Конструктор «летучих кораблей». Гений и трагедия Ростислава Алексеева | История | Общество

Страшный сон американских адмиралов

Группа кораблей американского флота во главе с авианосцем несёт боевую службу в Мировом океане. Радары не фиксируют каких-либо угроз, и на американских кораблях царит спокойствие. Его нарушает внезапное визуальное обнаружение цели на горизонте — то ли корабля, несущегося с невероятной скоростью, то ли самолёта, буквально скользящего над поверхностью.

Неопознанная цель на глазах вырастает в громадный «летучий корабль». На авианосце объявлена тревога, но поздно — «чужой» выполняет ракетный залп, и через несколько десятков секунд объятая пожарами и разорванная на части гордость флота уходит на дно. И последнее, что видят в своей жизни гибнущие моряки, — стремительно уходящая за горизонт тень неведомого и страшного врага.

Такие или примерно такие кошмары мучили по ночам американских военачальников, имевших информацию о секретном оружии СССР — ударном экраноплане «Лунь» проекта 903.

Экраноплан «Лунь», Каспийск, 2010 год. Фото: Commons.wikimedia.org/ Fred Schaerli

Экраноплан длиной более 73 метров и высотой почти 20 метров мог перемещаться со скоростью до 500 км в час над поверхностью воды на высоте около 4 метров. На его вооружении находились противокорабельные ракеты «Москит», позволявшие наносить кораблям противника максимальный ущерб. «Лунь» получил прозвище «убийца авианосцев».

Удивительная боевая машина была разработана в КБ Ростислава Алексеева — советского конструктора, чьи разработки произвели революцию в кораблестроении.

В погоне за скоростью

Ростислав Алексеев родился 18 декабря 1916 года в городе Новозыбкове Черниговской губернии, в семье учительницы и агронома. В 1935 году Ростислав поступил в Горьковский индустриальный институт имени Жданова на кораблестроительный факультет.

Ростислав Алексеев. Фото: РИА Новости/ Галина Кмит

Будущий кораблестроитель в студенческие годы увлекался парусным спортом. Молодой человек задумался над тем, как увеличить скорость движения по воде.

Ещё в самом начале эры авиации лётчики и конструкторы обратили внимание на так называемый экранный эффект — резкое увеличение подъёмной силы крыла и других аэродинамических характеристик летательного аппарата при полёте вблизи экранирующей поверхности (воды, земли и т. д.).

Инженеры искали способы использовать этот эффект на практике.

Ростислав Алексеев пришёл к выводу, что путь к увеличению скорости движения на поверхности воды лежит через уменьшение площади контакта судна с водной средой.

Начинал молодой конструктор с идеи судна на подводных крыльях. Именно такой корабль стал для Алексеева темой его дипломного проекта, который он защищал в 1941 году.

Защита, состоявшаяся в июле 1941 года, проходила при закрытых дверях. Тема проекта Алексеева в условиях начавшейся войны была более чем актуальной — «Скоростной катер на подводных крыльях». Идея скоростного боевого катера для нужд ВМФ СССР получила высокую оценку.

Молодого инженера отправили на завод «Красное Сормово», где в 1942 году Алексеев получил помещения и специалистов для работы по созданию боевых катеров на малопогруженных подводных крыльях.

Создать уникальные боевые катера до окончания войны Алексеев не успел, однако его модели были признаны весьма перспективными. Работу конструктора и его подчинённых в 1951 году отметили Сталинской премией второй степени.

Судно на подводных крыльях «Буревестник». Фото: Commons.wikimedia.org

«Ракета», покорившая мир

В 1951 году военные наработки молодого конструктора преобразуются для нужд гражданского судостроения. КБ Алексеева начинает работу над пассажирским судном на воздушной подушке, получившим название «Ракета».

Первая «Ракета» была представлена в Москве во время Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 1957 года. Пассажирское судно на подводных крыльях, по своей скорости на голову превосходившее все существовавшие на тот момент гражданские теплоходы, произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы.

«Ракеты» шагнули далеко за пределы СССР. Их успешно эксплуатировали не только в странах социалистического лагеря, но и, так сказать, «в логове врага». Корабли Алексеева уверенно бороздили воды Великобритании, Канады, Германии, Финляндии и т. д.

Вслед за «Ракетой» были созданы и другие типы гражданских судов на подводных крыльях, такие как «Волга», «Метеор», «Комета», «Спутник», «Буревестник», «Восход».

За эту работу коллектив во главе с Ростиславом Алексеевым в 1962 году удостоился Ленинской премии.

«Каспийский монстр»

Но конструктор и не думал почивать на лаврах. Реализовав в полной мере идею судов на подводных крыльях, Алексеев переходит к работе над экранопланами — кораблями, парящими над водной гладью.

В 1962 году КБ Алексеева начало работу над проектом экраноплана «КМ» (корабль-макет). «КМ» имел действительно гигантские размеры — размах крыла 37,6 м, длина 92 м, максимальная взлётная масса 544 тонны. До появления самолёта Ан-225 «Мрия» это был самый тяжёлый летательный аппарат в мире.

Западные специалисты, получив снимок экспериментальной модели, назвали его «Каспийским монстром» (испытания проходили в Каспийском море).

Свой первый полёт «Каспийский монстр» совершил 18 октября 1966 года. Пилотировали его два лётчика, одним из которых был сам Ростислав Алексеев. Полёт прошёл успешно.

«Каспийский монстр». Фото: Кадр youtube.com

Испытания «КМ» продолжались в течение 15 лет. Новый «летучий корабль» имел массу достоинств, однако и недостатков хватало. По сути, «КМ» открывал совершенно новое направление на границе авиации и мореплавания, в котором ещё предстояло выработать свои законы и правила.

«Рубежное» положение экранопланов сказалось на их перспективах самым губительным образом. В ВВС полагали, что это корабль, а судостроители были убеждены, что речь идёт о самолёте. Алексеев своим необычным проектом вызывал раздражение у чиновников, ратовавших за классические формы развития кораблестроения.

От полного закрытия проекты Алексеева спасал главный куратор советской «оборонки», а впоследствии министр обороны СССР Дмитрий Устинов.

«Орлёнок» и опала

Помимо чиновных препон, были проблемы и с пилотами экранопланов. Лётчикам было крайне сложно привыкнуть к пилотажу, проходящему над самой поверхностью воды. Особенности экраноплана таковы, что «уронить» его в воду в горизонтальном полёте практически невозможно, даже если вовсе отпустить штурвал. Однако профессиональные привычки пилотов заставляли зачастую тянуть экраноплан вверх, выводя его «за пределы экрана», что становилось причиной аварий.

Каждая новая неудача чрезвычайно больно била как по идее экраноплана, так и по самому конструктору Алексееву. В 1968 году КБ, которое было создано им, разделили на два — по судам на подводных крыльях и по экранопланам. За Алексеевым оставили лишь второе направление.

В начале 1970-х годов Минобороны дало заказ КБ Алексеева на разработку десантного экраноплана для ВМФ, которому было присвоено кодовое название «Орлёнок». В 1974 году чиновники из Москвы буквально вынудили вывести Алексеева ещё «сырой» «Орлёнок» на ходовые испытания ещё до получения результатов статической проверки корпуса. Итогом этого стал отрыв хвостовой части корпуса во время испытаний. Алексеев, традиционно управлявший своим детищем в его первом полёте, сумел благополучно вернуть «Орлёнок» на базу. Никто не пострадал, зато самого Алексеева наказали по полной — его отстранили от разработки «Орлёнка», переведя на должность начальника отдела перспективного планирования.

Экраноплан «Орлёнок». Фото: Commons.wikimedia.org

Несмотря на это, отстранённый конструктор почти подпольно продолжал участвовать в работе над десантным экранопланом. В 1979 году «Орлёнок» был принят на вооружение ВМФ СССР. Этот десантный экраноплан мог взлетать при высоте волн до 2 метров и развивать скорость 400–500 км/час. Взяв на борт до 200 морских пехотинцев с полным вооружением или две боевые машины (танк, БТР, БМП), «Орлёнок» мог перебросить их на расстояние до 1500 км.

Конструктора погубило его детище

Всего было создано три боевых «Орлёнка», на их базе была сформирована 11-я отдельная авиагруппа непосредственного подчинения Главному штабу морской авиации. Эта серия должна была стать установочной, а всего в ВМФ СССР должно было встать на боевую службу 120 десантных экранопланов.

Несмотря на опалу, Алексеев продолжал много работать — шли испытания пассажирского экраноплана, продолжалась разработка ударной модели, вооружённой ракетами…

В январе 1980 года в Чкаловске проходили испытания пассажирской модели экраноплана. Его помощники расчистили ледяной завал и сказали, что можно отпускать модель. Что именно произошло в тот момент, доподлинно не ясно. Но Алексеев каким-то образом принял на себя часть веса 800-килограммового аппарата.

Сначала казалось, что этот инцидент на здоровье 63-летнего конструктора не повлиял — Алексеев благополучно доработал испытательный день. Но на следующее утро он стал жаловаться на боли в боку. Врачи поначалу затруднялись с диагнозом. Так прошло ещё два дня, после чего Алексеев потерял сознание. В ходе экстренной операции медики установили, что конструктор получил травмы во время инцидента на испытаниях — то, что в народе обычно определяют словом «надорвался». За прошедшие дни развился перитонит. Медикам пришлось провести три операции и, казалось, справиться с бедой. Но начались осложнения, и 9 февраля 1980 года Ростислава Евгеньевича Алексеева не стало.

Прошлое и будущее

Ударный экраноплан «Лунь», замысел которого принадлежал Алексееву, был спущен на воду летом 1986 года, а в 1991 году был официально принят на вооружение, войдя в состав Каспийской флотилии.

«Лунь» так и остался единственным ударным экранопланом ВМФ сначала СССР, а затем России. После смерти в 1984 году Дмитрия Устинова его преемник на посту министра обороны СССР Сергей Соколов свернул программу строительства военных экранопланов, посчитав данный вид вооружений неперспективным. А когда с распадом Советского Союза российскую армию накрыло тотальное безденежье, то революционные идеи Ростислава Алексеева и вовсе были преданы забвению.

В 2007 году экранопланы были окончательно списаны из состава ВМФ. Тогда же наиболее уцелевший экземпляр десантного «Орлёнка» был отбуксирован по Волге в Москву, где был установлен в музее ВМФ.

Спор о том, есть ли у экранопланов будущее в XXI веке, продолжается и по сей день. За спорами незаметно выяснилось, что боевые экранопланы малого водоизмещения появились на вооружении Ирана и Китая. Китайцы в скором времени намереваются представить десантный экраноплан, рассчитанный на 200 морских пехотинцев.

Что нужно России?

В России в настоящее время ведутся работы над пассажирскими экранопланами малого водоизмещения, а идеи создания военных машин подобного типа натыкаются на такое же сопротивление чиновников разного ранга, как и при жизни Ростислава Алексеева.

Вот ведь какая странная штука получается — в нашей стране с лёгкостью выделяются миллиарды на покупку у Франции вертолётоносцев «Мистраль», а свои собственные уникальные разработки с такой же лёгкостью отправляются в корзину или хоронятся путём бесконечных согласований.

А ведь только при опоре на свои идеи и на свои рабочие руки мы можем гарантировать независимость страны.

И Ростислав Евгеньевич Алексеев понимал это, как никто другой.

www.aif.ru

Конструктор летучих кораблей. Гений и трагедия Ростислава Алексеева

Начинал молодой конструктор с идеи судна на подводных крыльях. Именно такой корабль стал для Алексеева темой его дипломного проекта, который он защищал в 1941 году.

