Помогите с контрольной работой по русскому языку

Задание 1. Допишите окончания. Объясните графически выбор орфограмм в словах с пропуском.

1. Болотищ…, бородищ…, верблюдищ…, грязищ…, домищ…, коровищ…, кулачищ…, ножищ… (от нога), ножищ… (от нож), сапожищ… .

2. Батюшк…, братишк…, городишк…, дворишк…, дедушк…, заборишк…, землишк…, молочишк…, пальтишк…, парнишк…, перышк…, письмишк…, речушк…, соловушк…, соседушк…, старичишк…, сынишк…, хлебушк…, человечишк… .

3. Верзил…, воротил…, запевал…, зубил…, зубрил…, объедал…, правил…, точил…

Задание 2. Перепишите, вставляя пропущенные буквы. Объясните графически выбор орфограмм в словах с пропуском.

Командир находился на батаре… 2. Поручение было дано Клавди… Сергеевне. 3. Среди гостей присутствовали студенты Московского инженерно-экономического института. 4. На лезв… ножа были зазубрины. 5. Ну и голосищ… у этого певца! 6. Прежде здесь был маленький заводишк…, а теперь — завод-гигант. 7. В одной руке мальчик держал сломанный карандаш… к, а в другой — ореш… к. 8. При виде злой большой собаки крошечное создань… це задрожало от страха. 9. Щель была закрыта тонкой ре… чкой. 10. Трехлетняя Ол… чка играла со своей сверс… ницей Над… нькой. 11. К дому пристроена небольшая летняя кух… ка. 12. Показалась травка на весенних протал… нках. 13. Зимостойкие карликовые виш… ки и ябл… ньки занимали значительную часть сада. 14. Пройдет месячишк… или два, и вы не узнаете этих мест: придут каме… щики, бето… щики, штукатуры, арматурщики, и закипит работа. 15. Перебе… чик не пользовался доверием. 16. Большинство изво… чиков были выходцами из деревни, бежавшими в город от голода и нищ… ты. 17. Утомительна эта бег… тня, это бе… порядочное снование туда-сюда.

Задание 3. Перепишите, вставляя пропущенные буквы в именах существительных в форме родительного падежа множественного числа.

I. Ворчун…, скам…, плат…, шалун…, эскадрил…, суд…, подмастер…, снадоб…, гортенз…, полын…, переживан…, предмест…, руж….

II. Басен…, героин…, таможен…, кухон…, пашен…, святын…, вишен…, краж…, туч…, свеч….

otvet.mail.ru

Командир огневой батареи

Автор статьи – капитан Michael J. Hennelly, статья была опубликована в ноябрьском номере Field Artillery Journal 1981 года. Перевод на русский язык осуществлен SGS-mil Team.


«Мы не можем позволить себе использовать одного из наших самых ценных офицеров – командира батареи, – основывая свои текущие обязанности исключительно на обычаях и традициях …


Играет ли командир батареи ту роль в бою, которая соизмерима с долгом и обязанностями, возложенными на него в мирное время? Может ли полевая артиллерия наилучшим образом использовать этот ключевой кадровый ресурс? Чтобы ответить на эти вопросы, может быть полезно оценить текущие прямые боевые обязанности командира огневой батареи поддержки и сравнить эти обязанности с обязанностями в других отдельных иностранных армиях.

Немецкая армия (40-е годы ХХ века)

В 1940 году США были озабочены доктриной и тактикой только двух армий – нашей и Германии. Какова тогда была тогда роль командира батареи, когда артиллерия делала переход от конной тяги к моторизации и механизации орудий? Полевое руководство от 1940 года говорит, что «Командир батареи управляет батареей и контролирует всю свою деятельность: проводит разведку и выбирает позиции, определяет цели и характер огня в соответствии с указаниями командира батальона, готовит и ведет огонь, и предусматривает замену персонала, боеприпасов и вооружения».

В усиленной статье для Field Artillery Journal от января 1940 года майор Josiah A. Wallace пишет:

«… Командир батареи обычно стреляет из командного пункта в непосредственной близости от орудий … Ему помогают артиллерийский сержант, артиллерийский капрал и два радиотелефониста (RTOs) … Командиру батареи необходимо только ориентировать орудия и время от времени, когда это требуется, проверить свою работу, а также производить другие наблюдения, когда ему некогда было отвлекаться на обращение внимания к другим элементам его батареи».

В американской армии 1940 года командир батареи занимался четырьмя основными боевыми обязанностями:

  • Контроль работы батареи.
  • Контроль направления огня.
  • Обеспечение питания батареи.
  • Разведке новых позиций.

Поскольку одной из главных обязанностей командира батареи в Армии США была подготовка и проведение огня, мы можем предположить, что он проводил много времени на огневой позиции батареи. Немецкая армия того времени придерживалась другого подхода. В докладе военного атташе военному ведомству от 1941 года была четко определена роль командира батареи в Wehrmacht:

«… Командир батареи определяет местоположение наблюдательного пункта …, а также позицию стрельбы и способ ее занятия. Он приказывает установить связь, позицию для пулемета и положение для передков (транспортов с боеприпасами). Он производит ориентирование базового орудия и способ его наведения и обычно готовится к подготовке позиции и открытию огня его батареи … Командиры батарей прямой поддержки должны отправиться на свои основные наблюдательные пункты, как только они завершат подготовку своих батареи к действию и остаются на наблюдательных пунктах вообще во время боя».

Для сравнения, командиры батарей двух армий имели принципиально разные роли. Американский командир большую часть времени присутствовал на огневой позиции, поскольку у него были обязанности по управлению огнем, надзорные функции и материально-технического обеспечения.

Немецкий командир артиллерийской батареи, однако, действовал в бою с наблюдательного пункта и поручал команду на управление огневыми взводами батареи своему должностному лицу.

Другие армии

В разных странах роль командира батареи в бою столь же разнообразна сегодня, как и в 1940 году, поскольку они служат в разных способностях, таких как офицеры огневой поддержки, передовые наблюдатели и офицеры направления огня. Однако, в этом отнюдь не есть консенсус в отношении наилучшего использования командира батареи.

В нижеследующем описании ролей командиров иностранных батарей были выбраны Великобритания и Западная Германия, потому что они являются близкими союзниками по НАТО; Израиль был выбран потому, что он обеспечивает много тактических боевых уроков; а также был выбран советский союз, поскольку он служит образцом для большинства армий Варшавского договора.

Великобритания

В британской армии командир батареи является майором и имеет в своем подчинении трех капитанов и трех лейтенантов. Командир служит в бою как офицер огневой поддержки, а его место нахождение – командир пехотного батальона.

Он является советником по всем вопросам огневой поддержки, включая ядерные снаряды, противотанковые батареи, противотанковые средства дальнего действия и противовоздушную оборону. Чтобы помочь ему выполнить эту задачу, у него есть командная партия из четырех-шести солдат и два радиофицированных Land Rover, которые сопровождают его в штаб-квартире батальона.

Можно предположить, что, если командир не отвечал за надзор огневой батареи, это было бы задачей одного из назначенных капитанов, но это не так! Старший из трех капитанов отвечает за логистику и административную поддержку и не всегда находится в районе батареи, тогда как два других капитана являлись передовыми наблюдателями. Здесь британцы расширили роль передового наблюдателя, как мы его знаем, поскольку они поставили наиболее опытный персонал как можно дальше по двум причинам.

  • Во-первых, считается, что человек, который может видеть цель, является лучшим судьей того, как ее задействовать. Они полагаются на очень опытного наблюдателя, чтобы выдать огонь, а не просто полагаются на офицера направления огня (FDO).
  • Во-вторых, британцы понимают, что наблюдатель не постоянно находится в огневых миссиях. Когда наступает затишье, он должен планировать огонь и отправлять обратно разведанные для поддержки боя. Для этого желательно, чтобы кто-то был более опытным, чем ново прибывший второй лейтенант.

Офицер, отвечающий за батарею, является первым лейтенантом, чья должность называется офицер орудийной позиции (GPO). У него есть два вторых лейтенанта под командованием секции орудий и старший сержант на центре управления огнем (FDC). Должностное лицо GPO также несет ответственность за разведку, отбор и занятие позиций (RSOP) на основе указаний, данных ему его командиром в штаб-квартире батареи.

Западная Германия

Роль командира батареи в бундесвере похожа на роль его британского коллеги. В бою командир служил офицером огневой поддержки батальона пехоты и, таким образом, выполнял бы все функции огневой поддержки и направлением передовых наблюдателей, назначенных в маневрирующий батальон. Для выполнения этих задач у него есть M113 в качестве его служебного транспорта. Он редко, если вообще когда-либо, находился в положении батареи.

