Биография: генерал Скобелев Михаил Дмитриевич

Выдающийся военачальник — «белый» (как его называли за то, что он всегда сражался на белом коне и в белом мундире) генерал Скобелев Михаил Дмитриевич показал себя как образцовый военный администратор в Русско-Турецкой войне (1877-1878), в завоеваниях земель Российской империей в Средней Азии. Также это был хороший руководитель, который заботился о своих подчиненных.

Биография: генерал Скобелев М. Д. в детстве и юности

Рожден был будущий военачальник в Санкт-Петербурге 17 сентября в 1843 году в семье генерал-лейтенанта Скобелева Дмитрия Ивановича женой его Ольгой Николаевной.

Воспитывался дома, а после был отправлен во Францию.

В возрасте 18 лет поступил в Петербургский университет, успешно сдав экзамены, но в связи со студенческими беспорядками вуз был закрыт.

Тогда он отправился на военную службу в полк кавалергардов. В 1866 году он стал учащимся Николаевской академии генерального штаба. По военной съемке (геодезии) и статистике он был среди отстающих, зато в истории и военном искусстве ему не было равных на всем курсе. По окончании вуза он был причислен к военным Туркестанского военного округа.

Биография: Генерал Скобелев М. Д. От штабс-ротмистра до генерала

В 1868 году Михаил Дмитриевич был назначен штабс-ротмистром в Туркестанский округ. В 1870 году ему как командиру кавалерии поручили важное задание от главнокомандующего Кавказской армией, в распоряжении которого он находился в то время. Ему необходимо было проложить путь к Хивинскому ханству, с чем он справился блестяще. Но самовольно он просмотрел план операций, которые разрабатывали главнокомандующие против Хивы, за что на 11 месяцев его отчислили из армии. После он восстанавливается, принимает участие в различных походах, исправно выполняет свои обязанности.

В 1874 году Скобелева производят в полковники и зачисляют в свиту императора. Уже в 1875 году его назначают начальником части посольства Российской империи, которое отправлялось в Кашгар. Кокандская экспедиция — так называют историки этот период жизни, который включает в себя его биография. Генерал Скобелев проявил себя как отважный, предусмотрительный организатор и прекрасный тактик.

Когда весной 1877 года он был отправлен к главнокомандующему армией, воевавшей с Турцией, сослуживцы приняли его не очень дружелюбно. Некоторое время он не получал никаких назначений, но после взятия Ловчи боями под Плевной, перехода через Иметлийский перевал, боя под Шипкой, где он выступал в роли командира отрядов, его стали уважать.

В 1878 году он вернулся в Россию в звании генерал-адъютанта в чине генерал-лейтенанта.

Биография: генерал Скобелев М. Д. и его последний подвиг

Главной заслугой, за которую Скобелев получил орден Святого Георгия второй степени и звание генерала от инфантерии, стало завоевание в 1880 году Геок-тепе (Ахал-тепе). Когда он выступил перед офицерами на мероприятии, посвященном празднованию годовщины экспедиции, на него обрушилось раздражение Австрии и Германии. Речь его имела яркую политическую окраску, указывала на угнетения славян единоверными.

24 июня 1882 года генерал Скобелев (биография, описанная в некоторых источниках, содержит дату 26 июня) скоропостижно умер в гостинице «Англия» в Москве. По одной из версий он был убит ненавидевшими его немцами.

fb.ru

Генерал Скобелев Михаил Дмитриевич. Биография и личная жизнь.

Поделиться с друзьями в социальных сетях. ОБНОВИТЬ САЙТ - F5
Играйте марш Скобелева! К 170-летию со дня рождения «Белого Генерала».

Не забывайте, братцы, что нам вверена честь Отечества! Дело наше свято!
М.Д.Скобелев

И сорока лет не прожил Михаил Дмитриевич Скобелев, но после героев 1812 года не было в Российской империи генерала, столь же любимого в народе.

Он был потомственным военным. Его отца, Дмитрия Ивановича, хорошо знали и в армии, и при дворе. Умер старший Скобелев в высоком звании генерал-лейтенанта.

Солдат на поле брани и мудрец в учёной беседе – Михаил Дмитриевич был всестороннее образованным человеком, не чуждым литературного таланта. Любил Лермонтова, внимательно изучал славянофилов – Хомякова, Киреевского, Аксаковых, со многими из них дружил, переписывался. Был способен на рифмованный экспромт подобно Суворову, перед памятью которого преклонялся.

В чём секрет необыкновенной популярности Скобелева?

Казалось, что после Наполеоновских войн прошли времена героев-исполинов. Ореол романтики у полководцев перехватили революционеры… А Скобелеву в народной памяти удалось встать в один ряд с Румянцевым, Суворовым, Багратионом…

Он был гением наступательной войны. Его сподвижник и бессменный начальник штаба Куропаткин вспоминал: «В день боя Скобелев каждый раз представлялся войскам особенно радостным, веселым, симпатичным… Солдаты и офицеры с доверием смотрели на его воинственную красивую фигуру, любовались им, радостно приветствовали его и от всего сердца отвечали ему «рады стараться» на его пожелания, чтобы они были молодцами в предстоящем деле».

В те годы перед Россией, по большому счёту, закрылись двери в Европу. Парижский трактат 1856 года, зафиксировавший результаты Крымской войны, лишил Российскую империю негласного статуса европейской сверхдержавы, который был неоспорим в годы всевластия Священного Союза.

Имперские амбиции отныне пришлось удовлетворять в Средней Азии и на Дальнем Востоке. Именно там продолжилось соперничество России с Британской империей. Там, куда сумел дошагать русский солдат, прекращалась работорговля, закрывались невольничьи рынки.

Скобелев считал себя «туркестанским воспитанником». В его судьбе походы в Среднюю Азию сыграли ключевую роль: именно там он изучил характер русского солдата, а солдаты полюбили своего генерала, наделённого способностью поднимать шеренги на смерть – не только против вражеской артиллерии, не только на пики и сабли, но и вопреки самой природе.

Хивинский поход был, по признанию самого Скобелева, «непрерывной борьбой с природой». Ханство удалось присоединить к России «малой кровью», хотя и ценой жестоких испытаний. Стал легендой разведывательный рейд Скобелева, когда он вместе с пятью смельчаками за неделю прошёл больше 600 вёрст в пустыне, постоянно рискуя нарваться на вооруженных кочевников, которые куда лучше знали местность.

За ту разведку Скобелев получил своего первого Георгия – 4-й степени. Там сложился командирский стиль Скобелева: он демонстрировал солдатам чудеса храбрости, и они отвечали ему тем же. Презрение к смерти заразительно, как и трусость.

В 1875 – 1876 годах настал черёд Кокандского ханства. И в этом походе Скобелев показал себя звездой первой величины, его кавалерийский отряд стал грозой неприятеля: русские нападали неожиданно, ошеломляли. В одной из схваток Скобелев получил серьёзное ранение в ногу.

Он – подобно Петру Великому и Суворову – научился разговаривать с солдатами вдохновенно и убедительно.

В разные годы он обращался к солдатам:

«Мне остаётся желать лишь одного, чтобы сражался с такими же молодецкими, такими же доблестными войсками, как те, с которыми мне здесь пришлось служить и сражаться»,

«Скоро нам предстоит боевое испытание, прошу всех об этом знать и крепить дух молитвою и размышлением, чего требует от нас долг, присяга и честь имени русского»,

«Отношение наше к побеждённому народу должно быть не только законно-правильным, но и великодушным, ибо храброе русское войско искони не умело бить лежачего»,

«Я убеждён, что вверенные мне храбрые войска не помрачат своей бессмертной славы».

Именно в Туркестане он получил генеральское звание и там же его стали звать Белым генералом. В бою его видели на неизменном белом коне, в не менее белом мундире. Считалось, что он заговорён от пуль до тех пор, пока одет в белое. Солдатам это суеверие помогало доверять своему командиру. На мундире уже красовался Георгий 2-й степени и той же степени орден св. Владимира.

Некоторое время Скобелев был губернатором в Фергане, но административное поприще принесло первые тяжёлые разочарования: в Петербург посыпались доносы на молодого генерала и от власти его отстранили. Оно и ясно: боевой кавалерист, пропитанный романтическими идеалами, ненавидел мздоимство, а на Востоке взяточничество процветало, в том числе и в среде русских администраторов.

Начиналась война на Балканах – последняя большая война с османами за свободу православных народов. Возможно, самая благородная война из всех, которые вела Россия. Скобелев, как никто другой, был душой предан делу освобождения братских народов.

В крае сербском вознеслись мечети;
Янычар, в толпе, средь бела дня,
По базарам жен давил копытом
Своего арабского коня.