Защита, состоявшаяся в июле 1941 года, проходила при закрытых дверях. Тема проекта Алексеева в условиях начавшейся войны была более чем актуальной — «Скоростной катер на подводных крыльях». Идея скоростного боевого катера для нужд ВМФ СССР получила высокую оценку.

Молодого инженера отправили на завод «Красное Сормово», где в 1942 году Алексеев получил помещения и специалистов для работы по созданию боевых катеров на малопогруженных подводных крыльях.

Создать уникальные боевые катера до окончания войны Алексеев не успел, однако его модели были признаны весьма перспективными. Работу конструктора и его подчинённых в 1951 году отметили Сталинской премией второй степени.

В 1951 году военные наработки молодого конструктора преобразуются для нужд гражданского судостроения. КБ Алексеева начинает работу над пассажирским судном на воздушной подушке, получившим название «Ракета».

Первая «Ракета» была представлена в Москве во время Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 1957 года. Пассажирское судно на подводных крыльях, по своей скорости на голову превосходившее все существовавшие на тот момент гражданские теплоходы, произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы.

«Ракеты» шагнули далеко за пределы СССР. Их успешно эксплуатировали не только в странах социалистического лагеря, но и, так сказать, «в логове врага». Корабли Алексеева уверенно бороздили воды Великобритании, Канады, Германии, Финляндии и т. д.

Макет экраноплана «Орленок», предназначенного для перевозок пассажиров. Что такое экраноплан?
Вслед за «Ракетой» были созданы и другие типы гражданских судов на подводных крыльях, такие как «Волга», «Метеор», «Комета», «Спутник», «Буревестник», «Восход».

За эту работу коллектив во главе с Ростиславом Алексеевым в 1962 году удостоился Ленинской премии.

fishki.net

«Монстры» конструктора Алексеева | Блог Константина Попова

Многим у нас известно имя нашего земляка Ростислава Евгеньевича Алексеева (1916 — 1980), создателя первых в нашей стране судов на подводных крыльях, спроектированных в конструкторском бюро Горьковского (теперь Нижегородского) завода «Красное Сормово», где он почти всю свою трудовую жизнь проработал главным конструктором. 18 декабря 2011 г. ему бы исполнилось уже 95 лет. Под его руководством и непосредственном участии была выпущена на голубые дороги нашей страны целая серия скоростных и комфортабельных пассажирских теплоходов «Ракета», «Метеор», «Комета», «Вихрь», признанных во всем мире лучшими в этом классе судов. Об этом хорошо и достоверно написано во многих изданиях, посвященных знатным людям нашего края, прославившим Новозыбков. Однако конструктор Алексеев работал и над секретными проектами, о которых стало широко известно после ряда публикаций в научно-технических изданиях, начиная с 90-х годов прошлого века. В нашей же краеведческой литературе о них никогда не упоминалось, хотя гриф полной секретности с подобных разработок давно уже снят.

История рассекречивания новых детищ Алексеева началась не сразу. В 1972 году простые читатели впервые узнали о новинке американской военной техники — лодках, скользящих по воздуху над водой. Никто тогда и не предполагал, что уже десять лет подобные машины существуют в секретных ангарах в Чкаловске, близ Горького (ныне Нижнего Новгорода), и, более того, проходили испытания на море у города Каспийска — нашей военно-морской базы, и о них была хорошо осведомлена западная разведка. Несмотря на это, имя главного конструктора этих самолето-кораблей Ростислава Алексеева еще долго хранилось в тайне. Трагическая же судьба его творений, определенным образом связанная и с неожиданной кончиной их создателя, оказалась в чем-то схожей с судьбой другого выдающегося конструктора, — отца нашей космической техники, — Сергея Королева.

Инженерная идея полета над плоской поверхностью (землей или водой) или, как говорят, — экраном, опираясь на сжатую воздушную среду под крылом аппарата, впервые была проверена еще в 1940 году в США, где с 1960 года разработка и постройка экранопланов (так стали называть новые аппараты) велась авиационной фирмой «Локхид». В Советском Союзе экспериментально подобной тематикой начали заниматься в конструкторском бюро Р.Е.Алексеева, увидевшего в ней перспективное направление развития судостроения. В 1961 году на базе города Чкаловска она впервые воплотилась в реальность. Первый, еще небольшой советский экраноплан, совершил пробный рейс.

Уже через короткое время Алексеев, которого сотрудники уважительно называли Доктором, сделал решительную попытку строительства большого летающего судна. Она увенчалась успехом, который подтвердили, в частности, сообщения иностранных секретных служб, зафиксировавших с помощью разведывательных спутников параметры и предназначение «каспийского монстра», как они его окрестили. Английский военно-технический журнал «Джейн» так писал о нем: «Гигантская советская экспериментальная крылатая машина, …с размахом крыльев 40м , длиной более 90 м, проходит испытания на Каспийском море. Они начались в 1965 г. (на самом деле — в 1964, — К.П.). Аппарат, для которого оптимальная высота движения от 4 до 14 м над поверхностью, имеет потенциальную скорость 560 км/ч. …». Удачный исход первого испытания корабля-макета (КМ), как его назвали в центральном конструкторском бюро (ЦКБ), принес Алексееву «добро» от министерства обороны и финансирование его проекта еще как минимум на 5 лет, хотя сам конструктор предполагал и гражданские варианты использования своего детища.

Необычность личности Ростислава Алексеева подтверждали все, кто знал его. Вот выдержка из первой статьи о его секретных детищах (автор А. Кузнецов), появившаяся в журнале «Техника молодежи» в 1992 году: «Его, как и КМ, вполне можно назвать «монстром», способным на то, что другим не под силу. До сих пор достигнутое им в создании экранопланов остается отечественным секретом. Зарубежные аналоги этих машин представляют собой, по сути, низколетящие самолеты — пилоты насильно удерживают их у поверхности. КМ же был настолько устойчив, что Алексеев (часто сам садившийся за руль аппарата — К.П.) иногда на показ переставал им управлять и даже выключал в полете двигатели. Летчиков особенно впечатляло, что аппарат безо всякого вмешательства рулей отслеживал каждый изгиб рельефа. Однажды «монстра» загрузили до взлетного веса в 544 т — это до сих пор рекорд для экранопланов и самолетов, даже знаменитая «Мрия» не летает с такой массой!».

Всего им было создано несколько подобных машин. Появившийся чуть позже «Орленок» — 120-тонный экраноплан, длиной 58 метров, высотой 16 метров, с размахом крыла 31 м предполагался даже к серийному выпуску как в гражданском, так и в военном (десантном) варианте. У него был всего один турбовинтовой маршевый двигатель, позволявший развивать крейсерскую скорость в 350 км/ч. Сугубо же военный 370-тонный ракетоносец «Лунь» по своей огневой мощи ставился в один ряд со стратегическими ракетными крейсерами и атомными подводными лодками. В перспективе создание серии подобных судов сулило революцию не только в военно-морском флоте, но и в пассажирском и грузовом морском транспорте. Один большой экраноплан, вмещающий до тысячи человек, был бы способен заменить целую авиакомпанию, совершая, например, рейсы между Европой и Америкой, и почти с такой же скоростью.

Как уже говорилось, экранопланы Алексеева были при умелой эксплуатации довольно надежны и безопасны. Однако от ошибок не застрахован никто, особенно при испытании новой техники, пилотирование на которой в корне отличалось от управления самолетом. Испытателями же были в основном военные летчики, которым и сам главный конструктор не очень охотно доверял штурвал. Первым потерпел аварию в 1964 году небольшой аппарат СМ-5, через десять лет лишились из-за неграмотного пилотажа и «Орленка». Не складывавшиеся и до этого отношения с руководством обострились до предела, когда комиссия сочла, причем совершенно необоснованно, виновными в аварии конструкторские недоработки. К этому времени уже стали известны и печальные результаты эксплуатации зарубежных экранопланов.

Все это и стало основанием для того, чтобы убрать Алексеева из руководства ЦКБ. Ему оставили только два отдела, где он и продолжал работать на свой страх и риск над новыми проектами. Затем лишили и этого — разжаловали в начальники небольшого экспериментального подразделения. Новая номенклатура не могла простить Алексееву неугодливости, независимости суждений и отсутствие чинопочитания. Вспомнили ему и протекционизм ставшего тогда опальным Н.С.Хрущева, с которым он когда-то общался напрямую и от которого получил в подарок персональную «Чайку» (ее у него потом тоже забрали). Не учли и заслуги перед страной Лауреата Ленинской и Государственной премий, доктора технических наук.

Конструктивные особенности новой машины требовали разработок на самом широком уровне — на стыке авиа- и судостроения. Совершенно произвольно его детище подчинили министерству судостроения. Неповоротливый «монстр» нашей бывшей экономической системы так и не сумел до конца осознать, что полет мысли и технический прогресс нельзя искусственно ограничить утилитарными и строго определенными рамками традиционализма, обиходными потребностями. Так, к примеру, его обязали, согласно инструкции, оснастить новые летательные аппараты совершенно ненужными 3-тонными якорями, утяжелявшими конструкцию (по иронии судьбы, именно якоря и стали главным украшением памятника Алексееву на его родине, в Новозыбкове). Сохранилась фраза, в сердцах брошенная конструктором своим помощникам: «Наша государственная система — главный диверсант. Мы когда-нибудь весьма пожалеем, что доверительно относились к нашим министрам и военным. Но говорю я это не для того, чтобы вы руки опустили, а чтобы знали, кто есть кто».

Умер Ростислав Евгеньевич всего 64 лет от роду, тяжело больным человеком, надорвавшись на испытаниях в Каспийске, и еще многого не успев в своей жизни. Судьба его творений также печальна. В один год с создателем ушло и его самое долгоживущее детище — экраноплан КМ, опять из-за ошибки пилота. Казалось, злой рок преследовал Алексеева не только при жизни, но и после смерти. Тематика работ по экранопланам была почти свернута. Прекратилось финансирование. Из его бывшего КБ стали уходить специалисты. В 1998 году конструкторское бюро им. Р. Алексеева, которое возглавлял его ученик Дмитрий Синицын, фактически распалось. Последний из больших экранопланов, «Лунь», так и остался ржаветь у причальной стенки. Попытки переделать его в гражданский вариант и продать какому-нибудь богатому заказчику так и не реализовались. Опять на ум приходит судьба Королева и его последнего творения — ракеты Н-1, так и не взлетевшей к Луне и ставшей крышей танцплощадки на Байконуре, или судьба «Бурана», завершающего свою жизнь в качестве кафе в московском парке. Как странно все у нас в России…

По некоторым данным Китай, который взялся в середине 90-х годов прошлого века за разработку экранопланов по российским технологиям, уже имеет семнадцать таких машин. Все работы по этой тематике в Поднебесной засекречены. Иран также построил и уже имеет на вооружении один боевой экраноплан, необычайно похожий на одну из наших отечественных разработок. Американская авиакомпания «Боинг» объявила недавно о закладке в ближайшие годы гигантского экраноплана «Пеликан Ультра» длиной в 152 м и размахом крыльев 106 м. Он сможет перевозить 1400 т груза на расстояние до 16000 км. Разработчики всех этих моделей не скрывают, что основой их конструкторских решений послужили труды и реализованные проекты русского гения. Именно поэтому среди портретов самых выдающихся людей мира, вывешенных в Конгрессе Соединенных Штатов, есть и тот, на котором изображен наш великий конструктор Ростислав Алексеев, человек, рожденный на новозыбковской земле.

