Содержание

Освобождение Киева армией Ватутина в 1943. Подробности, тайны, факты, правда войны

Освобождение Киева армией Ватутина. Подробности, тайны, факты и правда войны. 28 октября 1944 года Украина была освобождена от немецкой оккупации. В этом году исполняется 67 лет со дня завершения Восточно-Карпатской операции советских войск, которая увенчалась окончательным освобождением Украины от немецких захватчиков.

Малоизвестным остается тот факт, что за несколько тяжелейших месяцев боев на территории освобожденных районов Украины полевые военкоматы мобилизовали сотни тысяч человек, которые, по заявлениям советского командования, собственной кровью должны были «смыть позор пребывания на оккупированной территории». Именно о судьбе этих людей, прозванных в народе «пиджачниками», «черносвитниками» или «черной пехотой», «ФАКТАМ» рассказал доктор исторических наук профессор Виктор Король.

«Подростков силой забирали на фронт, не спрашивая паспорта… на глаз»

– Что же представляли собой так называемые полевые военкоматы?

– В эти структуры входили взвод солдат и два-три офицера. Фактически они возникли по инициативе генерала Николая Ватутина, которого в народе называли «генерал-облава». Подобные формирования действовали в тех краях, где воевал Ватутин, особенно много было таких «военкоматов» во время освобождения Левобережной Украины, в частности Киева и Киевской области. На всех этапах битвы за Днепр войска Первого Украинского фронта несли огромные потери. И от Николая Ватутина поступило предложение набирать в армию молодежь из ближайших сел. Его поддержал Георгий Жуков, имевший статус заместителя Верховного главнокомандующего, что давало ему огромные полномочия. Официальным же поводом стал приказ Ставки Верховного главнокомандующего № 089 от 9 февраля 1942 года, согласно которому военным советам армий и командирам дивизий было дано право неограниченного призыва людей, «проживающих на освобождаемых от оккупации территориях», на военную службу.

– Кто в то время подлежал мобилизации?

– Предположим, освобождалось село. Сразу после этого в него входил так называемый полевой военкомат, члены которого ходили по домам в поисках подросшей за два с половиной года оккупации молодежи. И, не спрашивая паспорта, отбирали на глаз. Видят: рослый такой подросток (а ему, может, и 16-ти не исполнилось, и он никак не подходит под категорию призывника) – мобилизуют. Полевые военкоматы забирали также бывших солдат Юго-Западного фронта, отпущенных немцами из плена в 1941 году (всего их набралось около 277 тысяч). Документы свидетельствуют о том, что они не были коллаборантами, а просто вернулись к своим семьям.

Во время поездок по местам работы полевых военкоматов мне довелось общаться с местной жительницей Татьяной Барабаш, принимавшей участие в боях за Днепр в районе Букрина в качестве санинструктора. «Врываясь в дома, забирали не только подростков, но и чудом уцелевших мужчин. И каждый, уходя воевать, как правило, надевал старую фуфайку, надеясь, что новая еще пригодится в хозяйстве. Все думали, что вернутся домой. Из еды брали с собой ломоть хлеба и шмат старого сала. А через день-два мы уже хоронили их в братских могилах по 200 человек с этими же торбочками и в этих же черных фуфайках. В тех местах были глиняные яры, а по краям яров стекали ручейки, полные крови», – рассказывает женщина.

К моменту битвы за Днепр набралось около 300 тысяч таких мобилизованных, а всего в процессе освобождения Украины из сел призвали 900 тысяч неподготовленных и необученных бойцов.

Перед началом форсирования Днепра в селе Требухов прошло заседание Военного совета штаба фронта. Воспоминания о нем сохранились благодаря офицеру по особым поручениям командующего Первым Украинским фронтом Николая Ватутина Юрию Коваленко. Когда на этом заседании решался вопрос, во что одеть и чем вооружить 300 тысяч мобилизованных новобранцев, как их хоть немного подготовить, научить заряжать винтовку, будущий «маршал Победы» Георгий Жуков заявил: «Как во что? В чем пришли, в том и воевать будут! Автоматическим оружием этих людей не вооружать! У них же за спиной заградотряды! Дай им 300 тысяч автоматов – и от заградотрядов ничего не останется. Они всех перекосят и чкурнут к немцам. Трехлинейку им образца 1891 года!»

Тогда заместитель командующего Первым Украинским фронтом по тылу генерал Кулешов сообщил, что на складах имеются в наличии только 100 тысяч трехлинеек, а генерал Константин Рокоссовский предложил отправить в Москву курьера, чтобы описать в Ставке Верховного главнокомандующего ситуацию и попросить помочь с вооружением и формой. И тут Жуков не выдержал и заявил: «Зачем мы, друзья, здесь головы морочим. Нах… обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше придется в Сибирь после войны ссылать». В ответ Рокоссовский сказал, что «это – геноцид», и дал указание сообщить о подобных планах в Генштаб. Однако Ватутин перехватил эту инициативу, заявив, что «не хочет портить отношения с Жуковым из-за этой молодежи».

«Вооруженных кирпичами детей бросали в атаку, чтобы заставить немцев израсходовать свой боезапас»

– Как сложилась в дальнейшем судьба этих новобранцев?

– Приведу воспоминания писателя-фронтовика Анатолия Димарова, вкусившего все тяготы, выпавшие на долю солдата-чернобушлатника: «Никаких медкомиссий не было. На фронт забирали калек и больных. Я уже в 20 лет был инвалидом, слепой и глухой от контузии – все равно взяли. И погнали нас на немецкие пулеметы, знаете, с чем? С половинками кирпичей! Мы не были обмундированы, вооружены. Нас гнали целый день по лютому морозу и пригнали в местечко, разрушенное до основания. Выдали половинки кирпичей, показали громадный водоем, скованный льдом, и сказали ждать сигнала – ракеты. А когда она взлетит, дружно высыпать на лед и бежать на врага, который засел на противоположной стороне за крепким ограждением, и выбивать его оттуда… полукирпичинами! А он пусть думает, что это… гранаты.

Назад повернуть никто не мог, потому что нам показали хорошо оборудованные окопы, в которых через каждые три шага сидели смершевцы с нацеленными нам в спину пулеметами. Меня спасло лишь то, что я уже порох нюхал и бежал не в первом ряду, а в пятом. Мы добежали метров за сто от того ограждения, немцы нас подпустили. Вы представляете, голый лед, спрятаться негде! И как ударили из пулеметов кинжальным огнем! Ребята передо мной падали, как подкошенные, я тоже упал и лежал, а солдат передо мной аж вертелся от пуль, которые в него попадали. Все время на меня наползал… Потом немцы начали стрелять из минометов. Слышали о таких минах, которые называли «квакушками»? Падает, ударяется о лед, не взрывается, а подскакивает вверх метров на четыре-пять, тогда взрывается, и осколки идут вниз. Как меня теми осколками не убило?.. Затем взрыв – и черная яма, в которую я провалился. Меня санитары так и подобрали: с намертво зажатым кирпичом в руках».

Димарову очень повезло. Ведь почти все ребята, которых забирали полевые военкоматы, погибали в первом же бою. С какой целью все это делалось? Так выявляли огневые точки врага, провоцируя немцев выстрелить в безоружных людей свои боеприпасы перед началом основного сражения.

Во время съемок документального фильма «Цена Победы» мне приходилось общаться с немецкими ветеранами, которые приезжали в Украину исследовать свои солдатские захоронения. Когда мы спрашивали их об этих боях, в ответ звучало одно и то же: «Даже нам было жалко подростков. Когда видели, что их стадом гонят, без оружия, рука не поднималась. А те, кто сидел у пулеметов и вынужден был стрелять, старались попасть по ногам. Другие сходили с ума или отпрашивались от такой бойни, этой страшной миссии». Вот так это действовало даже на врага, потрясенного подобной жестокостью.

– Крупные потери в битве за Днепр объяснялись желанием добиться победы любой ценой…

– Тем не менее у Красной армии была возможность освободить Киев без таких ужасных потерь. Тогда войска Центрального фронта под командованием Константина Рокоссовского уже захватили плацдармы в районе Лютежа и Вышгорода общей протяженностью

22 километра. Столицу Советской Украины с минимальными потерями готовы были взять непосредственно бойцы 60-й армии под командованием нашего земляка генерала Ивана Черняховского, о чем Рокоссовский доложил Йосифу Сталину. Вождь позвонил Жукову, члену Военного совета Хрущеву и генералу Ватутину. Все трое высказались категорически против предложения Рокоссовского. Ведь на кону стояла честь взятия Киева. Тогда Сталин сообщил Рокоссовскому: «Им на месте виднее» – и приказал сделать разграничительную полосу. В результате этого часть Украины, включавшая Киев, досталась Воронежскому фронту под командованием Ватутина с последующим его переименованием в Первый Украинский фронт.