– писал А.Н.Майков.

Для Скобелева славянская свобода – это заря будущей славы России, независимой, сильной, способной бросить вызов основным европейским державам того времени — Британской империи и Германии.

Но на Балканы Скобелев прибыл в полуопальном положении, хотя и в ореоле туркестанской славы. Статус его на первых порах был сомнителен: он состоял при Главной квартире, а потом руководил штабом дивизии, которой командовал его отец.

Ему удалось отличиться в бою при переправе через Дунай у Зимницы. С тех пор и начались скобелевские чудеса – чудеса отваги и героизма, военной выдумки и полководческой твёрдости. В 1877-м году белый генерал совершал невозможное… 7 июля отряд Скобелева с боем занимает Шипкинский перевал. Ак-паша, как называли его на Востоке, снова рисковал, снова оставался неуязвимым…

Ярко проявил себя Скобелев при третьем штурме неприступной Плевны. Его отряд принял на себя удар третьей части турецких войск, хотя составлял всего лишь пятую часть русской армии, штурмовавшей Плевну. «У нас только Скобелев умеет вести войска на штурм!», — говорили в армии. Скобелевцы захватили важнейшие укрепления, путь в Плевну был открыт, но командование не поторопилось с подкреплением – и пришлось приступить к длительной осаде.

После взятия Плевны и перехода через Балканский хребет русская армия опрокидывает турецкие войска на линии Шипка – Шейново и решающую роль в этом сражении снова сыграли войска Скобелева. После этого во главе авангарда Скобелев овладевает Адрианополем и Сан-Стефано. Вот он, Константинополь, Царьград – рукой подать! Скобелев мечтал освободить православную столицу.  Но, как известно, турки запросили мира…

Берлинским миром генерал был не доволен, хотя в те дни его осыпали наградами. Он мечтал о великом будущем славянских народов.

Скобелеву предстояло проявить себя ещё в одном походе – в Ахал-Текинской экспедиции. Михаил Дмитриевич, продемонстрировав опыт и предусмотрительность, составил план продвижения к крепости Геок-Тепе, которую текинцы намеревались защищать. Войска у них было – около 25 тысяч, Скобелев не располагал и 7 тысячами, но превосходство русской армии по вооружению и выучке не вызывало сомнений. 12 января 1881 года Скобелев повёл свои войска на штурм.

Когда русские ворвались в крепость – большая часть текинских войск бросилась в бегство. Скобелев организовал преследование. После взятия Геок-Тепе в Закаспийских владениях империи надолго установилась тишина. Потери русской армии во всей экспедиции – около 1500 человек погибшими и умершими…

Скобелев жил в сравнительно счастливое для России время: империя казалась могущественной. Но мировоззрение генерала сформировалось и во дни трагической Севастопольской эпопеи. Крымская война сбила благодушие с патриотов – и Скобелев понимал, что Родина входит в полосу кризиса. Как спастись, как уберечься от поражений и распада?

Генерал писал: «Мой символ краток: любовь к Отечеству; наука и славянство. На этих китах мы построим такую политическую силу, что нам не будут страшны ни враги, ни друзья! И нечего думать о брюхе, ради этих великих целей принесем все жертвы».

Он мечтал о возрождении «пришибленного русского самосознания», весьма глубоко (совсем не по-солдафонски!) анализировал набиравшее силу явление революционного нигилизма. В последние годы не раз Скобелев впадал в апатию, подчас он переставал верить в собственные силы, разочаровывался в людях. В такие минуты он повторял: «Я дошел до убеждения, что всё на свете ложь, ложь и ложь. Всё это – слава, и весь этот блеск – ложь. Разве в этом истинное счастье?Сколько убитых, раненых, страдальцев, разоренных».  А потом возвращался к борьбе.

Он был рьяным противником Германии и немецкого влияния в России, предвидел большую войну с немцами. Скобелев предлагал опереться на союз с Францией: с ней русским вроде бы нечего делить.

Планы Скобелева не были маниловскими: император Александр III, с которым у Скобелева не сложилось добрых отношений, через некоторое время изберёт именно такую тактику. Но… генерал совершил роковую ошибку: он ринулся в политику. А ведь Суворов предупреждал: не следует полководцу ввергаться в вихрь политический. Там – гибель.

И вот уже Белый Генерал заговорил с товарищами о кризисе династии Романовых, о том, что не худо бы её сменить о том, как должен генералитет вести себя во время революции… Вряд ли он был лидером заговора, но иногда «уж лучше грешным быть, чем грешным слыть». Много хуже, что при дворе его считали заговорщиком.

Его – Скобелева, чьё слово в армии ценилось на вес золота и свинца. Такого врага не приведи Господь! И вот уже «весь Петербург твердит о нём как об искателе с династическими притязаниями».

Считалось, что генерал возглавит переворот во время коронации Александра, в Москве. И вместо Александра III венчать на царство будут Скобелева. Он мечтал о вольном союзе славянских народов с решающим словом русского царя, общей армией и общей валютой, но при автономии правительств. Славянского Гарибальди вдохновляли откровения Хомякова и Аксакова…

Разумеется, в окружении нового императора Скобелева, как минимум, опасались. А генерал всё размышлял, как сохранить и усилить великую державу в условиях всевластия ростовщиков?

Он вёл жизнь, далёкую от аскетической. Тёплым вечером 25 июня 1882 года в гостинице «Англия», что на углу Петровки и Столешникова переулка, Скобелев поужинал в шумной компании случайных знакомых, после чего направился в номер вместе с некоей кокетливой женщиной – как поговаривали позже, с немкой… В её номере генерала и нашли мёртвым.

Сколько раз он ходил под пулями на поле боя – а умер в чужой постели. В протоколе после вскрытия было сказано: «Скончался от паралича сердца и легких, воспалением которых он страдал еще так недавно».

Но Москва, оплакивавшая героя, не поверила газетам. Мало кто сомневался, что Скобелева убили. Так же считали и в Болгарии, которая погрузилась в траур. Каких только версий не было – обвиняли немку, и полицейского, и купцов, кутивших в ресторане… Поговаривали, что негласный суд приговорил заговорщика Скобелева к смертной казни. Развесёлые купцы были агентами тайной полиции, они-то и привели приговор в исполнение, отравили героя… Конечно, ходили слухи и о самоубийстве. Печально, когда смерть героя омрачают такие версии.

Прощание со Скобелевым прошло в Храме Трёх Святителей, что у Красных ворот (эта скромная церковь не сохранилась). А похоронили его в родном сельце – Спасском-Заборове, что на Рязанской земле. Речь при погребении произнёс епископ Дмитровский Амвросий. Столицы уже спорили о том, где ставить памятник Скобелеву…

Он взметнётся в Москве, возле генерал-губернаторского дома, неподалёку от места смерти генерала, примерно там, где ныне – памятник Юрию Долгорукому. Замечательный памятник уничтожат на маёвке 1918 года.

В советские времена Скобелева не вычёркивали из истории: его считали передовым генералом, продолжателем лучших суворовских традиций. И всё-таки Скобелев оставался на обочине парада героев истории.

Правда, в 1954 году вышел на экраны фильм «Герои Шипки», в котором роль Скобелева сыграл Евгений Самойлов, энергично и обаятельно. А в 1970-е Скобелев стал героем романа-эпопеи Бориса Васильева «Были и небыли», заново открывшего для многих из нас ту русско-турецкую войну…

Скобелев завершил плеяду русских героев-полководцев, каждый из которых был олицетворением воинской доблести народа. В позднейшее время храбрые люди и талантливые стратеги на Руси не перевелись, но наступила эпоха миллионных армий, эпоха оружия массового поражения. Воля одного человека не могла решать судьбы кампаний. Потому и помнит Россия Скобелева – последнего из могикан.

Полководцы Великой Отечественной гордились, когда их подвиги сравнивали с деяниями Скобелева. Будем помнить о полководце не только в день его рождения! Русские, болгары, украинцы, сербы – все, за чью свободу он сражался. И пускай звучит для нас Скобелевский марш – прорывный, бодрый, как положено.

Аудиозапись марша Скобелева.



Будьте в курсе предстоящих событий и новостей!

Присоединяйтесь к группе - Добринский храм

ПОМОГИТЕ ХРАМУ! Пожертвовать деньги на храм или сайт.

pravera.ru

Белый генерал (М.Д. Скобелев) | История Российской империи

Михаил Дмитриевич Скобелев

Хочется понять, отчего некоторые люди на Руси (и в России) пользуются особой всенародной любовью? Какими качествами должен обладать человек, чтобы удостоиться этой любви?