Огневой батареей управляет заместитель командира батареи (BEO), который имеет помощника руководителя, контролирующего FDC. В батарее также есть два лидера взвода – один сопровождает заместителя командира и выполняет функции администратора, а другой выполняет RSOP в своем назначенном транспортном средстве.

Израиль

Роль командира батареи в армии обороны Израиля косвенно отличается от роли британцев и немцев, поскольку он всегда находится на позиции батареи.

Израильский командир обычно не начинает свою военную карьеру в качестве офицера; скорее, он зачисляется, проходит через ее ряды и работает до должности начальника секции или главного вычислителя. Следуя этому опыту, он отправляется в офицерскую школу и начинает снова как второй лейтенант артиллерии. Когда офицер становится командиром, он является самым опытным и знающим артиллеристом в батарее.

На позиции батареи командир, в основном, выполняют обязанности по надзору. Офицер направления огня – FDO (который занимает второе место в контрольной группе) контролирует FDC, а заместитель командира выполняет функции RSOP.

Cоветский союз

Согласно статье, написанной полковником Мараховским («Действия самоходных гаубиц  в бою», май 1977 года), в штурмовом положении для атаки командир находится с командиром пехоты или рядом с ним; во время боя его машина управления движется на расстоянии 50 – 100 метров от командного пункта последнего.

Командир батареи не находится на позиции батареи, но его роль больше, чем у офицера огневой поддержки батальона. Согласно статье генерала майора Шария («Быть приказу об артиллерийской поддержке постоянным», «Военный вестник», июнь 1977 года), с появлением цели командир батареи, получающий задачу от командира роты, вынужден остановиться, развернуть командный наблюдательный пункт и подготовить данные по цели для открытия огня.

Как минимум, для этого требуется 8 минут: 2,5 минуты для настройки дальномера, 0,5 минуты для определения полярных координат, 2 минуты для передачи команды на огневую позицию и 2,5 минуты для сбора дальномера.

Советы считают, что роль, которую они назначили командиру батареи, − это та, которая использует свои знания в области направления огня и прямого наблюдения.

Армия США

Командир батареи служил офицером направления огня FDO (с 1940 года), передовым наблюдателем (с 1940 года, как у немцев), офицером огневой поддержки батальона (как у нынешних британцев и немцев), комбинацией этих ролей (советской) или некоторой нестандартной роли (как в Израиле).

Однако роль, назначенная для нынешнего американского командира батареи, отличается от всех этих. Обязанности командира батареи, включают в себя (среди прочего) следующее:

  • Убедиться, что батарея выполняет свою миссию.
  • Выполнение разведки, выбора и занятия позиций батареи.
  • Поддержание запаса боеприпасов.
  • Надзор за деятельностью FDC (при необходимости).
  • Обеспечение живучести батареи.

Есть несколько причин для этого изменения акцента. Например, поскольку направление огня становится более децентрализованным и более сложным, нецелесообразно назначать командира в качестве офицера лица по направлению огня, если он выполняет другие свои основные обязанности.

Другая причина – вероятность перемещения несколько раз в день, чтобы выжить. Это развитие придало особое значение традиционной обязанности командира батареи по разведке, отбору и занятию позиции, которая требует огромного количества времени. Даже если подразделение движется только три раза в день, командир не может провести большую часть своего времени в районе стреляющей батареи.

Если необходимость в частых перемещениях не существует, какие другие важные боевые роли выполняет командир?

Заместитель командира, командует огневой батареей и обеспечивает своевременную и точную стрельбу. Офицер направления огня (обычно помощник заместителя командира) обеспечивает точное и своевременное производство данных для открытия огня, выдает порядок огня и координирует действия с батальоном обеспечения по типу и количеству необходимых боеприпасов. Первый сержант устанавливает операционный центр батареи (BOC) и разрабатывает план защиты батареи.

Новые разработки

Если мы рассмотрим описание командира около 1940 года и исключим его обязанности по управлению огнем, мы увидим командира, который должен контролировать деятельность его батареи, проводить RSOP и обеспечивать материально-технические потребности своего подразделения.

Это, по сути, то, что обучают командира батареи сегодня. Какое же самое эффективное использование командира батареи в бою? Изменена ли природа войны настолько, что роль командира артиллерийской батареи должна быть изменена?

Несмотря на то, что характер полевой артиллерии мало изменился за последнее десятилетие, американская полевая артиллерия значительно улучшилась количественно – артиллерия стала все больше и быстрее и может стрелять большим количеством боеприпасов.

В последнее время произошли два события, которые, коренным образом изменили характер войны для артиллерии: первой разработкой было появление нестандартных артиллерийских боеприпасов, таких как высокоточные боеприпасы (PGMs) и полевые артиллерийские кассетные снаряды (FASCAMs).

Высокоточные управляемые боеприпасы представляют собой не только квантовый скачок стоимости боеприпасов, но и еще большую боевую мощь, позволяющую влиять на события на поле боя. Все темпы войны для применения артиллерии уже изменены.

С одной стороны, существует гораздо более высокий уровень разрушительной силы на гораздо более низком уровне, чем когда-либо прежде; но существует также логическая контрмера врага, который опирается на многие легкобронированные и высокомобильные транспортные средства, а не только на несколько бронированных, легко подавляемых транспортных средств.

Однако высокоточные управляемые боеприпасы настолько эффективны, что требуется командная структура, которая принимает решения о том, как и когда их использовать. Они могут помочь изменить реальность в будущих конфликтах. И PGM, и FASCAM добавляют измерение в поддержке огня, которого в поле раньше не было.

Другими элементами, которые изменили войну и применение артиллерии, являются удивительные и очень сложные системы определения цели, которые планируются или теперь доступны для полевой артиллерии. Мы также разрабатываем системы, необходимые для своевременного сбора и обработки всей этой информации.

Хотя эти события существенно изменили характер войны и применения артиллерии, есть некоторые элементы, которые никогда не меняются. Если мы хотим выиграть войну, мы должны обладать способностью применять решающее количество боевой мощи в то время и место, которое мы выбираем. Способность этого зависит от интеграции и координации систем персонала и вооружений.

Одной из самых влиятельных ролей в этом процессе является работа офицера огневой поддержки (FSO). Беспрецедентный темп боя в сочетании с богатством доступной информации и разрушительными возможностями новых боеприпасов, как никогда раньше, будет облагать налогом тех, кто находится в зоне огневой поддержки.

Американская артиллерия в настоящее время эксплуатирует эти новые разработки с некоторыми из наших наименее опытных сотрудников. Например, персонал FIST являются нашими новейшими и наименее опытными вторыми лейтенантами, поскольку это первый шаг в развитии любого артиллерийского офицера.

Но кого мы используем в качестве огневой поддержки – людей, которые должны использовать эту богатую информацию для планирования и контроля за использованием нашей артиллерии?

Во многих случаях мы используем тех капитанов, которые еще не были главными штатными офицерами или командирами, или мы используем первых лейтенантов, которые еще не имеют права на командование. Командиры батальонов уделяют гораздо больше внимания команде, чем поддержке огня.

Это неизбежно и справедливо в мирное время, но как насчет войны? Весь ключ к эффективному использованию новых боевых разработок – это то, какое мы уделяем внимание персоналу огневой поддержки.

В бою командиры батарей прямой поддержкой должны быть офицерами огневой поддержки батальона. Четыре области, которые необходимо учитывать, чтобы артиллерия выполняла свою миссию своевременно и точно, – это огневая поддержка, стрельба по батареям врага, направление огня и прямое наблюдение.

Американские командиры батарей не выполняют никаких своих обязанностей. Им следует! Я считаю, что наши командиры недоиспользуются и что мы не уделяем достаточного внимания командам на поддержку огня.

Изучите относительные достоинства этого предложения. Если командир является офицером огневой поддержки, что мы теряем? Мы теряем офицера из батареи, который выполняет RSOP в качестве своей основной функции. Что мы получаем?

  • Мы используем компетенцию и профессиональные качества командира батареи и применяем это для все более сложной и важной работы.
  • Мы получаем стабильность в должности офицера огневой поддержки.
  • Мы получаем повышенный уровень согласованности и доверия, который видел бы маневрирующий командир в командире батареи в качестве офицера огневой поддержки.
  • Мы получаем удовольствие от знания того, что командир батареи больше не выполняет роль мирного времени в военной среде.

Рекомендации по достижению усилий

Для реализации этой концепции есть несколько изменений, которые необходимо будет рассмотреть.

Первое изменение было бы связано с разведкой, отбором и занятием позиций батареи. Кто выполнит эту задачу? Есть два непосредственных решения, которые кажутся выполнимыми. Одно из них заключался бы в том, чтобы первый сержант батареи возглавил передовое направление.

