пребывали в полной уверенности, что плывут они именно на Чукотку. И уж тем более команды судов не знали о грузах, которые их суда везут в трюмах. А те, кто о грузе знал по долгу службы – военные и технические специалисты также были уверены в том, что дальше Чукотки их не пошлют. Только вскрыв посреди океана запечатанные конверты, капитаны узнавали о том, что их пункт назначения находится в более теплых краях, нежели Чукотка. Всего в операции было задействовано 85 грузовых и пассажирских судов, отбывших в путь из разных портов – от Североморска до Севастополя. 


Гавана. Пушки готовы к бою. Фото из журнала Life.

Первые ракеты прибыли в Гавану 8 сентября 1962 года. Всего планировалось отправить на Кубу сорок ракет средней дальности и последние ракеты из этой партии прибыли как раз к 14 октября – официальной дате начала кризиса. Впрочем, скрыть столь масштабное мероприятие, как переброска четырех десятков баллистических ракет и многочисленного воинского контингента, получившего название ГСВК (Группа Советских Войск на Кубе) на другой конец земного шара, было проблематично. Американцев не мог не насторожить лавинообразный рост грузооборота между СССР и Кубой. Если до июля 62-го года на Кубу прибывало в среднем 14 советских сухогрузов в месяц, то в августе их стало в два раза больше, а в сентябре число советских судов утроилось. 29 августа самолет-разведчик U-2 засек на Кубе позиции зенитных ракет С-75 и крылатых ракет береговой обороны. Впрочем, 9 сентября именно ракетой С-75 был сбит U-2 над территорией КНР и с 18 сентября по 13 октября полеты этих самолетов над Кубой прекратились. Роль разведчиков взяли на себя сверхзвуковые истребители F-104. Но уже в октябре МиГ-21 советского производства предпринял попытку перехвата американского истребителя – разведчика. Попытка оказалась неудачной, но места базирования МиГов американские самолеты после этого инцидента избегали.
К октябрю 1962 года советская группировка на Кубе включала в себя не только дивизионы баллистических ракет, но и вертолетный полк Ми-4, эскадрилью МиГ-21, полк бомбардировщиков Ил-28, 144 зенитных ракеты С-75, два подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками мощностью в 12 килотонн, два танковых батальона, укомплектованных новейшими на тот момент Т-55. На подходе была и мощная флотская группировка, состоящая из 2 крейсеров, 4 ракетных эсминцев, 12 ракетных катеров, 11 подводных лодок, 7 из которых несли на борту ядерные ракеты. Скрыть такую группировку уже не представлялось возможным. 

Стартовая площадка этой ракеты, сфотографированная американским самолетом разведчиком U-2 14 октября 1962 года.

14 октября 1962 года американский самолет-разведчик U-2 обнаружил в окрестностях кубинской деревни Сан-Кристобаль позиции советских ракет Р-12. Эти ракеты могли доставить ядерную боеголовку мощностью в 1 мегатонну на расстояние 2 тысячи километров. А расстояние от Кубы до берегов США в самом узком месте Флоридского залива не превышает 180 километров. Так что в зоне действия этих ракет оказывался, например, Вашингтон.


Еще одна стартовая площадка. Фото от 17 октября все того же года.

Но ведь у Советов есть еще и ракеты Р-14 с максимальной дальностью в четыре с половиной тысячи километров! И, как знать, не размещены ли на Кубе еще и эти ракеты? Вашингтон охватила паника. Очередные полеты U-2 показали, что часть ракет уже готовы к пуску. В течении долгих тринадцати дней мир гадал – разделят ли американские и советские города участь Хиросимы и Нагасаки?

Президент Джон Кеннеди немедленно собрал в Белом Доме группу из 14 советников и членов Совета Национальной Безопасности США (консультативного органа при президенте для решения вопросов национальной безопасности). На секретном совещании этой группы (22 октября она получила официальное название EXCOMM – Executive Committee, Исполнительный Комитет) речь шла об ответных мерах со стороны Америки на новую угрозу.

Президент Джон Ф. Кеннеди встретился с генерал-майором ВВС Ричардом Heyser, слева, и начальником штаба ВВС, генералом Кертисом Лемэй, (в центре), в Белом доме в Вашингтоне для обсуждения американских военных действий во время Карибского кризиса.

Карта Кубы, с пометками президента США Джона Ф. Кеннеди, в Библиотеке Джона Ф. Кеннеди в Бостоне, штат Массачусетс. Крестиками отмечены советские ракетные базы.

Было предложено три варианта действий – уничтожение ракет точечными ударами с воздуха, полномасштабное вторжение и морская блокада Кубы. Дипломатические меры были отвергнуты почти сразу. А из мер военных оставили два варианта – военно-морская блокада и вторжение. На последнем варианте настаивали Кертис Лемей, глава Стратегического Командования ВВС, и Максвелл Тейлор, начальник Объединенного Комитета Начальника Штабов. Советский Союз не решится на решительные действия, считали они. Правда, данные о численности и составе советского контингента на Кубе у американцев на тот момент не были полными.

На острове к тому времени были не только баллистические ракеты, но и тактические ядерные ракетные комплексы «Луна» — эти ракеты могли доставить боеголовки мощностью до 10 килотонн на расстояние до 32 километров. Флориде, не говоря уж о Вашингтоне, эта ракеты угрожать не могли. Но вот с флотом вторжения двенадцать таких комплексов вполне могли справиться. Но о наличии этих ракет на Кубе американским военным на тот момент было неизвестно. Но, против вторжения выступил сам президент – если русские не ответят на Кубе, то «ответ последует в Берлине». Перспектива новой масштабной войны в Европе совсем не радовала Кеннеди. Оставался только вариант морской блокады острова. На этом варианте настаивал министр обороны Роберт Макнамара. Этот вариант и был принят за основной.


Советский Контингент на Кубе. Карта из журнала Life 

18 октября президента Кеннеди посетили советский министр иностранных дел Андрей Громыко и посол Добрынин. Советские дипломаты отрицали факт наличия ядерных ракет на Кубе. А на следующий день на снимках, сделанных во время очередного полета U-2, были обнаружены новые стартовые площадки баллистических и крылатых ракет и эскадрилью бомбардировщиков Ил-28. И 20 октября было принято решение о морской блокаде Кубы. О реакции Советского Союза на такое решение было догадаться несложно, но возникли сложности юридического характера – по международным законам блокада ни что иное, как акт войны – с этой точки зрения нет никакой разницы между вторжением и блокадой. Так что, мировое сообщество могло и не поддержать действия США. Чтобы обойти юридические проблемы, решение о блокаде Кубы было вынесено на рассмотрение Организация американских государств (ОАГ – организации, созданной в 1948 году и объединяющей практически все государства Южной и Северной Америки). Куба, к тому времени уже не была членом этой организации (свое членство в ОАГ Куба восстановила только в 2009 году), так что решение было принято единогласно. Кроме того, термин «блокада» решили не использовать. Вместо «блокады» использовался термин «карантин». Разница между блокадой и карантином все-таки есть – карантин это не полное прекращение морского судоходства, а лишь запрет на поставку вооружений. Карантин решили ввести 24 октября в 10 часов утра по местному времени. Тем временем новые снимки, сделанные самолетами-разведчиками, запечатлели новые готовые пусковые установки советских баллистических ракет. И армия США в дополнение к карантину стала готовиться и к вторжению – на Юг страны стали перебрасываться войска, стратегические бомбардировщики B-52 были переведены в режим постоянного патрулирования.

