кто такой Ермак Тимофеевич? Его характеристику срочно надо..

Происхождение Ермака в точности неизвестно, но существует несколько версий. «Родом неизвестный, душой знаменитый», он, по одному преданию, был родом с берегов реки Чусовая. Благодаря знаниям местных рек, ходил по Каме, Чусовой и даже переваливал в Азию, по реке Тагил, пока его не забрали служить-казачить (Черепановская летопись). Согласно другой версии, являлся уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский) [1].

Сохранилось описание внешности Ермака Семеном Ульяновичем Ремезовым в его «Ремезовском летописце» конца XVII века. Согласно С. У. Ремезову, отец которого — казачий сотник Ульян Моисеевич Ремезов — знал лично выживших участников похода Ермака, он знаменитый атаман был

«вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом [то есть ростом] середней, и плоск, и плечист».
В последнее время всё чаще звучит гипотеза о поморском происхождении Ермака (родом «з Двины з Борку»), вероятно имелась в виду Борецкая волость, с центром в селе Борок (сейчас — в Виноградовском районе Архангельской области). Имя Ермака является разговорным вариантом русского имени Ермолай и звучит как его сокращение. Известный русский писатель, уроженец Вологодчины, В. Гиляровский называет его Ермил Тимофеевич («Москва Газетная»). Другие историки и летописцы производят его имя от Германа и Еремея (Еремы). Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василия. Иркутский историк А. Г. Сутормин утверждает, что полностью имя Ермака звучало как Василий Тимофеевич Аленин [2][3][4]. Эта же версия фамилии Ермака обыгрывается в сказе П. П. Бажова «Ермаковы лебеди». Одна из версий происхождения имени Ермака относится к казачьему быту, поскольку у казаков слово «армак» означает большой, общий на всех котёл. Фамилия Ермака достоверно не установлена. В те времена на Руси небольшое количество людей имели фамилии: люди из высшего сословия общества или иноземцы, прибывшие для постоянного проживания на русские земли. Многие русские именовались по отцу или по кличке. Достоверно известно только то, что его величали либо Ермаком Тимофеевым, либо Ермолаем Тимофеевичем Токмаком.

Также вероятна дореволюционная (до 1917 г.) версия о тюркском или монгольском происхождении имени (прозвища) Ермака. Согласно сведениям донского историка Е. П. Савельева на тюрко-монгольском наречии слово «Ирмак» означает стремительно бьющий ключ (река Кызыл-Ирмак — стремительно бьющий красный ключ), а на татарском глагол ярмак означает рассекать, разрубать, раскалывать. Ермэк или Эрмек, произносимое в народном говоре как Ермак, на монгольском языке означает холостяка, чуждающегося семейной жизни. В пользу этой версии прозвища Ермака, образованного от тюркского имени, приводятся доводы о том, что это имя существует до сих пор у татар, башкир и казахов, но произносится как «Ермек» — забава, веселье. Кроме того, мужское имя Ермак («Ырмаг») встречается у алан-осетин, широко населявших донские степи вплоть до XIV столетия.

Вероятно, Ермак был сначала атаманом одной из типичных для того времени многочисленных дружин волжских казаков, промышлявших на торговом пути по Волге грабежом и разбойными нападениями на русские купеческие караваны и на крымских, астраханских татар и казахов. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас песни и предания донских казаков о Ермаке, в которых о составе шайки Ермака сказано дословно: «из тумы-то тумов мазурушки». Согласно « Казачьему словарю-справочнику. — Сан. Ансельмо, Калифорния, С. Ш. А. Составитель словаря Г. В. Губарев, редактор — издатель А. И. Скрылов 1966—1970» : ТУМА — это: 1) у Некрасовцев бранное слово, подлорожденный от брачного союза с иноверцем; 2) в старое время на Дону предатель, изменник. Согласно этимологическому словарю Фасмера: тума тума́ «метис, полурусский, полутатарин».

otvet.mail.ru

кто такой Ермак Тимофеевич? Его характеристику срочно надо..

Происхождение Ермака в точности неизвестно, но существует несколько версий. Родом неизвестный, душой знаменитый, он, по одному преданию, был родом с берегов реки Чусовая. Благодаря знаниям местных рек, ходил по Каме, Чусовой и даже переваливал в Азию, по реке Тагил, пока его не забрали служить-казачить (Черепановская летопись). Согласно другой версии, являлся уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский) 1.

Сохранилось описание внешности Ермака Семеном Ульяновичем Ремезовым в его Ремезовском летописце конца XVII века. Согласно С. У. Ремезову, отец которого казачий сотник Ульян Моисеевич Ремезов знал лично выживших участников похода Ермака, он знаменитый атаман был

вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом то есть ростом середней, и плоск, и плечист.
В последнее время вс чаще звучит гипотеза о поморском происхождении Ермака (родом з Двины з Борку), вероятно имелась в виду Борецкая волость, с центром в селе Борок (сейчас в Виноградовском районе Архангельской области). Имя Ермака является разговорным вариантом русского имени Ермолай и звучит как его сокращение. Известный русский писатель, уроженец Вологодчины, В. Гиляровский называет его Ермил Тимофеевич (Москва Газетная). Другие историки и летописцы производят его имя от Германа и Еремея (Еремы). Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василия. Иркутский историк А. Г. Сутормин утверждает, что полностью имя Ермака звучало как Василий Тимофеевич Аленин 234. Эта же версия фамилии Ермака обыгрывается в сказе П. П. Бажова Ермаковы лебеди. Одна из версий происхождения имени Ермака относится к казачьему быту, поскольку у казаков слово армак означает большой, общий на всех котл. Фамилия Ермака достоверно не установлена. В те времена на Руси небольшое количество людей имели фамилии: люди из высшего сословия общества или иноземцы, прибывшие для постоянного проживания на русские земли. Многие русские именовались по отцу или по кличке. Достоверно известно только то, что его величали либо Ермаком Тимофеевым, либо Ермолаем Тимофеевичем Токмаком.

Также вероятна дореволюционная (до 1917 г.) версия о тюркском или монгольском происхождении имени (прозвища) Ермака. Согласно сведениям донского историка Е. П. Савельева на тюрко-монгольском наречии слово Ирмак означает стремительно бьющий ключ (река Кызыл-Ирмак стремительно бьющий красный ключ), а на татарском глагол ярмак означает рассекать, разрубать, раскалывать. Ермэк или Эрмек, произносимое в народном говоре как Ермак, на монгольском языке означает холостяка, чуждающегося семейной жизни. В пользу этой версии прозвища Ермака, образованного от тюркского имени, приводятся доводы о том, что это имя существует до сих пор у татар, башкир и казахов, но произносится как Ермек забава, веселье. Кроме того, мужское имя Ермак (Ырмаг) встречается у алан-осетин, широко населявших донские степи вплоть до XIV столетия.

Вероятно, Ермак был сначала атаманом одной из типичных для того времени многочисленных дружин волжских казаков, промышлявших на торговом пути по Волге грабежом и разбойными нападениями на русские купеческие караваны и на крымских, астраханских татар и казахов. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас песни и предания донских казаков о Ермаке, в которых о составе шайки Ермака сказано дословно: из тумы-то тумов мазурушки. Согласно Казачьему словарю-справочнику. Сан. Ансельмо, Калифорния, С. Ш. А. Составитель словаря Г. В. Губарев, редактор издатель А. И. Скрылов 19661970 : ТУМА это: 1) у Некрасовцев бранное слово, подлорожденный от брачного союза с иноверцем; 2) в старое время на Дону предатель, изменник. Согласно этимологическому словарю Фасмера: тума тума метис, полурусский, полутатарин.

Ерма#769;к Тимофе#769;евич Аленин (1532/1534/1542 6 августа 1585) русский казачий атаман, исторический завоеватель Сибири для Российского государства
Происхождение Ермака неизвестно в точности, существует несколько версий. По одному преданию, он был родом с берегов Камы. Благодаря знаниям местных рек, ходил по Каме, Чусовой и даже переваливал в Азию, по реке Тагил, пока не забрали служить-казачить (Черепановская летопись) , по другому уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский) . В последнее время вс чаще звучит версия о поморском происхождении Ермака (родом з Двины з Борку) , вероятно имелась ввиду Борецкая волость, центр которой существует по сей день деревня Борок Виноградовского района Архангельской области.

Его имя, по мнению профессора Никитского, есть изменение имени Ермолай, а Ермак же звучало как сокращение. Другие историки и летописцы производят его от Германа и Еремея. Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василия источник не указан 138 дней . Существует мнение, что Ермак прозвище, образованное от названия котла для приготовления пищи.

Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных казацких дружин, на Волге защищавших население от произвола и грабежа со стороны крымских татар. В 1579 г. дружина казаков (больше 500 человек) , под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана и Матвея Мещеряка была приглашена уральскими купцами Строгановыми для защиты от регулярных нападений со стороны сибирского хана Кучума и пошла вверх по Каме и в июне 1579 прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых. Здесь казаки жили два года и помогали Строгановым защищать их городки от грабительских нападений со стороны сибирского хана Кучума.