Вспоминая о заседании военного совета в Требухове, Юрий Коваленко рассказывал, что, когда встал вопрос о возможности взятия Киева войсками Черняховского, Жуков заявил: «Героем Киева должен быть русский, а не какой-то красавчик-хохол! Героя за Киев получит не Черняховский, а Ватутин! Поэтому следует немедленно дать команду Черняховскому сбить пыл наступления».

Справедливости ради отмечу, что Ватутин был тоже родом из Украины. По его признанию, во время учебы в Полтавской школе пехоты ему посоветовали изменить фамилию с Ватутя на «русскую» – Ватутин как более перспективную для военной карьеры.

В свое время я общался с Героем Советского Союза Петром Евсеевичем Брайко, командовавшим партизанским отрядом в соединении Ковпака. Он мне так и говорил: «Наше командование по дурости положило за Киев полмиллиона человек!» До начала мясорубки на Днепре 60-тысячная армия Ковпака расположилась на северо-западе от Киева. Бойцы только что вернулись из рейда по Западной Украине и, по словам Брайко, «томились от безделья». А могли ведь навести переправы и переправить огромное количество бойцов незаметно от немцев, которых в тот момент на северо-западе было не очень много. Для сравнения, во время переправы через Днепр в районе Букрина и Лютежа у наших солдат не было понтонов. Они вынуждены были плыть под огнем противника на плащ-палатках, набитых соломой, которые впитывали воду и шли на дно через сотню метров.

– Полевые военкоматы работали только на территории Украины?

– Совершенно верно. Ни при освобождении России, ни в Белоруссии, кроме единичных случаев, такой практики не было. Не стоит забывать о том, что набор «чернобушлатников» проходил и на Правобережной Украине. По сути, это был геноцид украинского народа, ведь было поголовно истреблено много молодежи, подросшей за годы оккупации. Фактически украинцев объявили изменниками, жившими на оккупированной территории. Хоть они оказались под немцами не по своей воле, их бросили.

Стоило только наверху объявить изменниками целый народ, как во всех структурах, особенно в политсоставе, украинцев стали называть предателями. Представьте, что чувствовали эти мобилизованные ребята?! Как правило, перед боем выступал политрук. У тех же в руках даже оружия не было, а им говорили: «Вы изменники и должны искупить свое предательство кровью. Оружие добудете в бою!» Кстати, до сих пор «чернобушлатники» официально так морально и не реабилитированы.

zrada.org

6 ноября. День освобождения Киева от немецко-фашистских захватчиков

Киевская операция стала одной из составных частей освобождения Украины и проходила одновременно с форсированием Днепра. В конце сентября 1943 года, советская армия смогла захватить ряд крупных оборонительных плацдармов на правом берегу Днепра с южной и северной границы от Киева. Это дало возможность начать подготовку к операции по освобождению города от немецкой оккупации. Силы Воронежского фронта самостоятельно несколько раз пытались ворваться в Киев, однако эти попытки не увенчались успехом, необходим был четкий план и поддержка других армий.

24 октября советское командование отдало приказ о перегруппировке войск. В тайне от немецкой армии, значительная часть советских войск была переброшена на Лютежский плацдарм, где уже находилось несколько дивизий, танковая армия и артиллерийские корпуса. Готовился штурм Киева.

Несмотря на то, что немецкая армия, которая занималась обороной города, находилась не в лучшем состоянии, так как до этого понесла серьезные потери, немцам удалось быстро организовать три оборонительных линии с серьезными укреплениями для сдерживания Красной Армии.
Наступление советских войск началось 1 ноября с Букринского плацдарма для того, чтобы заковать немецкую армию, охранявшую город, и лишить ее возможности позвать подкрепление. 3 ноября начался штурм города, советская армия за первые несколько часов сражений, смогла продвинуться вглубь оборонительного фронта на несколько километров, что было значительным успехом. К концу дня, прорыв составлял уже порядка 5-10 километров в разных точках с севера и северо-запада от Киева.

К ночи 3 ноября одна из артиллерийских частей, которая занимала центрально место в освобождении города, смогла подойти к пригородам Киева и вести бои с немецкой армии уже непосредственно на подступах к городу, постепенно оттесняя противника. Немцы пытались провести несколько контратак, однако эти попытки не увенчались успехом – советская армия отбивала нападение и продолжала теснить немецкую армию вглубь фронта.

4 ноября Красная Армия не смогла достичь таких же успехов, как в первые дни сражений – войска продвинулись вглубь лишь на незначительное расстояние, так как немцы вели ожесточенные бои и пытались всеми силами не пустить Красную Армию в город.

4 и 5 ноября случился прорыв в освобождении города. Прибывшие на помощь советской армии корпуса, смогли перекрыть Киев-Житомирское шоссе и закрыть один из путей поставок подкрепления для немцев. В это же время, благодаря операции по форсированию Днепра, был перекрыт еще один путь – немцы фактически были отрезаны от своих и не могли рассчитывать на подкрепление.

Утром 5 ноября немецкая армия начала постепенно отступать, освобождая город и сопротивляясь нападениям советской армии. 6 ноября Киев был полностью освобожден от немецких захватчиков, однако на этом Киевская освободительная операция не закончилась. Сражения продолжались еще несколько дней в пригородах столицы, были освобождены значительные территории, а закончилась операция 13 ноября освобождением Житомира.

Первые дни немецкая армия, отрезанная от каналов поступления помощи, фактически постоянно отступала, лишь изредка пытаясь провести контрнаступление. Однако 10 и 11 числа, уже за территорией города, немцы смогли соединиться со своими и начать ряд контратак. В последние дни Киевской операции, сражения были крупномасштабными и жестокими, что принесло значительные потери советской армии. Тем не менее, несмотря на ряд попыток, взять Киев снова немцам так и не удалось.
Освобождение Киева и Украины имело важное стратегическое и моральное значение для СССР, однако стоит отметить, что успех этой операции, во многом зависел от успеха освобождения Днепра и поддержки своих на берегах реки. Несмотря на то, что Киев был освобожден, советская армия потеряла огромное количество человек, в то время как немцы, смогли сохранить большую часть своей армии.

Взятие Киева под контроль СССР, стало еще одним шагом к освобождению Украины и открыло доступ к границам с Румынией и Польшей.

fishki.net

Освобождение Киева от фашистских захватчиков. Справка

КИЕВ, 6 ноя — РИА Новости Украина. Киевская наступательная операция, в результате которой была освобождена столица Украины, проводилась с 3 по 13 ноября 1943 года.

Ниже приводится справочная информация. 

Подготовка к операции

В конце сентября войска Воронежского фронта (переименован в конце октября в 1-й Украинский фронт) захватили плацдармы на правом берегу Днепра к северу и югу от Киева и дважды пытались освободить город. Основной удар наносился с Букринского плацдарма, вспомогательный с Лютежского плацдарма.

24 октября по приказу Ставки ВГК основные усилия фронта были перенесены на Лютежский плацдарм, куда с Букринского плацдарма были тайно переброшены 3-я гвардейская танковая армия, 23-й стрелковый корпус, 7-й артиллерийский корпус и другие соединения и части. Благодаря скрытности проведенных маневров противник не обнаружил перегруппировки советских войск.

В полосе наступления советских войск 4-я танковая армия имела около 11 сильно потрепанных пехотных дивизий, имея в резерве 2 танковые дивизии. Непосредственно город Киев оборонялся частями 7-го армейского корпуса Вермахта. Для прикрытия Киева с севера противник построил три укрепленные полосы обороны с развитой системой инженерных укреплений. С другой стороны советское командование ввело в бой в первом эшелоне 17-20 стрелковых дивизий, 3-4 танковых корпуса и 1 кавалерийский корпус.

Ход операции

Советскими войсками во время операции командовали Николай Ватутин, Иван Конев, Павел Рыбалко, Кирилл Москаленко. Немецике войска возглавляли Эрих фон Манштейн Герман Гот.

1 ноября началось наступление с Букринского плацдарма, основной целью которого было сковать силы противника. Утром 3 ноября главная группировка фронта нанесла удар. После 40-минутной артподготовки советские войска беспрепятственно продвинулись на 1-2 км. К концу дня войска 38-й армии совместно с 5-м гвардейским танковым корпусом и соединениями 60-й армии продвинулись на 5-12 км. При этом 60-я армия наступала с двух соседних плацдармов у сел Казаровичи и Глебовка и у села Ясногородка и прикрывала с севера и северо-запада правый, открытый фланг 38-й армии.

Читайте также: Киевский метрополитен. Справка

К исходу первого дня операции 240-я стрелковая дивизия, непосредственно наносившая удар на Киев и поддержанная частями 7-го артиллерийского корпуса, была уже в киевском пригороде Пуще-Водице. При этом были отражены ряд немецких контратак, в которых участвовали подразделения 20-й моторизованной дивизии. 