Президент Джон Ф. Кеннеди объявляет американскому народу,по телевидению и радио, о введении военно-морской блокады Кубы, 22 октября 1962.

22 октября состоялось знаменитое телевизионное выступление президента Кеннеди. Кеннеди объявил о введении карантинной зоны шириной в 500 морских миль вокруг Кубы. Одновременно он заявил, что любой ракетный запуск с территории Кубы будет расцениваться как акт войны.
Никита Хрущев предсказуемо назвал американский карантин незаконным и заявил, что все суда под советским флагом будут этот карантин просто игнорировать. И действительно, в размещении ракет на территории суверенного государства не было ровным счетом ничего незаконного – американские ракеты, как мы уже рассказывали, размещались в Италии и, самое главное, в Турции (что и заставило Советский Союз разместить свои ракеты на Кубе). По словам Хрущева, если хоть один советский корабль будет атакован, ответный удар не заставит себя долго ждать. 


Daily News. 23 октября 1962 года

24 октября 1962 года в 10.00 по местному времени 180 американских военных кораблей заняли позиции в карантинной зоне. В океане в этот момент находились на пути к Острову Свободы три десятка военных кораблей. На борту одного из них находились ядерные боеголовки («Александровск», он добрался до кубинских берегов в день объявления блокады), четыре других перевозили баллистические ракеты среднего радиуса действия Р-14. Эту флотилию сопровождало четыре дизельных подводных лодки. Американские военные моряки получили приказ открывать огонь только по прямому приказу президента. Тем не менее, Хрущев отдал приказ большей части судов развернуться назад. Путь на Кубу продолжили только четыре корабля с ракетами в сопровождении четырех субмарин. Вооруженные Силы Советского союза и стран Варшавского договора были приведены в состояние повышенной боевой готовности.
За день до начала карантина Роберт Кеннеди, министр юстиции и брат президента, посетил советское посольство и заявил, что американцы намерены останавливать советские суда. Днем позже состоялся обмен письмами между Кеннеди и Хрущевым. Кеннеди призывал советского лидера «соблюдать благоразумие», Хрущев грозил принять любые меры для обеспечения безопасности советских судов. 25 октября состоялось экстренное заседание Совета Безопасности ООН, на котором американский представитель Адлай Стивенсон потребовал от советского представителя СССР Валерия Зорина дать четкий ответ на вопрос о ракетах на Кубе. Получив отказ, он продемонстрировал снимки стартовых площадок советских ракет. В этот же день уровень боевой готовности армии США был поднят до уровня DEFCON-2 (DEFense readiness CONdition — готовность обороны, следующий уровень DEFCON-1 – означает готовность к полномасштабным военным действиям с применением оружия массового поражения). Уровень DEFCON-2 вводился в истории США всего один раз (DEFCON-1 отрабатывался один раз во время учений в Западной Европе в 1983 году, на территории США такой уровень боевой готовности не вводился ни разу). В этот же день Хрущев получил очередное письмо от Кеннеди с упреками в том, что советская сторона «нарушает свои обещания в отношении Кубы». Никита Хрущев собрал заседание Политбюро, на котором объявил, что невозможно держать ракеты на Кубе и не вступить в войну с Соединенными Штатами. На этом заседании было принято решение попробовать пойти на компромисс – предложение демонтировать советские ракеты в обмен на американские гарантии оставить Кубу в покое. А после заседание Хрущев предложил членам Политбюро … отправиться в Большой Театр, чтобы успокоить общественность.

Американский новостной сюжет. 25 октября 1962 г.

На следующий день, 26 октября, Кеннеди получил письмо Хрущева с предложением компромисса – демонтаж ракет в обмен на гарантии безопасности Кубы. В тот же день это предложение было продублировано и по неофициальным каналам – в ресторане Occidental его изложил репортеру ABC News Джону Скали резидентом КГБ в Вашингтоне Александр Фомин. На неофициальное предложение последовал столь же неофициальный ответ – через Бразильское посольство американское руководство проинформировало Кастро, что вторжение маловероятно в том случае, если на Кубе не будет советских наступательных вооружений.

Зенитные ракеты армии США , установленные во Флоридском проливе в Ки-Уэст, штат Флорида, 27 октября 1962 года.

27 октября еще одно условие вывода советских ракет с Кубы было озвучено в открытом обращении – Советский Союз требовал убрать американские ракеты из Турции. Но не это обращение стало главным событием этого дня, вошедшего в историю как «черная суббота». Фидель Кастро, узнав о том, что позиция Советского Союза сменилась на более миролюбивую, немедленно отправил письмо Хрущеву с требованием более активных действий. По мнению Кастро, американское вторжение было неминуемым и до него оставалось от 24 до 72 часов. В это же время министр обороны Малиновский получил сообщение о возросшей активности американской стратегической авиации над Карибским бассейном. Хрущев получил оба сообщение в полдень по московскому времени. Пятью часами позже советские радары засекли очередной U-2, подлетающий к американской базе Гуантаномо на территории Кубы. В это время над Кубой бушевал тропический шторм. Начальник штаба одного дивизиона зенитных ракет С-75, отвечающий за этот участок обороны, не смог связаться с генералом Иссой Плиевым — командующим советским контингентом на Кубе, но получил разрешение сбить американский самолет от его заместителя по боевой подготовке генерал-майора Леонида Гарбуза. Самолет был успешно сбит, пилот погиб. В довершение ко всему это был не единственный U-2, сбитый советской ракетой в этот день – еще один разведчик советские зенитчики сбили над Сибирью. Кроме того, на Кубе от зенитного огня получил повреждения самолет фоторазведки RF-8A. Ситуация стремительно выходила из под контроля. Военные требовали от Кеннеди немедленно начать вторжение, пока не поздно.

Советская подводная лодка на поверхности, рядом с кубинским побережьем, 25 октября 1962 года.

Но и это еще не полный перечень событий этого дня — группа из 11 американских эсминцев и авианосца «Рендольф» окружила советскую подводную лодку Б-29 с атомным оружием атомным оружием на борту. Только выдержка и самообладание Василия Архипова, старшего по званию, начальника штаба 69 бригады подводных лодок Северного флота, находящегося на борту, позволили избежать применения торпед с ядерной боевой частью. В этот день ядерная война была реальна как никогда.


