Восстание кристерос — Википедия

Война кристерос

Флаг повстанцев с девизом «Слава Господу Христу и Нашей Госпоже Гваделупской»
Дата 1926 — 1929
Место Мексика
Причина Положения конституции 1917 года, направленные на ограничение роли Римско-католической церкви в стране.
Итог Подавление восстания
Изменения Отсутствуют
Противники

Мексика Мексика

Кристерос

Силы сторон

100 000 (1929)

50 000 (1929)

Потери

ru.wikipedia.org

Восстание кристерос — Википедия (с комментариями)

Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Восстáние кристéрос (1926—1929) — военный конфликт в Мексике между федеральными силами и повстанцами кристерос (Guerra de los Cristeros, самоназвание мятежников от исп. Cristo — Христос), боровшимися против положений конституции 1917 года, направленных на ограничение роли Римско-католической церкви в стране[1].

Предыстория

Конституция 1917 года лишила церковь права владеть недвижимым имуществом и приобретать его. Упразднялись монастыри, запрещалось религиозное обучение. Религиозные акты могли проводиться только в стенах специально отведённых помещений. Священникам запрещалось носить церковное облачение в общественных местах. Не разрешалось поднимать в проповедях какие-либо политические вопросы. Все служители церкви лишались избирательных прав. Запрещалась деятельность любых общественных организаций, в названии которых была отражена их связь с религией или церковью

[2].

В начале 1926 года Плутарко Элиас Кальес принял ряд мер по осуществлению антиклерикальной программы конституции. В конце февраля из страны были высланы несколько десятков иностранных священников, не имевших по конституции права отправлять службу на территории Мексики. Президент предложил также изменить или дополнить уголовное законодательство, предусмотрев в нём наказание за нарушение антиклерикальных положений конституции[3].

В июне был опубликован текст такого закона (вступавшего в силу 1 августа). По новому закону любой иностранец, продолжавший совершать богослужения на территории Мексики, подлежал штрафу в размере 500 песо или аресту на 15 суток. Такое же наказание предусматривалось для священников, открывавших религиозные школы. Монастыри подлежали немедленному роспуску, а члены обнаруженных монашеских ассоциаций лишались свободы на срок до двух лет. Кроме того, священнослужитель, выступавший с призывами к неповиновению правительству, мог быть лишён свободы на срок от 6 лет, а с критикой конституции — на срок от года до 5 лет[4].

Конфликт

В июле 1926 года мексиканские епископы решили приостановить проведение богослужений в церквях, правительство сочло это решение попыткой настроить народ против государства. Прекращение богослужений положило начало кровопролитному восстанию кристерос.

Наиболее известными лидерами повстанцев были Энрике Горостьета, Хесус Дегольядо (исп.)русск. (фармацевт), Викториано Рамирес (управляющий) и два священника (Аристео Педроса (исп.)русск. и Хосе Рейес Вега (исп.)русск.). Непосредственно в боевых действиях участвовало пять священников.

23 февраля 1927 года кристерос одержали первую победу в Сан-Франсиско-дель-Ринкон (Гуанахуато), за ней последовала ещё одна — в Сан-Хулиане (исп.)русск. (Халиско). 19 апреля отец Вега совершил рейд на поезд, перевозящий деньги. В перестрелке был убит его брат. Люди Вега облили вагоны бензином и подожгли их, при этом погиб 51 мирный житель.

Это зверство повернуло общественное мнение против кристерос, и к лету восстание было почти полностью подавлено. Но оно обрело новую жизнь благодаря усилиям неграмотного, но прирождённого партизанского вождя, Викториано Рамиреса (исп.)русск., известного как «El Catorce» (с исп. — «четырнадцать»). Легенда гласит, что это прозвище Рамирес получил, потому что во время побега из тюрьмы он убил все 14 человек из отряда, посланного за ним.

Были созданы также и женские бригады кристерос[5], их задачей был сбор денежных средств, оружия, провианта и информации для бойцов-мужчин, и уход за ранеными. К концу войны эти формирования насчитывали 25 000 членов. Военные же силы кристерос насчитывали к 1929 году 50 000 человек.

