Первобытное оружие. История оружия — от древних времен до современности

Первобытная война. Вооружение | Warspot.ru

Вооружение людей эпохи неолита и раннего бронзового века представляет собой смесь оружия, имевшего хождение ранее (дротик, деревянная дубинка, топор, нож, лук и стрелы), и недавно появившихся благодаря первым успехам металлургии образцов. При этом медь и бронза, пришедшие на смену ранее использовавшемуся дереву, кости и камню, в некоторых случаях позволили значительно увеличить эффективность применения старого вооружения, а также создать принципиально новые его виды.

Копьё и дротик

История копья восходит к глубокой древности. Согласно наблюдениям антропологов, многие виды обезьян использовали острые палки для разорения термитников и охоты на мелких животных. Однако обезьяны не используют палок (и других приспособлений) для убийства крупной добычи или себе подобных. Эта практика является специфической человеческой чертой.

Использование копья изменило поведенческие практики древних охотников. Удар копья, в особенности нанесённый из засады, позволял охотнику сразу поразить даже крупное животное. Используя для метания лёгкие копья – дротики, люди получили возможность охотиться на самую осторожную и быструю дичь и убивать её с большого расстояния. Кроме того, копьё в руках дало человеку значительное превосходство в схватке над теми, у кого в руках копья не было. Для того, чтобы успешно охотиться или воевать, ему отныне требовалась группа гораздо меньшей численности, чем раньше.

Копьё имеет очень длительную историю развития и поистине универсальное распространение, чему способствует элементарная простота его конструкции и доступность необходимых для его изготовления материалов. Простейшее копьё первобытного человека представляло собой заточенную прямую палку длиной примерно в рост человека. Острие копья обжигалось в огне для придания ему большей твёрдости.

Палеолитический охотник с древнейшей формой копья, у которого деревянное острие было обожжено в пламени костра. Археологический музей, Бонн

Древнейшими находками археологов являются копьё из Эссекса (Великобратания) и 8 деревянных копий из Шёнингена (Германия) возрастом от 360 000 до 420 000 лет. Самые древние копья с обсидиановым наконечником были найдены в Гадемотте (Эфиопия), их возраст составляет 280 000 лет. Впрочем, есть находки и постарше. В 2012 г. на территории Капской провинции (ЮАР) были найдены 13 заострённых каменных лезвий, которые, с точки зрения археологов, являются наконечниками копий. Их возраст составляет по крайней мере 500 000 лет.

В эпоху среднего палеолита, около 200 000 лет назад, копья стали оснащаться более тонкими наконечниками, изготовленными в технике отжимной ретуши. В верхнем палеолите, 35 000 лет назад, появились наконечники, изготовленные из кремневых вкладышей и вырезанные из кости. В этот период наблюдается значительное разнообразие наконечников и техник их монтирования на древке. Наконец, в эпоху халколита, после 4000 г. до н.э., наконечники копий начинают изготавливать из меди, а затем из бронзы.

По сравнению со многими другими видами оружия, копья монофункциональны и предназначены главным образом для нанесения укола. Этим обусловлена незначительная вариативность форм копейных наконечников, хотя длина и устройство рукояти-древка демонстрируют значительное разнообразие. Лёгкие и тонкие наконечники небольших размеров, как правило, насаживались на деревянное древко 1,5–2 м длины и предназначались для метания. Такие копья решительно преобладали в течение длительного времени, поскольку допускали двоякое применение. При необходимости их можно было не только метать вдаль, но и наносить ими удары в рукопашной схватке.

В бронзовом веке появляются узкоспециализированные массивные наконечники, насаживавшиеся на длинное и тяжёлое древко. Они предназначались сугубо для нанесения глубокой раны крупному зверю или, в условиях рукопашной схватки, для поражения противника без доспеха. Для метания такие копья непригодны. С другой стороны, распространение получают также специализированные очень лёгкие метательные копья-дротики с небольшим наконечником и коротким (до 1,5 м) древком.

Петроглиф с изображением человека, вооружённого копьём, Швеция

В момент удара на наконечнике копья сосредотачивается энергия в несколько сот килограмм. Даже деревянным двухметровым копьём из березы или бука с обожжённым наконечником можно пробить насквозь обтянутую кожей доску толщиной в 10 мм. Копьё, оснащённое кремневым наконечником, легко входит в свиную тушу на глубину по крайней мере 20 см, а в некоторых случаях пробивает её насквозь.

Боевые свойства дротиков обычно недооцениваются нашими современниками, однако эксперименты показывают, что в умелых руках и они являлись грозным оружием. Подготовленный боец может метнуть дротик на расстояние 70 м, а при попадании в цель на дистанции до 10 м он пробивает насквозь обтянутую кожей дубовую доску толщиной 18 мм. Это расстояние не кажется особенно значительным, но следует учитывать, что расстояние эффективного поражения цели имеет большую значимость по сравнению с максимальным расстоянием броска. Зулусы, например, бросали дротик в цель с расстояния не более 25 м, поскольку на большем расстоянии сила удара и точность попадания значительно ухудшались. В то же время дротик, брошенный на 25 м, сохранял достаточную силу, чтобы при точном попадании пронзить человеческое тело насквозь.

Порой дротики, как и эти гарпуны, использовавшиеся северными охотниками на морского зверя, могли иметь причудливые формы лезвий и устройство наконечника

Хотя идентифицировать вид оружия, которым нанесены раны жертв, порой оказывается сложно, существует ряд ярких примеров использования копий в эпоху европейского бронзового века. В Дорчестере-на-Темзе (Великобритания), Виндинге (Дания), Хернадкак (Венгрия) в тазовых костях, принадлежавших покойникам, были обнаружены обломки наконечников копий, которыми была нанесена рана. Наконечник сломался при попытке извлечь его из раны, что предполагает большую силу удара и проникающую способность острия. Двое юношей из Тормартона (Великобритания) были убиты ударом сзади. В тазовой кости одного и в шейном позвонке другого были обнаружены засевшие наконечники дротиков.

Дубинка

Дубинка представляет собой оружие ударно-дробящего действия. Как и копьё, она относится к древнейшей разновидности оружия и имеет универсальное распространение, чему благоприятствуют простота конструкции и эффективность её применения. Самая простая дубинка представляет собой палку с утяжелённым концом. За счёт длины рукояти, образующей рычаг в продолжение человеческой руки, дубинка позволяет при хорошем замахе нанести сильный удар, которым можно сломать самые прочные кости и проломить череп жертве. Она может использоваться и в качестве метательного оружия при охоте на мелкую дичь.

religionpeace.ru

Копьё Википедия

Копьё (устар. ланец) — метательное, колющее или колюще-рубящее древковое холодное оружие.

Копья бывают двух видов: метательные и для ближнего боя. Обычное копьё состоит из деревянного древка и металлического наконечника, форма которого может быть самой разнообразной.

История копья[ | ]

Hasta

Пилумы (pila, ед. ч. pilum) — метательные орудия, применявшиеся древнеримскими воинами.