Такие вопросы возникают и при упоминании имени М.Д. Скобелева. Одни только факты его биографии не раскроют секрета популярности в народе этого генерала. Да, потомственный военный. Но разве это редкий случай в нашей стране? Да, был смел и отважен в боях. Но и это не редкость. Да, знал 8 иностранных языков. Но некоторые знали и больше. Так почему так любили Скобелева и до сих пор помнят его, хоть жизнь его была очень коротка: он прожил всего 38 лет?

Давайте постараемся за голыми фактами биографии увидеть и понять человека.

Семья

Михаил Дмитриевич Скобелев родился в 1843 г. в Петербурге в семье потомственных военных: дед – генерал от инфантерии, отец – генерал-лейтенант. Сам М.Д. Скобелев был генералом от инфантерии, а затем генерал-адъютантом. Несмотря на то, что Скобелев-младший пошёл по стопам отца и деда в профессиональном плане, в духовном плане он был очень близок со своей матерью, Ольгой Николаевной Скобелевой (в девичестве Полтавцевой). Она имела очень большое влияние на своего сына, который видел в ней друга всей своей жизни. Поэтому скажем несколько слов об этой замечательной женщине.

Ольга Николаевна Скобелева (1823-1880)

Портрет О.Н. Скобелевой. Акварель В. И. Гау (1842)

Она была средней из пяти сестёр Полтавцевых. В 1842 г. окончила Смольный институт и вскоре вышла замуж за генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Скобелева. В их семье было четверо детей: первенец Михаил и три дочери.

Дмитрий Иванович Скобелев

Ольга Николаевна была светской женщиной, но в самом лучшем смысле этого слова: она не только была умна и образованна, но и умела глубоко вникать в дела мужа и детей, жить их интересами и заботами. Вот как характеризует её русский историк и критик барон Н.Н. Кнорринг: «Ольга Николаевна была очень интересной женщиной, с характером властным и настойчивым. Она очень любила своего единственного сына, посещала его даже в походной обстановке и своей широкой благотворительной деятельностью поддерживала его политику в славянском вопросе». После смерти мужа в 1879 г. Ольга Николаевна отправилась на Балканский полуостров, где возглавила болгарский отдел Общества Красного Креста. Она основала в Филиппополе (ныне Пловдив) приют для 250 сирот, организовала в нескольких городах приюты и школы. Участвовала в организации снабжения госпиталей Болгарии и восточной Румелии (историческое название Балкан). На Балканах Ольгу Николаевну Скобелеву знали не только как жену и мать славных генералов, но и как щедрую благотворительницу и мужественную женщину.

В Румелии она хотела учредить сельскохозяйственную школу и церковь в память своего мужа, но не успела – её жизнь трагически обор

www.rosimperija.info

Михаил Скобелев краткая биография и интересные факты

Скобелев Михаил Дмитриевич краткая биография и интересные факты из жизни русского генерала изложены в этой статье.

Краткая биография Михаила Скобелева

Будущий генерал Скобелев Михаил Дмитриевич родился 29 сентября 1843 года в семье военных в Петербурге.

Еще с малых лет у него проявилась тяга к наукам и знаниям. Очень легко ему давались языки и музыка. Поступить Михаил решает в Петербургский университет,

а после окончания учебного заведения – идет на военную службу. Гены все-таки берут свое. Очень быстро Скобелев становится юнкером в Кавалергардском полку. За успешное обучение его зачисляют в Академию Генерального штаба. Увлекся военным искусством и политической историей. Успешно сдав экзамены в Академии, Михаил был зачислен в Генеральный штаб, получив при этом новое воинское звание.

Михаил Дмитриевич активно воевал в Закаспийском крае и Туркестане. В ходе одной военной операции получил 7 ранений, но чудом остался жив. За свою отвагу был награжден орденом Святого Георгия ІV степени.

В 1874 году Михаил Скобелев получил новое звание — флигель – адъютант. Спустя два года возглавил экспедицию в южной Киргизии, в ходе которой Ферганский Тянь-Шань был признан русской территорией.

Назревала очередная русско-турецкая война, и Скобелев добровольно идет в Дунайскую армию, 14-тую дивизию в новом звании – генерал-майор. Он отвечал за безопасную переправу войск через реку Дунай. За успешную операцию ему вручили орден Святого Станислава І степени.

В период 1875-1876 годов Михаил Скобелев возглавляет экспедицию, цель которой – подавить мятеж феодалов из Кокандского ханства и вытеснить кочевников — грабителей с российских пограничных земель. После экспедиции, он получил чин генерал-майора, губернаторство и командование войсками в созданной на территории подчиненного Кокандского ханства — Ферганской области.

Пик военной карьеры пришелся на период очередной русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Успешные боевые операции, осада города Плевны показали генерала с наилучшей стороны.

В период 1880-1881 годов руководит военной экспедицией в Ахал-Текинск. Скобелев провел штурм Ашхабада и крепости Ден-гиль-Тепе.

После того, как Михаил Дмитриевич был отправлен в отпуск, вскоре он умер в 1882 в Москве при загадочных обстоятельствах. Поговаривают, что его убили в политическом заговоре.

Интересные факты о Михаиле Скобелеве

1. Семья Михаил Дмитриевича имела военные корни. Его отец и дед были верны русскому народу и царскому престолу. Мальчика воспитывали в манере патриотизма, дела упор на труде и гражданском долге. Поэтому неудивительно, что он пошел по стопам родителей.

2. Скобелев был одаренным юношей. Ему легко давались науки. Свободно владел 8 языками, изучал историю России.

3. После успешных походов в Киргизию, Коханское ханство, местное население называло его «Белым офицером».

4. Скобелев Михаил Дмитриевич прославился как гений наступательной войны.

5. Был дважды женат. После окончания обучения в академии Генерального штаба связал себя узами брака с княжной Н.М. Гагариной по настоянию родителей. Но вскоре Михаил охладел к супруге и последовал разрыв в 1876 году. Незадолго до смерти Скобелев влюбился в Екатерину Головкину, учительницу в женской гимназии, которая стала его избранницей.

6. Он негативно относился к государству Германия и к немецкому влиянию в России. Скобелев предрек длительную войну с немцами, которая в итоге и случилась.

kratkoe.com

Биография

Сын генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Скобелева и его жены Ольги Николаевны, урождённой Полтавцевой.

Родился в Петербурге 17 сентября 1843 года.

Сперва воспитывался гувернёром немцем, с которым у мальчика отношения не сложились. Потом он был отправлен в Париж в пансионат к французу Дезидерию Жирардэ. Со временем Жирардэ стал близким другом Скобелева и последовал за ним в Россию и был при нём даже во время военных действий. В дальнейшем Михаил Скобелев продолжил образование в России. В 1858–1860 годах Скобелев готовился к поступлению в Санкт-Петербургский университет под общим наблюдением академика А. В Никитенко и эти занятия были весьма успешны. Скобелев успешно сдал экзамены, но университет был временно закрыт, из-за студенческих беспорядков.

22 ноября 1861 года Михаил Скобелев поступил на военную службу в Кавалергардский полк. После сдачи экзамена Михаил Скобелев был 8 сентября 1862 года произведён в портупей-юнкера, а 31 марта 1863 года в корнеты. В феврале 1864 года он сопровождал в качестве ординарца, генерал-адъютанта графа Баранова, командированного в Варшаву для обнародования манифеста об освобождении крестьян и о наделении их землёй. Скобелев попросил о переводе в лейб-гвардейский Гродненский гусарский полк, который проводил военные действия против польских мятежников, и 19 марта 1864 года он был переведён. Ещё до перевода Михаил Скобелев провёл отпуск в качестве добровольца в одном из полков, преследовавшего отряд Шпака.

С 31 марта Скобелев в отряде подполковника Занкисова участвует в уничтожении бандформирований. За уничтожение отряда Шемиота в Радковицком лесу Скобелев был награждён орденом Святой Анны 4-й степени «за храбрость». В 1864 году он отправился в отпуск за границу, посмотреть театр военных действий датчан против немцев.

30 августа 1864 года Скобелев был произведён в поручики.

Осенью 1866 года он поступил в Николаевскую академию генерального штаба. По окончании курса академии в 1868 году Скобелев стал 13-м из 26 офицеров причисленных к генеральному штабу. У Скобелева были неблестящие успехи по военной статистике и съёмке и особенно по геодезии, но это исправлялось тем, что по предметам военного искусства Скобелев был вторым, а по военной истории первым во всём выпуске, а также был в числе первых по иностранным и русскому языку, по политической истории и по многим другим предметам.

В 1868 году окончил Академию генштаба и был направлен для службы в Туркестан.С февраля 1876 военный губернатор Ферганской области.

