Дмитрий Уткин (Вагнер). Биография. Фото — Архив интроверта

Дмитрий Уткин. Подполковник запаса. 1970 г.р. Профессиональный военный, до 2013 года – командир дислоцированного в Печорах Псковской области 700-го отдельного отряда спецназа 2-й отдельной бригады СпН Главного разведывательного управления Минобороны. После увольнения в запас работал в Moran Security Group, частной компании, специализирующейся на охране морских судов в пиратоопасных районах. Когда менеджеры MSG в 2013 году организовали «Славянский корпус» и отправили его в Сирию защищать Башара Асада, участвовал в этой экспедиции. С 2014 года – командир собственного подразделения, которое по его позывному получило условное наименование «ЧВК Вагнера».

Известен приверженностью к эстетике и идеологии Третьего рейха, отсюда и позывной в честь композитора-мистика. В Луганске эпатировал личный состав, сменив привычную полевую панаму на стальной шлем вермахта.

Якобы убит в январе 2016 года под донецкой Озеряновкой. Сформированная на основе «Славянского корпуса», потрепанного в Сирии в 2013 году, условная ЧВК под командованием человека с позывным «Вагнер», по информации «Фонтанки», с весны 2014 года действовала в Крыму, а затем на территории Луганской области. Весной 2014 Вагнер  нашел новую работу – финансирование, базу для подготовки и серьезное прикрытие для неформальной военной структуры, которая и получила его имя.

Дмитрий Уткин ( Вагнер )

Слухи о Вагнере и его команде поползли с начала 2015 года. Якобы именно он разоружил под Луганском бригаду «Одесса» и задержал комбрига Фому. Якобы именно он появлялся с бронетехникой на самых угрожающих участках фронта. Никто его не видел, кроме слухов, никто ничего не знал, а кто знал, тот не рассказывал.

Из свидетельств существования – размытые снимки бронемашин «Выстрел» да видеозапись лета 2015, на которой израненный боец Новороссии признается вынесшим его из-под огня украинским военным: «Мой командир – Вагнер».

Конец 2015 года – как раз период передислокации основных сил Вагнера из Донбасса в Сирию. Отдельные группы отправились туда раньше, но это, видимо, были относительно немногочисленные команды. Некоторые специалисты были менее засекречены, ещё с начала 2015 года они были замечены за ремонтом боевой техники армии Башара Асада и союзных ему формирований.

В Сирии пошли и бои, и потери. Сколько всего бойцов потерял Вагнер, вряд ли станет точно известно когда-либо. Более-менее достоверно известно о потере 9 человек при обстреле расположения отряда осенью, известно о десятках погибших и раненых в новогодних боях и при штурме Пальмиры весной. Лето 2016 выдалось для Вагнера относительно спокойным, сам он, по данным «Фонтанки», большей частью находился в России, неоднократно посещал  Санкт-Петербург.


«Цензор.НЕТ» удалось выяснить, что родился и вырос таинственный Вагнер в Украине, в поселке Смолино Кировоградской области. Туда и отправились журналисты издания.

Подъезжая к Смолино, знаем лишь одно: Дмитрий Уткин учился в школе №2, классной руководительницей была Вера Федоровна Осипова. Туда первым делом и отправляемся.

«ОН БЫЛ ГОНОРИСТЫМ ПАРНЕМ». ШКОЛА

В 1968 году недалеко от села Березовка Маловисковского района Кировоградской области геолог Николай Смолин открыл месторождение урана, начали строить шахту, параллельно – и поселок. Школа №2 – советская типовая постройка. На входе – флаг, гимн и герб. И комната с портретом Шевченко, рушниками и советской куклой-неваляшкой. И самые обычные школьные коридоры.

Директор школы Нина Петрова рассказывает нам, что Вера Федоровна Осипова работала директором до нее, но уже ушла на пенсию. «Позвоните ей, пожалуйста, может захочет пообщаться с нами о своем бывшем ученике?» — просим Нину Николаевну. Соглашается.

— Але, Вера Федоровна, здравствуйте! Тут журналисты приехали, хотят о вашем ученике поговорить….

На той стороне трубки что-то отвечают. Директор меняется в лице.

— А вы знаете о ком речь? Хорошо, так им и передам – не хотите.

«Не хочет, странно… — это уже нам говорит. — А что за ученик такой?» Мы рассказываем: Дмитрий Уткин, 1970 года рождения, родился и вырос в этом поселке, учился в этой школе, сейчас командует частной армией в России, по данным российских СМИ, выполнял спецзаказы Кремля в Крыму, на Донбассе в Сирии. Позывной – Вагнер…

Нина Николаевна параллельно загружает компьютер, находит в Интернете статьи, читает, и с надеждой в голосе: «Может, это не наш? Не верится, что он отсюда…».

Но он –отсюда. Об этом нам рассказывает уже заместитель директора Светлана Бичанина. На фото с Путиным опознает: «Да, это наш Дима Уткин, жили в одном дворе».


Эту же школу, как нам удалось выяснить, в прошлом году закончил и сын Уткина. Правда, парень, как утверждают местные, с отцом никогда не жил. Дозвонились матери мальчика. Успели только представиться. «Нет, я с журналистами не общаюсь! Мы с ним не поддерживаем никаких отношений», — отвечает Татьяна.

«Он был гонористым парнем. Чтоб друзья у него были? Я б не сказала, чтоб он с кем-то дружил. После школы сразу уехал», — рассказывает «Цензор.НЕТ» местный детский врач.

Окна квартиры Уткиных – на третьем этаже с пластиковыми рамами

Здесь живет мать Вагнера – Людмила Уткина. «Но ее сейчас нет, она перед Новым годом к сыну уехала», — рассказывают соседи. Дверь в квартиру – самая обычная, кажется, еще со времен сдачи дома. У соседей уже давно – поновее.

