Неуставные звания в армии

Деды и духи — самые известные неуставные звания в армии. А сколько еще Вы знаете?

Сегодня 5 октября 2015 года, идёт 102-й день моей службы. Это значит, что буквально вчера я стал СЛОНом. Получил своё очередное неуставное звание в армии.

О том, какие ещё бывают звания помимо всем известных духов и дедов, поговорим в этой статье.

Какие бывают неуставные звания в армии

А начать рассказ я хочу с обращения к недалёкой истории.

До 2008 года в Вооружённых Силах РФ служба продолжалась 2 года. И лишь после 2008 по новому закону срок службы сократили до одного. Этот срок остаётся и по сей день.

Для нашей темы неуставных званий этот факт имеет большое значение. Ведь раньше неуставные звания были более известны, а переходы из одного в другое сопровождались специальными обязательными ритуалами.

Знания об этих ритуалах дошли и до нас, а вот их исполнение осталось в прошлом. Во всяком случае у нас в части такого нет. Мы можем друг друга поздравить с получением очередного внеуставного звания словесно, но не более.

Так как мой блог ориентирован на актуальную информацию об армии России сейчас, а не в недавнем прошлом, я буду рассказывать о тех званиях, которые остались, а не вымерли в связи с сокращением срока службы. Итак, поехали!

 

Запахи в армии

«Вы ещё даже не духи. Вы— запахи». Помню как сегодня эту фразу, произнесённую старослужащим мне и моим товарищам в первые дни службы.

Мы только приехали и после просмотра множества фильмов и сериалов армейской направленности ошибочно полагали, что уже можем называться духами. Но нет! Это не так.

Сначала ты запах. Почему? Да потому что от тебя до сих пор пахнет бабушкиными пирожками, которыми она напоследок пыталась откормить тебя перед армией.

Ещё одна важная мысль, которую нам донёс наш дембель в ту ночь звучала следующим образом: «Мы с вами сейчас очень похожи. Вы ещё одной ногой на гражданке, а я уже там».

И ведь правда! Мы смотрели на них (дембелей) и завидовали. Завидовали тому, что им через несколько дней уже уходить. Насовсем. А нам здесь целый год ещё служить.

Итак, запах — это военнослужащий до присяги. По закону присяга не может настать позже чем через 2 месяца после начала службы. То есть максимальное время пребывания в звании запаха — 60 дней.

За это время ты осваиваешься в части, привыкаешь к армии. А затем в течение двух месяцев ты принимаешь присягу и становишься…

Духи в армии

И становишься духом! Помню, как нам говорили наши офицеры и сержанты: «До присяги мы с вами ничего сделать не можем, а вот после…»

И мы все ждали, что же будет после? Начнём бегать марш-броски в бронежилетах и с автоматами на плечах? Или приседать в братских объятиях по 1000 раз?

Но нет. Такого не было. Лично у нас не было. Изменился только фронт работы.

По достижении этого неуставного звания уж

army-blog.ru

Что значит слон в армии?

Одни считают армию напрасной тратой времени, мол, учёба в том же университете, развитие собственного бизнеса и другие дела гражданские принесли бы гораздо больше пользы. Другие же, обычно в эту категорию входят те, кто уже отслужил, искренне верят, что армия делает из мужчины мужчину в полном смысле этого слова. Спорить об этом можно долго, но прийти к единому мнению так и не получится.

Вместе с тем, все сходятся во мнении о том, что армия – это своеобразное государство, со своими порядками, иерархией, неписанными законами, порой не совсем понятными гражданским. Вот вы знаете, кого называет армия «дух», «слон», «череп», «дед», «дембель»? Если некоторые из этих званий вы хоть раз в жизни и слышали, то вот с другими придётся поломать голову. Итак, попробуем разобраться, кто есть кто в армейской иерархии.

Иерархия. Запахи

Первая ступень, которая часто служащими и не учитывается, это эпоха бытности запахом. С того момента, как призывник прибыл в часть, он получает именно это звание. На следующую ступень он перейдёт тогда, когда примет присягу, становясь полноценным солдатом. Запахи обычно не очень хорошо ещё представляют, кто такой череп или слон в армии, но зато они полны армейской романтики, веры в то, что именно в этом месте они приобретут настоящих друзей, а может, на этом этапе они всё же пытаются смириться с тем, что в ближайшее время они вынуждены будут жить в казармах, питаться в общей столовой и подчиняться приказам.

Запахи изучают основы строевой подготовки, основы службы, именно на этом этапе случаются первые наряды, первые конфликты со старослужащими (пока ещё не заканчивающиеся ничем серьёзным), первые боли после марш-бросков. Проще сказать, запах – это кто-то вроде воспитанника младшей группы детского сада, который уже вроде как не на гражданке, но пока ещё не солдат.

Духи

В день принятия присяги бывший запах переходит на новую ступень: он становится духом. Несмотря на то что именно этот этап службы считается самым тяжёлым, всё весёлое ещё только впереди. Командовать духом, кроме законных старшин и офицеров, могут только так называемые слоны (о них будет рассказано чуть ниже), да и те с подачи старослужащих. Дух – неизвестное животное, которого первое время опасаются и деды, и черепа: мало ли, как он отреагирует на «внеуставные» отношения, может ведь и пожаловаться – и тогда несдобровать всем. Бытность духом определяет, как вас дальше будут воспринимать ваши сослуживцы: те, кто сломаются уже на этом этапе, никогда не смогут восстановить свою репутацию, именно поэтому важно произвести хорошее впечатление на старослужащих. Через 100 дней службы новую ступень предоставляет иерархия в армии: дух — слон – вот следующий этап.

Слоны

«Слоновство» — наверное, самое сложное время для служащего. Уже есть определённые отношения со старослужащими, они хорошо понимают, что собой представляет тот или иной солдат и поэтому пользуются своими неписаными полномочиями на полную. Наилучшее понимание того, кем является слон в армии, расшифровка этого «звания» даёт: солдат, любящий офигенные нагрузки.

Ещё сто дней службы солдат выполняет всевозможные поручения старших, несёт ответственность перед ними за свои собственные ошибки и даже за какие-то ошибки духов. Порой именно в это время старослужащие начинают вымогать у младших деньги, причём пожаловаться последние никуда не могут, иначе потеряют своё лицо перед остальными. Но и это скоро проходит: слон в армии становится черепом.