Постскриптум. В самом конце ХХ века разработками КБ им. Р.Алексеева заинтересовался глава акционерной Арктической торгово-транспортной компании Рубен Нагапетян. Он возродил КБ и завод в Чкаловске, профинансировал постройку в 2002 году небольшого (пятиместного) серийного коммерческого экраноплана «Акваглайд-5». С ним они через пять лет вышли на рынок, получив первый в мире международный сертификат на суда подобного типа. Ныне российские экранопланы с успехом используются в Малайзии, Бразилии и Италии. Заинтересовались ими и в США. А на повестке дня стоит создание более грузоподъемного тридцатиместного, хотя уже сейчас, при должной поддержке, компания способна выйти и на более высокие рубежи. Однако пока ни государственные структуры, ни большой «нефтяной» бизнес не замечают этого перспективного направления, где Россия еще имеет все шансы занять ведущее место в мире. Зато вот Бразилия предлагает перенести производство на свою территорию и помочь в финансировании и разработке новых видов летающих судов. И все же хочется надеяться, что дело Ростислава Алексеева у нас продолжится.

См.также:

www.novozybkov.ru

Конструктор Алексеев. — Сообщество «Военно-Техническое Общество» на DRIVE2

Трудно, наверное, найти в Нижнем Новгороде человека, который никогда не слышал бы о своем великом земляке — Валерии Чкалове и не знал, чем он славен. Иная судьба постигла другого великого нижегородца. Это доныне не оцененный по заслугам инженер-конструктор Ростислав Евгеньевич Алексеев. И виной тому не только завеса секретности, плотно скрывавшая его работы 60 — 70 годов прошлого века. Яхтсмен-практик и будущий корабел, студент Алексеев поначалу думал лишь о том, как увеличить скорость движения судна по воде. Осмысливая полученные им в институте знания, он пришел к выводу, что наиболее эффективный путь существенного повышения скорости движения по воде — это кардинальное уменьшение площади контакта судна с водной средой. Весной 1941 года студент Алексеев взял для разработки в дипломном проекте тему «Скоростной катер на подводных крыльях» — имелся в виду боевой катер для Военно-Морского Флота. Защита, проходившая в июле 1941 года, была закрытой. После этого молодой инженер-кораблестроитель был направлен на один из старейших в кораблестроении завод «Красное Сормово». В 1942 году принимается решение о выделении ему помещения и специалистов для работы по созданию боевых катеров на малопогруженных подводных крыльях. В 1950 году молодой конструктор и трое его ближайших помощников получают Сталинскую премию. Коллектив начинает работать над невиданным до тех пор пассажирским судном на подводных крыльях (СПК), получившим символическое название «Ракета». Летом 1957 года на Московском международном фестивале молодежи и студентов состоялась, как это сегодня принято говорить, его презентация. От пассажиров не было отбоя. Восторженные отклики в мировой печати тех дней и прогулка на «Ракете» самого Никиты Сергеевича Хрущева по химкинскому водохранилищу положительно решили судьбу нового транспортного средства вопреки резко отрицательному заключению отраслевого института. Потом были «Волга», «Метеор», «Комета» и другие — ежегодно новый проект (по формуле «В год — пароход!»), и каждый из них — лучший, а нередко единственный в мире в своем классе. Повышение скорости к тому времени уже стало idea fix этого человека, решившего идти дальше. Алексеев начинает работу над созданием аппаратов, использовавших поверхность воды для старта, посадки и полета над ней (или другой относительно ровной поверхностью, называемой экраном) на очень малых для обычных самолетов высотах.

В 1961 году Алексееву удается пригласить в ЦКБ на испытательную базу и «прокатить» на первом малоразмерном экспериментальном экраноплане СМ-1 зампредсовмина, председателя комитета Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам Дмитрия Устинова, который из объяснений Ростислава Евгеньевича понял несомненные преимущества экранопланов, и прежде всего в интересах Министерства обороны. Устинов до конца дней своих поддерживал Алексеева и его детище. Практика показала, что на новых скоростях, а они приближались уже к 250 км/ч, в полете над водой нужны навыки, которыми располагают только профессиональные летчики. Начинается формирование небывалого в судостроительной организации подразделения — летно-испытательной службы, и создается отряд для полетов на новых, совершенно незнакомых и непривычных для «нормальной авиации» режимах.

В 1962 году ЦКБ работает над экранопланом противолодочной обороны массой 450 тонн, а в 1964-м — над экранолетом Т-1 для воздушно-десантных войск массой 105 тонн. 22 июня 1966 года экраноплан КМ, самый крупноразмерный для того времени летательный аппарат, был спущен на воду. Его отбуксировали в Каспийск, где к тому времени была создана производственно-достроечная база. Поздней осенью КМ сделал первые галсы по Каспийскому морю. В августе следующего 1967 года летчик-испытатель Логинов, командир корабля, и второй пилот Алексеев впервые оторвали этот уникальный аппарат от воды. Да, Алексеев всегда первым вставал за штурвал всех своих СПК и самоходных моделей экранопланов. Остался верен себе и на этот раз, но вначале прошел под руководством опытнейшего летчика-инструктора Логинова полный курс обучения пилотированию самолетов Як-12 и Ан-2.

Работы ЦКБ делятся на два направления: первое — суда на подводных крыльях и второе — экранопланы. Чиновников раздражали слишком независимое поведение Алексеева, очень вольное обращение его с производственным цехом, переделки узлов и систем в связи с непривычными работами по совершенствованию конструкторских решений, его частые обращения к высшему руководству страны. В результате «подковерных игр» в 1968 году Алексеева освободили от должности начальника ЦКБ, оставив только в должности главного конструктора по экранопланам.

В начале 70 годов ЦКБ получило заказ на разработку десантного экраноплана для ВМФ, которому было присвоено кодовое название «Орленок». Он был создан в 1974 году. Заканчивался финансовый год, для закрытия которого было необходимо если не провести, то хотя бы начать испытания. Но Алексеев не хотел приступать к ходовым испытаниям до получения результатов статической проверки корпуса. Находившийся в Каспийске заместитель начальника главка Минсудпрома торопил главного конструктора, и он поддался давлению «сверху».

«Орленок» вышел в море, выполнил разбег, но в момент отрыва корпуса от воды хвостовая часть экраноплана с оперением и укрепленным на нем двигателем оторвалась. Алексеев сумел на работающих носовых (поддувных) двигателях привести изуродованную машину без хвостовой части в бухту завода «Дагдизель». Никто из находившихся на борту не пострадал. Комиссия записала в качестве причин аварии применение в конструкции корпуса материалов, не рассчитанных для работы в условиях высоких нагрузок. А ведь на применении этих материалов настоял НИИ технологии судостроения! На следующих испытаниях корпус экраноплана переломился по тому же самому месту. Нашелся новый удобный повод еще раз ударить по Алексееву, и карающая рука не дрогнула: конструктор был отстранен от работ, переведен на должность ведущего специалиста, а потом – начальника отдела перспективного проектирования.

При постройке в 1977 году нового «Орленка» с усиленным после аварии корпусом испытания проводил новый главный конструктор. Но и здесь периодическое подключение Алексеева имело неоценимое значение. 3 ноября 1979 года первый в мире десантный корабль-экраноплан «Орленок» был принят на вооружение Военно-Морского Флота. Он стал первым в составе вновь образованного дивизиона кораблей-экранопланов.

Полный размер

Последний год жизни Алексеева прошел в напряженной работе. Он в буквальном смысле надорвался при очередных испытаниях и умер 9 февраля 1980 года после двух операций. А его детища продолжали жить. В 1981 и 1983 годах были построены и сданы ВМФ еще два «Орленка», а в 1984 году на испытания поступил ударный ракетный экраноплан «Лунь». В этом же году было признано наконец, что экранопланы – сродни авиации.

Полный размер

Пусть укором нам будет тот факт, что в библиотеке конгресса Соединенных Штатов в портретной галерее выдающихся деятелей мира, внесших наибольший вклад в развитие человечества в ХХ веке, находится портрет Ростислава Евгеньевича Алексеева. Мы же даже не удосужились присвоить его имя предприятию, которое он создал и выпестовал.

Полный размер

проект Лунь

проект Лунь

проект Лунь

Полный размер

проект Лунь

Полный размер

проект Лунь

Алексеев, Ростислав Евгеньевич

www.drive2.ru

Алексеев Ростислав Евгеньевич — «Чтобы Помнили»

Наука | Конструкторы

Конструктор кораблей на подводных крыльях и экранопланов
Лауреат Государственной премии (1951)
Лауреат Ленинской премий (1962)

Ростислав Алексеев родился 18 декабря 1916 года в городе Новозыбков Черниговской губернии (ныне Брянская область), в семье учительницы и агронома.

У родителей Ростислава было два сына и две дочери. Детей Алексеевы воспитывали по необычной системе. «Сейчас такую методику принято называть японской, - рассказывала Татьяна Ростиславовна Алексеева, дочь конструктора. - Детям ничего не запрещали, не оказывали на них никакого давления. Как-то отец с братом Толей «спроектировали» лодку-плоскодонку. Но на «испытаниях» она перевернулась, и мальчишки оказались в воде. Как бы поступил в такой ситуации среднестатистический отец? Задал бы детям трепку и запретил приближаться к реке. А Евгений Кузьмич отвел ребят к знакомому рыбаку и попросил его, чтобы тот помог ребятам сконструировать «правильную» лодку, а заодно научил бы ею управлять. Или другой пример. Ростик мечтал о лошади. И когда ему купили сапожки, он побежал на конюшню: обменять обувь на скакуна. Но родители придумали, как «успокоить» ребенка. Они просто несколько раз отправили его с пастухами в ночное! Мальчик вдоволь насмотрелся там на любимых животных и... перегорел».

В 1933 году семья Алексеевых переехала в Горький, где Ростислав поступил учиться в Горьковский вечерний рабфак, одновременно подрабатывая чертежником и художником в различных учреждениях. В семье Алексеевых хорошо рисовали все, и Ростислав в том числе, но ему больше всего нравилось рисовать яхты и корабли. И в 1935 году Алексеев поступил в Горьковский индустриальный институт имени Жданова (сейчас Нижегородский государственный технический университет имени Р.Е.Алексеева) на кораблестроительный факультет (факультет Морской и авиационной техники). Поступив в институт, Алексеев успел параллельно поучиться в художественном училище. Там же, в Горьком, Алексеев познакомился с будущей женой Мариной, которая была на год его младше и училась на химфаке. На четвертом курсе способного студента перевели в Ленинградскую военно-морскую академию. Но оттуда Ростислава через год отчислили - будущий конструктор не сдал высшую математику.

- На самом деле, математику отец, конечно, знал, - рассказывала Татьяна Ростиславовна. - Подоплека тут была другая. За несколько лет до этого он нашел на каком-то чердаке старый револьвер и спрятал его в печку. Потом, когда Алексеевы-старшие с тремя детьми перебрались в Москву, их квартира на Большой Печерской досталась другим людям. Каков же был их шок, когда в печи они обнаружили пистолет! Конечно, они тут же сообщили, куда следует. И вот в качестве наказания отца «срезали» по высшей математике!

24-летний Ростислав Алексеев вернулся в Горький и женился на Марине. Случилось это за две недели до войны - 6 июня 1941 года. Своего жилья у молодого человека не было, и они с женой поселились у тещи, в доме на улице Ульянова. Первые два года совместной жизни Ростислава и Марины были омрачены трагическими событиями. Один за другим умерли двое детей: один - в родах, второй - от врожденного порока сердца. Позже у Ростислава и Марины родились сын и дочь, которых они назвали Евгений и Татьяна.

1 октября 1941 года Алексеев защитил дипломную работу «Глиссер на подводных крыльях», и ему было присвоено звание инженера-кораблестроителя. После защиты молодой инженер был направлен на завод «Красное Сормово», где с 1941-го по 1943 годы работал в должности контрольного мастера выпуска танков. Там же появились его первые рационализаторские предложения: специальное устройство для воспламенения бутылок с зажигательной смесью и реактивно-интекционный двигатель для скоростных торпедных катеров.