В виду ходатайства командующего войсками Туркестанского военного округа генерал-адъютанта фон Кауфмана I-го, Михаил Дмитриевич Скобелев, произведён в штабс-ротмистры и в ноябре 1868 года был назначен в Туркестанский округ. На место службы, в Ташкент, Скобелев прибыл в начале 1869 года и сначала состоял в штабе округа. Михаил Скобелев изучал местные способы ведения боя, также производил разведки и участвовал в мелких делах на бухарской границе, причём высказал личную храбрость.

Отношения с людьми у Скобелева однако не складывались. Он восстановил против себя часть казаков. Кроме того Скобелев был вызван на поединок двумя представителями ташкентской золотой молодёжи. Генерал Кауфман был недоволен поведением Скобелева.

В конце 1870 года Михаил был командирован в распоряжение главнокомандующего Кавказской армией, а в марте 1871 года Скобелев был отправлен в Красноводский отряд, в котором командовал кавалерией. Скобелев получил важное задание, с отрядом он должен был произвести разведку путей на Хиву. Он произвёл разведку пути к колодцу Сарыкамыш, причём прошёл по сложной дороге, при недостатке воды и палящей жаре, от Муллакари до Узункую, 437 км (410 вёрст) в 9 дней, и обратно, до Кум-Себшен, 134 км (126 вёрст) в 16,5 часов, со средней скоростью 48 км (45 вёрст) в день; при нём находилось только три казака и три туркмена. Скобелев представил подробное описание маршрута и отходящих от колодцев дорогах. Однако Скобелев самовольно просмотрел план предстоящей операции против Хивы, за что был уволен в 11-месячный отпуск летом 1871 года и отчисления его в полк. Однако в апреле 1872 года он был снова причислен к главному штабу «для письменных занятий». Участвовал в подготовке полевой поездки офицеров штаба и петербургского военного округа в Ковенскую и Курляндскую губернии, а затем сам принял в ней участие. После чего 5 июня был переведён в генеральный штаб капитаном с назначением старшим адъютантом штаба 22-й пехотной дивизии, в Новгород, а уже 30 августа 1872 года был назначен в подполковники с назначением штаб-офицером для поручений при штабе московского военного округа. В Москве он пробыл недолго и вскоре был прикомандирован к 74-му пехотному Ставропольскому полку для командования батальоном. Требования службы там он выполнял исправно. С подчинёнными и начальством Скобелев установил хорошие отношения.

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 фактически командовал (будучи начальником штаба Сводной казачьей дивизии) Кавказской казачьей бригадой во время 2-го штурма Плевны (Плевена) в июле 1877 и отдельным отрядом при овладении Ловчей (Ловечем) в августе 1877. Во время 3-го штурма Плевны (август 1877) успешно руководил действиями левофлангового отряда, который прорвался к Плевне, но не получил своевременной поддержки от командования. Командуя 16-й пехотной дивизией, участвовал в блокаде Плевны и зимнем переходе через Балканы (через Имитлийский перевал), сыграв решающую роль в сражении под Шейново. В феврале 1878 занял Сан-Стефано под Стамбулом.

Став главой Ферганской области, Скобелев нашёл общий язык с покорёнными племенами. Сарты хорошо отнеслись к приходу русских, но всё же оружие у них было отобрано. Воинственные кипчаки, раз покорённые, держали слово и не восставали. Скобелев обращался с ними «твёрдо, но с сердцем». Наконец киргизы, населявшие хребты Алая и долину реки Кизыл-су, продолжали упорствовать. Скобелеву пришлось пройти в дикие горы с оружием в руках и применять его также и против мирного населения. Помимо умиротворения киргизов, экспедиция в горы имела также и научные цели. Скобелев с отрядом прошёл до границ Каратегина, где оставил гарнизон, и почти всюду к нему являлись старшины с изъявлением покорности.

В качестве начальника области, Скобелев особенно боролся против казнокрадства, это создало ему множество врагов. В Санкт-Петербург посыпались доносы на него с тяжкими обвинениями. Обвинения остались не подтверждёнными, однако 17 марта 1877 года Скобелев был отстранён от должности военного губернатора Ферганской области. Российское общество тогда относилось недоверчиво и даже недружелюбно к тем, кто выдвинулся в боях и походах против «халатников». Кроме того многие всё ещё воспринимали его тем не оперившимся гусарским ротмистром, каким он был в юности. В Европе ему пришлось делами доказывать, что успехи в Азии дались ему не случайно.

Скобелев был сторонником смелых и решительных действий, обладал глубокими и всесторонними знаниями в военном деле. Владел английским, французским, немецким и узбекскими языками. Хорошо обходился с солдатами, был другом В. В. Верещагина и, по некоторым данным, симпатизировал «Народной воле»[1]. Успешные действия Скобелева создали ему большую популярность в России и Болгарии, где его именем были названы улицы, площади и парки во многих городах.

Скобелев обладал великолепным стратегическим мышлением. Так, по некоторым данным, при осаде Плевны он предложил Государю отправить его с незначительными силами в Индию, чтобы поднять там восстание индусов против англичан. Послевоенное развитие событий показало правильность оценки Скобелевым роли Англии в русско - турецкой войне.

По окончании Русско-Турецкой войны вернулся в Туркестан. В 1878—1880 командовал корпусом. В 1880—1881 руководил 2-й Ахалтекинской экспедицией, во время которой была завоёвана Туркмения. В 1882, находясь в Париже, выступил в защиту балканских народов, против агрессивной политики Германии и Австро-Венгрии, что вызвало международные осложнения.

Был отозван императором Александром III и вскоре внезапно умер.

Сразу после смерти Скобелева в его честь был переименован парусно-винтовой корвет «Витязь». В 1912 году в Москве на Тверской площади на народные средства Скобелеву был воздвигнут конный памятник (площадь получила второе название Скобелевской), но в 1918 году он был снесён. В 2008 году планируется установка памятника генералу Скобелеву в Самаре.

www.dmitryskobelev.com

Генерал Скобелев

Будущий полководец появился на свет 17 сентября 1843 года в Комендантском доме Петропавловской крепости, где его знаменитый дед, генерал Иван Никитич Скобелев, был комендантом. Военную карьеру блестяще продолжил его сын Дмитрий Иванович. Воспитываясь рядом с дедом, внук унаследовал его военный талант, любовь к солдату и заботу о нем. Профессией Скобелева стала защита Родины. Российская академия Генерального Штаба очень высоко оценила полководческий талант Скобелева Михаила Дмитриевича, назвав его “равным Суворову”. Генерал Скобелев не проиграл ни одного сражения, проявив при этом исключительную храбрость и высокое военное мастерство. Особенно наглядно это было во время Русско-турецкой войны 1877-1878 г.г.

Дедушка Михаила, Иван Никитич, в Отечественную войну 1812 года состоял адъютантом у самого Кутузова, дослужился до чина генерала от инфантерии, был комендантом Петропавловской крепости и одновременно оригинальным военным писателем и драматургом. Дед был главной фигурой в домашнем воспитании внука. После его смерти мать юного Скобелева решила направить сына во Францию, где он обучался в пансионе, овладел несколькими языками. Впоследствии Скобелев говорил на восьми европейских языках (на французском, как на родном русском) и мог читать наизусть большие отрывки из произведений Бальзака, Шеридана, Спенсера, Байрона, Шелли. Из русских авторов он полюбил Лермонтова, Хомякова, Киреевского. Играл на фортепьяно и пел приятным баритоном. Словом был настоящим гусаром - романтиком в мундире офицера. Вернувшись на родину, Михаил в 1861 году поступил в Петербургский университет, но вскоре семейные традиции взяли верх, и он подал прошение царю о зачислении его юнкером в Кавалергардский полк. Так началась его военная служба.