Двигатель U-2, сбитого в «черную субботу», в музее Революции в Гаване

В ночь на 28 октября Роберт Кеннеди вновь встретился с советским послом Добрыниным в здании Министерства Юстиции. Он изложил послу опасения Джона Кеннеди — ситуация может выйти из под контроля в любой момент. Но президент готов принять советское предложение – гарантии безопасности Кубы в обмен на вывод советских ракет. В ответ на вопрос об американских ракетах в Турции, Добрынин услышал заверения в том, что в решении этого вопроса нет непреодолимых трудностей. Но ответ из Москвы президент хочет получить уже сегодня – в воскресенье, иначе может быть уже поздно.
28 октября Хрущев получил послание Кеннеди:
«1) Вы согласитесь вывести свои системы вооружения с Кубы под соответствующим наблюдением представителей ООН, а также предпринять, с соблюдением соответствующих мер безопасности, шаги по остановке поставок таких же систем вооружения на Кубу.
2) Мы же, со своей стороны, согласимся — при условии создания с помощью ООН системы адекватных мер, обеспечивающих выполнение данных обязательств, — а) быстро отменить введённые в настоящий момент блокадные мероприятия и б) дать гарантии ненападения на Кубу. Я уверен, что и остальные государства Западного полушария будут готовы поступить подобным образом».
Это послание обсуждалось на заседании Политбюро, которое Хрущев собрал у себя на даче в Ново-Огарево. В разгар обсуждения с помощником Хрущева Олегом Трояновским связался по телефону посол Добрынин. Он рассказал о ночной беседе с Робертом Кеннеди и просьбе немедленно дать ответ на свое предложение. Содержание этого разговора Трояновский немедленно доложил Хрущеву и тот сразу же стал диктовать стенографистке свое согласие. Следом были отправлены еще два письма американскому президенту от Хрущева, на сей раз конфиденциальные – в одном он просто информировал о том, что слышал послание Роберта Кеннеди, в другом выдвигал еще условие вывода советских ракет – вывод американских ракет из Турции. Одновременно Плиев получил запрет на использование ПВО – любой инцидент в такой обстановке мог привести к самым печальным последствиям. На всякий случай, открытое послание с согласием на американские предложение, было решено продублировать и по радио. И за час до начала трансляции Плиев получил приказ начать демонтаж стартовых площадок ракет Р-12.
Демонтаж и вывод советских ракет с Кубы занял три недели, 20 ноября морская блокада была снята. Ракеты «Юпитер» из Турции были выведены спустя несколько месяцев – невзирая на возражения НАТО, их объявили устаревшими (так можно было выполнить советские требования «без потери лица»).
И в Советском Союзе и в США нашлись влиятельные политики, которые сочли мирный исход кризиса поражением своих стран – и Кеннеди и Хрущев пошли на взаимные уступки, что было расценено как явная слабость этих лидеров и «ястребами» из Пентагона и некоторыми членами Политбюро. Тем не менее, простые люди по обе стороны Атлантики вздохнули с облегчением – в нашей стране были слишком свежи воспоминания о предыдущей мировой войне, американцев приводил в ужас сам факт, что и их города могут разделить участь Хиросимы и Нагасаки. Но, обошлось.

Шесть ракет загружаются на советский корабль в порту Casilda Куба, 6 ноября 1962 года. Обратите внимание, тень в нижнем правом углу от американского самолёта-шпиона.

Карибский кризис дал начало процессу разрядки международной напряженности, результатом которого стали договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Кризис стал и причиной появления массового антивоенного движения в странах Запада. Человечество не забыло о том, как в октябре 1962-го две великие сверхдержавы прошли по самому краю пропасти.

Патрульный самолет США P2V Neptune сопровождает советское грузовое судно во время Карибского кризиса в 1962 году.

http://photochronograph.ru/2012/10/16/karibskij-krizis/

http://www.liveinternet.ru/users/2763549/post244508650

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь
(на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

aviator.guru

Карибский (Кубинский кризис) 1962 года

Самое опасное изобретение человечества – ядерное оружие уже не раз ставило планету на край гибели. Ближе всего к концу света мир стоял осенью 1962 года. Внимание международного сообщества в октябре оказалось прикованным к событиям, разворачивающимся в Карибском бассейне. Противостояние двух сверхдержав стало вершиной гонки вооружений и высшей точкой напряжения в Холодной войне.

Сегодня Кубинский кризис, как именуют его в Соединенных Штатах, оценивается по-разному. Одни считают операцию «Анадырь» блестящей работой советских спецслужб и организации военных поставок, а также рискованным, но грамотным политическим ходом, другие клеймят Хрущева за недальновидность. Утверждать, что Никита Сергеевич предвидел абсолютно все последствия решения о размещении ядерных боеголовок на Острове свободы, не верно. Хитрый и опытный политический деятель наверняка понимал, что реакция со стороны США будет решительной.

«Николаев» в порту Касильда. На причале видна тень от RF-101 «Вуду», самолёта-разведчика, сделавшего снимок

Рассматривать действия советского военного руководства на Кубе следует, учитывая предысторию развития кризиса. В 1959 году на острове, наконец, победила революция, и во главе государства встал Фидель Кастро. Особой поддержки от СССР в этот период Куба не получала, так как не рассматривалась в качестве стабильного участника социалистического лагеря. Однако уже в 1960-х годах, после введения экономической блокады со стороны Штатов, в Кубу начинаются поставки советской нефти. Кроме того, Советы становятся основным внешнеторговым партнером молодого коммунистического государства. В страну потянулись тысячи специалистов в области сельского хозяйства и промышленности, начались крупные капиталовложения.

Интересы Союза на острове были продиктованы далеко не идеологическими убеждениями. Дело в том, что в 1960 году США удалось разместить на территории Турции свои ядерные ракеты средней дальности полета, что вызвало в Москве крайнее возмущение. Удачная стратегическая позиция позволяла американцам контролировать огромные советские территории, включая столицу, причем скорость запуска и достижения цели у данного вооружения была минимальная.

Куба располагалась в непосредственной близости к границам США, поэтому размещение системы наступательного вооружения с ядерным зарядом могло в какой-то мере компенсировать создавшийся перевес в противостоянии. Идея размещения на территории острова пусковых установок с ядерными ракетами принадлежала непосредственно Никите Сергеевичу, и была высказана им 20 мая 1962 года Микояну, Малиновскому и Громыко. После идея была поддержана и получила свое развитие.

Интерес в размещении на своей территории советских военных баз со стороны Кубы был очевиден. С момента утверждения в качестве политического лидера и главы государства, Фидель Кастро стал постоянной мишенью для различного рода американских провокаций. Его пытались устранить, причем США открыто готовило военное вторжение на Кубу. Свидетельством чего являлась пусть и неудачная попытка высадки десанта в Заливе Свиней. Увеличение советского контингента и наращивание вооружения на острове давало надежду на сохранение режима и суверенитета государства.

Никита Хрущёв и Джон Кеннеди

Заручившись согласием Кастро, Москва развернула широкую секретную операцию по переброске ядерного вооружения. Ракеты и комплектующие для их установки и приведения в боеготовность доставлялись на остров под видом торговых грузов, выгрузку осуществляли лишь ночью. В трюмах судов на Кубу выехали около сорока тысяч военных, переодетых в штатское, которым строго запрещалось изъясняться на русском языке. За время путешествия солдаты не могли выходить на открытый воздух, так как командование всерьез опасалось быть разоблаченными раньше намеченного срока. Руководство операцией возложили на маршала Ованеса Хачатуряновича Баграмяна.