В 1942 году Алексееву были выделены ресурсы для проведения работ по созданию боевых катеров на подводных крыльях. Его Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях (ЦКБ по СПК) начинало свой путь со старого сарая и троих помощников – так в оригинальную идею Алексеева поверило управление кораблестроения ВМФ. В результате осенью 1943 года в заводской гавани Алексеевым был спущен на воду первый образец судна на подводных крыльях «А-4». Но катер Алексеева не успел принять участия в боевых действиях. Однако, созданные им модели показали, что идею можно успешно реализовать.

И уже в 1948 году в Севастополе прошли испытания торпедного катера «123-БИС». С 1949 по 1951 год бюро Алексеева продолжало работатать над созданием торпедных катеров на подводных крыльях. А в 1951 году Алексеев и его помощники за разработку и создание судов на подводных крыльях были удостоены Государственной премии.

- На вечеринку, посвященную высокой награде, папины друзья принесли торт, на котором кремом было написано «Слава — Славе!» и... коробку, - вспоминала дочь конструктора. - «Там находится самый точный измерительный прибор», - сказали ему коллеги. Мы долго ломали голову, что же там, а когда открыли, то оттуда выскочил кот по кличке Атом! В ЦКБ было принято первым на новое судно запускать кота. Конструкторы считают, что животное всегда ляжет на то место, где есть какие-то недоработки и неполадки.

Самым главным приобретением Алексеева на премиальные деньги стал автомобиль «Победа», сменивший в гараже Алексеевых собранную собственноручно «Татру». А до «Татры» был «Фольксваген» - так Ростислав Евгеньевич называл эти автомобили, собранные им из деталей, найденных на свалке в Сормове. У «Фольксвагена» и кличка была соответствующая: «КДФ» - картон, дерево, фанера.

- Но началось все с велосипеда, - Вспоминала дочь конструктора. - В войну общественный транспорт не ходил, а с верхней части на «Красное Сормово» отцу надо было как-то добираться. Он смастерил себе велосипед, но вскоре тот взорвался, ошпарив ему лицо горячей водой.

После этого Алексеев оставил велопрогулки и записался в спортивный мотоклуб, где ему дали трофейный «Харлей». На нем он и ездил первые послевоенные годы, пока не собрал «Фольксваген». Так получалось, что в ЦКБ Алексееву было трудно уединиться, и упущенное днем время молодой конструктор наверстывал дома. А поскольку кабинета у него не было, он работал где придется. Мог работать за столом в гостиной или у верстака в коридоре. У него дома был маленький станок, на котором Ростислав выпиливал модели.

Руками он умел делать практически все! - рассказывала Татьяна Алексеева. - Мог работать на токарном станке, владел слесарными навыками. Дело в том, что у деда Евгения Кузьмича для детей была организована мастерская, и мальчишки пропадали там целыми днями. Папе не было и шести, когда он смастерил паровоз и машинку. А потом, еще до поступления в институт, отец работал слесарем на радиомонтажном заводе в Нижнем Тагиле. Ростислав Евгеньевич не требовал, чтобы домашние создавали ему какую-то особую атмосферу: Когда он работал, мы продолжали жить своей жизнью. Случалось, и шумели, и отвлекали... Но он не злился.

Но как бы ни увлекало Алексеева творчество, за полночь он никогда не засиживался. Всю жизнь следовал жесткому режиму: не позднее 23.00 — отбой и ранний — в 5-5.30 — подъем. Он любил красивые вещи и вкусную еду. «Как у конструктора, художника у него был хороший вкус, - рассказывала Татьяна Ростиславовна. - Он тонко чувствовал, куда что надеть. Любимым стилем у него был элегантно-спортивный».

В 1954 году научно-исследовательская гидролаборатория завода «Красное Сормово» становится филиалом ЦКБ-19. Работами коллектива во главе с Алексеевым заинтересовалось Министерство речного флота, и вскоре Алексееву было выделено финансирование на постройку первого пассажирского теплохода на подводных крыльях «Ракета» - на 66 человек. Его строительство началось летом 1956 года, а летом 1957 года Алексеев представил «Ракету» на суд мировой общественности, эффектно приведя корабль своим ходом в Москву в дни Международного фестиваля молодёжи и студентов.

С 1958 года началась история нового класса судов – «Метеоров», которые обладали большей мореходностью, чем «Ракета», что создавало условия для использования их на озерах и для плавания вдоль морского побережья. Первый «Метеор» - на 130 человек был спущен на воду в октябре 1959 года.

В ЦКБ-19 также были созданы катера «Волга», «Комета», «Спутник», «Буревестник» и «Восход». Все эти скоростные суда на подводных крыльях выпускались серийно. Алексеев часто говорил, что критерием истинности для инженера является серийное производство его изделия. Ежегодно появлялся новый проект. В 1961 году десять сотрудников во главе с Алексеевым получили Ленинскую премию за создание нового транспортного средства. Так за восемь лет с 1956 года был создан скоростной флот России.

Сам Алексеев находился под покровительством Никиты Хрущева после того, как правительство с ветерком прокатили на «Метеоре». Хрущев дал всем начинаниям конструктора зеленую улицу, и две тысячи человек под руководством Алексеева на протяжении 15 лет ежегодно проектировали, строили и испытывали по 15-20 моделей.

- Отец с большим удовольствием ездил на судах собственного изобретения, - рассказывала Татьяна Ростиславовна. - У него даже было удостоверение почетного капитана судов на подводных крыльях. Но из-за того, что отец стремился управлять всеми своими кораблями, у него часто возникали трения с начальством. Те говорили, что Алексеев никому не доверяет. Папа же объяснял это тем, что не может кому-либо доверить управление судном, пока лично не убедится, что оно не выкинет никаких неприятных сюрпризов. Не высокомерие им руководило, а нежелание подвергать людей риску. В 1966 году Ростислава Евгеньевича под чужой фамилией и по «левому» паспорту (а в те годы была засекречена даже фотография Главного!) отправили в Англию на выставку достижений судостроения. Там конструктор захотел «порулить» одним аппаратом на воздушной подушке, но на него посмотрели как на большого шутника. Тогда Алексеев попросил, чтобы ему разрешили положить свои руки на руки водителя. Этого ему оказалось достаточно, чтобы понять, как управлять судном.

Первые идеи использования экранного эффекта пришли к Алексееву в конце 1950-х годов. В его ранних проектах судов на подводных крыльях уже проявлялись черты экранопланов. Причина обращения Алексеева к экранному полету проста. Скорость - это главный показатель экономичности судов на подводных крыльях. Но на пути дальнейшего повышения скорости вставало мощное препятствие - кавитация подводных крыльев. До Алексеева попытки решить эту проблему сводились к приросту скорости в 10-15 километров. Это Алексеева не устраивало, и он все основные силы сосредоточил на экранопланах.

В 1961 году первая самоходная пилотируемая модель Алексеева СМ-1 вышла на лед реки Троцы.

И далее почти каждый год им создавалось по пилотируемой модели, а то и по две: СМ-2, СМ-3, СМ-2П7, СМ-4, учебно-тренировочный экраноплан УТ, СМ-5, СМ-6, СМ-8.

В статье «Алексеев творил чудеса» в 1998 году было написано: «Едва убедившись в способности этого аппарата (СМ-1) использовать эффект экрана и устойчиво двигаться над поверхностью, он приглашает заместителя Предсовмина на испытательную базу. Было принято решение о финансировании работ по экранопланам, Военно-Морской флот выдал техническое задание на проектирование и постройку «корабля-экраноплана» КМ. Главный конструктор убедил и заказчик согласился, что наилучшее применение новый корабль (как его по многолетней традиции именовали моряки) найдет в качестве противолодочного».

В начале 1960 года был дан старт этому обширному эксперименту, а в 1962 году в ЦКБ началась работа по созданию экраноплана КМ для ВМФ, и в 1964 году - над проектом экраноплана Т-1 для воздушно-десантных войск. Первый должен был летать на высотах в несколько метров, а второй — до высоты 7500 метров.

Поскольку идея строительства экранопланов вызывала недоумение «в верхах», у Алексеева появились злопыхатели. В свое время Ростислав Евгеньевич уговорил нескольких конструкторов из Зеленодольска перейти в его ЦКБ. А позже их бывший директор стал министром промышленности и заставил прежних подчиненных регулярно подавать в министерство «информацию» об Алексееве. Некоторые из них не стеснялись, и писали, что Алексеев возомнил себя рабовладельцем, и что у него десять квартир. В результате в 1965 году Ростислава Алексеева сняли с поста главного конструктора.

- Отца вызвали в Москву и забросали абсурдными обвинениями. Он сам не понял, в чем его обвиняют, - вспоминала Татьяна Ростиславовна. - На следующее утро после возвращения из Москвы мы с ним поехали в ЦКБ. Заходит он в свой кабинет, а часа через два появляется оттуда вместе с каким-то мужчиной и объявляет коллективу: «Разрешите представить вам нового главного конструктора и генерального директора Валерия Васильевича Иконникова». Немая сцена. Оказывается, когда он утром зашел в свой кабинет, то Иконников уже сидел за его столом!

Алексеева назначили главным конструктором направления экранопланов, и 22 июня 1966 года экраноплан КМ, самый крупноразмерный для своего времени летательный аппарат на земле, был спущен на воду. Когда американские разведывательные спутники обнаружили на Каспийском море корабль неизвестной конструкции, анализ фотоснимков показал, что он, подобно самолету, движется с большой скоростью, между тем полет его проходит над самой водой. В Пентагоне и НАСА посчитали, что это техническая авантюра. Лишь немногие эксперты сказали, что Советы создали новый и очень эффективный вид вооружения — экранопланы.

Неизвестный летательный аппарат получил у американской стороны прозвище «Каспийский монстр». После того как «монстра» обнаружил американский спутник-шпион, американский журнал «Джейна Интеллиджанс ревью» написал: «...На Каспийском море продолжаются испытания гигантского экраноплана, развивающего скорость 200 узлов. Считают, что этот аппарат построен на заводе «Красное Сормово». Он, вероятно, имеет длину 400 футов и способен нести 800—900 полностью вооруженных солдат. Полагают, что крылья этого экспериментального аппарата создают подъемную силу, которой хватает на подъем до высоты крейсирования, равной приблизительно 30 футам. По-видимому, аппарат может работать в арктических условиях».

Это был разгар испытаний, а начались они несколькими годами раньше, когда Алексеев решил проверить - как экраноплан держится на плаву, и дал своему детищу немного «побегать» по Волге, прежде чем выходить в море. Местом испытаний был выбран остров Телячий, который хорошо просматривался с волжского откоса. Особисты придумали легенду - потерпел аварию самолет, и его пытаются вытащить из воды. Когда испытания продолжили, то в ход пошла другая легенда: опробуют двигатели для новых судов.

Потом испытания переместились в Каспийское море к безлюдному острову Чечень, где расположилась испытательная база. Адмирал Горшков, командовавший советским ВМФ, в своей книге «Морская мощь государства», вышедшей в 1976 году, писал: «Создание кораблей с динамическим принципом поддержания уже стало реальностью. Несомненно, что массовое появление таких кораблей в составе флотов увеличит их боевые способности, надводные силы смогут успешнее решать боевые задачи и приобретут совершенно новые качества». Строжайшие условия секретности не дали ему сказать, что советский флот уже обладал на тот момент таким кораблем. Государственная программа предусматривала строительство 100 десантных экранопланов.