К началу 1580 г. Строгановы пригласили Ермака на службу, тогда ему было не менее 40 лет. Ермак участвовал в Ливонской войне, командовал казачьей сотней во время сражения с литовцами за Смоленск.

info-4all.ru

Ермак Тимофеевич. Покоритель Сибири

Биография Ермака

Содержание статьи:

Ермак Тимофеевич (Тимофеев) (рожд. ок. 1532 г. — смерть 6 (16) августа 1585 г.) — казачий атаман на службе пермских купцов Строгановых, покоривший для России Сибирское царство (ханство), осколок Золотой Орды.

Происхождение

Существует несколько версий происхождения Ермака. По одной из версий, происходил родом из донской казачьей станицы Качалинской. Согласно другой версии, он был родом с берегов реки Чусовая. Так-же есть версия о поморском происхождении Ермака. Считается, что фамилия его Тимофеев, хотя как правило казачий атаман зовется Ермаком Тимофеевичем, или просто Ермаком.

1552 год — Ермак командовал отдельным казачьим отрядом с Дона в войске царя Ивана Грозного в ходе покорения Казанского ханства. Отличился в Ливонской войне 1558–1583 гг., будучи лично известен королю Стефану Баторию.

Станичный атаман

Когда Ермак Тимофеевич возвратился из Ливонии в станицу Качалинскую, казаки избрали его станичным атаманом. В скором времени после избрания он с несколькими сотнями казаков ушел «вольничать» на Волгу, то есть разбойничать на ее берегах. Была разгромлена столица Ногайской орды степной городок Нагайчик. Было это около 1570 г.

Царь поручил очистить Волгу от речных разбойников казанскому воеводе – голове Ивану Мурашкину с несколькими стрелецкими полками, посаженными на речные суда. 1577 год — царский воевода Мурашкин очистил Среднюю и Нижнюю Волгу от разбойной казачьей вольницы. Было разбито и рассеяно немало больших и малых казачьих отрядов. Несколько атаманов взятых в плен было казнено.

Из Москвы на Дон был отправлен царский указ, чтобы Донское войско остановило «разбой» своих казаков, а виновных в этом «воровстве» схватить и отправить под крепкой стражей в столицу на суд. Посланные с Дона гонцы, имевшие при себе решение Войскового круга, нашли отряд Ермака и прочие уцелевшие отряды разбойных казаков на Яике (Урале). Большая часть донцов подчинилась приказу круга и разошлась по своим «юртам», то есть по станицам.

На службе у Строгановых

В отряде атамана Ермака остались те донские и волжские казаки, которые «попали в царскую опалу». Они собрали свой «круг», чтобы решить, как им дальше жить. Принятое решение было таким: с Волги уйти на Каму и поступить на «казачью службу» к богатейшим купцам-солепромышленникам Строгановым. Тем была нужна охрана их огромных владений от набегов сибирских инородцев.

Перезимовав на Сыльве и построив достаточное число легких стругов, казаки (540 человек) весной 1759 г. прибыли к Строгановым в городок Орел. Купцы-солепромышленники «расстарались», то есть сделали все для успешного похода против враждебного Сибирского царства и его правителя Кучума. Атаман Ермак Тимофеевич повел за собой не 540 казаков, а войско в 840 воинов. Строгановы дали триста своих ратников. Примерно треть казаков владела огнестрельным оружием.

Ермак — покорение Сибири

Взяв все необходимое, казаки 13 июня 1579 г. выдвинулись судовой ратью вверх по Чусовой до Тагильского волока. Дальше путь лежал до реки Серебрянки. Волок от устья реки Серебрянки до истоков реки Тагил (Тагиль) – до речки Наровля тянулся почти на 25 верст полного бездорожья. Легкие суда казаки перетащили «на ту сторону Камня», то есть Уральских гор.

К 1580 году дружина атамана Ермака Тимофеевича вышла к Тагилу. В лесном урочище построили походный лагерь для зимовки. Казаки всю зиму «воеваша владения Пелымского хана». 1580 год, май — на старых стругах и вновь построенных судах казаки вышли из Тагила на реку Туру и стали «воевать окрестные улусы». Улусный хан Епанча был разбит в первом же бою. Ермак занял городок Тюмень (Чинги-Тура). Там прошла новая зимовка.

1581 год, весна — идя дальше по реке Туре, в самых ее низовьях смогли одолеть в бою ополчение сразу шести местных князьков. Когда казачья флотилия по реке Туре вышла на просторы гораздо более полноводного Тобола, там они встретили главные силы хана Кучума. «Сибирцы» занимали урочище Бабасан (или Караульный Яр), где река суживалась в высоких, обрывистых берегах. Согласно летописи, реку в этом месте преградили железной цепью.

Командовал ханскими войсками наследник Кучума царевич Маметкул. Когда казачьи струги подошли к речной узкости, на них с берега посыпались стрелы. Атаман Ермак принял бой, высадив часть своей дружины на берег. Другая часть осталась на стругах, обстреливая противника из пушек. Маметкул во главе татарской конницы атаковал высадившихся на берег казаков. Но те встретили кучумовцев «огненным боем».

Судовая рать Ермака двинулась дальше вниз по Тоболу. В скором времени произошло 5-ти дневное столкновение с войском царевича Маметкула. И опять победа казаков была убедительной. По легенде, их воодушевило на бой видение Николая-угодника. Ханское войско во всем своем множестве заняло высокий обрыв на правом берегу Тобола, который назывался Долгим Яром. Течение реки перегородили сваленными деревьями. Когда флотилия казаков подошла к преграде, с берега она была встречена тучами стрел.

Покорение Сибири

Ермак Тимофеевич отвел струги назад и на протяжении 3-х дней готовился к предстоящему сражению. Он пошел на военную хитрость: часть ратников с чучелами, сделанными из хвороста и одетыми в казачье платье, оставалась на стругах, хорошо заметных с реки. Большая часть отряда сходила на берег, чтобы атаковать врага, по возможности, с тыла.

Судовой караван, на котором осталось только 200 человек, двинулся вновь по течению реки, обстреливая из «огненного боя» неприятеля на берегу. А в это время основная часть казачьей дружины зашла ночью в тыл ханскому войску, неожиданно обрушилась на него и обратила в бегство. Вскорости, 1 августа, у озера Тара было разбито войско хана Харачи.

Теперь на пути казаков был Искер. Хан Кучум собрал для защиты своей столицы Искера все имевшиеся воинские силы. Местом для сражения он умело выбрал излучину Иртыша, так называемый Чувашский мыс. Подходы к нему прикрывались засеками. В ханском войске было две пушки, привезенные из Бухары.

Бой 23 октября начался с того, что конный татарский отряд приблизился к стоянке казачьей дружины и обстрелял ее из луков. Казаки разбили противника и, преследуя его, столкнулись с основными силами ханского войска, которым командовал царевич Маметкул. На победном поле брани пало 107 боевых товарищей Ермака, заметно умалив его и без того небольшую казачью рать.

Хан Кучум в ночь на 26 октября 1581 г. сбежал из Искера. В день 26 октября казаки заняли его, назвав городок Сибирью. Он стал главной ставкой атамана Ермака. Остяцкие, вогульские и другие князьки добровольно прибывали в Сибирь и там принимались в подданство русского царя.

Из Сибири (Искера) Ермак сообщил купцам Строгановым о своих победах. В месте с этим начало готовиться посольство («станица») в Москву во главе с атаманом Иваном Кольцо – «бить челом царю царством Сибирским». С ним было отправлено 50 «лучших» казаков. То есть речь шла о присоединении к Русскому государству еще одного (после Казани и Астрахани) «осколка» Золотой Орды.

Карта похода Ермака

Сибирский князь

Царь Иван Грозный сказал покорителям Сибири свое благодарственное слово: «Ермаку с его товарищи и всем казакам» прощались все их прежние вины. Атаману были пожалованы шуба с царского плеча, боевые доспехи, в том числе два панциря, и грамота, в которой самодержец жаловал Ермака титулом Сибирский князь.

1852 год — казаки смогли утвердить власть московского государя «от Пелыма до реки Тобола», то есть во всех областях по течению этих двух больших рек Западной Сибири (в современной Тюменской области).

Но в скором времени гибель двух казачьих отрядов придала беглому хану Кучуму новые силы. Во главе мятежа стал хан Карача. Он со своими отрядами подступил под деревянные стены Сибири. С 12 марта 1854 г. казаки смогли выдержать настоящую вражескую осаду в целый месяц. Но атаман нашел верный выход из действительно опасного положения.

В ночь на 9 мая, в канун святого покровителя казачества Николая-угодника, атаман Матвей Мещеряк с отрядом казаков смог незаметно пробраться через неприятельские караулы и напал на стан хана Карачи. Нападение отличалось и внезапностью, и дерзостью. Ханский стан подвергся разгрому.