22 ноября 1861 года 18-летний Скобелев перед строем кавалергардов принес присягу на верность государю и Отечеству и с рвением начал постигать азы военного дела. В марте 1863-го он стал офицером, в следующем году перевелся в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, носивший имя героя Отечественной войны 1812 года Я.Кульнева, где был произведен в поручики. В воспоминаниях офицеров Гродненского полка он остался "истым джентльменом и лихим кавалерийским офицером". В 1866 году Скобелев, блестяще сдав вступительные экзамены, поступил в Академию Генерального Штаба. Это была эпоха расцвета академии, в которой преподавали такие видные военные ученые, как Г.Леер, М.Драгомиров, А.Пузыревский. Но темпераментному офицеру учеба давалась нелегко, он то упорно занимался, восхищая преподавателей своими знаниями, то переставал ходить на лекции, предаваясь холостяцким пирушкам. Вероятно, ему не удалось бы окончить курс академии, если бы не профессор Леер, который угадал в нем исключительные военные дарования и потому со всем вниманием опекал его. По ходатайству Леера штабс-ротмистр Скобелев по выпуску из академии был зачислен в штат офицеров Генерального Штаба. Однако прослужил он там недолго. При первом же удобном случае испросил себе право на участие в боевой деятельности. В 1869 году в качестве представителя Генерального штаба он участвует в экспедиции генерал-майора А.Абрамова к границам Бухарского ханства. Предприятие это было не совсем удачным, однако, позволило Михаилу Дмитриевичу познакомиться с азиатскими способами ведения войны, разительно отличавшимися от тех, что применялись в Польше. Увиденное захватило молодого офицера, и с тех пор Средняя Азия магнитом тянула его к себе. За участие в Хивинском походе 1873 года Михаил Дмитриевич получил свою первую георгиевскую награду - орден св. Георгия IV степени.

В 1874 году Михаил Дмитриевич был произведен в полковники и флигель-адъютанты, женился на фрейлине императрицы княжне М.Гагариной, но уютная семейная жизнь была не для него. В следующем году он вновь добивается направления его в Туркестан, где вспыхнуло Кокандское восстание. В составе отряда Кауфмана Скобелев командовал казачьей конницей, и его решительные действия способствовали поражению противника под Махрамом. Затем ему было поручено во главе отдельного отряда действовать против участвовавших в восстании кара-киргизов; победы Скобелева под Андижаном и Асаке положили конец восстанию. Одетый в белый мундир, на белом коне Скобелев оставался целым и невредимым после самых жарких схваток с противником (сам он, внушал себе и другим, что в белой одежде никогда не будет убит). Уже в то время сложилась легенда, что он заговорен от пуль. За свои подвиги в Кокандском походе Скобелев был награжден чином генерал-майора, орденами святого Георгия 3-й степени и святого Владимира 3-й степени с мечами, а также золотой саблей с надписью "За храбрость", украшенной бриллиантами. К нему пришла первая слава.

В апреле 1877 года началась русско-турецкая война, в которой Россия пришла на помощь братским славянским народам, и Скобелев решил непременно в ней участвовать. Но в Петербурге о молодом генерале к тому времени сложилось недоброжелательное мнение: завистники обвиняли его в чрезмерном честолюбии. С трудом Скобелев добился назначения в Дунайскую армию на пост начальника штаба казачьей дивизии, но вскоре его направили состоять при штабе главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича. Когда наступили дни подготовки русской армии к форсированию Дуная, Михаил Дмитриевич добился прикомандирования его помощником к начальнику 14-й дивизии М.Драгомирову. Дивизии было поручено первой форсировать Дунай, и приезд Скобелева оказался как нельзя кстати. Драгомиров и солдаты встретили его как "своего", и он активно включился в работу по подготовке переправы у Зимницы. Умело организованная, 15 июня она прошла успешно, несмотря на сильное сопротивление турок. После форсирования армией Дуная вперед, к Балканам, двинулся передовой отряд генерала И.Гурко, и по поручению главнокомандующего Скобелев помог отряду в овладении Шипкинским перевалом. К этому времени крупные турецкие силы под командованием Осман-паши перешли в контрнаступление против главных сил русской армии и организовали прочную защиту Плевны - стратегически важной крепости и города. Михаилу Дмитриевичу довелось стать одним из активных участников эпопеи борьбы за Плевну. Первые два штурма города (8 и 18 июля), окончившиеся для русских войск неудачей, вскрыли серьезные изъяны в организации их действий. Слабое утешение Скобелеву доставило то, что при штурме 18 июля сводный казачий отряд, которым он командовал, продвинулся вперед дальше соседей, а при общем отступлении отошел назад в полном порядке. В промежутке между вторым и третьим штурмами он предложил захватить Ловчу - важный узел дорог, ведущих к Плевне. "Белый генерал" руководил действиями русского отряда, взявшего Ловчу. Перед третьим штурмом Плевны в конце августа Скобелеву были поручены в командование части 2-й пехотной дивизии и 3-й стрелковой бригады. Проявив огромную энергию и поставив всех на ноги, он и его начальник штаба А.Куропаткин привели свои войска в максимально боеготовое состояние. В день штурма Скобелев, как всегда на белом коне и в белой одежде, возглавил действия своего отряда на левом фланге наступавших войск. Его отряд шел в бой с музыкой и барабанным боем. После жестоких схваток с противником он овладел двумя турецкими редутами и прорвался к Плевне. Но в центре и на правом фланге неприятеля сломить не удалось, и русские войска получили команду на отход. Этот бой принес Скобелеву больше славы и сделал его имя более известным всей России, чем все предыдущие его успехи. Александр II, находившийся под Плевной, наградил 34-летнего военачальника чином генерал-лейтенанта и орденом святого Станислава 1-й степени.

Резкий рост популярности Скобелева во многом объяснялся неординарностью его личности и умением завоевать сердца солдат. Своим святым долгом он считал заботу о подчиненных, которых он обеспечивал горячей пищей в любых условиях боевой обстановки. Искренними и эмоциональными патриотическими лозунгами и живым обращением к войскам бесстрашный генерал воздействовал на них, как никто другой. Его сподвижник и бессменный начальник штаба Куропаткин вспоминал: "В день боя Скобелев каждый раз представлялся войскам особенно радостным, веселым, симпатичным... Солдаты и офицеры с доверием смотрели на его воинственную красивую фигуру, любовались им, радостно приветствовали его и от всего сердца отвечали ему "рады стараться" на его пожелания, чтобы они были молодцами в предстоящем деле". В октябре 1877 года Михаил Дмитриевич принял под Плевной в командование 16-ю пехотную дивизию. Три полка этой дивизии уже находились под его началом: Казанский - под Ловчей, Владимирский и Суздальский - при штурмах Плевны. В период полного окружения и блокады города он привел в порядок свою дивизию, расстроенную большими потерями в предыдущих боях. После капитуляции Плевны, не выдержавшей блокады, Скобелев принял участие в зимнем переходе русских войск через Балканы. В его приказе перед выступлением в горы говорилось: "Нам предстоит трудный подвиг, достойный испытанной славы русских знамен: сегодня мы начинаем переходить через Балканы с артиллерией, без дорог, пробивая себе путь, в виду неприятеля, через глубокие снеговые сугробы. Не забывайте, братцы, что нам вверена честь Отечества. Дело наше святое!" В составе Центрального отряда генерала Ф.Радецкого Скобелев со своей дивизией и присоединенными к ней силами преодолел Иметлийский перевал, справа от Шипки, и утром 28 декабря пришел на помощь колонне Н.Святополк-Мирского, обошедшей Шипку слева и вступившей в сражение с турками у Шейново. Атака колонны Скобелева, произведенная почти с ходу, без подготовки, но по всем правилам военного искусства, закончилась окружением турецкого корпуса Вессель-паши. Турецкий военачальник сдал русскому генералу свою саблю. За эту победу Скобелев был награжден третьей золотой шпагой с надписью: "За храбрость".
В начале 1878 года Михаил Дмитриевич возглавив авангардный корпус, обеспечил занятие Адрианополя (Эдирне). После непродолжительного отдыха его корпус выступил на Стамбул (Константинополь), 17 января ворвался в Чорлу, что в 80 километрах от турецкой столицы. В феврале войска Скобелева заняли Сан-Стефано, стоявший на ближних подступах к Стамбулу, всего в 12 километрах от него. Обессилевшая Турция запросила мир.

Скобелев был назначен командующим 4-м армейским корпусом, расквартированным в окрестностях Адрианополя. 3 марта 1878 года в Сан-Стефано был подписан мирный договор, согласно которому Болгария становилась самостоятельным княжеством, Турция признавала суверенитет Сербии, Черногории и Румынии. После подписания мира турецкий султан пожелал лично познакомиться с русским Белым генералом — Ак-пашой и пригласил Скобелева в Стамбул. На турок очень сильное впечатление произвел тот факт, что прославленный генерал знал Коран и мог цитировать его по-арабски. Русская армия по условиям Сан-Стефанского мирного договора на два года осталась на болгарской земле. В январе 1879 года Скобелев был назначен её главнокомандующим. В награду за победу на этой войне он получил придворный чин генерал-адъютанта. Подписанный в Сан-Стефано мирный договор был вполне выгоден для России и балканских народов, но через полгода под давлением европейских держав он был пересмотрен в Берлине, что вызвало резко отрицательную реакцию Скобелева. К концу 70-х обострилась борьба России и Англии за влияние в Средней Азии, и в 1880 году Александр II поручил Скобелеву возглавить экспедицию русских войск в ахалтекинский оазис Туркменистана. Главной целью похода стало овладение крепостью Геок-Тепе (в 45 километрах северо-западнее Ашхабада) - основной опорной базой текинцев. После пятимесячной борьбы с песками и мужественными текинцами 13-тысячный отряд Скобелева подошел к Геок-Тепе, и 12 января после штурма крепость пала. Затем был занят Ашхабад, к России были присоединены и другие районы Туркмении. По случаю успешного завершения экспедиции Александр II произвел Скобелева в генералы от инфантерии и наградил орденом святого Георгия 2-й степени.