Пока были живы главком ВМФ Горшков и министр обороны СССР Устинов, конструктор Алексеев был неприступен, несмотря на любые споры, не утихавшие вокруг экранопланов. Из-за сложности эксплуатации летчики и моряки не желали иметь их в своем арсенале. Минусы в копилку экранопланов добавляли аварийные ситуации, которые время от времени случались. В 1975 году в одном из полетов, когда на борту экраноплана находилась многочисленная комиссия во главе с министром судостроения, пилот допустил ошибку при посадке. Машина резко ударилась о волну. Лопнули переборки и корпус. Главный конструктор взял управление на себя и довел экраноплан до базы, находившейся в 40 километрах.

Когда экраноплан добрался до берега, оказалось, что у него не хватало кормы и хвостового оперения. Аварийный случай показал живучесть корабля, но оргвыводы были суровыми: Ростислав Алексеев приказом министра судостроительной промышленности СССР Бориса Бутомы, недовольного изобретателем, из-за того что ранее Алексеев обратился к Хрущеву, игнорируя мнение Бутомы - был снят с должности главного конструктора и начальника ЦКБ, понижен до начальника отдела, а затем до начальника перспективного сектора.

- 70-е годы выдались для отца особенно тяжелыми, - вспоминала Татьяна Ростиславовна. - В 1974 году при испытании на Каспии произошла авария. Комиссия принимала «Орленка». И вот во время переходного режима кормовую часть экраноплана как бы присосало к воде, и когда аппарат сорвался с места, «хвост» отвалился. Отец тут же сел на место пилота и врубил двигатели на полную мощность и таким образом создал воздушную подушку под крыльями. На этой подушке он и вернулся на базу. Если бы он так быстро не сориентировался в ситуации, экраноплан мог бы нахлебаться воды и затонуть... Авиационщики говорили, что у них за такие вещи дают Героя, на отце же отыгрались по полной. Летом 1975 года Алексеева перевели в рядовые конструкторы. Кто-то заикнулся, что неплохо бы назначить его руководителем отдела перспективного проектирования, но начальство замахало руками. Должность предложили Болеславу Зобнину. Тот не хотел переходить другу дорогу, но Алексеев убедил его, что для общего дела будет лучше, если он согласится. К сожалению, Зобнин руководил отделом недолго. В 1978 году лучший друг Алексеева умер... Мало того, Ростиславу Евгеньевичу запретили присутствовать на испытаниях собственных машин! Но он все равно тайно летал в Каспийск. Благо преданный ему пилот Алексей Митусов, несмотря на возможные неприятности, брал его на борт. Отца понижали и понижали... а он вел себя так, будто ничего не происходит. Многих раздражало то достоинство, с каким он держался. Некоторые перестали с ним здороваться, а вчерашние «друзья» говорили: «Ну, теперь, когда не будет Алексеева, мы такое спроектируем!» Но время шло, а гениальными идеями никто не фонтанировал. И тогда те же люди пели другое: «А что вы от нас хотите? Алексеев гений, а мы кто? Простые смертные...».

В эти годы опальный конструктор искал отвлечения в природе. В одиночестве подолгу гулял по лесу, собирал грибы. Контакты с людьми свел на нет. Самым страшным для него было то, что мозг неожиданно перестал генерировать новые идеи, - вспоминала дочь Алексеева. - Видимо, какой-то ступор нашел. Тогда он уединился на базе в Чкаловске, вновь стал заниматься живописью. И вдохновение вернулось! Последние годы жизни отец был увлечен разработкой экраноплана второго поколения.

Но при испытании модели нового пассажирского экраноплана, который должен был быть завершен к Московской Олимпиаде-80, Ростислав Алексеев надорвался при спуске на воду. В январе он испытывал в Чкаловске последнюю модель экраноплана. Его помощники расчистили ледяной завал, и сказали, что можно отпускать модель. Но Алексеев не расслышал, и принял на себя всю тяжесть 800-килограммового аппарата.

Сначала 63-летний конструктор не ощутил никаких признаков неблагополучия, поехал после испытаний в ЦКБ, и целый день отработал. А вечером пожаловался домашним на боль в боку. Алексеева тут же положили в больницу №3 на Верхне-Волжской набережной. Профессоры Колокольцев и Королев затруднились с диагнозом.

- Четверг и пятницу отец провел на ногах, - вспоминала Татьяна Ростиславовна. - А в субботу утром поднялся с постели и потерял сознание. Ему назначили экстренную операцию. Оказалось, что за те два дня, когда Алексеев чувствовал себя относительно хорошо, в его организме развился перитонит — воспаление брюшины, угрожающее жизни состояние. Когда конструктор попал на операционный стол, процесс был в самом разгаре. За первым вмешательством последовало еще три операции. Как мне потом объяснил профессор Колокольцев, у отца из-за перенесенной в детстве дизентерии на каком-то участке кишечника образовалась спайка. И это косвенно поспособствовало перекруту кишок. Вообще, над своим здоровьем отец не трясся. Дважды его отправляли в санаторий. И дважды он оттуда сбегал... Умер Ростислав Евгеньевич не от перитонита, а от осложнения, им вызванного.

9 февраля 1980 года знаменитого конструктора не стало.

Татьяна Алексеева рассказывала: «На следующий же день после похорон, 13 февраля я поехала в Чкаловск — собрать вещи в служебной квартире отца. И застала там двоих начальников, которые выхватывали друг у друга чертежи, сделанные отцом! А 14 февраля я прилетела в Каспийск и обнаружила в квартире полный разгром. Все вещи были свалены в кучу посреди комнаты, а чертежи и записи отца порваны в мелкие клочья. Причем, тот, кто это сделал, не открыл дверь ключом, а проник в квартиру через окно, как вор...»

Ростислав Евгеньевич Алексеев прожил три конструкторские жизни. В первой он создал серию судов на подводных крыльях. Во второй — занимался судами на воздушной подушке. Третью жизнь он посвятил экранолетам. Все идеи, над которыми он работал, давно витали в воздухе. Воплотил он их в реальные конструкции — первым.

Каков был размах работы Алексеева, можно судить из следующего эпизода. В зиму 1976-1977 года на Горьковском филиале работала комиссия по ревизии модельного наследства. Комиссия должна была рассмотреть целесообразность дальнейшего хранения большого количества секретных моделей экранопланов на территории филиала.

Филиал представлял собой металлический склад-ангар площадью 350 квадратных метров. В нем на специальных металлических стеллажах по обе стороны от прохода в три-четыре ряда высотой размещались аэродинамические и буксируемые модели экранопланов самой разной конфигурации. Это был музей идей в 250-ти моделях.

Кроме этого, еще в административном корпусе эллинга было хранилище, где размещалось еще около 30 моделей. Комиссия не взяла на себя труд сфотографировать и составить краткое техническое описание моделей. В несколько приемов почти все модели, за исключением 25-ти были сожжены на льду реки Троцы. Можно подсчитать, что в течение 15-летнего периода в среднем в год проектировалось, строилось и испытывалось около 15-20 моделей, не считая самоходных пилотируемых. В этот же период сформировалась мощная научно-экспериментальная база ЦКБ по СПК, конструкторское бюро к середине 70 годов превратилось в современное научно-производственное предприятие с уникальным экспериментальным комплексом.

Горьковский филиал ЦКБ по СПК на реке Троце к 1980 году имел два трека с мощными электрическими катапультами, портативную катапульту для водных испытаний, аэродинамическую трубу для испытаний моделей экранопланов, круговой гидробассейн, кавитационную трубу, несколько экспериментальных установок для исследований эффекта поддува, значительный флот мощных катеров-буксировщиков, способных испытывать модели на открытой воде со скоростями до 100-120 км/час, стенд для исследования натурных силовых установок, мощный портальный кран с бетонированным слипом грузоподъемностью до 50 тонн, цех-ангар, различные мастерские, в том числе, по изготовлению буксируемых моделей, аэродром с бетонированной взлетной полосой, и большое количество специализированных лабораторий. К 1980 году база являлась научным комплексом мирового уровня, лучшим в ряду европейских научных центров.

Your browser does not support the video/audio tag.

Ростислав Алексеев не узнал – какая судьба ждала его творения. Министр обороны СССР приказом от 12 октября 1984 года распорядился принять экранопланы на вооружение. Предполагалось построить два десятка аппаратов типа «Орленок» и создать новое десантное соединение на Балтийском море. Завершить эту программу предполагалось до середины 90-х годов, но этого не случилось. Лишь четыре готовых экраноплана так и остались на Каспии в составе 11-й отдельной авиагруппы.

Соратникам создателя советских экранопланов удалось разработать и изготовить в 1985 году боевой экраноплан «Лунь», оснащенный шестью противокорабельными самонаводящимися ракетами «Москит». Однако в серию он так и не пошел, но в 2002 году был поставлен на вооружение после длительной консервации.

Американский конструктор экранопланов Стивен Хукер сказал: «Они опередили нас на 30 лет!».

Ростислав Алексеев был похоронен в Нижнем Новгороде. В 2007 году о нем был снят документальный фильм «Сожженные крылья. Предать конструктора».

Your browser does not support the video/audio tag.

Текст подготовил Андрей Гончаров

Использованные материалы:

Текст статьи «Звезда и смерть Ростислава Алексеева», на сайте www.kokina.ru
Текст статьи «Каспийский монстр – великая авантюра Вячеслава Алексеева», автор В. Морозов
Текст статьи «Оружие России: «Орленок» - «Каспийский монстр», автор В.Федоров
Материалы сайта www.letopisi.ru
Материалы сайта www.warshistory.ru
Материалы сайта www.ankat.ucoz.ru
Материалы сайта Википедия

18 декабря 1916 года – 9 февраля 1980 года

Похожие статьи и материалы:

Алексеев Василий (Документальные фильмы)
Алексеев Ростислав (Документальные фильмы)


Для комментирования необходимо зарегистрироваться!



Спасибо. Исправил.

Андрей Гончаров [2017-04-15 23:35:31]


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

chtoby-pomnili.net

«Музей скоростей» в Чкаловске: суда на подводных крыльях и экранопланы Алексеева

 

О создателе отечественного скоростного флота Ростиславе Евгеньевиче Алексееве (1916-1980) слышали далеко не все. Хотя почти каждый знает его изобретения. Это быстроходные суда на подводных крыльях — «Ракеты», «Метеоры», «Кометы» и другие. Портрет Алексеева висит в Зале Славы Библиотеки Конгресса США, среди тех, кто внес весомый вклад в развитие человечества в XX веке, рядом с портретами Вернадского, Королева, Сахарова, Солженицына. Но как часто бывает в нашей стране, его имя у нас незаслуженно забыто.

Ростислав Евгеньевич Алексеев

Нам скорость дарили не боги,
Нас жесткие крылья несут:
Подъемная сила работы,
И в этом — основа и суть!

С.С.Жуков, из поэмы «Крылья»

В 2012 году в городе Чкаловск в Нижегородской области был открыт «Музей скоростей», посвященный жизненному пути и изобретениям Ростислава Евгеньевича Алексеева. Он находится в здании Дома культуры имени Чкалова, построенного в 1940 году. Музейная экспозиция рассказывает о скоростных судах на подводных крыльях и экранопланах.

Дом культуры имени Чкалова в Чкаловске, где расположен «Музей скоростей» и краеведческая экспозиция, посвященная истории села Василёво, ныне город Чкаловск

«Музей скоростей» и краеведческая экспозиция истории села Василёво в Доме культуры имени Чкалова

Экспозиция «Музея скоростей»

Экспозиция «Музея скоростей»

Ростислав Евгеньевич Алексеев с детства увлекался техникой. В 1941 году он закончил кораблестроительный факультет Горьковского индустриального института имени Жданова (ныне — Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е.Алексеева). Тема его дипломной работы — «Глиссер на подводных крыльях». Однако многие его идеи были восприняты в штыки, как опережающие своё время. Молодой инженер был отправлен на завод «Красное Сормово», где в течении двух лет проработал контрольным мастером выпуска легендарных Т-34.