Прототип копья недавно был обнаружен при наблюдении за современными обезьянами. Самки шимпанзе в некоторых стаях при охоте на мелких животных систематически использовали острые палки.

Простейшее копьё первобытного человека представляло собой прямую обструганную и заточенную палку из твердого дерева длиной примерно в рост человека. Как правило, острие для твердости обжигалось. Древнейшими известными современному человеку образчиками считаются 8 копий из Шёнингена (Германия) возрастом 300 тыс. лет. В Эфиопии в локации Гадемотта (Gademotta) обнаружены копья с каменными наконечниками возрастом 280 тыс. лет[1]. Возрастом 115—128 тыс. лет датируется копьё из Лерингена (de:Lanze von Lehringen) в Германии[2].

Острога (часто на Руси называемая просто «кол») не имела перевеса к острию и не металась. Обычно она удерживалась двумя руками, так как для достаточной эффективности удара (а при обжиге наконечник приобретал твердость, но утрачивал остроту) на неё надо было наваливаться всем весом.

Подобного устройства копья употреблялись всеми народами до эпохи меди включительно. Колья (или бамбуковые палки с косым срезом) могли выступать в качестве оружия крестьян вплоть до периода средневековья.

Копья стали оснащаться наконечниками из камня или кости в эпоху среднего палеолита. Они разделились на метательные и рукопашные.

Метательные копья долгое время решительно преобладали, так как допускали двоякое применение, — ведь ими можно было и наносить удары. Потому, даже и в век металла, вплоть до перехода к тактике боя в сомкнутых порядках, а у некоторых народов и после, копья оставались универсальными. Характерными примерами в этом плане могут служить древнегерманская фрамея с наконечником из мягкого железа и раннесредневековый ф

ru-wiki.ru

Реферат Копьё

скачать

Реферат на тему:


План:

    Введение

  • 1 История копья
  • 2 Разновидности копий
    • 2.1 Копья пехоты
      • 2.1.1 Против пехоты
      • 2.1.2 Против конницы
    • 2.2 Кавалерийские копья


Введение

Кремнёвое оружие: охотничье копьё и нож

Копьё — колющее или колюще-рубящее древковое холодное оружие. Копья были метательные и тяжёлые для ближнего боя.

Обычное копье состоит из деревянного древка и металлического наконечника, форма которого может быть самой разнообразной.


1. История копья

Прототип копья недавно был обнаружен при наблюдении за современными обезьянами. Самки шимпанзе в некоторых стаях при охоте на мелких животных систематически использовали острые палки для того, чтобы убить животное в норе.

Простейшее копье первобытного человека представляло собой прямую обструганную и заточенную палку из твердого дерева длиной примерно в рост человека. Как правило, острие для твердости обжигалось.

Hasta

Пилумы (pila, ед. ч. pilum) — метательные копья, применявшиеся древнеримскими воинами.

Острога (на Руси называемая просто «кол») не имела перевеса к острию и не металась. Обычно она удерживалась двумя руками, так как для достаточной эффективности удара (а при обжиге наконечник приобретал твердость, но утрачивал остроту) на нее надо было наваливаться всем весом.

Подобного устройства копья употреблялись всеми народами до эпохи меди включительно. Да и позже, в период средневековья, за неимением лучшего, колья (или бамбуковые палки с косым срезом) могли выступать в качестве оружия крестьян.

Сравнительно поздно, всего 12-17 тыс. лет назад, в эпоху мезолита, копья стали оснащаться наконечниками из камня или кости и разделились на метательные и рукопашные.

Метательные копья долгое время решительно преобладали, так как допускали двоякое применение, — ведь ими можно было и наносить удары. Потому, даже и в век металла, вплоть до перехода к тактике боя в сомкнутых порядках, а у некоторых народов и после, копья оставались универсальными. Характерными примерами в этом плане могут служить древнегерманская фрамея с наконечником из мягкого железа и раннесредневековый франкский ангон.

В случае, если копье предназначалось как для броска, так и для удара, воин, обычно, носил два копья, — чтобы метнув одно не остаться безоружным. Либо же ограничивался одним, но снабжал его кожаным ремнем длиной несколько метров, за который копье после броска можно было притянуть обратно.

Однако, при переходе к тактике боя в строю, стало ясно, что для метания требуется одно копье, а для ближнего боя, — другое. Дело было не в длине или весе, а в балансе. Метательное копье имело центр тяжести смещенный к наконечнику, а оружие удобнее всего держать вблизи центра тяжести, так что двухметровое копье приспособленное для метания при использовании в строю почти не выдавалось бы за линию щитов, зато цепляло бы по ногам три ряда сзади.

Довольно поздно, — всего несколько тысяч лет назад, — уже при переходе к оседлости, кроме метательных и рукопашных, появились копья и еще одного вида, — загонные, в наиболее простом варианте представлявшие собой обычный кол, но довольно толстый (как раз, чтобы охватить рукой) и длинный (до 200 см). Назначением таких копий было отражение нападающего зверя. Загонное копье или, как его чаще называли, рогатину упирали тупым концом в землю, наступали на него ногой и выставляли вперед острие.


2. Разновидности копий

Дифференцирование оружия по рядам

Пилум


2.1. Копья пехоты

2.1.1. Против пехоты

Особенностью тактики македонской, а затем эллинистической фаланги было дифференцирование оружия по рядам. Первые два ее ряда состояли из тяжеловооруженных щитоносцев с одноручными копьями (причем до архелогических находок ошибочно считалось, что копья гоплитов второго ряда были длиннее копий гоплитов первого ряда). Начиная же с третьего ряда воины несли сариссы — необычайно длинные копья с массивным противовесом; соответственно таких воинов называли сариссофоры. Сариссы удлинялись с каждым рядом и доходили до 670 см, а вес их при этом (несмотря на крошечный наконечник) мог превышать 6 кг.

Ударов своим оружием сариссофор не наносил. Даже если бы управление сариссой и было осуществимо физически, то он в любом случае не мог видеть врага. Сариссофор обнаруживал противника осязательно, — тыкал копьем, пока оно не упиралась во что-то твердое, после чего начинал напирать, передавая таким образом давление на вражеские щиты не путем подталкивания вперед своих товарищей из передних рядов, а — непосредственно. Такой метод борьбы не только позволял напирать на врага наиболее эффективным и экономным путем, но и давал возможность бойцам двух первых рядов не толкаться щитами, а наносить прицельные удары копьями.


2.1.2. Против конницы

Копья, используемые против конницы, произошли от рогатин, используемых на охоте. Рогатина могла также быть применена для удара (хотя, неудобное для удержания древко и отсутствие противовеса препятствовали такому использованию), и даже для метания, — но только на несколько метров. При том, пробивная сила такого копья оказывалась хороша, ибо его вес превышал 2 кг. Однако, универсальность рогатины не искупала малой ее эффективности в случае применения по прямому назначению. Ведь, в сравнении с лошадью, медведь существенно меньше. Для защиты от лошадей требовалось подобное по принципу действия оружие длиной 300—500 см.