Урегулирование конфликта стало возможным при лояльно настроенном к церкви президенте Эмилио Портесе Хиле. В 1929 году при содействии США и Ватикана удалось примирить духовенство и мексиканское правительство. Снова было разрешено религиозное воспитание (но не в школах), разрешалась подача ходатайств о реформировании законодательства, церковь была восстановлена в своих имущественных правах — хотя юридически недвижимость по-прежнему находилась в государственной собственности, церковь получала над ней фактический контроль. Это устраивало обе стороны, и духовенство прекратило поддержку мятежников. Однако большинство повстанцев, чувствуя себя обманутыми, продолжало борьбу в течение ещё двух лет.

Война унесла около 90 тысяч жизней: 56 882 человек со стороны федеральных войск, 30 000 кристерос, и большое число гражданских лиц и кристерос, которые были убиты в антиклерикальных рейдах после окончания конфликта.

Последствия

Правительство не выполнило условий перемирия — примерно 500 лидеров кристерос и 5000 рядовых участников сопротивления были расстреляны, часто в своих домах, в присутствии жён и детей. Особенно оскорбительной для католиков стала полная государственная монополия на образование. Преследования были продолжены и во время президентства Ласаро Карденаса, анти-католически настроенного социалиста, и не прекращались до 1940 года, когда президентом стал практикующий католик Мануэль Авила Камачо.

Последствия войны для церкви оказались весьма плачевными. В период с 1926 по 1934 год по меньшей мере 40 священников были убиты[6]. Из 4500 священников, служивших Ватикану до восстания, в 1934 году осталось только 334 (имевших разрешение правительства), на 15 миллионов человек населения. Причиной сокращения количества священников стали эмиграция, высылка и убийства[5][6]. К 1935 году 17 штатов не имело священников вовсе

[7].

В искусстве

См. также

Напишите отзыв о статье "Восстание кристерос"

Примечания

  1. [www.krugosvet.ru/enc/strany_mira/MEKSIKA.html?page=0,22#part-59 Мексиска: Период Реконструкции // Энциклопедия «Кругосвет»].
  2. Ларин, 1965, с. 94—95.
  3. Ларин, 1965, с. 116.
  4. Ларин, 1965, с. 118—119.
  5. 1 2 Scheina R. L. [books.google.ru/books?id=FojnWy7_RN4C&pg=PT64&dq=Cristero&hl=ru&sa=X&ei=ijdsT_vxDIehOtj4rd8F&ved=0CDIQ6AEwATgK#v=onepage&q=Cristero&f=false Latin America's Wars: The age of the professional soldier, 1900-2001]. — Dulles, Virginia: Potomac Books, Inc., 2003. — 624 p. — ISBN 9781597974783.
  6. 1 2 Van Hove B. [www.ewtn.com/library/HOMELIBR/FR94204.TXT Blood-Drenched Altars] Faith & Reason 1994
  7. Ruiz R. E. [books.google.com/books?id=AfdjWl1xKpwC&pg=PA392&dq=Tom%C3%A1s+Garrido+Canabal&as_brr=3&sig=HkfPtdqMt3qrdcMuprgfjnfnq60 Triumphs and Tragedy: A History of the Mexican People]. — New York: W. W. Norton & Company, 1993. — P. 393. — 512 p. — ISBN 0393310663.

Литература

  • Ларин Н. С. Борьба церкви с государством в Мексике (Восстание «кристерос» 1926—1929 гг.). — М.: Наука, 1965. — 316 с.
  • Платошкин Н. Н. История Мексиканской революции. Выбор пути 1917—1928 гг. — М.: Университет Дмитрия Пожарского: Руссий Фонд содействия образованию и науке, 2011. — Т. 2. — 456 с. — ISBN 978-5-91244-035-9.

Отрывок, характеризующий Восстание кристерос

– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.