Другим было бы то, что нынешний офицер огневой поддержки батальона займет уровень в огневой батарее в качестве разведчика. Затем работу RSOP можно было выполнить либо первым сержантом, либо офицером разведки без какого-либо увеличения утвержденной силы батальона.

Третей проблемной областью будет назначение персонала FIST. На вопрос о том, принадлежат ли они к огневой батарее или к штаб-квартире батареи, необходимо будет ответить. Хотя эта тема заслуживает целой серии статей, попытаемся кратко рассмотреть ее. Существует три возможных альтернативы:

  • Первый вариант – заключается в том, чтобы поддерживать все существующие организации и сократить положение офицера огневой поддержки до уровня первого лейтенанта. Таким образом, на уровне маневренной бригады командиром артиллерийской батареи прямой поддержки будет координатор огневой поддержки, а FSO будет его главным помощником. Аналогичным образом на уровне маневренного батальона командиром огневой батареи будет координатор огневой поддержки, а FSO будет его главным помощником. Эта альтернатива может быть реализована с наименьшим количеством турбулентности.
  • Второй вариант – вернуть весь персонал FIST в три огневые батареи. Затем командир батареи будет отвечать за их подготовку, техническое обслуживание и поставку транспортных средств. Хотя это увеличило бы административное и учебное бремя командира, он также получит еще трех должностных лиц для оказания помощи в этом бремени.
  • Окончательная альтернатива несколько более радикальна. Весь персонал FIST может быть сформирован в одну батарею под командованием офицера огневой поддержки бригады. Чтобы сохранить структуру с пятью батареями в батальоне прямой поддержки, истощенный штаб-квартира батареи будет объединена с огневой батареей, чтобы сформировать штаб-квартиру и огневую батарею. Батарея FIST будет строго организацией мирного времени и будет распущена в военное время, так как каждый FIST отправился в свой маневренный батальон. Хотя офицер огневой поддержки бригады будет отвечать за подготовку всего персонала FIST, командиры батарей могут тесно сотрудничать с ним, чтобы обеспечить их участие в обучении. Здесь персонал FIST будет иметь более высокий моральный дух, чем тот, который принадлежит к громоздкой части батареи штаба. Конечным преимуществом было бы то, чтобы функции логистики не ложились на командира огневой батареи, так как в лучшем случае, это является сложной задачей.

В рамки этой статьи не входит изучение всех административных и логистических последствий мирного времени, которые могут возникнуть в результате такого изменения.

Если полевая артиллерия армии США будет соответствовать требованиям поля боя в будущем, мы должны рассмотреть технологические проблемы, с которыми мы сталкиваемся. Мы не можем позволить себе использовать одного из наших самых ценных офицеров – командира батареи, – основывая свои текущие обязанности исключительно на обычаях и традициях.

Ключ к победе должен быть лучше подготовлен и максимально эффективно использовать все наши ресурсы. В артиллерии мы сделали бы долгий шаг на пути к максимизации наших кадровых ресурсов, используя командира огневой батареи в качестве офицера огневой поддержки батальона пехоты.

sgs-mil.org

Предложения со словом «батареею»

Введите слово и нажмите «Найти синонимы».

Поделиться, сохранить:

Мы нашли 50 предложений со словом «батареею». Также посмотрите синонимы «батареею».
Значение слова

  • Ночью взорвана была часть вала под батареею, устроенною при Старице (прежнем русле Яика).
  • Внезапность огня 6-й батареи сделала свое дело: германская тяжелая батарея перестала существовать.
  • Вражеские корабли, сжегши пристань и несколько купеческих судов, ушли, а хваткого смелого лицеиста оставили при батарее.
  • Мы потеряли семь артиллерийских офицеров и несколько солдат-артиллеристов, зарубленных на самой батарее.
  • Именно благодаря этой батарее мы смогли в последние несколько дней оторваться от противника.
  • Я посылаю верхового разведчика на батарею, и только через полчаса батарея замолкает.
  • Состав бригады: 1-й (1, 2 и 3-я батареи) и 2-й (4, 5 и 6-я батареи) дивизионы.
  • Огневики пушечной батареи рассказали, как безопасней пройти на наблюдательный пункт батареи.
  • Тут же увидел, что батареи уже успевшего подойти 1-го дивизиона и мортирная батарея стоят слишком кучно, пришлось развести.
  • И «Сосновецкая батарея» и батарея № 101.
  • Личный состав 4-й батареи с прикрепленным к батарее санинструктором.
  • Вылезли, оставили батареи, разведчики прислали группу, взяли батареи, и разведбат опять ожил.
  • Мне дали понять, что при некотором моем содействии в батарее можно получить негласно не только снаряды, но, может быть, даже орудия.
  • В распоряжение командира дивизии поступили две батареи 5 КД и вошли в состав группы ПК 108 КП, батареи установить на ОП в районе выс.
  • На оконечности этой батареи стали 6 орудий Ермолова, в расстоянии почти равном от ретраншемента и от фланговой полевой батареи.
  • Тетка работала врачом и лечила моего фронтового друга: мы с ним всю войну в одной батарее служили.
  • Ризоп узнал в замеченной нами прожекторной батарее ту, что находится восточнее Эккернфёрде.
  • Я приказал батарее открыть беглый огонь и бросил полки в атаку.
  • Я находился на батарее и отдал приказание командиру открыть по бегущим беглый огонь.
  • Во-вторых, в его батарее, в отличие, допустим, от батареи подпоручика Толстого на Четвертом бастионе Севастополя, не было никаких пушек.
  • Считаю, что шестиорудийная батарея при достаточном количестве снарядов может дать ту же силу огня, как и восьмиорудийная батарея.
  • Наш наблюдательный пункт батареи оказался в окружении, но командир батареи товарищ Ясько не растерялся.
  • Это он выработал в себе еще на батарее в Галиции.
  • Батарея-то батарея, только не зенитная, а, судя по тому, что вот такие железобетонные сооружения, значит, она была построена не в войну.
  • Моя 1-я батарея как раз подъезжала к нашему КП, 2-я батарея еще только меняла свою огневую позицию.
  • https://sinonim.org/
  • Батарея заняла уже свою позицию и открыла огонь, на который тотчас же начала отвечать неприятельская батарея, снаряды рвались в лесу.
  • Шведы, не видя на батарее флага, который нечем было заменить, предположили, что батарея сдалась, и двинули на нее несколько судов.
  • Сказал правду, что служил в зенитной батарее, входившей в состав 199-й отдельной танковой бригады.
  • Со стороны противника обнаружились примерно 1 пехотный полк, 1 легкая батарея и 1 тяжелая батарея.
  • Вскоре в окопах и на батарее появились листовки.
  • Я оставил автомобиль вблизи прикрытия и пешком со старшим адъютантом штаба дивизии капитаном Роговым и ординарцем пошел к батарее.
  • Шефы навестили каждую батарею, выступали на митингах, в том числе в нашей батарее.
  • Три батареи 220-мм орудий, три батареи 150-мм орудий «К», шесть батарей мортир обр.
  • И знал, что на батарее его за глаза называют «наш прапор».
  • То же, говорят, происходило и в конной батарее.
  • Мы потеряли семь артиллерийских офицеров и несколько солдат артиллеристов, зарубленных на самой батарее.
  • Я служил тогда наводчиком орудия в зенитной батарее 199-й отдельной танковой бригады, входившей в состав 6-й армии.
  • На самом деле это были дербентцы, которые прикрывали батарею,[33 — 8-я батарея 39-й артиллерийской бригады.] застрявшую в грязи.
  • Задание подавить батарею было поручено товарищу Кукарцеву, который задание выполнил, батарея больше огня в эту ночь не вела.
  • Они заменили секцию четвертого этажа третьей солнечной батареи на секцию экспериментальной солнечной батареи.
  • Днем у нас в батарее начали проводить занятия по огневой и тактической подготовке.
  • По его сигналу солнечные батареи отключаются от заряда при достижении напряжения на батарее 34 вольта.
  • Проходя по батарее, он остановился у одной из 24-фунтовых пушек во время ее заряжания.
  • Первая мысль, пришедшая мне в голову после того, как из пехотного окопа я увидел германскую батарею, была: как глупо поставлена батарея.
  • Мои восемь танков присоединились в это время к более свежей батарее самоходных штурмовых орудий.
  • К нам поступило двое солдат, служивших в артиллерийской батарее, они оба были ранены от взрыва одного и того же снаряда.
  • Солдаты на батарее не преувеличивали: русские не хоронили своих мертвецов.
  • Я оставил автомобиль близ прикрытия и пешком с старшим адъютантом штаба дивизии капитаном Роговым и ординарцем прошел к батарее.
  • Врачи, не понимая причины, отсылали прогреть пальцы на батарее парового отопления, я только криво улыбался, знал, что это не поможет.
  • Командир батареи, в тщетных поисках наблюдательного пункта и позиции, задержал батарею на правом берегу.