Наибольшую актуальность вопрос защиты пехоты от кавалерии приобрел в Европе средних веков. Пехота снова стала строиться плотной фалангой, но вооружалась уже не щитами и сариссами, полезными только от людей, а гигантскими рогатинами на боевых коней — пиками, — оружием, впрочем, почти столь же длинным, но еще более неуклюжим, нежели сариссы. Пики, упоминающиеся в Европе, как минимум, с XII века, в отличие от сарисс, не имели противовесов, ибо при отражении атаки кавалерии их тупой конец упирался в землю.

Свалка Швейцарцев и Ландскнехтов в одной из битв Итальянских войн

За счет применения наконечника минимального размера и изготовления древка из сравнительно легкого дерева, вес пик удерживался на уровне 4.5 кг, однако, точка приложения этой силы имела рычаг порядка двух метров, что делало пику крайне неудобной для удержания. В бою с пехотой пикой не наносили ударов, — ее просто направляли на врага и наступали. Конец пики при этом зажимался под мышкой, — только так ее можно было удержать горизонтально. Либо, если пикинёры располагали кирасами, что стало обычным с конца XV века, тупой конец пики упирался в специальных держатель — «ток», приваренный к кирасе. Такой мерой удавалось достичь более жесткой фиксации пики (что было важно при продавливании ею вражеских доспехов) и несколько увеличить ее эффективную длину.

Немецкий парад пикинёров

В XVII веке, после появления подвижной артиллерии, с целью увеличения мобильности войск тяжелая пика стала заменяться легкой — длиной всего 300 см, пригодной в том числе и для нанесения ударов. Легкая пика весила меньше тяжелой — порядка 2.5 кг, — но имела значительно большего размера наконечник — с парой дополнительных лезвий (выполняющих функцию перекладины) — и противовес, — что делало ее удержание более удобным. Однако, и такая пика оставалась слишком длинной для использования в индивидуальном бою. Пикинер по-прежнему носил шпагу или кортик.

Распространялось это новое оружие по Европе не быстро, — в Швеции легкие пики были приняты в начале XVII века, а в России — только в конце XVII века.

Вполне удовлетворительной защиты от кавалерии легкая пика, однако, уже не давала, — предпосылки для ее принятия возникали, лишь когда основную тяжесть борьбы с кавалерией начинали брать на себя мушкетеры. С конца же XVII века легкие пики уже стали стремительно вытесняться штыками. В 1700 году они уже были сняты с вооружения во Франции, но во время Французской революции были извлечены из арсеналов и имели некоторое применение, — в виду нехватки ружей.

Японские Сасумата, Содэгарами, Нагината, Нагамаки.

За пределами Европы пики длиной 400 см для борьбы с колесницами использовались в Китае.

Пики успешно останавливали конницу, но вот как нападающее оружие годились слабо. Поэтому для атаки на остановившуюся конницу использовались алебарды, бердыши и подобные им орудия.


2.2. Кавалерийские копья

Самые древние конные варвары — скифы — имели только дротики, которые, впрочем, могли использоваться и в рукопашном бою, — но, как исключение. Однако, с появлением тяжелой кавалерии в Греции и Македонии, появились и копья, удобные для всадника. За основу бралось обычное одноручное копье, центр тяжести которого смещался назад с помощью массивного противовеса. Таким способом увеличивалась досягаемость оружия. Характерно, что первые кавалерийские копья удерживались не в опущенной, а в поднятой руке, удар наносился сверху вниз, в этом случае отдача от удара направлялась большей частью вверх, и всадник оставался в седле. Однако, такое копье оказывалось слишком коротким, — у греков и македонцев до 180 см, у римлян — до 250 см при весе 1 кг.

Скоро македонцы придумали, как использовать в кавалерийском бою и сариссы. Удерживать сариссу длиной 420 см можно было только взяв наперевес, и, в этом случае, отдача от удара приходилась в горизонтальной плоскости. Не имея стремян, всадник был обречен на падение, но этого не происходило, так как сарисса привязывалась кожаными ремнями к седлу, — ремни поглощали отдачу.

Но и здесь сразу обозначилась проблема. Наконечник сариссы мог врезаться в дерево или в землю, — тут, при таком креплении оружия, всадник уже точно должен был упасть, причем, вместе со своим конем. Во избежание подобных неприятностей, кавалерийским копьям было придано свойство резко отграничившее их от копий пехотных, а именно, — ломкость. Древко делалось из самого хрупкого дерева. Привязные сариссы были на вооружении парфянских и эллинистических катафрактов. Однако, таким копьем можно было бить только по курсу движения, а сила удара была прямо пропорциональна скорости движения лошади, — всадник теперь только направлял его. Возможно, по этой причине римляне до конца остались верны копьям для верхнего удара.

С изобретением стремян кавалерийские копья или пики стали употребляться повсеместно. Обычно, они не имели никаких оригинальных особенностей конструкции, — вес около 2,3—3,3 кг, ломкое древко 280—340 см, маленький четырехгранный или плоский наконечник, противовес. Таким они и сохранилось у легкой и средней кавалерии вплоть до XX века.

Уральские казаки с пиками

У восточной кавалерии копье конкурировало с луком и саблей, но в средневековой Европе оно было основным оружием всадника. В бою на копьях преимущество получал тот, кто доставал дальше, потому рыцарские копья постоянно увеличивались, достигнув в итоге 440 см длины при весе в 4 кг и больше. Если легкая кавалерийская пика доставала всего на метр впереди головы коня, то европейское копье — на 2-3 метра.

Наносить столь длинным копьем удары уже стало затруднительно, и, как и в случае с сариссой, всадник мог только направить удар. Особенно это проявилось в XV веке, когда с распространением пластинчатых лат, кавалерийское копье, как и пехотная пика, в боевом положении стало упираться в ток кирасы. Да и без кирас, — сама европейская посадка, будучи максимально прочной, что необходимо для боя на копьях, не позволяла всаднику поворачиваться в седле. Рыцарское копье действовало при курсовых углах плюс-минус 45 градусов.

С XIV века копья начали склеиваться в виде полой трубы и получили конический щиток, защищавший руку. Полые копья весили меньше, и ломались легче, что при упоре их в ток приобретало особую актуальность. Выражение «ломать копья» с этих пор стало синонимом рыцарского поединка.

Кавалерийское копье рассчитывалось только на один удар. Ведь, в бою всадник двигался мимо цели со скоростью 10, а с учетом сложения скоростей при встречной атаке, и все 20 метров в секунду. С одной стороны это приводило к огромному усилению удара, а с другой, — нанеся колющий удар копьем или мечом, — особенно если этот удар достигал цели, — всадник не только не имел шансов выдернуть свое оружие, но и сам оказывался в плохом положении. Вонзившаяся в землю или во врага, — без разницы, — оружие приобретало относительно своего владельца опасно быстрое движение. Перелом древка представлялся предпочтительнее перелома руки, а то и шеи.

