Атомные корабли — Мастерок.жж.рф

40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» проекта 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня.

Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием. Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.

Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.

В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.

В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году («Битва авианосцев»). На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, увы, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.

Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.

В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.

Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.

Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.

Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль» , в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

Спасите наши туши

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин» («Мечта полярника»). Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду смотреть на атомоход водили на Адмиралтейский завод экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, неафишировавшимся «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.

Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.

А еще ведь был атомный лихтеровоз и вообще тогда атомные реакторы на торговых судах считались очень актуальными.

Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.

«Фугасом» по мордасам

В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.

В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).

Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.

Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».

Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.

Однако крупнейшими в отечественном флоте атомными боевыми кораблями эти наши крейсеры числились недолго. В конце 1988-го был завершен невиданный ни в одном из других флотов мира большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» проекта 1941 «Титан». Водоизмещение «Урала», предназначенного для многофункциональной разведки и слежения за космическими объектами автономно в течение почти года, достигло 35 тысяч тонн. Собственно, заказал корабль не флот, относившийся к титану довольно прохладно, а Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Флотское командование, как утверждают некоторые историки, как раз добилось, чтобы второй такой корабль (на чем якобы настаивало ГРУ) не закладывали, ибо он препятствовал бы достройке серии тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 и атомных ледоколов.

Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.

Мы уже подроднейшим образом обсуждали судьбу этого корабля — Атомный корабль радиоэлектронной разведки ССВ-33 «Урал»

Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсер

masterok.livejournal.com

Атомные корабли

40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» проекта 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня.

Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием. Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.

Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.

 

 

В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.

В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году («Битва авианосцев»). На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, увы, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.

Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.

В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.

Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.

Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.

Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль» , в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

 

Спасите наши туши

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин» («Мечта полярника»). Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду смотреть на атомоход водили на Адмиралтейский завод экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, неафишировавшимся «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.

Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.

А еще ведь был атомный лихтеровоз и вообще тогда атомные реакторы на торговых судах считались очень актуальными.

Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.

 

«Фугасом» по мордасам

В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.

В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).

Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.

Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».

Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.

Однако крупнейшими в отечественном флоте атомными боевыми кораблями эти наши крейсеры числились недолго. В конце 1988-го был завершен невиданный ни в одном из других флотов мира большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» проекта 1941 «Титан». Водоизмещение «Урала», предназначенного для многофункциональной разведки и слежения за космическими объектами автономно в течение почти года, достигло 35 тысяч тонн. Собственно, заказал корабль не флот, относившийся к титану довольно прохладно, а Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Флотское командование, как утверждают некоторые историки, как раз добилось, чтобы второй такой корабль (на чем якобы настаивало ГРУ) не закладывали, ибо он препятствовал бы достройке серии тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 и атомных ледоколов.

Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.

 

 

Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» проекта 11437, строившегося в Николаеве, в 1992-м был порезан на металлолом по решению правительства незалежной. Будь он построен, Советский Союз (если бы не оказался развален стараниями высшей партноменклатуры) становился бы обладателем тяжелого атомного авианосца (а планировался и второй такой корабль), весьма близкого по своим тактико-техническим элементам атомным авианосцам США. На нем были предусмотрены даже аналоги американских самолетов ДРЛО Е-2 «Хокай» – Як-44. Но не судьба.
Источник

www.pravda-tv.ru

Атомные корабли

40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» проекта 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня.

Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием. Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.

Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.

В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.

В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году («Битва авианосцев»). На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, увы, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.

Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.

В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.

Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.

Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.

Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль» , в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

Спасите наши туши

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин» («Мечта полярника»). Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду смотреть на атомоход водили на Адмиралтейский завод экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, неафишировавшимся «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.

Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.

А еще ведь был атомный лихтеровоз и вообще тогда атомные реакторы на торговых судах считались очень актуальными.

Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.

«Фугасом» по мордасам

В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.

В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).

Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.

Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».

Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.

Однако крупнейшими в отечественном флоте атомными боевыми кораблями эти наши крейсеры числились недолго. В конце 1988-го был завершен невиданный ни в одном из других флотов мира большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» проекта 1941 «Титан». Водоизмещение «Урала», предназначенного для многофункциональной разведки и слежения за космическими объектами автономно в течение почти года, достигло 35 тысяч тонн. Собственно, заказал корабль не флот, относившийся к титану довольно прохладно, а Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Флотское командование, как утверждают некоторые историки, как раз добилось, чтобы второй такой корабль (на чем якобы настаивало ГРУ) не закладывали, ибо он препятствовал бы достройке серии тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 и атомных ледоколов.

Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.

Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» проекта 11437, строившегося в Николаеве, в 1992-м был порезан на металлолом по решению правительства незалежной. Будь он построен, Советский Союз (если бы не оказался развален стараниями высшей партноменклатуры) становился бы обладателем тяжелого атомного авианосца (а планировался и второй такой корабль), весьма близкого по своим тактико-техническим элементам атомным авианосцам США. На нем были предусмотрены даже аналоги американских самолетов ДРЛО Е-2 «Хокай» – Як-44. Но не судьба.
Источник

strana-rf.ru

Атомные корабли

40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» проекта 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня.

Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием. Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.

Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.

В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.

В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году («Битва авианосцев»). На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, увы, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.

Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.

В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.

Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.

Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.

Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль» , в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

Спасите наши туши

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин» («Мечта полярника»). Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду смотреть на атомоход водили на Адмиралтейский завод экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, неафишировавшимся «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.

Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.

А еще ведь был атомный лихтеровоз и вообще тогда атомные реакторы на торговых судах считались очень актуальными.

Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.

«Фугасом» по мордасам

В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.

В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).

Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.

Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».

Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.

Однако крупнейшими в отечественном флоте атомными боевыми кораблями эти наши крейсеры числились недолго. В конце 1988-го был завершен невиданный ни в одном из других флотов мира большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» проекта 1941 «Титан». Водоизмещение «Урала», предназначенного для многофункциональной разведки и слежения за космическими объектами автономно в течение почти года, достигло 35 тысяч тонн. Собственно, заказал корабль не флот, относившийся к титану довольно прохладно, а Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Флотское командование, как утверждают некоторые историки, как раз добилось, чтобы второй такой корабль (на чем якобы настаивало ГРУ) не закладывали, ибо он препятствовал бы достройке серии тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 и атомных ледоколов.

Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.

Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» проекта 11437, строившегося в Николаеве, в 1992-м был порезан на металлолом по решению правительства незалежной. Будь он построен, Советский Союз (если бы не оказался развален стараниями высшей партноменклатуры) становился бы обладателем тяжелого атомного авианосца (а планировался и второй такой корабль), весьма близкого по своим тактико-техническим элементам атомным авианосцам США. На нем были предусмотрены даже аналоги американских самолетов ДРЛО Е-2 «Хокай» – Як-44. Но не судьба.
Источник

bazaistoria.ru

Атомные корабли

40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» проекта 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня.

Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием. Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.

Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.

 

 

В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.

В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году («Битва авианосцев»). На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, увы, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.

Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.

В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.

Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.

Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.

Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль» , в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

 

Спасите наши туши

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин» («Мечта полярника»). Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду смотреть на атомоход водили на Адмиралтейский завод экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, неафишировавшимся «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.

Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.

А еще ведь был атомный лихтеровоз и вообще тогда атомные реакторы на торговых судах считались очень актуальными.

Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.

 

«Фугасом» по мордасам

В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.

В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).

Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.

Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».

Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.

Однако крупнейшими в отечественном флоте атомными боевыми кораблями эти наши крейсеры числились недолго. В конце 1988-го был завершен невиданный ни в одном из других флотов мира большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» проекта 1941 «Титан». Водоизмещение «Урала», предназначенного для многофункциональной разведки и слежения за космическими объектами автономно в течение почти года, достигло 35 тысяч тонн. Собственно, заказал корабль не флот, относившийся к титану довольно прохладно, а Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Флотское командование, как утверждают некоторые историки, как раз добилось, чтобы второй такой корабль (на чем якобы настаивало ГРУ) не закладывали, ибо он препятствовал бы достройке серии тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 и атомных ледоколов.

Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.

 

 

Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» проекта 11437, строившегося в Николаеве, в 1992-м был порезан на металлолом по решению правительства незалежной. Будь он построен, Советский Союз (если бы не оказался развален стараниями высшей партноменклатуры) становился бы обладателем тяжелого атомного авианосца (а планировался и второй такой корабль), весьма близкого по своим тактико-техническим элементам атомным авианосцам США. На нем были предусмотрены даже аналоги американских самолетов ДРЛО Е-2 «Хокай» – Як-44. Но не судьба.

asjust.ru

Атомный ракетный крейсер — это… Что такое Атомный ракетный крейсер?

Атомный ракетный крейсер — подкласс ракетных крейсеров, отличающийся от других кораблей этого класса наличием ядерной энергетической установки (ЯЭУ). Первые атомные крейсеры появились в 1960-х годах. В связи со значительной сложностью и крайне высокой стоимостью они имелись лишь в ВМС сверхдержав — США и СССР. В настоящий момент атомные ракетные крейсеры эксплуатируются только ВМФ России.

Атомные крейсера ВМС США в едином строю. 1981 г.

Предпосылки к созданию атомных ракетных крейсеров

В начале 1950-х годов военных и конструкторов ведущих стран охватила «ядерная» эйфория. Несмотря на скромные удельные характеристики тогдашних ЯЭУ, ядерные реакторы планировались к установке на самолёты[1], локомотивы[2] и даже автомобили[3]. Естественно первыми кандидатами на звание «атомных» стали военные корабли. В 1955 году вошла в строй первая в мире атомная ПЛ «Наутилус». Однако если целесообразность установки ЯЭУ на ПЛ была вполне очевидной, то выгоды подобной энергетики для надводных кораблей представлялись не столь однозначными. В 1950-х — начале 1960-х годов в США развернулась открытая дискуссия о применении атомных надводных кораблей. Сторонники ядерной энергетики, которых возглавлял «отец атомного флота» адмирал Хайман Г. Риковер, выдвигали следующие аргументы в пользу ЯЭУ:

  • Очень большая автономность по дальности плавания;
  • Способность пpактически неогpаниченно длительного поддеpжания высокой скоpости без влияния на pесуpс главных механизмов;
  • Отсутствие pазвитых газоходов, упpощающее внутpеннее pасположение и аpхитектуpу надстpойки.

Противники атомного флота в свою очередь указывали на следующие проблемные моменты:

  • Чрезвычайно большая стоимость, что неизбежно приведёт к сокращению численности флота;
  • Возможности более традиционных энергетических установок ещё не исчерпаны;
  • Пресловутая высокая автономность кораблей с ЯЭУ достигается только по дальности плавания, но отнюдь не по боезапасу, провианту и прочим видам снабжения.

Следует заметить, что в США не проводилось открытых дискуссий по совершенно очевидной проблеме — боевой живучести атомных кораблей.

Несколько странным… явилось отсутствие (во всяком слу­чае, в открытой прессе) дебатов по пово­ду боевой живучести атомных НК. Воп­рос этот, действительно, лежит на поверх­ности: что же будет с атомным кораблем при даже незначительном поражении, ска­жем, систем 1 -го контура? Для кого опас­нее станет корабль — для противника или для своего экипажа?[4]

Первое поколение атомных ракетных крейсеров

Атомные ракетные крейсеры США

Атомный ракетный крейсер «Лонг Бич»

К проектированию первого атомного ракетного крейсера «Лонг Бич» (CGN-9 Long Beach) в США приступили в 1955 году. Следует заметить, что американцы вовсе не стремились создать именно «крейсер». Основной задачей будущего корабля виделась ПВО авианосного соединения во главе с первым атомным авианосцем «Энтерпрайз». Таким образом предполагалось создать фактически эскортный корабль. Однако в тот момент американские судостроители ещё не располагала достаточно компактными ЯЭУ. Энергетическая установка «Лонг Бич» C1W создавалась на базе реактора S5W, применявшихся на первых серийных ПЛ ВМС США. Мощность оказалась недостаточной и на крейсере пришлось установить два таких реактора, причём общий вес энергетической установки оказался в 5 раз больше, чем такой же по мощности котлотурбинной. Результатом этого стал резкий рост размеров и водоизмещения корабля.

Вооружение корабля отражало его эскортную сущность — 1 спаренная ПУ ЗРК «Талос» (Talos), 2 спаренных ПУ ЗРК «Терьер» (Terrier) и восьмизарядная ПУ противолодочных ракето-торпед ASROC[5]. Для самообороны от ПЛ предназначались 2 трёхтрубных ТА для 324-мм. противолодочных торпед. «Лонг Бич» первоначально не имел ни одного артиллерийского орудия и не случайно классифицировался двойственно — и как Fleet escort и как Missile cruiser[6].

Атомный ракетный крейсер «Бейнбридж»

Следующим представителем атомных ракетных крейсеров ВМС США стал «Бейнбридж» (CGN-25 Bainbridge), вошедший в строй в 1962 году. К моменту начала строительства этого корабля удалось разработать заметно более компактный реактор D2G. что позволило разместить две такие установки в корпусе крейсера типа «Леги», чьим атомным вариантом и являлся «Бейнбридж». Вооружение атомного крейсера полностью соответствовало «Леги» — 2 спаренных ПУ «Терьер», восьмизарядная ПУ ASROC и 2 трёхтрубных 324-мм. торпедных аппарата. В отличие от «Лонг Бич», «Бейнбридж» изначально получил артиллерию — 2 спаренные 76-мм. установки, разработанные ещё в годы Второй мировой войны.

В итоге американский флот получил небольшое соединение атомных кораблей в составе «Энтерпрайза», «Лонг Бича» и «Бейнбриджа», которое рассматривалось командованием флота как экспериментальное. Предполагалось, что следует накопить опыт эксплуатации атомных кораблей и лишь потом принимать решение о развитии атомных надводных сил. В связи с этим американское военно-морское ведомство намеревалось сделать паузу в строительстве атомных крейсеров. Оценки эффективности атомного надводного флота были крайне осторожными. Так в 1961 году оперативное управление штаба ВМС представило Конгрессу доклад, где в частности утверждалось:

1. Фактоp увеличения дальности плавания на максимальных скоpостях для HК имеет существенно большее значение, чем для ПЛ. АЭУ такое увеличение может обеспечить pадикальным обpазом.

2. HК с АЭУ действительно имеют более высокую стоимость, чем таковые с обычными ГЭУ (в 1,3-1,5 pаза). Тем не менее, конкpетные цифpы pасчетов нельзя считать точными. Hаиболее надежные данные — по содеpжанию и pемонту, самые неопpеделенные — по эксплуатации (нет опыта), по новому вооpужению, содеpжанию и подготовке личного состава.

3. АЭУ по весу и габаpитам пpевышает обычные ГЭУ. Сосpедоточенные нагpузки и более значительные pазмеpы энеpгетических отсеков тpебуют иного общего pасположения помещений и существенного изменения констpукции коpпуса. Существующие АППУ огpаничивают эффективную мощность ГЭУ, что в сочетании с ГТЗА на пониженных паpаметpах паpа пpи пpочих pавных условиях понижают максимальную скоpость атомных HК по сpавнению с обычными.

4. АЭУ тpебует большее количество обслуживающего личного состава, пpичем значительно более высокой квалификации. Это влечет за собой еще большее увеличение водоизмещения и стоимости эксплуатации.

5. Автономность коpабля по запасам топлива — это еще не все. Существует автономность по пpовизии, по запасным частям и матеpиалам (масла, смазки и т.п.), по боезапасу. По этим статьям атомный HК пpеимуществ пеpед неатомным не имеет[4].

Атомный ракетный крейсер «Тракстан»

Тем не менее Конгресс США по собственной инициативе заказал для моряков корабль о котором они не просили. Им стал крейсер «Тракстан» (CGN-35 Truxtun) — атомный вариант ракетных крейсеров типа «Белкнап», полностью соответствовавший по вооружению своим паротурбинным двойникам. Основное вооружение сократилось до 1 спаренной ПУ с которой можно было запускать и зенитные ракеты «Терьер» и противолодочные ракето-торпеды ASROC, но корабли получили новую автоматизированную артустановку калибра 127 мм.

Следует заметить, что классификация этих кораблей оказалась крайне запутанной. Официально они числились в составе флота как DLG (Destroyer leader guided) — лидерами эскадренных миноносцев (атомные соответственно — DLGN), также часто именовались Fleet escort — эскортными кораблями флота, что дало повод называть их фрегатами. Лишь в 1975 году все эти боевые единицы стали классифицироваться как ракетные крейсера[7].

Проект советского атомного ракетного крейсера

В 1955-56 годах руководство советского ВМФ выдало два задания на проектирование надводных кораблей с ЯЭУ. Предполагалось разработать лёгкий крейсер проекта 63, вооружённый стратегическими и противокорабельными ракетами, а также ЗРК ближнего действия М-1 (зенитно-ракетный комплекс). Одновременно разрабатывался корабль ПВО проекта 81, оснащённый ЗРК дальнего действия М-3. В начале 1957 года обе разработки были объединены на базе крейсера проекта 63.

Предполагаемые ТТХ были следующими: водоизмещение 15 — 16 тысяч тонн, скорость — 32 узла, вооружение включало ПКРК П-40 или П-6, ЗРК М-1 и М-3, кроме того устанавливались две 76-мм. артустановки АК-726 и два РБУ-2500 [1]. Планировалось построить до 7 кораблей этого проекта.

Разработка крейсера была поручена ЦКБ-17, но фактически дело не пошло дальше эскизного проекта, который оказался весьма приблизительным, так как большая часть запланированного вооружения и оборудования существовала только на бумаге. Кроме того вызывала большие сомнения боевая устойчивость кораблей проекта в открытом океане, особенно при воздушном нападении. В результате работы были прекращены в марте 1959 года.

Второе поколение атомных ракетных крейсеров

Атомные ракетные крейсера США

Атомный ракетный крейсер «Саут Кэролайн» типа «Калифорния»

После некоторой паузы американские ВМС возобновили строительство атомных крейсеров. Это было связано как с накопленным опытом, так и с закладкой первого атомного авианосца типа «Нимиц». В 1970 году были заложены два корабля типа «Калифорния». Их основное вооружение вновь оказалось зенитным — 2 ПУ ЗРК «Тартар». Имелся также стандартный набор противолодочных средств, а артиллерия усилилась за счёт установки двух автоматизированных орудий калибра 127 мм. Энергетическая установка была значительно улучшена и появилась возможность брать на борт вертолёт, но лишь на посадочную площадку. Водоизмещение крейсеров этого типа превысило 10 000 тонн. Предполагалось построить 5 крейсеров типа «Калифорния», но от дальнейшего развития проекта отказались в пользу крейсеров типа «Вирджиния».

Атомный ракетный крейсер «Вирджиния»

Крейсера типа «Вирджиния» были усовершенствованным типом атомных крейсеров. В отличие от типа «Калифорния» на них установили ПУ для более дальнобойных ракет «Терьер», а также ангар для вертолёта. В перегруз можно было взять две винтокрылых машины. Крейсера вступили в строй в период между 1976 и 1980 годами.

В 1980-х годах крейсера типа «Калифорния» и «Вирджиния» прошли серьёзную модернизацию. Устаревшие зенитные ракеты были заменены на «Стандарт SM-2ER», ближнюю обороны обеспечивали 20-мм. зенитные комплексы «Вулкан-Фаланкс». Крейсера получили также и ударное оружие — КР «Томагавк» и ПКР «Гарпун», превратившись таким образом в многоцелевые корабли. Следует заметить, что по возможностям ПВО они даже после модернизации серьёзно уступали крейсерам типа «Тикондерога», оснащённым системой «Иджис». Все они были списаны во второй половине 1990-годов.

В 1970-х годах в США велись проектные работы над атомным крейсером нового поколения CSGN (Cruiser strike, guided missile, nuclear). При водоизмещении близком к «Лонг Бич» этот корабль должен был нести ПУ для перспективных крылатых ракет SLCM, впоследствии принятую на вооружение как «Томагавк» (Tomahawk), ПУ ПКР «Гарпун», зенитную систему «Иджис», а также 203-мм. артустановку и вертолёты. До строительства дело не дошло — американский флот предпочёл строить относительно недорогие, но многочисленные «Тикондерога» с газотурбинной ЭУ.

Атомные ракетные крейсера СССР

в 1960-х годах главной задачей Советского ВМФ считалась борьба с атомными ПЛ вероятного противника. Это привело к появлению невиданного ранее класса — больших противолодочных кораблей (БПК), чьей задачей стала ПЛО в морской и океанской зоне. Первенцем этих программ стал БПК проекта 61, считавшийся вполне удачным кораблём. На его концептуальной базе в 1962 году и начал создаваться проект 1144 атомного БПК. В соответствии с веяниями времени водоизмещение корабля поначалу ограничивалось 8000 тонн. Основным вооружением нового БПК должен был стать перспективный Универсальный ракетный комплекс (УРК), способный поражать все типы целей — воздушные, надводные и подводные. Дополнять его должны были артустановки калибра 57-76 мм, РБУ, торпедные аппараты и беспилотный вертолёт.

Атомный ракетный крейсер «Фрунзе» проекта 1144.2. 1985 г.

Фактически УРК остался на бумаге, беспилотный вертолёт также не был создан и в ТТЗ 1969 года состав вооружения был определён из противолодочного ракетного комплекса «Метель», ЗРК С-300Ф, ПУ ПКР «Малахит», артустановок калибра 130-мм. (А-217) и 30-мм. (АК-630), а также двух пилотируемых вертолётов Ка-252.

Всего было заложено и построено 4 тяжёлых атомных ракетных крейсеров (сокращённо ТАРКР) проекта 1144: «Киров», «Фрунзе», «Калинин» и «Юрий Андропов». Ещё один крейсер, «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», был зачислен в списки Советского ВМФ, но не закладывался и 4 октября 1990 г. снят со строительства на Балтийском заводе.

С конца 1960-х годов параллельно с атомным БПК разрабатывался и атомный крейсер проекта 1165. Его основным вооружением предполагалось сделать ПКР «Гранит» (36—48 ракет в боекомплекте) и ЗРК С-300Ф. Ввиду того, что БПК 1144 постепенно приобретал черты многоцелевого корабля, в 1971 году было принято решение об объединении двух проектов[8].

Перспективы развития атомных ракетных крейсеров

Опыт эксплуатации атомных крейсеров оказался достаточно неоднозначным. Несомненные достоинства ЯЭУ имели и свою оборотную сторону:

  • Стpоительство атомных кораблей обходится значительно доpоже обычных, что отpицательно сказывается на качественном фактоpе.
  • Колоссальная автономность по топливу таковой по дpугим видам снабжения не является.
  • Совеpшенно не исследована боевая (а не эксплуатационная) живучесть атомных кораблей, но пpедположительно, она будет хуже.
  • Утилизация атомных кораблей пpедставляет собой более сложное и затpатное пpедпpиятие.
  • Существует пpотивоpечие между возможной пpодолжительностью пpименения оpужия атомным крейсером и его автономностью.
  • В смешанных боевых группах атомные крейсера теряют свои преимущества[4].

См. также

Примечания

Ссылки

Литература

  • Апальков Ю. В. Корабли ВМФ СССР. Том II, Ч. 1. — СпБ.: Галея Принт, 2003.
  • Коваленко В. А. Остроумов М. Н. Справочник по иностранным флотам. — М.: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1971.
  • Кузин В. П. Никольский В. И. Военно-морской флот СССР 1945—1991. — СпБ.: Историческое морское общество, 1996.
  • Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1910—2005. — Минск: Харвест, 2007.
  • Соколов А. Н. Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции. — М.: Военная книга, 2006.
  • Широкорад А. Б. Флот, который уничтожил Хрущёв.- М.: АСТ, 2004.
  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995. — Annapolis, Maryland, U.S.A.: Naval Institute Press, 1996.

dic.academic.ru

Атомный ракетный крейсер — WiKi

В начале 1950-х годов военных и конструкторов ведущих стран охватила «ядерная» эйфория. Несмотря на скромные удельные характеристики тогдашних ЯЭУ, ядерные реакторы планировались к установке на самолёты[1], локомотивы[2] и даже автомобили[3]. Естественно первыми кандидатами на звание «атомных» стали военные корабли. В 1955 году вошла в строй первая в мире атомная ПЛ «Наутилус». Однако если целесообразность установки ЯЭУ на ПЛ была вполне очевидной, то выгоды подобной энергетики для надводных кораблей представлялись не столь однозначными. В 1950-х — начале 1960-х годов в США развернулась открытая дискуссия о применении атомных надводных кораблей. Сторонники ядерной энергетики, которых возглавлял «отец атомного флота» адмирал Хайман Г. Риковер, выдвигали следующие аргументы в пользу ЯЭУ:

  • Очень большая автономность по дальности плавания;
  • Способность практически неограниченно длительного поддержания высокой скорости без влияния на pесурс главных механизмов;
  • Отсутствие pазвитых газоходов, упрощающее внутреннее pасположение и аpхитектуру надстройки.

Противники атомного флота в свою очередь указывали на следующие проблемные моменты:

  • Чрезвычайно большая стоимость, что неизбежно приведёт к сокращению численности флота;
  • Возможности более традиционных энергетических установок ещё не исчерпаны;
  • Пресловутая высокая автономность кораблей с ЯЭУ достигается только по дальности плавания, но отнюдь не по боезапасу, провианту и прочим видам снабжения.

Следует заметить, что в США не проводилось открытых дискуссий по совершенно очевидной проблеме — боевой живучести атомных кораблей.

Несколько странным… явилось отсутствие (во всяком случае, в открытой прессе) дебатов по поводу боевой живучести атомных НК. Вопрос этот, действительно, лежит на поверхности: что же будет с атомным кораблем при даже незначительном поражении, скажем, систем 1-го контура? Для кого опаснеё станет корабль — для противника или для своего экипажа?[4]

Атомные ракетные крейсеры США

  Атомный ракетный крейсер «Лонг Бич»

К проектированию первого атомного ракетного крейсера «Лонг Бич» (CGN-9 Long Beach) в США приступили в 1955 году. Следует заметить, что американцы вовсе не стремились создать именно «крейсер». Основной задачей будущего корабля виделась ПВО авианосного соединения во главе с первым атомным авианосцем «Энтерпрайз». Таким образом предполагалось создать фактически эскортный корабль. Однако в тот момент американские судостроители ещё не располагала достаточно компактными ЯЭУ. Энергетическая установка «Лонг Бич» C1W создавалась на базе реактора S5W, применявшихся на первых серийных ПЛ ВМС США. Мощность оказалась недостаточной и на крейсере пришлось установить два таких реактора, причём общий вес энергетической установки оказался в 5 раз больше, чем такой же по мощности котлотурбинной. Результатом этого стал резкий рост размеров и водоизмещения корабля.

Вооружение корабля отражало его эскортную сущность — 1 спаренная ПУ ЗРК «Талос» (Talos), 2 спаренных ПУ ЗРК «Терьер» (Terrier) и восьмизарядная ПУ противолодочных ракето-торпед ASROC[5]. Для самообороны от ПЛ предназначались 2 трёхтрубных ТА для 324-мм противолодочных торпед. «Лонг Бич» первоначально не имел ни одного артиллерийского орудия и не случайно классифицировался двойственно — и как Fleet escort и как Missile cruiser[6].

  Атомный ракетный крейсер «Бейнбридж»

Следующим представителем атомных ракетных крейсеров ВМС США стал «Бейнбридж» (CGN-25 Bainbridge), вошедший в строй в 1962 году. К моменту начала строительства этого корабля удалось разработать заметно более компактный реактор D2G. что позволило разместить две такие установки в корпусе крейсера типа «Леги», чьим атомным вариантом и являлся «Бейнбридж». Вооружение атомного крейсера полностью соответствовало «Леги» — 2 спаренных ПУ «Терьер», восьмизарядная ПУ ASROC и 2 трёхтрубных 324-мм торпедных аппарата. В отличие от «Лонг Бич», «Бейнбридж» изначально получил артиллерию — 2 спаренные 76-мм установки, разработанные ещё в годы Второй мировой войны.

В итоге американский флот получил небольшое соединение атомных кораблей в составе «Энтерпрайза», «Лонг Бича» и «Бейнбриджа», которое рассматривалось командованием флота как экспериментальное. Предполагалось, что следует накопить опыт эксплуатации атомных кораблей и лишь потом принимать решение о развитии атомных надводных сил. В связи с этим американское военно-морское ведомство намеревалось сделать паузу в строительстве атомных крейсеров. Оценки эффективности атомного надводного флота были крайне осторожными. Так в 1961 году оперативное управление штаба ВМС представило Конгрессу доклад, где в частности утверждалось:[4]

1. Фактоp увеличения дальности плавания на максимальных скоростях для HК имеет существенно большее значение, чем для ПЛ. АЭУ такое увеличение может обеспечить pадикальным образом.

2. HК с АЭУ действительно имеют более высокую стоимость, чем таковые с обычными ГЭУ (в 1,3—1,5 pаза). Тем не менее, конкретные цифры pасчетов нельзя считать точными. Hаиболее надежные данные — по содержанию и pемонту, самые неопределенные — по эксплуатации (нет опыта), по новому вооружению, содержанию и подготовке личного состава.

3. АЭУ по весу и габаритам превышает обычные ГЭУ. Сосредоточенные нагрузки и более значительные pазмеры энергетических отсеков требуют иного общего pасположения помещений и существенного изменения конструкции корпуса. Существующие АППУ ограничивают эффективную мощность ГЭУ, что в сочетании с ГТЗА на пониженных паpаметрах пара при прочих pавных условиях понижают максимальную скорость атомных HК по сравнению с обычными.

4. АЭУ требует большее количество обслуживающего личного состава, причем значительно более высокой квалификации. Это влечет за собой ещё большее увеличение водоизмещения и стоимости эксплуатации.

5. Автономность корабля по запасам топлива — это ещё не все. Существует автономность по провизии, по запасным частям и материалам (масла, смазки и т. п.), по боезапасу. По этим статьям атомный HК преимуществ перед неатомным не имеет.

  Атомный ракетный крейсер «Тракстан»

Тем не менее, Конгресс США по собственной инициативе заказал для моряков корабль, о котором они не просили. Им стал крейсер «Тракстан» (CGN-35 Truxtun) — атомный вариант ракетных крейсеров типа «Белкнап», полностью соответствовавший по вооружению своим паротурбинным двойникам. Основное вооружение сократилось до 1 спаренной ПУ с которой можно было запускать и зенитные ракеты «Терьер» и противолодочные ракето-торпеды ASROC, но корабли получили новую автоматизированную артустановку калибра 127 мм.

Следует заметить, что классификация этих кораблей оказалась крайне запутанной. Официально они числились в составе флота как DLG (Destroyer leader guided) — лидерами эскадренных миноносцев (атомные соответственно — DLGN), также часто именовались Fleet escort — эскортными кораблями флота, что дало повод называть их фрегатами. Лишь в 1975 году все эти боевые единицы стали классифицироваться как ракетные крейсеры[7].

Проект советского атомного ракетного крейсера

В 1955—56 годах руководство советского ВМФ выдало два задания на проектирование надводных кораблей с ЯЭУ. Предполагалось разработать лёгкий крейсер проекта 63, вооружённый стратегическими и противокорабельными ракетами, а также ЗРК ближнего действия М-1. Одновременно разрабатывался корабль ПВО проекта 81, оснащённый ЗРК дальнего действия М-3. В начале 1957 года обе разработки были объединены на базе крейсера проекта 63.

Предполагаемые ТТХ были следующими: водоизмещение 15—16 тысяч тонн, скорость — 32 узла, вооружение включало ПКРК П-40 или П-6, ЗРК М-1 и М-3, кроме того, устанавливались две 76-мм артустановки АК-726 и два РБУ-2500 [1]. Планировалось построить до 7 кораблей этого проекта.

Разработка крейсера была поручена ЦКБ-17, но фактически дело не пошло дальше эскизного проекта, который оказался весьма приблизительным, так как большая часть запланированного вооружения и оборудования существовала только на бумаге. Кроме того, вызывала большие сомнения боевая устойчивость кораблей проекта в открытом океане, особенно при воздушном нападении. В результате работы были прекращены в марте 1959 года.

Атомные ракетные крейсеры США

  Атомный ракетный крейсер «Саут Кэролайн» типа «Калифорния»

После некоторой паузы американские ВМС возобновили строительство атомных крейсеров. Это было связано как с накопленным опытом, так и с закладкой первого атомного авианосца типа «Нимиц». В 1970 году были заложены два корабля типа «Калифорния». Их основное вооружение вновь оказалось зенитным — 2 ПУ ЗРК «Тартар». Имелся также стандартный набор противолодочных средств, а артиллерия усилилась за счёт установки двух автоматизированных орудий калибра 127 мм. Энергетическая установка была значительно улучшена и появилась возможность брать на борт вертолёт, но лишь на посадочную площадку. Водоизмещение крейсеров этого типа превысило 10 000 тонн. Предполагалось построить 5 крейсеров типа «Калифорния», но от дальнейшего развития проекта отказались в пользу крейсеров типа «Вирджиния».

  Атомный ракетный крейсер «Вирджиния»

Крейсеры типа «Вирджиния» были усовершенствованным типом атомных крейсеров. В отличие от типа «Калифорния» на них установили ПУ для более дальнобойных ракет «Терьер», а также ангар для вертолёта. В перегруз можно было взять две винтокрылых машины. Крейсеры вступили в строй в период между 1976 и 1980 годами.

В 1980-х годах крейсеры типа «Калифорния» и «Вирджиния» прошли серьёзную модернизацию. Устаревшие зенитные ракеты были заменены на «Стандарт SM-2ER», ближнюю оборону обеспечивали 20-мм. зенитные комплексы «Вулкан-Фаланкс». Крейсеры получили также и ударное оружие — КР «Томагавк» и ПКР «Гарпун», превратившись таким образом в многоцелевые корабли. Следует заметить, что по возможностям ПВО они даже после модернизации серьёзно уступали крейсерам типа «Тикондерога», оснащённым системой «Иджис». Все они были списаны во второй половине 1990-годов.

В 1970-х годах в США велись проектные работы над атомным крейсером нового поколения CSGN (Cruiser strike, guided missile, nuclear). При водоизмещении близком к «Лонг Бич» этот корабль должен был нести ПУ для перспективных крылатых ракет SLCM, впоследствии принятую на вооружение как «Томагавк» (Tomahawk), ПУ ПКР «Гарпун», зенитную систему «Иджис», а также 203-мм. артустановку и вертолёты. До строительства дело не дошло — американский флот предпочёл строить относительно недорогие, но многочисленные «Тикондерога» с газотурбинной ЭУ.

Атомные ракетные крейсеры СССР

в 1960-х годах главной задачей Советского ВМФ считалась борьба с атомными ПЛ вероятного противника. Это привело к появлению невиданного ранее класса — больших противолодочных кораблей (БПК), чьей задачей стала ПЛО в морской и океанской зоне. Первенцем этих программ стал БПК проекта 61, считавшийся вполне удачным кораблём. На его концептуальной базе в 1962 году и начал создаваться проект 1144 атомного БПК. В соответствии с веяниями времени водоизмещение корабля поначалу ограничивалось 8000 тонн. Основным вооружением нового БПК должен был стать перспективный Универсальный ракетный комплекс (УРК), способный поражать все типы целей — воздушные, надводные и подводные. Дополнять его должны были артустановки калибра 57-76 мм, РБУ, торпедные аппараты и беспилотный вертолёт.

  Атомный ракетный крейсер «Фрунзе» проекта 1144.2. 1985 г.

Фактически УРК остался на бумаге, беспилотный вертолёт также не был создан и в ТТЗ 1969 года состав вооружения был определён из противолодочного ракетного комплекса «Метель», ЗРК С-300Ф, ПУ ПКР «Малахит», артустановок калибра 130-мм. (А-217) и 30-мм. (АК-630), а также двух пилотируемых вертолётов Ка-252.

Всего было заложено и построено 4 тяжёлых атомных ракетных крейсеров (сокращённо ТАРКР) проекта 1144: «Киров», «Фрунзе», «Калинин» и «Юрий Андропов». Ещё один крейсер, «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», был зачислен в списки Советского ВМФ, но не закладывался и 4 октября 1990 г. снят со строительства на Балтийском заводе.

С конца 1960-х годов параллельно с атомным БПК разрабатывался и атомный крейсер проекта 1165. Его основным вооружением предполагалось сделать ПКР «Гранит» (36—48 ракет в боекомплекте) и ЗРК С-300Ф. Ввиду того, что БПК 1144 постепенно приобретал черты многоцелевого корабля, в 1971 году было принято решение об объединении двух проектов[8].

ru-wiki.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о