Источник – ознакомительные фрагменты книг с ЛитРес.

Мы надеемся, что наш сервис помог вам придумать или составить предложение. Если нет, напишите комментарий. Мы поможем вам.

  • Поиск занял 0.063 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Пишите отзывы, идеи, предложения, благодарности. Мы рады комментариям

sinonim.org

Использование бригад штурмовых орудий. Штурмовые орудия Гитлера. «Штурмгешютце» в бою [с фото]

Использование бригад штурмовых орудий

Бригады штурмовых орудий придавались армиям, корпусам и дивизиям, но, как правило, они находились в распоряжении армейского корпуса, образуя подвижный, обладающий наибольшей ударной мощью его резерв. Вопрос о переподчинении бригады какой-либо дивизии решал, с учетом обcтановки, командир корпуса (начальнику артиллерии корпуса бригада подчинялась только в оружейно-техническом отношении и по линии внутренней службы).

Командир корпуса придавал бригаду дивизии, находящейся на главном участке наступления или обороны. Бригада должна была действовать в полном составе.

«Введение в бой всей бригады штурмовых орудий под командованием командира бригады, как правило, приносит успех. Сосредоточение ударной силы и огневой мощи 30 штурмовых орудий на узком участке фронта позволяет прорвать даже сильную оборону. Однако условия местности и обстановка могут обусловить необходимость распределения батарей по пехотным полкам дивизии, при этом подразделения штурмовых орудий находятся в подчинении того командира, части которого они поддерживают. Подчинение штурмовых орудий частям меньше, чем полк, являлось исключением. Эти же положения действительны и для тех случаев, когда штурмовые орудия придаются передовым отрядам и авангардам»

(из трофейного документа «Использование штурмовых орудий в составе пехотной дивизии»).

Дробление бригады побатарейно с переподчинением батарей различным дивизиям не рекомендовалось. Однако при отражении сильных атак противника одновременно на фронте нескольких дивизий этот способ практиковался.

Чем внезапнее появлялись штурмовые орудия, тем эффективнее были их действия, поэтому подготовка к атаке проводилась скрытно от противника; подход и сосредоточение — в ночное время. Шум моторов маскировался запуском моторов тягачей на других участках фронта или артиллерийской стрельбой.

Так как ввод в бой штурмовых орудий в большой степени зависел от условий местности, то план атаки составлялся пехотным командиром вместе с командиром бригады с точным распределением боевых задач.

Во время подробного обсуждения на местности плана атаки командиру бригады предоставлялось право давать предложения пехотному командиру по вопросу использования своего оружия. В предложениях учитывалось следующее:

1) положение противника;

2) положение своих частей;

3) намерение командира;

4) организация атакующих частей;

5) поддержка штурмовых орудий огнем тяжелого оружия пехоты и особенно артиллерии;

6) пункт сбора.

После получения задачи от командира пехотного соединения, командир бригады отдавал боевой приказ командирам батарей штурмовых орудий.

Боевой приказ на наступление бригады включал следующее: сведения о противнике, намерения общевойскового начальника, боевую задачу, цели атаки, места вклинений, время атаки, распределение пехоты, план огня артиллерии и тяжелого пехотного оружия, использование приданных артиллерийских наблюдателей, огневую поддержку штурмовых орудий, взаимодействие с саперами, расположение своих минных заграждений, распоряжения по связи и способы подачи донесений, обозначение целей.

Указания командирам батарей давались на месте действия штурмовых орудий. В бою командир бригады находился с батареями. Он непосредственно руководил батареями, отдавая приказы и управляя огнем. Главной его обязанностью являлось поддержание контакта с пехотным командиром на всех этапах боя. Для этой цели при пехотном командире постоянно находился офицер связи с радиостанцией.

В боевом порядке батареи орудия располагались в виде полукруга по фронту до 400 м; первый взвод размещался в центре, второй взвод — в 160 м правее первого взвода, третий взвод — левее первого взвода на таком же расстоянии, как и второй. Командир батареи, как правило, находился в центре первого взвода.

Бронированный транспорт с боеприпасами располагался позади орудий приблизительно в 300–400 м, связь с ним поддерживалась по радио или телефону.

Передовой пункт снабжения располагался вблизи командного пункта той части, с которой взаимодействовала батарея. Задача передового пункта снабжения — обеспечение боевого эшелона и поддержание связи.

Обоз располагался вне зоны обстрела.

Командир батареи управлял батареей из наблюдательного танка. Он передвигался с первым взводом или находился сбоку или сзади боевого порядка для лучшего наблюдения. Взводы 75-мм орудий использовались для ведения огня по целям прямой наводкой с замаскированных позиций. Командир батареи с помощью радиостанции (10 Вт) передавал приказания командирам взводов, а также непосредственно командирам штурмовых орудий на другой волне.

Из трофейных документов и показаний военнопленных были установлены следующие положения по применению штурмовых орудий:

— между пехотными командирами и командирами подразделений штурмовой артиллерии существовал постоянный контакт. Для более надежной связи на всех этапах боя пехотные и моторизованные части выделяли посыльных в подразделения штурмовых орудий на случай, если будет затруднено пользование основными средствами связи (радио, сигнальными флажками и т. д.).

— штурмовые орудия находились в постоянной готовности к выходу с исходных позиций для поддержки атаки (контратаки) пехоты.

— во время боя командир штурмового орудия должен был видеть свою очередную огневую позицию, находясь на старой, или, по крайней мере, во время движения орудия вперед. Закрытая огневая позиция хороша тогда, когда штурмовое орудия может открыть огонь до того, как оно обнаружено, и неудобна, если позицию противника нельзя обнаружить сейчас же, как только открыт огонь по штурмовому орудию.

— смена позиций штурмовыми орудиями производилась обязательно под огневым прикрытием других орудий. Как правило, штурмовые орудия двигались прямо вперед на заранее намеченные позиции для ведения огня по огневым точкам.

— переход с одной огневой позиции на другую производился на увеличенной скорости.

— движение по местности совершалось с соблюдением установленных интервалов между орудиями и использованием возможной маскировки. Вперед высылалось только требуемое количество штурмовых орудий. Остальные рассредоточивались и следовали за ними, защищая фланги. Если позволяла боевая обстановка, орудия во время движения вперед находились в походном положении.

— маскировка штурмовых орудий соответствовала фону и рельефу местности и скрывала действительные размеры материальной части.

— переброска боеприпасов производилась с таким расчетом, чтобы, хотя бы, половина штурмовых орудий была всегда готова вести огонь по противнику.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

КОМАНДИР БАТАРЕИ. Было приказано выстоять

КОМАНДИР БАТАРЕИ

Когда летом сорок третьего года на Орловско-Курской дуге происходило одно из величайших сражений, мы стояли в лесах и болотах Смоленщины и в сводках Совинформбюро сообщалось, что у нас ничего серьезного не происходит, только поиски разведчиков да ружейно-пулеметная и артиллерийская перестрелка. Получалось такое впечатление, будто у нас в лесу очень тихо и спокойно, и мне порой становилось обидно, что про нас так пишут, потому что покоя-то мы как раз и не видели, особенно по ночам. Правда, когда начинало светать, на всем переднем крае сразу наступала тишина, кончались постоянные небольшие стычки с врагом и за фашистскими окопами в основном оставались следить только артиллерийские наблюдатели, дежурные пулеметчики да снайперы, которые иногда одиноко, скупо постреливали.

Я ложился спать часа в четыре утра, когда поднималось солнце и стихала ночная перестрелка, и просыпался часов в десять. Ко мне приходил старший лейтенант Никитин, командир поддерживающей нас артиллерийской батареи, опытный офицер, призванный из запаса, немного нервный и грубоватый, но в общем-то человек незлобивый. Его длинностволые пушки стояли километрах в трех от переднего края, на лесной полянке, а сам он жил у меня в овраге вместе со своими разведчиками.

Наш участок клином вдавался в позиции противника, имея на флангах лишь огневую связь с соседними ротами. Фашисты простреливали нас с трех сторон.

К нам можно было пройти только ночью: сзади окопов лежала голая, как колено, луговина, и фашисты внимательно следили за ней. Мы с Никитиным держали оборону на этом участке четвертый месяц, за все время бывали в тылу только раза три, не больше, и Никитин очень огорчался, что без него на батарее, наверное, творится черт знает что. Всех, кто бы к нам ни приходил, он непременно расспрашивал, не ходят ли его артиллеристы за ягодами, потому что к тому времени в лесу поспело много малины. Командирам огневых взводов Никитин язвительно говорил по телефону:

— Я знаю, вы кисели варите! Погодите, я как-нибудь доберусь до вас!