Анатоль последнее время переселился к Долохову. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Наташа в десять часов вечера обещала выйти к Курагину на заднее крыльцо. Курагин должен был посадить ее в приготовленную тройку и везти за 60 верст от Москвы в село Каменку, где был приготовлен расстриженный поп, который должен был обвенчать их. В Каменке и была готова подстава, которая должна была вывезти их на Варшавскую дорогу и там на почтовых они должны были скакать за границу.
У Анатоля были и паспорт, и подорожная, и десять тысяч денег, взятые у сестры, и десять тысяч, занятые через посредство Долохова.
Два свидетеля – Хвостиков, бывший приказный, которого употреблял для игры Долохов и Макарин, отставной гусар, добродушный и слабый человек, питавший беспредельную любовь к Курагину – сидели в первой комнате за чаем.
В большом кабинете Долохова, убранном от стен до потолка персидскими коврами, медвежьими шкурами и оружием, сидел Долохов в дорожном бешмете и сапогах перед раскрытым бюро, на котором лежали счеты и пачки денег. Анатоль в расстегнутом мундире ходил из той комнаты, где сидели свидетели, через кабинет в заднюю комнату, где его лакей француз с другими укладывал последние вещи. Долохов считал деньги и записывал.
– Ну, – сказал он, – Хвостикову надо дать две тысячи.
– Ну и дай, – сказал Анатоль.
– Макарка (они так звали Макарина), этот бескорыстно за тебя в огонь и в воду. Ну вот и кончены счеты, – сказал Долохов, показывая ему записку. – Так?
– Да, разумеется, так, – сказал Анатоль, видимо не слушавший Долохова и с улыбкой, не сходившей у него с лица, смотревший вперед себя.
Долохов захлопнул бюро и обратился к Анатолю с насмешливой улыбкой.
– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?
Долохов, холодно улыбаясь и блестя своими красивыми, наглыми глазами, смотрел на него, видимо желая еще повеселиться над ним.
– Ну деньги выйдут, тогда что?
– Тогда что? А? – повторил Анатоль с искренним недоумением перед мыслью о будущем. – Тогда что? Там я не знаю что… Ну что глупости говорить! – Он посмотрел на часы. – Пора!
Анатоль пошел в заднюю комнату.
– Ну скоро ли вы? Копаетесь тут! – крикнул он на слуг.
Долохов убрал деньги и крикнув человека, чтобы велеть подать поесть и выпить на дорогу, вошел в ту комнату, где сидели Хвостиков и Макарин.
Анатоль в кабинете лежал, облокотившись на руку, на диване, задумчиво улыбался и что то нежно про себя шептал своим красивым ртом.
– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.

wiki-org.ru

Война кристерос Википедия

Восстáние кристéрос (1926—1929) — военный конфликт в Мексике между федеральными силами и повстанцами кристерос (Guerra de los Cristeros, самоназвание мятежников от исп. Cristo — Христос), боровшимися против положений конституции 1917 года, направленных на ограничение роли Римско-католической церкви в стране[1].

Предыстория

Конституция 1917 года лишила церковь права владеть недвижимым имуществом и приобретать его. Упразднялись монастыри, запрещалось религиозное обучение. Религиозные акты могли проводиться только в стенах специально отведённых помещений. Священникам запрещалось носить церковное облачение в общественных местах. Не разрешалось поднимать в проповедях какие-либо политические вопросы. Все служители церкви лишались избирательных прав. Запрещалась деятельность любых общественных организаций, в названии которых была отражена их связь с религией или церковью[2].

В начале 1926 года Плутарко Элиас Кальес принял ряд мер по осуществлению антиклерикальной программы конституции. В конце февраля из страны были высланы несколько десятков иностранных священников, не имевших по конституции права отправлять службу на территории Мексики. Президент предложил также изменить или дополнить уголовное законодательство, предусмотрев в нём наказание за нарушение антиклерикальных положений конституции[3].