Всадники так привыкли к тому, что после удара копьем у них в руках остается палица, что, когда в XVI веке пики стали заменяться пистолетами, этот принцип был сохранен, — пистолеты XVI—XVII веков имели на рукоятке увесистое «яблоко» и после выстрела превращались в дубинку.

Сражаясь в пешем строю рыцари часто использовали свои кавалерийские копья, как одноручные. Собственно, такое копье и должно было удерживаться одной рукой. Но, из-за чрезмерной длины кавалерийское копье оказывалось не очень удобным оружием для пехотинца. Из-за ломкости и функции пики оно выполнять не могло.

На Востоке копье претерпело иную эволюцию. В арабское время, напротив, возникла тенденция к его укорочению. Зато, наконечник увеличился, став широким, плоским и, нередко, изогнутым. Будучи сделан из дамаска, он приобрел если не рубящие, то режущие свойства, и, теперь, не обламывался в ране, а выворачивался из нее. Эта особенность позволила снабдить копье прочным древком и сделать его многоразовым.

На Руси с 15 века рогатины стали оружием русской тяжелой кавалерии (поместная конница). Затем проникли в Европу, где стали протазанами. Длина их при весе 1.5 кг уже не превышала 250 см, но ими можно было наносить разнообразные удары во все стороны.

wreferat.baza-referat.ru

Военное дело — Копьё

Меню сайта

Наш опрос

Статистика

Онлайн всего: 1

Гостей: 1

Пользователей: 0

Форма входа

Копьё — колющее или колюще-рубящее древковое холодное оружие. Копья были метательные и тяжёлые для ближнего боя.

Обычное копье состоит из деревянного древка и металлического наконечника, форма которого может быть самой разнообразной.

 

Кремнёвое оружие: охотничье копьё и нож

История копья

Прототип копья недавно был обнаружен при наблюдении за современными обезьянами. Самки шимпанзе в некоторых стаях при охоте на мелких животных систематически использовали острые палки для того, чтобы убить животное в норе.

Простейшее копье первобытного человека представляло собой прямую обструганную и заточенную палку из твердого дерева длиной примерно в рост человека. Как правило, острие для твердости обжигалось.


Hasta

Пилумы (pila, ед. ч. pilum) — метательные копья, применявшиеся древнеримскими воинами.

Острога (на Руси называемая просто «кол») не имела перевеса к острию и не металась. Обычно она удерживалась двумя руками, так как для достаточной эффективности удара (а при обжиге наконечник приобретал твердость, но утрачивал остроту) на неё надо было наваливаться всем весом.

Подобного устройства копья употреблялись всеми народами до эпохи меди включительно. Да и позже, в период средневековья, за неимением лучшего, колья (или бамбуковые палки с косым срезом) могли выступать в качестве оружия крестьян.

Сравнительно поздно, всего 12-17 тыс. лет назад, в эпоху мезолита, копья стали оснащаться наконечниками из камня или кости и разделились на метательные и рукопашные.

Метательные копья долгое время решительно преобладали, так как допускали двоякое применение, — ведь ими можно было и наносить удары. Потому, даже и в век металла, вплоть до перехода к тактике боя в сомкнутых порядках, а у некоторых народов и после, копья оставались универсальными. Характерными примерами в этом плане могут служить древнегерманская фрамея с наконечником из мягкого железа и раннесредневековый франкский ангон.

В случае, если копье предназначалось как для броска, так и для удара, воин, обычно, носил два копья, — чтобы метнув одно не остаться безоружным. Либо же ограничивался одним, но снабжал его кожаным ремнем длиной несколько метров, за который копье после броска можно было притянуть обратно.

Однако, при переходе к тактике боя в строю, стало ясно, что для метания требуется одно копье, а для ближнего боя, — другое. Дело было не в длине или весе, а в балансе. Метательное копье имело центр тяжести смещенный к наконечнику, а оружие удобнее всего держать вблизи центра тяжести, так что двухметровое копье приспособленное для метания при использовании в строю почти не выдавалось бы за линию щитов, зато цепляло бы по ногам три ряда сзади.

Довольно поздно, — всего несколько тысяч лет назад, — уже при переходе к оседлости, кроме метательных и рукопашных, появились копья и еще одного вида, — загонные, в наиболее простом варианте представлявшие собой обычный кол, но довольно толстый (как раз, чтобы охватить рукой) и длинный (до 200 см). Назначением таких копий было отражение нападающего зверя. Загонное копье или, как его чаще называли, рогатину упирали тупым концом в землю, наступали на него ногой и выставляли вперед острие.

Разновидности копий

Против пехоты

Особенностью тактики македонской, а затем эллинистической фаланги было дифференцирование оружия по рядам. Первые два ее ряда состояли из тяжеловооруженных щитоносцев с одноручными копьями (причем до архелогических находок ошибочно считалось, что копья гоплитов второго ряда были длиннее копий гоплитов первого ряда). Начиная же с третьего ряда воины несли сариссы — необычайно длинные копья с массивным противовесом; соответственно таких воинов называли сариссофоры. Сариссы удлинялись с каждым рядом и доходили до 670 см, а вес их при этом (несмотря на крошечный наконечник) мог превышать 6 кг.

Ударов своим оружием сариссофор не наносил. Даже если бы управление сариссой и было осуществимо физически, то он в любом случае не мог видеть врага. Сариссофор обнаруживал противника осязательно, — тыкал копьем, пока оно не упиралась во что-то твердое, после чего начинал напирать, передавая таким образом давление на вражеские щиты не путем подталкивания вперед своих товарищей из передних рядов, а — непосредственно. Такой метод борьбы не только позволял напирать на врага наиболее эффективным и экономным путем, но и давал возможность бойцам двух первых рядов не толкаться щитами, а наносить прицельные удары копьями.

 

Дифференцирование оружия по рядам

Против конницы

Копья, используемые против конницы, произошли от рогатин, используемых на охоте. Рогатина могла также быть применена для удара (хотя, неудобное для удержания древко и отсутствие противовеса препятствовали такому использованию), и даже для метания, — но только на несколько метров. При том, пробивная сила такого копья оказывалась хороша, ибо его вес превышал 2 кг. Однако, универсальность рогатины не искупала малой ее эффективности в случае применения по прямому назначению. Ведь, в сравнении с лошадью, медведь существенно меньше. Для защиты от лошадей требовалось подобное по принципу действия оружие длиной 300—500 см.

Наибольшую актуальность вопрос защиты пехоты от кавалерии приобрел в Европе средних веков. Пехота снова стала строиться плотной фалангой, но вооружалась уже не щитами и сариссами, полезными только от людей, а гигантскими рогатинами на боевых коней — пиками, — оружием, впрочем, почти столь же длинным, но еще более неуклюжим, нежели сариссы. Пики, упоминающиеся в Европе, как минимум, с XII века, в отличие от сарисс, не имели противовесов, ибо при отражении атаки кавалерии их тупой конец упирался в землю.