К концу 4-го ноября части 38-й армии (51-й стрелковый корпус), несмотря на поддержку 5-го гвардейского танкового корпуса и 3-й гвардейской танковой армии, смогли продвинуться к Киеву с севера лишь на 5-6 км, достигнув пригорода Приорка и северной границы города. 4-5 ноября в сражение вступили 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 3-я гвардейская ТА, которая перерезала шоссе Киев-Житомир на западной окраине Киева. 

Освобождению столицы Украины также помогло форсирование Днепра 4 ноября силами 237 стрелковой дивизии в районе острова Казачий, напротив сел Вита-Литовская и Пирогово, находящихся в 15 км к югу от Киева. У Виты-Литовской советские части смогли взять под контроль шоссе, ведущее в Киев по берегу Днепра. Таким образом, немцы не могли перебрасывать подкрепления в Киев из района Букринского плацдарма. С утра 5-го ноября противник начал отход из города по шоссе на Васильков.

К утру 6 ноября Киев был освобожден. 

7 ноября советские войска освободили Фастов, а 13 ноября — Житомир. Части 7-го армейского корпуса немцев остановили свой отход лишь в 50 км южнее Киева. Продолжавшие наступление 60-я и 13-я армии к концу месяца вышли на рубеж севернее Наровли, Ельска, Овруча, восточнее Коростеня. В начале ноября командование группы армий «Юг» не могло использовать под Киевом свои ограниченные мобильные резервы в лице танковых и моторизованных дивизий, так как в это время планировался контрудар в нижнем течении Днепра у Кривого Рога, Апостолово и Никополя. Это стало одним из важных факторов, почему бои за освобождение Киева для немецкой стороны вылились в целом в пассивный отход и ряд сдерживающих боев. Но с прибытием танковых дивизий уже 10-11 ноября у Фастова и Фастовца начались первые серьезные немецкие контратаки.

Результат операции и потери

Операция по освобождению Киева характеризуется важными стратегическими и политическими результатами (освобождение Киева) и вполне логично выбранными направлениями ударов в обход Киева (перерезание двух шоссе, ведущих из города на юг и на запад), для осуществления которых было выделено необходимое количество сил. Тем не менее, соотношение потерь указывает на то, что немцы организованно отходили и грамотно вели сдерживающие бои.

Смотрите фотоленту: Как отмечали День Победы в 1945 году

Говоря об уроне, понесенном противником, следует упомянуть советские архивные источники. Например, в журнале боевых действий 7-го гвардейского танкового корпуса утверждается, что только во время атаки на Святошино в ночь с 4-го ноября по 5-е было подбито и сожжено – 16 танков, 6 самоходных орудий, 12 транспортеров, до 200 автомашин, 110 повозок с военным имуществом, уничтожено 830 солдат и офицеров. Потери корпуса – 3 танка, 2 орудия ПТО и 30 человек личного состава. Всего за время операции корпусом уничтожено солдат и офицеров противника – 14 955 человек, захвачено в плен – 1023 человека.

С другой стороны штаб 3-й гвардейской танковой армии составил справку о уничтоженной живой силе и технике врага за период 3-10.11.1943. В документе указываются уничтоженных 229 танков и САУ, 130 бронетранспортеров и бронеавтомобилей, 315 орудий и минометов и пр. И кроме того 12201 уничтоженных немецких солдат и офицеров, из которых всего 3052 человека пришлись на долю 7-го гвардейского танкового корпуса.

В довершении всего была также составлена справка о пленных и трофеях, захваченных частями 3-й гвардейской танковой армии за период 3-10.11.1943. Их общее число достигло 2546 человек, из них 221 человек пришелся на долю 7-го гвардейского танкового корпуса. В этом же документе сообщается всего о 8 захваченных самоходках и 8 бронемашин и бронетранспортеров, что сильно диспропорционально по отношению к следующим трем факторам:

к заявленным уничтоженным вражеским танкам и САУ.

к факту поспешного немецкого отхода из Киева: чем быстрее отход, тем в безвозвратных потерях больший процент оставленной техники и брошенного оружия.

к числу немецких танковых дивизий, действовавших на данном участке (7 тд, 8 тд и 20 мд — всего не более 200 танков).

Поэтому можно поставить под вопрос и объективность данных об уничтоженной немецкой технике.

Смотрите фотоленту: Дети Второй мировой войны. Часть 2

Цифра итоговых потерь немцев в боях против 7-го гвардейского танкового корпуса (эквивалентных потере одной полнокровной дивизии) явно завышена, так как в немецких источниках такая убыль не упоминается. Хотя, для сравнения, даже в послевоенной немецкой мемуарной литературе упоминается о разгроме 25-й танковой дивизии под Фастовом в те ноябрьские дни, которая потеряла далеко не весь свой личный состав, но утратила почти всю свою технику. 

rian.com.ua

Освобождение Киева Википедия

Киевская наступательная операция 1943 года
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Дата 3 — 13 ноября 1943
Место Северная Украина
Итог Победа РККА
Изменения Правобережные районы Киевской и Житомирская области заняты советскими войсками
Противники
Командующие
Силы сторон
Потери

Личный состав:
Безвозвратные: 6491
Санитарные: 24078
Общие: 30569
Потери матчасти: 271 танк и САУ, 125 самолетов, 104 орудия и миномета, 8,6 тыс. единиц стрелкового оружия.[2]

по немецким данным
4ТA потеряла за 01-20.11.43:
Убито: 389
Санитарные: 3018
Пленные/пропало без вести: 432
Общие потери: 3839[3]

 Аудио, фото, видео на Викискладе

Киевская наступательная операция была проведена с 3 по 13 ноября 1943 года; в результате неё были освобождены Киев и Житомир.

Подготовка к операции

В конце сентября войска Воронежского фронта (переименован в конце октября в 1-й Украинский фронт) захватили плацдармы на правом берегу Днепра к северу и югу от Киева и дважды пытались освободить город. Основной удар наносился с Букринского плацдарма, вспомогательный с Лютежского плацдарма.

24 октября по приказу Ставки ВГК основные усилия фронта были перенесены на Лютежский плацдарм, куда с Букринского плацдарма были тайно переброшены 3-я гвардейская танковая армия, 23-й стрелковый корпус, 7-й артиллерийский корпус и другие соединения и части. Благодаря скрытности проведённых манёвров противник не обнаружил перегруппировки советских войск.

В полосе наступления советских войск 4-я танковая армия имела около 11 сильно потрепанных пехотных дивизий, имея в резерве 2 танковые дивизии. Непосредственно город Киев оборонялся частями 7-го армейского корпуса Вермахта[4]. Для прикрытия Киева с севера противник построил три укрепленные полосы обороны с развитой системой инженерных укреплений[5]. С другой стороны советское командование ввело в бой в первом эшелоне 17−20 стрелковых дивизий, 3−4 танковых корпуса и 1 кавалерийский корпус[4].

Ход операции

1 ноября началось наступление с Букринского плацдарма, основной целью которого было сковать силы противника. Утром 3 ноября главная группировка фронта нанесла удар. После 40-минутной артподготовки советские войска беспрепятственно продвинулись на 1-2 км. К концу дня войска 38-й армии совместно с 5-м гвардейским танковым корпусом и соединениями 60-й армии продвинулись на 5-12 км. Здесь необходимо отметить, что 60-я армия наступала с двух соседних плацдармов у сёл Казаровичи и Глебовка и у села Ясногородка и прикрывала с севера и северо-запада правый, открытый фланг 38-й армии[6].

К исходу первого дня операции 240-я стрелковая дивизия, непосредственно наносившая удар на Киев и поддержанная частями 7-го артиллерийского корпуса, была уже в киевском пригороде Пуще-Водице. При этом были отражены ряд немецких контратак, в которых участвовали подразделения 20-й моторизованной дивизии[5]. К концу 4-го ноября части 38-й армии (51-й стрелковый корпус), несмотря на поддержку 5-го гвардейского танкового корпуса и 3-й гвардейской танковой армии, смогли продвинуться к Киеву с севера лишь на 5-6 км, достигнув пригорода Приорка и северной границы города. 4-5 ноября в сражение вступили 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 3-я гвардейская ТА, которая перерезала шоссе Киев-Житомир на западной окраине Киева. Освобождению столицы Украины также помогло форсирование Днепра 4 ноября силами 237 стрелковой дивизии в районе острова Казачий, что напротив сёл Вита-Литовская и Пирогово, находящихся в 15 км к югу от Киева. У Виты-Литовской советские части смогли оседлать шоссе, ведущее в Киев по берегу Днепра. Таким образом, немцы не могли перебрасывать подкрепления в Киев из района Букринского плацдарма. С утра 5-го ноября противник начал отход из города по шоссе на Васильков[5].

Киев освобожден. Советские войска проходят по ул. Крещатик, ноябрь 1943 года

К утру 6 ноября Киев был освобожден.

7 ноября советские войска освободили Фастов, а 13 ноября — Житомир. Части 7-го армейского корпуса немцев остановили свой отход лишь в 50 км южнее Киева. Продолжавшие наступление 60-я и 13-я армии к концу месяца вышли на рубеж севернее Наровли, Ельска, Овруча, восточнее Коростеня. В начале ноября командование группы армий «Юг» не могло использовать под Киевом свои ограниченные мобильные резервы в лице танковых и моторизованных дивизий, так как в это время планировался контрудар в нижнем течении Днепра у Кривого Рога, Апостолово и Никополя[4]. Это стало одним из важных факторов, почему бои за освобождение Киева для немецкой стороны выродились в целом в пассивный отход и ряд сдерживающих боёв. Но с прибытием танковых дивизий уже 10−11 ноября у Фастова и Фастовца начались первые серьёзные немецкие контратаки[5].

Результат, анализ потерь

Операция по освобождению Киева характеризуется важными стратегическими и политическими результатами (освобождение Киева) и вполне логично выбранными направлениями ударов в обход Киева (перерезание двух шоссе, ведущих из города на юг и на запад), для осуществления которых было выделено необходимое количество сил. Но тем не менее на тактическом уровне советская сторона оказалась не на высоте. Соотношение потерь указывает на то, что немцы организованно отходили и грамотно вели сдерживающие бои.

Говоря об уроне, понесённом противником, следует упомянуть советские архивные источники. Например, в журнале боевых действий 7-го гвардейского танкового корпуса утверждается, что только во время атаки на Святошино в ночь с 4 на 5 ноября было подбито и сожжено — 16 танков, 6 самоходных орудий, 12 транспортеров, до 200 автомашин, 110 повозок с военным имуществом, уничтожено 830 солдат и офицеров. Потери корпуса — 3 танка, 2 орудия ПТО и 30 человек личного состава. Всего за время операции корпусом уничтожено солдат и офицеров противника — 14 955 человек, захвачено в плен — 1023 человека[7].

С другой стороны штаб 3-й гвардейской танковой армии составил справку об уничтоженной живой силе и технике врага за период 3—10.11.1943. В документе указываются уничтоженных 229 танков и САУ, 130 бронетранспортёров и бронеавтомобилей, 315 орудий и миномётов и пр. И кроме того 12201 уничтоженных немецких солдат и офицеров, из которых всего 3052 человека пришлись на долю 7-го гвардейского танкового корпуса[8].

В довершении всего была также составлена справка о пленных и трофеях, захваченных частями 3-й гвардейской танковой армии за период 3-10.11.1943. Их общее число достигло 2546 человек, из них 221 человек пришелся на долю 7-го гвардейского танкового корпуса[9]. В этом же документе сообщается всего о 8 захваченных самоходках и 8 бронемашинах и бронетранспортерах, что сильно сильно диспропорционально по отношению к следующим трём факторам:

  1. к заявленным уничтоженным вражеским танкам и САУ.
  2. к факту поспешного немецкого отхода из Киева: чем быстрее отход, тем в безвозвратных потерях больший процент оставленной техники и брошенного оружия.
  3. к числу немецких танковых дивизий, действовавших на данном участке (7 тд, 8 тд и 20 мд — всего не более 200 танков).

Поэтому можно поставить под вопрос и объективность данных об уничтоженной немецкой технике.

Цифра итоговых потерь немцев в боях против 7-го гвардейского танкового корпуса (эквивалентных потере одной полнокровной дивизии) явно завышена, так как в немецких источниках такая убыль не упоминается[3]. Хотя, для сравнения, даже в послевоенной немецкой мемуарной литературе упоминается о разгроме 25-й танковой дивизии под Фастовом в те ноябрьские дни, которая потеряла далеко не весь свой личный состав, но утратила почти всю свою технику[4][10].

См. также

Примечания

  1. Lexikon der Wehrmacht 4. Panzerarmee, Gliederung
  2. ↑ Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. С. 370. ISBN 5-203-01400-0
  3. 1 2 Human Losses in World War II Heeresarzt 10-Day Casualty Reports per Army/Army Group, 1943 (BA/MA RW 6/556, 6/558) Архивировано 25 мая 2013 года.
  4. 1 2 3 4 Манштейн Э. Утерянные победы — М.: Terra Fantastica, 1999.
  5. 1 2 3 4 Москаленко, Кирилл Семёнович. На Юго-Западном направлении. 1943—1945. Книга II — М.: Наука, 1973.
  6. ↑ Битва за Днепр. 1943 г./В. Гончаров. — М.: АСТ Москва, Хранитель, 2006; ISBN 5-9713-3633-9
  7. ↑ Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО): фонд 3406 (7 гв. ТК), опись 1, дело 81, лист 5.
  8. ↑ документ № 111532883 // Память народа
  9. ↑ документ № 111532884 // Память народа
  10. Меллентин Ф. В. Танковые сражения 1939—1945 гг. : Боевое применение танков во второй мировой войне. / Сокр. пер. с англ. П. Н. Видуэцкого и В. И. Саввина. Под. ред. А. П. Панфилова. — М.: Изд. иностр. лит., 1957.

Литература

wikiredia.ru

Освобождение Киева

После форсирования Днепра советским войскам предстояло освободить столицу Украины — Киев, расширить захваченные плацдармы и создать условия для освобождения от немецко-фашистских оккупантов всей Правобережной Украины. Одновременно необходимо было ликвидировать вражеский плацдарм на левом берегу Днепра, в районе Запорожья, разгромить группировку противника на реке Молочной и выйти в низовья Днепра. Со своей стороны, немецко-фашистское командование еще надеялось сильными контрударами восстановить оборону по правому берегу Днепра, а также удержать свои позиции на реке Молочной. Но больше всего оно прилагало усилия, чтобы не допустить дальнейшего продвижения Красной Армии по Правобережной Украине в районе Киева. Это открыло бы пути советским войскам в западные области Украины, в южные районы Польши, к Карпатам, к границам тогдашних союзников фашистской Германии – Румынии и Венгрии. Поэтому враг создал наиболее сильную группировку на киевском направлении.

По замыслу командования 1-го Украинского фронта для освобождения Киева предполагалось нанести два удара. Главный удар намечался с Букринского плацдарма в 80 км южнее Киева, вспомогательный – с плацдармов севернее Киева. Ударная группировка Красной Армии, сосредоточенная на Букринском плацдарме, дважды предпринимала наступление в октябре. Однако успеха она не добилась – наступательные действия войск, особенно 3-й гвардейской танковой армии, сильно затруднялись пересеченным рельефом местности. В то же время войска, наносившие вспомогательный удар, расширили плацдарм севернее Киева, в районе Лютежа.

Учитывая сложившуюся обстановку, Верховный Главнокомандующий решил перенести главные усилия войск с Букринского на Лютежский плацдарм. В директиве от 24 октября 1943 года Ставка отметила, что «неудача наступления на Букринском плацдарме произошла потому, что не были своевременно учтены условия местности», и дала указание командующему 1-м Украинским фронтом и представителю Ставки маршалу Г. К. Жукову произвести перегруппировку войск «с целью усиления правого крыла фронта, имея ближайшей задачей разгром киевской группировки противника и овладение Киевом».

В связи с этим в директиве предлагалось перенести основные усилия на Лютежский плацдарм и решать задачу освобождения города не прежними силами, а новой группировкой. В соответствии с директивой предлагалось 3-ю гвардейскую танковую армию генерала П. С. Рыбалко перевести на участок фронта севернее Киева, усилить правое крыло фронта тремя-четырьмя дивизиями левого крыла, а также двумя дивизиями из резерва Ставки. Одновременно указывалось на необходимость вести наступательные действия на Букринском плацдарме, с тем чтобы притянуть туда возможно больше сил противника, при благоприятных условиях прорвать его фронт и двигаться вперед. Ставка потребовала произвести переброску 3-й гвардейской танковой армии незаметно для врага, с применением для этой цели в прежнем районе расположения армии макетов танков.

Основываясь на директиве Ставки ВГК, командование фронта составило соответствующий план перегруппировки войск. В короткий срок 3-я гвардейская танковая армия и основная часть артиллерии резерва ВГК, находившиеся на Букринском плацдарме, скрытно переправились на левый берег Днепра и совершили марш в 130—200 км вдоль линии фронта на север. Затем, переправившись через Десну и вновь через Днепр, они сосредоточились на Лютежском плацдарме. Все войска передвигались в основном ночью или при утренних и вечерних туманах. Поэтому немецко-фашистское командование не смогло своевременно обнаружить их сосредоточение в новом районе.

Дальнобойное орудие на позиции под Киевом. Ноябрь 1943 года. Фото Я. Рюмкина

К началу ноября в 1-м Украинском фронте имелось около 7 тыс. орудий и минометов, 675 танков и САУ и 700 самолетов. Превосходство над противником было незначительным: по артиллерии — в 1,1 раза, по танкам — в 1,6 раза. По самолетам силы оказались почти равными. Для огневого обеспечения наступления на направлении главного удара было сконцентрировано на узком участке в 6 км свыше 2 тыс. орудий и минометов и 500 установок реактивной артиллерии. Это позволило создать очень высокие артиллерийские плотности: более 300 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Поддержку сухопутных войск осуществляли крупные силы авиации 2-й воздушной армии генерала С. А. Красовского.

Утром 3 ноября после мощной артиллерийской подготовки 60-я армия генерала И. Д. Черняховского, 38-я армия генерала К. С. Москаленко и часть сил 5-го гвардейского танкового корпуса приступили к проведению Киевской наступательной операции, нанося удар в обход Киева с запада. Завязались ожесточенные бои. Противник непрерывно контратаковал. Его авиация группами по 40 самолетов бомбила наступавшие войска. 2-я воздушная армия наносила удары по врагу на земле и в воздухе. Лишь в первый день операции было произведено 1150 самолето-вылетов, произошло 36 воздушных боев, в которых наши летчики сбили 31 вражеский самолет. Беспримерное упорство советских воинов помогало им сокрушать оборону фашистов. Благодаря мужеству и упорству советских воинов к исходу дня ударная группировка, преодолев сопротивление врага, продвинулась от 5 до 12 км. Напряженная борьба шла и на Букринском плацдарме, где 40-я армия генерала Ф. Ф. Жмаченко и 27-я армия генерал-лейтенанта С. Г. Трофименко перешли в наступление двумя днями раньше, чтобы отвлечь на себя крупные силы противника.

4 ноября ухудшилась погода, пошел моросящий дождь. Наступать стало еще сложнее. С целью усиления удара в течение 4—5 ноября командующий фронтом ввел в сражение 1-й гвардейский кавалерийский корпус, вторые эшелоны и резервы, в том числе 1-ю чехословацкую отдельную бригаду под командованием полковника Л. Свободы. К вечеру в сражение была введена 3-я гвардейская танковая армия.

Советские танки на улицах Киева

Целый день шли напряженные бои. Ломая сопротивление противника, танкисты продолжали наступление и ночью. В ночь на 5 ноября войска фронта устремились на юг. Танки атаковали с зажженными фарами, воющими сиренами, ведя интенсивный огонь из пушек и пулеметов. И враг не выдержал столь ошеломляющего удара. Утром 5 ноября соединения танковой армии вышли в район Святошино и перерезали шоссе Киев—Житомир. Главная коммуникация, питавшая киевскую группировку противника с запада, оказалась перехваченной.

Согласованными ударами пехоты, танков, артиллерии и авиации Красная Армия освободила Святошино. В боях за Святошино тысячи советских воинов проявили высокие образцы мужества. Храбро сражались солдаты и офицеры 1666-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Расчет орудия под командованием старшего сержанта Е. И. Дубинина выдвинулся вместе с танками в Святошино и уничтожил три вражеских танка и штурмовое орудие. Е. И. Дубинину было присвоено звание Героя Советского Союза.

К вечеру войска 38-й армии были уже на окраинах Киева. Советские войска неожиданными ночными действиями и стремительным выходом танков на коммуникации западнее и юго-западнее Киева сломили оборону захватчиков и, сея в их рядах панику, устремились к центру города. Завязались уличные бои. В полночь советские части прорвались в центр города. Один из бойцов на угловом здании мелом написал: «24.00. Первым вошел батальон Якушева. Да здравствует свободная Украина!». В 0 часов 30 минут 6 ноября над столицей Украины взвилось Красное знамя. Тогда же в центр города прорвались боевые машины 5-го гвардейского танкового корпуса генерала А. Г. Кравченко. Части 1-й чехословацкой бригады, заняв вокзал, к утру 6 ноября вышли на Днепр.

К 4 часам 6 ноября сопротивление врага в Киеве было полностью сломлено. В результате напряженных и ожесточенных боев войска 1-го Украинского фронта разгромили 9 пехотных, 2 танковые и моторизованную дивизии, нанесли тяжелое поражение немецко-фашистской группировке, оборонявшей город.

В первый день после освобождения города Киева вышел
первый выпуск газеты «Киевская правда». Фото Я. Рюмкина

Советский народ с чувством огромной радости встретил весть об освобождении Киева. Громом орудийного салюта 24 залпами из 324 орудий Москва возвестила всему миру об освобождении столицы Советской Украины. Такое количество орудий участвовало в салюте впервые. Родина высоко оценила подвиг воинов 1-го Украинского фронта, их героизм. В приказе Верховного Главнокомандующего отмечалось: «Войска 1-го Украинского фронта в результате стремительно проведенной операции со смелым обходным маневром сегодня, 6 ноября, на рассвете штурмом овладели столицей Советской Украины городом Киев – крупнейшим промышленным центром и важнейшим стратегическим узлом обороны немцев на правом берегу Днепра.

Со взятием Киева нашими войсками захвачен важнейший и наивыгоднейший плацдарм на правом берегу Днепра, имеющий важное значение для изгнания фашистских оккупантов из Правобережной Украины.

На трибуне Молотов, Хрущев и руководство освобожденного Киева. Фото А.Шайхета

В боях за освобождение города Киева отличились войска генерал-полковника Москаленко, генерал-лейтенанта Черняховского, танкисты генерал-лейтенанта Рыбалко, летчики генерал-лейтенанта авиации Красовского и артиллеристы генерал-майора артиллерии Королькова».

За мужество и отвагу, проявленные в боях за Киев только с 12 октября по 7 ноября 1943 года, было награждено орденами и медалями 17 500 человек, а 65 частей и соединений удостоились почетного наименования Киевских. 1-я чехословацкая бригада награждена орденом Суворова II степени, ее командир и 139 воинов получили ордена и медали Советского Союза.

Г.К.Жуков и Н.С. Хрущев встречаются с жителями Киева. Фото А. Шайхета

Победы советских Вооруженных сил на Правобережной Украине и освобождение Киева вызвали широкий международный отклик. Американская и английская пресса расценивала это событие как новое крупное поражение вермахта. Лондонское радио сообщало: «Занятие этого города советскими войсками является победой, имеющей огромное не только военное, но и моральное значение… Когда гитлеровцы заняли Киев, они хвастливо заявляли, что это повлечет за собой полнейшее поражение советских войск на всем юго-востоке. Теперь времена изменились. Германия слышит звон похоронного колокола. На нее надвигается лавина».

Военно-политическое положение фашистской Германии еще больше ухудшилось в результате новых поражений немецко-фашистских войск на советско-германском фронте. 7 ноября Йодль докладывал своему высшему руководству: «Если… охарактеризовать наше общее положение, то я должен со всей откровенностью назвать его тяжелым, и мне совсем не хотелось бы скрывать, что я учитываю возможность наступления новых тяжелых кризисов…». Немецко-фашистское командование предприняло срочные меры для локализации прорыва советских войск. Оно отменило планировавшийся ранее удар с Никопольского плацдарма в южном направлении с целью деблокады Крыма.

Танковая атака. Фото А.Устинова

После освобождения Киева войска 1-го Украинского фронта развернули наступление на Житомир, Фастов и Коростень. За 10 последующих дней они продвинулись на запад на 150 км и освободили много населенных пунктов, в том числе города Фастов и Житомир. На правом берегу Днепра образовался стратегический плацдарм, протяженность которого по фронту превышала 500 км. В результате этого важные коммуникации, связывающие немецкие группы армий «Центр» и «Юг», были перерезаны.

Понимая всю опасность создавшегося положения, противник сосредоточил южнее рубежа Житомир, Фастов крупные силы пехоты и танков. Они должны были нанести с юго-запада контрудар по войскам 1-го Украинского фронта, разгромить их, овладеть Киевом и ликвидировать плацдарм. Но советское командование своевременно разгадало планы врага и приняло соответствующие меры по их срыву.

15 ноября вражеская группировка (7 танковых, моторизованная и 7 пехотных дивизий) перешла в контрнаступление. Удар врага был мощным. Всю вторую половину ноября шли тяжелые, кровопролитные бои. В отдельные дни противник вводил в сражение сразу по 300—400 танков. Ценой больших потерь ему удалось 20 ноября вновь захватить Житомир и к 25 ноября продвинуться на глубину до 40 км. Дальнейшее продвижение врага было приостановлено. Тем временем войска правого крыла 1-го Украинского фронта продолжали наступление. 17 ноября 60-я армия освободила Коростень, а на следующий день части 13-й армии во взаимодействии с партизанским соединением генерала А. Н. Сабурова выбили гитлеровцев из Овруча. В декабре противник предпринял еще две попытки прорваться к Киеву, но обе они были отражены советскими войсками. Усиленный резервами Ставки 1-й Украинский фронт 24 декабря перешел в наступление и за 8 дней отбросил немецко-фашистские войска н исходные позиции, которые они занимали до начала контрнаступления. Теперь линия фронта проходила в 125 км к западу и 50 км к югу от Киева.

Германская 211-мм мортира на огневой позиции

Напряженные бои продолжались и на юге Украины. 10 октября войска Юго-Западного фронта, проводившие с 26 сентября по 23 декабря совместно со Степным и Южным фронтами (20 октября Степной, Юго-Западный и Южный фронты переименованы соответственно в 2, 3 и 4-й Украинские фронты) Нижнеднепровскую операцию, приступили к ликвидации запорожского плацдарма противника. Этот плацдарм был сильно укреплен. Его обороняли 5 пехотных и танковая дивизии, а также несколько отдельных частей – всего до 35 тыс. солдат и офицеров, около 600 орудий и минометов и до 200 танков и штурмовых орудий. Запорожский плацдарм противника протяженностью до 40 км и глубиной до 20 км имел два оборонительных обвода и промежуточный рубеж, а также множество укреплений внутри города. Он был подготовлен к длительной обороне.

Немецкие солдаты выносят раненного с поля боя под Днепропетровском

10 октября войска левого крыла Юго-Западного фронта – 12-я (генерал-майор А. И. Данилов), 3-я гвардейская (генерал-лейтенант Д. Д. Лелюшенко) и 8-я гвардейская (генерал-лейтенант В. И. Чуйков) армии перешли в наступление, нанося удары на Запорожье с северо-востока, востока и юго-востока. Ударную группировку фронта поддерживала 17-я воздушная армия. В течение четырех дней в районе Запорожья шли ожесточенные бои. Преодолев упорное сопротивление противника, советские войска прорвали вражескую оборону и к исходу 13 октября подошли к городу. Чтобы не дать противнику опомниться, в 22 часа 13 октября они пошли на штурм города. 14 октября город Запорожье был освобожден, а немецкий плацдарм на левом берегу Днепра ликвидирован. Это был первый во Второй мировой войне случай, когда ночной штурм осуществлялся таким большим количеством войск. Родина высоко оценила подвиг воинов – освободителей Запорожья. 31 соединение и часть были удостоены почетного наименования Запорожских, а командующий 12-й армией А. И. Данилов получил звание генерал-лейтенанта и орден Богдана Хмельницкого I степени за № 1, учрежденный 10 октября 1943 года.

Немецкий «шпалолом» для разрушения железнодорожных путей. 1943/44 годы

При освобождении Запорожья воины Красной Армии сделали все возможное, чтобы не допустить полного уничтожения Днепрогэса. Однако гитлеровцы все же успели взорвать здание станции, уничтожив ее оборудование и часть плотины. После ликвидации запорожского плацдарма противника войска Юго-Западного (3-го Украинского) фронта сосредоточили свои основные усилия на расширении плацдарма в районе Днепропетровска.

Крупных успехов добились и войска Степного (2-го Украинского) фронта. Командующий фронтом на неглубоком, но широком плацдарме южнее Кременчуга развернул 4 армии (37, 57, 5-ю и 7-ю гвардейские), за которыми сосредоточилась прибывшая из резерва Ставки 5-я гвардейская танковая армия. 15 октября после артиллерийской подготовки ударная группировка Степного фронта перешла в наступление, нанося удар в направлении Пятихатки, Кривой Рог. Ее поддерживала 5-я воздушная армия. Во второй половине дня для наращивания силы удара и завершения прорыва обороны противника в сражение была введена 5-я гвардейская танковая армия П. А. Ротмистрова (в октябре ему было присвоено звание генерал-полковника танковых войск).

Восстановление Днепрогэса началось сразу после освобождения Запорожья

За два дня боев войска Степного фронта прорвали оборону на фронте более 40 км и продвинулись на глубину до 17 км. В сложившихся условиях необходимо было развивать достигнутый успех. Но своих сил у командующего фронтом для решения этой задачи не было. Представитель Ставки ВГК маршал Г. К. Жуков доложил Верховному Главнокомандующему: «Создается благоприятная обстановка для развития прорыва… Я считаю, будет очень хорошо, если Вы прикажете перебросить от Малиновского пару танковых корпусов и 5—6 стрелковых дивизий. Будет лучше, и мы скорее разгромим запорожско-криворожскую группировку противника ударом Степного фронта, нежели со стороны Малиновского. Я также прошу быстрее подавать Коневу горючее и боеприпасы».

Ставка усилила Степной фронт четырьмя дивизиями и 1-м механизированным корпусом из состава Юго-Западного, а также 20-м танковым корпусом из состава Южного фронта. В последующие дни наступление развивалось успешно. К 23 октября прорыв был расширен по фронту до 70 км и развит на глубину до 125 км. Танковые и механизированные корпуса прорвались к Кривому Рогу и в район Митрофановки (30 км восточнее Кировограда), т.е. вышли в тыл днепропетровской группировке врага. 23 октября с плацдармов западнее и южнее Днепропетровска перешли в наступление армии правого крыла 3-го Украинского фронта. 25 октября при содействии части сил 2-го Украинского фронта они освободили Днепропетровск и Днепродзержинск и к концу месяца продвинулись до 70 км западнее Днепра.

Переправа через Днепр. Фото А.Шайхета

Немецко-фашистское командование, пытаясь удержать в своих руках криворожский бассейн, приступило к сосредоточению в районе Кривого Рога и Кировограда контрударной группировки. Она создавалась за счет дивизий, прибывающих с Запада, а также снимаемых с других участков фронта. 24—28 октября в районах Кривого Рога и восточнее Кировограда шли ожесточенные бои. Войска 2-го Украинского фронта отражали всё нараставшие удары танковых дивизий противника. Однако, ослабленные в предыдущих боях, они под давлением численно превосходящих сил врага вынуждены были отойти на рубеж реки Ингулец, где остановили дальнейшее его продвижение. Потеснить советские войска дальше, к Днепру, противнику не удалось. Понеся большие потери, он перешел к обороне.

В ноябре—декабре 2-й и 3-й Украинские фронты продолжали вести боевые действия на кировоградском и криворожском направлениях. Особенно успешно в этот период действовала 5-я гвардейская армия генерал-лейтенанта А. С. Жадова, наступавшая юго-западнее Кременчуга. Она сломила сопротивление противника и освободила города Александрия и Знаменка. В районе Черкасс 52-я армия генерал-лейтенанта К. А. Коротеева форсировала Днепр и 14 декабря заняла этот город. Однако в то время овладеть Кировоградом и Кривым Рогом войска 2-го Украинского фронта не смогли. Дело в том, что в результате непрерывных и длительных боев они понесли значительные потери в живой силе и боевой технике. Противник же продолжал перебрасывать всё новые и новые дивизии на Украину из Западной Европы, а также восстанавливать свои ранее разбитые дивизии, сведенные в боевые группы. Всего за это время в полосе фронта дополнительно появились 5 дивизий, из них 3 танковые и моторизованная. Таким образом, войска 2-го Украинского фронта сковали крупную группировку противника, нанесли ей новые тяжелые потери и отвлекли часть сил с киевского направления, где происходило сражение, исход которого определял развитие операций по освобождению Правобережной Украины.

Войска 3-го Украинского фронта продолжали вести боевые действия западнее и южнее Запорожья. Форсировав Днепр южнее города (6-я армия), они отбросили противника к северу от города Марганец. Таким образом, в ходе трехмесячных боев войска 2-го и 3-го Украинских фронтов в трудных условиях осенней распутицы создали на правом берегу Днепра огромный плацдарм протяженностью около 450 км по фронту и до 100 км в глубину, ликвидировать который враг не смог.

Успешно действовали и войска Южного (4-го Украинского) фронта в Северной Таврии. Им предстояло прорвать мощную оборону врага на реке Молочной, освободить Северную Таврию и выйти в низовья Днепра. Здесь советским войскам противостояло до 20 дивизий 6-й немецкой армии, получивших приказ любой ценой воспрепятствовать продвижению советских войск на запад, к Днепру. Для поднятия боевого духа всему личному составу войск, оборонявшихся на реке Молочной, выплачивалось повышенное денежное содержание, а в Берлине чеканилась специальная медаль «За оборону мелитопольских позиций».

«Кочующая» реактивная установка БМ-13 готовится к залпу. Ноябрь 1943 года

По плану, разработанному командованием Южного фронта (генерал армии Ф. И. Толбухин) при активном участии представителя Ставки ВГК Маршала Советского Союза А. М. Василевского, главный удар фронт наносил своим правым крылом (5-я ударная, 2-я гвардейская и 44-я армии). Вспомогательный удар южнее Мелитополя наносила 28-я армия. После прорыва обороны противника на реке Молочной войскам фронта предстояло отрезать немецкие войска в Крыму и, если представится возможность, ворваться на полуостров; очистить от врага левый берег Днепра, форсировать его и захватить плацдармы на правом берегу. Танковые, механизированные и кавалерийские корпуса планировалось использовать в качестве подвижных групп армий для развития наступления в оперативной глубине. В резерве фронта находилась 51-я армия.

Наступление Южного фронта началось 26 сентября после 60-минутной артиллерийской подготовки и ударов авиации 8-й воздушной армии генерал-лейтенанта Т. Т. Хрюкина. Противник оказал ожесточенное сопротивление, его контратаки следовали одна за другой. В первый день наступления наиболее успешно действовали войска 2-й гвардейской (генерал-лейтенант Г. Ф. Захаров) и 44-й (генерал-майор В. А. Хоменко) армий. Однако, несмотря на ввод в сражение подвижных групп, продвижение войск фронта было очень медленным. Им пришлось буквально прогрызать оборону врага. Только 9 октября 28-й армии (генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко) удалось вклиниться в оборону противника и завязать бои за город Мелитополь.

Уличный бой в Мелитополе. Октябрь 1943 года

Командующий фронтом решил использовать этот успех и 12 октября перегруппировал в район Мелитополя 51-ю армию (генерал-лейтенант Я. Г. Крейзер), танковый и кавалерийский корпуса. В упорных боях, продолжавшихся до 23 октября, войска 51-й армии сломили яростное сопротивление врага на южном участке его оборонительного рубежа по реке Молочной и овладели Мелитополем. К этому времени войска правого крыла фронта, усиленные 3-й гвардейской армией генерал-лейтенанта Д. Д. Лелюшенко, переданной из 3-го Украинского фронта, прорвали вражескую оборону и на северном участке. Таким образом, к моменту выхода 2-го Украинского фронта к Кривому Рогу определился перелом и в наступлении 4-го Украинского фронта.

24 октября 6-я немецкая армия начала отход на рубеж Днепра. Преодолевая упорное сопротивление отступающего противника, 2-я гвардейская армия за месяц с небольшим прошла путь от Молочной до Днепра, 28-я армия вышла к Геническу, а 51-я армия, разгромив вражескую группировку в районе Аскания-Нова, 5 ноября совместно с 19-м танковым корпусом (генерал-лейтенант И. Д. Васильев) вышла в низовья Днепра и к Перекопскому перешейку.

Группировка противника в Крыму оказалась отрезанной от основных сил немецко-фашистской армии. Левый берег Днепра и в нижнем течении был очищен от врага. Ему удалось лишь удержать небольшой плацдарм в районе Никополя. Кроме того, советские войска захватили плацдарм на южном берегу Сиваша, повторив легендарный подвиг воинов Красной Армии, форсировавших эту водную преграду в 1920 году под командованием М. В. Фрунзе. Это произошло 1 ноября, когда части 51-й армии преодолели расстояние до 3 км по вязкому дну залива в ледяной соленой воде и овладели плацдармом на крымском берегу.

Успешное наступление советских войск на Украине создало условия для освобождения Таманского полуострова. Эту задачу выполнили войска Северо-Кавказского фронта (генерал-полковник И. Е. Петров) во взаимодействии с Черноморским флотом (вице-адмирал Л. А. Владимирский) и Азовской военной флотилией (контр-адмирал С. Г. Горшков). Разгромив противника, оборонявшегося на сильно укрепленных позициях «Голубой линии», они в начале октября полностью освободили Таманский полуостров. Остатки 17-й немецкой армии отступили в Крым. Войска Северо-Кавказского фронта начали подготовку к десантной операции в Крым. 1 ноября началось форсирование Керченского пролива. Однако высадка десанта в районе Эльтигена закончилась неудачей. Более успешной оказалась высадка десанта 56-й армии (генерал-лейтенант К. С. Мельник), произведенная в ночь на 3 ноября в районе Керчи. Захватив небольшой плацдарм, десантники, несмотря на яростное сопротивление противника, в последующие дни расширили его и к 11 ноября подошли к окраине Керчи. Встретив здесь упорное сопротивление врага, они перешли к обороне. Все попытки гитлеровцев сбросить их в море и ликвидировать плацдарм ни к чему не привели. Весной 1944 года этот плацдарм был использован войсками Красной Армии в боях за освобождение Крыма.

Чтобы восстановить связь с крымской группировкой, немецко-фашистское командование в срочном порядке усилило свои войска на юге Украины и предприняло попытку разгромить армии 4-го Украинского фронта. Но советское командование своевременно разгадало замысел врага. В директиве от 5 ноября Ставка ВГК поставила 2-му и 3-му Украинским фронтам задачу в первую очередь нанести поражение криворожско-никопольской группировке противника. Наступление 2-го Украинского фронта на Кировоград временно откладывалось. 4-й Украинский фронт должен был основные усилия сосредоточить на ликвидации никопольского плацдарма.

Однако противник упредил советские войска. Во второй половине ноября он нанес удар по 5-й ударной армии (генерал-лейтенант В. Д. Цветаев). Завязались ожесточенные бои, в ходе которых наступление гитлеровцев было отражено. Но операцию по ликвидации никопольского плацдарма врага пришлось отложить. Было перенесено также и начало операции 4-го Украинского фронта по освобождению Крыма. Задержать наступление советских войск на Днепре врагу не удалось. Его «Восточный вал», на который гитлеровские стратеги возлагали большие надежды, был сокрушен Красной Армией, которая продолжая свое победоносное наступление, прочно удерживала стратегическую инициативу. На совещании в ставке 28 декабря Гитлер так оценил исход битвы за Днепр: «Вести здесь активные операции уже невозможно. Я был бы доволен, если бы мы хоть остановили противника».

Битва за Днепр развернулась на огромном фронте, протяженность которого составляла почти 800 км. В ходе ее войска Красной Армии разгромили противостоящего противника, нанесли ему тяжелые потери и отбросили на запад на глубину до 300 км. Но победа была достигнута дорогой ценой. В боях за освобождение Левобережной Украины (без Донбасса), при форсировании Днепра, захвате, удержании и расширении плацдармов на его правом берегу, т.е. с середины августа до конца декабря 1943 года, советские войска потеряли 1213 тыс. солдат и офицеров, 283 тыс. из них составили безвозвратные потери. Танков и САУ было потеряно 4050, орудий и минометов – более 4,1 тысяч, самолетов – 824.

www.biograph.ru

Штурм Киева 1943 года кратко

Освобождение Киева (Киевская наступательная операция) – операция советских войск по освобождению Киева от немецких захватчиков во второй период Великой Отечественной войны.

Освобождение Киева длилось с 3 ноября по 13 ноября 1943 года и закончилось полной победой Красной Армии и освобождением города.

Киев был захвачен немецкой армией в 1941 году в ходе Киевской оборонительной операции после долгих недель сражений. Потеря города стала огромным ударом для СССР, как стратегическим – на территории Украины находились крупные запасы угля и других важных ресурсов, кроме того, через Украину открывался выход в Европу – но также и моральным. Необходимость отвоевать у немцев Украину остро стояла перед советским командованием, поэтому Сталин отдал приказ начать контрнаступление на этой территории, чтобы как можно быстрее освободить территории от немецкой оккупации.

Предыстория операции. Подготовка

Киевская операция проходила в одно время с форсированием Днепра и стала важной составной частью плана Красной Армии по возвращению Украины. В конце сентября 1943 года войска Воронежского фронта смогли захватить важные плацдармы на правом берегу Днепра с южной и северной границы города, что давало возможность начать освободительную операцию. Войска Воронежского фронта несколько раз сами пытались освободить Киев, но эти операции не увенчивались успехом – необходим был четкий план.

24 октября по приказу военного командования произошла тайная перегруппировка советских войск – основная часть армии была втайне от немцев переброшена на Лютежский плацдарм, куда к тому моменту уже прибыла 3 гвардейская танковая армия, стрелковый и артиллерийский корпуса. Советская армия готовилась к массовому штурму Киева.

Немецкая армия, которая охраняла Киев, находилась не в самом лучшем положении, так как понесла к тому моменту значительные потери, однако немцам удалось отстроить три укрепительные полосы с севера от города, которые были очень хорошо оснащены и укреплены.

Ход освобождения Киева

Наступление советских войск началось 1 ноября со стороны Букринского плацдарма, и основной целью данного наступления было сковать немецкую армию и не позволить ей совершить перегруппировку или подтянуть дополнительные силы. Утром 3 ноября советская армия смогла продвинуться сразу на три километра вглубь оборонительной линии благодаря артиллерийскому обстрелу, а к концу дня танковые дивизии смогли проникнуть вглубь уже на 5-10 километров в разных точках на севере и северо-западе.

К концу дня 3 ноября одна из основных стрелковых дивизий советской армии, участвовавшая в штурме, уже смогла подойти непосредственно к предместьям Киева. Немцы пытались совершить ряд массированных контратак, однако советская армия с успехом их отбила, заставив армию снова отойти вглубь оборонительных линий. На следующий день, 4 ноября, штурм Киева проходил уже не так успешно, советские войска смогли лишь на пару километров сдвинуть линию фронта в сторону города, так как немцы отчаянно сопротивлялись и вели ожесточенные бои на подходах к Киеву.

4 и 5 ноября прибывшие на помощь советской армии гвардейские корпуса смогли перерезать Киев-Житомирское шоссе на западной границе города и тем самым закрыть один из путей отступления для немецкой армии. Немаловажен тот факт, что одновременно с этим в ходе форсирования Днепра были освобождены еще ряд территорий неподалеку от Киева, что позволило советской армии отрезать пути для немцев с еще одной стороны. Фашистская армия теряла все каналы поставки продовольствия и подкрепления.

Утром 5 ноября немцы начали постепенно отступать и освобождать город под напором советской армии, а уже 6 ноября Киев был полностью освобожден, однако на этом Киевская операция не закончилась. 7 ноября был освобождены территории за городом, 13 ноября немцы покинули Житомир.

На протяжении всей Киевской операции немцы, у которых не было возможности подтянуть резервы, оказывали довольно слабое сопротивление и все их действия заключались, в основном, в отступлении, однако 10-11 ноября немецкая армия все же получила подмогу уже за пределами города и тогда начались серьезные столкновения, немцы проводили сильные контратаки, однако повлиять на ситуацию это не могло. Киев был освобожден, и немецкая армия так и не смогла снова взять город, несмотря на ряд попыток.

Значение и итоги освобождения Киева

Освобождение Киева имело важное стратегическое значение для Советского Союза и стало важной частью общей операции по освобождению Украины. Однако историки отмечают, что, несмотря на то, что Киев был освобожден, советская армия плохо подготовилась к этой операции, о чем говорят огромные потери, значительно превышающие потери немецкой стороны.

Тем не менее, взятие Киева позволило укрепить контроль Советского Союза на Украине и открыть доступ к южным границам СССР для дальнейшего продвижения в сторону Германии.

historykratko.com

как история повторяется в наши дни

Официально в ходе операции при взятии украинской столицы погибло 417 тысяч советских бойцов. А если учесть, что безвозвратные потери в ходе Киевской оборонительной операции двумя годами раньше составили почти 630 тысяч человек, масштаб трагедии превышает 1 миллион жизней.

6 ноября исполняется 74 года с того дня, когда город Киев был освобожден от фашистских захватчиков. И хотя дата не круглая, мы — потомки — забывать ее не имеем права. В первую очередь в знак памяти о павших в те дни.

Только, по официальной статистике, в ходе операции при взятии украинской столицы погибло 417 тысяч советских бойцов. А если учесть, что безвозвратные потери Красной Армии в ходе Киевской оборонительной операции двумя годами раньше составили почти 630 тысяч человек, масштаб трагедии превышает один миллион жизней. Уверен, что и ребята из вашингтонского обкома, которые уже четыре года ввергают столицу Украины в пучину непонятных событий, и все майданутые попрыгунчики-националисты не знают этих цифр. Как и не знают о том, в какую груду развалин при отступлении из Киева фашисты превратили один из красивейших и цветущих городов СССР. А может быть, просто не хотят знать…

Операция по освобождению города планировалась в несколько этапов. Причем непременным условием, которое поставил перед военным руководством Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин, было – завершить ее к очередной годовщине Октябрьской революции. Военные историки до сих пор спорят, насколько оправданным было ценой огромных жертв форсировать взятие столицы Украины к конкретной дате. Пусть расслабятся на этот счет. Особенно сегодня, спустя много десятилетий, лишь в теории представляя, что такое два с лишним года фашистской оккупации и ужас Бабьего Яра. По разным подсчетам, в этом урочище в северо-западной части города, в период с 1941 по 1943 годы, было расстреляно от 70 до 200 тысяч мирных граждан.

Потеря Киева в конце сентября 1941-го стала огромным ударом для советского руководства. Мало того, что на Украине находились важные стратегические запасы угля и зерновых культур, которые позволили бы вести войну нашей армии в зимних условиях, путь на Москву с юга после потери Украины фактически оказался для армий вермахта почти свободным. Когда же преимущество в войне перешло на нашу сторону, не трудно представить, какую задачу поставил Гитлер своим генералам при борьбе за житницу СССР. Теперь уже они лишались и сверхважного стратегического плацдарма, открывающего путь Советской Армии в Европу, и всех природных богатств, которые власти Германии считали своими.

Чтобы понять, насколько тогда Киев был важен и для страны, и для общей победы, достаточно привести факт, связанный с переброской наших войск с левого берега Днепра на правый. Это было главнейшим подготовительным элементом стратегической операции по освобождению города. Участник тех событий военный писатель Виктор Астафьев, вспоминал, как солдаты и офицеры, преодолевая сопротивление врага, используя все захваченные на берегу лодки, плоты, бочки, переправлялись через широкую реку. До противоположного берега в лучшем случае добирался один человек из пяти. Остальные гибли под шквальным огнем неприятеля или просто тонули в ледяной воде. Не случайно Днепр до сих пор считается самой большой братской могилой. Что касается живых – за форсирование Днепра 2438 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза. Это больше, чем суммарное количество награжденных за всю предыдущую историю этого звания. Такое массовое награждение за одну операцию было единственным за всю историю войны.

Кроме того, битва за Днепр отчетливо продемонстрировала силу и мощь партизанского движения. «Рельсовая война», устроенная советскими партизанами с сентября по октябрь 1943 года, значительно осложнила снабжение немецких войск, вынудив противника отвлекать с фронта значительные силы для охраны и обеспечения своих тыловых коммуникаций. Известно множество свидетельств беспрецедентного героизма наших солдат, проявленного  в то время.

При этом никогда, вплоть до 2014 года, пока на Украине не случился госпереворот, никому и в голову не приходило делить красноармейцев, освобождавших Киев, по национальностям. И тем более выдвигать совершенно абсурдную версию о том, что 1-й Украинский фронт назывался так, поскольку состоял из украинцев. Всем нынешним руководителям Незалежной и некоторым европейским политикам, у которых случился внезапный мозговой клинч, хочется напомнить один штрих по этому поводу.

1-й Украинский фронт был образован на юго-западном направлении 20 октября 1943 года на основании приказа Ставки ВГК путем переименования Воронежского фронта. Тогда же были образованы еще три Украинских фронта (2-й, 3-й и 4-й), которые тоже были переименованы из других фронтов. И это было связано исключительно с предстоящей операцией по освобождению Украины. Именно войска 1-го Украинского фронта под командованием генерала армии Николая Ватутина освободили Киев за шесть ноябрьских дней. А сам командующий, на могиле которого в Мариинском парке был установлен памятник с надписью на украинском языке «Герою Советского Союза генералу Ватутину от украинского народа» и чью память сегодня пытаются растоптать местные националисты, погиб спустя несколько месяцев, получив пулю от диверсантов группы УПА (Украинская повстанческая армия). Вот такой разворот событий. Интересно, как бы бились наши отцы и деды, освобождая Киев от фашистов, если б знали, как в этом самом Киеве отнесутся к их памяти?

Следует отметить, что после 6 ноября Киевская освободительная операция еще целую неделю длилась в пригородах столицы. Но сам Киев был уже полностью очищен от фашистов. Позднее были освобождены важнейшие промышленные районы Донбасса и металлургические центры южной Украины, обширные территории с населением в десятки миллионов человек. Несмотря на большие разрушения, немедленно началось восстановление промышленных предприятий. И спустя всего несколько месяцев в освобожденных областях начался рост выпуска военной продукции.

Кто-то наверняка возразит, что к дню освобождения столицы Украины это уже не имеет отношения. Согласен. Еще пять лет назад никто эти события не связывал бы воедино. Но сегодня, когда разброд и шатания в некогда братской Украине не утихают, когда богатства этой страны и людские ресурсы продолжают растаскиваться и разбредаться по миру, вопрос об освобождении Киева постепенно возникает вновь. В конце концов, когда из того, что останется от нынешней Незалежной, нечего больше будет высасывать, необходимость в ее восстановлении возникнет. А как иначе: все-таки географический центр Европы. Кто будет этим заниматься? Ребята из заокеанского обкома или может быть страны-соседи, в которых сегодня радостно аплодируют ушами по щекам, глядя на все происходящее в Украине. Почти нет никакого сомнения, что эту миссию, как и всегда, возьмет на себя Россия. Но для начала, извините, ей придется освободить Киев от всего националистического отребья, которое сегодня здесь правит бал. По-другому попросту будет нельзя. 

Виктор Сирык

news24today.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о