Графологическая экспертиза почерка 20-летнего Р.Е.Алексеева: «Независимость. Склонность делать всё, как думает сам. Препятствия не служат причиной остановки. Уравновешенность. Размеренность в делах. Честность. Сочетание моральной и физической силы. Склонность к технике.»

Война требовала внедрения новых технологий. В 1943 году Алексеев по заказу управления кораблестроения ВМФ приступил к работе по созданию боевых катеров на подводных крыльях. Они не успели принять участие в боях, однако разработки были признаны перспективными и были продолжены.

В дни Международного фестиваля молодёжи и студентов в 1957 году было представлено пассажирское судно на подводных крыльях — легендарная «Ракета», которая могла развивать скорость до 70 км/час. За ней последовали другие речные и морские пассажирские суда: «Волга», «Метеор», «Спутник», «Чайка», «Беларусь», «Буревестник», «Восход», «Вихрь», «Комета», «Колхида» и другие. Возросли и скорости. В 1973 году был сконструирован пригодный к круглогодичной эксплуатации «Сормович», который в течение двух лет ходил по Средней Волге.

«Буревестник»

Принцип действия подводного крыла

В 1958 году в Нижнем Новгороде на основе филиала ЦКБ-18 было создано Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях завода «Красное Сормово», которое возглавил Алексеев. За его труды ему была присуждена степень доктора технических наук, за что Ростислав Евгеньевич получил от коллег и подчиненных уважительное прозвище «Доктор».

Рабочий стол Ростислава Евгеньевича Алексеева с линией прямой правительственной связи

Кульман Ростислава Евгеньевича Алексеева

В 1984 году ЦКБ было присвоено имя Алексеева. Советский Союз стал обладателем самого большого в мире флота крылатых судов, которые успешно конкурировали с другими видами пассажирского транспорта. К настоящему времени в ЦКБ им. Р.Е. Алексеева сконструировано 70 проектов судов на подводных крыльях (СПК), построено свыше 4000-х морских и речных СПК (данные с сайта Центрального конструкторского бюро им. Р.Е.Алексеева).

Суда на подводных крыльях и экранопланы, созданные Алексеевым

Другим направлением деятельности Алексеева была разработка экранопланов — кораблей, своей формой напоминающих самолеты, но летящих на высоте в несколько метров преимущественно над поверхностью воды. Экранопланы могли развивать скорости до 400-500 и более километров в час, что было прорывом в кораблестроении. Кроме того, ЦКБ под управлением Алексеева занималось разработкой экранолётов — гибридов экранопланов и самолетов, которые могли подниматься на высоту в несколько тысяч метров.

Экранный эффект или эффект влияния земли — эффект резкого увеличения подъёмной силы крыла и других аэродинамических характеристик летательного аппарата при полёте вблизи экранирующей поверхности (воды, земли и др). Был открыт в середине XX века. «Крыло» таких аппаратов создаёт подъёмную силу не только за счёт уменьшения давления над верхней плоскостью (как у «нормальных» самолётов), но и за счёт повышенного давления под нижней плоскостью, создать которое возможно только на очень небольших высотах (меньше аэродинамической хорды крыла). Чем шире крыло, ниже скорость полёта и высота — тем выше экранный эффект (из Википедии).

За рубежом экранный эффект нередко называют «эффектом Алексеева».

Модели экранопланов, сконструированных под руководством Р.Е.Алексеева

Модель экраноплана для испытаний на катапульте

Аэротрубная модель экраноплана

Экспериментальная модель экраноплана

В 1962 году Алексеев приступил к работе по созданию самого большого в то время летательного аппарата — экспериментального экраноплана КМ (Корабль-макет, или «Каспийский монстр») для ВМФ. Больше него только Ан-225 «Мрия», разработанный на Киевском механическом заводе в 1984-1988 годах.

Летно-технические характеристики экраноплана КМ поражали: длина — 92,00 м, размах крыла — 37,60 м, высота — 21,80 м. Экраноплан развивал скорость до 550 км/час. Он мог подниматься над водой на высоту до 14 метров.

В 1966 году КМ был спущен на воду. К сожалению, в 1980 году, через несколько месяцев после смерти Алексеева, экраноплан КМ из-за ошибки пилота потерпел аварию и затонул.

Модель экспериментального экраноплана КМ

Описание экспериментального экраноплана КМ

В начале 1970-х годов Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях (ЦКБ по СПК) получает заказ на разработку транспортно-десантного экраноплана А-90 «Орлёнок». В 1972 году состоялся первый полет. Экраноплан развивал скорость до 400 км/час, высота полета над водой достигала 10 метров.

Всего было построено 5 экранопланов типа «Орленок», которые вошли в состав авиации ВМФ. На их базе была сформирована 11-я отдельная авиагруппа, которая подчинялась Главному штабу морской авиации. Однако в 1993 году они были сняты с эксплуатации. Два «Орленка» были установлены в качестве памятников в Москве и Каспийске.

Модель экраноплана «Орленок»

Описание экраноплана «Орленок»

Жизнь Алексеева не была безоблачной. В 1974 году на испытаниях «Орленка» на Каспийском море произошла авария — отвалилась хвостовая часть экраноплана. Ростислав Евгеньевич, проявив чудеса героизма, смог спасти машину и людей. Однако приказом Председателя Государственного комитета Совета Министров СССР по судостроению Бориса Евстафьевича Бутомы, Алексеев был отстранён от всех должностей. В родном ЦКБ ему был оставлен в подчинении только отдел перспективного проектирования из 15 человек.

Из воспоминаний дочери Алексеева

Ростислав Евгеньевич был влюблен в скорость и всю жизнь занимался скоростными видами спорта, водил все виды транспорта. Он неоднократно принимал участие в парусных регатах, увлекался горнолыжным спортом, был Мастером спорта СССР.

Скорость определяет темп жизни: темп созидания и темп потребления, и в конечном счете — темп развития общества. Р.Е. Алексеев

Горные лыжи — одно из увлечений Алексеева

Жизнь Ростислава Евгеньевича Алексеева оборвалась в 1980 году. 14 января 1980 года, во время испытания модели нового пассажирского экраноплана «Волга-2», который должен был быть представлен на Московской Олимпиаде-80, при спуске модели на воду, Алексеев получил тяжелые травмы. Несмотря на две перенесенные операции, 9 февраля 1980 года его сердце остановилось.

Промежуточная модель пассажирского экраноплана «Волга-2»

После смерти Алексеева работы над созданием экранопланов были продолжены. В 1983 году началось строительство ракетного корабля-экраноплана проекта 903 «Лунь», задуманного еще Алексеевым и созданного на основе конструкции и аэродинамической компоновки экраноплана КМ. В 1986 году он был спущен на воду, в 1990 году передан в опытную эксплуатацию.

Однако большие размеры корабля (по сравнению с самолетом), развитие зенитного вооружения и скорость на уровне тихоходного самолета делали «Лунь» крайне уязвимым для противника.  С другой стороны, как мобильная ракетная платформа (вспоминаем полезный и серийный Миг-31), он и не должен был входить в зону ПВО. Развал страны решил судьбу это весьма спорной, но без сомнения прорывной и гениальной машины. В начале 90-х Лунь списали.

Печальная судьба ждала и поисково-спасательный экраноплан «Спасатель» (С-33) проекта 09037, за основу которого был взят экраноплан «Лунь». Разработка «Спасателя» началась после гибели АПЛ «Комсомолец» в 1989 году. Работы были заморожены в 90-х годах на высокой стадии готовности. Он не завершен до сих пор.

Модель экраноплана «Спасатель»

В целом, идея экранопланов дальнейшего развития не получила, хотя Центральное конструкторское бюро имени Р.Е.Алексеева по-прежнему выпускает опытные модели. На сегодняшний день создано более 40 проектов экранопланов и построено свыше 30 единиц различного назначения (данные с сайта Центрального конструкторского бюро им. Р.Е.Алексеева). Под Чкаловском расположена испытательная база ЦКБ, где продолжаются работы по исследованию эффекта экрана.

Демонстрационная модель экраноплана «Амфистар»

Судьба судов и катеров на подводных крыльях сложилась намного удачнее. Они по-прежнему широко используются в речном и морском судоходстве и являются «рабочими лошадками» на многих маршрутах. В сентябре 2017 года в Чкаловске была спущена на воду последняя разработка ЦКБ имени Алексеева — малое судно проекта «Валдай 45 Р», которое может принять на борт до 45 человек. Предполагается, что «Валдай» будет введен в эксплуатацию в 2018 году.

Суда на подводных крыльях строятся во многих странах. Тем не менее, справедливыми кажутся слова:

Русские вступили в эту гонку последними, однако при словах Hydrofoil Boats весь мир в первую очередь вспоминает советские суда на подводных крыльях. За все время Boeing сумел построить около 40 СПК, Supramar — около 150, а СССР — более 1300. И произошло это благодаря таланту и нечеловеческой упертости одного человека — главного конструктора отечественных СПК Ростислава Евгеньевича Алексеева. — журнал «Популярная механика», 2017 год.

Информация для посетителей и карта

Дом культуры имени Чкалова («Музей скоростей», краеведческая экспозиция):

  • Адрес: г. Чкаловск, ул. Чкалова, 4
  • Часы работы музея: ежедневно с 9.00 до 17.00 без обеда. Выходной день — понедельник.

Сайт Центрального конструкторского бюро им. Е.А.Алексеева: www.ckbspk.ru

В этой статье я рассказала лишь о некоторых изобретениях Ростислава Евгеньевича Алексеева. Им были созданы и другие интересные модели экранопланов и судов на подводных крыльях, как военного, так и гражданского назначения. Но объем статьи не позволяет охватить весь масштаб личности Алексеева, так незаслуженно забытого в нашей стране.

© "Путешествия с Марией Анашиной", 2009-2018. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены

Если мой сайт оказался вам полезным, вы можете поблагодарить меня, купив туристические услуги по моим рекомендациям и ссылкам. Эти сервисы опробованы мною лично. Вы ничего не переплачиваете.

anashina.com

АЛЕКСЕЕВ Ростислав Евгеньевич - Чтобы помнили



Лауреат Государственной премии (1951)

Лауреат Ленинской премий (1962)

 


Конструктор кораблей на подводных крыльях и экранопланов


Ростислав Алексеев родился 18 декабря 1916 года в городе Новозыбков Черниговской губернии (ныне Брянская область), в семье учительницы и агронома.  

У родителей Ростислава было два сына и две дочери. Детей Алексеевы воспитывали по необычной системе. «Сейчас такую методику принято называть японской, - рассказывала Татьяна Ростиславовна Алексеева, дочь конструктора. - Детям ничего не запрещали, не оказывали на них никакого давления. Как-то отец с братом Толей «спроектировали» лодку-плоскодонку. Но на «испытаниях» она перевернулась, и мальчишки оказались в воде. Как бы поступил в такой ситуации среднестатистический отец? Задал бы детям трепку и запретил приближаться к реке. А Евгений Кузьмич отвел ребят к знакомому рыбаку и попросил его, чтобы тот помог ребятам сконструировать «правильную» лодку, а заодно научил бы ею управлять. Или другой пример. Ростик мечтал о лошади. И когда ему купили сапожки, он побежал на конюшню: обменять обувь на скакуна. Но родители придумали, как «успокоить» ребенка. Они просто несколько раз отправили его с пастухами в ночное! Мальчик вдоволь насмотрелся там на любимых животных и... перегорел». 