За счет применения наконечника минимального размера и изготовления древка из сравнительно легкого дерева, вес пик удерживался на уровне 4.5 кг, однако, точка приложения этой силы имела рычаг порядка двух метров, что делало пику крайне неудобной для удержания. В бою с пехотой пикой не наносили ударов, — ее просто направляли на врага и наступали. Конец пики при этом зажимался под мышкой, — только так ее можно было удержать горизонтально. Либо, если пикинёры располагали кирасами, что стало обычным с конца XV века, тупой конец пики упирался в специальных держатель — «ток», приваренный к кирасе. Такой мерой удавалось достичь более жесткой фиксации пики (что было важно при продавливании ею вражеских доспехов) и несколько увеличить ее эффективную длину.

Немецкий парад пикинёров

В XVII веке, после появления подвижной артиллерии, с целью увеличения мобильности войск тяжелая пика стала заменяться легкой — длиной всего 300 см, пригодной в том числе и для нанесения ударов. Легкая пика весила меньше тяжелой — порядка 2.5 кг, — но имела значительно большего размера наконечник — с парой дополнительных лезвий (выполняющих функцию перекладины) — и противовес, — что делало ее удержание более удобным. Однако, и такая пика оставалась слишком длинной для использования в индивидуальном бою. Пикинер по-прежнему носил шпагу или кортик.

Распространялось это новое оружие по Европе не быстро, — в Швеции легкие пики были приняты в начале XVII века, а в России — только в конце XVII века.

Вполне удовлетворительной защиты от кавалерии легкая пика, однако, уже не давала, — предпосылки для ее принятия возникали, лишь когда основную тяжесть борьбы с кавалерией начинали брать на себя мушкетеры. С конца же XVII века легкие пики уже стали стремительно вытесняться штыками. В 1700 году они уже были сняты с вооружения во Франции, но во время Французской революции были извлечены из арсеналов и имели некоторое применение, — в виду нехватки ружей.

Японские Сасумата, Содэгарами, Нагината, Нагамаки.

За пределами Европы пики длиной 400 см для борьбы с колесницами использовались в Китае.

Пики успешно останавливали конницу, но вот как нападающее оружие годились слабо. Поэтому для атаки на остановившуюся конницу использовались алебарды, бердыши и подобные им орудия.

 

Свалка Швейцарцев и Ландскнехтов в одной из битв Итальянских войн

 В Мой Мир<a target=’_top’ href=’http://www.akavita.by/’><img src=’http://adlik.akavita.com/bin/lik?id=49852&it=1’border=’0′ alt=’Akavita’/></a>

Поиск
Календарь
«  Декабрь 2018  »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

voinanet.ucoz.ru

Копье первобытного человека или укус крокодила? — @marina-nilova

Источник: https://www.sciencenews.org/article/crocs-take-bite-out-claims-ancient-stone-tool-use?tgt=nr

Устои научного мира недавно попытались содрогнуть сенсационные находки ученых, которые обнаружили в окаменелых костях животных, датируемых миллионами лет, якобы рукотворные следы от непонятного оружия. Нашли такие аретфакты и в Африке и в Северной Америке.

Но сенсации не случилось. Такой ровный след мог оставить обычный крокодил.

Палеоантрополог Йонатан Сале (Yonatan Sahle) из Тюбингенского университета в Германии подтвердил отсутствие необходимости выдумывать людей, живших в то время. Укус крокодила повреждает кости животных практически так же, как и каменные инструменты, о возможном наличии которых шла речь.

Остатки животных с непонятными круглыми вмятинами на костях нашли в Восточной Африке (возраст около 3 500 000 лет) и в Калифорнии (130 000 лет). Оба места обнаружения находятся в прибрежных районах, где вполне могли обитать крокодилы.

Источник: wikimedia.org

Прежде чем вбрасывать сенсационные выводы об искусственном происхождении повреждений на костях, нужно было провести множество экспериментов, говорят в один голос эксперты. Травмы, полученные от поедания хищниками, затаптывание костей другими животными, все это надо было проанализировать. Об этом говорит и
Тим Уайт (Tim White), палеоантрополог из Калифорнийского университета в Беркли.

В области научно-популярных публикаций, где авторы получают большие гонорары за сенсационные открытия, происходит размывание научной составляющей, все гоняются за пиаром и привлечением внимания, результаты не анализируются критически и преподносятся не достаточно компетентно, говорит археолог Дэвид Браун (David Braun) из Университета Джорджа Вашингтона. Существует запрос на громкие заголовки и революционные открытия, однако научные исследования чаще всего эволюционны, поэтому не нужно торопиться с выводами, опровергающими всю прежнюю науку.

Исследователи, заявлявшие о искусственности повреждений, впрочем, не сдают своих позиций без боя, они согласны, что следы зубов крокодила нуждаются в дополнительной проверке и тщательному сравнению с предлагаемыми отметинами от каменных орудий. Но они уверены в правильности своих выводов.

Еще в в 1980-х появились исследования о том, что следы на костях могут оставить своими зубами плотоядные хищники и падальщики, такие как гиены. Но у них получаются U-образные углубления. метки на костях. Если же это делали древние разумные существа своими каменными орудиями, то они оставляли V-образные углубления с ребрами внутри.

Также разоблачители “сенсации” о человеке жившем 3,5 миллиона лет назад ссылаются на исследования 2006 года от палеоантрополога Джексона Ньяу (Jackson Njau) из Университета Индианы в Блумингтоне. В своей докторской диссертации он доказал, что повреждение костных тканей жертв при кормлении крокодилов на двух фермах в Танзании очень похожи на след от каменных орудий различных находок археологов. На костях коз и коров оказались точно такие же углубления.

Это позволяет пересмотреть вызывавшие много вопросов выводы ранних исследований. Повреждения костей, которые связывались с охотой или обработкой каменными орудиями, но при этом с датировкой в миллионы лет, видимо, были просто укусами крокодилом, а сомнений в том что эти хищники жили и в древности ни у кого нет.

Дополнительным подтверждение этого стало то, что тех же слоях были найдены и кости крокодилов, значит они жили с жертвами в это же время и в этом месте. Все сходится.

А ведь раньше, например повреждение у австралопитека связывали с убийством себе подобным и делался вывод о его канибализме. Таким образом современные научные исследования на крокодильей ферме помогают привести в порядок целые ряд представлений человека о прошлом, этим и интересна наука.

Источник: http://zurcaledworld.blogspot.ru/2015/11/origin-of-man-fossilized-homo-erectus.html#.WgGzONBl-1s

Но американская находка все же оставляет ряд вопросов — в Калифорнии рядом не обнаруживаются крокодилы, но и возраст находок не выглядит сенсационным — 130 000 лет назад наши предки могли уже брать камни и пользоваться ими как инструментами. Палеонтолог Даниэль Фишер (Daniel Fisher) из Мичиганского университета, соавтор недавней сенсации, согласился, что только часть их выводов могла быть неправильной. Ему вторит другой соавтор — Ричард Фуллагар (Richard Fullagar) из Университета Вуллонгонга в Австралии, он утверждает что место повреждения у сустава не могло иметь другую природу, только каменное орудие.