Смерть Ермака

Тогда хан Кучум пошел на хитрость, которая ему вполне удалась. Он подослал к Ермаку верных людей, которые сообщили атаману о том, что вверх по реке Вагай движется купеческий караван из Бухары, а хан Кучум их задерживает. Ермак Тимофеевич с небольшим отрядом всего в 50 казаков поплыл вверх по Вагаю. В ночь на 6 августа 1585 г. отряд остановился на отдых в месте слияния Вагая с Иртышом. Уставшие от тяжелой работы на веслах казаки не выставили дозорных. Или, что более вероятно, те попросту уснули в непогожую ночь.

Глубокой ночью конный ханский отряд переправился на островок. Воины Кучума, подкрались к ним незамеченными. Нападение на спящих было неожиданным: немного кто успел схватиться за оружие и вступить в неравную схватку. Из всего казачьего отряда в 50 человек в той резне уцелело лишь двое. Первым был казак, который сумел-таки добраться до Сибири и сообщить печальную весть о гибели товарищей и атамана.
Вторым был сам Ермак Тимофеевич.

Будучи раненным, одетый в подаренную царем тяжелую кольчугу (или панцирь?), он прикрывал отход немногих казаков к стругам. Не сумев взобраться на струг (видимо, он уже оставался в живых только один), Ермак Тимофеевич утонул в реке Вагай. По другой версии, Ермак погиб у самой кромки берега, когда отбивался от нападавших. Но тем не досталось его тело, унесенное в ночь сильным речным течением.

 

 


 

А.Шишов

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Неизвестный Ермак | Исторические сюжеты

Ермак Тимофеевич — российский казачий атаман. Национальный герой России. Походом в 1582-85 положил начало освоению Сибири Русским государством. Его подлинного имени мы не узнаем, затерялись и точные места его гибели и захоронения, но слава его пережила века…

Практически ничего достоверного нет о происхождении Ермака и о его жизни до начала сибирского похода. Официальных документов очень мало. По самым распространённым версиям, его называют Алениным Василием Тимофеевичем или Повольским Ермаком Тимофеевичем.

Есть утверждения о его происхождении с Волги, с Дона, с Урала, даже с Северной Двины. Имени Ермак в русском церковном обряде нет. Только через 36 лет после гибели атамана, в 1621 году, архиепископ Тобольский Киприан стал «кликать вечную память», ежегодное «вселенское поминание» о погибших. И Ермак стал героем народного эпоса и песен.

В 1636 году тобольский дьяк Савва Есипов составил первую сибирскую летопись «О взятии Сибирския земли». Тогда ещё были живы некоторые его соратники. Семён Ремезов, один из первых географов и историков Сибири, «по повелению государя самодержца Петра Алексеевича» нашёл могилу Ермака.

Путаницу внёс академик Герхард Фридрих Миллер, путешествовавший по Иртышу в 1734 году. Он не понял русских слов «прорва» и «перекопь», означавших кратчайший путь для судов, прямую протоку, спрямляющую реку, делавшую петлю. Миллер неправильно указал места гибели и захоронения Ермака. Ссылаясь на него, эту ошибку затем повторили многие другие.

Таким Ермака изображали на многих однотипных портретах конца XVII — начала XVIII веков

В вопросе о личности Ермака ученые до сих пор не пришли к единому мнению. Чаще всего его называют выходцем с вотчин промышленников Строгановых, ушедшим затем «полевать» на Волгу и Дон и ставшим казаком. Другое мнение: Ермак — благородного происхождения, тюркских кровей…

Слово «казак» или, как писали в старину, «козак» — тюркского происхождения. В основе его лежит корень «каза», имеющий двоякий смысл:

1. напасть, гибель, урон, утрата, лишение чего-либо;
2. беда, бедствие, несчастье, злоключение, стихийное бедствие.

Казаками у тюркских народов называли людей, отставших от Орды, обособившихся, ведущих свое хозяйство отдельно. Но постепенно так стали звать и опасных людей, промышлявших разбоем, грабивших соплеменников. Тот факт, что понятие «казачество» зародилось у тюркских народов, может быть подтвержден материалами источников.

В 1538 году московские власти отмечали, что «на поле ходят казаки многие: казанцы, азовцы, крымцы и иные баловни казаки, а и с наших украин казаки, с ними смешавшись, ходят». Заметьте, «с ними смешавшись ходят». Следовательно, национальность для казаков большой роли не играла, главное — образ жизни.

Иван Грозный решил привлечь степную вольницу на свою сторону. В 1571 году он отправил гонцов к донским атаманам, пригласил их на воинскую службу и признал казачество как военную и политическую силу.

В 1579 году польский король Стефан Баторий повел на русскую землю сорокатысячное войско. Иван IV торопливо собрал ополчение, куда вошли и казачьи соединения. В 1581 году Баторий осадил Псков. Русские войска пошли на Шклов и Могилев, готовя контрудар.

Стефан Баторий под Псковом. Ян Матейко, 1872

Комендант Могилева Стравинский спешно сообщил королю о подходе к городу русских полков. Он очень подробно перечислил имена русских воевод. В самом конце перечня значатся: «Василий Янов — воевода казаков донских и Ермак Тимофеевич — атаман казацкий». Шел июнь 1581 года.

В то время атаман Ермак состоял на государевой службе и был хорошо известен противнику.

Тогда же подняли головы и правители Большой Ногайской Орды, кочевавшие за Волгой. Они хоть и признавали себя подданными московского царя, но были не прочь поживиться и похозяйничать на русской земле, когда основные воинские силы сосредоточены на северо-западных границах. Назревал большой набег…

Ивану IV вовремя донесли об этом. В Ногайскую Орду направился посол В. Пепелицын с богатыми дарами для задабривания правящих ханов. Одновременно царь обратился к волжским казакам, чтобы они готовились к отражению набега. У тех с ногайцами были давние счеты. Многие казаки, взятые в плен, попали на невольничьи рынки, а то и просто были замучены.

Когда в августе 1581 года на реке Самаре появился Пепелицын, возвращавшийся из Орды с ногайским послом и 300 всадниками, казаки кинулись на них, не желая знать, для чего те пожаловали на русскую землю.

Ногайцы были изрублены, несмотря на присутствие царского посла, и лишь 25 человек прискакали в Москву и пожаловались Ивану Васильевичу, что казаки порубили их товарищей. Перечислялись имена волжских атаманов: Иван Кольцо, Богдан Барбоша, Савва Болдырь, Никита Пан.

Не желая обострять отношений с Ногайской Ордой, Грозный повелел хватать казаков и казнить их на месте. Но на самом деле то был лишь тонкий дипломатический ход.

Не останавливаясь на описании дальнейших событий, укажем лишь, что имена самого Ермака и его атаманов, участвовавших позже в сибирском походе, были довольно хорошо известны современникам.

Кроме названных выше, в различных сибирских летописях часто упоминаются Матвей Мещеряк, Черкас Александров, Богдан Брязга, Иван Карчига, Иван Гроза. У остальных сподвижников Ермака известны лишь имена без прозвищ, или, как мы сейчас говорим, без фамилий.

Имя или кличка?

Попробуем разобраться с происхождением кличек-прозваний тех, чьи имена сохранила для нас история. Все они делятся по двум признакам — по происхождению или по наиболее типичным чертам характера: Мещеряк — человек, родом из Мещеры; Черкас — выходец из Украины; Пан — уроженец Польши.

А вот как можно «перевести» на современный язык прозвища казачьих атаманов, данные им за какие-то привычки, особенности характера, манеру поведения: Кольцо — человек, не задерживающийся долго на одном месте, говоря сегодняшним языком — «перекати-поле». Скорее всего, необычайно ловкий человек, уходящий от расплаты, неуловимый.

Брязга — от воровского термина того времени — бренчать, брякать. Применяется также к людям, ввязывающимся в ссоры, дрязги. Такая кличка могла быть дана человеку, вечно чем-то недовольному, брюзге.

Карчига — прозвище человека с сиплым голосом. Про такого говорили: «Карчит, как ворон на ели». Болдырь — так в старину звали людей, рожденных от разноплеменных родителей. Например, в Астрахани болдырем мог быть ребенок от брака русского и калмычки, а в Архангельске — от русского и самоедки (ненки) или зырянки и т.п.

Барбоша (от барабошить) — так в Рязанской губернии звали суетливых, суматошных людей; в Вологодской — бормочущих себе под нос, говорящих невнятно; в Псковской — собирающих вздорные слухи и т.п. Вероятнее всего, эту кличку носил человек непоседливый, суматошный. Гроза — суровый, грозный человек.

Главная закавыка — с самим атаманом Ермаком. Его нельзя отнести ни к первой. ни ко второй категории прозвищ. Некоторые исследователи пытались расшифровать его имя как видоизмененное Ермолай, Ермила и даже Гермоген.

Но, во-первых, христианское имя никогда не переиначивалось. Могли применять различные его формы: Ермилка, Ерошка, Еропка, но никак не Ермак.

Во вторых, имя его известно — Василий, а отчество — Тимофеевич. Хотя, строго говоря, в те времена имя человека в соединении с именем отца должно было произноситься как Василий Тимофеев сын. Тимофеевичем (с «ич») могли звать лишь человека княжеского рода, боярина.

Известно и прозвище его — Поволский, то есть человек с Волги. Но мало того, известна и фамилия его! В «Сибирской летописи», изданной в Петербурге в 1907 году, приводится фамилия деда Василия — Аленин: звали его Афанасий Григорьев сын.

Если все это собрать вместе, то получится: Василий Тимофеев сын Аленин Ермак Поволский. Впечатляет!

Попробуем заглянуть в словарь Владимира Даля, чтобы там поискать объяснение слову «ермак». «Ермак» — малый жернов для ручных крестьянских мельниц.

Слово «ермак» несомненно тюркского происхождения. Пороемся в татаро-русском словаре: ерма — прорыв; ермак — канава, размытая водой; ермаклау — бороздить; ерту — рвать, драть. Похоже, что жернов для ручной мельницы получил название от последнего слова.

Итак, в основе слова «ермак» лежит довольно определенный смысл — прорыв, прорва . А это уже довольно точная характеристика. Даже поговорка есть такая: «Прорва, а не человек». Или: «В него все как в прорву».

Но почему Василия Аленина прозвали Ермаком, а не Прорвой, ответить трудно, скорее всего невозможно. Но, собственно, кто доказал, что Ермак Аленин был русским по происхождению? Раз воевал на стороне московского царя, то, значит, сразу и русский?

Ермак. Парсуна.

Возьмем наугад несколько княжеских родов из книги «История родов русского дворянства»: Аганины, Алачевы, Барашевы, Еникеевы, Ишеевы, Кошаевы, Мансуровы, Облесимовы, Сулешевы, Черкасские, Юсуповы и так далее — все это «инородческие» фамилии, выходцы из Золотой Орды, служившие русским царям. А русским в старину, да и сейчас тоже считают того, кто принял православное крещение и сам себя считает русским человеком.

Говоря языком следователя, очень большие сомнения вызывает и фамилия нашего героя — Аленин. То, что с «оленем» она никоим образом не связана, ясно и без пояснений. В русском языке ранее не существовало слов, начинавшихся на букву «а». Арбуз, арба, алыча, аркан — все они имеют происхождение тюркское. Так что и Аленин — фамилия, явно заимствованная все у тех же соседей и наверняка переиначенная на русский манер для более удобного произношения.

Заглянем еще раз в словарь татарского языка: ал — алый, розовый; ала — пегий; алакола — пятнистый; алама — дурной человек; алапай — неопрятный человек; алга — вперед. Как видим, вариантов сколько угодно. И, наконец, аллах или алла — Бог, Божество.

Походят и имена: Али, Алей, Алим. В одной из летописей приводится описание внешности Ермака: «лицом плоск» и «волосом черен», а, согласитесь, для русского человека характерно удлиненное лицо и русые волосы. Странная получается картина — Ермак имеет тюркское происхождение, да и Аленин от того же корня отросток!

Портрет Ермака. С надписью на обороте: «Ермак Тимофеевич. Завоеватель Сибири». Неизвестный художник.

А как же с именем Василий? Имя он мог получить при крещении, а отчество от крестного отца, звавшегося Тимофеем. Это практиковалось на Руси сплошь и рядом, так почему не могло произойти и с нашим героем?

В XVI веке на службу к московскому царю переходили многие князья и мурзы из Казанского, Астраханского, Ногайского ханств. Искали с ним дружбы и князья ханства Сибирского. Чаще всего факты перехода ни в каких документах не фиксировались, а если и была такая запись, то утрачена безвозвратно. А «родственники» у Ермака появились гораздо позже, приписанные знаменитому атаману летописцами, пожелавшими выяснить его родословную.

Само же имя Ермак (или кличка-прозвище) неоднократно встречается в летописях и документах. Так, в Сибирском летописном своде записано, что при закладке Красноярского острога в 1628 году участвовали атаманы тобольские Иван Федоров сын Астраханев и Ермак Остафьев. Возможно, что «ермаками» прозывались весьма многие казачьи атаманы, но лишь один из них стал национальным героем, прославив свое прозвище «взятием Сибири».

В нашем случае самое интересное то, что имя Василий заменено прозвищем Ермак, а фамилия Аленин и вовсе редко употреблялась. Так и остался он в памяти народной как Ермак Тимофеевич — атаман казацкий. А русский народ всегда стремился к краткости и выражению сути: скажет, как печать поставит.

В народном понимании Ермак — символ прорыва, небольшого ручейка, который вековые валуны ворочает, пробивая себе дорогу. Потаенный смысл имени перерос в символ общенародный.

«Татарин Яныш, Бегишев внук, вытаскивает из реки тело Ермака», миниатюра из «Истории Сибирской» С. У. Ремезова

И очень символично, что погиб славный атаман не от стрелы или копья (народный герой не может пасть от руки врага), а в борьбе со стихией — утонул в бурном Иртыше. Кстати, в названии могучей сибирской реки лежит тот же корень, что и в прозвище нашего героя — «ерту»: рвать, ковырять, прорывать.

«Иртыш» переводится как «землерой», рвущий землю. Не менее символичен тот факт, что Ермак Тимофеевич погиб на «ермаке» — на островке, образованном небольшим ручейком, который и зовется у местного населения «ермак».

Тело атамана было обнаружено через восемь дней после гибели под Епанчинскими юртами на Иртыше. Нашёл его внук Яныша Бегиша и извлёк труп из воды «виде одеяна пансыри и разумев не просту бытии», то есть поняв, что это не простой воин.

На Ермаке был подарок царя – кольчуга весом 11,7 кг в виде рубашки из 16 000 колец, с короткими рукавами и литой медной пластиной с двуглавым орлом на правой стороне груди.

Зачем Ермак в Сибирь ходил?

Оказывается, и на этот простой вопрос не так-то легко ответить. Хотя более уместно его сформулировать так: по чьему поучению Ермак двинулся в сибирский поход?

В многочисленных трудах о легендарном герое существуют три общепринятые точки зрения на причины, побудившие казаков совершить поход, в итоге которого огромная Сибирь сделалась провинцией русского государства:

Иван IV благословил казаков, ничем при этом не рискуя;
поход организовали промышленники Строгановы, чтобы обезопасить свои городки от набегов сибирских военных отрядов;
казаки, не спросясь ни царя, ни хозяев своих, пошли в набег «за зипунами», то есть с целью грабежа.

Ни одна из этих причин, рассмотренная в отдельности, не может объяснить мотивы похода.

Инициатива Ивана Грозного отпадает сразу: царь, узнав о походе, отправил Строгановым грамоту с требованием незамедлительно вернуть казаков для обороны городков, которые как раз в это время подвергались нападению отрядов вогульских князей и воинов хана Кучума, возглавляемых его старшим сыном Алеем.

Ермак является к Строгановым.

Версия о Строгановых как вдохновителях похода тоже не годится: отпускать от себя казаков им было невыгодно как с военной точки зрения, так и с экономической. Общеизвестно, что казаки изрядно пограбили их запасы (продовольственные и ружейные), прихватив все, что плохо лежит. А когда хозяева попытались воспротивиться подобному произволу, то им пригрозили «живота лишить».

В Москву жаловаться на самоуправство «охранничков» не побежишь, и волей-неволей Строгановы сделались соучастниками сибирского похода. Но думается, что все-таки против своей воли. Здесь, в крепостях, казаки им были гораздо нужнее, и перспектива «покорения Сибири» им и в голову не приходила.

Куда там горстке казаков тягаться с могущественным ханством! Даже после успешного захвата сибирской столицы набеги со стороны вотульских князей на строгановские вотчины не прекратились.

Самовольный поход казаков «за зипунами» так же сомнителен. Если речь шла о легкой и богатой добыче, то казакам следовало бы по логике вещей отправиться по старой дороге через Урал в Югру, северные земли Приобья, которые давно уже были московскими вотчинами, где не один раз побывали русские ратники.

Ермаку и его дружине не было необходимости искать новую дорогу в Сибирь и идти на верную гибель против хорошо вооруженных воинов хана Кучума. В югорской земле, где и пушнины гораздо больше, местные правители, уже изведавшие силу русского оружия, были бы гораздо сговорчивее.

Так нет, казаки, рискуя собственной головой, упрямо стремятся на Туру, оттуда на Тобол и Иртыш. По дороге захватывают несколько городков, и поживы должно бы хватить на всех, но Ермак приказывает плыть дальше, до самой Сибирской столицы. У атамана иные цели, скорее личные, чем государственные…

Искер — городище хана Кучума.

Но вот взята столица Сибири — Искер. Можно бы с почетом уходить обратно на родину, как это и происходило испокон веку во всех войнах. Противник признает себя побежденным, обязуется платить дань, не воевать с победителем — и на этом все заканчивается.

Но Ермак даже не делает попыток замирения с Кучумом. Проходит одна зима, другая, а он преспокойно плавает по сибирским рекам, приводя к присяге («шерсти») местное население. А, собственно говоря, кто дал ему такое право? Может он царскую грамоту на то имеет? Или он чувствует себя не просто победителем, но… хозяином этой земли?!

Вспомним, с какой неохотой переселялись уже значительно позже русские крестьяне в Сибирь. Тут тебе не земля обетованная, а каждый божий день надо бороться с голодом и холодом. Куда как спокойнее жить на обустроенной земле, где и родни полно, и с питанием не так сложно, да и защита от супостатов имеется. Ведь те же казаки на зиму из Дикого Поля уходили обратно на родину.

А в отряде Ермака какой-то особый народ подобрался, что и домой идти не желает, и смерти не боится. Предположения, что русский мужик мечтал прославиться свершением ратных подвигов, болел за государство, построены на песке…

И еще один интересный момент: на подмогу казачеству в Сибирь посылается воевода князь Семен Болховский, а вместе с ратниками еще два военачальника — хан Киреев и Иван Глухов. Все трое не чета какому-то безродному казацкому атаману! Но нигде в летописях и речи нет о том, чтоб управлять дружиной стал кто-то из них.

А на Руси издавна тот выше по воинскому званию, у кого происхождение знатнее. Так неужели князь Болховский стал бы подчиняться атаману Ермаку?! Правда, к несчастью, князь в первую же зиму умер от голода (или от болезни) в Искере, но двое других остались живы и Ермаку подчинились.

Что-то здесь не так! Вывод напрашивается сам собой: происхождение Ермака Аленина довольно высокое, и он вполне мог быть выходцем из князей сибирской земли, которых затем истребил явившийся из Бухары хан Кучум.

Тогда становится понятным, почему Ермак на этой земле вел себя как хозяин, а не как обычный завоеватель того времени. И личные счеты он сводил с ханом Кучумом, а не с кем-то иным. Кучум был для него врагом номер один. Поход Ермака был направлен на то, чтобы вернуть сибирский престол кому-то из родственников его династии и выдворить из Сибири бухарского завоевателя.

Только этим можно объяснить и тот факт, что местное население не поднялось на борьбу с русскими дружинами — во главе их шел один из родственников сибирских князей, пусть и принявший православную веру, но свой по крови. А Кучум был для них чужаком; как уже не раз отмечалось, имя его в переводе с татарского означает «пришелец», «переселенец», «степняк».

А что Сибирь после похода Ермака стала русской провинцией, так то лишь восстановление исторической справедливости — еще в 1555 году сибирские правители Едигер и Бек-Булат признали себя подданными Москвы и исправно посылали туда дань.

Первоначально признал эту зависимость и хан Кучум, да только потом на свою же голову решил рассориться с Иваном Васильевичем. Что из этого вышло, каждому школьнику известно.

Смена династий на сибирском троне

Именно такой вывод можно сделать, если внимательно прочесть следующий документ из Есиповской летописи:

«Приидоша вестницы ко царю Кучюму и поведаша ему, яко идет на него воинством многим князь Сейдяк Букбулатов сын из Бухарские земли, иже от убиения его крыся тамо, и воспомяну отечество свое и наследие восхоте, и отмстити кровь отца своего Бекбулата хощет».

Далее сообщается, что Кучум «убоялся страхом велием» и, узнав, что от него бежал со своими людьми придворный визирь Карача, «восплакался плачем великим и рече» весьма горькие слова, смысл которых в следующем: кого Бог не милует, того и друзья оставляют, становясь врагами.

Кого Бог не милует… Вероятно, людей, нарушивших его заповеди, проливших кровь законных правителей. Вот в этом то и признался низложенный сибирский правитель.

Обратим внимание, что в летописях ни разу не сообщается об открытом нападении хана Кучума на Ермака и его дружинников, находящихся в Искере. Конечно, это можно объяснить страхом или малыми воинскими силами. Но если бы бывший сибирский хан боялся казаков, то он давно ушел бы из этой земли, а меж тем воинство Ермака таяло буквально на глазах.

Нет, тут действовали иные законы, а не животный страх, который приписывается престарелому хану многими исследователями. И если он, Кучум, испытывал страх, то это был страх перед законным правителем Сибирского ханства.

Последнее сражение Ермака. Рисунок из «Истории Сибирской» С. У. Ремезова.

И все же Кучум решился напасть на Ермака во время их ночевки на Багайском «ермаке». Но необходимо сразу оговориться, что сообщают об этом нападении русские источники, а в преданиях сибирских татар оно рисуется несколько иначе. Да и можно ли верить показаниям людей, бросивших своего атамана, а затем уже излагающих картину боя в выгодном для себя свете?

Побывав на месте гибели легендарного атамана, мне так и не удалось найти место, откуда нападавшие могли бы подкрасться незаметно даже под покровом ночи. В гибели Ермака очень много неясного, и любой следователь наших дней, поручи ему выяснить обстоятельства смерти казачьего атамана, нашел бы массу противоречий в показаниях свидетелей.

Думается, Кучум выбрал ночное нападение, если принять русскую версию последнего боя, не только для внезапности (казаки могли под покровом ночи ускользнуть незаметно для нападающих), а скорее для того, чтобы противник не мог знать, кто напал на них. Кучум боялся встретиться лицом к лицу с Ермаком. А так поступает лишь виновный!

Казаки, ожидавшие возвращения Ермака в Искере, потеряли не просто своего предводителя, но правителя завоеванной страны и «бежаша к Руси», а «град же Сибирь оставивша пуст». Об этом сразу же стало известно сыну Кучума Алею, и он занял ханскую ставку.

Опять вопрос: почему не Кучум, а его сын? Ниже летописец объясняет причину нежелания Кучума вернуться в опустевшую столицу — возвратился князь Сейдяк:

«И собрался со всем домом и с воинскими людьми, и приде ко граду Сибири, и град взят, и царевича Алея и прочих победи и из града изгна. Приемлет же сей отчизну отца своего Бекбулата и тако пребыша во граде».

Итог известен: свергнута династия Шейбанитов вместе с правителем Кучумом и его детьми и воцаряется законная сибирская династия Тайбугинов.

На второе лето после гибели Ермака по Иртышу приплыли к Искеру суда воеводы Ивана Мансурова. Узнав, что город занят законным правителем Сейдяком, русские воины поплыли дальше на север и основали городок у иртышского устья при впадении в Обь. Похоже, что к тому времени в Сибири воцарился мир.

И когда воевода Данила Чулков прибыл на иртышские берега, то никто не помешал ему заложить город Тобольск и столь же спокойно жить совсем неподалеку от старой столицы Сибири. Кучум, который кочует где-то вблизи, не нападает на законного правителя Сибири, а до русских ему, похоже, и дела нет. У Сейдяка, продолжившего традиции своего отца, к русским нет никаких претензий. Мир?

Хан Кучум.

Но сложившееся равновесие решились нарушить не кто-нибудь, а русские поселенцы. Может, самому Сейдяку они и верят, но рядом с ним находится бывший визирь Кучума Карача. Именно он хитростью заманил к себе атамана Кольцо с товарищами и там расправился с ними.

Он обложил зимой казаков в Искере, когда многие умерли с голоду. Такому человеку доверять было никак нельзя. А далее происходит весьма ординарное для того времени событие: князя Сейдяка, Карачу и некоего царевича Казачьей орды Салтана пригласили в «град Тобольск», усадили за стол и предложили испить вина за здоровье присутствующих.

Может, законы ислама не позволяли тем пить хмельное, может, вино оказалось чересчур крепким, но поперхнулись все трое. Это было истолковано как сокрытие злого умысла, и всю троицу повязали, перебив сопровождавшую их охрану. Правда, затем именитых сибирцев отправили в Москву «к великому государю», где их приняли с почестями и пожаловали землями с крепостными.

А что же Кучум? Летописи сообщают, что он и не пытался приблизиться к Тобольску, кочуя вблизи и разоряя поселения местных жителей. Он вел войну с бывшими своими подданными, но не с русскими.

Взяли в плен и отправили в Москву одного за другим его сыновей, да и ему самому неоднократно направлялись грамоты с предложением перейти на русскую службу. Но состарившийся хан гордо ответил, что он «вольный человек» и вольным умрет. Вернуть себе сибирский престол он так и не сумел.

Бегство хана Кучума.

Гибель двух противников — Ермака и Кучума — покрыта некой тайной. Неизвестны могилы их, и лишь предания живут в татарском народе.

Кстати, говоря о могиле Ермака, следует обмолвиться, что, по преданию, похоронили его на Баишевском кладбище «под кудрявою сосной» неподалеку от мавзолея преподобного Хаким-Аты — шейха-проповедника, принесшего ислам на сибирскую землю. Вряд ли мусульмане — а Кучум настойчиво вводил в своем ханстве ислам как государственную религию — допустили бы погребение иноверца рядом с прославленным святым.

Очень много вопросов возникает, когда начинаешь перечитывать сибирские летописи несколько под иным углом зрения, чем было принято ранее. Дело в том, что все летописи писаны русскими авторами, которые героев разводили на две стороны: с одной стороны — русские, с противоположной — татары. И все.

В результате и хан Кучум оказался татарином (хотя никогда таковым не был), и Ермак с его тюркским, по сути, прозвищем-кличкой зачислен в былинные герои земли русской. Героизация поволжского атамана дала сказочного героя-богатыря наподобие Ильи Муромца, но тем самым притушила, стерла саму суть сибирского похода, оставив на поверхности лишь конечный результат — присоединение Сибири к России.

Народ уже сказал свое слово и брать его назад не собирается. Да и нужно ли снимать краски с холста, чтобы убедиться, что под ярким красочным слоем находится грубая основа — серая и невзрачная?

Ермак в народном сознании сделался героем; Кучуму досталась участь злодея, хотя его трагическая судьба дает ему право на иной ореол, а свободолюбие и независимость делают честь его личности. Но теперь уже ничего не изменишь…

Вряд ли мы с вами сегодня сможем ответить, кто был на самом деле атаман Ермак, но то, что это был далеко не лубочный герой, которого мы привыкли видеть в нем, несомненно.

 

Софронов В.

 

 

 

 

 

 


link

storyfiles.blogspot.com

биография. Казачий атаман, исторический завоеватель Сибири

В народном сознании легендарный покоритель Сибири ― Ермак Тимофеевич — стал в один ряд с былинными богатырями, сделавшись не только выдающейся личностью, оставившей свой след в истории России, но и символом её славного героического прошлого. Этот казачий атаман положил начало освоению бескрайних просторов, простиравшихся за Каменным поясом ― Великим Уральским хребтом.

Загадка, связанная с происхождением Ермака

У современных историков существует несколько гипотез, связанных с историей его происхождения. По одной из них, Ермак, биография которого являлась предметом исследования многих поколений учёных, был донским казаком, по другой ― уральским. Однако наиболее вероятной кажется та, что основана на сохранившемся рукописном сборнике XVIII века, повествующем о том, что род его происходит из Суздаля, где дед был посадским человеком.

Отец же его, Тимофей, гонимый голодом и нищетой, перебрался на Урал, где нашёл прибежище в землях богатых солепромышленников ― купцов Строгановых. Там он осел, женился и вырастил двух сыновей ― Родиона и Василия. Из этого документа следует, что именно так был наречён во святом крещении будущий покоритель Сибири. Сохранившееся же в истории имя Ермак ― лишь прозвище, одно из тех, что было принято давать в казачьей среде.

Годы военной службы

Покорять Сибирские просторы Ермак Тимофеевич отправился, уже имея за спиной богатый боевой опыт. Известно, что на протяжении двадцати лет он вместе с другими казаками охранял южные рубежи России, а когда в 1558 году царь Иван Грозный начал Ливонскую войну, он принимал участие в походе и даже прославился как один из наиболее бесстрашных воевод. Сохранилось донесение польского коменданта города Могилёва лично королю Стефану Баторию, в котором тот отмечает его храбрость.

В 1577 фактические хозяева уральских земель — купцы Строгановы — наняли большой отряд уральских казаков для защиты от постоянных набегов кочевников, возглавляемых ханом Кучумом. Приглашение получил и Ермак. Биография его с этого момента делает крутой поворот ― малоизвестный казачий атаман становится во главе бесстрашных покорителей Сибири, навсегда вписавших свои имена в историю.

В поход на усмирение инородцев

Впоследствии Сибирское ханство старалось поддерживать мирные отношения с государями Российскими и аккуратно выплачивало установленный ясак ― дань в виде шкур пушных зверей, но этому предшествовал долгий и трудный период походов и сражений. В честолюбивые планы Кучума входило вытеснение Строгановых и всех, кто жил на их землях с Западного Урала и рек Чусовой и Камы.

На усмирение непокорных инородцев отправилось весьма многочисленное войско ― тысяча шестьсот человек. В те годы в глухом таёжном краю единственными путями сообщения были реки, и предание о Ермаке Тимофеевиче рассказывает, как плыла по ним сотня казачьих стругов ― больших и тяжёлых лодок, способных вместить до двадцати человек со всеми припасами.

Дружина Ермака и её особенности

Этот поход был тщательно подготовлен, и Строгановы не пожалели денег на покупку самого лучшего по тем временам оружия. В распоряжении казаков было триста пищалей, способных поражать противника на расстоянии ста метров, несколько десятков дробовых ружей и даже испанские аркебузы. Кроме того, каждый струг оснастили несколькими пушками, превратив его, таким образом, в боевой корабль. Всё это обеспечивало казакам значительное преимущество перед ханской ордой, в то время вообще не знавшей огнестрельного оружия.

Но основным фактором, способствовавшим успеху похода, была чёткая и продуманная организация войска. Вся дружина была разделена на полки, во главе которых Ермак поставил наиболее опытных и авторитетных атаманов. Во время боевых действий их команды передавались при помощи установленных сигналов трубами, литаврами и барабанами. Сыграла свою роль и железная дисциплина, установленная с первых дней похода.

Ермак: биография, ставшая легендой

Знаменитый поход начался 1 сентября 1581 года. Исторические данные и предание о Ермаке свидетельствуют о том, что его флотилия, проплыв по Каме, поднялась в верховья реки Чусовой и дальше по реке Серебрянке достигла Тагильских перевалов. Здесь, в построенном ими Кокуй-городке, казаки провели зиму, а с наступлением весны продолжили путь по реке Тагил ― уже по другую сторону Уральского хребта.

Недалеко от устья таёжной реки Туры произошло первое серьёзное сражение с татарами. Их отряд во главе с племянником хана Маметкулом устроил засаду и с берега осыпал казаков тучей стрел, но был рассеян ответным огнём из пищалей. Отбив нападение, Ермак и его люди продолжили путь и вышли в реку Тобол. Там произошло новое столкновение с неприятелем, на этот раз на суше. Несмотря на то что обе стороны понесли значительные потери, татары были обращены в бегство.

Взятие укреплённых вражеских городов

Вслед за этими сражениями последовали ещё два ― битва на реке Тобол вблизи Иртыша и взятие татарского города Карачин. В обоих случаях победа была одержана не только благодаря мужеству казаков, но и в результате незаурядных командирских качеств, которыми обладал Ермак. Сибирь — вотчина хана Кучума — постепенно переходила под российский протекторат. Потерпев поражение под Карачином, хан сосредоточил все усилия лишь на оборонительных действиях, оставив свои честолюбивые планы.

Через непродолжительное время, захватив ещё один укреплённый пункт, дружина Ермака вышла наконец к столице Сибирского ханства ― городу Искеру. Легенда о Ермаке, сохранившаяся с тех давних пор, описывает, как трижды шли казаки на приступ города, и трижды татары отбивались от православного воинства. Наконец, их конница предприняла вылазку из-за оборонительных сооружений и устремилась на казаков.

Это была их роковая ошибка. Оказавшись в поле зрения стрелков, они стали для них прекрасной мишенью. С каждым залпом из пищалей поле боя покрывалось всё новыми и новыми телами татар. В конечном итоге защитники Искера бросились бежать, оставив на произвол судьбы своего хана. Победа была полной. В этом отвоёванном у врагов городе Ермак и его войско провели зиму. Как мудрый политик, он сумел наладить отношения с местными таёжными племенами, что позволило избежать ненужных кровопролитий.

Конец жизни Ермака

Из бывшей столицы Сибирского ханства в Москву была послана группа казаков с донесением о ходе экспедиции, с просьбой о подмоге и богатым ясаком из шкур ценных пушных зверей. Иван Грозный, по достоинству оценив заслуги Ермака, направил в его подчинение значительную дружину, а ему лично даровал стальной панцирь ― знак своей царской милости.

Но, несмотря на все успехи, жизнь казаков проходила в постоянной опасности новых нападений татар. Жертвой одной из них и стал легендарный завоеватель Сибири ― Ермак. Биография его обрывается эпизодом, когда тёмной августовской ночью 1585 года отряд казаков, заночевав на берегу дикой таёжной реки, не выставил часовых.

Роковая небрежность позволила татарам внезапно напасть на них. Спасаясь от врагов, Ермак попытался переплыть реку, но тяжёлый панцирь ― подарок царя — увлёк его на дно. Так закончил свою жизнь человек-легенда, подаривший России бескрайние просторы Сибири.

fb.ru

ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ — казачий атаман, предводитель похода начала 1580-х годах в Сибирь, положившего начало присоединению Сибирского ханства к Русскому государству.

Час­то Ермак Тимофеевич ото­жде­ст­в­ля­ет­ся с В.Т. Але­ни­ным, уро­жен­цем вот­чин име­ни­тых куп­цов Стро­га­но­вых на реке Чу­со­вая. Бо­лее ос­но­ва­тель­ны вер­сии о том, что он ро­дил­ся близ города Тоть­ма или в селе Бо­рок на реке Се­вер­ная Дви­на. Су­ще­ст­ву­ет так­же вер­сия о его про­ис­хо­ж­де­нии из ста­ни­цы Ка­ча­лин­ской на До­ну. Од­на­ко вви­ду ед­ва ли не по­все­ме­ст­но­го рас­про­стра­не­ния име­ни «Ер­мак» (ко­то­рое нель­зя счи­тать про­зви­щем) точ­но ус­та­но­вить его про­ис­хо­ж­де­ние не уда­ёт­ся. Ино­гда за на­стоя­щее имя Ермака Тимофеевича ис­сле­до­ва­те­ли при­ни­ма­ют дру­гое (Ер­мо­лай, Ер­мил, Ере­мей, Гер­ман, Ти­мо­фей; ка­за­ки про­зва­ли его Ток­мак). Ермака Тимофеевича име­но­ва­ли так­же «По­вол­ским», ско­рее все­го по­то­му, что он воз­глав­лял от­ряд волж­ских ка­за­ков (не ис­клю­че­но, что в Са­мар­ской Лу­ке). В од­ной из позд­них ле­то­пи­сей со­хра­ни­лось опи­са­ние Ермака Тимофеевича — «рос­лый, и вид­ный, и вся­кой муд­ро­сти пре­ис­пол­нен, ши­ро­ко­лиц», с чёр­ны­ми во­ло­са­ми и бо­ро­дой, су­ту­ло­ват и пле­чист. Ка­за­чий от­ряд Ермака Тимофеевича дли­тель­ное вре­мя дей­ст­во­вал про­тив та­тар в По­вол­жье. В 1580 году и 1581 году Ермак Тимофеевич, ви­ди­мо, от­би­вал та­бу­ны ло­ша­дей у но­гай­цев на Вол­ге; по не­ко­то­рым све­де­ни­ям, он за­ни­мал­ся гра­бе­жом цар­ских су­дов, ино­зем­ных по­слов и ку­пе­че­ских ка­ра­ва­нов. Мне­ние об уча­стии Ермака Тимофеевича в по­след­них кам­па­ни­ях Ли­вон­ской вой­ны 1558-1583 годов ма­ло­убе­ди­тель­но: ско­рее все­го, в 1581 году с поль­ско-ли­товскими вой­ска­ми не­по­да­лё­ку от Мо­ги­лё­ва сра­жал­ся дру­гой ата­ман с та­ким же име­нем.

В начале 1580-х годов Стро­га­но­вы, по всей ви­ди­мо­сти, дав­но знав­шие Ермака Тимофеевича, при­гла­си­ли его от­ряд для обо­ро­ны го­род­ков Перм­ско­го края от на­бе­гов та­тар и во­гу­лов. В кон­це ав­гу­ста — на­ча­ле сен­тяб­ря 1582 года вверх по ре­кам Чу­со­вая и Се­реб­рян­ка от­ряд Ермака Тимофеевича на­чал по­ход в Си­бирь. Воз­мож­но, это бы­ло сде­ла­но по за­да­нию Стро­га­но­вых, но не ис­клю­че­но, что по­ход стал соб­ст­вен­ной ини­циа­ти­вой ка­за­ков. От­ряд во­ло­ком пре­одо­лел Урал, про­шёл по ре­кам Ба­ран­ча и Та­гил, а за­тем вниз по Ту­ре и То­бо­лу. Ка­за­чья «дру­жи­на» на­счи­ты­ва­ла 540 человек (с ни­ми так­же шли 300 ли­тов­цев и нем­цев — во­ен­но­плен­ных, слу­жив­ших у Стро­га­но­вых), рас­по­ла­га­ла, в от­ли­чие от про­тив­ни­ка, ог­не­стрель­ным ору­жи­ем (пе­ре­во­зи­лось в основном на ма­нев­рен­ных греб­ных су­дах, поч­ти не­до­ся­гае­мых для татарской кон­ни­цы). Ею пред­во­ди­тель­ст­во­ва­ли, кро­ме Ермака Тимофеевича, так­же ата­ма­ны Иван Коль­цо (Коль­цов), Иван Гро­за, Ни­ки­та Пан, Мат­вей Ме­ще­ряк, Яков Ми­хай­лов, под­чи­няв­шие­ся Ермаку Тимофеевичу. От­ряд Ермака Тимофеевича раз­гро­мил си­лы си­бир­ско­го ха­на Ку­чу­ма в уро­чи­ще Ба­ба­сан и у Ка­ра­уль­но­го Яра, ов­ла­дел улу­са­ми мурз Ка­ра­чи и Ати­ка, а 23 октября (2 ноября) 1582 года в ре­шаю­щем сра­же­нии под Чу­ва­ше­вом в устье реки То­бол, где та­та­ры уст­рои­ли за­се­ку, на­нёс по­ра­же­ние вой­ску Ма­мет­ку­ла (Му­хам­ме­да Ку­ли), пле­мян­ни­ка Ку­чу­ма. 26 октября (5 ноября) всту­пил в хан­скую став­ку Ис­кер (Каш­лык), по­ки­ну­тую Ку­чу­мом и жи­те­ля­ми. В начале де­каб­ря 1582 года, по­сле убий­ст­ва та­та­ра­ми не­сколь­ких ка­за­ков на Аба­ла­ке, Ермак Тимофеевич вновь раз­бил Ма­мет­ку­ла, ко­то­рый вско­ре был взят в плен на реке Ва­гай не­боль­шим от­ря­дом, по­слан­ным ата­ма­ном, и от­прав­лен в Мо­ск­ву. Ут­вер­див­шись в Каш­лы­ке, Ермак Тимофеевич стал при­во­дить к при­ся­ге на вер­ность ца­рю Ива­ну IV Ва­силь­е­ви­чу Гроз­но­му на­се­ле­ние Си­би­ри и взи­мать с не­го дань (ясак) в поль­зу русского го­су­да­ря, к ко­то­ро­му от­пра­вил ка­за­ков с от­пис­кой о за­вое­ва­нии Си­бир­ско­го хан­ст­ва. Пре­да­ния о том, что царь на­гра­дил ата­ма­на дву­мя пан­ци­ря­ми, шу­бой и по­зо­ло­чен­ным куб­ком, при­ка­зал име­но­вать Ермака Тимофеевича си­бир­ским кня­зем, не­дос­то­вер­ны. Ве­ро­ят­но, Ермак Тимофеевич и его спод­виж­ни­ки бы­ли по­жа­ло­ва­ны день­га­ми и сук­на­ми. От­ряд чис­лен­но­стью 300 человек под на­ча­лом князя С.Д. Бол­хов­ско­го, при­слан­ный на по­мощь Ермаку Тимофеевичу для удер­жа­ния за­воё­ван­ных тер­ри­то­рий, поч­ти це­ли­ком по­гиб от го­ло­да в Каш­лы­ке. В 1583 году, во вре­мя по­хо­да по Ир­ты­шу и Оби до На­зим­ско­го го­род­ка, Ермак Тимофеевич под­чи­нил об­шир­ную тер­ри­то­рию, об­ло­жив её яса­ком. По при­го­во­ру Ермака Тимофеевича и его «дру­жи­ны» («то­вар­ст­ва») от­ряд Ива­на Коль­ца (40 человек) был от­прав­лен на по­мощь от­ко­че­вав­ше­му от Ку­чу­ма Ка­ра­че, ко­то­рый ве­ро­лом­но унич­то­жил его и за­тем оса­дил Каш­лык. Ермак Тимофеевич и его со­рат­ни­ки от­стоя­ли го­род, а в хо­де вы­ла­зок ка­за­ков та­та­ры по­нес­ли круп­ные по­те­ри. В 1585 году Ермак Тимофеевич, стре­мив­ший­ся на­ла­дить ус­той­чи­вые тор­го­вые свя­зи с го­су­дар­ст­ва­ми Средней Азии, во гла­ве от­ря­да ка­за­ков дви­нул­ся по Ир­ты­шу на­встре­чу бу­хар­ским куп­цам, ко­то­рых хан Ку­чум не про­пус­кал к Каш­лы­ку. Не встре­тив их, Ермак Тимофеевич от Ат­ба­ша по­вер­нул об­рат­но и за­но­че­вал близ устья реки Ва­гай (по другим дан­ным, в Ва­гай­ской из­лу­чи­не Ир­ты­ша; воз­мож­но, на ост­ро­ве). Но­чью та­та­ры вне­зап­но на­па­ли на спав­ших ка­за­ков, ко­то­рые не вы­ста­ви­ли стра­жи, часть их пе­ре­би­ли, а часть об­ра­ти­ли в бег­ст­во. Сам Ермак Тимофеевич из-за тя­жё­лых дос­пе­хов не смог до­б­рать­ся до от­плы­ваю­ще­го стру­га и уто­нул (не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что он был убит кем-то из та­тар — при­бли­жён­ных ха­на). Уз­нав о ги­бе­ли сво­его пред­во­ди­те­ля, его от­ряд (90 человек) под на­ча­лом го­ло­вы И. Глу­хо­го че­рез Ураль­ские го­ры вер­нул­ся в Перм­ский край. Те­ло Ермака Тимофеевича, най­ден­ное че­рез не­де­лю по­сле его ги­бе­ли, та­та­ры и ос­тя­ки по­хо­ро­ни­ли под со­сной на Баи­шев­ском клад­би­ще у Епан­чин­ских юрт.

Ме­сто по­гре­бе­ния и дос­пе­хи «слав­но­го и ра­то­бор­но­го» ата­ма­на ста­ли пред­ме­том по­кло­не­ния ме­ст­ных жи­те­лей, а сам Ермак Тимофеевич — ге­ро­ем мно­го­численных уст­ных пре­да­ний и ле­то­пис­ных рас­ска­зов (например, в со­ста­ве Еси­пов­ской, Стро­га­нов­ской, Кун­гур­ской, Ре­ме­зов­ской, Че­ре­па­нов­ской ле­то­пи­сей). По­ход Ермака Тимофеевича сы­грал важ­ную роль в рас­про­стра­не­нии пра­во­сла­вия в Си­би­ри. С 1622 года Ермак Тимофеевич и его по­гиб­ших со­рат­ни­ков еже­год­но по­ми­на­ли в то­боль­ском Со­фий­ском со­бо­ре в не­де­лю тор­же­ст­ва пра­во­сла­вия как му­че­ни­ков за ве­ру, ут­вер­див­ших хри­сти­ан­ст­во в Си­би­ри.

w.histrf.ru

Ермак Тимофеевич — «Энциклопедия»

ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ (Ермак Тимофеев сын) [около 1540 — в ночь с 5(15) на 6(16). 8.1585], казачий атаман, предводитель похода начала 1580-х годов в Сибирь, положившего начало присоединению Сибирского ханства к Русскому государству. Часто Ермак Тимофеевич отождествляется с В. Т. Алениным, уроженцем вотчин именитых купцов Строгановых на реке Чусовая. Более основательны версии о том, что он родился близ города Тотьма или в селе Борок на реке Северная Двина. Существует также версия о его происхождении из станицы Качалинской на Дону. Однако ввиду едва ли не повсеместного распространения имени «Ермак» (которое нельзя считать прозвищем) точно установить его происхождение не удаётся. Иногда за настоящее имя Ермака Тимофеевича исследователи принимают другое (Ермолай, Ермил, Еремей, Герман, Тимофей; казаки прозвали его Токмак). Ермака Тимофеевича именовали также «Поволским», скорее всего потому, что он возглавлял отряд волжских казаков (не исключено, что в Самарской Луке). В одной из поздних летописей сохранилось описание Ермака Тимофеевича — «рослый, и видный, и всякой мудрости преисполнен, широколиц», с чёрными волосами и бородой, сутуловат и плечист. Казачий отряд Ермака Тимофеевича длительное время действовал против татар в Поволжье. В 1580 и 1581 Ермак Тимофеевич, видимо, отбивал табуны лошадей у ногайцев на Волге; по некоторым сведениям, он занимался грабежом царских судов, иноземных послов и купеческих караванов. Мнение об участии Ермака Тимофеевича в последних кампаниях Ливонской войны 1558-83 малоубедительно: скорее всего, в 1581 с польско-литовскими войсками неподалёку от Могилёва сражался другой атаман с таким же именем.

Реклама

В начале 1580-х годов Строгановы, по всей видимости, давно знавшие Ермака Тимофеевича, пригласили его отряд для обороны городков Пермского края от набегов татар и вогулов. В конце августа — начале сентября 1582 вверх по рекам Чусовая и Серебрянка отряд Ермака Тимофеевича начал поход в Сибирь. Возможно, это было сделано по заданию Строгановых, но не исключено, что поход стал собственной инициативой казаков. Отряд волоком преодолел Урал, прошёл по рекам Баранча и Тагил, а затем вниз по Туре и Тоболу. Казачья «дружина» насчитывала 540 человек (с ними также шли 300 литовцев и немцев — военнопленных, служивших у Строгановых), располагала, в отличие от противника, огнестрельным оружием (перевозилось в основном на маневренных гребных судах, почти недосягаемых для татарской конницы). Ею предводительствовали, кроме Ермака Тимофеевича, также атаманы Иван Кольцо (Кольцов), Иван Гроза, Никита Пан, Матвей Мещеряк, Яков Михайлов, подчинявшиеся Ермаку Тимофеевичу. Отряд Ермака Тимофеевича разгромил силы сибирского хана Кучума в урочище Бабасан и у Караульного Яра, овладел улусами мурз Карачи и Атика, а 23.10(2.11).1582 в решающем сражении под Чувашевом в устье реки Тобол, где татары устроили засеку, нанёс поражение войску Маметкула (Мухаммеда Кули), племянника Кучума. 26.10(5.11) вступил в ханскую ставку Искер (Кашлык), покинутую Кучумом и жителями. В начале декабря 1582, после убийства татарами нескольких казаков на Абалаке, Ермак Тимофеевич вновь разбил Маметкула, который вскоре был взят в плен на реке Вагай небольшим отрядом, посланным атаманом, и отправлен в Москву. Утвердившись в Кашлыке, Ермак Тимофеевич стал приводить к присяге на верность царю Ивану IV Васильевичу Грозному население Сибири и взимать с него дань (ясак) в пользу русского государя, к которому отправил казаков с отпиской о завоевании Сибирского ханства.

Предания о том, что царь наградил атамана двумя панцирями, шубой и позолоченным кубком, приказал именовать Ермака Тимофеевича сибирским князем, недостоверны. Вероятно, Ермак Тимофеевич и его сподвижники были пожалованы деньгами и сукнами. Отряд численностью 300 человек под началом князя С. Д. Болховского, присланный на помощь Ермаку Тимофеевичу для удержания завоёванных территорий, почти целиком погиб от голода в Кашлыке. В 1583 году, во время похода по Иртышу и Оби до Назимского городка, Ермак Тимофеевич подчинил обширную территорию, обложив её ясаком. По приговору Ермака Тимофеевича и его «дружины» («товарства») отряд Ивана Кольца (40 человек) был отправлен на помощь откочевавшему от Кучума Караче, который вероломно уничтожил его и затем осадил Кашлык. Ермак Тимофеевич и его соратники отстояли город, а в ходе вылазок казаков татары понесли крупные потери. В 1585 Ермак Тимофеевич, стремившийся наладить устойчивые торговые связи с государствами Средней Азии, во главе отряда казаков двинулся по Иртышу навстречу бухарским купцам, которых хан Кучум не пропускал к Кашлыку. Не встретив их, Ермак Тимофеевич от Атбаша повернул обратно и заночевал близ устья реки Вагай (по другим данным, в Вагайской излучине Иртыша; возможно, на острове). Ночью татары внезапно напали на спавших казаков, которые не выставили стражи, часть их перебили, а часть обратили в бегство. Сам Ермак Тимофеевич из-за тяжёлых доспехов не смог добраться до отплывающего струга и утонул (некоторые исследователи считают, что он был убит кем-то из татар — приближённых хана). Узнав о гибели своего предводителя, его отряд (90 человек) под началом головы И. Глухого через Уральские горы вернулся в Пермский край. Тело Ермака Тимофеевича, найденное через неделю после его гибели, татары и остяки похоронили под сосной на Баишевском кладбище у Епанчинских юрт.

Место погребения и доспехи «славного и ратоборного» атамана стали предметом поклонения местных жителей, а сам Ермак Тимофеевич — героем многочисленных устных преданий и летописных рассказов (например, в составе Есиповской, Строгановской, Кунгурской, Ремезовской, Черепановской летописей). Поход Ермака Тимофеевича сыграл важную роль в распространении православия в Сибири. С 1622 года Ермака Тимофеевича и его погибших соратников ежегодно поминали в тобольском Софийском соборе в неделю торжества православия как мучеников за веру, утвердивших христианство в Сибири.

Лит.: Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI-XVII вв. М., 1962; Дергачева-Скоп Е. И. Из истории литературы Урала и Сибири XVII в. Свердловск, 1965; Сергеев В. И. Источники и пути исследования сибирского похода волжских казаков // Актуальные проблемы истории СССР. М., 1976; Колесников А. Д. Ермак. Омск, 1983; Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. 2-е изд. Новосиб., 1986; Копылов Д. И. Ермак. Иркутск, 1989; Шашков А. Т. Сибирский поход Ермака: хронология событий 1581-1582 годы // Известия Уральского государственного университета. Гуманитарные науки. 1997. Вып. 1. №7; он же. Начало присоединения Сибири // Проблемы истории России. Екатеринбург, 2001. Вып. 4; он же. Гибель «Кучумова царства». Еще раз о походе Ермака: новая версия // Родина. 2002. Спец. вып.: Тропою стран полуночных; Тобольский хронограф. Екатеринбург, 1998. Вып. 3; Миллер Г. Ф. История Сибири. 2-е изд. М., 1999. Т. 1; Миненко Н. А. Хождение за «Камень». Начало Азиатской России: новая версия // Родина. 2000. №5; Блажес В. В. Фольклор Урала: Народная история о Ермаке. Екатеринбург, 2002; Ромодановская Е. К. Избранные труды. Сибирь и литература. XVII в. Новосиб., 2002.

Я. Г. Солодкин.

knowledge.su

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о