Первые ракеты советские корабли выгрузили в Гаване 8 сентября, вторая партия прибыла 16 числа того же месяца. Капитаны транспортных судов не знали о характере груза и месте его назначения, перед отправкой им вручались конверты, открыть которые они могли лишь в открытом море. Текст приказа указывал на необходимость следования к берегам Кубы и уклонении от встреч с кораблями НАТО. Основная часть ракет была размещена в западной части острова, там же сосредотачивалась подавляющая часть военного контингента и специалистов. Часть ракет планировалось установить в центре, и несколько на Востоке. К 14 октября на остров доставили сорок ракет средней дальности с ядерным зарядом и приступили к их установке.

За действиями СССР на Кубе настороженно следили из Вашингтона. Молодой американский президент Джон Кеннеди ежедневно собирал экском –исполнительный комитет национальной безопасности. Вплоть до 5 сентября США направляла самолеты-разведчики U-2, но данных о наличии ядерного вооружения они не приносили. Скрывать, однако, далее намерения СССР, становилось все труднее. Длина ракеты вместе с тягачом составляла около тридцати метров, поэтому их выгрузка и транспортировка оказалась замеченной местными жителями, среди которых было немало американских агентов. Тем не менее, одних предположений американцам казалось не достаточно, лишь фотографии, сделанные 14 октября пилотом Lockheed U-2 Хайзером не оставили сомнения в том, что Куба стала одной из стратегических советских баз, оснащенных ядерными ракетами.

Кеннеди считал советское руководство не способным на столь решительные действия, поэтому снимки стали в какой-то мере неожиданностью. С 16 октября самолеты-разведчики начинают летать над островом до шести раз за день. Комитет выдвинул два основных предложения: начать военные действия, либо организовать военно-морскую блокаду Кубы. К идее вторжения Кеннеди сразу отнесся критично, так как понимал, что подобное может спровоцировать начало Третьей мировой. Брать на себя ответственность за последствия такого решения президент не мог, поэтому американские силы были направлены на блокаду.

Первое изображение советских ракет на Кубе, полученное американцами. 14 октября 1962

Разведывательная деятельность американцев в данном инциденте показала себя с худшей стороны. Сведения, представленные спецслужбами президенту, оказались далеки от истины. Например, количество военного контингента СССР, по их информации, на Кубе составляло не более десяти тысяч человек, в то время как реальная численность давно превышала сорок тысяч. Не знали американцы и о том, что на острове имеются не только ядерные ракеты средней дальности, но и атомное оружие ближнего спектра действия. Бомбардировка, которую так настойчиво предлагали американские военные, уже проведена быть не могла, так как четыре пусковые установки были готовы к 19 октября. В радиус их досягаемости входил и Вашингтон. Высадка десанта также грозила катастрофическими последствиями, так как советские военные были готовы пустить в ход комплекс под названием «Луна».

Напряженная обстановка продолжала накаляться, так как ни одна из сторон не желала идти на уступки. Для США размещение ракет на Кубе являлось вопросом безопасности, но и СССР находился под прицелом американского ракетного комплекса в Турции. Кубинцы требовали открыть огонь по самолетам-разведчикам, но вынуждены были подчиняться решениям СССР.

22 октября последовало публичное заявление Кеннеди в адрес американцев о том, что на Кубе действительно устанавливается наступательное оружие против США, и правительство будет рассматривать любой акт агрессии как начало войны. Это означало, что мир находится на грани уничтожения. Международное сообщество поддержало американскую блокаду, во многом благодаря тому, что советское руководство длительное время скрывало истинное значение своих действий. Однако Хрущев законной ее не признал и заявил, что огонь будет открыт по любому из судов, проявивших агрессию к советскому морскому транспорту. Большую часть кораблей СССР все же обязал вернуться на родину, но пять из них уже подходили к месту назначения в сопровождении четырех дизельных субмарин. Подводные лодки несли на своем борту вооружение, способное уничтожить большую часть американского флота в данном регионе, но США об этом не были информированы.

24 октября один из кораблей «Александровск» пристал к берегу, но в адрес Хрущева была отправлена телеграмма с призывом о благоразумии. На следующий день после скандального разоблачения на заседании ООН, в США был впервые за всю историю отдан приказ о боевой готовности 2. Любое неосторожное действие могло вызвать начало войны – мир замер в ожидании. Утром Хрущев направил примирительное письмо, в котором предлагал демонтировать ракеты в обмен на обещание США отказаться от вторжения на Кубу. Обстановка несколько разрядилась, и Кеннеди принял решение отложить начало военных действий.

Кризис вновь обострился 27 октября, когда советским руководством было выдвинуто дополнительное требование о демонтаже американских ракет в Турции. Кеннеди и его окружение предположили, что в СССР произошел военный переворот, в результате которого Хрущев был смещен. В это время над Кубой был сбит американский самолет-разведчик. Некоторые считают, что это являлось провокацией со стороны команданте, выступавшего за категорический отказ в выводе вооружения с острова, однако большинство именует трагедию самовольными действиями советских командиров. 27 октября мир ближе всего за всю свою историю стоял на грани самоуничтожения.

Утром 28 октября в Кремль поступило обращение из США, в котором предлагалось решить конфликт мирным путем, причем условиями разрешения стало первое предложение Хрущева. По неподтвержденным данным устно была обещана и ликвидация ракетного комплекса в Турции. Всего за 3 недели СССР провел демонтаж ядерных установок, а 20 ноября блокада острова была снята. Несколько месяцев спустя американцы демонтировали ракеты в Турции.

Радиус покрытия ракет, дислоцированных на Кубе: Р-14 — большой радиус, Р-12 — средний радиус

Самый опасный момент человеческой истории пришелся на двадцатый век, но стал он также и завершением периода гонки вооружений. Две сверхдержавы вынуждены были научиться искать компромисс. Современные политики нередко пытаются расценить результат Кубинского кризиса как поражение или победу Союза. С точки зрения автора настоящей статья сделать однозначный вывод в данном случае нельзя. Да, Хрущев смог добиться ликвидации американской базы в Турции, но риск оказался слишком велик. Благоразумие Кеннеди, находившегося под сильнейшим давлением Пентагона, требовавшего развязать войну, заранее не просчитывалось. Попытки сохранения ракетной базы на Кубе могли стать трагическими не только для кубинцев, американцев и советских людей, но и уничтожить все человечество.

Автор Елена Гордеева

См.также:

Операция «Pico»

Гренада: «Вспышка ярости» маленькой войны

Свобода на потоке

Берлинская стена

Американская военно-морская база Гуантанамо на Кубе

picturehistory.livejournal.com

Карибский кризис






 

















28 октября 1962 года Хрущёв объявил о демонтаже советских
ракет на Кубе – Карибский кризис завершился.





















Фидель Кастро вступает в
должность премьер-министра

 



Фидель Анхелевич Кастро и
Никита Сергеевич Хрущёв

1
января 1959 года на Кубе победила революция. Гражданская война, продолжавшаяся с
26 июля 1953 года, окончилась бегством с острова диктатора Фульхенсио
Батисты-и-Сальдивара и приходом к власти Движения 26 июля во главе с 32-летним
Фиделем Алехандро Кастро Рус, который 8 января въехал в Гавану на трофейном
танке Шерман точно так как в августе 1944 года въехал в освобожденный Париж
генерал Леклерк.