Впрочем, эти датировки уже укладываются в общую научную картину мира, подтверждаемую большинством исследователей.

goldvoice.club

Первобытная война. Вооружение. 1 часть. Алексей Козленко | Блог Дмитрий Савицкий

Вступление.

Отвлечение от основной темы.

В процессе оформления поста фотографиями, я обратил внимание, что доисторические каменные «топоры», которыми должны были пользоваться в быту, в боях, на охоте выглядят так, как будто их изготовили в современной мастерской и только, что продали. Обращает внимание на себя ровные, явно просверленные сверлами отверстия (в каменном веке!), либо выдавленные в мягком материале, если это были отливки, которые в дальнейшем окаменели или полимеризовались. А как добились абсолютно округлых форм «грузил» или «булав»? Невероятно! И зачем в принципе рабочему/боевому «топору» такие совершенные формы? Это сколько же надо было потратить усилий, что бы довести его до идеала! На всякий случай — токарных станков тогда не было, как не было стальных инструментов. Пемзой шлифовали?И и почему нет следов использования?

Можно подумать, что в то время все такие каменные орудия были. Нет, на других фото видно, что они грубо обкалывались вручную. Что-то мне подсказывает, что эти инструменты разные — по времени изготовления, по технологии изготовления и по назначению. Это первый пост по теме древнего вооружения и войн. Наверное, подготовлю отдельный о совершенных каменных инструментах.       

Первобытная война. Вооружение.

1я часть. Неолитические копья, дротики,дубинки, молоты, топоры

Вооружение людей эпохи неолита и раннего бронзового века представляет собой смесь оружия, имевшего хождение ранее (дротик, деревянная дубинка, топор, нож, лук и стрелы), и недавно появившихся благодаря первым успехам металлургии образцов. При этом медь и бронза, пришедшие на смену ранее использовавшемуся дереву, кости и камню, в некоторых случаях позволили значительно увеличить эффективность применения старого вооружения, а также создать принципиально новые его виды.

Копьё и дротик

История копья восходит к глубокой древности. Согласно наблюдениям антропологов, многие виды обезьян использовали острые палки для разорения термитников и охоты на мелких животных. Однако обезьяны не используют палок (и других приспособлений) для убийства крупной добычи или себе подобных. Эта практика является специфической человеческой чертой.

Использование копья изменило поведенческие практики древних охотников. Удар копья, в особенности нанесённый из засады, позволял охотнику сразу поразить даже крупное животное. Используя для метания лёгкие копья – дротики, люди получили возможность охотиться на самую осторожную и быструю дичь и убивать её с большого расстояния. Кроме того, копьё в руках дало человеку значительное превосходство в схватке над теми, у кого в руках копья не было. Для того, чтобы успешно охотиться или воевать, ему отныне требовалась группа гораздо меньшей численности, чем раньше.

Копьё имеет очень длительную историю развития и поистине универсальное распространение, чему способствует элементарная простота его конструкции и доступность необходимых для его изготовления материалов. Простейшее копьё первобытного человека представляло собой заточенную прямую палку длиной примерно в рост человека. Острие копья обжигалось в огне для придания ему большей твёрдости.

Палеолитический охотник с древнейшей формой копья, у которого деревянное острие было обожжено в пламени костра. Археологический музей, Бонн

Древнейшими находками археологов являются копьё из Эссекса (Великобратания) и 8 деревянных копий из Шёнингена (Германия) возрастом от 360 000 до 420 000 лет. Самые древние копья с обсидиановым наконечником были найдены в Гадемотте (Эфиопия), их возраст составляет 280 000 лет. Впрочем, есть находки и постарше. В 2012 г. на территории Капской провинции (ЮАР) были найдены 13 заострённых каменных лезвий, которые, с точки зрения археологов, являются наконечниками копий. Их возраст составляет по крайней мере 500 000 лет.

В эпоху среднего палеолита, около 200 000 лет назад, копья стали оснащаться более тонкими наконечниками, изготовленными в технике отжимной ретуши. В верхнем палеолите, 35 000 лет назад, появились наконечники, изготовленные из кремневых вкладышей и вырезанные из кости. В этот период наблюдается значительное разнообразие наконечников и техник их монтирования на древке. Наконец, в эпоху халколита, после 4000 г. до н.э., наконечники копий начинают изготавливать из меди, а затем из бронзы.

По сравнению со многими другими видами оружия, копья монофункциональны и предназначены главным образом для нанесения укола. Этим обусловлена незначительная вариативность форм копейных наконечников, хотя длина и устройство рукояти-древка демонстрируют значительное разнообразие. Лёгкие и тонкие наконечники небольших размеров, как правило, насаживались на деревянное древко 1,5–2 м длины и предназначались для метания. Такие копья решительно преобладали в течение длительного времени, поскольку допускали двоякое применение. При необходимости их можно было не только метать вдаль, но и наносить ими удары в рукопашной схватке.

В бронзовом веке появляются узкоспециализированные массивные наконечники, насаживавшиеся на длинное и тяжёлое древко. Они предназначались сугубо для нанесения глубокой раны крупному зверю или, в условиях рукопашной схватки, для поражения противника без доспеха. Для метания такие копья непригодны. С другой стороны, распространение получают также специализированные очень лёгкие метательные копья-дротики с небольшим наконечником и коротким (до 1,5 м) древком.

Петроглиф с изображением человека, вооружённого копьём, Швеция

В момент удара на наконечнике копья сосредотачивается энергия в несколько сот килограмм. Даже деревянным двухметровым копьём из березы или бука с обожжённым наконечником можно пробить насквозь обтянутую кожей доску толщиной в 10 мм. Копьё, оснащённое кремневым наконечником, легко входит в свиную тушу на глубину по крайней мере 20 см, а в некоторых случаях пробивает её насквозь.

Боевые свойства дротиков обычно недооцениваются нашими современниками, однако эксперименты показывают, что в умелых руках и они являлись грозным оружием. Подготовленный боец может метнуть дротик на расстояние 70 м, а при попадании в цель на дистанции до 10 м он пробивает насквозь обтянутую кожей дубовую доску толщиной 18 мм. Это расстояние не кажется особенно значительным, но следует учитывать, что расстояние эффективного поражения цели имеет большую значимость по сравнению с максимальным расстоянием броска. Зулусы, например, бросали дротик в цель с расстояния не более 25 м, поскольку на большем расстоянии сила удара и точность попадания значительно ухудшались. В то же время дротик, брошенный на 25 м, сохранял достаточную силу, чтобы при точном попадании пронзить человеческое тело насквозь.

Порой дротики, как и эти гарпуны, использовавшиеся северными охотниками на морского зверя, могли иметь причудливые формы лезвий и устройство наконечника

Хотя идентифицировать вид оружия, которым нанесены раны жертв, порой оказывается сложно, существует ряд ярких примеров использования копий в эпоху европейского бронзового века. В Дорчестере-на-Темзе (Великобритания), Виндинге (Дания), Хернадкак (Венгрия) в тазовых костях, принадлежавших покойникам, были обнаружены обломки наконечников копий, которыми была нанесена рана. Наконечник сломался при попытке извлечь его из раны, что предполагает большую силу удара и проникающую способность острия. Двое юношей из Тормартона (Великобритания) были убиты ударом сзади. В тазовой кости одного и в шейном позвонке другого были обнаружены засевшие наконечники дротиков.

Дубинка

Дубинка представляет собой оружие ударно-дробящего действия. Как и копьё, она относится к древнейшей разновидности оружия и имеет универсальное распространение, чему благоприятствуют простота конструкции и эффективность её применения. Самая простая дубинка представляет собой палку с утяжелённым концом. За счёт длины рукояти, образующей рычаг в продолжение человеческой руки, дубинка позволяет при хорошем замахе нанести сильный удар, которым можно сломать самые прочные кости и проломить череп жертве. Она может использоваться и в качестве метательного оружия при охоте на мелкую дичь.

Древнейшие находки дубин, обработанных человеческой рукой, датируются эпохой мезолита. В Каламбофаллс (Замбия) была обнаружена находка, чей возраст составляет примерно 200 000 лет. Вероятно, она использовалась для добивания раненых животных.

​Деревянная дубинка Бронзового века в форме бейсбольной биты, из раскопок у Толлензе (Германия) — Первобытная война. Вооружение | Военно-исторический портал Warspot.ru Деревянная дубинка Бронзового века в форме бейсбольной биты, из раскопок у Толлензе (Германия)

Простые дубинки, а также палицы и посохи вырезались из цельного куска твёрдого дерева. Для изготовления боевой части использовался комель, где древесина имеет наибольшую плотность и твёрдость. Применение комбинированных материалов, например камня или острых осколков кости, вставленных в расщепы деревянного ствола или заранее вращенных в дерево, позволяло значительно увеличить твёрдость навершия и тяжесть наносимого удара.

К числу древнейших находок относятся также круглые, многоугольные и дисковидные навершия из камня. Они прикреплялись к рукояти при помощи клея и ремней из лыка и сыромятной кожи. Поскольку прочно зафиксировать каменное навершие на рукояти таким образом было сложно, по крайней мере с эпохи неолита появилась техника высверливания в нём сквозного отверстия. Для обеспечения прочного сцепления, навершие могли продевать в ещё растущее дерево. Другая технология предусматривала размачивание рукояти с насаженным на неё навершием в воде. Действенность оружия также наращивалась выступами или острыми гранями навершия, сначала каменного, а затем бронзового. Таким образом, простая дубинка со временем превратилась сначала в булаву, а затем в боевой молот.

​Каменные просверленные навершия булав (слева) и топоров (справа), III тыс. до н.э. Археологический музей, Шлезвиг — Первобытная война. Вооружение | Военно-исторический портал Warspot.ru Каменные просверленные навершия булав (слева) и топоров (справа), III тыс. до н.э. Археологический музей, Шлезвиг

В 1996 г. на берегу небольшой реки Толлензе на территории земли Мекленбург-Передняя Померания (Германия) было обнаружено поле битвы эпохи Бронзового века, датируемое примерно 1250 г. до н.э. Среди остатков оружия, найденных археологами, были две деревянные дубинки, одна из которых имела форму бейсбольной биты длиной 73 см и была вырезана из ясеня. Вторая напоминала крокетный молоток на рукояти длиной 53 см, материалом для неё послужила древесина тёрна. Военный контекст этих находок определённо свидетельствует об их применении в качестве оружия на поле боя.

Топор

Топор, наравне с ножом и копьём, является древнейшей разновидностью рабочего инструмента и оружия. Деревянную рукоять к традиционному рубилу начали прикреплять в эпоху верхнего палеолита. Материалом для навершия служил кремень, обсидиан или сланец. В эпоху неолита при изготовлении топора уже вовсю начали использовать шлифовку, сначала для рабочей части лезвия, затем для всей поверхности инструмента.

Лезвие каменного топора в роговой оправе. Музей истории искусств, Брюссель

Пропорции и размеры топоров были самыми разнообразными. Они могли быть клиновидными, ладьевидными или лопастными, в поперечном сечении иметь плоский, округлый или односторонне выпуклый профиль. Рукоять могла привязываться к топору в развилке ремнями из сырой или сыромятной кожи, топор могли вставлять в проушину рукояти или заранее вращивать в дерево.

В эпоху неолита появились массивные топоры с отверстием для рукояти, форма которых напоминает очертания топоров Бронзового века. Такие топоры могли использоваться для различных видов работ, как для обработки дерева, так и в качестве мотыг или заступов. Топоры, тщательно изготовленные из труднообрабатываемых декоративных пород камня, возможно, имели церемониальную функцию. Кроме того, все они могли использоваться в качестве боевого оружия.

Каменный топор. Кремневое лезвие закреплено в деревянной рукояти, позади ранний образец бронзового топора. Галло-римский музей, Тонгерен

Топор относят к оружию ударно-дробящего действия. Тяжёлое и довольно короткое лезвие позволяет при ударе сконцентрировать в точке соприкосновения огромную энергию, многократно усиленную большим рычагом рукояти. Удар топора дробил кости и наносил тяжёлые повреждения мягким тканям. Единственным отрицательным качеством этого оружия была меньшая точность поражения, поскольку топор, в отличие от меча или копья, не является прямым продолжением руки воина. Как правило, этот недостаток легко компенсируется опытом, приобретаемым в ходе длительного применения. Благодаря простоте конструкции топор отличался универсальностью применения и повсеместно входил в боевой арсенал воинов.

О раннем использовании топора в качестве оружия свидетельствуют находки в местах массовых захоронений археологической культуры линейно-ленточной керамики в Талхайме, Аспарн-Шлётце и Шёнеке-Килианштедтене. Черепа погребённых в них жертв проломлены преимущественно этим оружием.

Бронзовые навершия и реконструкция их насадки на рукоять. Археологический музей, Шлезвиг

Источник http://warspot.ru/5771-pervoby…

Продолжение следует.

×

cont.ws

Копье первобытное. Копье первобытного человека или укус крокодила?

Копье первобытного человека или укус крокодила? — @marina-nilova

Источник: https://www.sciencenews.org/article/crocs-take-bite-out-claims-ancient-stone-tool-use?tgt=nr

Устои научного мира недавно попытались содрогнуть сенсационные находки ученых, которые обнаружили в окаменелых костях животных, датируемых миллионами лет, якобы рукотворные следы от непонятного оружия. Нашли такие аретфакты и в Африке и в Северной Америке.

Но сенсации не случилось. Такой ровный след мог оставить обычный крокодил.