Вступивший в марте 1881 года на престол Александр III настороженно отнесся к громкой славе "Белого генерала". Мировоззрение Михаила Скобелева сформировалось за несколько лет до конца его жизни. Уже в конце войны на Балканах он говорил: "Мой символ краток: любовь к Отечеству; наука и славянство. На этих китах мы построим такую политическую силу, что нам не будут страшны ни враги, ни друзья! И нечего думать о брюхе, ради этих великих целей принесем все жертвы". Именно в последние годы жизни генерал сблизился со славянофилами и особенно И.С. Аксаковым, который немало влияние оказал на него, что было замечено современниками. С Аксаковым и славянофилами его сближали общие взгляды на внешнюю политику России, которую все они считали непатриотической, зависимой от внешнего влияния. Это убеждение сложилось у Скобелева после Берлинского конгресса, где России-победительнице государственные мужи не воевавших европейских держав продиктовали свои условия. Скобелев был горячим сторонником освобождения и объединения славянских народов, но без жесткого диктата со стороны России. Следует заметить, что его отношения к славянству было романтически-альтруистическим, схожим с позицией Ф.М. Достоевского.

В июне 1882 году он умер при очень странных обстоятельствах в московской гостинице "Дюссо". Официально был зарегистрирован "паралич сердца". Но по Первопрестольной ходили слухи: одни предполагали, что его отравили агенты иностранных государств или масоны, другие считали это политическим убийством. И до сих пор тайна его смерти остается тайной за семью печатями... ...Похороны Скобелева вылились в грандиозную народную демонстрацию. От церкви Трех Святителей до вокзала гроб несли на руках. Вдоль всего движения траурного поезда, до самой родины Скобелева - села Спасского, к железной дороге выходили крестьяне со священниками, - выходили целыми деревнями, городками с хоругвями и знаменами. Не будет преувеличением сказать, что Михаил Дмитриевич мог бы решительно изменить ход всей российской истории. Не вызывает сомнения, что именно он стал бы военным министром. И если бы такое случилось, то, наверное, Скобелев стал главнокомандующим во время дальневосточной кампании 1904-05 годов. И уж, конечно же, не упустил бы побед ни при Ляояне, ни при Мукдене, и спас бы Порт-Артур, да и всю кампанию в целом. Тогда и политическая ситуация в России была бы совсем другой и, вполне возможно, развитие страны пошло бы по более удачному руслу, без революций 1905 и 1917 годов. Но, увы, историю переписать нельзя…

--------------------------------------------------------------------------------

gen-skobelev.narod.ru

Скобелев Михаил Дмитриевич (биографические сведения)

Михаил Дмитриевич Скобелев
Михаил Дмитриевич Скобелев – «Белый генерал»

М.Д. Скобелев

Будущий полководец появился на свет 17 сентября (29 сентября по новому стилю) 1843 года в Комендантском доме Петропавловской крепости, где его знаменитый дед, генерал Иван Никитич Скобелев, был комендантом. Военную карьеру блестяще продолжил его сын Дмитрий Иванович. Воспитываясь рядом с дедом, внук унаследовал его военный талант, любовь к солдату и заботу о нем. Профессией Скобелева стала защита Родины. Российская академия Генерального Штаба очень высоко оценила полководческий талант Скобелева Михаила Дмитриевича, назвав его «равным Суворову». Генерал Скобелев не проиграл ни одного сражения, проявив при этом исключительную храбрость и высокое военное мастерство. Особенно наглядно это было во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Детство и юность

Дедушка Михаила, Иван Никитич, в Отечественную войну 1812 года состоял адъютантом Кутузова, дослужился до чина генерала от инфантерии, был комендантом Петропавловской крепости и одновременно оригинальным военным писателем и драматургом. Дед был главной фигурой в домашнем воспитании внука. После его смерти мать юного Скобелева решила направить сына во Францию, где он обучался в пансионе, овладел несколькими языками. Впоследствии Скобелев говорил на восьми европейских языках (на французском, как на родном русском) и мог читать наизусть большие отрывки из произведений Бальзака, Шеридана, Спенсера, Байрона, Шелли. Из русских авторов он полюбил Лермонтова, Хомякова, Киреевского. Играл на фортепьяно и пел приятным баритоном. Словом был настоящим гусаром - романтиком в мундире офицера. Вернувшись на родину, Михаил в 1861 году поступил в Петербургский университет, но университет был временно закрыт из-за студенческих беспорядков, и Скобелев подал прошение царю о зачислении его юнкером в Кавалергардский полк.

Военная служба

22 ноября 1861 года 18-летний Скобелев перед строем кавалергардов принес присягу на верность государю и Отечеству и с рвением начал постигать азы военного дела. В марте 1863-го стал офицером. В феврале 1864 года он сопровождал в качестве ординарца генерал-адъютанта графа Баранова, командированного в Варшаву для обнародования Манифеста об освобождении крестьян и о наделении их землёй. По прибытии в Польшу, Скобелев попросил о переводе в лейб-гвардейский Гродненский гусарский полк, носивший имя героя Отечественной войны 1812 года Я. Кульнева. Полк в это время проводил военные действия против польских мятежников. 19 марта 1864 года Скобелев был переведён и с 31 марта в отряде подполковника Занкисова принял участие в уничтожении польских бандформирований. За уничтожение отряда Шемиота в Радковицком лесу Скобелев был награждён орденом Святой Анны 4-й степени «за храбрость». В воспоминаниях офицеров Гродненского полка он остался «истым джентльменом и лихим кавалерийским офицером».

30 августа 1864 года Скобелев был произведён в поручики.

В 1866 году поручик М.Д. Скобелев, блестяще сдав вступительные экзамены, поступил в Академию Генерального Штаба. Это была эпоха расцвета академии, в которой преподавали такие видные военные ученые, как Г.Леер, М.Драгомиров, А. Пузыревский. Темпераментному офицеру учеба давалась нелегко. Он то упорно занимался, восхищая преподавателей своими знаниями, то переставал ходить на лекции, шатаясь по городу и предаваясь холостяцким пирушкам. Вероятно, ему не удалось бы окончить курс академии, если бы не профессор Леер, который угадал в «шалопае» Скобелеве исключительные военные дарования и потому со всем вниманием опекал его. По ходатайству Леера штабс-ротмистр Скобелев по выпуску из академии был зачислен в штат офицеров Генерального Штаба. Однако прослужил он там недолго. При первом же удобном случае испросил себе право на участие в боевой деятельности.

В 1869 году в качестве представителя Генерального штаба Скобелев участвует в экспедиции генерал-майора А.Абрамова к границам Бухарского ханства. Предприятие это было не совсем удачным, однако, позволило Михаилу Дмитриевичу познакомиться с азиатскими способами ведения войны, разительно отличавшимися от тех, что применялись в Польше. Увиденное захватило молодого офицера, и с тех пор Средняя Азия магнитом тянула его к себе. За участие в Хивинском походе 1873 года Михаил Дмитриевич получил свою первую георгиевскую награду - орден св. Георгия IV степени.

В 1874 году Михаил Дмитриевич был произведен в полковники и флигель-адъютанты, женился на фрейлине императрицы княжне М.Гагариной. Супруги не любили друг друга. На браке настояли родители М.Д.Скобелева, которые считали, что женитьба поможет сыну остепениться и уйти от своих холостых забав. Семейная жизнь не задалась с самого начала, и уже в следующем году Скобелев буквально вымаливает у начальства направления его в Туркестан, где вспыхнуло Кокандское восстание. В составе отряда Кауфмана Скобелев командовал казачьей конницей, и его решительные действия способствовали поражению противника под Махрамом. Затем ему было поручено во главе отдельного отряда действовать против участвовавших в восстании кара-киргизов; победы Скобелева под Андижаном и Асаке положили конец восстанию. Всегда одетый в белый мундир, на белом коне Скобелев оставался целым и невредимым после самых жарких схваток с противником (сам он, внушал себе и другим, что в белой одежде никогда не будет убит). Уже в то время сложилась легенда, что он заговорен от пуль. За свои подвиги в Кокандском походе Скобелев был награжден чином генерал-майора, орденами святого Георгия 3-й степени и святого Владимира 3-й степени с мечами, а также золотой саблей с надписью «За храбрость», украшенной бриллиантами. К генералу Скобелеву пришла первая слава. В 1876 году он развёлся с женой. «Жить моей жизнью, сознаюсь, для женщины нелестно,» - писал Скобелев дяде. В разговорах с друзьями он часто говорил, что «Игнатий Лойола только потому и был велик, что не знал женщин и семьи...» И все же, ведя холостяцкую жизнь, Скобелев частенько выказывал желание «понянчить своих скобелят». К сожалению, этому не суждено было сбыться.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

В апреле 1877 года началась Русско-турецкая война, в которой Россия пришла на помощь братским славянским народам, и Скобелев решил непременно в ней участвовать. Но в Петербурге о молодом генерале к тому времени сложилось недоброжелательное мнение: завистники обвиняли его в чрезмерном честолюбии. С трудом Скобелев добился назначения в Дунайскую армию на пост начальника штаба казачьей дивизии, но вскоре его направили состоять при штабе главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича. Когда наступили дни подготовки русской армии к форсированию Дуная, Михаил Дмитриевич добился прикомандирования его помощником к начальнику 14-й дивизии М.Драгомирову. Дивизии было поручено первой форсировать Дунай, и приезд Скобелева оказался как нельзя кстати. Драгомиров и солдаты встретили его как «своего», и он активно включился в работу по подготовке переправы у Зимницы. Переправа прошла успешно, несмотря на сильное сопротивление турок. После форсирования армией Дуная к Балканам двинулся передовой отряд генерала И.Гурко. По поручению главнокомандующего Скобелев помог отряду в овладении Шипкинским перевалом. К этому времени крупные турецкие силы под командованием Осман-паши перешли в контрнаступление против главных сил русской армии и организовали прочную защиту Плевны - стратегически важной крепости и города.

Плевна

Михаилу Дмитриевичу довелось стать одним из активных участников эпопеи борьбы за Плевну. Первые два штурма города (8 и 18 июля), окончившиеся для русских войск неудачей, вскрыли серьезные изъяны в организации их действий. Слабое утешение Скобелеву доставило то, что при штурме 18 июля сводный казачий отряд, которым он командовал, продвинулся вперед дальше соседей, а при общем отступлении отошел назад в полном порядке. В промежутке между вторым и третьим штурмами он предложил захватить Ловчу - важный узел дорог, ведущих к Плевне. «Белый генерал» руководил действиями русского отряда, взявшего Ловчу. Перед третьим штурмом Плевны в конце августа Скобелеву были поручены в командование части 2-й пехотной дивизии и 3-й стрелковой бригады. Проявив огромную энергию и поставив всех на ноги, он и его начальник штаба А.Куропаткин привели свои войска в максимально боеготовое состояние. В день штурма Скобелев, как всегда на белом коне и в белой одежде, возглавил действия своего отряда на левом фланге наступавших войск. Его отряд шел в бой с музыкой и барабанным боем. После жестоких схваток с противником он овладел двумя турецкими редутами и прорвался к Плевне. Но в центре и на правом фланге неприятеля сломить не удалось, и русские войска получили команду на отход. Этот бой принес Скобелеву больше славы и сделал его имя более известным всей России, чем все предыдущие его успехи. Александр II, находившийся под Плевной, наградил 34-летнего военачальника чином генерал-лейтенанта и орденом святого Станислава 1-й степени.

Резкий рост популярности Скобелева во многом объяснялся неординарностью его личности и умением завоевать сердца солдат. Своим святым долгом он считал заботу о подчиненных, которых он обеспечивал горячей пищей в любых условиях боевой обстановки. Искренними и эмоциональными патриотическими лозунгами и живым обращением к войскам бесстрашный генерал воздействовал на них, как никто другой.

Его сподвижник и бессменный начальник штаба Куропаткин вспоминал:

«В день боя Скобелев каждый раз представлялся войскам особенно радостным, веселым, симпатичным... Солдаты и офицеры с доверием смотрели на его воинственную красивую фигуру, любовались им, радостно приветствовали его и от всего сердца отвечали ему "рады стараться" на его пожелания, чтобы они были молодцами в предстоящем деле».

В октябре 1877 года Михаил Дмитриевич принял под Плевной командование 16-й пехотной дивизией. Три полка этой дивизии уже находились под его началом: Казанский - под Ловчей, Владимирский и Суздальский - при штурмах Плевны. В период полного окружения и блокады города он привел в порядок свою дивизию, расстроенную большими потерями в предыдущих боях. После капитуляции Плевны, не выдержавшей блокады, Скобелев принял участие в зимнем переходе русских войск через Балканы.

В его приказе перед выступлением в горы говорилось:

«Нам предстоит трудный подвиг, достойный испытанной славы русских знамен: сегодня мы начинаем переходить через Балканы с артиллерией, без дорог, пробивая себе путь, в виду неприятеля, через глубокие снеговые сугробы. Не забывайте, братцы, что нам вверена честь Отечества. Дело наше святое!»

В составе Центрального отряда генерала Ф.Радецкого Скобелев со своей дивизией и присоединенными к ней силами преодолел Иметлийский перевал, справа от Шипки, и утром 28 декабря пришел на помощь колонне Н. Святополк-Мирского, обошедшей Шипку слева и вступившей в сражение с турками у Шейново. Атака колонны Скобелева, произведенная почти с ходу, без подготовки, но по всем правилам военного искусства, закончилась окружением турецкого корпуса Вессель-паши. Турецкий военачальник сдал русскому генералу свою саблю. За эту победу Скобелев был награжден третьей золотой шпагой с надписью: «За храбрость».

В начале 1878 года Михаил Дмитриевич возглавив авангардный корпус, обеспечил занятие Адрианополя (Эдирне). После непродолжительного отдыха его корпус выступил на Стамбул (Константинополь), 17 января ворвался в Чорлу, что в 80 километрах от турецкой столицы. В феврале войска Скобелева заняли Сан-Стефано, стоявший на ближних подступах к Стамбулу, всего в 12 километрах от него. Обессилевшая Турция запросила мира.

Скобелев был назначен командующим 4-м армейским корпусом, расквартированным в окрестностях Адрианополя. 3 марта 1878 года в Сан-Стефано был подписан мирный договор, согласно которому Болгария становилась самостоятельным княжеством, Турция признавала суверенитет Сербии, Черногории и Румынии. После подписания мира турецкий султан пожелал лично познакомиться с русским Белым генералом — Ак-пашой и пригласил Скобелева в Стамбул. На турок очень сильное впечатление произвел тот факт, что прославленный генерал знал Коран и мог цитировать его по-арабски. Русская армия по условиям Сан-Стефанского мирного договора на два года осталась на болгарской земле. В январе 1879 года Скобелев был назначен её главнокомандующим. В награду за победу на этой войне он получил придворный чин генерал-адъютанта. Подписанный в Сан-Стефано мирный договор был вполне выгоден для России и балканских народов, но через полгода под давлением европейских держав он был пересмотрен в Берлине, что вызвало резко отрицательную реакцию Скобелева.

К концу 70-х обострилась борьба России и Англии за влияние в Средней Азии. В 1880 году Александр II поручил Скобелеву возглавить экспедицию русских войск в ахалтекинский оазис Туркменистана. Главной целью похода стало овладение крепостью Геок-Тепе (в 45 километрах северо-западнее Ашхабада) - основной опорной базой текинцев. После пятимесячной борьбы с песками и мужественными текинцами 13-тысячный отряд Скобелева подошел к Геок-Тепе, и 12 января после штурма крепость пала. Затем был занят Ашхабад, к России были присоединены и другие районы Туркмении. По случаю успешного завершения экспедиции Александр II произвел Скобелева в генералы от инфантерии и наградил орденом святого Георгия 2-й степени.

Скобелев и Александр III

Вступивший в марте 1881 года на престол Александр III настороженно отнесся к громкой славе «белого генерала». Мартовский взрыв на Екатерининском канале лишил жизни не только правителя земли русской, но и болезненно отозвался на многих государственных начинаниях. Вместе с «Царем-Освободителем» в склепе Петропавловского собора оказалась наглухо замурованной надежда русского общества на перемены, которыми в перспективе мог стать постепенный и продуманный переход без смут и потрясений к парламентарной монархии.