Первое время у Кубы не было тесных отношений с Советским Союзом. Во время своей
борьбы с режимом Батисты в 1950-е годы Кастро несколько раз обращался к нам за
военной помощью, но получал неизменный отказ. Первый зарубежный визит после
победы революции Фидель совершил в США, однако тогдашний президент Эйзенхауэр
встречаться с ним  отказался. Конечно, Эйзенхауэр также поступил бы и с
Батистой – Куба должна была знать своё место. Но, в отличие от Батисты – сына
солдата и проститутки – благородный Фидель Анхелевич Кастро, происходивший из
семьи богатых латифундистов, владевших сахарными плантациями в провинции Ориенте,
был не таким человеком, который мог бы просто проглотить эту обиду. В ответ на
выходку Эйзенхауэра Фидель устроил американскому капиталу необъявленную войну:
были национализированы телефонная и электрическая компании, нефтеперегонные
предприятия, а также 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших гражданам
США.


Ответ не заставил себя долго ждать: американцы прекратили поставлять на Кубу
нефть и покупать у неё сахар, наплевав на ещё действовавшее долговременное
соглашение о покупке. Такие шаги поставили Кубу в очень тяжёлое положение.

К
тому времени кубинским правительством уже были установлены дипломатические
отношения с СССР, и оно обратилось к Москве за помощью. Отвечая на запрос, СССР
направил танкеры с нефтью и организовал закупки кубинского сахара.


Поняв, что Куба выходит из-под контроля, американцы решили действовать военным
путём, и в ночь на 17 апреля высадили в заливе Свиней так называемую бригаду
2506, состоявшую из окопавшихся в США сторонников Батисты. смотрите об этом
там→


Битва в Заливе Свиней


Кубинский народ радовался победе, но Кастро понимал, что это только начало – со
дня на день следовало ожидать открытого вступления в войну армии США.

К
началу 60-х годов американцы окончательно обнаглели – их разведчики U-2 летали
где хотели, пока один из них не был сбит советской ракетой над Свердловской
областью (Подробнее
об этом→
). А в 1961 году они дошли до того, что разместили в
Турции свои ракеты
PGM-19 Юпитер
с радиусом действия 2400
км, напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза, доставая до
Москвы и основных промышленных центров. Другим преимуществом ракет средней
дальности является малое подлётное время – менее 10 минут.


Наглеть Америка имела все основания: американцы имели на вооружении 
примерно 183 МБР Атлас и Титан. Кроме того, в 1962 году на вооружении США
находилось 1595 бомбардировщиков, способных доставить на территорию СССР около
3000 ядерных зарядов.


Советское руководство было чрезвычайно обеспокоено фактом наличия в Турции 15
ракет, но ничего поделать не могло. Но вот однажды, когда Хрущёв, находясь на
отдыхе, прогуливался с Микояном по крымскому берегу, ему в голову пришла идея
запустить Америке ежа в штаны.


Военные специалисты подтвердили, что можно эффективно достичь некоторого
ядерного паритета, разместив ракеты на Кубе. Советские ракеты средней дальности
Р-14, размещённые на кубинской территории, имея дальность стрельбы до 4 000 км,
могли держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических
бомбардировщиков ВВС США с подлётным временем менее 20 минут.

20
мая 1962 года Хрущёв провёл в Кремле совещание с министром иностранных дел
Андреем Андреевичем Громыко, и министром обороны Родионом Яковлевичем
Малиновским, в ходе которой изложил им свою идею: в ответ на постоянные запросы
Фиделя Кастро об увеличении советского военного присутствия на Кубе разместить
на острове ядерное оружие. 21 мая на заседании Совета обороны поставил этот
вопрос на обсуждение. Больше всех был против такого решения Микоян, однако, в
конце концов члены Президиума ЦК КПСС, входившие в Совет обороны, поддержали
Хрущёва. Министерствам обороны и иностранных дел было поручено организовать
скрытное перемещение войск и военной техники по морю на Кубу. Из-за особой
спешки план был принят без утверждения – к реализации приступили сразу после
получения согласия Кастро.

28
мая из Москвы в Гавану вылетела советская делегация в составе посла СССР
Алексеева, главнокомандующего РВСН маршала Сергея Бирюзова, генерал-полковника
Семена Павловича Иванова, а также главы Компартии Узбекистана Шарафа Рашидова.
29 мая они встретились с  Фиделем Кастро и его братом Раулем и изложили им
предложение ЦК КПСС. Фидель попросил сутки на переговоры со своими ближайшими
соратниками. Известно, что 30 мая у него состоялся разговор с Эрнесто Че Геварой,
однако о сущности этого разговора до сих пор ничего не известно. В тот же день
Кастро дал положительный ответ советским делегатам. Было решено, что Рауль
Кастро в июле посетит Москву для уточнения всех деталей.


План предполагал размещение на Кубе двух видов баллистических ракет –
Р-12
с
радиусом действия в 2000 км и Р-14 с дальностью в 4500 км. Оба типа
ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью 1 Мт. Малиновский также
уточнил, что вооружённые силы разместят 24 ракеты среднего радиуса действия Р-12
и 16 ракет промежуточного радиуса действия Р-14 и оставят в резерве по половине
от количества ракет каждого типа. Предполагалось снять 40 ракет с позиций на
Украине и в европейской части России. После установки этих ракет на Кубе
количество советских ядерных ракет, способных достичь территории США
увеличивалось в два раза.



Экземпляр Р-12 выставлен в историческом комплексе

Ла-Кабанья
в Гаване


Предполагалось направить на Кубу группу советских войск, которая должна была
сконцентрироваться вокруг пяти подразделений ядерных ракет (трёх Р-12 и двух
Р-14). Помимо баллистических ракет, в состав группы входили также вертолётный полк
Ми-4

, четыре
мотострелковых полка, два танковых батальона, эскадрилья
МиГ-21, 42 лёгких
бомбардировщика Ил-28, два подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками по
12 Кт с радиусом действия 160 км, несколько батарей зенитных орудий, а также 12 установок С-75 (144 ракеты). Каждый мотострелковый полк насчитывал по 2 500
человек, а танковые батальоны имели по 31 танку Т-55 (Подробнее
о нём→
).

В
начале августа на Кубу пришли первые корабли. Ночью 8 сентября в Гаване была
разгружена первая партия баллистических ракет средней дальности, вторая партия
прибыла 16 сентября. Штаб ГСВК расположился в Гаване. Дивизионы баллистических
ракет развернули на западе острова – близ деревни
Сан-Кристобаль и в центре Кубы – у порта Касильда. Основные войска были
сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько
крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы – в сотне
километров от военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 на
Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования.

14
октября 1962 самолет-разведчик Lockheed U-2 4080-го стратегического
разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, сфотографировал
позиции советских ракет. Вечером того же дня эта информация была доведена до
сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии
показали президенту.




Президент США Джон Кеннеди и
министр обороны Роберт Макнамара



Советская ракета средней
дальности Р-12

 



Обломки сбитого
U-2


Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе,
президент Кеннеди собрал особую группу советников на секретное совещание в Белом
Доме. Эта группа из 14 человек, ставшая позднее известной как «Исполнительный
комитет» EXCOMM. Комитет состоял из членов Совета национальной безопасности США
и нескольких специально приглашенных советников. Вскоре комитет предложил
президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты
точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести
морскую блокаду острова. Военные предложили вторжение, и вскоре началась
переброска войск во Флориду, а Стратегическое командование ВВС перебазировало
бомбардировщики среднего радиуса действия B-47 Stratojet в гражданские аэропорты
и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических
бомбардировщиков B-52 Stratofortress.

22
октября Кеннеди объявил Кубе морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500
морских миль (926 км) вокруг берегов острова. Блокада вступила в силу 24 октября
в 10:00. 180 кораблей ВМС США окружили Кубу с четким приказом ни в коем случае
не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента. К этому
времени на Кубу шли 30 кораблей и судов, в том числе «Александровск» с грузом
ядерных боеголовок и 4 корабля, везущие ракеты для двух дивизионов БРСД. Кроме
того, к Острову свободы приближались 4 дизельные подводные лодки, сопровождавшие
корабли. На борту «Александровска» находились 24 боеголовки для БРСД и 44 для
крылатых ракет. Хрущёв решил, что подводным лодкам и четырём судам с ракетами
Р-14 – «Артемьевску», «Николаеву», «Дубне» и «Дивногорску» – следует продолжать
идти прежним курсом. Стремясь свести к минимуму возможность столкновения
советских кораблей с американскими, советское руководство решило развернуть
остальные не успевшие добраться до Кубы корабли домой. Одновременно с этим
Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского
договора в состояние повышенной боеготовности. Отменили все увольнения.
Срочникам, готовящимся к демобилизации предписано оставаться на местах несения
службы до дальнейших распоряжений. Хрущёв отправил Кастро ободряющее письмо,
заверив в непоколебимости позиции СССР при любых обстоятельствах.

24
октября Хрущёв узнал, что «Александровск» благополучно добрался до Кубы.
Одновременно с этим ему пришла короткая телеграмма от Кеннеди, в которой тот
призвал Хрущёва «проявить благоразумие» и «соблюдать условия блокады». Президиум
ЦК КПСС собрался на заседание, чтобы обсудить официальный ответ на введение
блокады. В тот же день Хрущёв направил президенту США письмо, в котором обвинил
его в том, что тот ставит «ультимативные условия». Хрущёв назвал блокаду «актом
агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны». В
письме Первый секретарь предупредил Кеннеди, что «капитаны советских кораблей не
станут соблюдать предписания американских ВМС», а также что «если США не
прекратят своих пиратских действий, правительство СССР примет любые меры для
обеспечения безопасности судов».

В
ответ на послание Хрущёва, в Кремль пришло письмо Кеннеди, в котором он указал,
что советская сторона нарушила свои обещания в отношении Кубы и ввела его в
заблуждение. На сей раз, Хрущёв решил не идти на конфронтацию и начал искать
возможные выходы из сложившейся ситуации. Он объявил членам Президиума, что
«невозможно хранить на Кубе ракеты, не вступая в войну с США». На заседании было
решено предложить американцам демонтировать ракеты в обмен на гарантии США
оставить попытки сменить государственный режим на Кубе. Брежнев, Косыгин,
Козлов, Микоян, Пономарёв и Суслов поддержали Хрущёва. Громыко и Малиновский при
голосовании воздержались.

26
октября утром Хрущёв принялся за составление нового, менее воинственного
послания Кеннеди. В письме он предложил американцам вариант демонтажа
установленных ракет и возвращения их в СССР. В обмен он требовал гарантий того,
что «Соединенные Штаты не вторгнутся своими войсками на Кубу и не будут
поддерживать никакие другие силы, которые намеревались бы совершить вторжение на
Кубу». Закончил он письмо знаменитой фразой «Нам с вами не следует сейчас тянуть
за концы верёвки, на которой вы завязали узел войны». Хрущёв составил это письмо
в одиночку, не собирая Президиум. Позднее, в Вашингтоне была версия, что второе
письмо писал не Хрущёв, и что в СССР, возможно, произошёл государственный
переворот. Другие считали, что Хрущёв, наоборот, ищет помощи в борьбе против
сторонников жёсткой линии в рядах руководства Вооружённых сил СССР. Письмо
пришло в Белый дом в 10 часов утра. Ещё одно условие было передано в открытом
обращении по радио утром 27 октября, призвавшем вывести американские ракеты из
Турции в дополнение к требованиям, указанным в письме.

В
пятницу 26 октября, в 13-00 по вашингтонскому времени поступило сообщение от
репортера ABC News Джона Скали о том, что к нему обратился с предложением о
встрече Александр Фомин – резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в
ресторане Occidental. Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания
напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в
Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал
неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на
отказ от вторжения на Кубу.

Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через
посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы,
«вторжение будет маловероятно».

Тем
временем в Гаване политическая обстановка накалилась до предела. Кастро стало
известно о новой позиции Советского Союза, и он сразу же направился в советское
посольство. Команданте решил написать Хрущёву письмо, чтобы подтолкнуть его к
более решительным действиям. Ещё до того как Кастро закончил письмо и отправил
его в Кремль, глава резидентуры КГБ в Гаване известил Первого секретаря о сути
послания Команданте: «По мнению Фиделя Кастро, интервенция почти неминуема и
произойдёт в ближайшие 24-72 часа». Одновременно, Малиновский получил донесение
от командующего советскими войсками на Кубе генерала И. А. Плиева об усилившейся
активности американской стратегической авиации в районе Карибского бассейна. Оба
сообщения доставили в кабинет Хрущёва в Кремль в 12 дня, в субботу, 27 октября.

В
Москве было 5 часов вечера, когда на Кубе разбушевался тропический шторм. В одно
из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен
американский самолёт-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного
дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Плиеву за инструкциями, но того
на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке
генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через
несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб – никто не взял трубку. Когда U-2
был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал
приказ уничтожить самолёт. По другим сведениям, приказ об уничтожении
самолёта-разведчика мог быть отдан заместителем Плиева по ПВО
генерал-лейтенантом авиации Степаном Гречко или командиром 27-й дивизии ПВО
полковником Георгием Воронковым. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному
времени. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб.

В
ночь с 27 на 28 октября по заданию президента его брат Роберт Кеннеди встретился
с советским послом в здании Министерства юстиции. Кеннеди поделился с Добрыниным
опасениями президента о том, что «ситуация вот-вот выйдет из под контроля и
грозит породить цепную реакцию». Роберт Кеннеди заявил, что его брат готов дать
гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы. Добрынин спросил
Кеннеди о ракетах в Турции. «Если в этом единственное препятствие к достижению
упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей
в решении вопроса» – ответил Кеннеди. По словам тогдашнего министра обороны США
Роберта Макнамары, с военной точки зрения ракеты Юпитер были устаревшими, однако
в ходе приватных переговоров Турция и НАТО выступали резко против включения
подобного пункта в официальное соглашение с Советским Союзом, так как это было
бы проявлением слабости США и ставило бы под сомнение гарантии США по защите
Турции и стран НАТО.

На
следующее утро в Кремль пришло сообщение от Кеннеди, где было указано: «1) Вы
согласитесь вывести свои системы вооружения с Кубы под соответствующим
наблюдением представителей ООН, а также предпринять, с соблюдением
соответствующих мер безопасности, шаги по





Советская ракета средней
дальности Р-14


остановке поставок таких же систем вооружения на Кубу. 2) Мы же, со своей
стороны, согласимся – при условии создания с помощью ООН системы адекватных мер,
обеспечивающих выполнение данных обязательств, – а) быстро отменить введённые в
настоящий момент блокадные мероприятия и б) дать гарантии ненападения на Кубу. Я
уверен, что и остальные государства Западного полушария будут готовы поступить
подобным образом».

В полдень Хрущёв собрал Президиум у себя на даче в Ново-Огарёво. На собрании шло
обсуждение письма из Вашингтона, когда в зал вошёл человек и попросил помощника
Хрущёва Олега Трояновского к телефону: звонил Добрынин из Вашингтона. Он передал
Трояновскому суть его беседы с Робертом Кеннеди и выразил опасения, что
президент США испытывает сильное давление со стороны чиновников из Пентагона.
Добрынин передал дословно слова брата президента США: «Мы должны получить ответ
из Кремля сегодня же, в воскресенье. Осталось очень мало времени для разрешения
проблемы». Трояновский вернулся в зал и зачитал собравшимся то, что успел
записать в своем блокноте, пока слушал доклад Добрынина. Хрущёв сразу же
пригласил стенографистку и начал диктовать согласие. Он также надиктовал два
конфиденциальных письма лично Кеннеди. В одном он подтвердил факт того, что
послание Роберта Кеннеди добралось до Москвы. Во втором, что он расценивает это
послание как согласие на условие СССР по выводу советских ракет с Кубы – убрать
ракеты из Турции.

Опасаясь всяких «неожиданностей» и срыва переговоров, Хрущёв запретил Плиеву
использовать зенитное оружие против американских самолётов. Он также приказал
вернуть на аэродромы все советские самолёты, патрулирующие Карибское море. Для
пущей уверенности первое письмо было решено транслировать по радио, чтобы оно
как можно скорее дошло до Вашингтона. За час до начала трансляции послания
Никиты Хрущева Малиновский послал Плиеву приказ начать демонтаж стартовых
площадок Р-12.

Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с
территории Кубы заняли 3 недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты,
президент Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы. Через
несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты.






 














Смотрите по теме:



Как остановить вырождение нации


Денежная реформа 1961 года была
проведена в интересах доллара



Как американцы сбили наш пассажирский самолёт



Как мы отомстили американцам за наш сбитый самолёт



Советские асы Корейской войны



Чёрный день американской авиации

 

pynop.com

Карибский кризис



Карибский кризис


Из советской энциклопедии:


Фидель Кастро и Никита Хрущев не скрывают своих чувств


Карибский кризис 1962 года, резкое обострение международной обстановки,
вызванное агрессивными действиями американского империализма против Кубы.
После победы Кубинской революции 1953—58 и проведённых пр-вом Кубы ряда
радикальных мероприятий, затронувших интересы амер. монополий, правящие
круги США стали проводить резко враждебную политику в отношении Кубы,
организовали экономич. блокаду, диверсии и воен. провокации. В апр. 1961 на
тер. республики Куба в р-не Плая-Хирон были высажены отряды контрреволюц.
наёмников. Решит, действиями Революц. вооруж. сил Кубы они были разгромлены.
Однако это не остановило агрессивные круги США. Они стали готовить новое
вторжение на Кубу с целью ликвидации революц. очага на амер. континенте. В
февр. 1962 под нажимом США Куба была исключена из Организации амер.
государств (ОАГ). США постоянно нарушали границы Кубы, вторгаясь в её возд.
и мор. пространства, бомбардировали кубинские города; был совершён пиратский
налёт на примор. р-ны Гаваны. В связи с усиливавшейся угрозой интервенции
кубинское пр-во обратилось к пр-ву СССР с просьбой оказать помощь в
укреплении обороноспособности страны, и в частности заключило соглашение о
размещении на Кубе ракетного оружия. К тому времени агрессивные круги США
ещё более накалили обстановку. В сент. 1962 сенат США предоставил президенту
полномочия на мобилизацию в армию 150 тыс. резервистов. В конгресс были
внесены законопроекты о признании США эмигрантского пр-ва Кубы и о создании
группировки вооруж. сил для вторжения на Кубу. Для нападения
предусматривалось использовать до 100 тыс. амер. солдат и офицеров. В
Карибское м. к кубинским берегам были направлены крупные амер. ВМС (св. 180
кораблей с 85 тыс. матросов) и установлена мор. блокада острова. В боевую
готовность были приведены также амер. войска в Европе, 6-й и 7-й амер.
флоты. В воздухе постоянно несли боевое дежурство самолёты (до 20% стратег,
авиации). Агрессивные действия США привели в окт. 1962 к возникновению
острого междунар. кризиса, угрожавшего перерасти в мировую ядерную войну. В
этой исключительно напряжённой обстановке пр-во СССР предприняло шаги,
направленные на ликвидацию угрозы вторжения на Кубу. 23 окт. 1962 Сов. пр-во
сделало Заявление, в к-ром предупредило пр-во США о том, что оно «берет на
себя тяжелую ответственность за судьбы мира и ведет безрассудную игру с
огнем». Пр-во СССР призвало народы мира преградить путь агрессорам.
Одновременно в СССР был проведён ряд мероприятий воен. характера. В то же
время кубинское пр-во выступило с конкретной программой урегулирования К. к.
Предпринятые СССР шаги и твёрдая решимость Кубы отстоять свою свободу и
независимость оказали должное воздействие на правящие круги США и заставили
пр-во США более трезво оценить создавшуюся обстановку. 28 окт. 1962 в
Нью-Йорке начались сов.-амер. переговоры при участии представителей Кубы и
Ген. секретаря ООН, в ходе к-рых они договорились об урегулировании К. к.
Сов. сторона вывезла с Кубы ракетное оружие. 20 нояб. 1962 президент США
объявил с снятии мор. блокады Кубы. Из амер. воен. базы на тер. Кубы
Гуантанамо были отозваны дополнительно введённые туда во время кризиса
войска, проведена демобилизация резервистов, прекращены проводившиеся во
Флориде воен. приготовления к вторжению на Кубу. США взяли обязательство не
нападать на Кубу. Непосредств. угроза нападения на Кубу была ликвидирована,
кубинский народ получил возможность продолжать социалистич. строительство в
мирных условиях. Решающим фактором поражения амер. империализма в период К.
к. явились изменения, происшедшие в соотношении сил на междунар. арене в
пользу социализма, демократии и прогресса, всесторонняя помощь и поддержка
кубинского народа Сов. Союзом и др. социалистич. странами. Определённую роль
в срыве планов агрессивных кругов США сыграли также выступления народов
Латинской Америки и др. стран в защиту Кубы.


А. В. Ложникова.



Использованы материалы Советской
военной энциклопедии в 8-ми томах, том 4.




Далее читайте:

Кубинский кризис
(хронологическая таблица).



Карибский кризис: за кулисами истории.
По материалам книги «Госбезопасность от Александра I до Путина», М., 2005.


Хрущев Н.С. Карибский
кризис
(глава из книги).


Корнейчук Дмитрий.

Кубинская авантюра. В октябре 1962 года мир находился всего в шаге от
ядерной войны
. — 22.11.2006


Фурсенко Александр, Нафтали Тимоти.
Адская
игра
(Секретная история Карибского кризиса 1958-1964), Издательство «Гея», M. 1999

Фидель Кастро (биографическая
статья)

Хрущев Н.С. 
(биографическая статья)


Плая-Хирон, Плаия-Хиpон (исп. Playa Giron),
населённый пункт в бухте Кочинос, на юж. берегу о.
Куба, близ которого 17-19 апреля 1961 года кубинская
Повстанческая армия разгромила высадившийся с
моря десант контрреволюционных сил.

 




www.hrono.ru

Карибский кризис: 50 лет назад

Президент США Джон Кеннеди выступает перед журналистами во время телеобращения к нации о стратегической блокаде Кубы и предупреждении Советского Союза о ракетных санкциях в Вашингтоне, округ Колумбия, 24 октября 1962.

15 октября 1962 года группа аналитиков ЦРУ во время рассмотрения аэрофотоснимков Кубы обнаружила несколько советских баллистических ракетных установок средней дальности, расположенных в пределах 150 км от США. Ночью об этом был уведомлен Государственный департамент, а на следующее утро проинформирован президент Джон Кеннеди. Данное событие привело в движение кризис, в результате которого мир мог бы столкнуться с ядерной войной. США в ответ на действия Советского Союза развернули войска и вооружения во Флориде и вскоре создали военно-морскую блокаду Кубы. После 13 напряженных дней возникла реальная возможность того, что вспыхнет новый ужасный конфликт, который затронет весь мир. 27 октября Соединенные Штаты и Советский Союз достигли тайного соглашения о том, что Кеннеди отдает приказ об удалении всех ракет в южной Италии и Турции, а Хрущев убирает все ракеты на Кубе. В течение следующих нескольких недель 42 ракеты на борту 8 советских кораблей под контролем американских войск были вывезены из Кубы, и кризис был предотвращен.

Шпионский снимок с изображением ракетной базы в Сан-Кристобале, Куба.

Фактические данные, представленные министерство обороны США, о нахождении советских ракет на Кубе, 23 октября 1962.

Президент Джон Кеннеди встретился с генералом-майором ВВС Ричардом Хейсером (слева) и начальником штаба ВВС генералом Кертисом Лемэем в Белом доме для обсуждения полетов шпионского самолета U-2 над Кубой.

Карта Кубы с комментариями бывшего президента США Джона Кеннеди в Библиотеке имени Джона Ф. Кеннеди в Бостоне, штат Массачусетс, 13 июля 2005. Кеннеди написал «Ракетные места» и отметил их крестиками после того, как впервые был проинформирован ЦРУ о карибском кризисе, 16 октября 1962.

Аэрофотоснимок ракетной базы на Кубе, который использовался Джоном Кеннеди в качестве доказательства для военно-морской блокады Кубы, 24 октября 1962.

Президент Джон Кеннеди информирует американский народ о том, что США организовали военно-морскую блокаду Кубы, во время теле и радиообращения из Белого дома, 22 октября 1962. Президент также заявил, что США будут наносить «полный ответный удар по Советскому Союзу, в случае если какие-либо ядерные ракеты будут выпущены на любое государство в этом полушарии.»

Посол США в ООН Эдлай Стивенсон демонстрирует разведывательные фотографии советскому делегату Валериану Зорину во время чрезвычайной сессии Совета Безопасности ООН в штаб-квартире в Нью-Йорке, 25 октября 1962.

Составное изображение из трех фотографий, на которых показаны заместитель министра иностранных дел СССР Валериан Зорин, постоянный представитель Кубы в ООН Марио Гарсиа-Инчаустегуи и посол США Эдлай Стивенсон во время заседания Совета Безопасности ООН о Кубинском ракетном кризисе, 23 октября 1962.

Ответ президента Кубы Фиделя Кастро президенту США Джону Кеннеди о военно-морской блокаде, 23 октября 1962.

Джон Кеннеди подписывает прокламацию о вводе режима карантина вокруг Кубы, 23 октября 1962.

Пикетчицы, представляющие организацию Борьба женщин за мир, стоят с плакатами возле штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке во время специального заседания Совета Безопасности ООН по поводу Кубинского ракетного кризиса, 23 октября 1962.

Двое солдат сидят в укрытии рядом с пулеметом на пляже в Ки-Уэсте, штат Флорида, 27 октября 1962.

Жители Нью-Йорка покупают газеты с новостями о Кубинском ракетном кризисе.

ВМС США ведут наблюдение за советской подводной лодкой рядом с кубинской линией карантина, 25 октября 1962.

Члены Кампании за ядерное разоружение маршируют во время акции протеста против действий США во время Карибского кризиса в Лондоне, Англия, 28 октября 1962.

Американская зенитная установка на Флоридском проливе в Ки-Уэсте, штат Флорида, 27 октября 1962.

Баллистические ракеты средней дальности возле Салу-ла-Гранде, Куба, 1 ноября 1962.

Президент Джон Кеннеди сообщает нации о положении дел с Кубинским кризисом, 2 ноября 1962. Он заявил, что американские воздушные наблюдения будут продолжаться до проведения эффективной международной инспекции.

Ракеты загружаются на советский корабль в кубинском порту Касильда, 6 ноября 1962. В правом нижнем углу виден силуэт реактивного разведывательного самолета RF-101.

Американский патрульный самолет P-2V «Нептун» летит над советским грузовым судном.

Советский корабль Касимов вывозит ракеты с Кубы.

Советская подводная лодка у берегов Кубы во время вывоза русских ракет в соответствии с американо-советским соглашением, 10 ноября 1962. Американские самолеты, вертолеты и военные корабли контролировали процесс вывоза советских ракет.

Американские больничные палатки и машины скорой помощи на территории аэропорта Опа-Лока, бывшего морского аэродрома, в Майами, штат Флорида, ноябрь 1962.

Американские войска и военная техника, готовые начать вторжение на Кубу сразу после приказа, между Майами и Ки-Уэстом на юге Флориды, 21 ноября 1962.

Ракетный корабль ВМС США Дальгрен следует за советским кораблем Ленинский комсомол неподалеку от кубинского порта Касильда, 10 ноября 1962.

Вторичное жилье в Арзамасе по выгодным ценам.

photo-day.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о