А добраться было не так-то легко. Нас с ним просто-напросто не выпускали с переднего края. Так распорядился командир дивизии. Он очень беспокоился о нашем участке и требовал, чтобы мы во что бы то ни стало сохранили этот клин как плацдарм будущего наступления.

Ну, мы и хранили. Трудно было по ночам, хотя я знал, что в случае чего, кроме Никитина, целый артиллерийский дивизион повернет в мою сторону все стволы, чтобы вместе со мной отбить фашистскую атаку.

По ночам у нас никто не спал. Я часто выходил из блиндажа, слушал перестрелку, смотрел на мертвенно-бледные всполохи ракет, разноцветные пунктиры трассирующих пуль, и тревожные мысли одолевали меня. Я думал обо всем нашем переднем крае, тонкой лентой протянувшемся по лесам, полям и болотам. В блиндаже попискивала рация, зуммерил телефон, слышался хрипловатый голос дежурного телефониста, стук костяшек по столу и возгласы Никитина. Старший лейтенант в минуты затишья с азартом «дулся» в домино и сердился, когда военфельдшер или кто-нибудь другой обыгрывал его.

Ночи стояли звездные, тихие, в овраг наползал туман, и даже кусты были мокрые. Я шел в темноте по оврагу, роса сыпалась мне на плечи, высокая трава вдоль тропки била меня по коленкам, и когда я добирался до траншеи, ноги были мокры. Меня окликали часовые возле станковых и ручных пулеметов, остальные солдаты сидели кучками, курили, тихо переговаривались. Здесь тоже никто не спал. Командиры взводов докладывали обстановку. В самой передней траншее, рядом с пулеметчиком, стоял артиллерийский разведчик, и возле него, в нише, лежали разноцветные ракеты для срочного вызова артогня. Когда я видел разведчика, я вспоминал о никитинской батарее, о том, что и там не спят: наблюдатель следит за передним краем с дерева, а возле рации дежурит кто-нибудь из офицеров.

Никитин пришел ко мне четыре месяца тому назад, как раз в тот самый день, когда я принял участок. Это было весной. Я стоял в овраге на талом снегу и смотрел, как какой-то артиллерийский офицер, чертыхаясь, скользит ногами по обрыву. Ноги у него разъезжались, как у козы; когда он спустился и подошел ко мне, его сапоги, густо облепленные глиной, были, наверное, тяжелее, чем у водолаза.

Он представился:

— Старший лейтенант Никитин, назначен поддерживать вас.

— Очень хорошо, — сказал я.

Признаться, поначалу он не понравился мне. Одет он был в простую солдатскую шинель, мешковато сидевшую на плечах, топорщившуюся на спине. И не было в нем той лихой, подчеркнутой выправки, какой обычно отличаются щеголеватые артиллерийские офицеры.

Мы выбрались с ним из оврага и остановились в кустах. Несколько пуль вжикнуло мимо нас. Никитин не обратил на них никакого внимания и долго смотрел в бинокль на вражеские окопы и проволочные заграждения перед ними. У наших ног на земле примостился радист, которого Никитин привел с собой.

— Как там на батарее? — спросил Никитин, не отрывая бинокля от глаз. — Приготовились?

— Готовы, товарищ старший лейтенант, — ответил радист.

— Передайте на батарею, — проговорил Никитин и, помолчав, как-то сразу преобразившись, уже совсем иным, властным, почти сердитым голосом стал передавать команду. Радист повторял за ним.

Скоро сзади нас вдалеке гулко выстрелила пушка, и почти тотчас же над нами с шелестом пролетел снаряд, вздыбив сырую весеннюю землю на поле, как раз посредине между нашими и вражескими окопами.

— Прицел шесть два! — тут же скомандовал Никитин, и вторично ударила сзади нас, в лесу, пушка, а снаряд, прошелестев, ухнул прямо в фашистские проволочные заграждения.

— Стой! — скомандовал Никитин. — Записать!

— Записать! — повторил радист. Сидя на земле, он, как эхо, повторял те слова, которые говорил командир батареи.

— Где будем ставить заградительные огни, капитан? — спросил Никитин.

Я был поражен такой меткой стрельбой и с нескрываемым восхищением смотрел на него. Впервые я видел, чтобы «накрывали» цель со второго снаряда.

Никитин снова спросил меня, и мы стали договариваться о заградогнях. Надо было поставить их перед окопами со всех трех сторон, чтобы в любом месте отбить фашистскую атаку, а главное, перед третьим взводом, который глубже всех вдавался в оборону противника.

Выслушав меня, Никитин подумал, прищурясь, огляделся и скомандовал:

— Прицел шесть ноль! Осколочно-фугасной!..

— Прицел шесть ноль! — крикнул радист, и не успел я опомниться, как над нашими головами уже не с шелестом, а воя и так низко, что я инстинктивно пригнулся, пролетел снаряд и рванул землю в нескольких десятках метров от окопов.

— Ну как? — опросил Никитин.

— Очень хорошо, — сказал я, еще больше пораженный его мастерством.

— Стой! — скомандовал он тогда на батарею. — Записать НЗО «Гром». Две зеленые и одна красная.

А мне вспомнились слова командира дивизии, направлявшего меня сюда: «Держи тот участок зубами, руками, как хочешь, а держи. Артиллериста тебе на помощь даю самого лучшего в дивизии. Художник, а не артиллерист».

И вот он стоял передо мной в своей солдатской, топорщившейся на спине шинели, простой, ничем не примечательный человек.

Вечером мы сидели с ним над схемой обороны и наносили на нее уже пристрелянные заградогни. Главным из них был «Гром» — перед окопами третьего взвода, и вызывать его надо было двумя зелеными и одной красной ракетами.

Никитин поселился рядом со мной в маленьком блиндаже. Там жили и трое его разведчиков, по очереди дежурившие в третьем взводе.

Шли дни, мы все больше сближались с артиллеристом, и к середине лета я даже не представлял, как мы можем обойтись друг без друга.

Было несколько тревожных ночей, когда гитлеровцы пытались выбить нас и шли на нас в атаку, но все их попытки оканчивались для них самым печальным образом: фашистам никак не удавалось преодолеть той поистине страшной огневой завесы, которую всякий раз ставили перед нашими окопами пулеметчики и никитинские артиллеристы.

Так мы прожили четыре месяца. В это время пришло известие, что наши войска разгромили фашистов на Курской дуге и Орловском выступе. Сам командир дивизии позвонил мне и, узнав, как у нас обстоят дела, сказал:

— Слышал о победе наших войск под Орлом?

Я сказал:

— Слышал.

— Ну, теперь ты мне держи этот клин во что бы то ни стало. Теперь не долго ждать, понимаешь?

Я сказал, что понял и удержу. Потом я поделился этим разговором с Никитиным, и нам стало очень радостно: значит, и мы скоро пойдем вперед.

А ночью Никитину было приказано сняться с моего участка.

Прочитав приказание, он очень смутился и как-то виновато, растерянно сказал мне, показывая бумажку:

— Я ухожу от тебя.

— Совсем?

— Не знаю. Приказано быть вместе со всей батареей к двум часам ночи возле командного пункта дивизиона. Где-то на соседнем участке будет проводиться разведка боем, и мы должны быть там.

И он ушел, и вместе с ним ушли его разведчики, и радист унес на спине свою рацию. А утром я услышал далекий гул артиллерийской пальбы и понял, что там сейчас действуют все наши артиллеристы, потому что стреляли и дивизионки, и гаубицы, и даже противотанковые «сорокапятки», которые при каждом выстреле, словно в азарте, подскакивают на месте.

Через некоторое время стрельба прекратилась, потом началась вновь, и так продолжалось почти весь день.

А у нас было очень тихо, фашисты словно вымерли, и в течение всего дня на участке разорвался лишь один снаряд. Он разорвался перед третьим взводом, и солдаты долго спорили, чей это был снаряд: некоторым показалось, будто он прилетел с нашей стороны. Все-таки было решено, что снаряд фашистский, а до наших окопов он не долетел потому, что плохо стреляют.

Скоро должна была наступить ночь, а Никитина все не было, и я начал беспокоиться: если фашисты разнюхают, что мы сидим без артиллерии, и опять полезут в атаку, то нам придется ох как плохо!

С наступлением сумерек разразилась гроза, хлынул дождь, сильный и теплый. Телефонист зажег лампу, и стало видно, как по стеклу нашего небольшого блиндажного окошка струятся дождевые потоки. Я велел вызывать по очереди все взводы, и командиры докладывали, что на их участках дела обстоят нормально: фашисты и светят и стреляют, только перед третьим взводом вот уже тридцать минут не было ни выстрела, не засветилось ни одной ракеты.