Палеоантрополог Йонатан Сале (Yonatan Sahle) из Тюбингенского университета в Германии подтвердил отсутствие необходимости выдумывать людей, живших в то время. Укус крокодила повреждает кости животных практически так же, как и каменные инструменты, о возможном наличии которых шла речь.

Остатки животных с непонятными круглыми вмятинами на костях нашли в Восточной Африке (возраст около 3 500 000 лет) и в Калифорнии (130 000 лет). Оба места обнаружения находятся в прибрежных районах, где вполне могли обитать крокодилы.

Источник: wikimedia.org

Прежде чем вбрасывать сенсационные выводы об искусственном происхождении повреждений на костях, нужно было провести множество экспериментов, говорят в один голос эксперты. Травмы, полученные от поедания хищниками, затаптывание костей другими животными, все это надо было проанализировать. Об этом говорит иТим Уайт (Tim White), палеоантрополог из Калифорнийского университета в Беркли.

В области научно-популярных публикаций, где авторы получают большие гонорары за сенсационные открытия, происходит размывание научной составляющей, все гоняются за пиаром и привлечением внимания, результаты не анализируются критически и преподносятся не достаточно компетентно, говорит археолог Дэвид Браун (David Braun) из Университета Джорджа Вашингтона. Существует запрос на громкие заголовки и революционные открытия, однако научные исследования чаще всего эволюционны, поэтому не нужно торопиться с выводами, опровергающими всю прежнюю науку.

Исследователи, заявлявшие о искусственности повреждений, впрочем, не сдают своих позиций без боя, они согласны, что следы зубов крокодила нуждаются в дополнительной проверке и тщательному сравнению с предлагаемыми отметинами от каменных орудий. Но они уверены в правильности своих выводов.

Еще в в 1980-х появились исследования о том, что следы на костях могут оставить своими зубами плотоядные хищники и падальщики, такие как гиены. Но у них получаются U-образные углубления. метки на костях. Если же это делали древние разумные существа своими каменными орудиями, то они оставляли V-образные углубления с ребрами внутри.

Также разоблачители “сенсации” о человеке жившем 3,5 миллиона лет назад ссылаются на исследования 2006 года от палеоантрополога Джексона Ньяу (Jackson Njau) из Университета Индианы в Блумингтоне. В своей докторской диссертации он доказал, что повреждение костных тканей жертв при кормлении крокодилов на двух фермах в Танзании очень похожи на след от каменных орудий различных находок археологов. На костях коз и коров оказались точно такие же углубления.

Это позволяет пересмотреть вызывавшие много вопросов выводы ранних исследований. Повреждения костей, которые связывались с охотой или обработкой каменными орудиями, но при этом с датировкой в миллионы лет, видимо, были просто укусами крокодилом, а сомнений в том что эти хищники жили и в древности ни у кого нет.

Дополнительным подтверждение этого стало то, что тех же слоях были найдены и кости крокодилов, значит они жили с жертвами в это же время и в этом месте. Все сходится.

А ведь раньше, например повреждение у австралопитека связывали с убийством себе подобным и делался вывод о его канибализме. Таким образом современные научные исследования на крокодильей ферме помогают привести в порядок целые ряд представлений человека о прошлом, этим и интересна наука.

Источник: http://zurcaledworld.blogspot.ru/2015/11/origin-of-man-fossilized-homo-erectus.html#.WgGzONBl-1s

Но американская находка все же оставляет ряд вопросов — в Калифорнии рядом не обнаруживаются крокодилы, но и возраст находок не выглядит сенсационным — 130 000 лет назад наши предки могли уже брать камни и пользоваться ими как инструментами. Палеонтолог Даниэль Фишер (Daniel Fisher) из Мичиганского университета, соавтор недавней сенсации, согласился, что только часть их выводов могла быть неправильной. Ему вторит другой соавтор — Ричард Фуллагар (Richard Fullagar) из Университета Вуллонгонга в Австралии, он утверждает что место повреждения у сустава не могло иметь другую природу, только каменное орудие.

Впрочем, эти датировки уже укладываются в общую научную картину мира, подтверждаемую большинством исследователей.

goldvoice.club

Копьё — википедия орг

Пилумы (pila, ед. ч. pilum) — метательные орудия, применявшиеся древнеримскими воинами.

Прототип копья недавно был обнаружен при наблюдении за современными обезьянами. Самки шимпанзе в некоторых стаях при охоте на мелких животных систематически использовали острые палки.

Простейшее копьё первобытного человека представляло собой прямую обструганную и заточенную палку из твердого дерева длиной примерно в рост человека. Как правило, острие для твердости обжигалось. Древнейшими известными современному человеку образчиками считаются 8 копий из Шёнингена (Германия) возрастом 300 тыс. лет. В Эфиопии в локации Гадемотта (Gademotta) обнаружены копья с каменными наконечниками возрастом 280 тыс. лет[1]. Возрастом 115—128 тыс. лет датируется копьё из Лерингена (de:Lanze von Lehringen) в Германии[2].

Острога (часто на Руси называемая просто «кол») не имела перевеса к острию и не металась. Обычно она удерживалась двумя руками, так как для достаточной эффективности удара (а при обжиге наконечник приобретал твердость, но утрачивал остроту) на неё надо было наваливаться всем весом.

Подобного устройства копья употреблялись всеми народами до эпохи меди включительно. Колья (или бамбуковые палки с косым срезом) могли выступать в качестве оружия крестьян вплоть до периода средневековья.

Копья стали оснащаться наконечниками из камня или кости в эпоху среднего палеолита. Они разделились на метательные и рукопашные.

Метательные копья долгое время решительно преобладали, так как допускали двоякое применение, — ведь ими можно было и наносить удары. Потому, даже и в век металла, вплоть до перехода к тактике боя в сомкнутых порядках, а у некоторых народов и после, копья оставались универсальными. Характерными примерами в этом плане могут служить древнегерманская фрамея с наконечником из мягкого железа и раннесредневековый франкский ангон.

Если копье предназначалось как для броска, так и для удара, воин обычно носил два копья, — чтобы, метнув одно, не остаться безоружным. Либо же он ограничивался одним, но снабжал его кожаным ремнем длиной несколько метров, за который копье после броска можно было притянуть обратно.

Однако при переходе к тактике боя в строю стало ясно, что для метания требуется одно копье, а для ближнего боя, — другое. Дело было не в длине или весе, а в балансе. Метательное копье имело центр тяжести, смещённый к наконечнику, а оружие удобнее всего держать вблизи центра тяжести, так что двухметровое копье, приспособленное для метания при использовании в строю, почти не выдавалось бы за линию щитов, зато цепляло бы по ногам три ряда сзади.

Довольно поздно, всего несколько тысяч лет назад, уже при переходе к оседлости кроме метательных и рукопашных, появились копья и ещё одного вида — загонные, в наиболее простом варианте представлявшие собой обычный кол, но довольно толстый (как раз, чтобы охватить рукой) и длинный (до 2 м). Назначением таких копий было отр

religionpeace.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о