Черпаки (черепа)

В современной российской армии через двести дней солдат продвигается дальше, получая «титул» черепа. Иногда его называют также черпаком. Выбор определенного наименования зависит от предпочтений конкретной части. Командовать черпаками могут только деды и офицеры, тогда как сам череп руководит и слонами, и, если возможно, духами. На самом деле после переживания слоновства служба идёт куда легче. Всё меньше остается контроля со стороны старослужащих и обязательств перед ними, всё больше появляется какой-то личной свободы, всё легче переносятся все тяготы армейской жизни, которые сначала казались едва ли не пытками. Но ведь на этом еще не заканчивается армия. Дух, слон, черпак – а потом идёт дед, это едва ли не высшая ступень в иерархии.

Деды

И вот прошло уже триста дней со дня принятия присяги. Служащий уже прекрасно знает, что значит слон в армии, как одеться за время, пока горит спичка, как собрать и разобрать автомат, как командовать теми самыми слонами и духами. И вот он становится дедом. Не считая дембелей, деды – это высшая каста, которой руководить могут только офицеры, да и те уже относятся с уважением к тем, кто практически уже отдал свой долг родине.

Практически всё, что приказывается деду, перепоручается молодым, так что этот этап службы можно назвать едва ли не самым приятным. Дед уже чувствует приближение гражданки всеми фибрами своей души. И это ощущение становится ещё сильнее, когда за полтора месяца до долгожданного возвращения домой он переходит на последнюю ступень иерархии, получая звание дембеля.

Дембеля

Кажется, что такое полтора месяца?! Но именно это время считается одновременно и самым радостным, и тоскливым. Дембель уже может позволить себе не так точно следовать командам вышестоящих, только, кстати говоря, старшин, потому что остальные ему уже давно не указ. Руководить молодыми уже тоже особого желания нет – всё застилает мысль о скорой гражданке. Но вместе с тем, на этом этапе солдат понимает, какой след в его жизни оставила армия. Слон, дух, дед, черпак, наряды вне очереди, марш-броски, готовка на кухне, бритьё под покровом ночи, чтобы никто не занял ванную – всё это вот-вот останется в прошлом. От того, к чему настолько привык за это время, отучаться будет сложновато, но дембеля прекрасно знают, что там, на гражданке, всё будет совершенно по-иному, и, возможно, это новое будет гораздо лучше казарм, приказов и нарядов.

Армейские развлечения. Присвоение «звания»

Теперь, когда мы знаем, кого называют слоном в армии, чем отличается дух от запаха и как себя ведёт дембель, можно перейти к некоторым армейским традициям, связанным с той или иной ступенью в иерархии. Интересны, например, обряды «присвоения» того или иного звания.

Солдат получает столько ударов ремнём по мягкому месту, сколько месяцев он отслужил. Причём, как замечают некоторые служащие, удары обычно такой силы, что бляха-звезда на коже отпечатывается надолго. Происходит это так: солдат ложится на табурет грудью, подложив под себя подушку, чтобы прикрыть причинное место, а старослужащий отвешивает ему удары. Причём всё это молодой должен вынести без писков и жалоб, иначе как же его такого продвигать по иерархии дальше?

Грудь к осмотру!

Есть и традиции, которые проверяют выносливость и, признаться, мужество бойцов. Одна из них получила шуточное название «грудь к осмотру». От старослужащего духи, слоны в армии порой слышат эту фразу. После неё они должны подняться, выпрямить грудь и произнести: «Фанера трёхслойная, бронебойная, такого-то года выпуска (здесь вставляется год рождения) к бою готова». Дед бьёт жертву в эту самую грудь, а та, если, конечно, после такого удара сможет, деды ведь не мелочатся, отвечает: «Откат нормальный, гильзы в ящике». В том случае, если молодой проваливает проверку, она повторяется снова и снова.

Лось

Но на этом слон в армии не закачивает своё «веселье». Ещё более опасная и, пожалуй, многовариантная забава получила название «лось». Самый простой вариант, лось обычный — молодой ставит руки в виде рогов лося (ладонь одной руки прижимается к кисти второй и это сооружение прижимается в свою очередь ко лбу). После этого дед бьёт по этим самым рогам.

Второй вариант, более изощрённый — лось музыкальный: конструкция та же самая, только при этом слон ещё должен петь: «Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь», а после удара – «Всё мне ясно стало теперь». Версия третья – «камышовый лось» — после лося обычного слон пятится назад, словно проходя через камыш. И последний вид – «лось бешенный» — здесь дед не бьёт, а только указывает на объект, об который с разгона должен удариться слон.

45 секунд — отбой!

Одна из главных вещей в армии – быстрота. Именно этому деды учат духов (слоны уже знаю это не понаслышке) с помощью команды «45 секунд – отбой!». Молодые выстраиваются в кубрике, их задача после команды добежать до кровати, раздеться («тренировка» проводится в форме), уложить одежду и лечь в кровать. Если хоть один дух проваливает задание, всё повторяется заново.

Следующий этап этой «игры» — «3 секунды – отбой!». Из одежды на духов только трусы и майка, и они должны лишь добежать до кровати и улечься. В случае неудачи команда повторяется до тех пор, пока деду не надоест. Но если молодые прошли и это испытание, то тренировка переходит в свою финальную стадию – «три контрольных скрипа». После этой команды дед считает скрипы кроватей духов, пока не заснёт. Если услышит три – то все дружно поднимаются и идут дальше оттачивать «45 секунд – отбой!».

Ловля бабочек

В принципе, не особо есть разница между тем, что собой представляет в иерархии дух или слон в армии – и тот, и тот время от времени подвергаются издевательствам-тренировкам со стороны старослужащих. Ещё одна забава – «ловля бабочек», развивающая и физическую силу, и выносливость. Молодой приседает, а потом выпрыгивает как можно выше, хлопая руками над головой, словно пытается поймать бабочку руками. После этого он демонстрирует свои ладони деду, чтобы тот проверил, поймал ли младший злополучное насекомое. Чаще всего ответ, конечно, негативный, и несчастный слон продолжает свою «охоту» до тех пор, пока старшему не надоест.

Письмо

Сами же слоны порой участвуют в «письме». В части, как известно, с современными способами общения с внешним миром есть трудности. Поэтому и используются бумажные письма. Стандартом являются физические упражнения, но порой деды оказываются гораздо изобретательней.

Когда дух получает своё первое письмо от любимой девушки, старшие надрывают край конверта, надувают его на манер хлопушки, а потом лопают об затылок духа. Ощущения неприятные, но, как верят служивые, если хлопок был громкий, то девушка всё ещё ждёт своего солдата. Если же конверт взорвался без особых спецэффектов, то и не стоит надеяться на благосклонность.

Глушение тигра

Что означает слон в армии? Бесконечные «тренировки», проверки и указания от старослужащих. Слоны и духи вынуждены подстраиваться под старослужащих, а если они каким-то образом мешают последним, начинается «учёба». Одним из вариантов её является «глушение тигра». Если старший не может уснуть из-за храпа молодого, он отдаёт команду «глуши тигра!», после которой несчастного забрасывают подушками, одеялами, обувью – всем тем, что подвернётся под руку, чтобы его разбудить. Проснувшийся от такого слон разбирает всё то, что в него прилетело, и только после этого ложится спать снова, естественно, стараясь снова не захрапеть, чтобы не навлечь на себя гнев дедов.

Стритрейсинг

Вдали от цивилизации мужчинам иногда хочется погонять. Учитывая то, что машин в части не наблюдается, «стритрейсингом» занимаются духи и слоны. Парни становятся на четвереньки, на руки и на ноги надеваются тапочки. И устраивают гонки по длинному коридору вдоль спален в казарме. Естественно, победил тот, кто пришёл первый. Но и тут не обходится без армейского юмора: по ходу трассы есть пит-стопы – места, где стоят дополнительные тапочки, чтобы «гонщик» смог «переобуться»; второй вариант – «ускорители» — солдаты, стоящие вдоль трассы и придающие стритрейсерам ускорение пинками. Конечно, звучит странно, но на что не пойдёшь ради развлечения?

Заключение

Служба – это школа жизни. После неё молодые люди узнают, что значит слон в армии, как делать то, что совсем не хочется, как есть малосъедобную пищу, как подчиняться странным командам дедов – всё это неизменно закаляет характер. Идти служить или нет – личное дело каждого, но, возможно, в этой службе не так уж и много минусов, как кажется на первый взгляд.

fb.ru

Как посвящали в «деды» в Советской Армии — factist.ru

Перевод в эту категорию военнослужащих для советского солдата означал начало принципиально нового этапа в службе – «деды» де-юре становились некоронованными лидерами армейского или флотского подразделения.

Нитка вместо ремня

В Совесткой Армии «дед» – это военнослужащий, прослуживший полтора года. Армейские остроумцы переводили это слово как аббревиатуру «Домой Едут Дембеля». У «дедов» обязательно должен быть «свой» призыв «духов». Как только новички приходили в роту, начинался процесс перевода в «деды» из «черпаков». И если в «черпаки» посвящали ударами солдатского ремня с бляхой (а иногда и реальным черпаком, взятым с кухни), то перевод в «дедушки» был чисто символическим переходным обрядом.

По форме перевод в «деды» напоминал ритуальную «порку» кандидатов в «черпаки». Правда, имелись существенные отличия. При переводе в «черпаки» солдата лупили столько раз, сколько месяцев ему осталось до дембеля. И били бляхой чаще всего от души. Посвященный долгое время не мог сидеть. Если «черпак» произнес во время экзекуции хотя бы звук, перевод считался недействительным.

Будущий «дед» ложился на живот, на ягодицы ему клали подушку. По ним били ниткой, и «дед» должен был орать что есть мочи (якобы от боли). Если процедура перевода проходила, как положено, «дед» считался «правильным». В противном случае старослужащий получал полупрезрительный статус «беспонтового» «деда», над которым смеялись даже «черпаки» и «духи».

Масло – «духам»

Переведенный «дед» должен был исповедовать «стодневку» (стодневный срок до приказа об увольнении его призыва). В столовой это выражалось в том, что «деды» отдавали «духам» свое масло. «Дух» при этом обязательно говорил, сколько «дедушке» осталось служить. Если «молодой» ошибался, масло он не получал, вместо этого его «отоваривали» тумаками, чтобы впредь не забывался. В разных армейских и флотских подразделениях СССР этот ритуал соблюдался неодинаково. Кое-где он выглядел так: «дед» после получения ответа об остатке своего срока службы писал эту цифру черенком ложки на бутерброде и съедал кусок хлеба с маслом. Затем отрезал от припасенного специально для такого случая портновского метра очередной сантиметр. Данный ритуал означал, что у «дедушки» «день прошел».

В некоторых подразделениях советской армии «деды» в «стодневку» брились наголо, как «духи».

Когда проходила вечерняя поверка, вызванный при перекличке «дедушка» произносил цифру (количество дней до «дембеля») – «якать» для старослужащего считалось дурным тоном.

«Бумажными» «дедами» считались выпускники вузов, призывавшиеся на год (в советской армии служили два года, а на флоте — три). По армейским понятиям статус «деда» такой воин должен был получить уже через полгода службы. В армию призывали до 27 лет, и если возраст служивого переваливал за четверть века, он именовался «дедом в натуре». Таких, как правило, старослужащие не трогали.

Гармаш повредил «дедушку», а Нагиеву отбили почки

Дедовщина, начавшаяся проявляться в частях советской армии и на флоте в 60-70 годах ХХ века, была не везде, поэтому и строгой иерархии по срокам службы, с переводами военнослужащего на ту или иную социальную ступень в зависимости от того, кто сколько прослужил, в отдельных советских войсковых подразделениях не существовало.

Отечественные знаменитости, прошедшие армейскую школу, об этом проявлении неуставных взаимоотношений чаще всего упоминают вскользь или же не говорят вообще. К примеру, пародист Александр Песков рассказывал в интервью, что за время его службы «боевые крещения» «духов» больше напоминали игру, нежели издевательства. А вот актер Сергей Гармаш в армии так отметелил «дедушку», что загремел в дисбат.

Самыми откровенными признаниями о службе в советской армии выглядят изобилующие шокирующими подробностями рассказы актера Дмитрия Нагиева. Мастер спорта по самбо Нагиев попал в часть, где служили 60% уроженцев Средней Азии плюс грузины и азербайджанцы. Спортивная подготовка Дмитрия не только не помогла ему защитить себя – по словам знаменитого актера и телеведущего, его жестоко избивали зачастую именно из-за желания проверить, какой он самбист. Из армии, по признанию Дмитрия Нагиева, он пришел с раскрошившимися зубами и отбитыми почками.

Ни о каких статусах «дух» — «черпак» — «дед» в подобных частях, где преобладали выходцы из среднеазиатских и северокавказских республик, не могло быть и речи – солдатские группировки там формировались по принципу землячеств. Русским солдатам, оказывавшимся в меньшинстве, в таких подразделениях служилось крайне тяжело.

источник

factist.ru

Как посвящали в «деды» в советской армии »

Перевод в эту категорию военнослужащих для советского солдата означал начало принципиально нового этапа в службе – «деды» де-юре становились некоронованными лидерами армейского или флотского подразделения.

Нитка вместо ремня

«Дед» – это военнослужащий, прослуживший полтора года. Армейские остроумцы переводили это слово как аббревиатуру «Домой Едут Дембеля». У «дедов» обязательно должен быть «свой» призыв «духов». Как только новички приходили в роту, начинался процесс перевода в «деды» из «черпаков». И если в «черпаки» посвящали ударами солдатского ремня с бляхой (а иногда и реальным черпаком, взятым с кухни), то перевод в «дедушки» был чисто символическим переходным обрядом.

По форме перевод в «деды» напоминал ритуальную «порку» кандидатов в «черпаки». Правда, имелись существенные отличия. При переводе в «черпаки» солдата лупили столько раз, сколько месяцев ему осталось до дембеля. И били бляхой чаще всего от души. Посвященный долгое время не мог сидеть. Если «черпак» произнес во время экзекуции хотя бы звук, перевод считался недействительным.

Будущий «дед» ложился на живот, на ягодицы ему клали подушку. По ним били ниткой, и «дед» должен был орать что есть мочи (якобы от боли). Если процедура перевода проходила, как положено, «дед» считался «правильным». В противном случае старослужащий получал полупрезрительный статус «беспонтового» «деда», над которым смеялись даже «черпаки» и «духи».

Масло – «духам»

Переведенный «дед» должен был исповедовать «стодневку» (стодневный срок до приказа об увольнении его призыва). В столовой это выражалось в том, что «деды» отдавали «духам» свое масло. «Дух» при этом обязательно говорил, сколько «дедушке» осталось служить. Если «молодой» ошибался, масло он не получал, вместо этого его «отоваривали» тумаками, чтобы впредь не забывался. В разных армейских и флотских подразделениях СССР этот ритуал соблюдался неодинаково. Кое-где он выглядел так: «дед» после получения ответа об остатке своего срока службы писал эту цифру черенком ложки на бутерброде и съедал кусок хлеба с маслом. Затем отрезал от припасенного специально для такого случая портновского метра очередной сантиметр. Данный ритуал означал, что у «дедушки» «день прошел».

В некоторых подразделениях советской армии «деды» в «стодневку» брились наголо, как «духи».

Когда проходила вечерняя поверка, вызванный при перекличке «дедушка» произносил цифру (количество дней до «дембеля») – «якать» для старослужащего считалось дурным тоном.

«Бумажными» «дедами» считались выпускники вузов, призывавшиеся на год (в советской армии служили два года, а на флоте — три). По армейским понятиям статус «деда» такой воин должен был получить уже через полгода службы. В армию призывали до 27 лет, и если возраст служивого переваливал за четверть века, он именовался «дедом в натуре». Таких, как правило, старослужащие не трогали.

Гармаш повредил «дедушку», а Нагиеву отбили почки

Дедовщина, начавшаяся проявляться в частях советской армии и на флоте в 60-70 годах ХХ века, была не везде, поэтому и строгой иерархии по срокам службы, с переводами военнослужащего на ту или иную социальную ступень в зависимости от того, кто сколько прослужил, в отдельных советских войсковых подразделениях не существовало.

Отечественные знаменитости, прошедшие армейскую школу, об этом проявлении неуставных взаимоотношений чаще всего упоминают вскользь или же не говорят вообще. К примеру, пародист Александр Песков рассказывал в интервью, что за время его службы «боевые крещения» «духов» больше напоминали игру, нежели издевательства. А вот актер Сергей Гармаш в армии так отметелил «дедушку», что загремел в дисбат.

Самыми откровенными признаниями о службе в советской армии выглядят изобилующие шокирующими подробностями рассказы актера Дмитрия Нагиева. Мастер спорта по самбо Нагиев попал в часть, где служили 60% уроженцев Средней Азии плюс грузины и азербайджанцы. Спортивная подготовка Дмитрия не только не помогла ему защитить себя – по словам знаменитого актера и телеведущего, его жестоко избивали зачастую именно из-за желания проверить, какой он самбист. Из армии, по признанию Дмитрия Нагиева, он пришел с раскрошившимися зубами и отбитыми почками.

Ни о каких статусах «дух» — «черпак» — «дед» в подобных частях, где преобладали выходцы из среднеазиатских и северокавказских республик, не могло быть и речи – солдатские группировки там формировались по принципу землячеств. Русским солдатам, оказывавшимся в меньшинстве, в таких подразделениях служилось крайне тяжело.

Источник

Post Views:
307

topast.ru

Кто такие » Духи» в армии? Почему когда папу о чем то расспрашиваешь ( об армии) он говорит » военная тайна»

» Духи» в армии-новобранцы.

духи -солдаты в первые полгода службы, мало приятный статус

Тебе это не грозит! Так что не мучайся

новобранцы принявшие присягу

дух-это новослужещий, только что принявший присягу до того как не отслужишь полгода

Это маладые бойцы в армии, духи бесплотные! Как на гражданке пашти все население или простые смертные! 🙂

Видать в армии вашему папе было хреново, вот он и не хочет о плохом вспоминать. А вам на что? Пойдете служить, все на себе испытаете.

«Запахи» , «дрищи» , «духи бесплотные» , «карантины» — военнослужащие, которые проходят карантин до присяги.
«Духи» , «слоны» (ВМФ) , «салаги» , «зелень/зелёные» , «бобры» , «салабоны» , «гуси» (ЖДВ) , «васьки» , «отцы» , «малыши» , «ежи» , «воробьи» (ВВ) , «чеки» (ВВ) , «чекисты» (ВВ) , «щеглы» , «ЧИЖи» (бэкроним от «человек, исполняющий желания» ) — военнослужащие, прослужившие до полугода.
«Слоны» (ВДВ и ВВ) , «помоза» , «шнурки» , «гуси» , «вороны» (ВВ) , «караси» (ВМФ) , «молодые» , «салабоны» , «моржи» , «щеглы» , «мамонты» — военнослужащие, прослужившие полгода.
«Черепа» , «черпаки» , «годки» (ВМФ) , «борзые караси» (ВМФ) , «фазаны» , «котлы» , «помазки» — военнослужащие, прослужившие один год.
«Деды» , «дембеля» — военнослужащие, прослужившие полтора года. От устойчивого термина «дед» и происходит название явления.
«Дембеля» , «квартиранты» , «граждане» (ВВ) (считаются уже почти гражданскими) : военнослужащие срочной службы, после выхода приказа об увольнении в запас.

На флоте (по крайней мере до 1990 года) иерархических ступеней было ровно 7:

* до полугода — «дух» (по мнению «старших» , cущество бесплотное, бесполое, ничего не понимающее, ничего не умеющее, ничего не знающее, годен только для грязной работы, зачастую беспомощен) ;
* полгода — «карась» (пообтесавшийся в условиях реальной службы боец, твердо знает обычаи, традиции и свои обязанности, но из-за нерасторопности «духов» часто бывает бит) ;
* 1 год — «борзый карась» (службу знает крепко; ответственен за исполнение работ «карасями» и «духами» ; физическому воздействию подвергается в исключительных случаях) ;
* 1 год 6 мес. — «полтора́шник» (первая ступень «неприкасаемых» ; подвергается только моральному давлению со стороны старослужащих за недосмотр за нижестоящими; «полторашник» считается самым злым и беспощадным существом; на этой ступени очень отчетливо проявляются люди с низкими моральными устоями) ;
* 2 года — «подгодо́к» (наиболее либеральная ступень; уставшие от морального напряжения «полтора́шничества» , особо не «заморачиваясь» служебными проблемами, просто отдыхают) ;
* 2 года 6 мес. — «годо́к» , или, как вариант, имевший хождение на ТОФе: «саракот» (видимо, поэтому на флоте «дедовщина» называется «годковщи́ной» ; реально руководящая верховная каста старослужащих; к физическому насилию лично прибегают в исключительных случаях, в основном действуя через «полторашников» ; в свою очередь, неформальное воздействие на коллектив офицерским составом осуществляется исключительно через «годко́в») ;
* 3 года — «профсоюз» , «гражданский» (это «звание» присваивалось после опубликования приказа Министра обороны об увольнении в запас; «годок» сразу после приказа Министра обороны неформально признавался уволенным в запас и снятым с довольствия, но поскольку «волею судеб» вынужден находиться в части, содержался якобы на средства флотского профсоюза; живёт в части или на корабле как гражданское лицо, носящее военную форму) .

духи это армия призрокав адин зомной слидит это черный дух беригитесь его.

Дух потому что от него мамкиной едой пахнет.

touch.otvet.mail.ru

Как посвящали в «деды» в советской армии

Перевод в эту категорию военнослужащих для советского солдата означал начало принципиально нового этапа в службе – «деды» де-юре становились некоронованными лидерами армейского или флотского подразделения.

Нитка вместо ремня

«Дед» – это военнослужащий, прослуживший полтора года. Армейские остроумцы переводили это слово как аббревиатуру «Домой Едут Дембеля». У «дедов» обязательно должен быть «свой» призыв «духов». Как только новички приходили в роту, начинался процесс перевода в «деды» из «черпаков». И если в «черпаки» посвящали ударами солдатского ремня с бляхой (а иногда и реальным черпаком, взятым с кухни), то перевод в «дедушки» был чисто символическим переходным обрядом.

По форме перевод в «деды» напоминал ритуальную «порку» кандидатов в «черпаки». Правда, имелись существенные отличия. При переводе в «черпаки» солдата лупили столько раз, сколько месяцев ему осталось до дембеля. И били бляхой чаще всего от души. Посвященный долгое время не мог сидеть. Если «черпак» произнес во время экзекуции хотя бы звук, перевод считался недействительным.

Будущий «дед» ложился на живот, на ягодицы ему клали подушку. По ним били ниткой, и «дед» должен был орать что есть мочи (якобы от боли). Если процедура перевода проходила, как положено, «дед» считался «правильным». В противном случае старослужащий получал полупрезрительный статус «беспонтового» «деда», над которым смеялись даже «черпаки» и «духи».

Масло – «духам»

Переведенный «дед» должен был исповедовать «стодневку» (стодневный срок до приказа об увольнении его призыва). В столовой это выражалось в том, что «деды» отдавали «духам» свое масло. «Дух» при этом обязательно говорил, сколько «дедушке» осталось служить. Если «молодой» ошибался, масло он не получал, вместо этого его «отоваривали» тумаками, чтобы впредь не забывался. В разных армейских и флотских подразделениях СССР этот ритуал соблюдался неодинаково. Кое-где он выглядел так: «дед» после получения ответа об остатке своего срока службы писал эту цифру черенком ложки на бутерброде и съедал кусок хлеба с маслом. Затем отрезал от припасенного специально для такого случая портновского метра очередной сантиметр. Данный ритуал означал, что у «дедушки» «день прошел».

В некоторых подразделениях советской армии «деды» в «стодневку» брились наголо, как «духи».

Когда проходила вечерняя поверка, вызванный при перекличке «дедушка» произносил цифру (количество дней до «дембеля») – «якать» для старослужащего считалось дурным тоном.

«Бумажными» «дедами» считались выпускники вузов, призывавшиеся на год (в советской армии служили два года, а на флоте — три). По армейским понятиям статус «деда» такой воин должен был получить уже через полгода службы. В армию призывали до 27 лет, и если возраст служивого переваливал за четверть века, он именовался «дедом в натуре». Таких, как правило, старослужащие не трогали.

Гармаш повредил «дедушку», а Нагиеву отбили почки

Дедовщина, начавшаяся проявляться в частях советской армии и на флоте в 60-70 годах ХХ века, была не везде, поэтому и строгой иерархии по срокам службы, с переводами военнослужащего на ту или иную социальную ступень в зависимости от того, кто сколько прослужил, в отдельных советских войсковых подразделениях не существовало.

Отечественные знаменитости, прошедшие армейскую школу, об этом проявлении неуставных взаимоотношений чаще всего упоминают вскользь или же не говорят вообще. К примеру, пародист Александр Песков рассказывал в интервью, что за время его службы «боевые крещения» «духов» больше напоминали игру, нежели издевательства. А вот актер Сергей Гармаш в армии так отметелил «дедушку», что загремел в дисбат.

Самыми откровенными признаниями о службе в советской армии выглядят изобилующие шокирующими подробностями рассказы актера Дмитрия Нагиева. Мастер спорта по самбо Нагиев попал в часть, где служили 60% уроженцев Средней Азии плюс грузины и азербайджанцы. Спортивная подготовка Дмитрия не только не помогла ему защитить себя – по словам знаменитого актера и телеведущего, его жестоко избивали зачастую именно из-за желания проверить, какой он самбист. Из армии, по признанию Дмитрия Нагиева, он пришел с раскрошившимися зубами и отбитыми почками.

Ни о каких статусах «дух» — «черпак» — «дед» в подобных частях, где преобладали выходцы из среднеазиатских и северокавказских республик, не могло быть и речи – солдатские группировки там формировались по принципу землячеств. Русским солдатам, оказывавшимся в меньшинстве, в таких подразделениях служилось крайне тяжело.

valentin-pikul.ru

Правила жизни армейских дедов — The Village Беларусь


У термина «дедовщина» нет четкого определения. Так сложилось, что под ним понимается демонстрация превосходства старшего призыва над младшим, которая может выражаться в избиении, издевательстве, вымогательстве. Но обязательное условие — обидчик старше призывом, чем обиженный.


The Village Беларусь поговорил с бывшими дедами о том, как выжить в армии, почему они занимались дедовщиной и жалеют ли об этом сейчас.


Алексей, город Минск


Когда новобранец попадает в казарму, никто не распределяет его в деды или в духи. Любой дед был молодым. И только потом вырос. Все деды прекрасно знают, как чувствуют себя молодые. Открою тайну: существует определенный день, когда молодым дают почувствовать, как живется старшему периоду, и все, что можно деду, тогда не воспрещается и духу. Пришел тот самый день, когда я сам стал одним из дедов.


Представьте помещение в 15 квадратных метров — такую «комнату отдыха». Там стоит телевизор, DVD, музыкальный центр, могут быть столы, стулья, диван. Вообразите, что там собираются человек 50. Разумеется, в такой обстановке ни телевизор посмотреть, ни музыку послушать, ни свежий номер газеты почитать. Поэтому младшему призыву туда нельзя. Нельзя еще и в солдатскую чайную, причина аналогична. Разумеется, на молодого по возможности сваливаются все самые грязные и непочетные наряды и работы.


Суть дедовщины — обеспечить деду максимально комфортные условия. Издевательства и унижения — исключительно побочные явления.


Но иногда они выступают в качестве воспитания новобранца. Сугубо уставными средствами воспитание было не всегда реальным и целесообразным. Помогала только так называемая дедовщина.


Однажды мой подчиненный, который к тому же и младше меня по призыву, во время учений чуть не сломал военную технику. Несмотря на все инструкции, пояснения и тренировки. Если сделать ему взыскание — не возымеет ровным счетом никакого эффекта. А вот выполнение физических упражнений в противогазе, запугивание, угрозы, физическое воздействие — напротив, сразу помогло. Не считаю это дедовщиной, скорее — неуставщиной. Помню, как ударил в грудь младшего бойца срока за то, что уличил его в распитии алкоголя. Это специфика армии, присутствующая в любых ВС. И вообще, есть правила и традиции. В армии существует своеобразная традиция — обеспечивать комфорт дедам, слушаться их. Будь добр, исполняй ее.


Например, чтобы дух или слон получил определенные права, которые приблизят его к старшим периодам, он может заплатить. Но для этого нужно определенный период времени оттянуть без косяков и честно. Тогда за определенную плату солдата переведут в черепа. Сам так переходил и переводил младших. Не вижу в этом ничего плохого. Хочешь легче жить — плати. Это рыночные отношения. Мы в жизни тоже платим за более комфортную жизнь. Когда солдат становится черепом, ему уже можно и в чайную, и в комнату досуга, и подшиваться в два слоя. Но старшим призывам, пока они не ушли, можно намного больше. А вся тяжелая и грязная работа по возможности ложится на молодняк. Черепа хоть и имеют больше привилегий, являются пешками у дедов. Если деду что-то не нравится, он говорит это черепу. А тот уже сам решает, как воздействовать на духа — угрозами, издевательствами или физическими упражнениями, реже — побоями. Лично я старался реже бить солдат, но делал это только в том случае, если до духа иначе не доходит. Когда попадается слишком гордый, который не моет унитазы, потому что брезгует. Почему до этого я это делал, боролся с собой, а он, видите ли, не хочет? Тогда уже приходилось применять физическую силу и моральное давление.


В армии нужно быстро соображать и еще быстрее — делать. А молодой всегда растерян и, что называется, тупит. Они ни черта еще не умеют и не знают как по правилам дедовщины, так и по службе. Всю основную тяжесть службы на себе несет именно второй период, потому что молодежь еще ничего не умеет, а старики уже не особо хотят. Оттого средний период еще и самый злой. Много прослужили и еще много осталось. Если накосячил один слон — страдают все: могут коллективно наказать, или, например, запретить курить. А идти одному против всего коллектива — это глупо.


Попыток суицида в армии много. И причиной тому не дедовщина. Самый распространенный способ — режут вены. Цель — привлечь к себе внимание, к своим бедам, проблемам. Таким парням точно не место в армии. Таких бойцов сразу, без разговоров, отправляют в психбольницу и правильно делают. Солдаты стали намного слабее и физически, и, в первую очередь, морально.


В наши времена инстаграмовских мальчишек путаются понятия дедовщины и дисциплины. Меня гоняли деды жестче, чем гонял я. Зато через синяки и боль понимаешь, что ты мужик и должен терпеть. Против дедовщины введено много программ в армии, причем столько, что это уже идет во вред. На офицере так много лежит, что он физически не успевает следить за личным составом. Офицеры погрязли в бумажной работе. На каждого отдельного бойца в день приходится куча бумаг. Будучи сержантом, за день подписывал штук 20 разных бумажек. Что уж говорить про какого-нибудь командира взвода или роты.


И как можно офицерам следить за порядком? Только с помощью дедов порядок и соблюдается.


Стыдно ли мне, что поступал так же, как поступали со мной? Нет, не стыдно. Воспринимаю все это как школу жизни. Гнобили меня и били — значит, было за что. Да и с приходом духов смотришь на себя со стороны и понимаешь, что били за дело. Могу сказать только одно молодому солдату — смирись и не ной. Это сделает тебя сильнее. Не стоит стремиться быть Бэтменом, который на х*ю вертел всех дембелей. Такие бывают только в кино. В любом случае каждый получит свою долю побоев, унижений и нагрузок.


Не нужно думать, будто в нашей армии сидит неизвестно кто. И одни бездушные кровавые наймиты кровавого режима. Вооруженные силы Республики Беларусь очень далеки от того, что показано в фильме «Жыве Беларусь».


У меня подрастает сын. И уже не так долго ждать, когда ему придется идти служить. Не буду утверждать, что войска должен пройти каждый мужчина, что армия — школа жизни. Но уж коль так нужно нашему обществу, чтобы молодой человек отдавал часть своей жизни, приобретая военные навыки, — значит, пусть идет. И если будут прессовать, это пойдет только на пользу.


Армия — это усилитель. Из хорошего человека там делают лучшего, но из гнилого еще более гнилого. Но все же многим армия действительно пошла на пользу. И из мальчиков они стали если не мужчинами, то самостоятельными молодыми людьми.


Сергей, город Борисов


С самого детства мечтал быть военным. Но когда мечта сбылась, первое время мне показалось адом. Вообще первые 3-4 недели всех испытывают на прочность. У духа проверяют все: начиная от чистоты твоих зубов и заканчивая твоими талантами. Более опрятные и способные солдатики оказываются в почете. В первые же дни нам дали понять, что будет не сладко, мягко говоря. Сразу же определили свои правила: все, что есть у тебя, автоматически есть и у дедов, ведь с ними нужно делиться. Работы были разного характера: от чистки обуви до мытья туалетов. Да, противно, да, унизительно, но что поделать? Поначалу недосыпал, недоедал, выслушивал разного рода оскорбления, терпел несильные рукоприкладства. Но в дальнейшем это только закалило меня. Когда сам стал старше и глянул на духов — поблагодарил дедов за то, что унижали и гоняли за неопрятность. Это дало очень большой результат. Были и частые подставы перед прапорщиком, который за это прописывал мне «собак» — удары ногами по коленной чашечке.


Была и работа с металлом в зимнее время без перчаток, что приводило до обморожения конечностей. Также забирали обувь, и приходилось по снегу ходить в резиновых тапочках.


Отмывали туалеты своими же зубными щетками. Да, избиения бывали. Но нас наказывали за косяки, от которых страдал весь полк. В дальнейшем, став дедом и столкнувшись с тормознутостью и непонятливостью духов, понял, что без драк, крика и оскорблений никак не обойтись. Сам тоже пару раз подставлял духов. Был момент, когда мы привели девушек в часть, нас засекли. Пришлось свалить это на духов. Три человека получили тех самых «собак». Стыдно не было, это жизнь, каждый прикрывается как может. Старались больше так не делать. Просто в армии без этого никак не прожить.


Важен еще тот момент, насколько ты не подставляешь свой коллектив. Речь идет о глобальных подставах. Например, когда весь коллектив может лишиться увольнения. Поверьте, среди молодняка очень много стукачей. Например, был случай, когда деды украли ключ от кабинета и сделали дубликат, чтобы туда водить девушек. Об этом рассказал офицеру новобранец. Офицер наказал всех, они не выходили из нарядов и лишились увольнительного. Но когда новобранец появился с фингалом, офицер ничего никому не сделал. Потому что понимает, что тот стукач. А стукачей стоит наказывать.


Воспитательные процессы с элементами физической расправы проводили мы (и нам) в местах, где никого нет. Это была либо сушилка, либо туалет. Да и избиением трудно это назвать — сгруппировавшиеся деды быстро наносили удар по колену или в грудь. Но вы только почитайте про армию времен СССР, когда в войска шли бывшие заключенные, поймете, что это было, скорее, воспитание и выбивание малолетней дури из головы.


Смотрите пример: новичок пришел работать в магазин. Там коллектив из троих человек. Один из них — новенький, второй человек работает год, третий — три года. Угадайте, кого отправят в магазин за водкой? Конечно же, новичка. Кого посадят за самую неприбыльную кассу? Правильно, новичка. Потому что это жизнь. Ничему в жизни не научишься, не побывав в жестких условиях.


Что касается издевательств — это сугубо межличностные отношения. Кто-то сильнее, а кто-то слабее. А если тебе выписали пару раз за твой косяк, то это твои проблемы. Да, жесткий прессинг есть, есть травля, есть подколы, есть поборы. Но дедовщины в правильном значении этого слова все равно нет. Есть школа жизни, которую должен пройти каждый мужчина. Если бы была та дедовщина, о которой пишут в СМИ сейчас, то армии уже не было бы давно. Слишком все прозрачно в армии. Конфликт, случившийся, например, в редакции, останется в редакции, в армии же — разлетится по всей стране. И уже отслужившие пишут сейчас о том, как у них отбирали еду. Да и не по-мужски взрослому парню жаловаться на то, что его учат не быть говном.


Да через отбирание еды мы учили делиться, а не есть булочки в туалетах. Надо мной не издевались, меня прессовали, а в дальнейшем прессовал и я.


Мне смешно читать нытье мужчин, которые отслужили и до сих пор обижаются на то, что им подзатыльников надавали. Как иначе можно держать коллектив в ежовых рукавицах? К сожалению, то, что над тобой могут поиздеваться, — только твоя вина.


Да, бывают случаи, когда прессовать начинают просто так, чтобы поразвлечься. Тогда уже нужно давать отпор. Половина обидчиков сразу же отсеется. Тут уже вопрос сугубо личных качеств человека. Если позволяешь над собой издеваться — значит, тебя это устраивает. Если в школе прессуют человека, а он не может дать отпор, он находит отдушину дома. А в армии нет такой отдушины, ты с обидчиками наедине сутками. И это только твои проблемы, что ты не можешь постоять за себя. Как ты тогда будешь защищать Родину?


Насчет случая в Печах — это ужасно. Это криминал, но не дедовщина. Надеюсь, что виновных найдут и накажут по полной.


Когда пришли новобранцы, я тоже их гонял, раздавал лещей, телефоны забирал. Потому что они из дома, маменькины сыночки, пахнущие молоком и какао. Так нельзя, нужно учить жесткости, твердости и смелости. Меня армия научила режиму, аккуратности, научила отвечать за свои поступки и наконец-таки оторваться от маминой сиськи. А тот, кто пойдет резать вены от того, что у него забрали мамкин пирожок, перед этим вежливо попросив угоститься, то ему не место среди мужчин. Не спорю, что мне стыдно за некоторые моменты, но если бы я не делал этого, я бы не стал тем, кем являюсь.


Николай, город Брест


Будучи духом, который возмущался по поводу дедовщины, хотел сломать систему и совершить революцию. Но в армии это невозможно. Потому что ближе к третьему месяцу службы осознаешь, что сам будешь гонять новый призыв.


Почему? Да элементарно — от мести. Пока ты терпишь издевательства, внутри тебя накапливается злость, запоминаешь каждые отобранные деньги за звонок со своего же мобильного, запоминаешь каждый пинок и каждое оскорбление.


Сколько ни борись — все равно против тебя все обернется. Те, кто хотели революцию, сразу же убегут в кусты. Лично я решил забрать то, что забрали у меня.


Почему обозлился? Потому что в армию пришел против своей воли, откосить не удалось. Армия — это принудительное ограничение свободы человека и лишение его благ и нормальной жизни. Там меня окунули в лужу с дерьмом, а я окунал других.


Нет, до зверств не доводил. Но если солдат не слушался с первого раза — получал бляхой по ягодицам. Если солдат косячил солдат, могли с другими дедами к нему подорваться посреди ночи. Заставляли надевать противогазы либо весь комплект химзащиты, принуждали отжиматься, бегать туда-сюда. Бывало, что лишали сна до 4-5 часов утра. Заставляли стоять по 3-4 часа не дергаясь, не приседая. Обязывали убирать, даже когда было чисто. Кажется, как мог так делать, пережив сам подобное? Уверен, что очень большой процент сделали бы точно так же.


На деле, из всех, кто столкнулся с дедовщиной, только процентов двадцать в последующем не гнобят молодых.


Почему? Во-первых, что ни говори, с дедовщиной офицерам проще. Потому что дедовщина — это хоть и жестокая, но это дисциплина. Во-вторых, на дедов перекладывают дисциплинарные вопросы. В-третьих, злость и месть накапливаются. Понимаешь, что ты ни на ком не оторвешься, кроме как на духах. Поэтому ждешь их и представляешь, что тебе станет легче. Это как от злости что-то разбить или побить кулаком в стену. Только здесь намного масштабнее.


Считаю, что выше дозволенных границ не перешел. Все в рамках того, что происходило в части годами. В нашей части суицидов не было, были попытки. Но попытки были не у духов, а у ребят уже постарше — это средний призыв и старший. Видимо, у многих сдают нервы. Полтора года в одном коллективе сутками — это тяжело. Как зона. Молодым парням, которым грозит армия, могу сказать так: всеми силами избегайте ее! Лучше женитесь раньше.


Продукты не отбирали, вот их нам сами солдаты и несли. Так как часто пайка оставалась и могла испортиться. Да, были, конечно, и парни из моего полка, которые слишком перегибали палку в унижениях и издевательствах. Например, могли несколько суток солдату не давать спать. Но опять же это можно пережить.


Знаете, после дембеля уже осознал, что мной руководил не разум, а максимализм юношеский, что ли… Вообще, пришел к такому выводу, что дедовщина есть и в юношеском периоде. Простой пример — это старшие классы школы и летние лагеря. Оттуда все начинается и приходит в армию. А это есть не что иное, как проявление доминирования и становления своего Я в иерархическом обществе в рамках определенного замкнутого пространства. И все это как раз и выливается в необоснованную агрессию, где зачастую предлагают жить по так называемым понятиям, которые активно пропагандируются из мест не столь отдаленных. Замечу, что и там и там существует деление на касты. В армии — это духи, слоны, черепа. В армию набирают, по сути, еще сопляков. Мне исполнилось 18 летом — в ноябре уже стоял под военкоматом. Логика у сопливого обиженного ребенка прагматична до безобразия: меня обижают — значит, и я буду, когда придет время. Забирают деньги? Хорошо! Когда мне будет позволено — я заберу вдвое больше. По прошествии времени у меня все еще остался один вопрос: кто и почему позволяет из раза в раз совершать этот круговорот? Отвечаю себе так: такое положение дел выгодно руководству Вооруженных сил. В конце концов, все знают, как строились дачи генералов в 90-е годы. Получал ли я удовольствие от унижения других? Да, получал.


Мои родители не знают, что их сын занимался дедовщиной. Зачем им это знать? Они воспитывали меня честным и хорошим человеком. Но поверьте, когда попадаешь в ад — через время ты становишься частью его, жажда злости и мести, понимание того, что это система и ее одному не изменить — закрывают все твое благородство. У меня нет еще детей, но все сделаю, чтобы у сына не было такой ситуации.



Текст: Евгения Долгая, Рия Голицина


Обложка: AlexHaslam

www.the-village.me

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о