Советские танки в Будапеште » Военное обозрение


Антисоветские выступления и демонстрации в послевоенных странах, строящих социализм начали проявлятся еще при Сталине, но после его смерти в 1953 году они приняли более широкий масштаб. В Польше, Венгрии, ГДР проходили массовые акции протестов.

Определяющую роль в инициации венгерских событий сыграла, конечно же, смерть И.Сталина, и последующие действия Никиты Хрущева по «разоблачению культа личности».

Как известно, во Второй мировой войне Венгрия принимала участие на стороне фашистского блока, её войска участвовали в оккупации территории СССР, из венгров были сформированы три дивизии СС. В 1944—1945 годах венгерские войска были разгромлены, её территория занята советскими войсками. Венгрия (как бывшая союзница нацистской Германии) должна была выплачивать значительные контрибуции (репарации) в пользу СССР, Чехословакии и Югославии, составлявшие до четверти ВВП Венгрии.

После войны в стране были проведены свободные выборы, предусмотренные Ялтинскими соглашениями, на которых большинство получила Партия мелких сельских хозяев. Однако контрольная комиссия, которая возглавлялась советским маршалом Ворошиловым, отдала победившему большинству только половину мест в Кабинете министров, а ключевые посты оставались за Венгерской коммунистической партией.

Коммунисты, пользуясь поддержкой советских войск, арестовали большинство лидеров оппозиционных партий, а в 1947 году провели новые выборы. К 1949 году власть в стране была главным образом представлена коммунистами. В Венгрии был установлен режим Матьяша Ракоши. Была проведена коллективизация, начались массовые репрессии против оппозиции, церкви, офицеров и политиков бывшего режима и многих прочих противников новой власти.

КТО ТАКОЙ РАКОШИ?

Матьяш Ракоши, урождённый Матьяш Розенфельд (14 марта 1892 года, Сербия — 5 февраля 1971 года, Горький, СССР) — венгерский политический деятель, революционер.

Ракоши был шестым ребёнком в бедной еврейской семье. В годы Первой мировой войны воевал на Восточном фронте, где попал в плен, и вступил в Компартию Венгрии.
Вернулся в Венгрию, участвовал в правительстве Белы Куна. После его падения бежал в СССР. Участвовал в руководящих органах Коминтерна. В 1945 вернулся в Венгрию и возглавил Компартию Венгрии. В 1948 принудил социал–демократическую партию к объединению с КПВ в единую Венгерскую партию труда (ВПТ), генеральным секретарём которой он был избран.

ДИКТАТУРА РАКОШИ

Для его режима были характерны проводимые службой госбезопасности AVH политический террор против сил внутренней контрреволюции и преследование оппозиции (так, был обвинён в «титоизме» и ориентации на Югославию, а затем казнён бывший министр внутренних дел Ласло Райк). При нём происходила национализация экономики и ускоренное кооперирование сельского хозяйства.

Ракоши называл себя «лучшим венгерским учеником Сталина», копируя сталинский режим в мельчайших деталях, вплоть до того, что в последние годы его правления венгерская военная форма была скопирована с советской, а в магазинах Венгрии начали продавать ржаной хлеб, который ранее в Венгрии не ели.
С конца 1940–х гг. развязал кампанию против сионистов, устранив при этом своего политического конкурента — министра внутренних дел Ласло Райка.

После доклада Хрущёва на ХХ съезде КПСС Ракоши был снят с должности генерального секретаря ЦК ВПТ (вместо него эту должность занял Эрнё Герё). Вскоре после восстания в Венгрии 1956 г. был вывезен в СССР, где жил в г. Горький. В 1970 году ему было предложено отказаться от активного участия в венгерской политике в обмен на возвращение в Венгрию, но Ракоши отказался.

Был женат на Феодоре Корниловой.

ЧТО НЕПОСРЕДСТВЕННО СТАЛО ПРИЧИНОЙ ВОССТАНИЯ?

Когда речь заходит о причинах начавшихся в Будапеште в октябре 1956 года многотысячных манифестаций, переросших затем в массовые беспорядки, как правило, говорят о сталинистской политике венгерского руководства во главе с Матиашом Ракоши, репрессиях и прочих «перегибах» социалистического строительства. Но дело не только в этом.

Начнем с того, что подавляющее большинство мадьяр не считали свою страну виноватой в развязывании Второй мировой войны и полагали, что Москва поступила с Венгрией крайне несправедливо. И хотя бывшие западные союзники СССР по антигитлеровской коалиции поддержали все пункты мирного договора 1947 года, но они были далеко, а русские — рядом. Естественно, были недовольны помещики и буржуазия, потерявшие собственность. Западные радиостанции «Голос Америки», Би–би–си и другие активно воздействовали на население, призывая его к борьбе за свободу и обещая немедленную помощь в случае восстания, включая вторжение на территорию Венгрии войск НАТО.

Смерть Сталина и выступление Хрущёва на XX съезде КПСС вызвали к жизни попытки освобождения от коммунистов во всех восточноевропейских государствах, одним из наиболее ярких проявлений которых стала реабилитация и возвращение к власти в октябре 1956 года польского реформатора Владислава Гомулки.

После того, как памятник Сталину был свален с постамента, восставшие постарались причинить ему максимальные разрушения. Ненависть к Сталину со стороны восставших объяснялась тем, что проводивший в конце 40-х годов репрессии Матьяш Ракоши называл себя верным учеником Сталина.

Важную роль сыграло и то, что в мае 1955 года соседняя Австрия стала единым нейтральным самостоятельным государством, из которого после подписания мирного договора были выведены союзнические оккупационные войска (в Венгрии советские войска находились с 1944 года).

После отставки 18 июля 1956 года Генерального секретаря Венгерской партии труда Матьяша Ракоши новым лидером ВПТ стал его ближайший соратник Эрнё Герё, но такие мелкие уступки не могли удовлетворить народ.
Вызвавшее большой резонанс Познанское восстание в июле 1956 года в Польше также привело к росту критических настроений среди народа, особенно в среде студенчества и пишущей интеллигенции. С середины года начал активно действовать «Кружок Петёфи», в котором обсуждались самые острые проблемы, встающие перед Венгрией.

ВОССТАНИЕ ПОДНЯЛИ СТУДЕНТЫ

16 октября 1956 года студенты университета в Сегеде организованно вышли из прокоммунистического «Демократического Союза Молодёжи» (венгерского аналога комсомола) и возродили «Союз Студентов Венгерских Университетов и Академий», существовавший после войны и разогнанный правительством. В течение нескольких дней отделения Союза появились в Пече, Мишкольце и других городах.
22 октября к этому движению присоединились студенты Будапештского Технологического Университета, сформулировавшие перечень из 16 требований к органам власти и запланировавшие на 23 октября марш протеста от памятника Бему (польский генерал, герой Венгерской революции 1848 г.) до памятника Петёфи.

23 ОКТЯБРЯ

В 3 часа дня началась демонстрация, в которой приняли участие, кроме студентов, десятки тысяч человек. Демонстранты несли красные флаги, транспаранты, на которых написаны лозунги о советско–венгерской дружбе, о включении Имре Надя в состав правительства и т. д. На площадях Ясаи Мари, Пятнадцатого марта, на улицах Кошута и Ракоци к демонстрантам присоединились радикально настроенные группы, выкрикивающие лозунги другого толка. Они требовали восстановления старой венгерской национальной эмблемы, старого венгерского национального праздника вместо Дня освобождения от фашизма, отмены военного обучения и уроков русского языка. Кроме этого были выдвинуты требования проведения свободных выборов, создания правительства во главе с Надем и вывода советских войск из Венгрии.

В 20 часов по радио первый секретарь ЦК ВПТ Эрне Гере произнес речь, резко осуждающую демонстрантов. В ответ на это большая группа демонстрантов попыталась проникнуть в радиовещательную студию Дома радио с требованием передать в эфир программные требования демонстрантов. Эта попытка привела к столкновению с оборонявшими Дом радио подразделениями венгерской госбезопасности AVH, в ходе которого после 21 часов появились первые убитые и раненые. Оружие повстанцы получили или отняли у подкрепления, посланного на помощь охране радио, а также на складах гражданской обороны и в захваченных полицейских участках.

Группа повстанцев проникла на территорию казармы Килиана, где располагались три строительных батальона, и захватила их оружие. Многие стройбатовцы присоединились к повстанцам. Ожесточенный бой в Доме радио и вокруг него продолжался всю ночь.

В 23 часа на основании решения Президиума ЦК КПСС начальник Генштаба Вооруженных сил СССР маршал В. Д. Соколовский приказал командиру Особого корпуса начать выдвижение в Будапешт для оказания помощи венгерским войскам «в восстановлении порядка и создания условий для мирного созидательного труда». Части Особого корпуса прибыли в Будапешт к 6 часам утра и вступили в бои с повстанцами.

В ночь на 24 октября в Будапешт были введены около 6000 военнослужащих Советской армии, 290 танков, 120 БТР, 156 орудий. Вечером к ним присоединились части 3–го стрелкового корпуса Венгерской Народной Армии (ВНА).

В Будапешт прибыли члены Президиума ЦК КПСС А. И. Микоян и М. А. Суслов, председатель КГБ И. А. Серов, заместитель начальника Генштаба генерал армии М. С. Малинин.
Утром 25 октября к Будапешту подошла 33–я гвардейская мехдивизия, вечером — 128–я гвардейская стрелковая дивизия, влившиеся в Особый корпус.

В это время во время митинга у здания парламента произошёл инцидент: с верхних этажей был открыт огонь, в результате чего погиб советский офицер и был сожжён танк. В ответ на это советские войска открыли огонь по манифестантам, в результате с обеих сторон был убит 61 человек и 284 было ранено.

НЕУДАВШАЯСЯ ПОПЫТКА НАЙТИ КОМПРОМИСС

Накануне, ночью 23 октября 1956 года руководством Венгерской коммунистической партии было принято решение назначить премьер–министром Имре Надя, уже занимавшего этот пост в 1953—1955 годах, отличавшегося реформаторскими взглядами, за которые он был репрессирован, но незадолго до восстания реабилитирован. Имре Надя нередко обвиняли в том, что формальная просьба к советским войскам оказать содействие в подавлении восстания была направлена не без его участия. Его сторонники утверждают, что это решение было принято за его спиной Первым секретарем ЦК ВКП Эрнё Герё и бывшим премьер–министром Андрашем Хегедюшем, а сам Надь был противником привлечения советских войск.

В такой обстановке 24 октября Надь был назначен на пост председателя совета министров. Он сразу стремился не бороться с восстанием, а возглавить его.

28 октября Имре Надь признал народное возмущение справедливым, выступив по радио и заявив, что «правительство осуждает взгляды, в соответствии с которыми нынешнее грандиозное народное движение рассматривается как контрреволюция».

Правительство объявило о прекращении огня и о начале переговоров с СССР о выводе советских войск из Венгрии.
До 30 октября все советские войска были выведены из столицы в места дислокации. Органы госбезопасности были распущены. Улицы венгерских городов остались практически без власти.

30 октября правительство Имре Надя приняло решение о восстановлении в Венгрии многопартийной системы и о создании коалиционного правительства из представителей ВПТ, Независимой партии мелких хозяев, Национальной крестьянской партии и воссозданной Социал–демократической партии. Было объявлено о предстоящем проведении свободных выборов.
А восстание, уже неконтролируемое, продолжалось.

Повстанцами был захвачен Будапештский городкой комитет ВПТ, и свыше 20 коммунистов были повешены толпой. Фотографии повешенных коммунистов со следами пыток, с лицами, обезображенными кислотой, обошли весь мир. Эта расправа была, однако, осуждена представителями политических сил Венгрии.

Надь уже мало что мог сделать. Восстание перекинулось на другие города и расползлось… В стране быстро наступил хаос. Прервалось железнодорожное сообщение, прекратили работу аэропорты, закрылись лавки, магазины и банки. Повстанцы рыскали по улицам, отлавливая сотрудников госбезопасности. Их узнавали по знаменитым жёлтым ботинкам, разрывали на части или вешали за ноги, порой кастрировали. Пойманных партийных руководителей огромными гвоздями прибивали к полам, вложив в их руки портреты Ленина.

31 ОКТЯБРЯ — 4 НОЯБРЯ

Развитие событий в Венгрии совпало по времени с Суэцким кризисом. 29 октября Израиль, а затем и члены НАТО Великобритания и Франция напали на поддерживаемый СССР Египет с целью захвата Суэцкого канала, рядом с которым они высадили свои десанты.

31 октября Хрущев на заседании Президиума ЦК КПСС заявил: «Если мы уйдем из Венгрии, это подбодрит американцев, англичан и французов империалистов. Они поймут как нашу слабость и будут наступать». Было принято решение создать «революционное рабоче–крестьянское правительство» во главе с Яношем Кадаром и провести военную операцию с целью свержения правительства Имре Надя. План операции, получившей название «Вихрь», был разработан под руководством министра обороны СССР Георгия Константиновича Жукова.

Венгерское правительство 1 ноября, когда советским войскам было приказано не покидать расположения частей, приняло решение о расторжении Венгрией Варшавского договора и вручило соответствующую ноту посольству СССР. Одновременно Венгрия обратилась в ООН с просьбой о помощи в защите своего нейтралитета. Были предприняты также меры по защите Будапешта на случай «возможного внешнего нападения».

Рано утром 4 ноября начался ввод в Венгрию новых советских воинских частей под общим командованием маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова.

4 НОЯБРЯ. ОПЕРАЦИЯ «ВИХРЬ».

4 ноября началась советская операция «Вихрь» и в тот же день были захвачены основные объекты в Будапеште. Члены правительства Имре Надя укрылись в югославском посольстве. Однако отряды венгерской национальной гвардии и отдельные армейские подразделения продолжали оказывать сопротивление советским войскам.
Советские войска наносили артиллерийские удары по очагам сопротивления и проводили последующие зачистки силами пехоты при поддержке танков. Основными центрами сопротивления стали рабочие пригороды Будапешта, где местные советы сумели возглавить более или менее организованное сопротивление. Эти районы города подверглись самым массированным артобстрелам.

Против восставших (в восстании приняло участие более 50 тысяч венгров) были брошены советские войска (общей численностью 31550 солдат и офицеров) при поддержке венгерских рабочих дружин (25 тысяч) и венгерских органов государственной безопасности (1,5 тыс.).

Советские части и соединения, принимавшие участие в Венгерских событиях:
Особый корпус:
— 2–я гвардейская механизированная дивизия (Николаевско–Будапештская)
— 11–я гвардейская механизированная дивизия (после 1957 года — 30–я гвардейская танковая дивизия)
— 17–я гвардейская механизированная дивизия (Енакиевско–Дунайская)
— 33–я гвардейская механизированная дивизия (Херсонская)
— 128–я гвардейская стрелковая дивизия (после 1957 г. — 128–я гвардейская мотострелковая дивизия)
7–я гвардейская воздушно–десантная дивизия
— 80–й парашютно–десантный полк
— 108–й парашютно–десантный полк
31–я гвардейская воздушно–десантная дивизия
— 114–й парашютно–десантный полк
— 381–й парашютно–десантный полк
8–я механизированная армия Прикарпатского ВО (после 1957 г. — 8–я танковая армия)
38–я армия Прикарпатского ВО
— 13–я гвардейская механизированная дивизия (Полтавская) (после 1957 г. — 21–я гвардейская танковая дивизия)
— 27–я механизированная дивизия (Черкасская) (после 1957 г. — 27–я мотострелковая дивизия).

Всего в операции принимало участие:
• личный состав — 31550 человек
• танков и САУ — 1130
• орудий и миномётов — 615
• зенитных орудий — 185
• БТР — 380
• автомобилей — 3830

КОНЕЦ ВОССТАНИЯ

После 10 ноября ещё до середины декабря рабочие советы продолжали свою работу, нередко выходя на прямые переговоры с командованием советских частей. Однако к 19 декабря 1956 года органами государственной безопасности рабочие советы были разогнаны, а их лидеры арестованы.

Венгры в массовом порядке эмигрировали — страну покинуло почти 200 000 человек (5 % от общей численности населения), для которых в Австрии пришлось создать лагеря беженцев в Трайскирхене и Граце.
Сразу же после подавления восстания начались массовые аресты: всего спецслужбам Венгрии и их советским коллегам удалось арестовать около 5000 венгров (846 из них были отправлены в советские тюрьмы), из них «значительное количество членов ВПТ, военнослужащих и студенческой молодежи».

Премьер–министр Имре Надь и члены его правительства 22 ноября 1956 года были обманным путем выманены из посольства Югославии, где они укрылись, и заключены под стражу на территории Румынии. Затем они были возвращены в Венгрию, и над ними состоялся суд. Имре Надь и бывший министр обороны Пал Малетер были приговорены к смертной казни по обвинению в государственной измене. Имре Надь был повешен 16 июня 1958 года. Всего было казнено, по отдельным оценкам, около 350 человек. Около 26 000 человек подверглось судебному преследованию, из них 13 000 было приговорено к различным срокам заключения. К 1963 году все участники восстания были амнистированы и освобождены правительством Яноша Кадара.
После падения социалистического режима Имре Надь и Пал Малетер были торжественно перезахоронены в июле 1989 года.

С 1989 года Имре Надь считается национальным героем Венгрии.

Инициаторами выступлений стали студенты и рабочие крупных заводов. Венгры требовали свободных выборов и вывода советских военных баз. Фактически во всей стране власть взяли на себя рабочие комитеты. СССР ввел в Венгрию войска и восстановил просоветский режим, жестоко подавив сопротивление. Надь и несколько его соратников по правительству были казнены. В боях погибло несколько тысяч человек (по некоторым данным — до 10 000).

Вначале 50-х на улицах Будапешта и других городов были иные демонстрации.

В ноябре 1956, директор Венгерского Агентства Новостей, незадолго до того, как артиллерийский огонь сравнял с землей его офис, отправил всему миру отчаянное послание — телекс, возвестивший начало русского вторжения в Будапешт. Текст оканчивался словами: «Мы умрем за Венгрию и за Европу»!

Венгрия, 1956. Отряды самообороны на границе Венгрии ожидают появления советских воинских частей.

Советские танки были введены в Будапешт по приказу коммунистического руководства СССР, которое воспользовалось формальной просьбой правительства Венгрии.

Первая советская бронетехника на улицах Будапешта.

Расправа восставших над коммунистом, Венгрия, 1956 год. Да. Было и такое.

Заводской комитет в небольшом венгерском городе.

Содержимое книжного магазина, в котором продавалась коммунистическая агитационная продукция. Восставшие разгромили магазин, выкинув содержимое на улицу и предав его огню. 5 ноября 1956 года.

Будапешт, 1956. В город входят советские танки, их окружают и агитируют не стрелять.

Генерал Пал Малетер — участник второй мировой, министр обороны правительства Надя, ведет переговоры с повстанцами. Встал на сторону восставших, участвовал в боях, предательски схвачен во время переговоров с советским командованием и казнен в 1958 г.

Кардинал Миндзенти, приговорённый к пожизненному заключению 8 февраля 1949 года, был освобождён восставшими 31 октября 1956 года. Спустя несколько дней он укрылся на территории американского посольства. На фотографии кардинал Миндзенти в сопровождении своих освободителей 2 ноября 1956 года. Будапешт, Венгрия.

Повстанцы против танков.

Будапешт, 1956. Подбитые и захваченные советские танки.

Прохожие с интересом рассматривают советское противотанковое орудие, подбитое в ходе уличных боёв венгерских частей с советскими войсками.

В ходе боёв в Будапеште в ноябре 1956 года, советские войска применяли танки различных модификаций, включая тяжёлые танки ИС-3 («Иосиф Сталин — 3»), появившиеся в самом конце Второй мировой войны. Будапешт, Венгрия, ноябрь 1956 года.

Прохожие рассматривают убитых советских военнослужащих, которые лежат возле подбитого советского бронетранспортёра. 14 ноября 1956 года.

Будапешт, 1956.

Будапешт, 1956. Разбитый советский танк.

Трупы на улицах городов.

Фотокорреспонденты стоят возле трупа человека, ставшего жертвой уличных боёв.

Двое венгерских восставших с оружием безмятежно идут мимо трупов офицеров госбезопасности Венгрии.

Будапешт, 1956. Расстрел сотрудника венгерской тайной полиции (Allamvedelmi Hatosag).

Восставшие радуются казни офицера венгерской госбезопасности. В конце 40-х годов венгерская госбезопасность, выполняя приказы Матьяша Ракоши, осуществляла в стране террор против политических противников по типу сталинских репрессий в СССР. В 1956 году многие, пострадавшие в ходе тех репрессий, и члены их семей были самыми активными участниками расправ над сотрудниками госбезопасности.

Юный повстанец.

Молодая венгерка в рядах повстанцев.

Улицы Будапешта после востания.

После уличных боёв между восставшими венграми и советскими войсками улицы Будапешта представляли из себя сплошные развалины.

topwar.ru

Венгерское восстание 1956 года. Досье — Международная панорама

ТАСС-ДОСЬЕ. Во время событий в Венгрии СССР впервые продемонстрировал готовность применить силу для сохранения контроля над государством, входившем в Восточный блок. В период холодной войны в Советском Союзе и соцстранах эти события характеризовались как Венгерский контрреволюционный мятеж, в посткоммунистической Венгрии они получили название Венгерской революции.

Предпосылки восстания

Предпосылки восстания носили в основном политический характер. В послевоенной Венгрии, выступавшей во время Второй мировой войны на стороне гитлеровской Германии, оставалось большое количество сторонников фашистской «Партии скрещенных стрел» (1937-1945 гг.). Ими были созданы подпольные организации, которые вели подрывную работу против коммунистического режима.

Единственной легальной политической силой с конца 1940-х гг. в стране была коммунистическая Венгерская партия трудящихся (ВПТ). Ее возглавлял Матьяш Ракоши, которого называли «лучшим венгерским учеником Сталина». По данным экспертов, в 1952-1953 гг., когда Ракоши был главой правительства, политическим преследованиям подверглись примерно 650 тыс. человек и около 400 тыс. получили различные сроки тюремного заключения (около 10% населения).

В 1953 г. правительство возглавил Имре Надь, сторонних демократических реформ в партии и стране. Проведенные им амнистия и социально-экономические реформы (в частности, было прекращено финансирование ряда крупных индустриальных объектов, больше внимание стало уделяться развитию легкой и пищевой промышленности, снижены налоги и т. д.) встретили критику в СССР. Поэтому уже в 1955 г. Имре Надь был смещен с поста. Его преемник Андраш Хегедюш не имел влияния в партии, благодаря чему руководство ВПТ, включая Ракоши и его последователя Эрнё Герё, смогло возобновить прежний курс.

Это вызвало недовольство в обществе, которое усилилось после ХХ съезда КПСС (февраль 1956 г.), на котором был осужден культ личности Сталина. На фоне антиправительственных настроений в июле 1956 г. Ракоши был снят с поста генерального секретаря ВПТ, однако его сменил Эрнё Герё. Кроме арестов некоторых бывших руководителей госбезопасности (Аllamvеdelmi Hatоsаg, AVH), ответственных за репрессии, ощутимых мер по изменению ситуации в стране принято не было. Катализатором венгерского восстания стали события в Польше в октябре того же года, получившие название «Гомулковская оттепель».

Начало восстания

Восстание в Венгрии началось со студенческих волнений. 16 октября в городе Сегед группа учащихся университета вышла из коммунистического Демократического союза молодежи. Они восстановили Союз студентов венгерских университетов и академий, расформированный правительством после войны. Через несколько дней к ним присоединились студенты в других городах. 22 октября учащиеся Будапештского технологического университета провели митинги.

В числе требований было возвращение в правительство Имре Надя, проведение свободных выборов, а также вывод советских войск (находились на территории Венгрии сначала в соответствии с Парижским мирным договором от 1947 г., а с 1955 г. — по условиям Организации Варшавского договора; назывались Особым корпусом и дислоцировались в разных городах, в Будапеште располагалась комендатура).

23 октября в Будапеште состоялась демонстрация с участием 200 тыс. человек, которые несли транспаранты с теми же призывами. Группа демонстрантов проникла на территорию расположенной в центре города казармы Килиана и захватила оружие. Первые жертвы появились в ходе столкновений повстанцев, пытавшихся попасть в Дом радио, чтобы передать в эфир свои требования. Протестующие снесли 25-метровый памятник Сталину и предприняли попытки захватить ряд зданий, в результате чего начались бои с подразделениями государственной безопасности и армии.

Первый ввод советских войск в Будапешт

Вечером 23 октября руководство ВПТ с целью остановить конфликт решило назначить председателем правительства Имре Надя. Тогда же Эрнё Герё в телефонном разговоре обратился к советскому правительству с просьбой о помощи. По указу Президиума ЦК КПСС части Особого корпуса начали выдвигаться в Будапешт. 6 тыс. советских военнослужащих прибыли в столицу утром 24 октября, на вооружении у них было 290 танков, 120 БТР, 156 орудий. На следующий день во время митинга у парламента с верхних этажей близстоящих зданий неизвестные открыли огонь, в результате чего погиб офицер Особого корпуса, и советские военные начали ответную стрельбу. По разным оценкам, в ходе перестрелки погибли от 60 до 100 человек с обеих сторон.

Советские танки на улицах Будапешта

© ТАСС

Эти события вызвали обострение обстановки в стране, повстанцы начали нападать на сотрудников госбезопасности, коммунистов и лояльных режиму лиц, применять пытки и осуществлять суды Линча. Корреспонденты иностранных изданий («Монд», «Таймс», «Вельт» и др.) писали о 20 повешенных членах Будапештского городского комитета ВПТ и примерно 100 убитых работниках AVH, но точных данных о жертвах среди них нет. Вскоре было прервано железнодорожное и авиационное сообщение, закрылись магазины и банки. Волнения охватили и другие города страны.

28 октября в радиовыступлении Имре Надь признал народное возмущение справедливым, объявил о прекращении огня, о начале переговоров с СССР о выводе советских войск, о роспуске Венгерской Народной Армии и ВПТ (1 ноября была создана Венгерская социалистическая рабочая партия, ВСРП).

Решения СССР

Оценивая сложившуюся ситуацию, советское руководство пришло к выводу о необходимости вывода войск из Венгрии и пересмотра системы отношений со странами соцлагеря. 30 октября советский военный контингент был выведен из столицы в места постоянной дислокации. В тот же день по радио была передана правительственная декларация, в которой говорилось о готовности Кремля рассмотреть с государствами-членами Варшавского договора вопрос о советских войсках, находящихся на их территориях. При этом венгерские события были названы «справедливым и прогрессивным движением трудящихся, к которому примкнули реакционные силы».

Однако 31 октября первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев предложил «пересмотреть оценку ситуации в Венгрии, войска не выводить и проявить инициативу в наведении порядка» в стране. По его словам, уход из Венгрии был бы интерпретирован на Западе как слабость. У историков нет единого мнения по вопросу, почему в СССР решили отказаться от выполнения первоначальной декларации. В этой связи приводятся данные о неодобрительной реакции на документ со стороны коммунистических лидеров ряда стран. Так, в телеграмме генерального секретаря компартии Италии Пальмиро Тольятти указывалось, что в случае вывода войск события в Венгрии будут развиваться исключительно в «реакционном направлении».

В результате в Москве было принято решение провести военную операцию с целью свержения правительства Имре Надя. 1-3 ноября СССР провел консультации с входившими в Восточный блок Болгарией, ГДР, Польшей, Румынией, Чехословакией и Югославией, а также Китаем, в ходе которых этот план был одобрен. Операция под названием «Вихрь» была разработана под руководством министра обороны маршала Георгия Жукова.

Приняв решение провести операцию против правительства Надя, в Москве в качестве кандидатов на пост главы нового правительства рассматривались члены кабинета Надя Ференц Мюнних и Янош Кадар, которые признавали, что ситуация в Венгрии вышла из-под контроля и видели выход в сотрудничестве с СССР. В первых числах ноября они прибыли в Москву для переговоров. В итоге было принято решение о формировании правительства под руководством Кадара, который 4 ноября обратился к СССР с просьбой о помощи Венгрии.

Второй ввод советских войск

Второй ввод советских воинских частей в Будапешт под общим командованием маршала Жукова начался утром 4 ноября. В операции приняли участие формирования Особого корпуса и двух армий из Прикарпатского военного округа. Были задействованы танковые, механизированные, стрелковые и воздушно-десантные дивизии, общая численность военнослужащих превышала 30 тыс.

Ввод советских воинских частей в Будапешт под общим командованием маршала Жукова начался утром 4 ноября. В операции были задействованы танковые, механизированные, стрелковые и воздушно-десантные дивизии, общая численность военнослужащих превышала 30 тыс. На вооружении имелось свыше 1000 танков, 800 орудий и минометов, 380 БМП и БТР. Им противостояли вооруженные отряды сопротивления общей численностью до 15 тыс. человек

На вооружении имелось свыше 1000 танков, 800 орудий и минометов, 380 БМП и БТР. Им противостояли вооруженные отряды сопротивления общей численностью до 15 тыс. человек (по оценкам венгерской стороны — 50 тыс.). Регулярные части венгерской армии сохраняли нейтралитет. 6 ноября были уничтожены оставшиеся очаги сопротивления в Будапеште, а к 11 ноября восстание было подавлено на территории всей страны (однако еще до декабря часть повстанцев продолжала подпольную борьбу; ликвидацией разрозненных групп советские войска занимались вместе с венгерскими военными).

8 ноября 1956 г. Янош Кадар объявил о переходе всей власти к возглавляемому им правительству. В числе основных пунктов его программы было сохранение социалистического характера государства, восстановление порядка, повышение жизненного уровня населения, пересмотр пятилетнего плана «в интересах трудящихся», борьба с бюрократией, развитие венгерских традиций и культуры.

Потери

По официальным данным, потери Советской армии составили 669 человек убитыми, 51 пропавшими без вести, 1 тыс. 540 — ранеными. Потери с венгерской стороны с 23 октября по декабрь 1956 г. составили 2 тыс. 500 человек убитыми.

Последствия

С конца 1956 г. до начала 1960 г. в Венгрии участникам мятежа было вынесено порядка 300 смертных приговоров. Имре Надь был повешен 16 июня 1958 г. за «измену родине и организацию заговора с целью свержения народно- демократического строя» (в 1989 г. приговор был отменен, и Имре Надя объявили национальным героем). В СССР из-за опасения развития событий по венгерскому сценарию в декабре 1956 г. было принято решение об «усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских, враждебных элементов».

В ноябре-декабре 1956 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла ряд резолюций, призывавших СССР прекратить «вооруженные нападения на народ Венгрии» и вмешательство в ее внутренние дела.0сиг/свк.

tass.ru

Венгерское восстание 1956 года – Варламов.ру

В 1956 году в Венгрии произошло восстание против коммунистического режима, которое в СССР называли «контрреволюционным мятежом». В то время у власти в Венгрии стоял Матяш Ракоши, большой поклонник Сталина и любитель преследовать людей за любое инакомыслие и отправлять их в лагеря. Его драконовская политика была очень непопулярна среди венгерцев (но в целом устраивала советские власти). Поэтому попытка его свергнуть обернулась вмешательством советских войск и кровавым подавлением мятежа. Среди венгерцев в тот год погибло 2652 повстанца, 348 мирных жителей и было ранено 19 226 человек.

Нашел для вас хороший материал про то, как это было. Под катом только официальные документы и архивные фотографии.

Информация Министерства обороны СССР в ЦК КПСС о положении в Венгрии по состоянию на 12.00 4 ноября 1956 г.

Особая папка. Сов. секретно. Экз. № 1

В 6 часов 15 мин. 4 ноября с. г. советские войска приступили к проведению операции по наведению порядка и восстановлению народно-демократической власти в Венгрии.

Действуя по заранее намеченному плану, наши части овладели основными опорными пунктами реакции в провинции, какими являлись Дьёр, Мишкольц, Дьёндьеш, Дебрецен, а также другими областными центрами Венгрии.

В ходе операции советскими войсками заняты важнейшие узлы связи, в том числе мощная широковещательная радиостанция в г. Сольнок, склады боеприпасов и оружия и другие важные военные объекты.
Советские войска, действующие в г. Будапешт, сломив сопротивление мятежников, заняли здания парламента, ЦР ВПТ, а также радиостанцию в районе парламента.

Захвачены три моста через р. Дунай, связывающие восточную и западную части города, и арсенал с оружием и боеприпасами. Весь состав контрреволюционного правительства Имре Надя скрылся. Ведутся розыски.

В г. Будапешт остался один крупный очаг сопротивления мятежников в районе кинотеатра «Корвин» (юго-восточная часть города). Мятежникам, обороняющим этот опорный пункт, был предъявлен ультиматум о капитуляции, в связи с отказом мятежников сдаться, войска начали штурм.

Основные гарнизоны венгерских войск блокированы. Многие из них сложили оружие без серьезного сопротивления. Нашим войскам дано указание возвратить к командованию венгерских офицеров, снятых мятежниками, а офицеров, назначенных взамен снятых, арестовывать.

С целью недопущения проникновения в Венгрию вражеской агентуры и бегства главарей мятежников из Венгрии нашими войсками заняты венгерские аэродромы и прочно перекрыты все дороги на австро-венгерской границе. Войска, продолжая выполнять поставленные задачи, очищают от мятежников территорию Венгрии.

Жуков

АПРФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 485.

Информация Министерства обороны СССР в ЦК КПСС о положении в Венгрии по состоянию на 9.00 7 ноября 1956 г.

07.11.1956

Особая папка Сов. секретно. Экз. № 1

Советские войска в течение ночи на 7 ноября продолжали действия по ликвидации мелких групп мятежников в г. Будапешт. В западной части города наши войска вели бои по уничтожению очага сопротивления в районе бывшего дворца Хорти.

В течение ночи отмечалась перегруппировка сил мятежников в г. Будапешт. Мелкие группы пытались выходить из города в западном направлении. Одновременно выявлен крупный очаг сопротивления в районе городского театра, парка восточнее этого театра и в прилегающих к ним кварталах.

На территории Венгрии ночью было спокойно. Наши войска проводили мероприятия по выявлению и разоружению групп мятежников и отдельных венгерских подразделений.

Правительство Венгерской Народной Республики выехало из Сольнок и в 6 часов 10 минут 7 ноября прибыло в г. Будапешт. Войска продолжают выполнять поставленные задачи.

Жуков

Пометка: «Тов. Хрущев ознакомлен. Архив. 9.XI.56. Долуда».

АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 486.

Информация Министерства обороны СССР в ЦК КПСС о положении в Венгрии по состоянию на 9.00 9 ноября 1956 г.

09.11.1956

Особая папка Сов. секретно. Экз. № 1

В течение 8 ноября наши войска наводили порядок в Будапеште, прочесывали леса в отдельных районах страны, вылавливали и разоружали разрозненные мелкие группы мятежников, а также производили изъятие оружия у местного населения.

В Будапеште созданы районные военные комендатуры. В стране постепенно налаживается нормальная жизнь, приступили к работе ряд предприятий, городской транспорт, больницы и школы. Развертывают свою деятельность местные органы власти.

По предварительным данным, потери Советских войск за период боевых действий в Венгрии с 24 октября по 6 ноября с. г. составляют убитыми 377 чел., ранеными — 881 чел. В том числе убито 37 и ранено 74 офицера.

Нашими войсками разоружено около 35 000 венгров. Захвачено в ходе боев и взято под охрану в результате разоружения большое количество оружия, боевой техники и боеприпасов, учет которых продолжается.

Жуков

Пометка: «Тов. Хрущев ознакомлен. Архив. 10.IX.56. Долуда».

АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 486. Л. 43.

Информация Министерства обороны СССР в ЦК КПСС о положении в Венгрии по состоянию на 9.00 10 ноября 1956 г.

10.11.1956

Особая папка Сов. секретно. Экз. № 1

В течение 9 ноября наши войска продолжали ликвидацию мелких групп мятежников, разоружали бывших военнослужащих венгерской армии, а также производили изъятие оружия у местного населения.

Упорное сопротивление группа мятежников оказывала в пригороде Будапешта — на северной окраине острова Чепель. В этом районе было подбито и сожжено три наших танка.

Политическое положение в стране продолжает улучшаться. Однако в отдельных местах враждебные элементы все еще пытаются препятствовать наведению порядка и нормализации жизни в стране.

Сложным продолжает оставаться положение в Будапеште, где население испытывает недостаток в продовольствии и топливе. Правительство Яноша Кадара совместно с Командованием Советских войск принимают меры по обеспечению населения Будапешта продовольствием.

Жуков

Пометка: «Тов. Хрущеву доложено. Архив. 10.ХI.56. Долуда».

АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 486. Л. 96.

Телефонограмма И.А. Серова из Будапешта Н.С. Хрущеву об оперативной работе, проводимой советскими и венгерскими органами госбезопасности

09.11.1956

Секретарю ЦК КПСС тов. Хрущеву Н.С.

Вчера министр общественной безопасности т. Мюнних направил в областные организации приказ, в котором указал, что на местах, вопреки запрещению правительства, создаются органы госбезопасности. Поэтому он приказывает всем сотрудникам органов госбезопасности прекратить работу по формированию органов и уйти домой.

Учитывая, что особые отделы дивизий всю работу по изъятию контрреволюционных мятежников ведут через венгерских сотрудников органов госбезопасности, явившихся после занятия городов частями Советской Армии, сегодня разговаривал с т. Мюннихом и спросил, как он дальше имеет в виду вести работу по выявлению и аресту контрреволюционного элемента после такого приказа.

Тов. Мюнних мне ответил, что директиву он издал на основании указаний правительства так, как это было предусмотрено Декларацией правительства.

Через некоторое время в кабинет к т. Мюнниху пришел т. Кадар, который сказал, что он хотел бы со мною также побеседовать. В ходе беседы т. Кадар остановился на следующих вопросах:

1. У него были представители некоторых областей, в частности области Сальнок, которые сообщили Кадару, что офицеры Советской Армии много арестовывают и наряду с арестом контрреволюционного элемента арестовывают также рядовых участников повстанческого движения.

Он считает, что этого делать не следует, так как люди, участвовавшие в повстанческом движении, очень опасаются мести со стороны правительства, в то время как в Декларации правительства было сказано, что те, кто сложит оружие и прекратит сопротивление, не будет наказываться. Венгерское правительство не должно мстить и проявлять жестокость в отношении таких лиц.

Представитель области Сальнок сообщил т. Кадару, что когда в области арестовали 40 человек, пришли представители от рабочих и сказали, что они не начнут работать, пока не освободят арестованных. В других же областях прошли слухи, что в Сальнок арестовали 6 тыс. человек.

Тов. Кадар указал, что арестовывают реакционеров бывшие сотрудники органов госбезопасности, которых правительство распустило. Нам невыгодно перед народом, что сотрудники органов госбезопасности в Венгрии участвуют в арестах. Вы должны учесть, что у нас настроение масс играет большое значение. Советские товарищи и наши сотрудники органов госбезопасности арестами могут вызвать возмущение масс.

Я сказал, что сотрудники органов госбезопасности в Венгрии сейчас выполняют положительную работу в деле изъятия контрреволюционных мятежников. Через несколько дней, когда лица, представляющие опасность для нынешнего правительства, будут изолированы, тогда этих сотрудников следует переместить на другую работу. Тов. Кадар и т. Мюнних согласились с этим.

Я разъяснил т. Кадару, что особым отделам дивизий дано указание арестовывать всех организаторов мятежа, лиц, оказывавших сопротивление частям Советской Армии с оружием в руках, а также граждан, которые подстрекали и разжигали ненависть народа (в период правительства Надя) к коммунистам и сотрудникам органов госбезопасности, в результате чего часть из них расстреляна, повешена и сожжена.

Что касается рядовых участников восстания, то они не арестовываются. Тов. Кадар и т. Мюнних согласились, что это указание является правильным.

Далее я добавил, что не исключено, что могут быть арестованы отдельные лица, не принадлежащие к перечисленным категориям. Поэтому все арестованные тщательно фильтруются и те из них, которые не играли активной роли в мятеже, освобождаются.

Учитывая либеральное отношение, проявляемое руководящими работниками Венгрии к врагам, мною дано указание особым отделам всех арестованных быстрее отправлять из областей и городов на станцию Чоп, а также разъяснены вопросы организации политотдела в областях.

2. Далее т. Кадар сказал, что в МВД (гор. Будапешт), где сосредоточено большое количество сотрудников госбезопасности, создалась нездоровая обстановка, так как среди сотрудников органов имеются лица, которые работали в органах при Ракоши и сыграли отрицательную роль.

Поэтому он считает, что этих сотрудников необходимо немедленно убрать и устроить на другую работу. Кроме того, он считает целесообразным расформировать управление охраны, так как это нечестные люди.

Я высказал пожелание, чтобы т. Мюнних быстрее издал приказ, как мы условились, об организации народной полиции и укомплектовал ее наиболее преданными честными сотрудниками, а также оформил «политический отдел» (отдел госбезопасности), который мог бы приступить к работе. Тогда этот вопрос будет снят.

При этом мы договорились с т. Мюннихом, что в политотделе центра будет не более 20-25 человек гласного состава, а остальные сотрудники будут проходить по негласному штату.

В составе политотдела будут: внешняя разведка, контрразведка, секретно-политическая служба, следствие и специальная служба оперативной техники. Тов. Мюнних сказал, что он такой приказ подпишет завтра. О количестве арестованных по областям и изъятом оружии донесу отдельной запиской.

И. Серов

АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 487. Л. 78–80.

Телефонограмма И.А. Серова и Ю.В. Андропова из Будапешта в ЦК КПСС об отправке арестованных венгров на территорию СССР

14.11.1956

ЦК КПСС

Сегодня в течение всего дня к нам неоднократно звонили товарищи Кадар и Мюнних (каждый в отдельности), которые сообщили, что советские военные власти отправили в Советский Союз (в Сибирь) эшелон венгерской молодежи, принимавшей участие в вооруженном мятеже.

Кадар и Мюнних заявили в связи с этим, что они не одобряют подобных действий с нашей стороны, поскольку эти действия вызвали якобы всеобщую забастовку венгерских железнодорожников и ухудшили внутриполитическое положение в стране в целом.

Сегодня вечером будапештское радио им. Кошута передало тенденциозное сообщение о вывозе венгерской молодежи в Сибирь. Тов. Мюнних обратился с просьбой, чтобы командование советских войск сделало официальное заявление в печати о том, что оно никого не вывозило и не будет вывозить из Венгрии в СССР. С нашей стороны т. Мюнниху было сказано, что мы выясним этот вопрос и завтра сообщим ему ответ.

В действительности сегодня, 14 ноября, был отправлен на станцию Чоп небольшой эшелон с арестованными, следственные дела на которых оформлены как на активных участников и организаторов вооруженного мятежа. Эшелон проследовал границу.

При передвижении эшелона заключенные на двух станциях выбросили в окно записки, в которых сообщали, что их отправляют в Сибирь. Эти записки были подобраны венгерскими железнодорожниками, которые сообщили об этом в правительство. По нашей линии дано указание впредь арестованных отправлять на закрытых автомашинах под усиленным конвоем.

Завтра при встрече с т. Мюннихом т. Серов имеет в виду сказать ему, что ввиду отсутствия в Венгрии достаточно подготовленной для содержания заключенных тюрьмы, где можно было бы обеспечить проведение объективного следствия, мы имели в виду небольшую группу арестованных разместить в помещении, близрасположенном от советско-венгерской границы. Товарищи Суслов и Аристов об этом проинформированы.

Серов

Андропов

АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 486. Л. 143–144.

Справка

По данным статистики, в связи с восстанием и боевыми действиями в период с 23 октября по 31 декабря 1956 года погибло 2652 венгерских повстанца, 348 мирных жителей, и было ранено 19 226 человек.

Потери Советской армии, по официальным данным, составили 669 человек убитыми, 51 пропавшими без вести и 1251 ранеными.

Потери Венгерской Народной Армии составили по официальным данным 53 убитых, и 289 раненых военнослужащих.

Общее количество потерянной боевой техники неизвестно.

2-я гв. МД, первой вступившая в восставший Будапешт, 24 октября 1956 потеряла 4 танка.
33-я МД в ходе операции «Вихрь» потеряла 14 танков и САУ, 9 бронетранспортёров, 13 орудий, 4 РСЗО, 6 зенитных орудий и другую технику, а также 111 военнослужащих.

По утверждениям венгерских коммунистических источников, после ликвидации вооружённых групп в руки войск МВД и органов полиции попало большое количество оружия западного производства: немецкие штурмовые винтовки МП-44 и американские пистолеты-пулемёты «Томпсон».

Будапешт пострадал в результате уличных боёв между советскими войсками и повстанцами, в городе были полностью уничтожены 4000 домов и ещё 40 000 повреждены.

Источник
Дополнительно по теме:
«Тоталитарные танкисты» и «Либеральные мадьяры». Венгрия. 1956 г. (воспоминания наших танкистов)
«Укрощение строптивой» (фото и документы)

varlamov.ru

Венгерское восстание 1965 года: причины, итоги

Осенью 1956 года произошли события, которые после падения коммунистического режима именовались как Венгерское восстание, а в советских источниках назывались контрреволюционным мятежом. Но, независимо от того, как их характеризовали те или иные идеологи, это была попытка венгерского народа вооружённым путём свергнуть в стране просоветский режим. Она вошла в ряд важнейших событий холодной войны, показавших, что СССР готов применить военную силу для сохранения своего контроля над странами Варшавского договора.

Установление коммунистического режима

Чтобы понять причины восстания, происшедшего в 1956 году, следует остановиться на внутриполитическом и экономическом положении страны в 1956 году. Прежде всего следует учесть, что в годы Второй мировой войны Венгрия воевала на стороне фашистов, следовательно, в соответствии со статьями Парижского мирного договора, подписанного странами антигитлеровской коалиции, СССР имел право держать на её территории свои войска вплоть до вывода союзных оккупационных сил из Австрии.

Сразу по окончании войны в Венгрии прошли всеобщие выборы, на которых Независимая партия мелких хозяев со значительным перевесом голосов одержала победу над коммунистической ВПТ – Венгерской партией трудящихся. Как стало известно впоследствии, соотношение составляло 57 % против 17 %. Однако, опираясь на поддержку находящегося в стране контингента советских вооружённых сил, уже в 1947 году ВПТ путём махинаций, угроз и шантажа захватила власть, присвоив себе право быть единственной легальной политической партией.

Ученик Сталина

Венгерские коммунисты старались во всём подражать своим советским однопартийцам, недаром их лидер Матьяш Ракоши получил в народе прозвище лучшего ученика Сталина. Этой «чести» он удостоился благодаря тому, что, установив в стране личную диктатуру, во всём старался копировать сталинскую модель управления государством. В обстановке вопиющего произвола насильственным путём проводились индустриализация и коллективизация, а в области идеологии беспощадно подавлялись любые проявления инакомыслия. В стране развернулась также борьба с католической церковью.

В годы правления Ракоши был создан мощный аппарат госбезопасности – AVH, насчитывавший в своих рядах 28 тыс. сотрудников, которым помогали 40 тыс. осведомителей. Все стороны жизни граждан Венгрии находились под контролем этой службы. Как стало известно в посткоммунистический период, досье были заведены на миллион жителей страны, из которых 655 тыс. подверглись преследованиям, а 450 тыс. отбывали различные сроки заключения. Их использовали как бесплатную рабочую силу в шахтах и на рудниках.

В области экономики, так же, как и в политической жизни, сложилась крайне сложная обстановка. Она была вызвана тем, что в качестве военной союзницы Германии Венгрия должна была выплачивать СССР, Югославии и Чехословакии значительную репарацию, на уплату которой уходила почти четверть национального дохода. Разумеется, это крайне негативно отразилось на жизненном уровне простых граждан.

Короткая политическая оттепель

Определённые изменения в жизни страны наступили в 1953 году, когда, ввиду очевидного провала индустриализации и ослабления идеологического давления со стороны СССР, вызванного смертью Сталина, ненавистный народу Матьяш Ракоши был смещён с поста главы правительства. Его место занял другой коммунист — Имре Надь, сторонник незамедлительных и кардинальных реформ во всех областях жизни.

В результате принятых им мер были прекращены политические преследования и амнистированы их прежние жертвы. Особым указом Надь положил конец интернированию граждан и их принудительному выселению из городов по социальному признаку. Также было прекращено строительство ряда нерентабельных крупных промышленных объектов, а отпущенные на них средства направили на развитие пищевой и лёгкой промышленности. Сверх этого правительственные органы ослабили давление на сельское хозяйство, уменьшили тарифы для населения и снизили цены на продукты.

Возобновление сталинского курса и начало волнений

Однако, несмотря на то, что подобные меры сделали нового главу правительства весьма популярным в народе, они же явились поводом для обострения внутрипартийной борьбы в ВПТ. Смещённый с поста руководителя правительства, но сохранивший лидирующее положение в партии, Матьяш Ракоши путём закулисных интриг и при поддержке советских коммунистов сумел одолеть своего политического противника. В результате Имре Надь, на которого возлагало свои надежды большинство простых жителей страны, был отстранён от должности и исключён из партии.

Следствием этого стало проводимое венгерскими коммунистами возобновление сталинской линии руководства государством и продолжение политических репрессий. Всё это вызвало крайнее недовольство широких слоёв общественности. Народ начал открыто требовать возвращения к власти Надя, всеобщих выборов, построенных на альтернативной основе и, что крайне важно, вывода из страны советских войск. Это последнее требование было особенно актуальным, так как подписание в мае 1955 года Варшавского договора дало основание СССР сохранить свой контингент войск в Венгрии.

Венгерское восстание стало итогом обострения политической ситуации в стране в 1956 году. Немаловажную роль сыграли и события того же года в Польше, где произошли открытые антикоммунистические выступления. Их результатом стало усиление критических настроений среди студенчества и пишущей интеллигенции. В середине октября значительная часть молодёжи заявила о выходе из состава «Демократического союза молодёжи», являвшегося аналогом советскому комсомолу, и вступлении в существовавший прежде, но разогнанный коммунистами студенческий союз.

Как это нередко бывало в прошлом, толчок началу восстания дали студенты. Уже 22 октября ими были сформулированы и предъявлены правительству требования, включавшие в себя назначение И. Надя на пост премьер-министра, организация демократических выборов, вывод советских войск из страны и снос памятников Сталину. Транспаранты с такими лозунгами готовились нести участники запланированной на следующий день всенародной демонстрации.

23 октября 1956 года

Это шествие, начавшееся в Будапеште ровно в пятнадцать часов, привлекло более двухсот тысяч участников. История Венгрии едва ли помнит иное, столь единодушное проявление политической воли. К этому времени посол Советского Союза, будущий глава КГБ, Юрий Андропов срочно связался с Москвой и подробно доложил обо всём происходящем в стране. Закончил он своё сообщение рекомендацией оказать венгерским коммунистам всестороннюю, в том числе и военную, помощь.

К вечеру того же дня вновь назначенный первый секретарь ВПТ Эрнё Герё выступил по радио с осуждением демонстрантов и угрозами в их адрес. В ответ на это толпа манифестантов устремилась на штурм здания, где находилась радиовещательная студия. Между ними и подразделениями сил госбезопасности произошло вооружённое столкновение, в результате которого появились первые убитые и раненые.

По поводу источника получения демонстрантами оружия в советских СМИ выдвигалось утверждение, что оно было заранее доставлено в Венгрию западными спецслужбами. Однако из показаний самих участников событий видно, что оно было получено или просто отнято у подкрепления, посланного на помощь защитникам радио. Также его добывали на складах гражданской обороны и в захваченных полицейских участках.

Вскоре восстание охватило весь Будапешт. Армейские части и подразделения государственной безопасности не оказали серьёзного сопротивления, во-первых, из-за своей малочисленности – их было всего две с половиной тысячи человек, а во-вторых, из-за того, что многие из них открыто сочувствовали восставшим.

Первый ввод советских войск в Венгрию

Кроме того, поступил приказ не открывать огня по гражданским лицам, и это лишило военных возможности предпринять серьёзные действия. В результате уже к вечеру 23 октября в руках народа оказались многие ключевые объекты: склады с оружием, типографии газет и Центральный городской вокзал. Сознавая угрозу сложившейся ситуации, в ночь на 24 октября коммунисты, желая выиграть время, вновь назначили Имре Надя премьер-министром, а сами обратились к правительству СССР с просьбой о введении войск в Венгрию с целью подавить Венгерское восстание.

Результатом обращения стал ввод на территорию страны 6500 военнослужащих, 295 танков и значительного числа иной военной техники. В ответ на это экстренно образованный Венгерский национальный комитет обратился к президенту США с просьбой об оказании восставшим военной помощи.

Первая кровь

Утром 26 октября во время митинга на площади у здания парламента, с крыши дома был открыт огонь, в результате которого погиб советский офицер и был подожжён танк. Это спровоцировало ответный огонь, стоивший жизни сотне манифестантов. Известие о случившемся быстро облетело страну и стало причиной массовых расправ жителей с сотрудниками госбезопасности и просто военными.

Несмотря на то что, желая нормализовать обстановку в стране, правительство объявило об амнистии всем участникам мятежа, добровольно сложившим оружие, столкновения продолжались все последующие дни. Не повлияла на сложившуюся обстановку и замена первого секретаря ВПТ Эрнё Герё Яношем Кадароам. Во многих районах руководство партийных и государственных учреждений попросту разбегалось, а на их месте стихийно образовывались органы местного самоуправления.

Отвод советских войск из страны и начало хаоса

Как свидетельствуют участники событий, после злополучного инцидента на площади перед парламентом советские войска не предпринимали активных действий в отношении манифестантов. После заявления главы правительства Имре Надя об осуждении прежних «сталинских» методов руководства, роспуске сил госбезопасности и начале переговоров о выводе советских войск из страны у многих сложилось впечатление, что Венгерское восстание достигло желаемых результатов. Бои в городе прекратились, впервые за последние дни воцарилась тишина. Результатом переговоров Надя с советским руководством стал вывод войск, начавшийся 30 октября.

В эти дни многие районы страны оказались в обстановке полной анархии. Прежние властные структуры были уничтожены, а новые не созданы. Правительство, заседавшее в Будапеште, практически не влияло на то, что происходило на улицах города, а там наблюдался резкий всплеск преступности, так как из тюрем вместе с политзаключёнными выпустили на свободу более десяти тысяч уголовников.

Кроме того, ситуация усугублялась тем, что Венгерское восстание 1956 года очень скоро радикализировалось. Следствием этого стали массовые расправы над военнослужащими, бывшими сотрудниками органов госбезопасности, и даже рядовыми коммунистами. В одном лишь здании центрального комитета ВПТ были казнены свыше двадцати партийных руководителей. В те дни фотографии их изуродованных тел облетели страницы многих мировых изданий. Венгерская революция начала принимать черты «бессмысленного и беспощадного» бунта.

Повторный ввод вооружённых сил

Последующее подавление восстания советскими войсками стало возможным прежде всего в результате позиции, занятой правительством США. Обещав кабинету И. Надя военную и экономическую поддержку, американцы в критический момент отказались от своих обязательств, предоставив Москве беспрепятственно вмешаться в сложившуюся ситуацию. Венгерское восстание 1956 года было практически обречено на поражение, когда 31 октября на заседании ЦК КПСС Н. С. Хрущёв высказался за принятие самых радикальных мер для установления в стране коммунистического правления.

На основании его распоряжений министр обороны СССР маршал Г. К. Жуков возглавил разработку плана вооружённого вторжения в Венгрию, получившего название «Вихрь». Он предусматривал участие в военных действиях пятнадцати танковых, моторизированных и стрелковых дивизий, с привлечением военно-воздушных сил и десантных подразделений. За осуществление этой операции высказались практически все руководители стран-участниц Варшавского договора.

Операция «Вихрь» началась с того, что 3 ноября силами советского КГБ был арестован недавно назначенный министр обороны Венгрии генерал-майор Пал Малетер. Это произошло во время переговоров, проходивших в городе Тёкёле, недалеко от Будапешта. Ввод же основного контингента вооружённых сил, которым командовал лично Г. К. Жуков, был произведён утром следующего дня. Официальным поводом для этого послужила просьба правительства, возглавляемого Яношем Кадаром. За короткий срок войска захватили все основные объекты Будапешта. Имре Надь, спасая свою жизнь, покинул здание правительства и укрылся в посольстве Югославии. Позже его обманом выманят оттуда, предадут суду и вместе с Палом Малетером публично повесят как изменников Родины.

Активное подавление восстания

Основные события развернулись 4 ноября. В центре столицы венгерские повстанцы оказали советским войскам отчаянное сопротивление. Для его подавления были применены огнемёты, а также зажигательные и дымовые снаряды. Лишь опасение негативной реакции международной общественности на большое количество жертв среди мирных жителей удержало командование от бомбардировки города уже поднятыми в воздух самолётами.

В ближайшие дни были подавлены все имевшиеся очаги сопротивления, после чего Венгерское восстание 1956 года приняло форму подпольной борьбы с коммунистическим режимом. В той или иной степени она не затихала на протяжении последующих десятилетий. Как только в стране окончательно утвердился просоветский режим, начались массовые аресты участников недавнего восстания. История Венгрии вновь начала развиваться по сталинскому сценарию.

По оценкам исследователей, в тот период было вынесено около 360 смертных приговоров, 25 тыс. граждан страны подверглись судебному преследованию, и 14 тыс. из них отбывали различные сроки заключения. На долгие годы за «железным занавесом», отгородившим страны Восточной Европы от остального мира, оказалась и Венгрия. СССР – главный оплот коммунистической идеологии – зорко следил за всем происходящим в подконтрольных ему странах.

fb.ru

Будапешт, 1956 глазами участника событий

Будучи некоторое время назад в Венгрии, я обратил внимание на то, какое количество памятников и мемориальных знаков в честь событий 1956 года установлено в Будапеште. А мемориальная инсталляция у парламента своей пафосностью напомнила мне… Киев. Если быть точным, не сам Киев. а то, как в Киеве пытаются увековечивать все то страдание, которое якобы Украина вытерпела в советское время: все эти голодоморы, героизация событий «оранжевой революции» — оно же все настолько неестественное, что бросается в глаза. И то же самое я увидел в Будапеште.

Фотографировать там нельзя только внутри. Снаружи — сколько хочешь: мрачная лестница ведущая в подземелье, металлическая обшивка которой все исполосована следами от пуль. Натурально, ощущаешь всем телом, как диктатура советов готова тебя убить.

Внутри удалось сделать два кадра, не привлекая внимания полиции: реку крови и общую атмосферу они передают. А это главное.

Атмосферу гнетущую.

Вышел я на улицу из этого подвала и дал себе слово, обязательно опубликовать материал моего хорошего старшего товарища Юрия Нерсесова. Материал, написанный им в прошлом году, после поездки в Будапешт. Где он целенаправленно просил повозить его по местам трагических событий 1956 года. И первый же встреченный в этой поездке участник тех событий рассказал ему в деталях о произошедшем: и то, что танки у них были, как они их получили, о том, что оружие им раздавали еще ДО любых мирных демонстраций и еще о многом интересном. О чем мало где можно прочесть.

Остаюсь в полнейшей уверенности, что события в Венгрии 1956 года ничем не отличаются от других «цветных революций» нашего времени. От того же Майдана в Киеве очередного. И искренне восхищусь американскими технологами, которые за всем этим стоят. А именно, восхищусь тем, что люди умеют работать на перспективу в 30 — 60 — 90 лет. И умеют ждать не хуже героина.

Далее цитата отсюда.

У восстания 1956 года есть две основные версии. Сейчас принято считать, что в первый его день, 23 октября, студенты Будапешта вышли на мирную демонстрацию. Они требовали вывода армии русских оккупантов, демократии и восстановления на посту премьер-министра Имре Надя, считавшегося сторонником либерализации. У Дома Радио студентов обстреляли сотрудники госбезопасности, возмущённые рабочие и солдаты стали присоединяться к демонстрантам.

Имре Надь возглавил правительство, но 25 октября митинг у парламента расстреляли с крыш гэбэшные снайперы, затем огонь открыли советские танки, и в Будапеште начались жестокие бои. Повстанцы героически держались, революция перекинулась на провинцию, и 28 октября, по требованию Надя, оккупанты покинули столицу.

Новая власть распустила ВПТ, восстановила многопартийность и объявила о выходе из возглавляемой Советским Союзом Организации Варшавского договора. Кремль отказался признать поражение, и под давлением посла СССР в Венгрии Юрия Андропова решил утопить восстание в крови. Дивизии маршала Конева разгромили вооружённые отряды революции, а в декабре были разогнаны рабочие советы.

Робкие западные лидеры предали героев, не оказав им помощи. Марионеточное правительство, призвавшее советские танки, возглавил ранее сбежавший в Москву Янош Кадар, который только что клялся под эти танки лечь. Свыше 200 тысяч повстанцев и их близких спаслись от расправы, сбежав в Италию и Австрию.

Кроме писателя Аксёнова уже в те дня так думали и другие советские либеральные интеллигенты. С чрезвычайной симпатией о мятеже высказывался будущий лауреат Нобелевской премии по физике Лев Ландау. Известный бард Александр Городницкий даже посвятил уничтожению советской бронетехники на улицах Будапешта стихотворение завершающееся словами «Хорошо, что этот танк горит!».

Коммунисты придерживаются иного мнения, заявляя о контрреволюционном заговоре под руководством западных спецслужб. Оружие и отряды боевиков готовились заранее. По митингующим стреляли снайперы-провокаторы (как в октябре 1993-го в Москве и в январе 2014-го в Киеве), причём 25 октября они одновременно вели огонь по нашим солдатам.

Среди путчистов преобладали фашисты и уголовники, которые зверски расправлялись с пленными советскими воинами и партийными работниками. Предатель Имре Надь помешал разгромить мятежников, перешёл на их сторону и объявил о выходе из Организации Варшавского договора. Страна попадала под контроль западных государств, которые одновременно вторглись в дружественный Советскому Союзу Египет. Стало ясно: победив в Египте и Венгрии, враги не остановятся.

Ответный удар последовал немедленно. Ультиматум Кремля Великобритании и Франции заставил их вывести войска из Египта. Одновременно, вняв просьбе рабоче-крестьянского правительства товарища Кадара, советское руководство подавило венгерский мятеж столь быстро, что Запад не успел вмешаться. Жертв оказалось не так уж и много. За две недели погибли 720 советских военнослужащих и 3053 венгра, включая противников мятежа и случайно попавших под огонь обывателей.

Цифры свидетельствуют, что в восстании участвовали не слишком многочисленные отряды боевиков, с которыми обошлись чрезвычайно мягко. Повесили чуть более трёх сотен, а последних из 13 тысяч приговорённых к тюремному заключению амнистировали в 1963 году.

Свидетельства в пользу антисоветской версии я получил ещё в детстве, когда прочёл исторический боевик отставного сотрудника госбезопасности и популярного писателя-детективщика Андраша Беркеши «Октябрьская буря». (В СССР он, по причине нежелательных ассоциаций с Октябрём 1917-го, переведён под названием «Опасный водоворот» – прим. авт.).

В отличие от главарей восстания, протестующие студенты и главный герой, перешедший на сторону повстанцев сержант Ласло Тереки, описывались там с явной симпатией. Зато бывших коллег Беркеши сам обвинявшийся в пытках арестованных, репрессированный и реабилитированный сурово обличал, а о причинах выступления написал: народ взялся за оружие, потому что партийные секретари зажимали ему глотку.

Исследования показали, что казнили в Венгрии не так уж много: за 1947-1953 гг. немногим более 500 человек, включая подсиживающих друг друга партийных боссов. Зато с тюрьмами, лагерями, принудительными работами и прочими воспитательными мерами познакомились свыше 700 тысяч венгров, при населении 9,5 миллионов. Хватали за что попало и просто так, порой удивляя даже московских кураторов.

«Следователи из МВД совершенно сознательно при допросах применяют к арестованным крайние меры физического воздействия, – докладывал 20 июня 1949 года министру государственной безопасности СССР Виктору Абакумову советский советник в Венгрии, генерал-лейтенант Михаил Белкин. – Необъективно и провокационно записываются показания арестованных. Стоит арестованному назвать какую-нибудь фамилию в качестве своего знакомого, как следователь приписывает к этой фамилии «шпион», «троцкист» и т. п., из одного дела делают организацию. На объективные замечания нашей агентуры в системе МВД Венгрии о недопустимости таких методов внимание не обращается». (Н. Петров. «По сценарию Сталина: роль органов НКВД – МГБ СССР в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945-1953 гг.»).

Как и при Венгерской Советской республике, мелкий бизнес ускоренно национализировался, лишая работы лавочников и трактирщиков. На селе столь же ударными темпами шла коллективизация, которую крестьяне воспринимали куда более болезненно, чем в России с её традициями общинного землевладения. Власть раздражала бездумным копированием всего советского, от военной формы в армии до системы школьных оценок (высшим баллом стала «пятёрка» вместо традиционной «единицы»).

Доходило до абсурда. Осмотрев мемориал лидера революции 1848-1849 гг. Лайоша Кошута на площади его имени перед парламентом, товарищи сочли, что статуя слишком удручена. Грустящего перед лицом наступления русской армии Кошута заменили пафосным монументом с воздетой кверху рукой в стиле Ленина на броневике, и только в наши дни вернули прежнее изваяние на место.

Кризису власти способствовала постоянная грызня внутри коммунистической верхушки. Министра иностранных дел Ласло Райка в 1949 году казнили как предателя и шпиона, а в 1955-м объявили невинной жертвой репрессий. Его преемника Дьюлу Каллаи посадили в 1951-м и реабилитировали через три года. Директора управления госбезопасности Габора Петера (Беньямина Айзенбергера) в 1952 году приговорили к пожизненному заключению за участие в «сионистском заговоре».

Тогда же получил пожизненный срок министр внутренних дел Янош Кадар. Сменившего его Шандора Зельда арестовать не успели – он застрелился, перед этим убив жену и детей. Сам Ракоши после смерти Сталина потерял пост главы правительства, а после разоблачения «культа личности Сталина» был убран из партийного руководства. Ставшего премьером после Ракоши Имре Надя в 1955 году отправили в отставку и выгнали из партии…

Рядовые коммунисты уже не могли понять, кто из партийных лидеров борец за права трудового народа, кто его палач, а кто вражеский агент. Многие разочаровывались в идее вообще и становились ярыми врагами режима.

Пламенная комсомолка, студентка мединститута Илона Тот зачитывалась «Молодой Гвардией», а после восстания была повешена за смертельный удар ножом раненному офицеру госбезопасности. Трансильванский рабочий Йожеф Дудаш провёл 6 лет в румынской тюрьме за членство в компартии, потом разругался с советской властью, отсидел 3 года и люто возненавидел бывших товарищей.

Пленных партийных работников и гэбэшников его люди во время мятежа забивали насмерть, отрезали руки, обливали лица кислотой, а трупы вешали на деревьях вниз головой. Некоторые считают подобные расправы ответом на расстрел мирных демонстрантов, но шествие студентов, с которого всё началось, при ближайшем рассмотрении оказалась не таким уж и мирным.

Кто послал снайперов, открывших огонь по митингующим на площади Кошута 25 октября? В расположенном тут же подземном музее восстания не дают ответа, говоря о неизвестных провокаторах – причём есть много свидетельств, что те одновременно били и по стоящим тут же советским танкам.

А вот о самом первом бое, у Дома Радио, нам рассказал участник его штурма – мастер по изготовлению музыкальных инструментов Ференц Шепицки, с которым мы встретились на кладбище, во время церемонии открытия мемориала казнённым повстанцам.

– Как 23 октября студенты к Дому Радио пошли, мы с приятелем к ним присоединились, интересно было! Там же мне и оружие дали, советскую снайперскую винтовку.

– То есть ещё до начала боёв стволы раздавали? А кто?

– До сих пор не знаю, но кто же в 18 лет от снайперской винтовки откажется! Подошли к Дому Радио, стали ломиться вовнутрь, гэбэшная охрана открыла огонь, мы по ним. Приятеля убили, я одного охранника застрелил, второго ранил… Потом раздался клич идти к казармам Килиана, освобождать стройбатовцев, запертых там под охраной тех гэбешников.

– Пишут, что солдаты к вам присоединились… 

– Очень немногие… В основном они по домам разбежались. Зато оружие, которое там имелось, нам досталось, а потом с автоматами проблем не было. Среди наших оказалось много рабочих с оружейного завода и с патронного. Они привозили, каждый своё, и девчата на месте магазины заряжали. А 24-го у нас и танки появились.

– Откуда? 

– От вас! Несколько танков остановились у набережной, выходят танкисты, похоже, украинцы, простые такие парни, и спрашивают: «Это Суэцкий канал?» Мы говорим: нет, это Дунай! Они не верят, говорят, что им объявили, что в Египет пошлют, а они хотели вообще из СССР уезжать. Договорились, что танки они оставляют взамен на доставку их в Австрию. Так и сделали. В бою у парламента, 25-го, они нам очень пригодились.

– Возглавлявший штаб введённого в Будапешт Особого корпуса генерал-лейтенант Евгений Малашенко подтверждает: два танка с венгерской стороны участвовали. Наверное, после появления бронетехники вы были уверены в победе?

– Честно говоря, особой уверенности не испытывали… Многие понимали: Венгрия маленькая, Советский Союз огромный! В нашем отряде, возле «Корвина», даже по именам старались друг друга не называть, только по кличкам, чтобы не выдать, если в плен попадём. Там меня и ранило, пулей в ногу и осколком тоже в ногу, но повыше, ещё чуть-чуть – и самое ценное бы потерял, но обошлось. Отправили в госпиталь. С медсестрой, которая меня выходила, мы не поженились, как принято в романах, у каждого своя любовь имелась, но дружим до сих пор… А 4 ноября, когда ваши во второй раз пришли, я уже санитаром пошёл, потому что драться ещё не мог. Спасали, кого могли, иногда сами гибли, а 10-го меня арестовали…

– Сколько лет получили? 

– Вынесли смертный приговор. Я сначала не слишком волновался: судья знакомый оказался, и вдруг – вешать! До сих пор вспоминать страшно, уже вывели, в петлю засунули – тут писатели не врут: вся жизнь за секунды перед глазами пролетела. Оказалось – пугали, а судья не подвёл. Он специально приговор вынес с такими нарушениями, что адвокаты смогли обжаловать.

Отвезли меня в советский лагерь на Украине, где-то восточнее Львова. Ехали в товарном вагоне, человек сорок парней и одна девушка. Когда она к дырке в полу подходила, которая у нас туалетом была, все отворачивались.

В лагере, как узнали о моей специальности, прикрепили к бригаде уголовников, чтобы я их учил инструменты делать. Пришёл пацан совсем, а там такие серьёзные дядьки: бандиты и грабители, но ко мне хорошо относились и при деньгах. В нашей бригаде даже мясо давали, невкусное, то ли конину, то ли верблюжатину – так всё равно лучше, чем баланда.

Как научились друг друга понимать, и они узнали историю с захватом танков, спросили: можно ли из Венгрии в Австрию уйти? Я сказал – запросто, и в декабре 1959-го мы сбежали. Подкупили охрану и украинца, водителя грузовика, спрятались в кузове под брезентом и каким-то барахлом, ничего не видим, один из бандитов говорит: «Налево повернём, значит продал, направо – всё в порядке!» Повернули направо, и через несколько дней я оказался дома, первое время скрывался, а потом отец приятеля, высокий коммунистический чин, выхлопотал мне помилование. Только каждый год таких, как я, сажали на несколько дней два раза – 15 марта, в годовщину революции 1848 года, и 23 октября, – чтобы на улицах не бузили.

Как дальше жил? Да, в общем, нормально! У нас богатые сельхозкооперативы, по-вашему – колхозы, часто заводили подсобные предприятия, вот я на таком и работал. Делали мы рамки для окон автомобилей методом гальванопластики, металл на пластмассу напыляли и хорошо зарабатывали. Инструменты тоже делал, но редко, больше для души.

И ещё стал импресарио при эстрадном ансамбле, полмира объехал. Выезд мне разрешали только в социалистические страны, но через Югославию можно было направляться, куда хочешь, и никто внимания не обращал. В 1976 году даже на Кубе выступали и с Фиделем Кастро познакомились, он после концерта к нам за кулисы заходил… 

Ференцу Шепицки повезло – в отличие от многих других участников боёв, да и просто тех, кто оказался не в то время не в том месте. Знакомый тётушки нашего гида, сам не участвовавший в восстании, но наблюдавший его во всех подробностях, вспомнил два эпизода.

Во время первого ввода войск, когда они часто не имели чётких приказов: наступать или ограничиваться самообороной, пара советских танков в узком переулке попали в заранее разлитый мазут, который тут же подожгли, а выскочивших из машин танкистов перестреляли.

При втором наступлении группа боевиков открыла огонь по танку из костела, переполненного спасавшимися внутри жителями, и ответные снаряды разорвались в самой гуще беглецов. Стрелявшие из-за спин женщин и детей – явные отморозки, тогда как наш собеседник выглядел вполне симпатичным дедушкой.

Кого среди восставших больше, и сколько вообще народу взялось за оружие? Поскольку погибших, казнённых и осуждённых насчитывается 16 тысяч и ещё больше эмигрировало, речь идёт о десятках тысяч боевиков. С оружием в руках всегда выступает меньшинство.

В Петрограде и Москве в октябре 1917 года на стороне большевиков тоже оказалось порядка 50 тысяч красногвардейцев, солдат и матросов на 4 с лишним миллиона горожан. Численность вполне сравнимая при том, что на стороне власти оказалось гораздо меньше. Будапештский горком ВПТ отбил несколько атак повстанцев, сдался лишь после танкового обстрела, а его защитников перебили люди Дудаша.

Отряд сотрудников полиции и госбезопасности, в котором воевал Андраш Беркеши, продержался в одном из зданий министерства внутренних дел до прихода советских войск. Подавляющее большинство силовиков разбежались или ждали, чья возьмёт, как и основная масса столоначальников ВПТ. Неудивительно, что, по сравнению с потерями мятежников и советских солдат, они отделались легко. По официальным данным тех времён, погибло всего 90 венгерских военных, правоохранителей и партийных работников.

Конец цитаты.

spb.media

КРОВАВЫЙ БУДАПЕШТ 56-ГО: shurigin

*

Сегодня спикер совета федерации Сергей Миронов в Будапеште публично кается перед венграми за события 1956 года. Рвёт рубаху на груди на пополам, и, размазывая сопли по жидким усам рыдает над мемориалом павшим.
Конечно, Миронову не привыкать, и к его выходкам – типа отказаться встретиться с «террористом» Арафатом или потребовать президенту внеочередной срок, народ уже адаптировался. В конце концов, сам он о себе сказал вполне образно: «Мы будем работать плодотворно, и это не закончится никогда!»
Но мы люди взрослые и нам стоит пристальнее вглядеться в прошлое, что бы понять его уроки.
Итак, что же произошло в Венгрии в 1956 году и какова была роль Советского Союза в этих событиях.

Либеральная версия этих событий проста как лысина Гайдара. Советский Союз залил кровью Венгрию, вставшую на путь либеральных реформ.

Для начал о реформах
Кто же у нас был «реформатором» и какие «реформы» он собирался провести?
Итак, главный борец с коммунизмом и реформатор Имре Надь.

Родился в 1896 году. Воевал в составе австро-венгерской армии. В 1916 году попал в плен. А уже в 1917 вступил в Российскую коммунистическую партию (большевиков), в годы гражданской войны сражался в Красной Армии. В 1921 году вернулся в Венгрию, но в 1927 году бежит в Вену от режима Хорти. С 1930 года живёт в СССР, работая в Коминтерне и Институте сельского хозяйства АН СССР у Бухарина. Был арестован, но тут же выпущен. Причём не просто выпущен, а принят на… службу в ОГПУ. Как позже выяснилось он был завербован ещё в 1933 году и сообщал органам о деятельности соотечественников-венгров, которые нашли убежище в Советском Союзе. Это, возможно, тогда спасло самого Надя. В марте 1938 года его тоже арестовали чекисты из московского управления НКВД, но продержали в кутузке всего четыре дня. За него вступился 4-й (секретно-политический) отдел Главного управления государственной безопасности НКВД, В дальнейшем чекист Надь занимался «чисткой» Коминтерна в ходе которой которых был репрессирован Бела Кун и ряд других венгерских коммунистов. «Зачистив» Коминтерн от «врагов народа» Надь, фактически расчистил для себя место и стал одним из самых влиятельных лидеров венгерской компартии в эмиграции.
С 1941 до ноября 1944 Надь вполне уютно работал на московской радиостанции Кошут-радио, которая вела трансляцию программ на венгерском языке для жителей Венгрии, бывшей союзницей Германии в войне.

Здесь стоит напомнить, что Венгрия была одним из главных союзников гитлеровцев в войне против СССР. На советском фронте отвоевало ни много не мало, почти полтора миллиона венгров, из них погибло 404.700 человек, больше 500 000 попало в плен. Венгерскими войсками на территории СССР было совершено множество военных преступлений, которые были зафиксированы следственными органами и комиссиями по расследованию фашиских зверств, но никакой ответственности за свои преступления Венгрия в итоге так и не понесла, вовремя предав вчерашнего союзника и выйдя из войны в 1944 году.

4 ноября 1944 года Надь вернулся на родину с первой группой коммунистов-эмигрантов. Но к его огромному разочарованию «первым лицом» Венгрии он так и не стал, пришлось довольствоваться министерскими постами при различных коалиционных правительствах С 1945 Имре Надь занимал пост министра внутренних дел в кабинете Тильди – тогда этот министр одновременно курировал и спецслужбы, при Наде прошла зачистка Венгрии от «буржуазных элементов», в ходе которой в лагерях оказалось огромное количество бывших высших военных и гражданских чинов Венгрии. При кабинете Ференца Надя и Иштвана Доби Имре Надь был отстранён от МВД и назначен министром продовольствия.
Столь жалкая карьера настолько деморализовала и озлобила Надя, что в конце-концов он открыто выступил против руководства компартии, обвинив тогдашнего генерального секретаря Ракоши в «извращении линии Ленина-Сталина» и неумении работать с кадрами. За это в 1949 году он был исключен из ЦК и снят со всех постов. Поняв, что явно перегнул палку, Надь тут же публично покаялся, попросил прощения у товарищей по партии. Каялся он столь умело и горячее, что в декабре 1950 года был восстановлен в должности министра сельского хозяйства. Правда, поговаривают, что здесь не обошлось без вмешательства его советских кураторов, которые вступились за своего ценного агента. По утверждениям людей близких к архивам КГБ, с советскими спецслужбами Надь не рвал никогда.
Летом 1989 года председатель КГБ Владимир Крючков передал Горбачеву из архива КГБ пачку документов, из которых следовало, что Имре Надь в предвоенные годы был осведомителем НКВД. Эти документы Горбачёв потом передал венгерской стороне, где их благополучно спрятали и до сих пор не предъявили общественности.
Зачем Крючков достал документы из архива? Он писал об этом в сопроводительной записке Горбачеву.
Крючков – Горбачеву: «Вокруг Надя создается ореол мученика и бессребренника, исключительно честного и принципиального человека. Особый акцент во всей шумихе вокруг имени Надя делается на то, что он был «последовательным борцом со сталинизмом», «сторонником демократии и коренного обновления социализма, хотя документы доказывают совсем обратное».
На этом посту Надь и прозябал до 1955 года.
За это время произошло несколько знаковых моментов. В СССР умер Сталин и началось развенчание его «культа личности», которое очень многим тогда показалось преддверием краха советской системы. Сказалось и влияние ХХ съезда в Москве. Венгры требовали такого же расчета с прошлым, который начал Хрущев, произнеся свой знаменитый антисталинский доклад.
В июле 1956 в обстановке начавшихся студенческих волнений пленум ЦК ВПТ отправил в отставку генерального секретаря Ракоши. Однако новым лидером ВПТ стал не Надь, который к этому времени, как годы спустя Ельцин, снискал лавры «реформатора» и «пострадавшего оппозиционера», а его ближайший соратник Эрнё Герё. В очередной раз разочарованный Надь разряжается очередной порцией критики и 23 октября 1956 началась массовая студенческая демонстрация в Будапеште, закончившаяся погромом. Демонстранты снесли памятник Сталину, и попытались захватить ряд зданий в Будапеште. В такой обстановке 24 октября 1956 Надь всё же был назначен на пост председателя совета министров. На заседании, где состоялось это назначение Надь клялся оставить нарастающее противостояние и начать процесс гражданского примирения. Под нажимом Москвы руководство компартии согласилось на проведение политической реформы и заявило о готовности начать диалог по всем требованиям митингующих. Фактически Надь получил «карт-бланш» на проведение реформы и мирный выход из политического тупика.
Но бывший стукач решил, что его звёздный час настал, и вместо того, что бы попытаться успокоить людей, начать мирный диалог Надь фактически спровоцировал гражданскую войну – выйдя из компартии и объявив её «нелегетимной», распустил своим указом органы госбезопасности и потребовал немедленного вывода советских войск.
Фактически сразу после этого началась бойня – коммунисты и поддержавшие их венгры вступили в схватку с «националистами» и бывшими хортистами, которые активно подержали требования вывода советских войск и выхода Венгрии из Варшавского договора и начали захват правительственных учреждений. По Будапешту прокатилась волна самосудных казней, когда пойманных коммунистов, сотрудников спецслужб и даже членов их семей после зверских издевательств вешали на деревьях вниз головой. Стремясь остановить погромы и убийства в Будапешт были введены советские части с категорическим приказом огня не открывать. И почти сразу начались убийства советских военнослужащих и членов их семей. За 6 дней беспорядков с 24 по 29 октября погибло 350 советских военнослужащих и около 50 членов семей.

Стремясь до конца не вмешиваться в происходящие в Венгрии события, советское руководство пошло на встречу требованиям Надя и 28 октября 1956 советские войска были выведены из Будапешта, но это привело только к эскалации гражданской войны.
Буквально на следующий день на площади Республики перед зданием горкома партии толпа расправилась с сотрудниками госбезопасности и столичного горкома партии. В ходе расправы было убито 26 человек во главе с секретарем горкома Имре Мезе. Их всех повесили на деревьях головой вниз.
Сегодня много любят рассуждать о «всеобщности» восстания, хотя на самом деле в стране началась гражданская война, с обоих сторон сражались и погибали десятки людей. И насколько бы затянулась эта война можно только гадать, но однозначно одно – счёт убитых бы шёл бы на десятки тысяч.
Верхом «карьеры» агента ОГПУ стало его обращение к ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии.

Собственно мне лично понятно одно, что политический авантюризм бывшего сексота привёл к тому, что в Венгрии была фактически спровоцирована гражданская война, последствия которой сложно предугадать, если бы не ввод советских войск.
Такова, увы, ущербность психологии «сексота» – куча задавленных комплексов, ненависть к кураторам, презрение к окружающим и громадный комплекс неполноценности, который способен толкнуть на любую авантюры.

Теперь о самой «кровавой расправе».
Сегодня установлено, что в результате событий 56 года в Венгрии погибло 2740 чел, 25000 было репрессировано, 200 000 сбежали из страны.
При этом как-то по умолчанию принято считать, что их всех – 2740 человек уничтожили «советские оккупанты». Хотя на самом деле это совсем не так. Это ВСЕ жертвы этих событий. Причём, согласно документам в первые дни «восстания» от рук «восставших» погибло более 300 «коммунистов и их пособников», таких как например расстрелянные у здания МВД солдаты, которым просто не повезло оказаться не в той форме не в том месте.

Надо честно сказать, что далеко не все в Венгрии потеряли голову и рвались в бой. Например, во всей венгерской армии нашлось всего несколько офицеров, которые перешли на сторону путчистов. При этом ни один генерал не принял участие в этой бойне.
Самым заметным «героем» того времени оказался начальник строительных частей полковник Пал Малетер, как это не смешно — ещё один советский агент, бывший офицер хортиской армии, попавший в плен в 1944 году, прошедший подготовку в советской разведшколе и заброшенный в Венгрию с заданием организовать партизанский отряд (на фото слева).

Именно он стал военным лидером путчистов, правда перед этим успев отдать приказ танкам стрелять по «мятежникам» и лично расстреляв двух пойманных студентов. Но когда наступавшая толпа фактически не оставила ему шансов, он отдал приказ солдатам перейти на сторону народа и сам объявил о своей верности Имре Надю. Надю настолько был нужен хоть один перебежавший на его сторону старший офицер, что он спокойно закрыл глаза на расстрел, учинённый Малетером, и назначил его первым заместителем министра обороны.

А теперь о потерях и зверствах.
Гарнизон Будапешта на тот момент насчитывал около 30 000 солдат, известно, что на сторону восставших перешло около 12 тысяч, но далеко не все приняли участие в боях. После ареста Малетера его подчинённые фактически разошлись по домам. В различных боевых отрядах сражалось в общей сложности около 35 000 человек из которых более половины это бывшие солдаты и офицеры «хортисты», составившие костяк путчистов.
Сегодня вообще не модна тема исследования социального состава «повстанцев». Чаще всего напирают на то, что это были «студенты и рабочие», но, судя по спискам погибших студентов среди них было не так уж и много. То, что «хортисты» составляли костяк отрядов вынуждены были сквозь зубы признавать и современные венгерские историки.

Так обороной города Печ командовал опытный хортистский офицер, ветеран войны в России майор Чорги, у которого под командование находилось больше 2 000 боевиков, Мишкольц так же защищали хортисты и переброшенные сюда из Западной Германии, прошедшие подготовку у Гелена эмигранты.
В распоряжении путчистов было более 50 000 единиц стрелкового оружия, до 100 танков, около 200 орудий и миномётов. Сила не маленькая. И всего за 4 суток боёв вся эта группировка была рассеяна и разоружена. Потери венгров составили около 1300 убитых, а всего за весь период боевых действий с 1 ноября по 5 января в боях погибло 1700 человек.
При этом в эту цифру входят потери обоих стороны, путчистов и тех кто воевал против них.

Если вы хотите сказать, что это называется «умыть кровью», то я тогда даже и не знаю, что значит гуманизм.

За шесть лет до событий в Венгрии английские части были брошены на подавление коммунистического восстания в Малазии, и только за первый год боёв там было уничтожено больше 40 000 человек. И никого это не возмутило.

За два года до событий в Венгрии французская армия начала карательную экспедицию в Алжире, где в ходе войны погибло почти миллион алжирцев. И опять же никому в голову не пришло обвинять французов в жестокости.

А советские войска всего за 4 суток, смогли разгромить и рассеять почти пятидесятитысячную армию мятежников, взять под контроль все основные города и объекты, уничтожив при этом всего 2 000 мятежников, и за это заслужили прозвище «кровавых палачей». Вот уж воистину краснобайство!
Потери советской стороны составили 720 — убитыми, 1540 ранеными, 51 пропал без вести.

В ходе следствия было заведено 22 000 судебных дел. Было вынесено 400 смертных приговоров, но приведено в исполнение чуть больше 300, сбежало на Запад 200 000 человек. Если считать, что на Запад бежали ТОЛЬКО противники коммунистического режима (а на самом деле, очень многие просто воспользовались возможностью устроить свою жизнь на Западе, не являясь активным участником событий), то получается, что в путче принимало участие всего 2,5% населения Венгрии (10 млн.) Мягко скажем – не много…

Поэтому мне очень стыдно сегодня. Но не перед венграми, которые могут сколько угодно заламывать руки на могилах своих путчистов, стыдливо помалкивая о куда более позорном и кровавом следе оставленном их дедами и отцами на русской земле, за который они почему-то каяться не собираются, мне стыдно перед могилами наших павших солдат и офицеров, спасших Венгрию от гражданской войны. Сегодня великовозрастный недоумок из Совета Федерации их подло предал.
Мёртвые сраму не имут! Вы хорошо сделали своё дело, вечная вам память!

Свидетельство очевидца

Я служил в Прикарпатском военном округе в батальоне связи танковой дивизии. Лейтенант, командир учебного взвода, возраст — 23 года, боевого опыта не имел. Когда дивизию подняли по тревоге, ни я, ни мои товарищи ничего о начале венгерских событий не знали. Это потом стало известно, что после разоблачения культа личности Сталина венгерская политическая жизнь ожила. 23 октября 1956-го в Будапеште прошла демонстрация — была ли она агрессивна, не могу сказать, но была расстреляна. Наша армия никакого отношения к этому не имела.
Я был назначен командиром взвода в линейно-кабельную роту батальона связи. Личный состав — молодые люди в возрасте 19, 20 и 21 год. Познакомились во время тревоги. Проинформировали: дивизия будет переброшена за границу.
Венгерскую границу пересекли в районе станции Чоп. Дальше двигались своим ходом на больших скоростях. Танки — по грунту, вне дорог. Настороженность появилась, когда в одном из пограничных городков увидели опрокинутую статую Сталина. На короткой остановке раздали письменный приказ МО СССР: в Венгрии — контрреволюция, нужно помочь венгерскому народу и правительству.
По молодости лет контрреволюционеров я не считал серьезными противниками. И было неясно: нарушен или нет нейтралитет Австрии со стороны войск НАТО (уж очень мы спешили). Позднее узнали: нейтралитет Австрии нарушался для пополнения рядов контрреволюционеров. Уже под Будапештом при патрулировании мне ставилась задача излавливать «иностранцев».
Наше беспокойство относительно политики НАТО было связано и с нашими семьями. Мы жили в Западной Украине. Моя жена, только что родившая дочку, думая, что началась война, попросилась уехать на Север к родным.
… Перед небольшим городком колонну забросали гранатами. Среди убитых — командир танковой роты, позднее узнал, что у него остались маленькие дети. Колонна остановилась. Командир дивизии приказал сделать два предупредительных выстрела из танков. Подождали, обстрел не возобновился, колонна двинулась вперед. Танковый полк, который двигался рядом с нами, мог снести с лица земли это поселение. Но никакой мести за убитых и раненых не было. У нас было правило: вы не стреляете — мы не стреляем.
Запомнил еще остановку, когда командир дивизии в штабной машине вел переговоры с командиром венгерской дивизии. От старших офицеров узнали: переговоры кончились миром, в автопарках и у оружия будет наша охрана, чтобы оружие не раздавалось ни сторонникам, ни противникам власти и не было удара с тыла. По сути, это была блокировка раздачи оружия, нейтрализация расколовшейся венгерской армии.
Перед городом Геделле остановились на отдых. Подъехал крытый грузовик, в машине — гражданские с автоматами. Я сразу понял, что это не контрреволюционеры. Иначе они нас могли спокойно расстрелять. Мы их разоружили и отвели к замполиту. Оказалось, это рабочие, которые направлялись освобождать Будапешт от путчистов. Тем не менее замполит решил не отдавать им оружие, а настойчиво рекомендовал возвращаться домой и агитировать за урегулирование разногласий мирным путем (говорил на русском, поняли или нет, не знаю).
Штаб дивизии и батальон связи остановились под Будапештом, в городе Геделле. Местные власти выделили нам общежитие Сельскохозяйственной академии, оно было абсолютно пустым. Мне была поставлена задача организовать проводную телефонную связь с полками, дежурить на телефонной станции Геделле (венгры нам выделили две стойки ручного коммутатора), патрулировать вечером и ночью на улицах города. Никакой фронтовой линии и тыла не было. Прокладывая и восстанавливая телефонные линии, я ходил пешком. Разговаривал на немецком, русском. Подавляющее большинство венгров, к которым я обращался, были настроены миролюбиво, помогали. Но опасность нарваться на засаду была…
На дежурство ходили пешком, мимо базарчика. Один раз видел в Геделле демонстрацию. Офицеры штаба дивизии о ней знали, но никто демонстрантов не тронул.
Однажды ко мне подошел венгр моложе меня и стал довольно понятно на русском (видимо, изучал в школе) доказывать, что путчисты — это фашисты, он их всех знает и надо их арестовать. Я посоветовал ему обратиться в местное венгерское КГБ… Это сейчас их называют революционерами, а тогда сами венгры нам объясняли, что в мятеже участвовали и фашисты, и хортисты.
… Патрулируя поздно вечером, я остановил грузовик и проверил пропуска у двух мужчин; один из них был вооруженный полицейский, он плакал навзрыд. Его товарищ рассказал, что «революционеры» расстреляли жену полицейского и двух малолетних детей, когда его не было дома.
При проверке документов я встречал много наших сторонников; у них были специальные пропуска. Это я к тому, что не только власть, но и венгерское общество раскололось на два лагеря. О том, что это не верховная власть, можно было судить хотя бы по заурядности машин…
Наши танковые полки и мотопехота при штурме Будапешта не применялись; они оставались в поле, в палаточных лагерях. Я знаю об этом потому, что обеспечивал их связью. Но я должен писать правду: разведбат дивизии в штурме Будапешта участвовал… Когда офицеры разведбата появились в штабе дивизии, стало понятно, что мятежников усмирили.
Примерно через месяц после прибытия в Генделле местная власть и наша служба тыла организовали нам помывку в бане. В баню шли пешком, без оружия. Спокойно помылись, сменили белье…
«Народная революция» так быстро не проходит, значит, ее делал не весь народ. Была гремучая смесь анархистов, хортистов, фашистов, «иностранцев», и сосредоточились они в основном в Будапеште. Спорить не буду, были и разумные демократы, но их было меньшинство.
Где-то под Новый год дивизия по частям стала покидать Венгрию. Наши эшелоны проверялись представителями ВНР. Мою теплушку тоже проверяли, претензий не было.
Разные люди о венгерских событиях 1956 года пишут с разных позиций, подстраиваясь и не подстраиваясь… Я не политик, а очевидец и прихожу к следующим выводам. Что бы ни говорили сегодня, взаимная ненависть и вооруженное противостояние между венграми зародились после расстрела самими же венграми октябрьской демонстрации в Будапеште. Общество раскололось. Во время войны Венгрия была сателлитом Германии, у части населения хортистско-фашистское мировоззрение не изменилось. Эти люди влились в ряды недовольных. Армия часть оружия раздала и тем и другим. Сама она тоже раскололась, хотя активного участия в событиях не принимала. Стихийно и нестихийно начались взаимные расправы. Образовались две группы самоорганизовавшихся властей. Без вооруженной борьбы в таких обстоятельствах не обходится. Насколько продуманно действовали советские руководители, я не знаю, но без нашего вмешательства вероятность перерастания мятежа в гражданскую войну была объективно высока.
Если посмотреть глубже, то венгерские события — это одно из локальных политических противостояний двух систем. Европа была «беременна» не только политическим, но и военным противостоянием… Что касается проблемы оптимальности общественно-государственной системы, то человечество не разрешило ее до сих пор. Этот вопрос и решался в 1956-м в Венгрии — только не интеллектуальным, а силовым путем; после ошибочного решения КГБ Венгрии за оружие взялись «революционеры».
Наших товарищей — погибших военных — было много, вечная им память, они выполняли свою миссию: тушили очаги гражданской войны в Венгрии.
Борис Братенков полковник в отставке
http://www.ogoniok.com/4967/15/

5 лет назад мне передал на хранение свой боевой орден «Красная Звезда» генерал-лейтенант Юрий Николаевич Калинин. Этот орден № 3397404 ему был вручён 18 декабря 1956 года в Будапеште.
Держу его в ладони. Через алую эмаль чувствую его спокойную, жёсткую силу.
Никто не забыт, ничто не забыто!

P.S.

Хочется напомнить господину Миронову, что всего за сутки в Москве (3-4 октября 1993 года) было убито по официальной версии 137 человек, а по подсчётам правозащитников более 400 человек и никто в Кремле почему-то не говорит о «кровавых палачах» и не собирается извиняться перед родными погибших.

shurigin.livejournal.com

Антисоветское восстание в Будапеште в 1956 году.

В ночь с 7 на 8 ноября 1956 года, когда граждане СССР еще допивали последние тосты в честь «дня великой революции рабочих и крестьян» и сворачивали последние транспаранты с Ленином, на тёмных улицах Будапешта складывали оружие последние из 50.000 сопротивлявшихся бойцов, что с оружием в руках восстали против советской власти. Пал кинотеатр Корвин, ставший в эти дни командным пунктом повстанцев (в большинстве своём — тех самых простых рабочих), а через площадь Октогон советские войска гнали всё новые и новые силы и технику для подавления восстания.

В эти дни Будапешт, что некогда называли «второй прекрасной Веной», напоминал город-призрак — черные проёмы окон старинных доходных домов, трупы на улицах и сгоревшие танки в узких переулках. Маршал Жуков праздновал победу — его биографы не слишком любят вспоминать об этом, но операцией «Вихрь» по подавлению венгерского восстания командовал именно он. Казалось, это крах — но как оказалось, свобода и победа повстанцев всего лишь была отложена на 30 лет.

Итак, в сегодняшнем посте мы с вами прогуляемся по улицам Будапешта, и я расскажу вам о том, как проходило венгерское антисоветское восстание в 1956 году, чем оно закончилось и почему оно в итоге всё равно победило.

01. Для начала, как водится, немного истории. После 1945 года в Венгрии (которая воевала во Второй мировой войне на стороне Германии) оставались советские войска, которые, по сути стали той силой, опираясь на которую в Вергрии была установлена коммунистическая диктатура сталинского образца. Произошло это в 1949 году, когда на очередных выборах венгерские коммунисты, названные «Венгерской партией трудящихся» (ВПТ) безоговорочно победили — при том, что несколькими годами ранее имели поддержку не более 13%. «Выборы» проводились под надзором советской военной администрации, так что можете сами представить, в чью пользу были посчитаны голоса избирателей.

Во главе коммунистически-террористического режима в Вергрии стал Матьяш Ракоши — который тут же начал коллективизацию и массовые репрессии. Первым делом Ракоши казнил многих своих политических противников, а вслед за этим развернул репрессии против инакомыслящих. При населении страны в 9 миллионов человек в тюрьмах оказались более чем 200.000, а депортациям и интергированиям подверглись более 700.000 — итого, каждый десятый житель страны пострадал от репрессий. В лучших традициях сталинщины Ракоши проводил и так называемые «социальные чистки» — например, собирал в Будапеште инвалидов и выбрасывал их чисто поле как «непроизводительных элементов».

Одних только венгерских социал-демократов к 1951 году в тюрьмах сидело более 4.000, а Арпада Сакщица, недавнего президента страны Ракоши пригласил на ужин, завявив тому после трапезы — «не уходи, Арпад, настоящий конец еще впереди» — после чего вручил тому листок, на котором гость прочитал собственное «признание» о том, что он работал одновременно на полицию Хорти, гестапо и британские спецслужбы. В общем, диктатор куражился как хотел.

Чуть легче в Венгрии стало после смерти Сталина — некоторых политических заключенных выпустили из тюрем, перестали выбрасывать из городов инвалидов, рабовладельческие «нормы выработки» в колхозах и на предприятиях были понижены. Из соседней Польши приходили радостные вести — рабочие стали подниматься против коммунистической номенклатуры. Венгерские власти начали идти на некоторые уступки — начался судебный процесс против сталинского палача Михая Фаркаша, от действий которого вставали дыбом волосы даже у советских гэбистов, а Хрущёв называл Фаркаша «пугалом и садистом». Суд над Фаркашем был закрытым, что очень не понравилось венгерским студентам.

Одновременно с этим студенты Будапештского университета строительной промышленности составили перечень требований к оргарам власти, и 23 октября 1956 года стали собираться на марш протеста у памятника Юзефу Бёму:

03. Почему было выбрано именно это место? Дело в том, что Юзеф Бём был героем и главнокомандующим Венгерской революции 1848-1849 годов, основной идеей которой было провозглашение независимости государства и проведение либеральных реформ. Сейчас, кстати, у памятника Бёму много цветов и венков не только в честь 1848 года, но и в в дань памяти и событиям 1956 года:

04. Давайте посмотрим, какие именно требования выдвигали властям студенты, вот основные из них:

1. Немедленный созыв ЦК Венгерской партии трудящихся и переформирование его состава вновь избранными партийными комитетами.
2. Образование нового правительства, проведение выборов.
3. Установление дружественных венгеро-советских и венгеро-югославских отношений на принципах полного равноправия.
4. Проведение всеобщего равного и тайного голосования по выборам в Национальное собрание.
5. Реорганизация венгерской экономики, подлинно хозяйское использование венгерской урановой руды.
6. Упорядочение и нормирование труда, рабочее самоуправление.
7. Пересмотр системы обязательных поставок государству.
8. Амнистирование политзаключенных и репрессированных.
9. Восстановление исторического герба страны.
10. Осуществление принципа свободы печати, гласности, уничтожение «личных дел» на граждан.

Как видите, требования вполне разумные, и кстати большинство из них было исполнено после 1989 года.

05. После собрания у памятника Бёму студенты планировали пойти в сторону памятника Шандора Петёрфи — ещё одного героя Венгерской революции 1848-49 годов, его памятник находится на другой стороне Дуная, за мостом:

06. Венгерские власти не на шутку обеспокоились всем происходящим. Эрне Герё, бывший тогда руководителем Венгрии (он заменил тирана Ракоши, но по сути был таким же коммунистическим диктатором) публично по радио осудил демонстрацию студентов, причём сделал это уже в то время, когда на улицы Будапешта вышло 200.000 человек. Очень испугался и Юрий Андропов, бывший в то время послом СССР в Венгерской республике — этот начал строчить в Москву телеграмму за телеграммой, дожидаясь инструкий о «подавлении бунта». Всё это подлило масла в огонь, и демонстранты пошли на штурм Дома Радио, в котором также укрывались сотрудники Госбезопасности:

07. Дом радио находится на улице Bródy Sándor в Будапеште — 23 октября с фасада здания были сброшены красные звезды, а сам Дом радио был захвачен повстанцами. На балконе второгго этажа был вывешен знаменитый баннер «Радио Свободной Венгрии», часто встречающийся на фотоснимках 1956 года.

08. Сейчас у Дома радио можно увидеть венки в память о повстанцах 1956 года:

08. И вот такой барельеф, на котором танк проезжает по людям, поднявшим флаг независимой Венгрии, свободной от коммунизма (с вырезанным советским гербом). Танки, кстати, выехали в Будапешт уже в ночь с 23 на 24 октября 1956 года — к утру в городе было уже шесть тысяч советских солдат, 290 танков, 120 бронетранспортеров и 156 орудий. В СССР список требований венгерской молодежи показался «жутким экстремизмом», который потребовал немедленного введения огромного количества войск.

09. Итак, на узких старинных улицах Будапешта появились советские танки, после чего социальные протесты студентов отошли на второй план — венграм стало понятно, что речь идет о национальной независимости, во всём происходящем люди увидели эхо событий 1849 года, когда царь Николай I двинул в Венгрию корпус Дембинского, чтобы подавить венгерскую революцию.

К восставшим стали примыкать полицейские и многие венгерские военнослужащие — для них это был не социальный протест, а уже что-то вроде войны. Имре Надь, один из кумиров революционных студентов, испугался размаха событий и призвал восставших сложить оружие, но его послали подальше — он уже ничего всерьёз не решал.

10. Площадь Октогон в центре Будапешта — через нее осуществлялась переброска советских войск в различные районы города, и здесь же в домах повстанцы оборудовали огневые точки, начиная стражения с входящими советскими войсками.

11. Крупнейший бой завязался 24 октября у будапештского кинотеатра «Корвин», что в те дни превратился в стратегический форпост и командный пункт повстанцев.

12. Если посмотреть на кинотеатр сверху, становится понятно, почему именно «Корвин» был выбран в качестве командного пунтка — «Пассаж Корвина» напоминает крепость, со всех сторон окруженную домами и по которой практически невозможно бить издали прямой наводкой.

13. В «Корвине» укрылись до 4000 бойцов венгерской революции под командованием 26-летнего  спортивного инструктора Ласло Ковача и 24-летнего агронома Гергей Погрантца, люди были вооружены стрелковым оружием, гранатами и коктейлями молотова, а окна кинотеатра были превращены в бойницы:

14. Сейчас внутри «Корвина» уже ничего не напоминает о тех событиях — это обычный современный кинотеатр, в который ходят как жители Будапешта, так и туристы со всего мира.

15. Сложно поверить, что 61 год назад прямо в этих коридорах шли ожесточенные бои.

16. Библиотека внутри «Корвина»:

17. Балкон. Только 9 ноября, потеряв 12 танков, советским войскам удалось взять «Корвин». Гергей Погрантц сумел уйти под артиллерийским огнём с несколькими сотнями бойцов.

18. Памятные доски на стенах «Корвина» о героях восстания. Ровно на этом месте в те дни здесь висел венгерский флаг с вырезанным коммунистическим гербом, ставший одним из символов революции 1956 года.

19. Памятник восставшим, который стоит сейчас с правой стороны от входа в кинотеатр:

20. Улицы у кинотеатра «Корвин». С высоты хорошо видно, что плотная старинная застройка Будапешта в этом месте разбавлена более современными зданиями — они были построены на месте домов, уничтоженных в ходе подавления восстания.

20. 25 октября к городу подошли ещё две дивизии советских войск — утром 33-я гвардейская механизированная, а вечером — 128-я стрелковая. В это время проходил митинг у стен здания Венгерского парламента:

21. Внезапно по советским войскам, что стояли неподалёку от манифестантов у здания Парламента, был открыт огонь, стреляли с вот этих крыш:

22. В результате погиб один советский офицер и был сожжен танк, стоящий у стен Парламента. В ответ на это солдаты, не долго думая, открыли огонь по манифестантам, в результате чего был убит 61 человек и 284 было ранено.

23. Стрельба советских солдат и офицеров госбезопасности по манифестантам у Парламента ещё больше ожесточило восставших — они стали отлавливать сотрудников венгерской ГБ прямо на улицах и казнить без суда и следствия. Говорят, что именно эти события кардинально повлияли на Андропова, сильно его напугав на всю оставшуюся жизнь.

24. Ещё одним известным событием тех дней стало уничтожение памятника Сталину, что стоял на одном из будапештских проспектов и в официальной пропаганде именовался как «подарок венгерского народа к семидесятилетию вождя». С началом революции венгры продемонстрировали истинное отношение «венгерского народа» к «вождю», свалив его с постамента и отпилив голову. От Сталина остались лишь сапоги, в которые водрузили венгерский флаг.

Сейчас на месте снесенного Сталина можно увидеть вот такой монумент:

25. Монумент состоит из металлических столбов, что постепенно сливаются в единую стальную глыбу:

26. 27 октября 1956 года вместо Герё первым секретарём стал либеральный Янош Кадар, который начал переговоры с восставшими. По всей стране формировались гражданские ревкомы и рабочие советы. По сути, в стране наступила настоящая власть рабочих (а не партийной номенклатуры), и это было для сталинистов куда страшнее, чем «буржуазно-помещичья реставрация», которой они всех пугали .

27. И очень возможно, что Венгрия стала бы первой страной, которая вышла из Варшавского договора и сумела освободиться от советского диктата, но как на зло, 29 октября 1956 года Израиль напал на Египет. В ООН началась путаница — США выступили за Египет, Великобритания и Франция — за Израиль. Про маленькую Венгрию все забыли, и у СССР оказались развязаны руки — в Будапешт начали бросать всё новые и новые силы, которые к 8 ноября подавили вооруженное сопротивление венгерского народа.

28. В центре Будапешта есть «Музей Террора», в котором можно узнать о событиях этих дней. Коммунисты и ГБ-шники бросились мстить за пережитый страх — в боях на улицах Будапешта погибло около 3000 восставших, еще 2000 были убиты и казнены после взятия в плен.

29. Были взяты в плен и казнены Имре Надь, один из лидеров сопротивления, а также Ласло Ковач, первый комендант обороны «Корвина». А через 30 лет, после падения коммунизма, они были объявлены национальными героями Венгрии…

30. ..Возле «Дома Террора» в Будапеште можно увидеть часть Берлинской стены — её обломки стали символом освобождения Европы от тоталитарных идеологий.

31. А у стены памяти героям восстания 1956 года горят лампадки:

32. В современном Будапеште не осталось практически никаких внешних следов от боёв антисоветского восстания — всё уже укрыла история и время. Хотя, пожалуй, настоящие следы этого восстания гораздо глубже, чем отметины от пуль на стенах зданий — венгры помнят, какой ценой им досталась свобода и исполнение требований студентов из далёкого 1956 года. Все эти требования были выполнены в свободной Венгрии после падения коммунистического режима в 1989 году.

33. В кинотеатре «Корвин» сейчас снова идут фильмы, а возле входа можно наткнуться на вот такие уличные книжные лотки со старыми книгами (в том числе и коммунистической эпохи).

34. А современный Будапешт превратился в туристический центр, куда едут люди со всего мира.

Да, а что же сталинист Матьяш Ракоши, что депортировал, уничтожал и расстреливал венгров? Разумеется, он был ярым противником венгерской революции. После его смещения с должности и начала восстания Ракоши вывезли в СССР, где он попросил для себя «условия пожестче». Хрущёв пошел ему на встречу и отправил Матьяша Ракоши в киргизский Токмак — там бывшему властелину Венгрии, что привык повелевать людьми, приходилось самому себе колоть дрова и таскать из колодца воду.

Позже Ракоши перебрасывали то туда, то сюда, и в итоге некогда всесильный венгерский тиран, ненавидимый всеми венграми и презираемыми новыми советскими хозяевами, умер в городе Горький в феврале 1971 года.

Добавляйтесь в друзья в ЖЖ;)

А ещё подписывайтесь на обновления моего блога, чтобы не пропустить самое важное;)

Подписывайтесь на меня в facabook
Подписывайтесь на мою страничку Вконтакте
Подписывайтесь на мой твиттер

_____________________________________________

Понравился пост? Обязательно расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

maxim-nm.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о