«А ты зайди в квартиру – там вообще ни хера нету! — рассказывает нам сердобольная соседка. — Там старая мебель, все старое. А вот если б ты сейчас видела, где Димка живет, у тебя б челюсть отвисла! Как Ринат Ахметов! Джакузи-макузи-шмакузи, прислуга и все что хочешь». Другая делится: «Везде квартиры у них есть: В Санкт-Петербурге, Москве, в Крыму, в Сочи, — везде!»

Как нам удалось выяснить у соседей и знакомых, инженер местной строительной бригады Людмила Уткина развелась с мужем, когда сын был еще маленьким. После школы Дмитрий Уткин пошел в армию, потом поступил учиться в военное училище в Санкт-Петербурге, с тех пор и живет в России. До недавнего времени о нем здесь знали немногое: был военным, прошел Чечню, ушел на пенсию, занялся каким-то бизнесом, матери помогал, приезжал регулярно. Но в последние пару месяцев в поселке обсуждают статьи, которые опубликованы на различных ресурсах в Интернете – здесь вдруг узнали, что их Дима Уткин вовсе не военный пенсионер. И что лично Путин ему награду вручал.

«Мать его после этого фото заходит в магазин к нам и говорит: «Сепаратисткой меня называете? Я – агрессор! А сепаратисты – в Луганске». И смеется. И взгляд такой, что спорить никто не берется, — рассказывает нам продавщица продуктового магазина, неподалеку от дома, где живет мать таинственного Вагнера.

— Она смотрела на эту фотографию, радовалась. И сказала: «Куда дядя Вова скажет, туда Дима и поедет», Путин его орденом награждал. Потом посидели, пообедали и разошлись. Она гордится этим! — пересказывает реакцию Людмилы Уткиной на публикации российской прессы о сыне ее близкая знакомая Зульфия. «Дядей Вовой» они называют Президента РФ Владимира Путина.

Зульфия работает в хозяйственном магазине, который находится на первом этаже дома, где живет Уткина. Утверждает, что женщина в поселке общается только с ней. «Она закрытый, замкнутый человек. Два высших образования. Ужасно умный человек, начитанный до безобразия!» — рассказывает Зульфия.

— Зуля, а саморезы 25-е у тебя есть? — рассказ периодически прерывают клиенты. Оживляются, когда слышат тему разговора. И подключаются.

«Да ты б видела, как она выглядит! Никто не скажет, что ей за семьдесят – маникюр вот такой (показывает длину ногтей, — авт.), такая одежда, шпилька всегда! Она же сама с Урала, мать у нее княгиня, по-моему», — восхищенно рассказывает Зуля. Добавляет, что женщина – очень сильная и властная. По утверждению Зульфии, еще до садика будущий наемник Вагнер умел читать и писать, мать заботилась о развитии и образовании сына. И мечтала, чтоб он уехал из поселка и добился гораздо большего. И сейчас Людмиле не стыдно, что ее сын воевал против Украины, в которой родился и вырос. И в том, что он занимается наемничеством, мать проблемы не видит. «Она говорит, что каждый человек зарабатывает так, как умеет зарабатывать. Вот я торгую, кто-то хлеб печет, а он воюет», — рассказывает Зуля.

«А У НЕГО ЗНАЕТЕ СКОЛЬКО ТЕХ ЖЕН? ДА КАК У ВОЕННЫХ – В КАЖДОМ ГОРОДЕ». БРАКИ

Любят посудачить в поселке о личной жизни Дмитрия Уткина. Как минимум двое детей у него есть в Смолино. Это те, которых он признал. От разных жен. С сыном, как упоминали выше, не общается.

«Пришел в отпуск, подгульнул, женился, потому что забеременела, уехал в Россию, она подала на развод и вышла во второй раз замуж. А у него знаете сколько тех жен? Да как у военных – в каждом городе!» — рассказали «Цензор.НЕТ» встретившиеся в школе местные жительницы.

Есть и дочь Анна, ей около 25 лет. Мать живет в Смолино, сама же Анна закончила летное училище в Кировограде и уехала к отцу в Россию. «Девочка очень умная, — рассказывает Зуля. — Уткина ее взяла у матери с четырех лет, так она через месяц уже читала. Читала она только этих… толстой-малстой… только такие книги». Кем работает Анна в Москве, и работает ли вообще, информация смолинцев разнится. Кто-то утверждает, что она фотомодель, кто-то – что танцует в балете у звезд эстрады, кто-то – что занимается бизнесом». Сходятся в одном – по смолинским меркам, живет девушка богато. «Она уже везде была – Куршевель-муршевель, в такое дерьмо, как Турция и Египет она уже не ездит!» — говорит Зуля.

Слышали в Смолино и еще об одной жене Вагнера– Елене Щербининой. Точнее, не слышали, а читали: Газета.Ру писала, что с Щербининой Уткин расстался в начале 2000-х, а в 2015 она его пыталась искать через программу «Жди меня». Женщина утверждает, что с еще в 2000 году Уткин жил в Печорах Псковской области, командовал воинской частью. Елена – тоже военная, они успели вместе повоевать в Чечне. Там, по утверждению бывшей жены, Уткин и получил первую награду. «Боевики в плен взяли какого-то полковника, а Дима со своими бойцами его отбил. Он вообще безбашенный», — рассказывала Щербинина. Мирная жизнь Уткину пришлась не по душе. «Он очень тяжело адаптировался. И страшно переживал, что не воюет. Он хотел военной карьеры — карьеры боевого офицера, а не протирающего штаны в штабе», — рассказывала бывшая жена Вагнера.

«Да больная на голову, дура какая-то! — говорит о Щербининой Зульфия, — Она сюда даже ни разу не приезжала, какая там жена?!» — восклицает Зуля, отсчитывая саморезы покупателю.

О нынешней жене Вагнера смолинцам известно, что она стоматолог. И у них трое совместных детей. Младшему – всего несколько месяцев.

ПОСЛЕДНИЙ ВИЗИТ.
2016-й?

Два жителя поселка Смолино в беседе с Цензор.НЕТ утверждали, что Дмитрий Уткин, командир «ЧВК Вагнера», воевавший на Донбассе, в 2016 году приезжал в родной поселок проведать мать.

— В последний раз приезжал — было тепло. Они с мамой на дачу ходили, — говорит подруга Людмилы Уткиной Зульфия.

— Да, летом приезжал, — вторит ей сосед, живущий с Уткиной в одном подъезде.

— Нет, скорее всего, весна это была.

— Да, весна.

— Он дня два был.

Уточняем – речь идет о 2016 годе. «На машине приезжал?» — спрашиваем. «Нет, он ездит только на поезде», — отвечает Зуля. И добавляет: «Никогда не скажешь, что он какой-то там агрессор. С мамой на дачу за руку идут, назад – тоже за руку».

Редакция «Цензор.НЕТ» обратилась в Госпогранслужбу. «Официально информацию о том, пересекал ли границу определенный гражданин, может получить либо он сам о себе, либо правоохранительные органы в рамках уголовного производства», — сообщил нам помощник председателя Госпогранслужбы Украины Олег Слободян. Также «Цензор.НЕТ» направил информационный запрос в СБУ с просьбой ответить на вопросы: обладает ли ведомство информацией, что известный российский наемник регулярно приезжает в Украину, есть ли в отношение него уголовное производство. На момент выхода публикации ответ пока не получен.

Напоследок заходим в Смолинский поселковый совет, нас встречает глава поссовета – Николай Мазура. Николай Николаевич проверяет не просто удостоверения – паспорта! Переписывает данные. Предполагаем – работал раньше в милиции.

«СЕПАРАТИСТКОЙ МЕНЯ НАЗЫВАЕТЕ? Я – АГРЕССОР!». ДОМ

В Смолино мы отыскали дом на улице Школьной, где родился и вырос нынешний командир российских наемников. Обычный. Советский. Пятиэтажный. Окна квартиры Уткиных – на третьем этаже с пластиковыми рамами.

Николай Мазура, фото с сайта Смолинского поселкового совета

«Я с 1994 года в органах. На разных должностях, но постоянно на этой территории. И не могу вам сказать, что за это время фамилия Уткин где-то фигурировала в негативных эпизодах», — рассказывает нам председатель поссовета. Говорит, что многие его односельчане служили в России, воевали в Чечне. Смолинцев и сейчас в РФ – достаточно. «У нас много кто имеет российское гражданство, и эти люди занимают ряд должностей в Российской Федерации, в силовых структурах. Ведь наш поселок раньше был подчинен Министерству среднего машиностроения в Москве. У нас не было даже адреса, везде указывался номер воинской части. После того, как в Казахстане или еще где-то вот такие урановые рудники прекращали свое существование, министерство среднего машиностроения переводило специалистов на другой участок. У нас поэтому есть узбеки, казахи, таджики, баранина на рынке в авторитете, девушки от межнациональных браков рождаются очень красивые. У нас со всего Советского Союза есть представители. Ну и они, не найдя на шахте себе место или имея большие амбиции, искали себе счастья в России. Это ж не запрещено было. И у нас пол-Москвы – смолинцы! В Чите, в Магадане, в Уренгое – везде есть наши», — рассказывает Николай Николаевич об особенностях жизни уранового поселка.


Протокольная видеосъемка кремлевского приема в честь Героев Отечества 9 декабря 2016 года положила конец конспирации. Среди приглашенных на торжество героев в кадр попал Дмитрий Уткин, больше известный как Вагнер и командир одноименной ЧВК, замеченной на Донбассе и в Сирии. В сюжете «Первого канала» можно увидеть мужчину средних лет, который сидит за столом слева, на границе кадра. Те, кто лично знаком с Дмитрием Уткиным, подтвердили: это он.

На видеозаписи не видно, какой наградой отмечен Дмитрий Уткин. Известно, что на момент увольнения в запас из Вооруженных сил звания Героя Советского Союза или России он не имел, кавалером ордена Святого Георгия не был.

Это был первый «выход в свет» ЧВК Вагнера. До приема 9 декабря 2016 года Кремль никак не комментировал информацию о Вагнере, участии его подразделения в боевых действиях и о награждении бойцов из неформальной ЧВК государственными наградами.

Спустя два дня на вопрос ответил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, и интрига закончилась: «Дмитрий Уткин действительно был кавалер орденов Мужества, он был действительно от Новгородской области».  Правда, Песков «не знает», есть ли у Уткина «бойцы в Сирии» и за какие именно подвиги он награждался орденами Мужества. Предположил, что за проявленное мужество.

На этом эпопею Вагнера, командира отряда-призрака, можно считать законченной. Он уже не маргинал с позывным вместо имени, работающий на неведомого хозяина. Дмитрий Уткин, официально признанный Герой Отечества, принимаемый за столом президента, – фигура другого масштаба.

В ночь на 13 января в группах «Солдаты удачи» и WAR NEWS TODAY «ВКонтакте» появилась фотография, на которой изображены президент России Владимир Путин (по центру) и Дмитрий Уткин (крайний справа), известный под позывным Вагнер — командир российских наемников, которые, по предварительным данным, принимали участие в боевых действиях на востоке Украины (на стороне самопровозглашенных республик) и в Сирии.

Как заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, этот снимок мог быть сделан на приеме в Кремле 9 декабря.

Владимир Путин (по центру) и Дмитрий Уткин (крайний справа). Слева от президента — Андрей Николаевич Трошев.  Крайний слева от президента — Андрей Михайлович Богатов. От президента справа — Александр Сергеевич Кузнецов

Крайний справа от президента – Вагнер. Дмитрий Валерьевич Уткин.

Седой – слева от президента. Андрей Николаевич Трошев, полковник полиции в отставке из СОБР ГУ МВД по Северо-Западу, бывший артиллерист-десантник, ветеран Афганистана и Чечни.

Ратибор – от президента справа. Александр Сергеевич Кузнецов, командир 1-й разведывательно-штурмовой роты. Профессиональный военный, выпускник Санкт-Петербургского высшего общевойскового командного дважды краснознаменного училища им. С. М. Кирова. В 2008 году майор Кузнецов служил в Подмосковье, на должности командира роты спецназначения в Солнечногорске, в той самой части, на базе которой, судя по открытой информации, создавался центр «Сенеж» Сил специальных операций. Летом 2008 года майора Кузнецова арестовали по подозрению в похищении человека и грабеже, в 2010 году осудили и отправили отбывать срок в колонию в Нижегородскую область.

Бродяга – крайний слева от президента. Андрей Михайлович Богатов. До недавнего времени – командир 4-й разведывательно-штурмовой роты. Под Пальмирой весной 2016 года был тяжело ранен, как говорят, при неудачном налете российской авиации, которая получила неправильное целеуказание. Одновременно с Трошевым получил звание Героя России. Лечился в Центральном военном клиническом госпитале им. А. А. Вишневского, потерял левую руку, которую ампутировали по локоть. Остался на работе, переведен командиром роты охраны завода Хаян.

По словам Пескова, снимок, скорее всего, был сделан в кулуарах Кремля во время торжественного приема по случаю празднования Дня Героев Отечества. При этом Песков подчеркнул, что глава государства отдельно не общался с руководителями ЧВК (частных военных компаний).

«В кулуарах приема президент много фотографировался с гостями. По всей видимости, это одна из таких фотографий. Отдельного общения ни с кем не было», – сказал он «Дождю».

Источники: «Фонтанка.ру», svoboda.org, varlamov.ru

introvertum.com

Я из «Вагнера»… Что такое ЧВК «Вагнер», как туда попадают? Как воюет


Что такое ЧВК «Вагнер», как туда попадают? Как воюет «Вагнер»?
Когда вся пена вокруг ЧВК «Вагнер» спала, выкладываю свою беседу с одним из «вагнеровцев».
Судите сами…

В.Ш. Сколько ты пробыл?
ЧВК. Полгода.
В.Ш. Контракт полностью?
ЧВК. Полностью.
В.Ш. Ты ездил через Краснодар, я так понимаю?
ЧВК. Да. От музыкантов (?)
В.Ш. Из Краснодара какая география, куда ты?
ЧВК. Ты нумерацию отрядов знаешь?
В.Ш. Нет.
ЧВК. Тогда и не буду говорить, в принципе, не суть.
В.Ш. Отряды — это были роты, батальон?
ЧВК. Расслабленный батальон или усиленная рота. 300 человек личного состава.
В.Ш. С бронетехникой?
ЧВК. О! Бронетехника была. По одному БРДМ на роту, а так в основном грузовики…
В.Ш. Куда ты попал дальше?
ЧВК. Мне сказали, что, учитывая мою репутацию, мне подойдёт самоё лихое подразделение этой организации. Очень талантливый командир отряда, замкомандира. Если сказать совсем кратко, остальные отряды очень быстро понесли потери и наступательный потенциал, утратили. А наш отряд фактически все задачи в этой командировке и затащил.
В.Ш. Сколько вас было всего?
ЧВК. Точно не знаю. Несколько отрядов было. По нумерации их чуть больше. Одно время хотели набирать ещё больше отрядов, но потом отказались от этой мысли. Пытались делать ещё одну организацию — набирать людей с нероссийскими паспортами. Но барахлит, идёт через пень-колоду, я не знаю, получится, или нет. Короче, я слишком глубоко в вопросы, не касавшиеся моей компетенции, не вникал.
Соответственно, силами нашего отряда прорвали полосу…
В.Ш. Командовал ветеран?
ЧВК. Ты имеешь в виду — ветеран боевых действий? Да, конечно. Он в этой организации чуть ли не с самого начала. И в Луганске он был, и Пальмиру один из отрядов под его командованием брал. То есть человек с большим опытом.
В.Ш. Бывший офицер?
ЧВК. Ну, знаешь, то, что он служил в российской армии — точно. Дослужился ли до офицера — я не знаю. Замкомандира у нас точно был офицер, с опытом ещё с Грозного. Такой вот сплав опыта и молодости.
В.Ш. Вы там были по именам или по псевдонимам?
ЧВК. По позывным. По позывным всё. Иногда по имени — отчеству можно. Но в большинстве случаев по позывным нам удобнее.
Сначала силами нашего отряда прорывали полосу «опорников» вражеских. Это по направлению на Акербат. Потом за два дня неполных наш отряд взял Акербат. Почему я говорю — наш отряд, потому что остальные, ну…стояли рядом и в этом веселье не принимали участия. Потом мы пробивали подходы к Евфрату, потом форсировали Евфрат. Опять же, наш отряд был на том берегу, все остальные остались на этом…
В.Ш. А на чём форсировали?
ЧВК. На резиновых лодочках. Мою машинку и несколько машинок перевезли сирийскими транспортёрами, потом транспортёры сломались, а понтонный мост никто не навёл. То есть предполагалось, что мы захватим плацдарм, сирийцы наведут понтонный мост, и по нему потоком могучая сирийская и российская армия хлынут и врага сметут. Действительность оказалась немножко другая — транспортёры сломались, понтоны не навели, и в итоге мы отрядом остались на том берегу. БК было только то, что с собой привели, раненых увозили на резиновых лодках. Вопрос был очень простой: или мы, не оглядываясь ни на кого, забьём всего противника, какой есть у нас в пределах видимости, и офигенно расширим плацдарм, или нас прижмут к берегу и добьют. Поэтому личный состав нашего отряда избрал первый вариант, там махач был — вообще. Я не знаю, гордиться нехорошо, надо быть скромным… короче, пока три дня плацдарм расширяли я там много чего наворотил.
В.Ш. Это там Асапов погиб?
ЧВК. Нет не у нас Эти три дня «федералов» не было. А понтоны навели потом лихо, когда прибыли российские понтонёры, очень быстро и очень качественно сделали. Где молодцы — там молодцы, я зря критиковать не буду.
В.Ш. Дальше что было?
ЧВК. А после этого, собственно, основная охота (?) закончилась. Противник ещё чуть пободался, мы, сколько нам поручили, зачистили, вошли в соприкосновение с подпиндосовскими курдами. Ну а потом нас оттуда вывели. Месяц постояли, посмотрели на горы, помедитировали и потом окончательно вывели.
В.Ш. Куда вывели?
ЧВК. Я точно место не скажу, там были нефтяные поля…Приготовление к отбытию домой. И вот в самом конце декабря прибыли в Россию, и вот, соответственно, дома. По результатам участия писал дневники каждый день, там 400 страниц текста получилось. Но была такая ситуация — всё это уничтожил. До начальства дошло, что я что-то пишу. И мне посоветовали с этим завязывать. Может, оно и к лучшему. Сейчас публиковать нельзя, а лет через 10 произойдут события, и это будет никому не интересно.
В.Ш. Расскажи впечатления об «игиловцах», о противнике вообще.
ЧВК. Большая часть тех, с которыми мы сталкивались, были русскоязычные наёмники — самые разные: таджики, узбеки, кавказцы. Я так понимаю, что их специально ставили против нашего отряда, потому что они в бою пытались прикинуться своими — и по рации, пароли нередко знали, понимали, о чём мы говорим, т.е. перехватывали радиопереговоры. Кроме того, они явно мотивированные. Человек, который припёрся в другую страну, явно более мотивирован, чем местный, которого принудительно забрили. Судя по внешнему виду, среди пленных, которых брали, довольно значительное количество составляют наркоманы со стажем. То есть, ему 30 лет, а он выглядит на все 50. И наш док тоже самое говорил, что много исколотых и в ломке валяются через пару дней.
В.Ш. Ты про русскоязычных?
ЧВК. Узбеки, таджики, киргизы, казахи. Русские тоже были, которые против нас стояли, но живьём взять никого не удалось. Предполагаем, что русские — по совокупности признаков. Тушняк был с надписью «не для продажи», тельняшки оставались после них, патроны 5.45. То есть очень много признаков, которые указывают на славян.
В.Ш. А не могли хохлы быть?
ЧВК. Хохлы? Они бы работали с оружием 7.62 или с натовским.
В.Ш. Почему? У них 5.45 — сколько хочешь.
ЧВК. Ну, очень хотели хохлов найти, но не попались нашему отряду, другим тоже.
В.Ш. То есть не было информации?
ЧВК. Была информация, но на уровне слухов, но чтобы реально поймать — не было.
В.Ш. А где, говоришь, нашли эту лёжку со всем добром- с тельняшками и прочим?
ЧВК. Это было в Дейр-эз-Зоре.
В.Ш. В самом или под ним?
ЧВК. В окрестностях. Там же город потихоньку перетекает…вот по берегам Евфрата. Где бодались с ними, там и нашли.
В.Ш. Зарплату всю выплатили?
ЧВК. Нам да. За остальных не скажу. Но нашему отряду, который больше всех воевал выплатили всё и даже кое кому премии за награды.
В.Ш. Сколько вы потеряли за полгода наступления?
ЧВК. 30- 200, по сотню — 300.
В.Ш. Это только ваш отряд?
ЧВК. Да. Но и мы бились больше всех. Фактически за всех!
В.Ш. Получается, треть отряда выбыла из строя?
ЧВК. Ну, фактически — да. Если учесть, что взвод огневой поддержки, т.е. тяжёлое оружие и тыловики не теряли, считай, вообще никого, то штурмовиков — больше половины.
В.Ш. На чём? От чего?
ЧВК. Главным образом — стрелковое оружие. Артиллерии у противника было очень мало, совсем не сравнить с украми. Подрывы на минах носили единичный характер. То есть, как только мы прорвали полосу «укрепников», стали наступать, они масштабно минировать не успевали. Соответственно, главным образом — потери от стрелкового оружия.
В.Ш. Снайперы, или просто перестрелки?
ЧВК. Снайперы… возможно, что-то, что можно назвать снайперами, только один раз в Дейр-эз-Зоре, когда очень сильно наш взвод попал, буквально за день куча двухсотых -в голову, в грудь. И буквально на следующий день перебросили группу тяжёлых снайперов наши, бригадного подчинения. Я с ними работал. Они быстро забили пятерых человек, подловили группу «духов» с оптикой, выследили их ночью и «отоварили». И после этого такой плотный огонь точный прекратился, и всё. То есть это единственный случай применения снайперов.
В.Ш. Сколько тогда человек погибло?
ЧВК. У нас? Три «двухсотых» за день, и несколько тяжёлых «трёхсотых».
В.Ш. Голова, грудь?
ЧВК. И не только голова, грудь. Там были феерические случаи. Один раненый. Помню, оказывают помощь, смотрю, нет задницы. Думаю, как же это так осколком? Оказывается, у него «ВОГ» был в ленте, а туда пуля ударила, и он взорвался. Короче, были такие, очень тяжёлые ранения, довольно редкие, которые не часто увидишь.
В.Ш. Если сравнивать с Донбассом, какие ощущения?
ЧВК. Совсем другая война. Во-первых, здесь у нас профессиональный личный состав. У всех минимум одна война, у кого три, у кого четыре. Второе — очень мотивированные люди. На Донбассе были разные, и когда начинался реальный жёсткий махач, многие сваливали. А тут, в общем, очень конкретные ребята, приятно работать. Исключительно толковое командование. От командира всё зависит. Вот в этом плане очень доволен. Средства связи — выдали. Радиостанции. Правда, маловато было, вооружение — то же самое, что на Донбассе, может, даже в чём-то хуже. По крайней мере, дали оружие, но…
В.Ш. «Шмелей» не дали?
ЧВК. Мало очень было. Термобаров не было, «морковок» не было к РПГ. То есть по пехотным средствам было плохо. Противник вполне достойную конкуренцию составлял, потому что «стрелковка» у него та же, вместо наших «Уралов» у них пикапы, а я думаю, в тех условиях — это однозначно лучше. Беспилотники их работали прекрасно, наши никак не работали, средства связи у них работали хорошо. То есть, как бы не в одни ворота играли.
В.Ш. Какая-то разведка была у вас? То есть что-то вам давали — данные какие-то, перехваты?
ЧВК. Очень грустно всё с разведкой. Ситуация выглядит таким образом — если наш беспилотник работает, он типа самолёта, летит на большой скорости, снимает. Малейший крен какой-то — он снимает не тот квадрат, который ему надо. Заказали мы разведку, пока заказ пришёл «наверх», пока спланировали, пока его отправили, пока получили данные, пока нам спустили — оно уже не никому не надо. Вот в этом плане маленькие беспилотники вражеские — гораздо эффективнее. Командиру надо — он отправил его, посмотрел обстановку…
В.Ш. А у нас большие, здоровые?
ЧВК. Да. Дорогая и совершенно бесполезная хрень.
В.Ш. То есть неактуальная с точки зрения…
ЧВК. Я уже вслух лишний раз не скандалю, потому что «оргструктуры» нашли мне угрозу, которую я боюсь. Сказали, что если буду скандалить, меня не пустят в следующий раз воевать. Реально…
В.Ш. Собираешься туда вернуться?
ЧВК. Я готов ехать куда угодно, где есть реальная работа. Лишь бы дали. А приехать, допустим, на Донбасс и тупо там сидеть под обстрелами не моё..
В.Ш. Возвращаясь к повестке. Что у тебя по планам?
ЧВК. В задумчивости я. Если совсем кратко сказать, очень сильно мне понравилось всё, и я хотел бы продолжить, тем более ещё и платят.
В.Ш. Сколько у тебя на передых?
ЧВК. Понятия не имею. Нас отправили в отпуск, сказали буквально следующее: «Когда понадобитесь, вам позвонят». Причём могут позвонить сразу, могут через 9 месяцев, могут не позвонить вообще.
В.Ш. А сама контора осталась там?
ЧВК. Конечно, осталась. Есть отряды, кто-то там работает. Мой остался. Его не расформировали.
В.Ш. Получается, сколько у вас непрерывное боесоприкосновение происходило?
ЧВК. Стояли мы рядом с противником фактически с самого начала, т.е. как с июня встали, они пытались ночью просочиться на наши позиции, мы их отбивали огнём, они подрывались на минах. В общем, с противником мы беспрерывно конектились где-то с июня и где-то по конец ноября. Активные боевые действия — это где-то месяца три, скажем честно. Август, сентябрь, октябрь.
В.Ш. Это как раз наступление на Пальмиру…
ЧВК. Пальмиру уже брать не надо было, она уже была наша, наступление на Акербат. А потом через Пальмиру-матушку все телодвижения с Евфратом и Дейр-эз-Зором.
В.Ш. А на Евфрат когда вышли?
ЧВК. Это было в начальных числах сентября. Точно какие — не скажу. Всё было в сгоревших дневниках.
В.Ш. Какова была их активность? Пытались ли они наступать, контрнаступать?
ЧВК. Пытались. Но, честно говоря, игра была равна, играли два говна. На Донбассе, по крайней мере, когда противник воевал, их дохрена, такая бронетехника, артиллерия, если бы у ИГИЛа было столько артиллерии, сколько было у укров, я вообще не знаю, что с нами было бы. Но артиллерии не было. Танков тоже. Ну, изредка какой-нибудь там бегает-стреляет, наши его отыщут и забьют. Пехота? Ну, меньше было, чем на Донбассе. Правда, получше пехота, конечно. По морально-волевым и пр.
В.Ш. То есть морально мотивирована?
ЧВК. Конечно, в этом плане — да. Короче говоря, я ожидал гораздо худшего, потому что смотришь телевидение, думаешь: «Блин, там сплошь шахиды!». Да, были шахиды и на машинах, и пешие. Были потери от них. Но если 300 человек, пусть даже очень мотивированных, могут существенно повлиять на судьбу войны, значит, это очень маленькая война.
В.Ш. Авиация вас поддерживала?
ЧВК. Непосредственно нас — когда Екербат брали, два вертолёта нанесли БШУ по городу. Вот на этом всё ограничилось. Вообще, наше командование отказывалось от поддержки авиации и, по большому счёту, от поддержки артиллерии тоже уклонялось. Почему? Очень велика вероятность была, что по нам попадут. С артиллерией вообще проблема большущая. Дело в том, например, что когда в Дейр-эз-Зоре наступали, а наш отряд единственный сохранил боеспособность, ему артиллерии придали немеряно. Ну, немеряно для двухсот человек: две батареи «Градов», несколько батарей гаубиц, что-то там ещё…
В.Ш. Сирийских или наших?
ЧВК. Наших. И наших, и контрактных, и вообще всё, что было на том месте наше. Но не было ни одного корректировщика, который мог бы всем этим управлять. Поэтому командование отказалось от поддержки артиллерии. Корректировщики наши, которые были наши пехотинцы, они на тот момент получили ранения и их эвакуировали, а приданные корректировщики отказывались идти со штурмовиками. А если корректировщик сидит в тылу, непонятно, как он накорректирует.
В.Ш. Условно говоря, вас мы называем «вагнеровцы», армия — «советы», корректировщики какие — «вагнеровцы» отказывались идти или «советы»…
ЧВК. Да, «вагнеровцы», но соседи.
В.Ш. Их просто отправляли дальше?
ЧВК. Ну, их просто отправили обратно, откуда их прислали к нам с бригады, и всё.
В.Ш. Вообще наказание какое было основное — отправка?
ЧВК. Да, просто отправка в тыловые подразделения, если не сильно проштрафился, либо в «союз», если сильно.
В.Ш. Но тогда уже никто ничего не платит?
ЧВК. Я не знаю, какова их судьба. Что-то там выплачивают, голую зарплату за какое-то время, без боевых, без премий. Но я опять же не вникал, меньше знаешь — крепче спишь.
В.Ш. Получилось у тебя шесть месяцев?
ЧВК. Да, ровно шесть месяцев.
В.Ш. Как ощущения от самих сирийцев?
ЧВК. Я с ними почти не общался. Ну, ездили в город, покупали медикаменты, когда командование отпустит, на всё подразделение. С военными — они отдельно, мы отдельно. Но есть такой момент. Я к сирийцам в Сирии относился нормально.
Наши по-разному относились к сирийцам. Я исходил из того, что лишний раз трепать себе нервы на войне нет смысла поэтому старался позитивно относиться к «мирняку», относиться нейтрально к противнику. В отличие от бандеровцев, у меня особой ненависти нет. Ну, выполняешь боевую задачу…
В.Ш. Пленные были?
ЧВК. Да, конечно.
В.Ш. Русскоязычные?
ЧВК. Да. Много было русскоязычных пленных.
В.Ш. Именно республики Средней Азии?
ЧВК. Ну, да. Прекрасно по-русски говорят. Были у нас здесь, работали строителями по всей России, а потом поехали туда заработать денег.
В.Ш. За деньгами?
ЧВК. Да.
В.Ш. А мотивация — только деньги, или…
ЧВК. Ну, один, помню, говорит: «Мы воюем за нашу веру». Я: «Интересно, какая у тебя вера?». Он: «Вера — это джихад». Я: «Любопытно. Ислам — знаю такую веру, знаю буддизм, христианство, а джихад — не знаю. Какие у вас положения, каноны?». В итоге объясняется всё просто — пообещали домик, двух жён и кучу денег. Вот с кем часто беседовал, мотивация сводилась к такому. Но, я думаю, придуряются. Убеждённого исламиста и в расход пустить могут. Нахрен он живой нужен? Потому в плену все сразу ноют — или «меня заставили», или «обманули». Кто скажет, что он идейный, ненавидит русских и хочет их убивать?
В.Ш. И что с ними дальше?
ЧВК. Их отвозили на допрос куда-то выше, к командованию. А что после беседы с ними было — даже не знаю. Были даже слухи, что депортировали обратно на родину, в Казахстан, Таджикистан, чтобы там их судили. Разумеется, наверняка были случаи, когда пленным не так везло. Но я скажу кратко — меньше знаешь, крепче спишь. Куда меня не просят, не лезу. Работаю строго в своём диапазоне.
В.Ш. Связь с домом была?
ЧВК. Никакой! Только на базе, откуда вышли на боевые и куда вернулись. А когда по провинциям ходили — никакой. Во-первых, там связи почти нет. Если идут боевые действия, то все вышки, ретрансляторы и проч. разбиваются огнёмв первую очередь. А во-вторых, за найденый сотовый сразу лишали зарплаты. Потому, что любое включение сразу отсекалось и нашими и «духами». А уж разговор на русском это просто вскрытие нашего прибытия в район и расположения. Поэтому рассказы, типа, мне мой друг из района боевых действий позвонил, это враньё галимое! Я своих домашних услышал за неделю до отлёта в Россию, когда уже был на базе. А так пять месяцев был вне связи.
В.Ш. А если бы что-то случилось дома? Или если человек был ранен, если «двухсотый»?
ЧВК. Ну, связь была у командования.Через знакомых, через тех, кто вернулся, можно было выйти на руководство. А оттуда могли по цепочке передать в отряд, что у такого-то проблемы, могли даже отправить домой. Был такой случай. С ранеными и двухсотыми тем более — сразу эвакуировали в Россию. Хранить «двухсотых» там просто негде. Не зарывать же? Случись такое, народ просто бы разбежался. Пункт «возвращение тела на родину» это было святое.
В.Ш. В самом Дамаске не были?
ЧВК. В аэропорту. Прилетали и улетали.
В.Ш. Красоту сирийскую ты не видел.
ЧВК. Нет. Я видел красоту, когда город берёшь, с холмов в бинокль посмотрел на разрывы. Красиво, кругом минареты…а потом уже пошли на штурм, не до того.
В.Ш. Забитых много видели?
ЧВК. Противника? Поначалу не очень. Они довольно часто — побросали оружие, разгрузки и сбежали. Потом уже, под конец, когда наши их прижали к курдами, вот там много их навалили. В Дейр-эз-Зоре очень много набили. Десятками валялись.
В.Ш. Медицина была нормальная у вас?
ЧВК. У нас классный док был. Ещё с Донбасса. Вот он умница – кучу народа спас. С ним было надёжно. Медикаментов у него было вдоволь. Брали склады «духовские» там всё самое современное, лучшее. Поэтому ему раздолье было.
В.Ш. Я так понимаю, духов гонять ещё долго будут?
ЧВК. С момента нашего ухода главная фаза-то закончилась. Противник начал массово сдаваться в плен, причём настолько массово, что поваров из тыловых подразделений перевели в передовые, чтобы кормить сдающихся, а то не успевали.
В.Ш. Ты можешь оценить общие потери бригады?
ЧВК. Я за всю бригаду не скажу. Но думаю за полгода боёв под сотню «двухсотых» мы потеряли
В.Ш. А средства защиты были?
ЧВК. Броники и каски, но мы их не надевали. Когда жара до +69 в тени, абсолютно не вариант никакой броник. Особенно при штурмах. Одно подразделение, не наше, пыталось в бронежилетах, касках штурмовать, так они до противника не дошли. Ходили потом по всему полю, собирали с тепловыми ударами бойцов. Абсолютно невозможно. Плюс к тому бронежилеты сами по себе хреновые, как мешок, он висит. Очень тяжело в нём. Неудобный, в отличие от компактных броников, когда прижаты к телу. Но если прижаты, перегрев будет. Плюс к тому — нужно нести на себе БК индивидуальный, групповое оружие. Если ты всё это наденешь и ещё бронежилет, то даже в нормальную температуру далеко не уйдёшь, а если всего этого не возьмёшь, какой смысл идти в бой?
В.Ш. Как вообще переносили климат?
ЧВК. Очень много было поносов, тепловых ударов и возрастных проблем со здоровьем. Потому что много пожилых людей, а там и гипертонии, и чего только не было. Вообще в ЧВК большинство людей за сорок. Молодёжи очень мало. У молодых ещё много всяких вариантов заработать себе на жизнь. А вот у пожилых и возрастных других способов нет. Особенно в провинции. И «Вагнер» это хороший вариант. А что? Дети уже выросли, ничто особо не держит. Опять же и опыт боевой у большинства. У кого ещё с первой Чечни, а кое кто ещё и Афган «зацепил». Во-вторых, молодёжь — 70 % в армии не служила…
В.Ш. И что дальше?
ЧВК. Дальше как погворке: «Поживёшь подольше — увидишь подольше». Для ЧВК это особенно актуально..

источник — shurigin 
[5 ссылок 61 комментариев 5201 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

topbloger.livejournal.com

Как ЧВК “Вагнер” вырезают журналистов МО РФ, — блогер ·

Как ЧВК “Вагнер” вырезают журналистов МО РФ, — блогер

1.08.2018
12:28

Намедни в российских СМИ было сообщено о том, что в Центральноафриканской республике (ЦАР) погибло три журналиста РФ, а именно Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев. И вот, казалось бы, можно было бы обойти стороной данный инцидент, ведь что удивительного в том, что в стране, объятой гражданской войной, погибли журналисты. Однако россияне приехали в ЦАР не снимать фильм о противостоянии сторонников и противников Франсуа Бозизе и Фаустина-Армене Туадера, а об участии в этом конфликте ЧВК “Вагнер”. Но, обо все поподробнее и немного предыстории.

Как известно ЧВК “Вагнер” находится на службе лично Владимира Путина, а контролирует данную структуру Евгений Пригожин, известный так же как “Повар Путина”. Решая гибридные задачи, от Донбасса до Сирии, данная организация позволяла, не марая рук, выполнять самую грязную работу в интересах Кремля. Но все пошло наперекосяк когда Пригожин перешел дорогу министру обороны Сергею Шойгу, по сути, доложив об освобождении сирийской Пальмиры раньше Кужугетовича. С того момента у ЧВК “Вагнер” в Сирии начались перебои со своевременными поставками боеприпасов, была отобрана тяжелая техника, а кульминацией противостояния стал расстрел российских наемников, брошенных на убой под Дейр-эз-Зором.

Но если можно подумать, что в данном случае речь о противостоянии МО РФ и ЧВК “Вагнер” (читай ФСБ) проходит только в разрезе ущемленного достоинства, то вы ошибаетесь. Речь идет ещё и колоссальных финансовых потоках, которые в условиях санкционного режима и уменьшения финансирования представляет собой очень лакомый кусок.

И вот, после того как в Сирии Шойгу одержал победу над Пригожиным, морально и физически унизив ЧВК “Вагнер”, российские наемники отправляются в ЦАР, о чем впервые заговорила французская газета Le Monde в июне. А 28 июля туда же отправляются российские журналисты издания “Известия” (по крайней мере, у них при себе были удостоверения данного СМИ), особо приближенного к ГРУ РФ, снимать фильм о “Вагнеровцах” и на следующий же день погибают.

Уважаемые читатели, сайт «Политолог» на грани закрытия. Редакция просит вашей помощи: если вам понравилась эта статья, то не забывайте поделиться ею тут. Также подписывайтесь на наш Telegram-канал, а также на нашу ленту в Twitter.

Отдельно хотелось бы отметить, что Орхан Джемаль относился к элитной касте российских военкоров, побывав во многих горячих точках, от Северного Кавказа и Ирака, до Ливии и Сирии. Кстати, в Ливии он работал с хорошо нам знакомым Маратом Сайченко, который в 2014 году на Донбассе был задержан пир попытке перевоза ПЗРК.А потому, погибнуть на следующий же день после приезда в страну назначения это более чем парадоксальное совпадение.

Без сомнений, Орхан Джемаль и его коллеги должны были снять в интересах МО РФ разоблачительный и критический материал по ЧВК “Вагнер” с целью дискредитации данной организации. Параллельно с тем под патронатом МО РФ сейчас набирает популярность ЧВК “Патриот”, созданное в противовес ЧВК “Вагнер”. Шойгу, окрыленный успехом унижения Пригожина в Сирии, а так же ограничив контроль за денежными потоками Дмитрию Рогозину, решил полностью подмять под себя и рынок частных военных компаний.

Но, “Повар Путина” так легко сдаваться не собирается и журналистов МО РФ без тени сомнения казнили в ЦАР. А это не исключает, что скоро и сами ЧВК между собой начнут “разбор полетов” с применением широко спектра калибров.

Александр Коваленко

Подписаться на ПОЛИТОЛОГ:

politolog.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о