— Свети, больше сам, — сказал я командиру третьего взвода. — Смотри внимательнее.

— Смотрим, — лаконично ответил он. — Смотрим.

Но не успел я передать телефонисту трубку, как возле блиндажа ухнуло раз-другой, и вдруг все загудело кругом от разрывов. Сквозь накаты посыпалась земля, огромный ком глины ударил по стеклу, погасла лампа, и запахло фосфором. Этот запах внесло ветром сквозь разбитое окно и с шумом распахнувшуюся от взрывной волны дверь. Я вновь схватился за телефонную трубку, стал звать третий взвод, но мне долго никто не отвечал.

— «Уфа», «Уфа»! — кричал я и дул в трубку. — «Уфа»!

Потом я услышал взволнованный, задыхающийся, голос:

— «Уфа» отвечает! «Уфа» отвечает! На нас идут… около роты… Мы положили их перед траншеями, но они ползут. Дайте артиллерию. «Гром»! «Гром»!

Требуют заградогонь «Гром»! Просят заградогонь «Гром»! Но что я мог сделать? Никитина не было подле меня, не было его разведчиков, не было его пушек! А командир третьего взвода кричал в телефон:

— Я вызвал «Гром»! Две зеленые и одна красная! Почему артиллерия не стреляет?

— Держись без артиллерии, — оказал я. — Держись! — и приказал перебросить ему в подмогу два ручных пулемета и группу автоматчиков из других взводов. Это все, что я мог сделать. Потом связался с командиром полка, но мне ответили, что артиллерия, вероятно, уже на марше и батареи будут на месте минут через тридцать.

— Через тридцать! Когда мне нужен их огонь сейчас, немедленно, сию секунду!..

Вдруг телефонист, все время державший на проводе третий взвод, поднял на меня удивленные глаза:

— Наша артиллерия бьет. Самым смертным боем бьет. Фашисты бегут!

Я выскочил на улицу. Дождь перестал. Перестали рваться и фашистские снаряды, но зато я очень отчетливо уловил в ночи далекий гул пальбы наших пушек.

…На рассвете пришел Никитин. Устало сел на нары.

— Ну как, — спросил, — все живы?

— Все, — сказал я. — Но фашистов побито!..

— Много?

— Человек тридцать.

Он покачал головой:

— Ловко.

— Это ты стрелял?

— Я.

— Как же ты успел?

— А я еще был на месте, когда мой наблюдатель — он все время следил за нашим участком с дерева — сообщил, что ты просишь «Гром». Мы развернулись и жахнули.

— А днем?

— Что днем?

— Днем тоже ты стрелял?

— Днем тоже я. Надо же было пристреляться на всякий случай. Своих никого не задели?

— Нет.

— Ну и хорошо.

— Спасибо тебе, друг.

— Ну, что там, — он устало махнул рукой. Помолчав, спросил: — Хорошо, говоришь?

— Превосходно!

— Надо будет солдатам благодарность объявить.

Вошел радист.

— Товарищ старший лейтенант, связь установлена.

— Как там на батарее?

— Батарея в боевой готовности.

— Через каждые полчаса сверяйте волну. Утром две машины за снарядами. Старшина знает. Все.

librolife.ru

Плавучая батарея «Не тронь меня!»

В годы Великой Отечественной войны в состав ВМФ СССР входили тысячи самых разнообразных кораблей — линкоры, крейсера, эсминцы, катера, подводные лодки, многочисленные вспомогательные суда. Однако сегодня вы узнаете о самых, пожалуй, необычных боевых кораблях, входивших в состав советского флота — плавучих батареях «Не тронь меня!» и линкора «Марат»

В течение первой половины XX в. «дредноуты» были символом мощи ведущих флотов мира. Каждая крупная морская держава строила для своего военно-морского флота наиболее мощные корабли с сильным вооружением и самой совершенной защитой. Такие корабли не зря называли «королями морей», ведь они только своим существованием могли защитить интересы страны. В середине 30-х гг. в мире началась новая гонка военно-морских вооружений и СССР не остался в стороне. В нашей стране в конце 30-х гг. начали широкомасштабное строительство огромного военно-морского флота, названного «большим морским и океанским», но его постройка прекратилась в июне 1941 г.

Основу мощи советского флота должны были составить огромные суперлинкоры, которые превосходили по своим боевым возможностям корабли зарубежных флотов. В СССР параллельно создавались два проекта — типа «А» (проект 23, водоизмещением 35000 т с 406-мм артиллерией) и «Б» (проект 25, водоизмещением 26000 т с 305-мм артиллерией). Планировалось построить 20 линкоров: четыре больших и четыре малых для Тихоокеанского флота, два больших для Северного флота, четыре малых линкора для Черноморского флота, ещё шесть малых линкоров должны были пополнит состав Балтийского флота. Процесс создания крупных кораблей контролировал лично И.В. Сталин.

При разработке учитывался передовой зарубежный опыт, прежде всего итальянский, немецкий и американский. В 1937 г. проект «Б» был признан «вредительским» и советская судостроительная промышленность была сконцентрирована на подготовке к серийному строительству линкоров проекта 23. Это должен был быть современный боевой корабль — полное водоизмещение превышало 67000 т, его наибольшая длина 269,4 м, наибольшая ширина 38,9 м, осадка 10,5 м, мощность ГЭУ более 231000 л.с., скорость хода около 29 уз, дальность плавания 7000 миль (при 14,5 уз). По вооружению (9х406-мм, 12х152-мм, 12х100-мм орудий и 32х37-мм зенитных автомата) он превосходил всех «коллег», за исключением американской «Монтаны» и японского «Ямато». Линкор имел мощное бронирование и систему противоминной защиты. Его экипаж составляли 1784 моряка. До начала войны были заложены четыре линейных корабля: «Советский Союз» в Ленинграде (завод №189), «Советская Украина» в Николаеве (завод №189), в Молотовске (завод №402) началось строительство «Советской России» и «Советской Белоруссии». Но ни один из них в строй так и не вступил…

А историю ЛИНКОРА «МАРАТ»  вы можете почитать тут.

 

Так должен был выглядеть линейный корабль «Советский Союз». Рисунок А. Заикина

 

Создание плавучей батареи №3

В экспозиции Музея Черноморского флота в Севастополе целый зал посвящен героической 250-дневной обороне города от немецких войск в 1941-1942 гг. Моряки Черноморского флота и жители города совершили немало подвигов, защищая севастопольские рубежи. Посетителям музея о них рассказывают многочисленные экспонаты, фотографии и реликвии военной поры. Есть среди них небольшая фотография, мало что говорящая обычным посетителям. Она подписана так — капитан-лейтенант С.А.Мошенский, командир плавучей батареи №3. Чем он прославился, что за плавбатарея № 3, какие подвиги совершил её экипаж не уточняется. Больше никакой информации об этом корабле в экспозиции музея, к сожалению, нет.

Как уже отмечалось, в конце 30-х гг. на судостроительных заводах СССР было развёрнуто масштабное строительство линейных кораблей типа «Советский Союз». Этому предшествовала колоссальная научно-исследовательская и проектно-конструкторская работа, проведённая советскими конструкторами и инженерами. Особое внимание они уделили вопросам разработки вооружения и систем защиты кораблей. Много опытов провели на Чёрном море для определения оптимальной системы ПМЗ (противоминной защиты — по терминологии того времени). На первом этапе были проведены подрывы 24 масштабных отсеков (в масштабе 1:5) с ПМЗ семи различных типов. По результатам опытов был сделан вывод о наибольшей эффективности итальянской и американской систем защиты. В 1938 г. в Севастополе прошёл второй этап опытов. Как и раньше, они производились на масштабных отсеках, были проведены 27 подрывов. Но на этот раз для опытов построили огромный натурный отсек, на котором полностью воспроизводилась конструкция системы ПМЗ линкора проекта 23. Он имел форму прямоугольника, его размеры впечатляли — длина 50 м, ширина 30 м, высота борта 15 м. По результатам этих опытов, комиссия определила, что предельным для ПМЗ была мощность взрыва заряда в 750 кг. После окончания испытаний опытный отсек использовали в качестве мишени для учебных стрельб, а потом его поставили на прикол в одной из севастопольских бухт.

 

Плавучая батарея №3 «Не тронь меня!» в Казачьей бухте, весна 1942 г. Снимок сделан с советского самолёта

 

После начала войны отсеком заинтересовался капитан 2 ранга Г.А. Бутаков. Он предложил командованию Черноморского флота использовать его для создания плавучей артиллерийской батареи. По его плану «квадрат» планировалось вооружить и установить на якоре в районе Бельбекской долины в нескольких милях от Севастополя. Он должен был усилить ПВО Главной базы флота и обезопасить подступы к ней со стороны моря. По данным разведки ожидалась высадка в Крыму немецкого десанта, и плавучая батарея должна была этому помешать. Командующий ЧФ Ф.С. Октябрьский поддержал рапорт Г.А. Бутакова, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов одобрил эту идею.