По словам А. Ф. Кони, «...роковой день 1 марта... отодвинул это на целую четверть века... Все робкое в обществе шарахнулось в сторону реакции и на внутреннем политическом горизонте обрисовались зловещие фигуры К. П. Победоносцева и графа Д. И. Толстого». Назвав зловещей фигурой Победоносцева, видный общественный деятель наверняка знал и о других эпитетах, которые неизменно употреблялись рядом с фамилией обер-прокурора Синода: «злой гений России», «самый хитрый человек России», «лидер мракобесия» и тому подобные.

Да, высокопоставленный императорский сановник имел живой ум, глубокие знания в теории государства и права, в юриспруденции, в философии и других общественных науках. Колоссальная эрудиция позволила ему создать свою собственную теорию о перспективах развития России. «Меня упрекают, будто я тяну Россию вспять, — говорил обер-прокурор Синода, — но это неверно, а верно то, что я смотрю на Россию, как на величественное здание, построенное на прочном фундаменте, с которого разные шарлатаны пытаются его стащить, чего я допустить не желаю. Фундамент этот: православие и самодержавие. Я ничего не имею против надстроек над зданием, если они отвечают фундаменту и общей архитектуре векового здания, но фундамент должен оставаться прочным и нетронутым».

Но ведь Победоносцев не мог не знать, что взгляды Скобелева во многом совпадают с его собственными. Мировоззрение Михаила Скобелева сформировалось за несколько лет до конца его жизни. Уже в конце войны на Балканах он говорил: «Мой символ краток: любовь к Отечеству; наука и славянство. На этих китах мы построим такую политическую силу, что нам не будут страшны ни враги, ни друзья! И нечего думать о брюхе, ради этих великих целей принесем все жертвы».

Именно в последние годы жизни генерал сблизился со славянофилами и особенно И.С. Аксаковым, который немало влияние оказал на него, что было замечено современниками. С Аксаковым и славянофилами его сближали общие взгляды на внешнюю политику России, которую все они считали непатриотической, зависимой от внешнего влияния. Это убеждение сложилось у Скобелева после Берлинского конгресса, где России-победительнице государственные мужи не воевавших европейских держав продиктовали свои условия. Скобелев был горячим сторонником освобождения и объединения славянских народов, но без жесткого диктата со стороны России. Следует заметить, что его отношения к славянству было романтически-альтруистическим, схожим с позицией Ф.М. Достоевского. К слову сказать, дальше шапочного знакомства ни Победоносцев, ни Скобелев не пошли. А жаль. Для каждого из них благоденствие России было высшей жизненной целью. Не потому ли помышлял Победоносцев о привлечении Скобелева на свою сторону, что это во многом усилило бы русскую консервативную партию?

В письме к Александру III К. П. Победоносцев писал:

«Пускай Скобелев, как говорят, человек безнравственный... Скобелев, опять скажу, стал великой силой и приобрел на массу громадное нравственное влияние, то есть люди ему верят и ему следуют... Теперь время критическое для Вас лично, теперь или никогда Вы привлечете к себе и на свою сторону лучшие силы России, людей, способных не только говорить, но самое главное — способных действовать в решительные минуты... Тем драгоценнее теперь человек, который показал, что имеет волю и разум и умеет действовать: ах, этих людей так немного».

Победоносцев имел очень большое влияние на монарха в первые годы его царствования, но влиять на Александра III стремились и другие люди, которым не нравилось возвышение Скобелева в период войны и его чрезвычайно независимая позиция в области внешней политики.

С одной стороны, окружение Александра III неоднократно пыталось привлечь «белого генерала» на свою сторону, чтобы использовать его авторитет для поддержания всё более и более падающего престижа царской власти. С другой – боялось, что авторитет Скобелева затмит малосимпатичную личность действующего монарха. Ходили упорные слухи, будто генерал Скобелев подготовляет заговор или государственный переворот с целью свержения Александра III и собственного восцарения. Однако никаких реальных доказательств подготовки такого заговора нет и поныне.

Смерть Скобелева

Получив месячный отпуск 22 июня (4 июля) 1882 года, М. Д. Скобелев выехал из Минска, где стоял его штаб, в Москву. Генерала сопровождали несколько штабных офицеров и командир одного из полков барон Розен. По обыкновению Михаил Дмитриевич остановился в гостинице «Дюссо», намереваясь 25 июня (7 июля) выехать в своё имение Спасское, чтобы пробыть там «до больших маневров». По приезде в Москву Скобелев встретился с князем Д. Д. Оболенским, по словам которого генерал был не в духе, не отвечал на вопросы, а если и отвечал, то как-то отрывисто. По всему видно, что он чем-то встревожен. 24 июня Скобелев пришел к И. С. Аксакову, принес связку каких-то документов и попросил сохранить их, сказав: «Боюсь, что у меня их украдут. С некоторых пор я стал подозрительным».

На другой день состоялся обед, устроенный бароном Розеном в честь получения очередной награды. После обеда вечером М. Д. Скобелев отправился в гостиницу «Англия», которая находилась на углу Столешникова переулка и Петровки. Здесь жили девицы легкого поведения, в том числе и Шарлотта Альтенроз (по другим сведениям ее звали Элеонора, Ванда, Роза). Эта кокетка неизвестной национальности, приехавшая вроде бы из Австро-Венгрии и говорившая по-немецки, занимала в нижнем этаже роскошный номер и была известна всей кутящей Москве.

Поздно ночью Шарлотта прибежала к дворнику и сказала, что у нее в номере скоропостижно умер офицер. В покойном сразу опознали Скобелева. Прибывшая полиция ликвидировала панику среди жильцов, переправив тело Скобелева в гостиницу «Дюссо», в которой он остановился. Официально причиной смерти был назван «паралич сердца».

Вокруг трагедии в московской гостинице, как снежный ком, нарастал клубок легенд и слухов. Высказывались самые различные, даже взаимоисключающие предположения, но все они были едины в одном: смерть М. Д. Скобелева связана с таинственными обстоятельствами. Передавая широко муссируемый в России слух о самоубийстве, одна из европейских газет писала, что «генерал совершил этот акт отчаяния, чтобы избежать угрожавшего ему бесчестия вследствие разоблачений, удостоверяющих его в деятельности нигилистов».

Большинство общественности склонялось к версии, что Скобелев пал жертвой германской ненависти. Присутствие при его смерти «немки» придавало этим слухам, казалось, большую достоверность.

Эту версию поддерживали и некоторые представители официальных кругов. Один из вдохновителей реакции князь Н. Мещерский в 1887 году писал Победоносцеву:

«Со дня на день Германия могла наброситься на Францию, раздавить её. Но вдруг благодаря смелому шагу Скобелева сказалась впервые общность интересов Франции и России, неожиданно для всех и к ужасу Бисмарка. Ни Россия, ни Франция не были уже изолированы. Скобелев пал жертвою своих убеждений, и русские люди в этом не сомневаются.».

Ходили также слухи, что Скобелев замышлял арестовать царя и заставить его подписать конституцию, и по этой причине он якобы был отравлен полицейскими агентами, с санкции одного из великих князей.

Похороны Скобелева вылились в грандиозную народную демонстрацию. От церкви Трех Святителей до вокзала гроб несли на руках. Вдоль всего движения траурного поезда, до самой родины Скобелева - села Спасского (Рязанская губерния), к железной дороге выходили крестьяне со священниками, - выходили целыми деревнями, городками с хоругвями и знаменами.

Имя генерала сразу же обросло легендами и разного рода мистификациями (в последующие десятилетия встречались реальные люди, выдававшие себя за генерала Скобелева). Его загадочная смерть дала пищу для сюжетов авантюрно-приключенческих романов XX и XXI века.

Сегодня нередко можно слышать голоса о том, что если бы Михаилу Дмитриевичу Скобелеву суждено было прожить ещё лет 20, он бы, вне сомнения, стал военным министром и главнокомандующим во время дальневосточной кампании 1904-1905 годов. Возможно, он бы не упустил побед при Ляояне и Мукдене, спас бы Порт-Артур, да и всю кампанию от несмываемого позора. Тогда и политическая ситуация в России была бы совсем другой и развитие страны пошло бы по более удачному руслу, без революций 1905 и 1917 годов. Возможно. Только «один в поле не воин», как свидетельствует история. Вряд ли всех дарований даже такого неординарного человека как Михаил Дмитриевич Скобелев хватило бы, чтобы разрешить все наболевшие и совершенно неразрешимые вопросы. Как показал опыт революции и Гражданской войны, самые светлые головы и истинные патриоты страны оказались бессильны перед популистскими обещаниями политических авантюристов и призывом «грабь награбленное». Увы, историю переписать нельзя…

Компиляция Елены Широковой
По материалам:

Генерал Скобелев

Костин Б. А. Скобелев. — М.: Молодая гвардия, 2000.

Википедия

Генерал Военный 

ptiburdukov.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о