В 1933 году семья Алексеевых переехала в Горький, где Ростислав поступил учиться в Горьковский вечерний рабфак, одновременно подрабатывая чертежником и художником в различных учреждениях. В семье Алексеевых хорошо рисовали все, и Ростислав в том числе, но ему больше всего нравилось рисовать яхты и корабли. И в 1935 году Алексеев поступил в Горьковский индустриальный институт имени Жданова (сейчас Нижегородский государственный технический университет им. Р. Е. Алексеева) на кораблестроительный факультет (факультет Морской и авиационной техники). Поступив в институт, Алексеев успел параллельно поучиться в художественном училище. Там же, в Горьком, Алексеев познакомился с будущей женой Мариной, которая была на год его младше и училась на химфаке. На четвертом курсе способного студента перевели в Ленинградскую военно-морскую академию. Но оттуда Ростислава через год отчислили - будущий конструктор не сдал высшую математику. 

- На самом деле, математику отец, конечно, знал, - рассказывала Татьяна Ростиславовна. - Подоплека тут была другая. За несколько лет до этого он нашел на каком-то чердаке старый револьвер и спрятал его в печку. Потом, когда Алексеевы-старшие с тремя детьми перебрались в Москву, их квартира на Большой Печерской досталась другим людям. Каков же был их шок, когда в печи они обнаружили пистолет! Конечно, они тут же сообщили, куда следует. И вот в качестве наказания отца «срезали» по высшей математике! 

24-летний Ростислав Алексеев вернулся в Горький и женился на Марине. Случилось это за две недели до войны - 6 июня 1941 года. Своего жилья у молодого человека не было, и они с женой поселились у тещи, в доме на улице Ульянова. Первые два года совместной жизни Ростислава и Марины были омрачены трагическими событиями. Один за другим умерли двое детей: один - в родах, второй - от врожденного порока сердца. Позже у Ростислава и Марины родились сын и дочь, которых они назвали Евгений и Татьяна. 

1 октября 1941 года Алексеев защитил дипломную работу «Глиссер на подводных крыльях», и ему было присвоено звание инженера-кораблестроителя. После защиты молодой инженер был направлен на завод «Красное Сормово», где с 1941-го по 1943 годы работал в должности контрольного мастера выпуска танков. Там же появились его первые рационализаторские предложения: специальное устройство для воспламенения бутылок с зажигательной смесью и реактивно-интекционный двигатель для скоростных торпедных катеров. 

В 1942 году Алексееву были выделены ресурсы для проведения работ по созданию боевых катеров на подводных крыльях. Его Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях (ЦКБ по СПК) начинало свой путь со старого сарая и троих помощников – так в оригинальную идею Алексеева поверило управление кораблестроения ВМФ. В результате осенью 1943 года в заводской гавани Алексеевым был спущен на воду первый образец судна на подводных крыльях «А-4». Но катер Алексеева не успел принять участия в боевых действиях. Однако, созданные им модели показали, что идею можно успешно реализовать.

И уже в 1948 году в Севастополе прошли испытания торпедного катера «123-БИС». С 1949 по 1951 год бюро Алексеева продолжало работатать над созданием торпедных катеров на подводных крыльях. А в 1951 году Алексеев и его помощники за разработку и создание судов на подводных крыльях были удостоены Государственной премии. 

- На вечеринку, посвященную высокой награде, папины друзья принесли торт, на котором кремом было написано «Слава — Славе!» и... коробку, - вспоминала дочь конструктора. - «Там находится самый точный измерительный прибор», - сказали ему коллеги. Мы долго ломали голову, что же там, а когда открыли, то оттуда выскочил кот по кличке Атом! В ЦКБ было принято первым на новое судно запускать кота. Конструкторы считают, что животное всегда ляжет на то место, где есть какие-то недоработки и неполадки. 

Самым главным приобретением Алексеева на премиальные деньги стал автомобиль «Победа», сменивший в гараже Алексеевых собранную собственноручно «Татру». А до «Татры» был «Фольксваген» - так Ростислав Евгеньевич называл эти автомобили,  собранные им из деталей, найденных на свалке в Сормове. У «Фольксвагена» и кличка была соответствующая: «КДФ» - картон, дерево, фанера. 

- Но началось все с велосипеда, - Вспоминала дочь конструктора. - В войну общественный транспорт не ходил, а с верхней части на «Красное Сормово» отцу надо было как-то добираться. Он смастерил себе велосипед, но вскоре тот взорвался, ошпарив ему лицо горячей водой. 

После этого Алексеев оставил велопрогулки и записался в спортивный мотоклуб, где ему дали трофейный «Харлей». На нем он и ездил первые послевоенные годы, пока не собрал «Фольксваген». Так получалось, что в ЦКБ Алексееву было трудно уединиться, и упущенное днем время молодой конструктор наверстывал дома. А поскольку кабинета у него не было, он работал где придется. Мог работать за столом в гостиной или у верстака в коридоре. У него дома был маленький станок, на котором Ростислав выпиливал модели.  

Руками он умел делать практически все! - рассказывала Татьяна Алексеева. - Мог работать на токарном станке, владел слесарными навыками. Дело в том, что у деда Евгения Кузьмича для детей была организована мастерская, и мальчишки пропадали там целыми днями. Папе не было и шести, когда он смастерил паровоз и машинку. А потом, еще до поступления в институт, отец работал слесарем на радиомонтажном заводе в Нижнем Тагиле. Ростислав Евгеньевич не требовал, чтобы домашние создавали ему какую-то особую атмосферу: Когда он работал, мы продолжали жить своей жизнью. Случалось, и шумели, и отвлекали... Но он не злился. 

Но как бы ни увлекало Алексеева творчество, за полночь он никогда не засиживался. Всю жизнь следовал жесткому режиму: не позднее 23.00 — отбой и ранний — в 5-5.30 — подъем. Он любил красивые вещи и вкусную еду. «Как у конструктора, художника у него был хороший вкус, - рассказывала Татьяна Ростиславовна. - Он тонко чувствовал, куда что надеть. Любимым стилем у него был элегантно-спортивный». 


В 1954 году научно-исследовательская гидролаборатория завода «Красное Сормово» становится филиалом ЦКБ-19. Работами коллектива во главе с Алексеевым заинтересовалось Министерство речного флота, и вскоре Алексееву было выделено финансирование на постройку первого пассажирского теплохода на подводных крыльях «Ракета» - на 66 человек. Его строительство началось летом 1956 года, а летом 1957 года Алексеев представил «Ракету» на суд мировой общественности, эффектно приведя корабль своим ходом в Москву в дни Международного фестиваля молодёжи и студентов.  


С 1958 года началась история нового класса судов – «Метеоров», которые обладали большей мореходностью, чем «Ракета», что создавало условия для использования их на озерах и для плавания вдоль морского побережья. Первый «Метеор» - на 130 человек был спущен на воду в октябре 1959 года.  


В ЦКБ-19 так же были созданы катера «Волга», «Комета», «Спутник», «Буревестник» и «Восход». Все эти скоростные суда на подводных крыльях выпускались серийно. Алексеев часто говорил, что критерием истинности для инженера является серийное производство его изделия. Ежегодно появлялся новый проект. В 1961 году десять сотрудников во главе с Алексеевым получили Ленинскую премию за создание нового транспортного средства. Так за восемь лет с 1956 года был создан скоростной флот России.  


Сам Алексеев находился под покровительством  Никиты Хрущева после того, как правительство с ветерком прокатили на «Метеоре». Хрущев дал всем начинаниям конструктора зеленую улицу, и две тысячи человек под руководством Алексеева на протяжении 15 лет ежегодно проектировали, строили и испытывали по 15-20 моделей.  


- Отец с большим удовольствием ездил на судах собственного изобретения, - рассказывала Татьяна Ростиславовна. - У него даже было удостоверение почетного капитана судов на подводных крыльях. Но из-за того, что отец стремился управлять всеми своими кораблями, у него часто возникали трения с начальством. Те говорили, что Алексеев никому не доверяет. Папа же объяснял это тем, что не может кому-либо доверить управление судном, пока лично не убедится, что оно не выкинет никаких неприятных сюрпризов. Не высокомерие им руководило, а нежелание подвергать людей риску. В 1966 году Ростислава Евгеньевича под чужой фамилией и по «левому» паспорту (а в те годы была засекречена даже фотография Главного!) отправили в Англию на выставку достижений судостроения. Там конструктор захотел «порулить» одним аппаратом на воздушной подушке, но на него посмотрели как на большого шутника. Тогда Алексеев попросил, чтобы ему разрешили положить свои руки на руки водителя. Этого ему оказалось достаточно, чтобы понять, как управлять судном. 


Первые идеи использования экранного эффекта пришли к Алексееву в конце 50-х годов. В его ранних проектах судов на подводных крыльях уже проявлялись черты экранопланов. Причина обращения Алексеева к экранному полету проста. Скорость - это главный показатель экономичности судов на подводных крыльях. Но на пути дальнейшего повышения скорости вставало мощное препятствие - кавитация подводных крыльев. До Алексеева попытки решить эту проблему сводились к приросту скорости в 10-15 километров. Это Алексеева не устраивало, и он все основные силы сосредоточил на экранопланах. 

В 1961 году первая самоходная пилотируемая модель Алексеева СМ-1 вышла на лед реки Троцы.

И далее почти каждый год им создавалось по пилотируемой модели, а то и по две: СМ-2, СМ-3, СМ-2П7, СМ-4, учебно-тренировочный экраноплан УТ, СМ-5, СМ-6, СМ-8.

В статье «Алексеев творил чудеса» в 1998 году было написано: «Едва убедившись в способности этого аппарата (СМ-1) использовать эффект экрана и устойчиво двигаться над поверхностью, он приглашает заместителя Предсовмина на испытательную базу. Было принято решение о финансировании работ по экранопланам, Военно-Морской флот выдал техническое задание на проектирование и постройку «корабля-экраноплана» КМ. Главный конструктор убедил и заказчик согласился, что наилучшее применение новый корабль (как его по многолетней традиции именовали моряки) найдет в качестве противолодочного».

В начале 1960 года был дан старт этому обширному эксперименту, а в 1962 году в ЦКБ началась работа по созданию экраноплана КМ для ВМФ, и в 1964 году - над проектом экраноплана Т-1 для воздушно-десантных войск. Первый должен был летать на высотах в несколько метров, а второй — до высоты 7500 метров.  

Поскольку идея строительства экранопланов вызывала недоумение «в верхах», у Алексеева появились злопыхатели. В свое время Ростислав Евгеньевич уговорил нескольких конструкторов из Зеленодольска перейти в его ЦКБ. А позже их бывший  директор стал министром промышленности и заставил прежних подчиненных регулярно подавать в министерство «информацию» об Алексееве. Некоторые из них не стеснялись, и писали, что Алексеев возомнил себя рабовладельцем, и что у него десять квартир. В результате в 1965 году Ростислава Алексеева сняли с поста главного конструктора.  

- Отца вызвали в Москву и забросали абсурдными обвинениями. Он сам не понял, в чем его обвиняют, - вспоминала Татьяна Ростиславовна. - На следующее утро после возвращения из Москвы мы с ним поехали в ЦКБ. Заходит он в свой кабинет, а часа через два появляется оттуда вместе с каким-то мужчиной и объявляет коллективу: «Разрешите представить вам нового главного конструктора и генерального директора Валерия Васильевича Иконникова». Немая сцена. Оказывается, когда он утром зашел в свой кабинет, то Иконников уже сидел за его столом! 