В июне был опубликован текст такого закона (вступавшего в силу 1 августа). По новому закону любой иностранец, продолжавший совершать богослужения на территории Мексики, подлежал штрафу в размере 500 песо или аресту на 15 суток. Такое же наказание предусматривалось для священников, открывавших религиозные школы. Монастыри подлежали немедленному роспуску, а члены обнаруженных монашеских ассоциаций лишались свободы на срок до двух лет. Кроме того, священнослужитель, выступавший с призывами к неповиновению правительству, мог быть лишён свободы на срок от 6 лет, а с критикой конституции — на срок от года до 5 лет[4].

Конфликт

В июле 1926 года мексиканские епископы решили приостановить проведение богослужений в церквях, правительство сочло это решение попыткой настроить народ против государства. Прекращение богослужений положило начало кровопролитному восстанию кристерос.

Наиболее известными лидерами повстанцев были Энрике Горостьета, Хесус Дегольядо (исп.)русск. (фармацевт), Викториано Рамирес (управляющий) и два священника (Аристео Педроса (исп.)русск. и Хосе Рейес Вега (исп.)русск.). Непосредственно в боевых действиях участвовало пять священников.

23 февраля 1927 года кристерос одержали первую победу в Сан-Франсиско-дель-Ринкон (Гуанахуато), за ней последовала ещё одна — в Сан-Хулиане (исп.)русск. (Халиско). 19 апреля отец Вега совершил рейд на поезд, перевозящий деньги. В перестрелке был убит его брат. Люди Вега облили вагоны бензином и подожгли их, при этом погиб 51 мирный житель.

Это зверство повернуло общественное мнение против кристерос, и к лету восстание было почти полностью подавлено. Но оно обрело новую жизнь благодаря усилиям неграмотного, но прирождённого партизанского вождя, Викториано Рамиреса (исп.)русск., известного как «El Catorce» (с исп. — «четырнадцать»). Легенда гласит, что это прозвище Рамирес получил, потому что во время побега из тюрьмы он убил все 14 человек из отряда, посланного за ним.

Командиры кристерос под знаменем мятежников

Были созданы также и женские бригады кристерос[5], их задачей был сбор денежных средств, оружия, провианта и информации для бойцов-мужчин, и уход за ранеными. К концу войны эти формирования насчитывали 25 000 членов. Военные же силы кристерос насчитывали к 1929 году 50 000 человек.

Урегулирование конфликта стало возможным при лояльно настроенном к церкви президенте Эмилио Портесе Хиле. В 1929 году при содействии США и Ватикана удалось примирить духовенство и мексиканское правительство. Снова было разрешено религиозное воспитание (но не в школах), разрешалась подача ходатайств о реформировании законодательства, церковь была восстановлена в своих имущественных правах — хотя юридически недвижимость по-прежнему находилась в государственной собственности, церковь получала над ней фактический контроль. Это устраивало обе стороны, и духовенство прекратило поддержку мятежников. Однако большинство повстанцев, чувствуя себя обманутыми, продолжало борьбу в течение ещё двух лет.

Война унесла около 90 тысяч жизней: 56 882 человек со стороны федеральных войск, 30 000 кристерос, и большое число гражданских лиц и кристерос, которые были убиты в антиклерикальных рейдах после окончания конфликта.

Последствия

Правительство не выполнило условий перемирия — примерно 500 лидеров кристерос и 5000 рядовых участников сопротивления были расстреляны, часто в своих домах, в присутствии жён и детей. Особенно оскорбительной для католиков стала полная государственная монополия на образование. Преследования были продолжены и во время президентства Ласаро Карденаса, анти-католически настроенного социалиста, и не прекращались до 1940 года, когда президентом стал практикующий католик Мануэль Авила Камачо.

Последствия войны для церкви оказались весьма плачевными. В период с 1926 по 1934 год по меньшей мере 40 священников были убиты[6]. Из 4500 священников, служивших Ватикану до восстания, в 1934 году осталось только 334 (имевших разрешение правительства), на 15 миллионов человек населения. Причиной сокращения количества священников стали эмиграция, высылка и убийства[5][6]. К 1935 году 17 штатов не имело священников вовсе[7].

Движение кристерос послужило политико-идеологической первоосновой для ультраправых Текос, действующих в Мексике с середины 1930-х годов.

В искусстве

См. также

Примечания

  1. ↑ Мексиска: Период Реконструкции // Энциклопедия «Кругосвет».
  2. ↑ Ларин, 1965, с. 94—95.
  3. ↑ Ларин, 1965, с. 116.
  4. ↑ Ларин, 1965, с. 118—119.
  5. 1 2 Scheina R. L. Latin America's Wars: The age of the professional soldier, 1900-2001. — Dulles, Virginia: Potomac Books, Inc., 2003. — 624 p. — ISBN 9781597974783.
  6. 1 2 Van Hove B. Blood-Drenched Altars Faith & Reason 1994
  7. Ruiz R. E. Triumphs and Tragedy: A History of the Mexican People. — New York: W. W. Norton & Company, 1993. — P. 393. — 512 p. — ISBN 0393310663.

Литература

  • Ларин Н. С. Борьба церкви с государством в Мексике (Восстание «кристерос» 1926—1929 гг.). — М.: Наука, 1965. — 316 с.
  • Платошкин Н. Н. История Мексиканской революции. Выбор пути 1917—1928 гг. — М.: Университет Дмитрия Пожарского: Руссий Фонд содействия образованию и науке, 2011. — Т. 2. — 456 с. — ISBN 978-5-91244-035-9.

wikiredia.ru

Восстание кристерос — Википедия

Восстáние кристéрос (1926—1929) — военный конфликт в Мексике между федеральными силами и повстанцами кристерос (Guerra de los Cristeros, самоназвание мятежников от исп. Cristo — Христос), боровшимися против положений конституции 1917 года, направленных на ограничение роли Римско-католической церкви в стране[1].

Конституция 1917 года лишила церковь права владеть недвижимым имуществом и приобретать его. Упразднялись монастыри, запрещалось религиозное обучение. Религиозные акты могли проводиться только в стенах специально отведённых помещений. Священникам запрещалось носить церковное облачение в общественных местах. Не разрешалось поднимать в проповедях какие-либо политические вопросы. Все служители церкви лишались избирательных прав. Запрещалась деятельность любых общественных организаций, в названии которых была отражена их связь с религией или церковью[2].

В начале 1926 года Плутарко Элиас Кальес принял ряд мер по осуществлению антиклерикальной программы конституции. В конце февраля из страны были высланы несколько десятков иностранных священников, не имевших по конституции права отправлять службу на территории Мексики. Президент предложил также изменить или дополнить уголовное законодательство, предусмотрев в нём наказание за нарушение антиклерикальных положений конституции[3].

В июне был опубликован текст такого закона (вступавшего в силу 1 августа). По новому закону любой иностранец, продолжавший совершать богослужения на территории Мексики, подлежал штрафу в размере 500 песо или аресту на 15 суток. Такое же наказание предусматривалось для священников, открывавших религиозные школы. Монастыри подлежали немедленному роспуску, а члены обнаруженных монашеских ассоциаций лишались свободы на срок до двух лет. Кроме того, священнослужитель, выступавший с призывами к неповиновению правительству, мог быть лишён свободы на срок от 6 лет, а с критикой конституции — на срок от года до 5 лет[4].

В июле 1926 года мексиканские епископы решили приостановить проведение богослужений в церквях, правительство сочло это решение попыткой настроить народ против государства. Прекращение богослужений положило начало кровопролитному восстанию кристерос.

Наиболее известными лидерами повстанцев были Энрике Горостьета, Хесус Дегольядо (исп.)русск. (фармацевт), Викториано Рамирес (управляющий) и два священника (Аристео Педроса (исп.)русск. и Хосе Рейес Вега (исп.)русск.). Непосредственно в боевых действиях участвовало пять священников.

23 февраля 1927 года кристерос одержали первую победу в Сан-Франсиско-дель-Ринкон (Гуанахуато), за ней последовала ещё одна — в Сан-Хулиане (исп.)русск. (Халиско). 19 апреля отец Вега совершил рейд на поезд, перевозящий деньги. В перестрелке был убит его брат. Люди Вега облили вагоны бензином и подожгли их, при этом погиб 51 мирный житель.

Это зверство повернуло общественное мнение против кристерос, и к лету восстание было почти полностью подавлено. Но оно обрело новую жизнь благодаря усилиям неграмотного, но прирождённого партизанского вождя, Викториано Рамиреса (исп.)русск., известного как «El Catorce» (с исп. — «четырнадцать»). Легенда гласит, что это прозвище Рамирес получил, потому что во время побега из тюрьмы он убил все 14 человек из отряда, посланного за ним.

Командиры кристерос под знаменем мятежников

Были созданы также и женские бригады кристерос[5], их задачей был сбор денежных средств, оружия, провианта и информации для бойцов-мужчин, и уход за ранеными. К концу войны эти формирования насчитывали 25 000 членов. Военные же силы кристерос насчитывали к 1929 году 50 000 человек.

Урегулирование конфликта стало возможным при лояльно настроенном к церкви президенте Эмилио Портесе Хиле. В 1929 году при содействии США и Ватикана удалось примирить духовенство и мексиканское правительство. Снова было разрешено религиозное воспитание (но не в школах), разрешалась подача ходатайств о реформировании законодательства, церковь была восстановлена в своих имущественных правах — хотя юридически недвижимость по-прежнему находилась в государственной собственности, церковь получала над ней фактический контроль. Это устраивало обе стороны, и духовенство прекратило поддержку мятежников. Однако большинство повстанцев, чувствуя себя обманутыми, продолжало борьбу в течение ещё двух лет.

Война унесла около 90 тысяч жизней: 56 882 человек со стороны федеральных войск, 30 000 кристерос, и большое число гражданских лиц и кристерос, которые были убиты в антиклерикальных рейдах после окончания конфликта.

Правительство не выполнило условий перемирия — примерно 500 лидеров кристерос и 5000 рядовых участников сопротивления были расстреляны, часто в своих домах, в присутствии жён и детей. Особенно оскорбительной для католиков стала полная государственная монополия на образование. Преследования были продолжены и во время президентства Ласаро Карденаса, анти-католически настроенного социалиста, и не прекращались до 1940 года, когда президентом стал практикующий католик Мануэль Авила Камачо.

Последствия войны для церкви оказались весьма плачевными. В период с 1926 по 1934 год по меньшей мере 40 священников были убиты[6]. Из 4500 священников, служивших Ватикану до восстания, в 1934 году осталось только 334 (имевших разрешение правительства), на 15 миллионов человек населения. Причиной сокращения количества священников стали эмиграция, высылка и убийства[5][6]. К 1935 году 17 штатов не имело священников вовсе[7].

Движение кристерос послужило политико-идеологической первоосновой для ультраправых Текос, действующих в Мексике с середины 1930-х годов.

  1. ↑ Мексиска: Период Реконструкции // Энциклопедия «Кругосвет».
  2. ↑ Ларин, 1965, с. 94—95.
  3. ↑ Ларин, 1965, с. 116.
  4. ↑ Ларин, 1965, с. 118—119.
  5. 1 2 Scheina R. L. Latin America's Wars: The age of the professional soldier, 1900-2001. — Dulles, Virginia: Potomac Books, Inc., 2003. — 624 p. — ISBN 9781597974783.
  6. 1 2 Van Hove B. Blood-Drenched Altars Faith & Reason 1994
  7. Ruiz R. E. Triumphs and Tragedy: A History of the Mexican People. — New York: W. W. Norton & Company, 1993. — P. 393. — 512 p. — ISBN 0393310663.
  • Ларин Н. С. Борьба церкви с государством в Мексике (Восстание «кристерос» 1926—1929 гг.). — М.: Наука, 1965. — 316 с.
  • Платошкин Н. Н. История Мексиканской революции. Выбор пути 1917—1928 гг. — М.: Университет Дмитрия Пожарского: Руссий Фонд содействия образованию и науке, 2011. — Т. 2. — 456 с. — ISBN 978-5-91244-035-9.

ru.wikiyy.com

Восстание кристерос — Википедия. Что такое Восстание кристерос

Восстáние кристéрос (1926—1929) — военный конфликт в Мексике между федеральными силами и повстанцами кристерос (Guerra de los Cristeros, самоназвание мятежников от исп. Cristo — Христос), боровшимися против положений конституции 1917 года, направленных на ограничение роли Римско-католической церкви в стране[1].

Предыстория

Конституция 1917 года лишила церковь права владеть недвижимым имуществом и приобретать его. Упразднялись монастыри, запрещалось религиозное обучение. Религиозные акты могли проводиться только в стенах специально отведённых помещений. Священникам запрещалось носить церковное облачение в общественных местах. Не разрешалось поднимать в проповедях какие-либо политические вопросы. Все служители церкви лишались избирательных прав. Запрещалась деятельность любых общественных организаций, в названии которых была отражена их связь с религией или церковью[2].

В начале 1926 года Плутарко Элиас Кальес принял ряд мер по осуществлению антиклерикальной программы конституции. В конце февраля из страны были высланы несколько десятков иностранных священников, не имевших по конституции права отправлять службу на территории Мексики. Президент предложил также изменить или дополнить уголовное законодательство, предусмотрев в нём наказание за нарушение антиклерикальных положений конституции[3].

В июне был опубликован текст такого закона (вступавшего в силу 1 августа). По новому закону любой иностранец, продолжавший совершать богослужения на территории Мексики, подлежал штрафу в размере 500 песо или аресту на 15 суток. Такое же наказание предусматривалось для священников, открывавших религиозные школы. Монастыри подлежали немедленному роспуску, а члены обнаруженных монашеских ассоциаций лишались свободы на срок до двух лет. Кроме того, священнослужитель, выступавший с призывами к неповиновению правительству, мог быть лишён свободы на срок от 6 лет, а с критикой конституции — на срок от года до 5 лет[4].

Конфликт

В июле 1926 года мексиканские епископы решили приостановить проведение богослужений в церквях, правительство сочло это решение попыткой настроить народ против государства. Прекращение богослужений положило начало кровопролитному восстанию кристерос.

Наиболее известными лидерами повстанцев были Энрике Горостьета, Хесус Дегольядо (исп.)русск. (фармацевт), Викториано Рамирес (управляющий) и два священника (Аристео Педроса (исп.)русск. и Хосе Рейес Вега (исп.)русск.). Непосредственно в боевых действиях участвовало пять священников.

23 февраля 1927 года кристерос одержали первую победу в Сан-Франсиско-дель-Ринкон (Гуанахуато), за ней последовала ещё одна — в Сан-Хулиане (исп.)русск. (Халиско). 19 апреля отец Вега совершил рейд на поезд, перевозящий деньги. В перестрелке был убит его брат. Люди Вега облили вагоны бензином и подожгли их, при этом погиб 51 мирный житель.

Это зверство повернуло общественное мнение против кристерос, и к лету восстание было почти полностью подавлено. Но оно обрело новую жизнь благодаря усилиям неграмотного, но прирождённого партизанского вождя, Викториано Рамиреса (исп.)русск., известного как «El Catorce» (с исп. — «четырнадцать»). Легенда гласит, что это прозвище Рамирес получил, потому что во время побега из тюрьмы он убил все 14 человек из отряда, посланного за ним.

Командиры кристерос под знаменем мятежников

Были созданы также и женские бригады кристерос[5], их задачей был сбор денежных средств, оружия, провианта и информации для бойцов-мужчин, и уход за ранеными. К концу войны эти формирования насчитывали 25 000 членов. Военные же силы кристерос насчитывали к 1929 году 50 000 человек.

Урегулирование конфликта стало возможным при лояльно настроенном к церкви президенте Эмилио Портесе Хиле. В 1929 году при содействии США и Ватикана удалось примирить духовенство и мексиканское правительство. Снова было разрешено религиозное воспитание (но не в школах), разрешалась подача ходатайств о реформировании законодательства, церковь была восстановлена в своих имущественных правах — хотя юридически недвижимость по-прежнему находилась в государственной собственности, церковь получала над ней фактический контроль. Это устраивало обе стороны, и духовенство прекратило поддержку мятежников. Однако большинство повстанцев, чувствуя себя обманутыми, продолжало борьбу в течение ещё двух лет.

Война унесла около 90 тысяч жизней: 56 882 человек со стороны федеральных войск, 30 000 кристерос, и большое число гражданских лиц и кристерос, которые были убиты в антиклерикальных рейдах после окончания конфликта.

Последствия

Правительство не выполнило условий перемирия — примерно 500 лидеров кристерос и 5000 рядовых участников сопротивления были расстреляны, часто в своих домах, в присутствии жён и детей. Особенно оскорбительной для католиков стала полная государственная монополия на образование. Преследования были продолжены и во время президентства Ласаро Карденаса, анти-католически настроенного социалиста, и не прекращались до 1940 года, когда президентом стал практикующий католик Мануэль Авила Камачо.

Последствия войны для церкви оказались весьма плачевными. В период с 1926 по 1934 год по меньшей мере 40 священников были убиты[6]. Из 4500 священников, служивших Ватикану до восстания, в 1934 году осталось только 334 (имевших разрешение правительства), на 15 миллионов человек населения. Причиной сокращения количества священников стали эмиграция, высылка и убийства[5][6]. К 1935 году 17 штатов не имело священников вовсе[7].

Движение кристерос послужило политико-идеологической первоосновой для ультраправых Текос, действующих в Мексике с середины 1930-х годов.

В искусстве

См. также

Примечания

  1. ↑ Мексиска: Период Реконструкции // Энциклопедия «Кругосвет».
  2. ↑ Ларин, 1965, с. 94—95.
  3. ↑ Ларин, 1965, с. 116.
  4. ↑ Ларин, 1965, с. 118—119.
  5. 1 2 Scheina R. L. Latin America's Wars: The age of the professional soldier, 1900-2001. — Dulles, Virginia: Potomac Books, Inc., 2003. — 624 p. — ISBN 9781597974783.
  6. 1 2 Van Hove B. Blood-Drenched Altars Faith & Reason 1994
  7. Ruiz R. E. Triumphs and Tragedy: A History of the Mexican People. — New York: W. W. Norton & Company, 1993. — P. 393. — 512 p. — ISBN 0393310663.

Литература

  • Ларин Н. С. Борьба церкви с государством в Мексике (Восстание «кристерос» 1926—1929 гг.). — М.: Наука, 1965. — 316 с.
  • Платошкин Н. Н. История Мексиканской революции. Выбор пути 1917—1928 гг. — М.: Университет Дмитрия Пожарского: Руссий Фонд содействия образованию и науке, 2011. — Т. 2. — 456 с. — ISBN 978-5-91244-035-9.

wiki.sc

Восстание кристерос Википедия

Война кристерос

Флаг повстанцев с девизом «Слава Господу Христу и Нашей Госпоже Гваделупской»
Дата 1926 — 1929
Место Мексика
Причина Положения конституции 1917 года, направленные на ограничение роли Римско-католической церкви в стране.
Итог Подавление восстания
Изменения Отсутствуют
Противники

Мексика Мексика

Кристерос

Силы сторон

100 000 (1929)

50 000 (1929)

Потери

56 882

30 000

 Аудио, фото, видео на Викискладе

ru-wiki.ru

Война кристерос Википедия

Война кристерос

Флаг повстанцев с девизом «Слава Господу Христу и Нашей Госпоже Гваделупской»
Дата 1926 — 1929
Место Мексика
Причина Положения конституции 1917 года, направленные на ограничение роли Римско-католической церкви в стране.
Итог Подавление восстания
Изменения Отсутствуют
Противники

Мексика Мексика

Кристерос

Силы сторон

100 000 (1929)

50 000 (1929)

Потери

56 882

30 000

 Аудио, фото, видео на Викискладе

ru-wiki.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *