Лакеев Иван Алексеевич | Красные соколы нашей Родины

Родился Иван Лакеев 23 февраля 1908 года в деревне Слобода, ныне Дзержинского района Калужской области, в семье рабочего. Окончил 7 классов. Работал на заводе «Электросила» в Ленинграде.

Учился в Ленинградском электромеханическом институте. С 1931 года в рядах Красной Армии. В том же году окончил Ленинградскую военно — теоретическую школу, в 1933 году — Энгельсскую военную школу лётчиков. В звании лейтенанта служил младшим лётчиком 107-й истребительной авиационной эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Белорусского военного округа.С ноября 1936 года по 13 августа 1937 года участвовал в национально — революционной войне испанского народа. Был пилотом и командиром 1-й эскадрильи истребителей И-16. Участвовал в обороне Мадрида, в сражениях на Хараме, под Гвадалахарой и Брунете. В воздушных боях сбил 12 самолётов мятежников, был ранен.

3 ноября 1937 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

С весны 1938 года по январь 1939 года командовал вновь сформированным 16-м истребительным авиационным полком.

Участвовал в боях на реке Халхин — Гол в 1939 году и в Советско — Финляндской войне 1939 — 1940 годов.

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. Воевал под Волховом и Тихвином, сражался под Ростовом-на-Дону. С апреля 1943 года до конца войны был командиром 235-й ИАД (в августе 1944 года была переименована в 15-ю Гвардейскую ИАД). Участвовал в Сталинградской битве, в боях за Кавказ, в Курской битве, в освобождении Киева и Львова, в боях над Польшей, Венгрией, Германией и Чехословакией. Лично участвовал в боевых вылетах. В одном из боёв под Курском в мае 1943 года сбил немецкий самолёт — разведчик.

В 1952 окончил Военную академию Генерального штаба. Был на ответственных должностях. С 1955 года — в запасе. Жил в Москве.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени (четырежды), Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями, иностранными орденами.

***

Иван Лакеев родился 23 февраля 1908 года в деревне Слобода Медынского (ныне Дзержинского) района Калужской области в семье рабочего. Окончил 7 классов. До 1926 года жил в своей деревне, а затем переехал в Ленинград. С августа 1926 года по май 1928 года работал грузчиком в Ленинградском торговом порту. На заводе «Электросила» работал учеником разметчика, разметчиком, бригадиром. Окончил рабфак Технологического института в 1929 году. Учился в Ленинградском электромеханическом институте.

В 1931 году 23-летний Лакеев, учившийся на 2-м курсе вечернего отделения, по рекомендации партийной организации был направлен на учёбу в Ленинградскую военно — теоретическую школу, а с января следующего года по июль 1933 года был слушателем военной школы лётчиков в Энгельсе.

Теория давалась Ивану легко, не менее успешно осваивал он и полеты: к авиационному делу у Лакеева оказался природный талант. Потом рабочие завода напишут ему: «Мы всегда с гордостью читали в газетах о Ваших подвигах… Вы оправдали доверие народа, партийной организации «Электросилы», вручившей Вам партийный билет».

После окончания Энгельсского военного училища лётчиков (ныне Тамбовское высшее военное авиационное Краснознамённое училище лётчиков имени М. М. Расковой) Лакеев получил назначение в Брянскую авиабригаду, которая была укомплектована в основном молодыми пилотами. Никто из них не имел боевого опыта. Вместе с сослуживцами лейтенант И. А. Лакеев упорно овладевал искусством высшего, или, как тогда говорили, чкаловского, пилотажа. Постепенно у него выработался свой почерк пилотирования крылатой машины. Хорошая подготовка и знание лётного очень скоро дела помогли ему при выполнении интернационального долга.

…1936 год. Военно — фашистский мятеж в Испании. В Советском Союзе прокатилась волна митингов под лозунгами: «Протянем руку помощи испанскому народу!», «Дело испанского народа — наше кровное дело!».

Однажды вечером на построении (это было в октябре) военком 107-й истребительной авиаэскадрильи Брянской бригады батальонный комиссар К. Рябов объявил:

— Возможно, кому — то придётся поехать в зарубежную командировку. Нужны добровольцы. Это большая честь. Заниматься там придётся делом, которому мы учились.

Лейтенант И. Лакеев долго не мог заснуть. Думал о жене, о дочурке, которой исполнилось полгода. Но больше всего его беспокоил вопрос: возьмут или нет?

Когда зачитали списки тех, кому доверено с оружием в руках защищать священные идеи интернационализма, там оказалась и фамилия Лакеева.

Собрались быстро. В назначенный час командир эскадрильи капитан С. Тархов доложил о готовности к отправке. Отряды по 10 истребителей И-16 в каждом возглавляли старшие лейтенанты В. Бочаров, С. Денисов и К. Колесников, а инженерно — техническую группу — инженер 3 ранга П. Невинный. Лейтенанта И. Лакеева избрали парторгом подразделения.

В начале ноября 1936 года авиаторов — интернационалистов на пароходе «Курск» доставили по Средиземному морю к берегам Испании. Они рассчитывали прибыть в Картахену, но фашистская авиация нещадно бомбила главную военно — морскую базу республиканского флота, и капитан парохода получил разрешение взять курс на Аликанте. Багряные зарницы на горизонте свидетельствовали, что война рядом.

Бой И-16 и Не-51 в Испании

По мере сборки боевых машин отряды перелетали в район Мадрида. К тому времени фашисты уже захватили его пригород Карабанчель. Напряжённые бои шли на подступах к университетскому городку, в парке Каса — де — Кампо, в районах стадиона и мостов через Мансанарес.

С 4 ноября здесь уже сражались 13 лётчиков из Киевского военного округа под командованием старшего лейтенанта П. Рычагова. Они летали на истребителях И-15, которые испанцы успели окрестить «Чатос» (курносые). По фашистским аэродромам и войскам наносили удары группы бомбардировщиков СБ.

Эскадрилья С. Тархова первые боевые вылеты на штурмовку живой силы и боевой техники выполняла в условиях вражеского господства в воздухе. 9 ноября её лётчики получили настоящее боевое крещение в схватке с 15 Не-51, сбив 4 из них.

Впоследствии Лакеев ознакомился с высказыванием об этом бое одного фашистского лётчика: «Мы вдруг поняли всю серьёзность положения. Наши Не-51 были слишком медлительны по сравнению с этими новыми самолётами. Это казалось невероятным, но они поднимались выше нас и могли играть с нами, как им захочется».

На советских лётчиков — защитников Мадрида — легла тяжёлая физическая и психологическая нагрузка. Каждому ежедневно приходилось выполнять по 5 — 7 боевых вылетов. Наши воздушные бойцы сражались не щадя себя. Фашисты не могли взять столицу Испании и начали её варварские бомбардировки. В ноябре вой сирен машин «скорой помощи» и пожарных автомобилей стал частью жизни Мадрида.

Истребители И-16 превосходили вражеские самолёты по скорости, но бронеспинок и радио на них не было. В полёте командир управлял группой эволюциями самолёта. Тем не менее уже первые схватки показали, что даже в случае равенства сил противник прекращал выполнение боевого задания, а наши лётчики вступали в бой при любых обстоятельствах.

13 ноября над Мадридом 18 истребителей И-16 вступили в бой с 12 бомбардировщиками Ju-52 и 26 истребителями Не-51. Наши лётчики сбили 6 машин, но самолёт капитана С. Тархова был подбит, лётчик выбросился из кабины с парашютом. Опустился на мадридский бульвар с 6 пулями в груди.

Не вернулся и старший лейтенант В. Бочаров. А через 2 дня одиночный «Юнкерс» сбросил на аэродром Барахос ящик, привязанный к парашюту. Вскрыл его лейтенант И. Лакеев. Внутри в окровавленном узле находились куски человеческого тела. Лицо было обезображено, но по большому родимому пятну установили, что это Володя Бочаров…

Фашистские палачи надеялись запугать добровольцев, добились же обратного результата. Гнев наших лётчиков был велик, в 2-х последующих боях эскадрилья во главе со старшим лейтенантом С. Денисовым, заменившим Тархова, сбила 10 самолётов противника — 2 «Юнкерса», 4 «Хейнкеля» и 4 «Фиата», причём без потерь со своей стороны. Лакеев был участником этих схваток и лично сбил один «Фиат».

Как-то звено А. Морозова, в которое входил Лакеев, сверху со стороны солнца атаковало группу истребителей Не-51. Враг заметил его только в момент открытия огня. В результате дерзкой атаки фашисты потеряли 2 самолёта.

Ивану Алексеевичу особенно запомнилось отражение налёта 43 самолётов противника, когда И-16 сбили 1 «Юнкерс» и 2 «Хейнкеля». Памятен и бой с 48 вражескими самолётами, когда были сбиты 1 «Юнкерс» и 4 «Хейнкеля», и снова без потерь со своей стороны.

Только за 2 первых месяца боёв наши лётчики сбили в районе Мадрида 63 немецких и итальянских самолёта, в том числе 12 бомбардировщиков. За это же время наши СБ и штурмовики Р-Z вывели из строя на аэродромах ещё 64 самолёта, а их воздушные стрелки при отражении атак уничтожили 7 вражеских истребителей.

Постановлением ЦИК СССР от 31 декабря 1936 года 11 наших лётчиков, в том числе капитан С. Тархов, старший лейтенант В. Бочаров и лейтенант С. Черных, были удостоены звания Героя Советского Союза, а 2 января 1937 года все лётчики 107-й эскадрильи были награждены орденом Красного Знамени, инженеры и техники — орденом Красной Звезды.

Бои в небе Испании продолжались. Как-то лейтенант И. Лакеев в одиночку ворвался в строй 10 «Фиатов». Ему удалось сбить один Fiat CR-32, но остальные основательно потрепали его. Дважды сильно обожгло бок и ногу. Совсем бы пришлось плохо, если бы на помощь не поспешил Павел Путивко. На истерзанной машине Лакеев благополучно приземлился на аэродроме Алькала. Его направили в госпиталь, но уже на 3-й день он сбежал оттуда. Ходил на перевязки и продолжал летать.

6 февраля 1937 года на реке Харама южнее Мадрида началось наступление фашистских войск. В воздухе вновь развернулись ожесточённые бои. Лакеев всё чаще летал ведущим. Противник нёс серьёзные потери.

18 февраля ознаменовалось двумя воздушными боями над Мадридом, в одном из которых «правительственные истребители впервые понесли такие большие потери».

В 11:00 39 республиканских истребителей начали бой с 6 «Юнкерсами» и 50 истребителями. В результате республиканская сторона потеряла сбитыми 4 самолёта: 1 И-16 и 3 И-15. Филипп Замашанский был тяжело ранен и, пытаясь совершить посадку вне аэродрома, разбился на И-16. Самолёт Петра Угроватова, получив повреждения, загорелся. Лётчик, несмотря на ранение и ожоги, смог благополучно спастись на парашюте. В этом же бою погиб американский пилот Бен Лейдер. Подробности его гибели неизвестны, но, по воспоминаниям И. И. Кравченко, в этот день был сбит американец «Арнольд», который выпрыгнул с парашютом и пропал без вести. Скорее всего это и был Бен Лейдер, которого, поскольку он выпрыгнул над территорией противника, по печальной традиции записали в погибшие. Последний сбитый республиканский самолёт пилотировал также гражданин США, который был ранен. Кто это был — сказать сложно, иностранные источники приводят разные фамилии.

Противник в этом бою, как указывается в документах, применил «новую» тактику: 30 истребителей вступили в бой, а остальные, находясь выше, немедленно «пикировали, сбивали или наносили много пробоин» всякий раз, когда какой — нибудь республиканский самолёт откалывался от общей массы дравшихся.

В этом бою, по отечественным данным, было «сбито 6 самолётов мятежников» и много подбито. Среди пилотов И-16 на победы претендуют К. Дубков, А. Тарасов, Н. Никитин, И. Лакеев, П. Кузнецов и в паре — П. Хара и А. Минаев.

20 февраля 30 республиканских истребителей встретились с 3 «Юнкерсами» и 22 истребителями. Бомбардировщики ушли, не сбросив бомб. В бою с истребителями единственную победу одержал Иван Лакеев, сбив «Хейнкель-51». С республиканской стороны погиб испанец Луис Берсиал Руберо (Luis Bercial Rubero), его И-15 был повреждён и при вынужденной посадке потерпел катастрофу. Пилот И-16 Алексей Минаев получил ранение в руку, но сумел благополучно вернуться на свой аэродром.

После 3-недельного сражения обе стороны перешли к обороне, но передышка была недолгой. Уже 8 марта к северу от Мадрида в направлении Сигуэнса — Гвадалахара развернулось наступление 4-х кадровых дивизий мятежников. Висела низкая облачность, постоянно шёл дождь со снегом. Но наши истребители не прекращали полётов. На разведку дополнительно вылетели главный советник командующего республиканской авиацией комбриг Я. Смушкевич и командир истребительной группы комбриг П. Пумпур. Ведущим у них был лейтенант И. Лакеев, который уже побывал в этом районе. На одном из шоссе воздушные разведчики обнаружили огромную колонну и дерзко атаковали её.

В течение нескольких дней, осуществляя смелую операцию, авиаторы нанесли фашистам существенные потери. Только 12 марта они совершили 178 боевых вылетов на штурмовку. За отличия в боях под Гвадалахарой 15 лётчиков эскадрильи, в том числе И. Лакеев, вторично были награждены орденом Красного Знамени, а их командир капитан К. Колесников был представлен к званию Героя Советского Союза. Он погиб в начале мая во время учебно — показательного полёта: на его изношенном самолёте на малой высоте отвалилась плоскость. Командование эскадрильей принял старший лейтенант И. Лакеев.

25 марта 1937 года в 17:30 с Алкалы на перехват противника поднялись 5 И-16 — к аэродрому со стороны солнца приближались 2 Ju-86. Помешать им не успели, и после бомбардировки двум И-16 потребовался заводской ремонт, лётчик и техник были ранены. Бомба взорвалась возле взлетавшего на перехват И-16 Павла Путивко. Взрывной волной самолёт был перевёрнут, а лётчик ранен осколком в голову. Ранение оказалось тяжёлым, и в Испании Павлу больше летать не пришлось. Он попал в госпиталь, выйдя из которого в мае, был досрочно отправлен на Родину.

 Однако, 5 взлетевших истребителей (В. Ухов, П. Поляков, И. Лакеев, Ф. Пруцков и И. Кравченко) считают, что 1 «Юнкерс» им удалось сбить. Взлетевшие на помощь 5 И-15 противника уже не догнали.

После этого боя на счету Ивана Лакеева числилось 2 личные победы, 1 в паре и 1 в группе.

№ п/п Дата Самолёт противника Район боя Примечание
1 17.11.1936 Не-51 Мадрид в паре
2 18.02.1937 Не-51 лично
3 20.02.1937 Не-51 Альбасете лично
4 25.03.1937 Ju-86 Алькала в звене

К тому времени на стороне франкистов стали действовать до 30 новейших бомбардировщиков Heinkel He-111В-1, около 50 Dornier Do-17 и Junkers Ju-86, 80 новых истребителей Heinkel He-51С-1 и 40 новейших Messershmitt Me-109В, развивавших максимальную скорость 470 км/час.

В начале июля 1937 года южнее Мадрида в районе городка Брунете началась первая наступательная операция республиканской армии, в которой участвовало 62 истребителя И-16 и И-15, 56 штурмовиков Р-Z и 15 бомбардировщиков СБ. Лакееву неоднократно приходилось водить в бой группу И-16. В этих боях был уничтожен 101 самолёт противника, из них 66 сбито в воздушных боях. Кроме того, фашисты потеряли 15 новеньких Ме-109 и поспешили убрать их с фронта.

12 июля крупный воздушный бой произошёл в районе Эль Эскориал — Сан-Мартин — Навалькарнеро — Аравака. Эскадрильи И. Лакеева, Н. Виноградова, П. Шевцова (29 И-16) и эскадрилья И. Еремёнко (8 И-15) неожиданно атаковали авиагруппу противника, состоявшую приблизительно из 40 истребителей. В результате боя эскадрилья Лакеева записала себе на счёт 2 «Фиата», эскадрилья Виноградова — 1 «Фиат», а эскадрильи Шевцова и Еремёнко — по 2 «Фиата» и 1 «Хейнкелю». Столько же побед было заявлено и итальянцами: 5 И-15 и 4 И-16. Ещё об одном сбитом И-15 заявили лётчики — националисты. С республиканской стороны был потерян 1 И-15, пилот — американец Гарольд Даль выпрыгнул с парашютом и попал в плен. О потерях противника известно, что в этот день погиб испанец Капитан Нарсисо Бермудес де Кастро (Narciso Bermudez de Castro) из группы 2-G-3, имевший 4 победы.

В Испанию прибывали новые группы советских авиаторов — добровольцев. Их вводили в строй И. Лакеев и П. Шевцов, которые последними из первого состава эскадрильи оставались в стране. Они пробыли в Испании дольше всех. Прекрасно пилотируя машину и отлично стреляя, за 10 месяцев боевой деятельности он совершил 312 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил лично 12 и в группе 16 фашистских самолётов. Сам дважды был ранен, но ни разу не был сбит.

После возвращения, в Москве вместе с орденами майору И. Лакееву была вручена Грамота о присвоении ему звания Героя Советского Союза («Золотая Звезда» № 63) с награждением орденом Ленина (3.11.1937). Был также награждён двумя орденами Красного Знамени (2.01.1937 и 4.07.1937).

В декабре 1937 года был назначен командиром эскадрильи. 22 февраля 1938 года награждён медалью «XX лет РККА».

С мая 1938 года по январь 1939 года, в звании полковника, командовал 16-м ИАП в Московском военном округе. Позднее занимал должность инспектора ВВС Красной Армии.

В стране происходило что — то тревожное. Был разоблачён «заговор военных в Красной Армии». Арестованы и исчезли объявленные врагами народа Я. Алкснис, Н. Васильченко, Ф. Ингаунис, А. Кожевников, В. Лопатин, А. Лапин, П. Монархо и многие другие, занимавшие видные посты в советской авиации.

Коммунист Лакеев безгранично верил Генеральному секретарю И. В. Сталину и совершенно не представлял себе, как создавался авторитет вождя. Молодой командир направил Сталину письмо с благодарностью за высокую оценку его ратных дел.

В то время И. А. Лакеев командовал уже авиационным полком. Эта часть трижды в год участвовала в воздушных праздниках. Лакеев возглавлял «красную пятёрку» истребителей И-16, в состав которой входили Герои Советского Союза и орденоносцы. Они открывали воздушные парады на Красной площади, а в Тушине демонстрировали высший пилотаж в групповом полёте.

Вскоре Лакеев был избран депутатом Верховного Совета РСФСР. Ему часто приходилось бывать на торжественных приёмах в Кремле, лично встречаться со Сталиным.

В мае 1939 года в небе Монголии наши лётчики понесли ощутимые потери в боях с японцами. В Москве решили послать туда командиров, имеющих боевой опыт, для передачи его лётчикам — забайкальцам. Лакеев оказался неутомимым учителем. За светлое время суток он ежедневно проводил до 15 учебных воздушных боёв с последующим их разбором. И вот 22 июня 1939 года над Халхин — Голом развернулось небывалое по размаху воздушное сражение. Японцы ввели в бой 120 самолётов. С советской стороны в воздух поднялись 95 истребителей. Бой был ожесточённым. В ходе его японцы потеряли около 15 самолётов. Наши потери — 14 боевых машин. При этом Лакеев сбил 2 вражеских истребителя. Это была первая крупная победа наших лётчиков в небе Монголии.

Лакеев проявил себя не только хорошим воздушным, бойцом, но и смелым командиром — новатором. По его предложению на горе Хамар-даба был организован первый в истории нашей боевой авиации пункт наведения.

Вспоминает генерал — майор авиации Б. А. Смирнов:

«…Вечером в наш лагерь приехал с командного наблюдательного пункта полковник Иван Алексеевич Лакеев. Тяжёлая миссия досталась ему в Монголии. Как только начались крупные воздушные бои, представителю авиации пришлось выехать на Хамар — Дабу, где находился КП наземных войск.

Вряд ли кто из нас сам изъявил бы желание быть под боком у такого строгого командующего, как Жуков. Чего только стоило выдерживать вопросы многих наземных начальников рангом ниже Жукова: «Где наши самолёты, почему их нет в воздухе?»

А тем временем в небе вели бои десятки самолётов, но их надо было уметь видеть. Правда, у Лакеева самолёт стоял тут же, поблизости от КП, и он частенько ухитрялся в трудные моменты взлетать и принимать участие в воздушном бою. Однако главной его заботой была координация действий авиационных групп в воздухе. При отсутствии радиостанций наведения выполнять эту задачу было чрезвычайно трудно…»

В Монголии майор И. А. Лакеев сначала командовал авиаполком 1-й Армейской группы, затем стал заместителем командующего истребительной авиацией 1-й Армейской группы непосредственно на поле боя. Он лично участвовал в воздушных боях и сбил несколько японских самолётов.

За отличие в этих боях награждён третьим орденом Красного Знамени (29.08.1939) и монгольским орденом Боевого Красного Знамени 1-й степени (18.08.1939).

Вскоре Лакееву довелось участвовать в походе войск Красной Армии в Западную Украину, где 19 сентября 1939 года принимал меры к выдворению немецкого десанта, высадившегося на Львовском аэродроме. Не прошла мимо него и Советско — Финляндская война. В тот период молодой талантливый авиатор был оценён по достоинству.

С апреля 1940 года полковник И. А. Лакеев — заместитель начальника лётно — технической инспекции 1-го Управления Главного управления ВВС РККА. 4 июня 1940 года ему было присвоено звание генерал — майора авиации. С июля 1940 года — заместитель главного инспектора ВВС РККА по истребительной авиации. В апреле 1941 года был снят с должности «за недостатки в работе» и назначен с понижением заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии в Луцке.

И. А. Лакеева редко можно было застать в его кабинете. Он постоянно находился в частях, занимаясь проверкой их боеготовности, распространением боевого опыта и разработкой рекомендаций на местах. Лакеев торопился, он был твёрдо уверен, что война с фашистской Германией начнётся очень скоро.

Опыт войны в Испании показал, что истребители должны вести бой в составе пары ведущего и ведомого, меча и щита. Лакеев подчёркивал, что высота полёта для истребителя является залогом победы, что каждая атака должна быть внезапной для противника, а внезапность достигается смелым маневром и неожиданным приёмом в бою. Но этот драгоценный опыт не получил широкого распространения и оставался достоянием ограниченного круга военных лётчиков. Лакеева также тревожило вооружение истребителей. Из-за излишней скорострельности ШКАСа патроны расходовались слишком быстро. Это oружие часто отказывало из — за загустения смазки на большой высоте. И вообще, как считал Лакеев, в современном воздушном бою пулемёты — недостаточно мощное оружие. Так в Испании в боях под Брунете фашисты впервые использовали пушечные Ме-109, и нашим «Ишачкам» и И-15 пришлось туго.

Было немало и других проблем. В истребительные части стали поступать новые марки самолётов — МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1. В полках с ликованием приняли новую технику. Но радоваться оказалось рано. Инспектируя части, Лакеев убеждался в больших просчётах при переучивании личного состава. Как минимум, каждому лётчику на новой технике отводилось 8 часов вывозных полетов. Но это требование не выполнялось. В большинстве своём лётчики плохо знали новую материальную часть и не умели метко стрелять. По этим вопросам Лакеев постоянно сталкивался с начальником боевой подготовки ВВС генерал — лейтенантом авиации Жигаревым.

Ускоренный выпуск новых самолётов привёл к тому, что в боевых частях на 1000 новых машин 115 поступали с различными дефектами и заводскими недоделками. Резко возросла аварийность, нередко связанная с гибелью пилотов. Новые истребители обладали более высокой посадочной скоростью, а это потребовало удлинения взлётных полос на аэродромах. Их строительство находилось в ведении НКВД и по приказу Берии везде началось одновременно. Все боевые самолёты в западных военных округах были сосредоточены на 66 приграничных аэродромах. Такая скученность авиационной техники близ границы была явно недопустима.

Лакееву часто приходилось бывать в полках 9-й смешанной авиационной дивизии, которой командовал его друг по Испании, Герой Советского Союза 29-летний генерал — майор авиации С. А. Черных. Аэродромы его дивизии в Тарново, Долбуново и Высоке — Мазовецке находились всего в пределах 10 — 40 километров от государственной границы. При этом, в дивизии насчитывалось более 400 боевых самолётов.

Но такая, казалось бы, ничем не оправданная близость аэродромов у границы соответствовала установке высшего командования: «Если на нас нападут, мы встретим врага ударом такой силы, что сразу же перейдём на территорию противника». Лакеев с тревогой видел, как широко пропагандировались настроения лёгкой победы в книгах «Первый удар», «На востоке», в кинофильме «Если завтра война»…

Немецкие самолёты активизировали воздушную разведку. С января 1941 года до начала нападения на Советский Союз, они 324 раза нарушала нашу границу. Слепо уверовав в силу договора с Германией и во всём полагаясь на мнение Берии и Генштаба, Сталин через Наркома обороны маршала Тимошенко отдал указание войскам Красной Армии прекратить обстрел самолётов — нарушителей и не применять советские истребители для их задержания. Чувствуя полную безнаказанность, немецкие пилоты залетали в глубь нашей территории на 100 — 150 километров.

Лакеев упорно доказывал вышестоящему военному руководству о недопустимости сложившегося положения, протестовал, спорил…

Особенно резко он выступил в присутствии Сталина на правительственном совещании в середине апреля 1941 года. А через несколько дней, Ивана Алексеевича ознакомили с унизительным приказом, который гласил: «В целях лучшего служебного использование генерал — майора авиации И. А. Лакеева назначить заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии с местом дислокации в городе Луцк с окладом…»

Поразило не то, что оклад стал в 4 раза меньше, а то, что не доверили даже дивизию. Кроме того, его назначили заместителем к хорошо известному ему и неуважаемому многими начальнику.

— В первые дни войны, — вспоминал впоследствии Иван Алексеевич, — мы потерпели поражение. Фашистская авиация, что и следовало ожидать, захватила абсолютное господство о воздухе. Сталину же, чтобы остаться а глазах военных и всего советского народа непогрешимым, срочно требовалось переложить свою вину на головы других. Так погибли генералы авиации Яков Смушкевич, Павел Рычагов, Фёдор Арженухин, Евгений Птухин, Иван Проскуров, Сергей Черных и многие другие истинные патриоты.

Чего же стоили просчёты высшего руководства, загипнотизированного указаниями «великого» вождя? Лишь за один день 22 июня мы потеряли около 1200 боевых самолётов! На направлении главного фашистского удара по аэродромам Западного особого военного округа уже после первого налёта было утрачено более половины всех дислоцированных здесь самолётов. Так, в дивизии генерала С. Черных после первого же налёта фашистской авиации из 409 самолётов осталось лишь 62. Такова была цена всеобщей беспечности.

В сложнейших испытаниях генерал И. Лакеев сохранил своё человеческое достоинство, веру в нашу победу и торжество справедливости. Что бы ни случилась, он знал, что будет сражаться за свою Советскую Родину в любых условиях, хоть просто рядовым стрелком с винтовкой в руках.

Истребитель И-16 тип 10 генерала И. А. Лакеева. Июнь 1941 года.

 

Генералу И. А. Лакееву судьбой была предназначена долгая боевая жизнь. Вступив в бой ранним утром 22 июня 1941 года, в районе города Ковеля, он прошёл всю войну до самой Победы. Но жизнь его была далеко не простой.

В первые дни войны его дивизия попала под удар немецкой авиации и понесла большие потери, но проявив личное мужество и хладнокровие, Лакеев сумел организовать отпор врагу уцелевшими самолётами. Тем не менее, за большие потери был ещё раз понижен в должности и с осени 1941 по март 1943 года в Генеральском звании командовал 524-м истребительным авиационным полком. В должности командира полка воевал на Волховском фронте, затем полк переброшен на Южный фронт.

С апреля 1943 года командовал 235-й истребительной авиационной дивизией 2-й Воздушной армии. Участвовал в контроударах под Волховом и Тихвином. Затем сражался под Ростовом-на-Дону.

В августе 1944 года за мужество и доблесть личного состава, за высокие боевые результаты дивизия получила Гвардейское знамя и стала именоваться 15-й Гвардейской ИАД. Затем дивизия была передана в 8-ю Воздушную армию.

Командуя этой дивизией, Лакеев сражался на Курской Дуге, участвовал в освобождении Киева, Станислава и Львова, дрался в небе Венгрии, Польши, Германии. Войну закончил уже в Чехословакии, имея ещё 1 личную и 2 групповые победы.

Генерал И. Лакеев отдает указания лётчикам

При всём этом, только после Курской битвы он получил свою первую за всю войну боевую награду — медаль «За боевые заслуги». Но речь сейчас не об этом, не о трудной биографии заслуженного военачальника. На долгие годы в сердце Ивана Алексеевича оставалась непроходящая тяжесть, как будто мог сделать больше, но не сделал…

Оставаясь прекрасным воздушным бойцом, Лакеев зарекомендовал себя и отличным командиром. Впоследствии он по праву был награждён орденами Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого.

Пройдя в годы Великой Отечественной войны через огонь воздушных сражений на Кубани, Курской дуге, боёв за освобождение Украины, он с честью пронёс высокое звание воина — освободителя.

Имя генерала И. А. Лакеева 14 раз называлось среди наиболее отличившихся в боях командиров. К концу войны лётчиками его дивизии было уничтожено 910 вражеских самолётов.

Сам же Иван Алексеевич, по некоторым источникам, совершил более 500 успешных боевых вылетов. Данные о количество сбитых им самолётов противника в различных источниках существенно разнятся. Чаще всего приводятся следующие: 16 лично и более 20 в группе (с учётом боёв в небе Испании и Халхин — Гола).

За участие в Великой Отечественной войне был награждён орденами: Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени (29.05.1944), Богдана Хмельницкого 1-й степени (10.01.1944), Отечественной степени 1-й степени, 4 медалями, 2 иностранными орденами.

После окончания войны Иван Алексеевич ещё долгое время оставался на службе в ВВС. Командовал истребительной авиационой дивизией в Средней Азии. В 1952 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил заместителем командующего 22-й Воздушной армии.

За безупречную службу награждён орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалью «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948). В 1955 году в звании генерал — майора вышел в запасе.

Даже после выхода в запас, Лакееву часто приходилось бывать в воинских частях, где его знали и любили. Заканчивая свой рассказ, он нередко обращался к офицерам и солдатам со словами:

— Помните всегда о том, что вам самой историей предназначено продолжать дело старшего поколения защитников Отчизны. Это обязывает ко многому.

Последние годы проживал в Москве. Умер 15 августа 1990 года, похоронен на Троекуровском кладбище.

www.airaces.ru

Лакеев, Иван Алексеевич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лакеев.

Иван Алексеевич Лакеев (23 февраля 1908, Калужская губерния — 15 августа 1990) — советский лётчик-истребитель, лётчик-ас, Герой Советского Союза (1937). Генерал-майор авиации (4.06.1940).

Биография

Иван Алексеевич Лакеев родился в 1908 году в д. Слобода (ныне Дзержинский район Калужской области) в семье рабочего. Русский.

Окончил 7 классов школы и рабфак. С августа 1926 года жил в Ленинграде, работал грузчиком в Ленинградском торговом порту. С августа 1928 года работал разметчиком на заводе «Электросила». С сентября 1930 года учился на вечернем отделении Ленинградского электромеханического института. Член ВКП(б) с 1930 года.

В Красной Армии с июня 1931 года, призван по мобилизации ЦК ВКП(б). В том же году закончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС РККА, затем, в 1933 году — 14-ю Энгельсскую военную школу лётчиков. С июля 1933 года служил младшим лётчиком и старшим лётчиком в 127-й авиационной эскадрильи в Смоленской, а затем в Брянской авиационных бригадах ВВС Московского военного округа. С марта 1936 года — младший лётчик 107-й истребительной авиаэскадрильи 83-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа.

В 1936 году, после начала Гражданской войны в Испании, руководством страны было принято решение о направлении туда советских военных специалистов-добровольцев. В начале ноября туда прибыла группа из 31 лётчика-истребителя 83-й бригады, среди которых был и лейтенант Лакеев. В ходе боевых действий командовал эскадрильей И-16. По некоторым данным за время командировки сбил лично 12 самолётов противника и 16 в группе[1], что делает его одним из самых результативных лётчиков-истребителей 1930-х годов. Вернулся на родину в августе 1937 года.

С августа 1937 года — лётчик-испытатель Государственного авиационного завода № 1 в Москве. С сентября 1937 года — командир эскадрильи 24-й авиационной бригады ВВС МВО (Люберцы). С марта 1938 — командир 16-го истребительного авиаполка, с декабря 1938 года исполнял обязанности начальника истребительного отдела Управления ВВС РККА. В этой должности в мае 1939 года был командирован в район боевых действий и участвовал в боях на реке Халхин-Гол по конец августа 1939 года, будучи заместителем командующего авиацией 1-й армейской группы комкора Я. В. Смушкевича по истребительной авиации. В сентябре 1939 года был откомандирован в Киевский Особый военный округ для исполнения обязанностей командующего ВВС округа по истребительной авиации, и участвовал в освободительном походе РККА в Западную Украину. В октябре 1939 года был откомандирован в Ленинград для организации противовоздушной обороны города, и с декабря участвовал в советско-финской войне 1939—1940 годов.

В середине[2] марта 1940 года назначен заместителем начальника Лётно-технической инспекции 1-го Управления ГУ ВВС РККА, с 14 октября 1940 года — заместитель генерал-инспектора ВВС Красной Армии. В июне 1940 года при введении генеральских званий ему присвоено звание генерал-майор авиации (за три года вырос в званиях от лейтенанта до генерала). За «недостатки в работе» в марте 1941 года назначен с понижением в должности заместителем командира 14-й смешанной авиадивизии ВВС Киевского Особого военного округа (штаб дивизии — Луцк).

Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года. Сражался в составе дивизии на Юго-Западном фронте. С начала июля 1941 года находился в распоряжении командующего ВВС Юго-Западного фронта, был представителем штаба фронта по ПВО Киева, заместителем командующего ПВО Юго-Западного фронта по истребительной авиации. С января 1942 года генерал-майор авиации И. А. Лакеев командовал 524-м истребительным авиационным полком на Волховском фронте.

С 10 марта 1943 года командовал 235-й истребительной авиадивизией на Юго-Западном, Северо-Кавказском, Воронежском, 1-м Украинском фронтах. Проявил себя отличным командиром дивизии, под его командованием она была награждена в ноябре 1943 года орденом Красного Знамени и стала именоваться «Краснознамённой», а за отличное выполнение заданий командования дивизия 19 августа 1944 года стала гвардейской и была переименована в 15-ю гвардейскую истребительную авиационную дивизию. Командовал ею до конца войны в составе 8-й воздушной армией на 4-й Украинском фронте.

Все 4 года Великой Отечественной войны генерал Лакеев неотлучно находился в действующей армии. Участвовал в приграничной оборонительной операции на Западной Украине, Киевской оборонительной операции, в битве за Ленинград, в воздушном сражении на Кубани, в Курской битве, в Изюм-Барвенковской, Донбасской, Днепровской воздушно-десантной, Запорожской, Киевской, Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской, Никопольско-Криворожской, Проскуровско-Черновицкой, Одесской, Львовско-Сандомирской, Ясско-Кишиневской, Восточно-Карпатской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской, Пражской наступательных операциях. К концу января 1945 года выполнил на фронтах Великой Отечественной войны 62 боевых вылета, сбил 1 немецкий самолёт (в воздушном сражении на Кубани в июне 1943 года).

После Победы командовал той де дивизией в Прикарпатском военном округе. С октября 1947 года проходил обучение на Курсах усовершенствования командиров и начальников штабов авиадивизий при Военно-воздушной академии, по окончании которых в 1948 году назначен на должность командира 13-й гвардейской истребительной авиадивизии 73-й воздушной армии Туркестанского военного округа. С декабря 1950 года вновь находился на учёбе.

В 1952 году закончил Высшую военную академию им. К. Е. Ворошилова. С 1952 года служил помощником командующего 22-й воздушной армии Северного военного округа[3].

С июля 1955 года в отставке, жил в Москве.

Умер 15 августа 1990 года, похоронен на Троекуровском кладбище.

Награды

награды иностранных государств

Память

  • Мемориальная доска установлена на здании средней школы № 3 посёлка Кондрово Калужской области, в которой учился И. А. Лакеев[6].

Примечания

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1. — 912 с. — 100 000 экз.
  • Абросов С. Воздушная война в Испании: Хроника воздушных сражений 1936—1939 гг. — М.: Яуза: Эксмо, 2008. — 608 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-699-25288-6.
  • Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940-1941 гг.: Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий: Документы и материалы / Под ред. В. Н. Кузеленкова. — М.-СПб.: Летний сад, 2005. — С. 168. — 1000 экз. — ISBN 5-94381-137-0.
  • Коллектив авторов. Великая Отечественная: Комдивы. Военный биографический словарь / В. П. Горемыкин. — М.: Кучково поле, 2014. — Т. 2. — С. 644-645. — 1000 экз. — ISBN 978-5-9950-0341-0.
  • Поленков К. А., Хромиенков Н. А. Калужане — Герои Советского Союза. — Калуга: Калужское кн. изд-во, 1963. — С. 181—182.

Ссылки

wikiredia.ru

Лакеев Иван Алексеевич - советский военный летчик, Герой Советского Союза

Родился 23 февраля 1908 года в деревне Слобода, ныне Дзержинского района Калужской области, в семье рабочего. Окончил 7 классов. Работал на заводе "Электросила" в Ленинграде. Учился в Ленинградском электромеханическом институте. С 1931 года Иван Лакеев в рядах Красной Армии. В том же году окончил Ленинградскую военно - теоретическую школу, в 1933 году - Энгельсскую военную школу лётчиков. В звании лейтенанта служил младшим лётчиком 107-й истребительной авиационной эскадрильи 83-й истребительной авиационной бригады Белорусского военного округа.

С ноября 1936 года по 13 августа 1937 года участвовал в национально - революционной войне испанского народа. Был пилотом и командиром 1-й эскадрильи истребителей И-16. Участвовал в обороне Мадрида, в сражениях на Хараме, под Гвадалахарой и Брунете. В воздушных боях сбил 12 самолётов мятежников, был ранен.

3 ноября 1937 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

С весны 1938 года по январь 1939 года командовал вновь сформированным 16-м истребительным авиационным полком.

Участвовал в боях на реке Халхин - Гол в 1939 году и в Советско - Финляндской войне 1939 - 1940 годов.

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. Воевал под Волховом и Тихвином, сражался под Ростовом-на-Дону. С апреля 1943 года до конца войны был командиром 235-й ИАД  ( в августе 1944 года была переименована в 15-ю Гвардейскую ИАД ). Участвовал в Сталинградской битве, в боях за Кавказ, в Курской битве, в освобождении Киева и Львова, в боях над Польшей, Венгрией, Германией и Чехословакией. Лично участвовал в боевых вылетах. В одном из боёв под Курском в мае 1943 года сбил немецкий самолёт - разведчик.

В 1952 окончил Военную академию Генерального штаба. Был на ответственных должностях. С 1955 года - в запасе. Жил в Москве.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( четырежды ), Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями, иностранными орденами.

*     *     *

Иван Лакеев родился 23 февраля 1908 года в деревне Слобода Медынского  ( ныне Дзержинского )  района Калужской области в семье рабочего. Окончил 7 классов. До 1926 года жил в своей деревне, а затем переехал в Ленинград. С августа 1926 года по май 1928 года работал грузчиком в Ленинградском торговом порту. На заводе "Электросила" работал учеником разметчика, разметчиком, бригадиром. Окончил рабфак Технологического института в 1929 году. Учился в Ленинградском электромеханическом институте.

В 1931 году 23-летний Лакеев, учившийся на 2-м курсе вечернего отделения, по рекомендации партийной организации был направлен на учёбу в Ленинградскую военно - теоретическую школу, а с января следующего года по июль 1933 года был слушателем военной школы лётчиков в Энгельсе.

Теория давалась Ивану легко, не менее успешно осваивал он и полеты: к авиационному делу у Лакеева оказался природный талант. Потом рабочие завода напишут ему: "Мы всегда с гордостью читали в газетах о Ваших подвигах... Вы оправдали доверие народа, партийной организации "Электросилы", вручившей Вам партийный билет".

После окончания Энгельсского военного училища лётчиков   ( ныне Тамбовское высшее военное авиационное Краснознамённое училище лётчиков имени М. М. Расковой )  Лакеев получил назначение в Брянскую авиабригаду, которая была укомплектована в основном молодыми пилотами. Никто из них не имел боевого опыта. Вместе с сослуживцами лейтенант И. А. Лакеев упорно овладевал искусством высшего, или, как тогда говорили, чкаловского, пилотажа. Постепенно у него выработался свой почерк пилотирования крылатой машины. Хорошая подготовка и знание лётного очень скоро дела помогли ему при выполнении интернационального долга.

...1936 год. Военно - фашистский мятеж в Испании. В Советском Союзе прокатилась волна митингов под лозунгами: "Протянем руку помощи испанскому народу !", "Дело испанского народа - наше кровное дело !".

Однажды вечером на построении  ( это было в октябре )  военком 107-й истребительной авиаэскадрильи Брянской бригады батальонный комиссар К. Рябов объявил:

- Возможно, кому - то придётся поехать в зарубежную командировку. Нужны добровольцы. Это большая честь. Заниматься там придётся делом, которому мы учились.

Лейтенант И. Лакеев долго не мог заснуть. Думал о жене, о дочурке, которой исполнилось полгода. Но больше всего его беспокоил вопрос: возьмут или нет ?

Когда зачитали списки тех, кому доверено с оружием в руках защищать священные идеи интернационализма, там оказалась и фамилия Лакеева.

Собрались быстро. В назначенный час командир эскадрильи капитан С. Тархов доложил о готовности к отправке. Отряды по 10 истребителей И-16 в каждом возглавляли старшие лейтенанты В. Бочаров, С. Денисов и К. Колесников, а инженерно - техническую группу - инженер 3 ранга П. Невинный. Лейтенанта И. Лакеева избрали парторгом подразделения.

В начале ноября 1936 года авиаторов - интернационалистов на пароходе "Курск" доставили по Средиземному морю к берегам Испании. Они рассчитывали прибыть в Картахену, но фашистская авиация нещадно бомбила главную военно - морскую базу республиканского флота, и капитан парохода получил разрешение взять курс на Аликанте. Багряные зарницы на горизонте свидетельствовали, что война рядом.

По мере сборки боевых машин отряды перелетали в район Мадрида. К тому времени фашисты уже захватили его пригород Карабанчель. Напряжённые бои шли на подступах к университетскому городку, в парке Каса - де - Кампо, в районах стадиона и мостов через Мансанарес.

С 4 ноября здесь уже сражались 13 лётчиков из Киевского военного округа под командованием старшего лейтенанта П. Рычагова. Они летали на истребителях И-15, которые испанцы успели окрестить "Чатос"  ( курносые ). По фашистским аэродромам и войскам наносили удары группы бомбардировщиков СБ.

Эскадрилья С. Тархова первые боевые вылеты на штурмовку живой силы и боевой техники выполняла в условиях вражеского господства в воздухе. 9 ноября её лётчики получили настоящее боевое крещение в схватке с 15 Не-51, сбив 4 из них.

Впоследствии Лакеев ознакомился с высказыванием об этом бое одного фашистского лётчика: "Мы вдруг поняли всю серьёзность положения. Наши Не-51 были слишком медлительны по сравнению с этими новыми самолётами. Это казалось невероятным, но они поднимались выше нас и могли играть с нами, как им захочется".

На советских лётчиков - защитников Мадрида - легла тяжёлая физическая и психологическая нагрузка. Каждому ежедневно приходилось выполнять по 5 - 7 боевых вылетов. Наши воздушные бойцы сражались не щадя себя. Фашисты не могли взять столицу Испании и начали её варварские бомбардировки. В ноябре вой сирен машин "скорой помощи" и пожарных автомобилей стал частью жизни Мадрида.

Истребители И-16 превосходили вражеские самолёты по скорости, но бронеспинок и радио на них не было. В полёте командир управлял группой эволюциями самолёта. Тем не менее уже первые схватки показали, что даже в случае равенства сил противник прекращал выполнение боевого задания, а наши лётчики вступали в бой при любых обстоятельствах.

13 ноября над Мадридом 18 истребителей И-16 вступили в бой с 12 бомбардировщиками Ju-52 и 26 истребителями Не-51. Наши лётчики сбили 6 машин, но самолёт капитана С. Тархова был подбит, лётчик выбросился из кабины с парашютом. Опустился на мадридский бульвар с 6 пулями в груди.

Не вернулся и старший лейтенант В. Бочаров. А через 2 дня одиночный "Юнкерс" сбросил на аэродром Барахос ящик, привязанный к парашюту. Вскрыл его лейтенант И. Лакеев. Внутри в окровавленном узле находились куски человеческого тела. Лицо было обезображено, но по большому родимому пятну установили, что это Володя Бочаров...

Фашистские палачи надеялись запугать добровольцев, добились же обратного результата. Гнев наших лётчиков был велик, в 2-х последующих боях эскадрилья во главе со старшим лейтенантом С. Денисовым, заменившим Тархова, сбила 10 самолётов противника - 2 "Юнкерса", 4 "Хейнкеля" и 4 "Фиата", причём без потерь со своей стороны. Лакеев был участником этих схваток и лично сбил один "Фиат".

Как-то звено А. Морозова, в которое входил Лакеев, сверху со стороны солнца атаковало группу истребителей Не-51. Враг заметил его только в момент открытия огня. В результате дерзкой атаки фашисты потеряли 2 самолёта.

Ивану Алексеевичу особенно запомнилось отражение налёта 43 самолётов противника, когда И-16 сбили 1 "Юнкерс" и 2 "Хейнкеля". Памятен и бой с 48 вражескими самолётами, когда были сбиты 1 "Юнкерс" и 4 "Хейнкеля", и снова без потерь со своей стороны.

Только за 2 первых месяца боёв наши лётчики сбили в районе Мадрида 63 немецких и итальянских самолёта, в том числе 12 бомбардировщиков. За это же время наши СБ и штурмовики Р-Z вывели из строя на аэродромах ещё 64 самолёта, а их воздушные стрелки при отражении атак уничтожили 7 вражеских истребителей.

Постановлением ЦИК СССР от 31 декабря 1936 года 11 наших лётчиков, в том числе капитан С. Тархов, старший лейтенант В. Бочаров и лейтенант С. Черных, были удостоены звания Героя Советского Союза, а 2 января 1937 года все лётчики 107-й эскадрильи были награждены орденом Красного Знамени, инженеры и техники - орденом Красной Звезды.

Бои в небе Испании продолжались. Как-то лейтенант И. Лакеев в одиночку ворвался в строй 10 "Фиатов". Ему удалось сбить один CR-32, но остальные основательно потрепали его. Дважды сильно обожгло бок и ногу. Совсем бы пришлось плохо, если бы на помощь не поспешил Павел Путивко. На истерзанной машине Лакеев благополучно приземлился на аэродроме Алькала. Его направили в госпиталь, но уже на 3-й день он сбежал оттуда. Ходил на перевязки и продолжал летать.

6 февраля 1937 года на реке Харама южнее Мадрида началось наступление фашистских войск. В воздухе вновь развернулись ожесточённые бои. Лакеев всё чаще летал ведущим. Противник нёс серьёзные потери.

18 февраля ознаменовалось двумя воздушными боями над Мадридом, в одном из которых "правительственные истребители впервые понесли такие большие потери".

В 11:00 39 республиканских истребителей начали бой с 6 "Юнкерсами" и 50 истребителями. В результате республиканская сторона потеряла сбитыми 4 самолёта: 1 И-16 и 3 И-15. Филипп Замашанский был тяжело ранен и, пытаясь совершить посадку вне аэродрома, разбился на И-16. Самолёт Петра Угроватова, получив повреждения, загорелся. Лётчик, несмотря на ранение и ожоги, смог благополучно спастись на парашюте. В этом же бою погиб американский пилот Бен Лейдер. Подробности его гибели неизвестны, но, по воспоминаниям И. И. Кравченко, в этот день был сбит американец "Арнольд", который выпрыгнул с парашютом и пропал без вести. Скорее всего это и был Бен Лейдер, которого, поскольку он выпрыгнул над территорией противника, по печальной традиции записали в погибшие. Последний сбитый республиканский самолёт пилотировал также гражданин США, который был ранен. Кто это был - сказать сложно, иностранные источники приводят разные фамилии.

Противник в этом бою, как указывается в документах, применил "новую" тактику: 30 истребителей вступили в бой, а остальные, находясь выше, немедленно "пикировали, сбивали или наносили много пробоин" всякий раз, когда какой - нибудь республиканский самолёт откалывался от общей массы дравшихся.

В этом бою, по отечественным данным, было "сбито 6 самолётов мятежников" и много подбито. Среди пилотов И-16 на победы претендуют К. Дубков, А. Тарасов, Н. Никитин, И. Лакеев, П. Кузнецов и в паре - П. Хара и А. Минаев.

20 февраля 30 республиканских истребителей встретились с 3 "Юнкерсами" и 22 истребителями. Бомбардировщики ушли, не сбросив бомб. В бою с истребителями единственную победу одержал Иван Лакеев, сбив "Хейнкель-51". С республиканской стороны погиб испанец Луис Берсиал Руберо  ( Luis Bercial Rubero ), его И-15 был повреждён и при вынужденной посадке потерпел катастрофу. Пилот И-16 Алексей Минаев получил ранение в руку, но сумел благополучно вернуться на свой аэродром.

После 3-недельного сражения обе стороны перешли к обороне, но передышка была недолгой. Уже 8 марта к северу от Мадрида в направлении Сигуэнса - Гвадалахара развернулось наступление 4-х кадровых дивизий мятежников. Висела низкая облачность, постоянно шёл дождь со снегом. Но наши истребители не прекращали полётов. На разведку дополнительно вылетели главный советник командующего республиканской авиацией комбриг Я. Смушкевич и командир истребительной группы комбриг П. Пумпур. Ведущим у них был лейтенант И. Лакеев, который уже побывал в этом районе. На одном из шоссе воздушные разведчики обнаружили огромную колонну и дерзко атаковали её.

В течение нескольких дней, осуществляя смелую операцию, авиаторы нанесли фашистам существенные потери. Только 12 марта они совершили 178 боевых вылетов на штурмовку. За отличия в боях под Гвадалахарой 15 лётчиков эскадрильи, в том числе И. Лакеев, вторично были награждены орденом Красного Знамени, а их командир капитан К. Колесников был представлен к званию Героя Советского Союза. Он погиб в начале мая во время учебно - показательного полёта: на его изношенном самолёте на малой высоте отвалилась плоскость. Командование эскадрильей принял старший лейтенант И. Лакеев.

25 марта 1937 года в 17:30 с Алкалы на перехват противника поднялись 5 И-16 - к аэродрому со стороны солнца приближались 2 Ju-86. Помешать им не успели, и после бомбардировки двум И-16 потребовался заводской ремонт, лётчик и техник были ранены. Бомба взорвалась возле взлетавшего на перехват И-16 Павла Путивко. Взрывной волной самолёт был перевёрнут, а лётчик ранен осколком в голову. Ранение оказалось тяжёлым, и в Испании Павлу больше летать не пришлось. Он попал в госпиталь, выйдя из которого в мае, был досрочно отправлен на Родину.

Однако, 5 взлетевших истребителей  ( В. Ухов, П. Поляков, И. Лакеев, Ф. Пруцков и И. Кравченко )  считают, что 1 "Юнкерс" им удалось сбить. Взлетевшие на помощь 5 И-15 противника уже не догнали.

После этого боя на счету Ивана Лакеева числилось 2 личные победы, 1 в паре и 1 в группе.


п/п
Дата
победы
Сбитый
самолёт
Район боя
( падения )
Примечание
117.11.19361 Не-51Мадрид( в составе пары )
218.02.19371 Не-51-( лично )
320.02.19371 Не-51Альбасете( лично )
425.03.19371 Ju-86Алькала( в составе звена )

К тому времени на стороне франкистов стали действовать до 30 новейших бомбардировщиков Heinkel He-111В-1, около 50 Dornier Do-17 и Junkers Ju-86, 80 новых истребителей Heinkel He-51С-1 и 40 новейших Messershmitt Me-109В, развивавших максимальную скорость 470 км/час.

В начале июля 1937 года южнее Мадрида в районе городка Брунете началась первая наступательная операция республиканской армии, в которой участвовало 62 истребителя И-16 и И-15, 56 штурмовиков Р-Z и 15 бомбардировщиков СБ. Лакееву неоднократно приходилось водить в бой группу И-16. В этих боях был уничтожен 101 самолёт противника, из них 66 сбито в воздушных боях. Кроме того, фашисты потеряли 15 новеньких Ме-109 и поспешили убрать их с фронта.

12 июля крупный воздушный бой произошёл в районе Эль Эскориал - Сан-Мартин - Навалькарнеро - Аравака. Эскадрильи И. Лакеева, Н. Виноградова, П. Шевцова  ( 29 И-16 )  и эскадрилья И. Еремёнко  ( 8 И-15 )  неожиданно атаковали авиагруппу противника, состоявшую приблизительно из 40 истребителей. В результате боя эскадрилья Лакеева записала себе на счёт 2 "Фиата", эскадрилья Виноградова - 1 "Фиат", а эскадрильи Шевцова и Еремёнко - по 2 "Фиата" и 1 "Хейнкелю". Столько же побед было заявлено и итальянцами: 5 И-15 и 4 И-16. Ещё об одном сбитом И-15 заявили лётчики - националисты. С республиканской стороны был потерян 1 И-15, пилот - американец Гарольд Даль выпрыгнул с парашютом и попал в плен. О потерях противника известно, что в этот день погиб испанец Капитан Нарсисо Бермудес де Кастро  ( Narciso Bermudez de Castro )  из группы 2-G-3, имевший 4 победы.

В Испанию прибывали новые группы советских авиаторов - добровольцев. Их вводили в строй И. Лакеев и П. Шевцов, которые последними из первого состава эскадрильи оставались в стране. Они пробыли в Испании дольше всех. Прекрасно пилотируя машину и отлично стреляя, за 10 месяцев боевой деятельности он совершил 312 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил лично 12 и в группе 16 фашистских самолётов. Сам дважды был ранен, но ни разу не был сбит.

После возвращения, в Москве вместе с орденами майору И. Лакееву была вручена Грамота о присвоении ему звания Героя Советского Союза  ( "Золотая Звезда" № 63 )  с награждением орденом Ленина  ( 3.11.1937 ). Был также награждён двумя орденами Красного Знамени  ( 2.01.1937 и 4.07.1937 ).

В декабре 1937 года был назначен командиром эскадрильи. 22 февраля 1938 года награждён медалью "XX лет РККА".

С мая 1938 года по январь 1939 года, в звании полковника, командовал 16-м ИАП в Московском военном округе. Позднее занимал должность инспектора ВВС Красной Армии.

В стране происходило что - то тревожное. Был разоблачён "заговор военных в Красной Армии". Арестованы и исчезли объявленные врагами народа Я. Алкснис, Н. Васильченко, Ф. Ингаунис, А. Кожевников, В. Лопатин, А. Лапин, П. Монархо и многие другие, занимавшие видные посты в советской авиации.

Коммунист Лакеев безгранично верил Генеральному секретарю И. В. Сталину и совершенно не представлял себе, как создавался авторитет вождя. Молодой командир направил Сталину письмо с благодарностью за высокую оценку его ратных дел.

В то время И. А. Лакеев командовал уже авиационным полком. Эта часть трижды в год участвовала в воздушных праздниках. Лакеев возглавлял "красную пятёрку" истребителей И-16, в состав которой входили Герои Советского Союза и орденоносцы. Они открывали воздушные парады на Красной площади, а в Тушине демонстрировали высший пилотаж в групповом полёте.

Вскоре Лакеев был избран депутатом Верховного Совета РСФСР. Ему часто приходилось бывать на торжественных приёмах в Кремле, лично встречаться со Сталиным.

В мае 1939 года в небе Монголии наши лётчики понесли ощутимые потери в боях с японцами. В Москве решили послать туда командиров, имеющих боевой опыт, для передачи его лётчикам - забайкальцам. Лакеев оказался неутомимым учителем. За светлое время суток он ежедневно проводил до 15 учебных воздушных боёв с последующим их разбором. И вот 22 июня 1939 года над Халхин - Голом развернулось небывалое по размаху воздушное сражение. Японцы ввели в бой 120 самолётов. С советской стороны в воздух поднялись 95 истребителей. Бой был ожесточённым. В ходе его японцы потеряли около 15 самолётов. Наши потери - 14 боевых машин. При этом Лакеев сбил 2 вражеских истребителя. Это была первая крупная победа наших лётчиков в небе Монголии.

Лакеев проявил себя не только хорошим воздушным, бойцом, но и смелым командиром - новатором. По его предложению на горе Хамар - даба был организован первый в истории нашей боевой авиации пункт наведения.

Вспоминает генерал - майор авиации Б. А. Смирнов:

"...Вечером в наш лагерь приехал с командного наблюдательного пункта полковник Иван Алексеевич Лакеев. Тяжёлая миссия досталась ему в Монголии. Как только начались крупные воздушные бои, представителю авиации пришлось выехать на Хамар - Дабу, где находился КП наземных войск.

Вряд ли кто из нас сам изъявил бы желание быть под боком у такого строгого командующего, как Жуков. Чего только стоило выдерживать вопросы многих наземных начальников рангом ниже Жукова: "Где наши самолёты, почему их нет в воздухе ?"

А тем временем в небе вели бои десятки самолётов, но их надо было уметь видеть. Правда, у Лакеева самолёт стоял тут же, поблизости от КП, и он частенько ухитрялся в трудные моменты взлетать и принимать участие в воздушном бою. Однако главной его заботой была координация действий авиационных групп в воздухе. При отсутствии радиостанций наведения выполнять эту задачу было чрезвычайно трудно..."

В Монголии майор И. А. Лакеев сначала командовал авиаполком 1-й Армейской группы, затем стал заместителем командующего истребительной авиацией 1-й Армейской группы непосредственно на поле боя. Он лично участвовал в воздушных боях и сбил несколько японских самолётов.

За отличие в этих боях награждён третьим орденом Красного Знамени   ( 29.08.1939 )  и монгольским орденом Боевого Красного Знамени 1-й степени   ( 18.08.1939 ).

Вскоре Лакееву довелось участвовать в походе войск Красной Армии в Западную Украину, где 19 сентября 1939 года принимал меры к выдворению немецкого десанта, высадившегося на Львовском аэродроме. Не прошла мимо него и Советско - Финляндская война. В тот период молодой талантливый авиатор был оценён по достоинству.

С апреля 1940 года полковник И. А. Лакеев - заместитель начальника лётно - технической инспекции 1-го Управления Главного управления ВВС РККА. 4 июня 1940 года ему было присвоено звание генерал - майора авиации. С июля 1940 года - заместитель главного инспектора ВВС РККА по истребительной авиации. В апреле 1941 года был снят с должности "за недостатки в работе" и назначен с понижением заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии в Луцке.

И. А. Лакеева редко можно было застать в его кабинете. Он постоянно находился в частях, занимаясь проверкой их боеготовности, распространением боевого опыта и разработкой рекомендаций на местах. Лакеев торопился, он был твёрдо уверен, что война с фашистской Германией начнётся очень скоро.

Опыт войны в Испании показал, что истребители должны вести бой в составе пары ведущего и ведомого, меча и щита. Лакеев подчёркивал, что высота полёта для истребителя является залогом победы, что каждая атака должна быть внезапной для противника, а внезапность достигается смелым маневром и неожиданным приёмом в бою. Но этот драгоценный опыт не получил широкого распространения и оставался достоянием ограниченного круга военных лётчиков. Лакеева также тревожило вооружение истребителей. Из-за излишней скорострельности ШКАСа патроны расходовались слишком быстро. Это oружие часто отказывало из - за загустения смазки на большой высоте. И вообще, как считал Лакеев, в современном воздушном бою пулемёты - недостаточно мощное оружие. Так в Испании в боях под Брунете фашисты впервые использовали пушечные Ме-109, и нашим "Ишачкам" и И-15 пришлось туго.

Было немало и других проблем. В истребительные части стали поступать новые марки самолётов - МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1. В полках с ликованием приняли новую технику. Но радоваться оказалось рано. Инспектируя части, Лакеев убеждался в больших просчётах при переучивании личного состава. Как минимум, каждому лётчику на новой технике отводилось 8 часов вывозных полетов. Но это требование не выполнялось. В большинстве своём лётчики плохо знали новую материальную часть и не умели метко стрелять. По этим вопросам Лакеев постоянно сталкивался с начальником боевой подготовки ВВС генерал - лейтенантом авиации Жигаревым.

Ускоренный выпуск новых самолётов привёл к тому, что в боевых частях на 1000 новых машин 115 поступали с различными дефектами и заводскими недоделками. Резко возросла аварийность, нередко связанная с гибелью пилотов. Новые истребители обладали более высокой посадочной скоростью, а это потребовало удлинения взлётных полос на аэродромах. Их строительство находилось в ведении НКВД и по приказу Берии везде началось одновременно. Все боевые самолёты в западных военных округах были сосредоточены на 66 приграничных аэродромах. Такая скученность авиационной техники близ границы была явно недопустима.

Лакееву часто приходилось бывать в полках 9-й смешанной авиационной дивизии, которой командовал его друг по Испании, Герой Советского Союза 29-летний генерал - майор авиации С. А. Черных. Аэродромы его дивизии в Тарново, Долбуново и Высоке - Мазовецке находились всего в пределах 10 - 40 километров от государственной границы. При этом, в дивизии насчитывалось более 400 боевых самолётов.

Но такая, казалось бы, ничем не оправданная близость аэродромов у границы соответствовала установке высшего командования: "Если на нас нападут, мы встретим врага ударом такой силы, что сразу же перейдём на территорию противника". Лакеев с тревогой видел, как широко пропагандировались настроения лёгкой победы в книгах "Первый удар", "На востоке", в кинофильме "Если завтра война"...

Немецкие самолёты активизировали воздушную разведку. С января 1941 года до начала нападения на Советский Союз, они 324 раза нарушала нашу границу. Слепо уверовав в силу договора с Германией и во всём полагаясь на мнение Берии и Генштаба, Сталин через Наркома обороны маршала Тимошенко отдал указание войскам Красной Армии прекратить обстрел самолётов - нарушителей и не применять советские истребители для их задержания. Чувствуя полную безнаказанность, немецкие пилоты залетали в глубь нашей территории на 100 - 150 километров.

Лакеев упорно доказывал вышестоящему военному руководству о недопустимости сложившегося положения, протестовал, спорил...

Особенно резко он выступил в присутствии Сталина на правительственном совещании в середине апреля 1941 года. А через несколько дней, Ивана Алексеевича ознакомили с унизительным приказом, который гласил: "В целях лучшего служебного использование генерал - майора авиации И. А. Лакеева назначить заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии с местом дислокации в городе Луцк с окладом..."

Поразило не то, что оклад стал в 4 раза меньше, а то, что не доверили даже дивизию. Кроме того, его назначили заместителем к хорошо известному ему и неуважаемому многими начальнику.

- В первые дни войны, - вспоминал впоследствии Иван Алексеевич, - мы потерпели поражение. Фашистская авиация, что и следовало ожидать, захватила абсолютное господство о воздухе. Сталину же, чтобы остаться а глазах военных и всего советского народа непогрешимым, срочно требовалось переложить свою вину на головы других. Так погибли генералы авиации Яков Смушкевич, Павел Рычагов, Фёдор Арженухин, Евгений Птухин, Иван Проскуров, Сергей Черных и многие другие истинные патриоты.

Чего же стоили просчёты высшего руководства, загипнотизированного указаниями "великого" вождя ?   Лишь за один день 22 июня мы потеряли около 1200 боевых самолётов !   На направлении главного фашистского удара по аэродромам Западного особого военного округа уже после первого налёта было утрачено более половины всех дислоцированных здесь самолётов. Так, в дивизии генерала С. Черных после первого же налёта фашистской авиации из 409 самолётов осталось лишь 62. Такова была цена всеобщей беспечности.

В сложнейших испытаниях генерал И. Лакеев сохранил своё человеческое достоинство, веру в нашу победу и торжество справедливости. Что бы ни случилась, он знал, что будет сражаться за свою Советскую Родину в любых условиях, хоть просто рядовым стрелком с винтовкой в руках.


Истребитель И-16 тип 10 генерала И. А. Лакеева.  Июнь 1941 года.

Генералу И. А. Лакееву судьбой была предназначена долгая боевая жизнь. Вступив в бой ранним утром 22 июня 1941 года, в районе города Ковеля, он прошёл всю войну до самой Победы. Но жизнь его была далеко не простой.

В первые дни войны его дивизия попала под удар немецкой авиации и понесла большие потери, но проявив личное мужество и хладнокровие, Лакеев сумел организовать отпор врагу уцелевшими самолётами. Тем не менее, за большие потери был ещё раз понижен в должности и с осени 1941 по март 1943 года в Генеральском звании командовал 524-м истребительным авиационным полком. В должности командира полка воевал на Волховском фронте, затем полк переброшен на Южный фронт.

С апреля 1943 года командовал 235-й истребительной авиационной дивизией 2-й Воздушной армии. Участвовал в контроударах под Волховом и Тихвином. Затем сражался под Ростовом-на-Дону.

В августе 1944 года за мужество и доблесть личного состава, за высокие боевые результаты дивизия получила Гвардейское знамя и стала именоваться 15-й Гвардейской ИАД. Затем дивизия была передана в 8-ю Воздушную армию.

Командуя этой дивизией, Лакеев сражался на Курской Дуге, участвовал в освобождении Киева, Станислава и Львова, дрался в небе Венгрии, Польши, Германии. Войну закончил уже в Чехословакии, имея ещё 1 личную и 2 групповые победы.

Генерал И. Лакеев отдает указания лётчикам.

При всём этом, только после Курской битвы он получил свою первую за всю войну боевую награду - медаль "За боевые заслуги". Но речь сейчас не об этом, не о трудной биографии заслуженного военачальника. На долгие годы в сердце Ивана Алексеевича оставалась непроходящая тяжесть, как будто мог сделать больше, но не сделал...

Оставаясь прекрасным воздушным бойцом, Лакеев зарекомендовал себя и отличным командиром. Впоследствии он по праву был награждён орденами Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого.

Пройдя в годы Великой Отечественной войны через огонь воздушных сражений на Кубани, Курской дуге, боёв за освобождение Украины, он с честью пронёс высокое звание воина - освободителя.

Имя генерала И. А. Лакеева 14 раз называлось среди наиболее отличившихся в боях командиров. К концу войны лётчиками его дивизии было уничтожено 910 вражеских самолётов.

Сам же Иван Алексеевич, по некоторым источникам, совершил более 500 успешных боевых вылетов. Данные о количество сбитых им самолётов противника в различных источниках существенно разнятся. Чаще всего приводятся следующие: 16 лично и более 20 в группе  ( с учётом боёв в небе Испании и Халхин - Гола ).

За участие в Великой Отечественной войне был награждён орденами: Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени  ( 29.05.1944 ), Богдана Хмельницкого 1-й степени  ( 10.01.1944 ), Отечественной степени 1-й степени, 4 медалями, 2 иностранными орденами.

После окончания войны Иван Алексеевич ещё долгое время оставался на службе в ВВС. Командовал истребительной авиационой дивизией в Средней Азии. В 1952 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил заместителем командующего 22-й Воздушной армии.

За безупречную службу награждён орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалью "30 лет Советской Армии и Флота"  ( 22.02.1948 ). В 1955 году в звании генерал - майора вышел в запасе.

Даже после выхода в запас, Лакееву часто приходилось бывать в воинских частях, где его знали и любили. Заканчивая свой рассказ, он нередко обращался к офицерам и солдатам со словами:

- Помните всегда о том, что вам самой историей предназначено продолжать дело старшего поколения защитников Отчизны. Это обязывает ко многому.

Последние годы проживал в Москве. Умер 15 августа 1990 года, похоронен на Троекуровском кладбище.

airaces.narod.ru

Лакеев, Иван Алексеевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Лакеев.

Иван Алексеевич Лакеев (23 февраля 1908, Калужская губерния — 15 августа 1990) — советский лётчик-истребитель, лётчик-ас, генерал-майор авиации, Герой Советского Союза.

Биография

Иван Алексеевич Лакеев родился в 1908 году в д. Слобода (ныне Дзержинский район Калужской области) в семье рабочего. Русский.

Окончил 7 классов школы и рабфак. Жил в Ленинграде, работал грузчиком, рабочим на заводе «Электросила». Учился на вечернем отделении Ленинградского электромеханического института. Член ВКП(б) с 1930 года.

В РККА с 1931 года. В том же году закончил Ленинградскую военно-теоретическую школу, затем, в 1933 году — Энгельсскую школу военных лётчиков.

С марта 1936 года — младший лётчик 107-й истребительной авиаэскадрильи 83-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа.

В 1936 году, после начала Гражданской войны в Испании, руководством страны было принято решение о направлении туда советских военных специалистов-добровольцев. В начале ноября туда прибыла группа из 31 лётчика-истребителя 83-й бригады, среди которых был и лейтенант Лакеев. В ходе боевых действий командовал эскадрильей И-16. По некоторым данным за время командировки сбил лично 12 самолётов противника и 16 в группе[1], что делает его одним из самых результативных лётчиков-истребителей 1930-х годов. Вернулся на родину в августе 1937 года.

С июля 1938 — командир 16-го истребительного авиаполка, с марта 1939 года исполнял обязанности начальника истребительного отдела Управления ВВС РККА. В этой должности откомандировывался в районы боевых действий и участвовал в боях на реке Халхин-Гол в 1939 году и в советско-финской войне 1939—1940 годов.


В середине[2] марта 1940 года назначен заместителем начальника Лётно-технической инспекции 1-го Управления ГУ ВВС РККА, с 14 октября стал зам. генерал-инспектора ВВС Красной Армии. В том же году ему присвоено звание генерал-майор авиации. В ходе реорганизации Инспекции в марте 1941 года назначен заместителем командира 14-й смешанной авиадивизии.

Во время Великой Отечественной войны находился в распоряжении командующего ВВС Юго-Западного фронта, с января 1942 года генерал-майор авиации Лакеев командовал 524-м истребительным авиационным полком, с 10 марта командовал 235-й истребительной авиадивизией, переименованной 19 августа 1944 года в 15-ю гвардейскую истребительную авиационную дивизию. Командовал её до конца войны. С октября 1947 года проходил обучение на КУНС при Военно-воздушной академии, по окончании которых в 1948 году назначен на должность командира 13-й гвардейской иад.

В 1952 году закончил Высшую военную академию им. К. Е. Ворошилова. Занимал различные ответственные должности, был заместителем командующего 22-й воздушной армии[3].

С 1955 года в отставке, жил в Москве.

Умер 15 августа 1990 года, похоронен на Троекуровском кладбище.

Награды

Напишите отзыв о статье "Лакеев, Иван Алексеевич"

Примечания

  1. Точных данных нет. По архивным документам, на 23 марта 1937 года у него значится 2 самолёта противника сбитых лично, 1 в паре и 1 в группе; после этого он воевал в Испании ещё 4 месяца (С. Абросов. Указ. соч. — С. 503.).
  2. Коллектив авторов. Великая Отечественная: Комдивы. Военный биографический словарь / В. П. Горемыкин. — М.: Кучково поле, 2014. — Т. 2. — С. 644-645. — 1000 экз. — ISBN 978-5-9950-0341-0.
  3. С. Лапшов [www.gov.karelia.ru/Karelia/573/7.html Часовым карельского неба] // «Карелия» : газета. — Петрозаводск: «Издательский Дом „Карелия“», 1999. — № 57 (573).
  4. 1 2 [ru.wikisource.org/wiki/%D0%A3%D0%BA%D0%B0%D0%B7_%D0%9F%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D0%B4%D0%B8%D1%83%D0%BC%D0%B0_%D0%92%D0%A1_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0_%D0%BE%D1%82_4.06.1944_%D0%BE_%D0%BD%D0%B0%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8_%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%BC%D0%B8_%D0%B8_%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D0%BB%D1%8F%D0%BC%D0%B8_%D0%B7%D0%B0_%D0%B2%D1%8B%D1%81%D0%BB%D1%83%D0%B3%D1%83_%D0%BB%D0%B5%D1%82_%D0%B2_%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%90%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%B8 Награждён в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 04.06.1944 "О награждении орденами и медалями за выслугу лет в Красной Армии"]
  5. [www.podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/422/033-0686046-0156%2B010-0153/00000441.jpg&id=46773870&id1=88d739822c8721e6cc25b93e1d26aa97 Наградной лист]. Подвиг народа. Проверено 28 июня 2014.

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1. — 912 с. — 100 000 экз.
  • Поленков К. А., Хромиенков Н. А. Калужане — Герои Советского Союза. — Калуга: Калужское книжное издательство, 1963. — С. 181—182.
  • Абросов С. Воздушная война в Испании: Хроника воздушных сражений 1936—1939 гг. — М.: Яуза, Эксмо, 2008. — 608 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-699-25288-6.
  • Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940-1941 гг.: Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий: Документы и материалы / Под ред. В. Н. Кузеленкова. — М.-СПб.: Летний сад, 2005. — С. 168. — 1000 экз. — ISBN 5-94381-137-0.
  • Коллектив авторов. Великая Отечественная: Комдивы. Военный биографический словарь / В. П. Горемыкин. — М.: Кучково поле, 2014. — Т. 2. — С. 644-645. — 1000 экз. — ISBN 978-5-9950-0341-0.

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1172 Лакеев, Иван Алексеевич]. Сайт «Герои Страны».

  • [airaces.narod.ru/spane/lakeev.htm Лакеев Иван Алексеевич]. Сайт [airaces.narod.ru «Красные соколы»]. Проверено 21 марта 2009. [www.webcitation.org/66UVDdHCp Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  • О. Шушаков. [www.geroi.apifarm.ru/doc/2/9/1 Лакеев Иван Алексеевич](недоступная ссылка — история). Сайт [www.geroi.apifarm.ru «Авиаторы — Герои Советского Союза 1934—1941»]. Проверено 21 марта 2009. [web.archive.org/20071023144456/www.geroi.apifarm.ru/doc/2/9/1 Архивировано из первоисточника 23 октября 2007].

Отрывок, характеризующий Лакеев, Иван Алексеевич

– Я… ничего… – проговорил он, приставляя два пальца к козырьку. – Я…
Но полковник не договорил всего, что хотел. Близко пролетевшее ядро заставило его, нырнув, согнуться на лошади. Он замолк и только что хотел сказать еще что то, как еще ядро остановило его. Он поворотил лошадь и поскакал прочь.
– Отступать! Все отступать! – прокричал он издалека. Солдаты засмеялись. Через минуту приехал адъютант с тем же приказанием.
Это был князь Андрей. Первое, что он увидел, выезжая на то пространство, которое занимали пушки Тушина, была отпряженная лошадь с перебитою ногой, которая ржала около запряженных лошадей. Из ноги ее, как из ключа, лилась кровь. Между передками лежало несколько убитых. Одно ядро за другим пролетало над ним, в то время как он подъезжал, и он почувствовал, как нервическая дрожь пробежала по его спине. Но одна мысль о том, что он боится, снова подняла его. «Я не могу бояться», подумал он и медленно слез с лошади между орудиями. Он передал приказание и не уехал с батареи. Он решил, что при себе снимет орудия с позиции и отведет их. Вместе с Тушиным, шагая через тела и под страшным огнем французов, он занялся уборкой орудий.
– А то приезжало сейчас начальство, так скорее драло, – сказал фейерверкер князю Андрею, – не так, как ваше благородие.
Князь Андрей ничего не говорил с Тушиным. Они оба были и так заняты, что, казалось, и не видали друг друга. Когда, надев уцелевшие из четырех два орудия на передки, они двинулись под гору (одна разбитая пушка и единорог были оставлены), князь Андрей подъехал к Тушину.
– Ну, до свидания, – сказал князь Андрей, протягивая руку Тушину.
– До свидания, голубчик, – сказал Тушин, – милая душа! прощайте, голубчик, – сказал Тушин со слезами, которые неизвестно почему вдруг выступили ему на глаза.

Ветер стих, черные тучи низко нависли над местом сражения, сливаясь на горизонте с пороховым дымом. Становилось темно, и тем яснее обозначалось в двух местах зарево пожаров. Канонада стала слабее, но трескотня ружей сзади и справа слышалась еще чаще и ближе. Как только Тушин с своими орудиями, объезжая и наезжая на раненых, вышел из под огня и спустился в овраг, его встретило начальство и адъютанты, в числе которых были и штаб офицер и Жерков, два раза посланный и ни разу не доехавший до батареи Тушина. Все они, перебивая один другого, отдавали и передавали приказания, как и куда итти, и делали ему упреки и замечания. Тушин ничем не распоряжался и молча, боясь говорить, потому что при каждом слове он готов был, сам не зная отчего, заплакать, ехал сзади на своей артиллерийской кляче. Хотя раненых велено было бросать, много из них тащилось за войсками и просилось на орудия. Тот самый молодцоватый пехотный офицер, который перед сражением выскочил из шалаша Тушина, был, с пулей в животе, положен на лафет Матвевны. Под горой бледный гусарский юнкер, одною рукой поддерживая другую, подошел к Тушину и попросился сесть.
– Капитан, ради Бога, я контужен в руку, – сказал он робко. – Ради Бога, я не могу итти. Ради Бога!
Видно было, что юнкер этот уже не раз просился где нибудь сесть и везде получал отказы. Он просил нерешительным и жалким голосом.
– Прикажите посадить, ради Бога.
– Посадите, посадите, – сказал Тушин. – Подложи шинель, ты, дядя, – обратился он к своему любимому солдату. – А где офицер раненый?
– Сложили, кончился, – ответил кто то.
– Посадите. Садитесь, милый, садитесь. Подстели шинель, Антонов.
Юнкер был Ростов. Он держал одною рукой другую, был бледен, и нижняя челюсть тряслась от лихорадочной дрожи. Его посадили на Матвевну, на то самое орудие, с которого сложили мертвого офицера. На подложенной шинели была кровь, в которой запачкались рейтузы и руки Ростова.
– Что, вы ранены, голубчик? – сказал Тушин, подходя к орудию, на котором сидел Ростов.
– Нет, контужен.
– Отчего же кровь то на станине? – спросил Тушин.
– Это офицер, ваше благородие, окровянил, – отвечал солдат артиллерист, обтирая кровь рукавом шинели и как будто извиняясь за нечистоту, в которой находилось орудие.
Насилу, с помощью пехоты, вывезли орудия в гору, и достигши деревни Гунтерсдорф, остановились. Стало уже так темно, что в десяти шагах нельзя было различить мундиров солдат, и перестрелка стала стихать. Вдруг близко с правой стороны послышались опять крики и пальба. От выстрелов уже блестело в темноте. Это была последняя атака французов, на которую отвечали солдаты, засевшие в дома деревни. Опять всё бросилось из деревни, но орудия Тушина не могли двинуться, и артиллеристы, Тушин и юнкер, молча переглядывались, ожидая своей участи. Перестрелка стала стихать, и из боковой улицы высыпали оживленные говором солдаты.
– Цел, Петров? – спрашивал один.
– Задали, брат, жару. Теперь не сунутся, – говорил другой.
– Ничего не видать. Как они в своих то зажарили! Не видать; темь, братцы. Нет ли напиться?
Французы последний раз были отбиты. И опять, в совершенном мраке, орудия Тушина, как рамой окруженные гудевшею пехотой, двинулись куда то вперед.
В темноте как будто текла невидимая, мрачная река, всё в одном направлении, гудя шопотом, говором и звуками копыт и колес. В общем гуле из за всех других звуков яснее всех были стоны и голоса раненых во мраке ночи. Их стоны, казалось, наполняли собой весь этот мрак, окружавший войска. Их стоны и мрак этой ночи – это было одно и то же. Через несколько времени в движущейся толпе произошло волнение. Кто то проехал со свитой на белой лошади и что то сказал, проезжая. Что сказал? Куда теперь? Стоять, что ль? Благодарил, что ли? – послышались жадные расспросы со всех сторон, и вся движущаяся масса стала напирать сама на себя (видно, передние остановились), и пронесся слух, что велено остановиться. Все остановились, как шли, на середине грязной дороги.
Засветились огни, и слышнее стал говор. Капитан Тушин, распорядившись по роте, послал одного из солдат отыскивать перевязочный пункт или лекаря для юнкера и сел у огня, разложенного на дороге солдатами. Ростов перетащился тоже к огню. Лихорадочная дрожь от боли, холода и сырости трясла всё его тело. Сон непреодолимо клонил его, но он не мог заснуть от мучительной боли в нывшей и не находившей положения руке. Он то закрывал глаза, то взглядывал на огонь, казавшийся ему горячо красным, то на сутуловатую слабую фигуру Тушина, по турецки сидевшего подле него. Большие добрые и умные глаза Тушина с сочувствием и состраданием устремлялись на него. Он видел, что Тушин всею душой хотел и ничем не мог помочь ему.
Со всех сторон слышны были шаги и говор проходивших, проезжавших и кругом размещавшейся пехоты. Звуки голосов, шагов и переставляемых в грязи лошадиных копыт, ближний и дальний треск дров сливались в один колеблющийся гул.
Теперь уже не текла, как прежде, во мраке невидимая река, а будто после бури укладывалось и трепетало мрачное море. Ростов бессмысленно смотрел и слушал, что происходило перед ним и вокруг него. Пехотный солдат подошел к костру, присел на корточки, всунул руки в огонь и отвернул лицо.
– Ничего, ваше благородие? – сказал он, вопросительно обращаясь к Тушину. – Вот отбился от роты, ваше благородие; сам не знаю, где. Беда!
Вместе с солдатом подошел к костру пехотный офицер с подвязанной щекой и, обращаясь к Тушину, просил приказать подвинуть крошечку орудия, чтобы провезти повозку. За ротным командиром набежали на костер два солдата. Они отчаянно ругались и дрались, выдергивая друг у друга какой то сапог.
– Как же, ты поднял! Ишь, ловок, – кричал один хриплым голосом.
Потом подошел худой, бледный солдат с шеей, обвязанной окровавленною подверткой, и сердитым голосом требовал воды у артиллеристов.
– Что ж, умирать, что ли, как собаке? – говорил он.
Тушин велел дать ему воды. Потом подбежал веселый солдат, прося огоньку в пехоту.
– Огоньку горяченького в пехоту! Счастливо оставаться, землячки, благодарим за огонек, мы назад с процентой отдадим, – говорил он, унося куда то в темноту краснеющуюся головешку.
За этим солдатом четыре солдата, неся что то тяжелое на шинели, прошли мимо костра. Один из них споткнулся.
– Ишь, черти, на дороге дрова положили, – проворчал он.
– Кончился, что ж его носить? – сказал один из них.
– Ну, вас!
И они скрылись во мраке с своею ношей.
– Что? болит? – спросил Тушин шопотом у Ростова.
– Болит.
– Ваше благородие, к генералу. Здесь в избе стоят, – сказал фейерверкер, подходя к Тушину.
– Сейчас, голубчик.
Тушин встал и, застегивая шинель и оправляясь, отошел от костра…

wiki-org.ru

Лакеев, Иван Алексеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лакеев.

Иван Алексеевич Лакеев (23 февраля 1908, Калужская губерния — 15 августа 1990) — советский лётчик-истребитель, лётчик-ас, Герой Советского Союза (1937). Генерал-майор авиации (4.06.1940).

Иван Алексеевич Лакеев родился в 1908 году в д. Слобода (ныне Дзержинский район Калужской области) в семье рабочего. Русский.

Окончил 7 классов школы и рабфак. С августа 1926 года жил в Ленинграде, работал грузчиком в Ленинградском торговом порту. С августа 1928 года работал разметчиком на заводе «Электросила». С сентября 1930 года учился на вечернем отделении Ленинградского электромеханического института. Член ВКП(б) с 1930 года.

В Красной Армии с июня 1931 года, призван по мобилизации ЦК ВКП(б). В том же году закончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС РККА, затем, в 1933 году — 14-ю Энгельсскую военную школу лётчиков. С июля 1933 года служил младшим лётчиком и старшим лётчиком в 127-й авиационной эскадрильи в Смоленской, а затем в Брянской авиационных бригадах ВВС Московского военного округа. С марта 1936 года — младший лётчик 107-й истребительной авиаэскадрильи 83-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа.

В 1936 году, после начала Гражданской войны в Испании, руководством страны было принято решение о направлении туда советских военных специалистов-добровольцев. В начале ноября туда прибыла группа из 31 лётчика-истребителя 83-й бригады, среди которых был и лейтенант Лакеев. В ходе боевых действий командовал эскадрильей И-16. По некоторым данным за время командировки сбил лично 12 самолётов противника и 16 в группе[1], что делает его одним из самых результативных лётчиков-истребителей 1930-х годов. Вернулся на родину в августе 1937 года.

С августа 1937 года — лётчик-испытатель Государственного авиационного завода № 1 в Москве. С сентября 1937 года — командир эскадрильи 24-й авиационной бригады ВВС МВО (Люберцы). С марта 1938 — командир 16-го истребительного авиаполка, с декабря 1938 года исполнял обязанности начальника истребительного отдела Управления ВВС РККА. В этой должности в мае 1939 года был командирован в район боевых действий и участвовал в боях на реке Халхин-Гол по конец августа 1939 года, будучи заместителем командующего авиацией 1-й армейской группы комкора Я. В. Смушкевича по истребительной авиации. В сентябре 1939 года был откомандирован в Киевский Особый военный округ для исполнения обязанностей командующего ВВС округа по истребительной авиации, и участвовал в освободительном походе РККА в Западную Украину. В октябре 1939 года был откомандирован в Ленинград для организации противовоздушной обороны города, и с декабря участвовал в советско-финской войне 1939—1940 годов.

В середине[2] марта 1940 года назначен заместителем начальника Лётно-технической инспекции 1-го Управления ГУ ВВС РККА, с 14 октября 1940 года — заместитель генерал-инспектора ВВС Красной Армии. В июне 1940 года при введении генеральских званий ему присвоено звание генерал-майор авиации (за три года вырос в званиях от лейтенанта до генерала). За «недостатки в работе» в марте 1941 года назначен с понижением в должности заместителем командира 14-й смешанной авиадивизии ВВС Киевского Особого военного округа (штаб дивизии — Луцк).

Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года. Сражался в составе дивизии на Юго-Западном фронте. С начала июля 1941 года находился в распоряжении командующего ВВС Юго-Западного фронта, был представителем штаба фронта по ПВО Киева, заместителем командующего ПВО Юго-Западного фронта по истребительной авиации. С января 1942 года генерал-майор авиации И. А. Лакеев командовал 524-м истребительным авиационным полком на Волховском фронте.

С 10 марта 1943 года командовал 235-й истребительной авиадивизией на Юго-Западном, Северо-Кавказском, Воронежском, 1-м Украинском фронтах. Проявил себя отличным командиром дивизии, под его командованием она была награждена в ноябре 1943 года орденом Красного Знамени и стала именоваться «Краснознамённой», а за отличное выполнение заданий командования дивизия 19 августа 1944 года стала гвардейской и была переименована в 15-ю гвардейскую истребительную авиационную дивизию. Командовал ею до конца войны в составе 8-й воздушной армией на 4-й Украинском фронте.

Все 4 года Великой Отечественной войны генерал Лакеев неотлучно находился в действующей армии. Участвовал в приграничной оборонительной операции на Западной Украине, Киевской оборонительной операции, в битве за Ленинград, в воздушном сражении на Кубани, в Курской битве, в Изюм-Барвенковской, Донбасской, Днепровской воздушно-десантной, Запорожской, Киевской, Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской, Никопольско-Криворожской, Проскуровско-Черновицкой, Одесской, Львовско-Сандомирской, Ясско-Кишиневской, Восточно-Карпатской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской, Пражской наступательных операциях. К концу января 1945 года выполнил на фронтах Великой Отечественной войны 62 боевых вылета, сбил 1 немецкий самолёт (в воздушном сражении на Кубани в июне 1943 года).

После Победы командовал той де дивизией в Прикарпатском военном округе. С октября 1947 года проходил обучение на Курсах усовершенствования командиров и начальников штабов авиадивизий при Военно-воздушной академии, по окончании которых в 1948 году назначен на должность командира 13-й гвардейской истребительной авиадивизии 73-й воздушной армии Туркестанского военного округа. С декабря 1950 года вновь находился на учёбе.

В 1952 году закончил Высшую военную академию им. К. Е. Ворошилова. С 1952 года служил помощником командующего 22-й воздушной армии Северного военного округа[3].

С июля 1955 года в отставке, жил в Москве.

Умер 15 августа 1990 года, похоронен на Троекуровском кладбище.

награды иностранных государств
  • Мемориальная доска установлена на здании средней школы № 3 посёлка Кондрово Калужской области, в которой учился И. А. Лакеев[6].
  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1. — 912 с. — 100 000 экз.
  • Абросов С. Воздушная война в Испании: Хроника воздушных сражений 1936—1939 гг. — М.: Яуза: Эксмо, 2008. — 608 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-699-25288-6.
  • Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940-1941 гг.: Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий: Документы и материалы / Под ред. В. Н. Кузеленкова. — М.-СПб.: Летний сад, 2005. — С. 168. — 1000 экз. — ISBN 5-94381-137-0.
  • Коллектив авторов. Великая Отечественная: Комдивы. Военный биографический словарь / В. П. Горемыкин. — М.: Кучково поле, 2014. — Т. 2. — С. 644-645. — 1000 экз. — ISBN 978-5-9950-0341-0.
  • Поленков К. А., Хромиенков Н. А. Калужане — Герои Советского Союза. — Калуга: Калужское кн. изд-во, 1963. — С. 181—182.

ru.wikiyy.com

Лакеев, Иван Алексеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лакеев.

Иван Алексеевич Лакеев (23 февраля 1908, Калужская губерния — 15 августа 1990) — советский лётчик-истребитель, лётчик-ас, Герой Советского Союза (1937). Генерал-майор авиации (4.06.1940).

Биография

Иван Алексеевич Лакеев родился в 1908 году в д. Слобода (ныне Дзержинский район Калужской области) в семье рабочего. Русский.

Окончил 7 классов школы и рабфак. С августа 1926 года жил в Ленинграде, работал грузчиком в Ленинградском торговом порту. С августа 1928 года работал разметчиком на заводе «Электросила». С сентября 1930 года учился на вечернем отделении Ленинградского электромеханического института. Член ВКП(б) с 1930 года.

В Красной Армии с июня 1931 года, призван по мобилизации ЦК ВКП(б). В том же году закончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС РККА, затем, в 1933 году — 14-ю Энгельсскую военную школу лётчиков. С июля 1933 года служил младшим лётчиком и старшим лётчиком в 127-й авиационной эскадрильи в Смоленской, а затем в Брянской авиационных бригадах ВВС Московского военного округа. С марта 1936 года — младший лётчик 107-й истребительной авиаэскадрильи 83-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа.

В 1936 году, после начала Гражданской войны в Испании, руководством страны было принято решение о направлении туда советских военных специалистов-добровольцев. В начале ноября туда прибыла группа из 31 лётчика-истребителя 83-й бригады, среди которых был и лейтенант Лакеев. В ходе боевых действий командовал эскадрильей И-16. По некоторым данным за время командировки сбил лично 12 самолётов противника и 16 в группе[1], что делает его одним из самых результативных лётчиков-истребителей 1930-х годов. Вернулся на родину в августе 1937 года.

С августа 1937 года — лётчик-испытатель Государственного авиационного завода № 1 в Москве. С сентября 1937 года — командир эскадрильи 24-й авиационной бригады ВВС МВО (Люберцы). С марта 1938 — командир 16-го истребительного авиаполка, с декабря 1938 года исполнял обязанности начальника истребительного отдела Управления ВВС РККА. В этой должности в мае 1939 года был командирован в район боевых действий и участвовал в боях на реке Халхин-Гол по конец августа 1939 года, будучи заместителем командующего авиацией 1-й армейской группы комкора Я. В. Смушкевича по истребительной авиации. В сентябре 1939 года был откомандирован в Киевский Особый военный округ для исполнения обязанностей командующего ВВС округа по истребительной авиации, и участвовал в освободительном походе РККА в Западную Украину. В октябре 1939 года был откомандирован в Ленинград для организации противовоздушной обороны города, и с декабря участвовал в советско-финской войне 1939—1940 годов.

В середине[2] марта 1940 года назначен заместителем начальника Лётно-технической инспекции 1-го Управления ГУ ВВС РККА, с 14 октября 1940 года — заместитель генерал-инспектора ВВС Красной Армии. В июне 1940 года при введении генеральских званий ему присвоено звание генерал-майор авиации (за три года вырос в званиях от лейтенанта до генерала). За «недостатки в работе» в марте 1941 года назначен с понижением в должности заместителем командира 14-й смешанной авиадивизии ВВС Киевского Особого военного округа (штаб дивизии — Луцк).

Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года. Сражался в составе дивизии на Юго-Западном фронте. С начала июля 1941 года находился в распоряжении командующего ВВС Юго-Западного фронта, был представителем штаба фронта по ПВО Киева, заместителем командующего ПВО Юго-Западного фронта по истребительной авиации. С января 1942 года генерал-майор авиации И. А. Лакеев командовал 524-м истребительным авиационным полком на Волховском фронте.

С 10 марта 1943 года командовал 235-й истребительной авиадивизией на Юго-Западном, Северо-Кавказском, Воронежском, 1-м Украинском фронтах. Проявил себя отличным командиром дивизии, под его командованием она была награждена в ноябре 1943 года орденом Красного Знамени и стала именоваться «Краснознамённой», а за отличное выполнение заданий командования дивизия 19 августа 1944 года стала гвардейской и была переименована в 15-ю гвардейскую истребительную авиационную дивизию. Командовал ею до конца войны в составе 8-й воздушной армией на 4-й Украинском фронте.

Все 4 года Великой Отечественной войны генерал Лакеев неотлучно находился в действующей армии. Участвовал в приграничной оборонительной операции на Западной Украине, Киевской оборонительной операции, в битве за Ленинград, в воздушном сражении на Кубани, в Курской битве, в Изюм-Барвенковской, Донбасской, Днепровской воздушно-десантной, Запорожской, Киевской, Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской, Никопольско-Криворожской, Проскуровско-Черновицкой, Одесской, Львовско-Сандомирской, Ясско-Кишиневской, Восточно-Карпатской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской, Пражской наступательных операциях. К концу января 1945 года выполнил на фронтах Великой Отечественной войны 62 боевых вылета, сбил 1 немецкий самолёт (в воздушном сражении на Кубани в июне 1943 года).

После Победы командовал той де дивизией в Прикарпатском военном округе. С октября 1947 года проходил обучение на Курсах усовершенствования командиров и начальников штабов авиадивизий при Военно-воздушной академии, по окончании которых в 1948 году назначен на должность командира 13-й гвардейской истребительной авиадивизии 73-й воздушной армии Туркестанского военного округа. С декабря 1950 года вновь находился на учёбе.

В 1952 году закончил Высшую военную академию им. К. Е. Ворошилова. С 1952 года служил помощником командующего 22-й воздушной армии Северного военного округа[3].

С июля 1955 года в отставке, жил в Москве.

Умер 15 августа 1990 года, похоронен на Троекуровском кладбище.

Видео по теме

Награды

награды иностранных государств

Память

  • Мемориальная доска установлена на здании средней школы № 3 посёлка Кондрово Калужской области, в которой учился И. А. Лакеев[6].

Примечания

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1. — 912 с. — 100 000 экз.
  • Абросов С. Воздушная война в Испании: Хроника воздушных сражений 1936—1939 гг. — М.: Яуза: Эксмо, 2008. — 608 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-699-25288-6.
  • Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940-1941 гг.: Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий: Документы и материалы / Под ред. В. Н. Кузеленкова. — М.-СПб.: Летний сад, 2005. — С. 168. — 1000 экз. — ISBN 5-94381-137-0.
  • Коллектив авторов. Великая Отечественная: Комдивы. Военный биографический словарь / В. П. Горемыкин. — М.: Кучково поле, 2014. — Т. 2. — С. 644-645. — 1000 экз. — ISBN 978-5-9950-0341-0.
  • Поленков К. А., Хромиенков Н. А. Калужане — Герои Советского Союза. — Калуга: Калужское кн. изд-во, 1963. — С. 181—182.

Ссылки

wikipedia.green

Лакеев Иван Алексеевич - советский военный летчик-истребитель в Испании

Он родился 23 Февраля 1908 года в деревне Слобода Калужской области, в семье рабочего. Окончил семилетку. Жил в Ленинграде. Работал на заводе "Электросила" и учился в Ленинградском электромеханическом институте. В 1931 году Иван Лакеев окончил Ленинградскую военно - теоретическую школу лётчиков, а в 1933 году - 14-ю военную школу лётчиков в городе Энгельсе. Служил в 107-й эскадрилье 83-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа.

С Ноября 1936 по 13 Августа 1937 годов участвовал в национально - революционной войне в Испании. Был дважды ранен в воздушных боях.

Совершил 312 боевых вылетов, провёл 50 воздушных боёв, сбил 12 самолётов лично и 16 в группе. Был награжден двумя орденами Красного Знамени   ( 2 Января и 4 Июля 1937 года ).

3 Ноября 1937 года Лейтенанту Лакееву Ивану Алексеевичу было присвоено звание Герой Советского Союза. После учреждения медали "Золотая Звезда", как знака особого отличия для Героев Советского Союза, ему была вручена медаль № 63.

2 Июня 1939 года в составе группы лётчиков, имевших боевой опыт, Полковник И. А. Лакеев прибыл в Монголию для укрепления частей, участвующих в советско - японском конфликте у реки Халхин - Гол.

Участвовал в тех боях. Был заместителем командующего истребительной авиацией 1-й армейской группы. Лично сбил ещё несколько самолётов. Был награждён третьим орденом Красного Знамени ( 29.08.1939 г. ) и монгольским орденом "За воинскую доблесть" ( 10.08.1939 г. ).

Генерал - майор авиации А. В. Ворожейкин вспоминает о тех днях:

"Невысокий, статный, спокойный. В его фигуре и голосе не было зримых черт мужества. И только в глазах виделись упорство и настойчивость. В общении он был душевным человеком, требовательным командиром, компанейским товарищем. За его плечами была большая жизнь: он стал не только учителем для нас, молодых, необстрелянных лётчиков, но и организатором управления истребительной авиацией с земли. Тогда на истребителях ещё не было радио. Лакеев смастерил огромную полотняную стрелу, которая выкладывалась у наземного командного пункта, и с её помощью лётчикам сообщалось, в каком направлении и на какой высоте находятся японские самолёты. Эта стрела заменяла нам радио".

В Сентябре 1939 года участвовал в походе войск Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию. Затем участвовал в Советско - Финляндской войне 1939 - 1940 годов.

4 Июня 1940 года Лакееву было присвоено воинское звание Генерал - майор авиации. 18 Августа 1940 года он возглавлял пилотажную пятёрку во время авиационного праздника в Тушино.

С 1940 года был заместителем командира 14-й смешанной авиационной дивизии, которой командовал Полковник И. А. Зыканов. Дивизия имела в своём составе 3 истребительных авиаполка: 17-й, 46-й и 89-й ИАП ( 180 истребителей И-16 и И-153, в том числе 28 неисправных ). Из 169 лётчиков дивизии 112 могли летать ночью в простых и 72 днём в сложных метеоусловиях.

Вспоминает Полковник Ф. Ф. Архипенко:

"В Мае 17-й истребительный авиаполк с аэродрома Любитов, находившегося восточнее Ковеля ( зимние квартиры ), перебазировался на аэродром Велицк в район станции Голобы на лагерный летний период для продолжения обучения лётного состава, повышения боевой подготовки и восстановления притупившихся после зимнего перерыва навыков техники пилотирования.

Наш полк был 4-эскадрильного состава, вооружённый "Чайками" ( И-153 )...

За короткий период пребывания в лагерях лётный состав восстановил боеготовность: успешно и без происшествий летал днём и ночью. Полк наш был настолько хорошо подготовлен, что взлетал даже ночью строем в составе эскадрильи. Я сам позднее летал ночью, но такого в жизни не приходилось видеть, чтобы эскадрилья взлетала строем ночью, как днём.

14-я смешанная авиационная дивизия, в которую входил полк, находилась в Луцке... Два других авиаполка дивизии, имевшие на вооружении И-16, один в Луцке, а другой - на аэродроме неподалеку от Дубно.

Перед войной мы летали очень много, занимаясь всеми видами боевой подготовки. Буквально накануне войны лётчики авиаполка начали осваивать бомбометание на полигоне, для чего к нам было завезено несколько тонн бомб разного калибра...

Обстановка на аэродроме перед войной была сложной, хватало неразберихи и бестолковщины:

1. Очень много было гражданского населения из близлежащих деревень, занятого на строительстве взлётно - посадочной полосы и затесавшихся среди него шпионов, которые следили за аэродромом.

2. Простаивало около 70 самолётов И-15 устаревшей конструкции с неубирающимися шасси, подлежащих передаче в авиационные училища.

3. За неделю до начала войны на нашем аэродроме приземлились 9 самолётов МиГ-1 из 15-й ИАД, прилетевших из - под Львова для переучивания лётного состава нашего полка.

4. Командный пункт был оборудован на окраине аэродрома, на кладбище.

5. Лётно - технический состав жил в деревне за несколько километров от аэродрома, и только небольшая часть в помещичьем имении, находившемся в 200 метрах от аэродрома.

6. Семьи лётно - технического состава жили в Ковеле и по субботам командиры разъезжались к своим семьям".

Пришлось Лакееву принять участие и в Великой Отечественной войне. Причём - с первого её дня. Полковник Ф. Ф. Архипенко вспоминает:

"22 Июня в 4 часа 25 минут всё кругом содрогнулось от взрывов, и группа немецких бомбардировщиков до 60 самолётов нанесла сокрушительный удар по аэродрому, один самолёт пролетел так низко, что я увидел стрелка... Не успели опомниться от первого удара, как на аэродром был произведён второй налёт. Противодействовать ударам бомбардировщиков мы не могли: лётный состав находился в Ковеле у своих близких, а зенитной артиллерии возле аэродрома не было - это была одна из тяжелейших оплошностей вышестоящего руководства. Постепенно стал прибывать на аэродром лётный и технический состав, начались отдельные вылеты наших лётчиков. До полудня наш аэродром 4 раза подвергался массированным бомбардировкам. В 11 часов дня из Житомира к нам прилетел авиаполк на самолётах И-153.

Фактически в этой тяжелейшей обстановке никакого руководства на аэродроме не было. Я же, оперативный дежурный по аэродрому Младший лейтенант Фёдор Архипенко, неумело пытался организовать редкие боевые вылеты и эвакуацию разбитых машин. Связь была нарушена, указаний и приказов - никаких, лишь внутренние телефонные линии, проложенные к стоянкам авиаэскадрильи, уцелели каким - то чудом.

Около 13 часов на аэродром прилетел участник воздушных боёв в Испании заместитель командира 13-й САД Генерал - майор авиации Герой Советского Союза Иван Алексеевич Лакеев. Прибыв на КП, он взял командование в свои руки, хотя связи никакой не было и, что самое страшное, аэродром оказался в изоляции.

Мой техник самолёта Семёнов всё время докладывал мне, что мой самолёт цел, повреждений не имеет, и я просил Лакеева отпустить меня с КП. Он, однако, не отпускал меня, так как я в то время был его единственным помощником. На КП кроме Генерала, меня и двух солдат - связистов никого не было.

Запомнилось, что во время 3-го в то утро налёта, когда бомбардировщики в очередной раз наносили удар по аэродрому, Лакеев спокойно стоял на КП и давал по микрофону команду на взлёт звену истребителей. Глядя на этого человека, на его грудь, где сверкала золотая звезда Героя Советского Союза и ордена, на то, как хладнокровно он наблюдал за взлётом звена, у меня прошёл мандраж, перестали трястись ноги, и я успокоился. Спокойствие известного Генерала помогло мне побороть страх, придало мужество в самый нужный момент, когда бомбы падали возле КП, с грохотом рвались, и земля ходила под ногами. Пример храброго Генерала не раз помогал мне в трудные минуты моей военной жизни быть смелым и честным защитником нашей Родины.

Ранним утром 23 Июня мы были на аэродроме. Исправных самолётов насчитывалось штук 25 - 30, более 100 были повреждены осколками, остальные сгорели. В этот день старые лётчики летали на бомбометание и штурмовку колонн противника, которые двигались на Луцк".

22 Июня 1941 года полки дивизии, базировавшиеся под Луцком, потеряли на земле 46 самолётов.

В конце 1941 года И. А. Лакеев участвовал в контрударах под Волховом и Тихвином. Затем сражался под Ростовом - на - Дону.

29 Апреля 1943 года он был назначен командиром 235-й истребительной авиационной Сталинградской дивизии, которой командовал до конца войны. Вспоминает Гречко:

"В Мае и Июне 1943 года истребители - перехватчики 5-й Воздушной армии уничтожили на высоте 5000 - 6000 метров 9 одиночных фашистских разведчиков. Один из них сбил командир 235-й авиадивизии Герой Советского Союза Иван Алексеевич Лакеев, прославленный лётчик, участник воздушных боёв в Испании.

Однажды, вернувшись из полета, он приехал к нам в Репное, чтобы доложить о своём успехе командарму. Я присутствовал при его докладе. Он был на редкость кратким и своеобразным.

- Помните, товарищ командующий, я обещал догнать и сбить разведчика ? - обращаясь к Генералу С. К. Горюнову, сказал Иван Алексеевич. - Вот и выполнил обещание. Сбил !

Горюнов сердечно поздравил комдива ещё с одной победой. Лакеев в ответ озорно улыбнулся и с нескрываемым удовлетворением произнёс:

- Партия и правительство знают, кому присваивать Героя, я их не подведу !"

В составе 5-й Воздушной армии дивизия Лакеева участвовала в боях на Курской дуге и в Киевской наступательной операции. Вспоминает журналист Бронтман:

"1943 год: 22 Ноября был у Героя Советского Союза Генерал - майора Лакеева. Он командует истребительной дивизией на Ла-5. Когда - то был ведущим знаменитой пятёрки на всех тушинских "днях авиации". Был участником испанской, финской, халхингольской войн. Вся грудь - в отметках. Маленький, живой.

- Сколько дивизия сбила ?

- Было 613. Да в эти дни штуки 4.

- Сколько у лучшего летуна ?

- 22.

- А у тебя ?

- За эту войну 1, да 2 в группе.

- А за все войны ?

- 16. Да разве дело в сбитых ?  Наше дело - не пущать к своим, защищать их. А сбивать - это раз плюнуть.

Жаловался, что забыли его.

3 Декабря. Провёл 2 дня у Героя Советского Союза Генерал - майора Лакеева... Говорил с лётчиками, командирами. Инженер - майор докладывал при мне Генералу о ремонте самолётов. Дело шло медленно. Лакеев поморщился:

- До Берлина ещё долго идти. Давай быстрее !

Вечером он насел на меня:

- Достань мне учебник немецкого языка. Самый простой, школьный. И словарь. Сяду учить, понадобится. Не могу же я, Генерал, идти по Германии, не зная языка".

25 Апреля 1944 года 235-я ИАД была перебазирована в Прикарпатье для отражения контрудара немецких войск.

C 12 Июля 1944 года участвовала в Львовско - Сандомирской операции.

Приказом НКО СССР № 0270 от 19 Августа 1944 года 235-й ИАД была преобразована в 15-ю Гвардейскую ИАД.

С середины Января 1945 года дивизия действовала на Кошицком направлении. Штаб дивизии размещался в городе Берегово. Полки дивизии были рассредоточены на полевых аэродромах Яношево, Мукачево.

С 10 Марта 1945 года дивизия участвовала в Моравско - Остравской операции.

За время Великой Отечественной войны командир 15-й Гвардейской истребительной авиационной Сталинградской Краснознамённой ордена Богдана Хмельницкого дивизии 8-й Воздушной армии Генерал - майор авиации И. А. Лакеев 14 раз удостаивался благодарности Верховного Главнокомандующего в приказе. К концу войны лётчиками его дивизии было уничтожено 910 вражеских самолётов.

Всего за 4 войны Иван Алексеевич Лакеев сбил 16 самолётов лично и 20 в группе.

После войны продолжил службу в Военно - Воздушных силах. Командовал истребительной авиадивизией в Среднеазиатском военного округе. В 1952 года окончил Военную академию Генерального штаба. С 1955 года - в запасе.

Жил в Москве. Умер 15 Августа 1990 года. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

airaces.narod.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о