В июле 1941 г. на «квадрате» (так отсек именовали в документах) начались работы по монтажу общекорабельных систем и установке вооружения. Работу над проектом вёл инженер Л.И. Ивицкий. Внутри оборудовали жилые помещения, камбуз, радиорубку, склады и погреба. На палубе бывшего отсека установили боевую рубку, дальномеры и два прожектора. Из арсенала доставили 2×130-мм орудия, которые снабдили «ныряющими» снарядами, предназначенными для борьбы с подводными лодками. Их дополняли 4×76,2-мм зенитных орудия, Зх37-мм зенитных автомата, 3×12,7-мм зенитных пулемёта. Экипаж плавбатареи составили 130 человек, 50 из них призвали из запаса, остальных набрали со всех кораблей ЧФ. К борту «квадрата» рабочие прикрепили шлюпбалку, но шлюпки не нашлось. Зато рабочие нашли на складах завода огромный адмиралтейский якорь и передали его на батарею. Старожилы утверждали, что он с линкора «Императрица Мария». 3 августа 1941 г. на отдельной плавучей батарее №3 был поднят военно-морской флаг. Приказом командующего ЧФ от 4 августа она была включена в состав Охраны Водного района Главной базы. Экипаж плавбатареи во главе со старшим лейтенантом С.Я. Мошенским приступил к несению службы.

 

 

Боевой путь «Не тронь меня!»

9 августа буксиры перевели плавбатарею в Бельбекс-кую бухту. От угрозы атак со стороны моря её отгородили несколькими рядами противолодочных сетей, с берега она была прикрыта береговыми батареями. Якорь «Императрицы Марии» прочно удерживал «квадрат» на месте. На корабле сразу же начались многочисленные учебные стрельбы, тренировки экипажа по борьбе за живучесть и различные учения. Летом 1941 г. налёты Люфтваффе на Севастополь были нечастым явлением. В основном, немецкие самолёты занимались разведкой военных объектов и постановкой магнитных мин. Лишь изредка бомбили корабли в порту. Несколько раз плавбатарею атаковали немецкие самолёты, но их выпады успешно отражали. Батарейцы прикрывали огнём корабли, которые входили в Севастополь. Ситуация в корне изменилась в конце октября 1941 г. после прорыва Вермахта в Крым.

Немецкие части приступили к штурму Севастополя. Началась 250-дневная оборона города. Немцами были захвачены все крымские аэродромы и теперь время полёта их бомберов до Севастополя составляло всего 10-15 мин. Налёты на город и порт стали ежедневными. Основные силы флота ушли на Кавказ. В конце октября с «квадрата» демонтировали два 130-мм орудия, которые срочно понадобились для сухопутного фронта. Также сняли весь боезапас «стотридцаток», кроме «ныряющих» снарядов, и расчёты орудий. В результате экипаж корабля сократился до 111 человек.

 

«Не тронь меня!» сражается с немецкими самолётами. Рис. А. Лубянова

 

В начале ноября на Чёрном море были сильные штормы. Их сила была такова, что огромный якорь не смог удерживать плавбатарею на месте. Волны начали приближать её к берегу, который теперь занимали немецкие войска. Было принято решение сменить место стоянки «квадрата». 11 ноября буксиры перевели плавбатарею в Казачью бухту и притопили на отмели, теперь штормы ей были не страшны. Новой боевой задачей, которую командование поставило перед экипажем, стала защита военного аэродрома на мысе Херсонес. Он остался последним советским аэродромом в Крыму. На его поле базировалась вся авиация Севастопольского оборонительного района. Налёты на Херсонесский аэродром участились. Днём 29 ноября 1941 г. зенитчикам плавбатареи удалось одержать свою первую победу. Ими был сбит Bf-109. 17 декабря немцы начали новый штурм Севастополя. В течение всего дня батарейцам пришлось отражать налёты на аэродром. При этом был сбит Ju-88. С этого дня боевой счёт зенитчиков стал расти — при защите аэродрома они сбили 22 немецких самолёта. Зимний штурм был успешно отражён, но налёты на город продолжались. Не забывали немцы и об аэродроме. Они пытались помешать действиям советской авиации, и в рассказах наших лётчиков постоянно упоминалось о помощи плавбатареи: «Плавбатарея поставила завесу… «Не тронь меня!» отсекла немца…».

14 января 1942 г. зенитчики сбили ещё один Ju-88, 3 марта Не-111.19 марта на батареи побывал писатель Леонид Соболев. Целый день он провёл на «квадрате», побеседовал с командиром и экипажем. Об этом он написал в очерке «Не тронь меня!». В марте командир батареи старший лейтенант С.Я, Мошенский был награждён орденом Красного Знамени, он стал капитан-лейтенантом, награды за сбитые самолёты получили и другие члены экипажа.

В мае 1942 г. налёты на город усилились, немцы начали подготовку к новому штурму и стремились нейтрализовать советских лётчиков. В этом им очень мешал точный огонь зенитчиков плавбатареи №3, которую моряки-черноморцы стали называть «Не тронь меня!». 27 мая зенитчикам удалось сбить сразу два Me-109.

Немцы начали новый штурм города и сосредоточили на крымских аэродромах большое число самолётов. Они имели многократное превосходство в авиации, но советским авиаторам удавалось наносить удары по противнику и в этом значительная заслуга экипажа плавбатареи. 9 июня его боевой счёт пополнили три Ju-88, 12 июня Bf-109,13 июня Ju-88. Батарея мешала действиям авиации противника и немецкое командование решило с ней покончить. 14 июня «квадрат» атаковали 23 Ju-87, было сброшено 76 бомб, но им не удалось добиться прямых попаданий. От близких разрывов авиабомб вышел из строя прожектор, осколки срезали шлюпбалку, три моряка были ранены. При отражении этого налёта моряки сбили два Ju-87. Во второй половине дня атаки продолжились, по «квадрату» открыла огонь немецкая батарея. Последовали новые налёты. К этому времени защитники Севастополя испытывали большие трудности из-за недостатка боезапаса. В период между штурмами командованию СОР не удалось создать на складах достаточных запасов боеприпасов и теперь снаряды приходилось экономить. С Большой земли боеприпасы теперь доставляли на кораблях, но их по-прежнему катастрофически не хватало. Немцы же создали огромные запасы боеприпасов, снарядов и патронов они не жалели. Их авиация господствовала в севастопольском небе. 19 июня на «Не тронь меня!» был произведён очередной налёт. Это была 450-я атака немецкой авиации на батарею, экипаж которой теперь день и ночь находился у орудий. Её судьба оказалась решена из-за недостатка боеприпасов к орудиям. Немецким лётчикам удалось прорваться к батарее.

 

Командир плавбатареи №3 капитан-лейтенант С.Я. Мошенский

 

Несколько слов необходимо сказать о командире плавбатареи «Не тронь меня!» капитан-лейтенанте Сергее Яковлевиче Мошенском. Он родился в Запорожье. Работал на заводе электриком, окончил рабфак. В 1936 году его призвали служить на флот. Комсомольца с законченным средним образованием направила на двухгодичные курсы комсостава. По их окончании он получил звание лейтенанта и был направлен служить командиром первой башни ГК на линкоре «Парижская коммуна». Перед началом войны С. Я. Мошенский закончил в Ленинграде годичные курсы усовершенствования комсостава ВМФ по специальности командир батареи ПВО. Он был женат, семья ждала первого ребёнка. После начала войны беременную супругу эвакуировали из Севастополя. Десять месяцев командовал С.Я. Мошенский плавбатареей, каждый день он рисковал своей жизнью ради свободы Родины. На ней он погиб, так и не увидев дочери, которая родилась в эвакуации. Он похоронен в Камышовой бухте, но точное место захоронения, к сожалению, неизвестно.

Плавбатарея стояла в трехстах метрах от берега, но за девять месяцев пребывания на ней капитан-лейтенант Мошенский лишь раз сошел с корабля, что бы получить в штабе орден «Красного Знамени».

Из письма Мошенского: «Живу по-боевому. Спешу разделить с тобой радость: я награжден орденом Красного Знамени. Никогда не думал, что мне выпадет такая честь, а вчера об этом узнал, говорят, что хорошо бью немцев, за это и наградили…»

«Уже на исходе десятый месяц войны. Как много пережито! Может, мне не суждено будет увидеть больше ничего, но это потому, что мы с товарищами принимаем огонь на себя. Я очень хочу жить, но остаться жить, укрывшись от врага, не громить его, не уничтожать, ты знаешь, я не могу. Бездействие, трусость для меня самого — позор, таким человеком жить стыдно, я лучше погибну, чем подумаю о другой жизни. Я ежеминутно помню, что чем больше сбито фашистских самолетов, тем ближе наша победа… Вот и еще одного фашистского стервятника мы отправили на дно моря».

Командир плавбатареи погиб 19 июня 1942 года, когда на батарее практически закончились снаряды. Оставались только патроны для пулемётов и по нескольку обойм для зенитных автоматов.

В 20.20 одна из бомб попала в левый борт «квадрата», вторая разорвалась прямо у борта. Сила взрыва разметала всё живое на палубе. Убитыми и ранеными оказались расчёты зенитных орудий и автоматов, начался пожар в кормовом погребе, огонь подбирался к «ныряющим» снарядам, но его удалось потушить. Погиб командир батареи и ещё 28 членов экипажа. Было ранено 27 моряков, катера немедленно доставили их на берег. К вечеру экипажу удалось ввести в строй 37-мм автомат и два пулемёта ДШК, но боеприпасов к ним на корабле не было. 27 июня 1942 г. экипаж плавбатареи был расформирован. Моряки были направлены воевать на сухопутные позиции, раненых вывезли на Большую землю корабли Черноморского флота, прорывавшиеся в Севастополь.

После падения города немецкие солдаты с интересом осматривали огромный корпус «Не тронь меня!», стоящий на отмели у берега Казачьей бухты.

 

Корпус плавбатареи на отмели в Казачьей бухте, июль 1942 г.

За десять месяцев героической вахты моряки капитан-лейтенанта С.Я. Мошенского отразили 450 воздушных атак (в среднем каждый день по 1-2 атаки). Этот «квадрат» самый странный боевой корабль Военно-Морского Флота. Его упоминания нет ни в одном справочнике по ВМФ, хотя именно этому кораблю принадлежит уникальный боевой рекорд. Им было сбито больше всех фашистских самолётов — 22 за десять месяцев (в среднем 2-3 самолета каждый месяц).

За 16 сбитых самолётов лётчикам давали звание Героя Советского Союза. Большего, чем плавбатарея «Не тронь меня» ни один наш корабль не добился.

Водоизмещение 3494 т; длина 69,4 м, ширина 16,1 м, осадка 4,9 м; мощность паровой машины 1632 л. с.; скорость хода 8 уз.  Вооружение: 12 203-мм, 2 152-мм и 2 63-мм десантных орудия. Экипаж 394 человека.

Кстати, «Не тронь меня» — это имя броненосной батареи береговой обороны ЧФ конца XIX века которой в 1891 – 1892 годах, которой командовал капитан 1 ранга В.Ф. Дубасов, герой русско-турецкой войны 1877-1878 гг. В то время лейтенант флота, награжденный орденом святого Георгия 4-й степени, золотой саблей «За храбрость» и пожалованный званием флигель-адъютанта императора. С 1897 г. вице-адмирал Дубасов командовал эскадрой Тихого океана, а в 1905 г. по назначению императора становится Московским генерал-губернатором с присвоением звания генерал-адъютант.

Москва и судьбы Российского флта, Архивные документы и исторические очерки. М., 1996, 415 с.

После освобождения Севастополя корпус плавбатареи №3 продолжал стоять на отмели в Казачьей бухте. В конце 40-х гг. его подняли и отбуксировали в Инкерман на разборку. О подвиге экипажа «Не тронь меня!» постепенно стали забывать. Лишь в скупых строках официальной хроники войны был зафиксирован беспримерный подвиг её экипажа: «В период обороны Севастополя части и корабли охраны водного района сбили 54 самолёта противника. Из их числа 22 самолёта сбила плавбатарея №3». Лишь из очерка писателя Леонида Соболева «Не тронь меня!», рассказа «Таинственный остров» детского писателя Олега Орлова, нескольких статей в газетах и журналах советские читатели могли узнать об этом уникальном корабле. Большую роль в сохранении памяти о плавучей батарее №3 сыграл московский журналист Владислав Шурыгин. Много лет он собирал материалы о боевом пути «Не тронь меня!», встречался с ветеранами, работал в архивах. В 1977 г. с его помощью в Севастополе была организована встреча ветеранов плавбатареи. В 1979 г. он написал книгу «Железный остров», рассказавшую о подвиге экипажа плавбатареи и её командира С.Я. Мошенского. Благодаря этим людям, подвиг моряков плавбатареи №3 не был забыт.

К сожалению, в Севастополе не установлено ни монумента, ни памятного знака, посвященного героическим делам экипажа плавучей батареи «Не тронь меня!».

[источники]

Напомню вам еще несколько морских батарей : мне почему то эта батарея  напомнила  Бетонный корабль — Fort Drum, или вот еще смотрите — Морские форты Манселла (Maunsell Sea Forts)

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=32454

op-lot.livejournal.com

командир батареи — определение — русский

Пример предложения с «командир батареи», памяти переводов

ИхтикКомандир батареи капитан Енакиев и командир батальона капитан Ахунбаев были заняты очень срочным, очень важным и очень кропотливым делом: они ориентировали на местности свои карты, уточняя данные, доставленные артиллерийской разведкой.ИхтикОни оба смотрели в том же направлении, куда смотрел и командир батареи.ИхтикК командиру батареи.OpenSubtitles2018.v3При всем уважении, командир батареи выполнит этот приказ, если он будет подписан генералом лично.ИхтикБез шинели и без фуражки, с несколькими потёртыми орденскими ленточками на кителе, с небольшой проседью в тёмных висках, командир батареи показался Ване более старым, чем тогда, когда он его увидел в первый раз.GieorgijWładimowПриблизительно в этот час в маленькой землянке на левом берегу Днепра сидели за столиком, друг против друга, командир батареи 122-миллиметровых гаубиц и наводчик первого орудия.GieorgijWładimowКомандир первого орудия отсутствовал, он ушел в село попрощаться со своей двухмесячной зазнобой, «закруглить роман», как он поведал всему огневому взводу, но он и не нужен был наводчику, поскольку сам командир батареи расположился невдалеке, у хода сообщения, накрытого плащ-палаткой.ИхтикХотя вам, как нашему командиру батареи, конечно, виднее.Ихтик– Так солдат не является к своему командиру батареи.PELCRA PolRusКомандир батареи лениво прохаживался между пушками, установленными на расстоянии восемнадцати шагов, одна от другой.Ихтик– Командир батареи приказал отправить мальчишку в тыл.OpenSubtitles2018.v3Сегодня, к вам прибудет командир батареи артполка.GieorgijWładimowНаводчик первого орудия с удивлением осознал, что жизнь его была бы решительно неполна, если б не повстречался на его путях-дорогах командир батареи 122-миллиметровых гаубиц.ИхтикБиденко молчал, сразу сообразив, куда гнёт командир батареи.OpenSubtitles2018.v3Кстати, вы в курсе, что генерал Миро… приказал командиру батареи, капитану Руссо, открыть огонь по нашим же позициям?GieorgijWładimowДонской его знавал старшим лейтенантом, командиром батареи тяжелых гаубиц — должность как бы с трагическим ореолом, почти во всей ствольной артиллерии, бьющей с закрытых позиций, офицеры гибнут чаще солдат, поскольку свои НПИхтикГорбунов взял Ваню в разведку без разрешения и отвечал за него перед командиром батареи головой. Ваня также не знал, что, когда Биденко, благополучно вернувшись в часть, доложил по команде о происшествии, капитан Енакиев пришёл в бешенство.PELCRA PolRusОфицер у зарядных ящиков и бомбардиры ждали, когда командир батареи подаст знак.OpenSubtitles2018.v3Командир батареи говорит, что это наши позиции,Ихтик– К командиру батареи!ИхтикЛейтенант Седых доложит командиру батареи капитану Енакиеву, капитан Енакиев велит дать в приказе о твоём зачислении.Ихтик– крикнул дневальный, увидав входящего командира батареи.ИхтикОн стоял навытяжку перед Енакиевым, глядя на него широко раскрытыми синими глазами, в которых светилось счастье, оттого что командир батареи наконец его заметил.ИхтикКомандир батареи капитан Енакиев сидел на небольшой дощатой площадке, устроенной на верхушке сосны, между крепкими суками.ИхтикОни оба долго молчали – командир батареи и Ваня, – соединённые одним могущественным чувством.

Показаны страницы 1. Найдено 36 предложения с фразой командир батареи.Найдено за 9 мс.Накопители переводов создаются человеком, но выравниваются с помощью компьютера, что может вызвать ошибки. Они приходят из многих источников и не проверяются. Будьте осторожны.

ru.glosbe.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о