Алексеева назначили главным конструктором направления экранопланов, и 22 июня 1966 года экраноплан КМ, самый крупноразмерный для своего времени летательный аппарат на земле, был спущен на воду. Когда американские разведывательные спутники обнаружили на Каспийском море корабль неизвестной конструкции, анализ фотоснимков показал, что он, подобно самолету, движется с большой скоростью, между тем полет его проходит над самой водой. В Пентагоне и НАСА посчитали, что это техническая авантюра. Лишь немногие эксперты сказали, что Советы создали новый и очень эффективный вид вооружения — экранопланы. 


Неизвестный летательный аппарат получил у американской стороны прозвище «Каспийский монстр». После того как «монстра» обнаружил американский спутник-шпион, американский журнал «Джейна Интеллиджанс ревью» написал: «...На Каспийском море продолжаются испытания гигантского экраноплана, развивающего скорость 200 узлов. Считают, что этот аппарат построен на заводе «Красное Сормово». Он, вероятно, имеет длину 400 футов и способен нести 800—900 полностью вооруженных солдат. Полагают, что крылья этого экспериментального аппарата создают подъемную силу, которой хватает на подъем до высоты крейсирования, равной приблизительно 30 футам. По-видимому, аппарат может работать в арктических условиях». 

Это был разгар испытаний, а начались они несколькими годами раньше, когда Алексеев решил проверить - как экраноплан держится на плаву, и дал своему детищу немного «побегать» по Волге, прежде чем выходить в море.  Местом испытаний был выбран остров Телячий, который хорошо просматривался с волжского откоса. Особисты придумали легенду - потерпел аварию самолет, и его пытаются вытащить из воды. Когда испытания продолжили, то в ход пошла другая легенда: опробуют двигатели для новых судов.

Потом испытания переместились в Каспийское море к безлюдному острову Чечень, где расположилась испытательная база. Адмирал Горшков, командовавший советским ВМФ, в своей книге «Морская мощь государства», вышедшей в 1976 году, писал: «Создание кораблей с динамическим принципом поддержания уже стало реальностью. Несомненно, что массовое появление таких кораблей в составе флотов увеличит их боевые способности, надводные силы смогут успешнее решать боевые задачи и приобретут совершенно новые качества». Строжайшие условия секретности не дали ему сказать, что советский флот уже обладал на тот момент таким кораблем. Государственная программа предусматривала строительство 100 десантных экранопланов.  


Пока были живы главком ВМФ Горшков и министр обороны СССР Устинов, конструктор Алексеев был неприступен, несмотря на любые споры, не утихавшие вокруг экранопланов. Из-за сложности эксплуатации летчики и моряки не желали иметь их в своем арсенале. Минусы в копилку экранопланов добавляли аварийные ситуации, которые время от времени случались. В 1975 году в одном из полетов, когда на борту экраноплана находилась многочисленная комиссия во главе с министром судостроения, пилот допустил ошибку при посадке. Машина резко ударилась о волну. Лопнули переборки и корпус. Главный конструктор взял управление на себя и довел экраноплан до базы, находившейся в 40 километрах.

Когда экраноплан добрался до берега, оказалось, что у него не хватало кормы и хвостового оперения. Аварийный случай показал живучесть корабля, но оргвыводы были суровыми: Ростислав Алексеев приказом министра судостроительной промышленности СССР Бориса Бутомы, недовольного изобретателем, из-за того что ранее Алексеев обратился к Хрущеву, игнорируя мнение Бутомы - был снят с должности главного конструктора и начальника ЦКБ, понижен до начальника отдела, а затем до начальника перспективного сектора.  

- 70-е годы выдались для отца особенно тяжелыми, - вспоминала Татьяна Ростиславовна. - В 1974 году при испытании на Каспии произошла авария. Комиссия принимала «Орленка». И вот во время переходного режима кормовую часть экраноплана как бы присосало к воде, и когда аппарат сорвался с места, «хвост» отвалился. Отец тут же сел на место пилота и врубил двигатели на полную мощность и таким образом создал воздушную подушку под крыльями. На этой подушке он и вернулся на базу. Если бы он так быстро не сориентировался в ситуации, экраноплан мог бы нахлебаться воды и затонуть... Авиационщики говорили, что у них за такие вещи дают Героя, на отце же отыгрались по полной. Летом 1975 года Алексеева перевели в рядовые конструкторы. Кто-то заикнулся, что неплохо бы назначить его руководителем отдела перспективного проектирования, но начальство замахало руками. Должность предложили Вячеславу Зобнину. Тот не хотел переходить другу дорогу, но Алексеев убедил его, что для общего дела будет лучше, если он согласится. К сожалению, Зобнин руководил отделом недолго. В 1977 году лучший друг Алексеева умер... Мало того, Ростиславу Евгеньевичу запретили присутствовать на испытаниях собственных машин! Но он все равно тайно летал в Каспийск. Благо преданный ему пилот Алексей Митусов, несмотря на возможные неприятности, брал его на борт. Отца понижали и понижали... а он вел себя так, будто ничего не происходит. Многих раздражало то достоинство, с каким он держался. Некоторые перестали с ним здороваться, а вчерашние «друзья» говорили: «Ну, теперь, когда не будет Алексеева, мы такое спроектируем!» Но время шло, а гениальными идеями никто не фонтанировал. И тогда те же люди пели другое: «А что вы от нас хотите? Алексеев гений, а мы кто? Простые смертные...» 


В эти годы опальный конструктор искал отвлечения в природе. В одиночестве подолгу гулял по лесу, собирал грибы. Контакты с людьми свел на нет. Самым страшным для него было то, что мозг неожиданно перестал генерировать новые идеи, - вспоминала дочь Алексеева. - Видимо, какой-то ступор нашел. Тогда он уединился на базе в Чкаловске, вновь стал заниматься живописью. И вдохновение вернулось! Последние годы жизни отец был увлечен разработкой экраноплана второго поколения. 


Но при испытании модели нового пассажирского экраноплана, который должен был быть завершен к Московской Олимпиаде-80, Ростислав Алексеев надорвался при спуске на воду. В январе он испытывал в Чкаловске последнюю модель экраноплана. Его помощники расчистили ледяной завал, и сказали, что можно отпускать модель. Но Алексеев не расслышал, и принял на себя всю тяжесть 800-килограммового аппарата.

Сначала 63-летний конструктор не ощутил никаких признаков неблагополучия, поехал после испытаний в ЦКБ, и целый день отработал. А вечером пожаловался домашним на боль в боку. Алексеева тут же положили в больницу №3 на Верхне-Волжской набережной. Профессоры Колокольцев и Королев затруднились с диагнозом.  

- Четверг и пятницу отец провел на ногах, - вспоминала Татьяна Ростиславовна. - А в субботу утром поднялся с постели и потерял сознание. Ему назначили экстренную операцию. Оказалось, что за те два дня, когда Алексеев чувствовал себя относительно хорошо, в его организме развился перитонит — воспаление брюшины, угрожающее жизни состояние. Когда конструктор попал на операционный стол, процесс был в самом разгаре. За первым вмешательством последовало еще три операции. Как мне потом объяснил профессор Колокольцев, у отца из-за перенесенной в детстве дизентерии на каком-то участке кишечника образовалась спайка. И это косвенно поспособствовало перекруту кишок. Вообще, над своим здоровьем отец не трясся. Дважды его отправляли в санаторий. И дважды он оттуда сбегал... Умер Ростислав Евгеньевич не от перитонита, а от осложнения, им вызванного.  

9 февраля 1980 года знаменитого конструктора не стало. 

Татьяна Алексеева рассказывала: «На следующий же день после похорон, 13 февраля я поехала в Чкаловск — собрать вещи в служебной квартире отца. И застала там двоих начальников, которые выхватывали друг у друга чертежи, сделанные отцом! А 14 февраля я прилетела в Каспийск и обнаружила в квартире полный разгром. Все вещи были свалены в кучу посреди комнаты, а чертежи и записи отца порваны в мелкие клочья. Причем, тот, кто это сделал, не открыл дверь ключом, а проник в квартиру через окно, как вор...» 

Ростислав Евгеньевич Алексеев прожил три конструкторские жизни. В первой он создал серию судов на подводных крыльях. Во второй — занимался судами на воздушной подушке. Третью жизнь он посвятил экранолетам. Все идеи, над которыми он работал, давно витали в воздухе. Воплотил он их в реальные конструкции — первым.  

Каков был размах работы Алексеева, можно судить из следующего эпизода. В зиму 1976-1977 года на Горьковском филиале работала комиссия по ревизии модельного наследства. Комиссия должна была рассмотреть целесообразность дальнейшего хранения большого количества секретных моделей экранопланов на территории филиала.  

Филиал представлял собой металлический склад-ангар площадью 350 квадратных метров. В нем на специальных металлических стеллажах по обе стороны от прохода в три-четыре ряда высотой размещались аэродинамические и буксируемые модели экранопланов самой разной конфигурации. Это был музей идей в 250-ти моделях.  

Кроме этого, еще в административном корпусе эллинга было хранилище, где размещалось еще около 30 моделей. Комиссия не взяла на себя труд сфотографировать и составить краткое техническое описание моделей. В несколько приемов почти все модели, за исключением 25-ти были сожжены на льду реки Троцы. Можно подсчитать, что в течение 15-летнего периода в среднем в год проектировалось, строилось и испытывалось около 15-20 моделей, не считая самоходных пилотируемых. В этот же период сформировалась мощная научно-экспериментальная база ЦКБ по СПК, конструкторское бюро к середине 70 годов превратилось в современное научно-производственное предприятие с уникальным экспериментальным комплексом.  

Горьковский филиал ЦКБ по СПК на реке Троце к 1980 году имел два трека с мощными электрическими катапультами, портативную катапульту для водных испытаний, аэродинамическую трубу для испытаний моделей экранопланов, круговой гидробассейн, кавитационную трубу, несколько экспериментальных установок для исследований эффекта поддува, значительный флот мощных катеров-буксировщиков, способных испытывать модели на открытой воде со скоростями до 100-120 км/час, стенд для исследования натурных силовых установок, мощный портальный кран с бетонированным слипом грузоподъемностью до 50 тонн, цех-ангар, различные мастерские, в том числе, по изготовлению буксируемых моделей, аэродром с бетонированной взлетной полосой, и большое количество специализированных лабораторий. К 1980 году база являлась научным комплексом мирового уровня, лучшим в ряду европейских научных центров. 

Ростислав Алексеев не узнал – какая судьба ждала его творения. Министр обороны СССР  приказом от 12 октября 1984 года распорядился принять экранопланы на вооружение. Предполагалось построить два десятка аппаратов типа «Орленок» и создать новое десантное соединение на Балтийском море. Завершить эту программу предполагалось до середины 90-х годов, но этого не случилось. Лишь четыре готовых экраноплана так и остались на Каспии в составе 11-й отдельной авиагруппы.  


Соратникам создателя советских экранопланов удалось разработать и изготовить в 1985 году боевой экраноплан «Лунь», оснащенный шестью противокорабельными самонаводящимися ракетами «Москит». Однако в серию он так и не пошел, но в 2002 году был поставлен на вооружение после длительной консервации. 



Американский конструктор экранопланов Стивен Хукер сказал: «Они опередили нас на 30 лет!» 

Ростислав Алексеев похоронен в Нижнем Новгороде.


 


Использованные материалы: 

Текст статьи «Звезда и смерть Ростислава Алексеева», на сайте www.kokina.ru

Текст статьи «Каспийский монстр – великая авантюра Вячеслава Алексеева», автор В. Морозов

Текст статьи «Оружие России: «Орленок» - «Каспийский монстр», автор В.Федоров

Материалы сайта www.letopisi.ru

Материалы сайта www.warshistory.ru

Материалы сайта www.ankat.ucoz.ru

Материалы сайта Википедия

 

 


18 декабря 1916 года - 9 февраля 1980 года

 

chtoby-pomnili.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *