Русская армия в XVIII столетии

Русская армия в XVIII столетии

В конце XVIII – начале XVIII вв. русская армия претерпела кардинальные изменения. Старое устройство армии уже не отвечало требованиям обороны государства и задачам внешней политики. Военная реформа начата были Петром I в 90-х гг. XVII в., и закончены к 1709 г.

 

В 1690–1699 гг. из "потешных" отрядов были сформированы Преображенский и Семеновский полки, а из наиболее боеспособных стрельцов – два "выборных" московских полка под командованием П. Гордона и Ф. Лефорта. Тогда же правительство молодого царя Петра I приступает к созданию большого Азовского флота.

 

В 1699 г. были сформированы 29 пехотных полков и 2 драгунских полка. Однако сохранялись еще гарнизонные стрелецкие полки и дворянская конница. Она была ликвидирована после неудачного сражения русской и шведской армии под Нарвой 19 ноября 1700 г. Место дворянского конного ополчения заняла кавалерия драгунского типа. Было начато строительство первых кораблей для Балтийского флота. В 1704 г. в Санкт-Петербурге была основана Адмиралтейская верфь. Она стала центром кораблестроения в России.

 

В 1705 г. в России была введена новая единая система комплектования армии и военного флота – рекрутская повинность. Во всех губерниях страны были устроены специальные "станции" - пункты сбора рекрутов, которые ведали набором солдат и матросов. Как правило, рекрутировался 1 новобранец с 500, реже с 300 и в исключительных случаях со 100 душ мужского пола. В эти годы значительно усилился Балтийский флот. К концу Северной войны Россия имела на Балтийском море 120 парусных кораблей (в т.ч. 32 линейных корабля) и около 400 гребных судов.

 

Новые регулярная армия и военно-морской флот создавались по западноевропейскому образцу. Армия делилась на дивизии и бригады, не имевшие, однако, постоянного состава. Единственной постоянной единицей в пехоте и кавалерии был полк. Пехотный полк с до 1704 г. состоял из 12 рот, сведенных в два батальона, после 1704 г. – из 9 рот: 8 фузилерных и 1 гренадерской. Каждая рота состояла из 4 обер-офицеров, 10 унтер-офицеров, 140 рядовых и делилась на 4 плутонга (взвода). В каждом из плутонгов было 2 капральства. В 1708 г. в русской армии были созданы гренадерские полки, обладавшие большой огневой мощью.

 

Кавалерийский (драгунский) полк состоял из 10 рот, в т. ч. одной конногренадерской. Каждые две роты составляли эскадрон. В каждой роте было 3 обер-офицера, 8 унтер-офицеров и 92 драгуна.

 

В 1701 г. в российской армии был сформирован первый артилерийский полк. По штату 1712 г. он состоял из 6 рот (1 бомбардирная рота, 4 канонирские роты, 1 минерная рота) и инженерной и понтонной команд.

 

Общая численность вооруженных сил России к 1725 г. (концу царствования Петра I) достигла 220 тыс. человек.

 

В 1730-е гг. в русской армии были проведены некоторые реформы, инициатором которых стал генерал-фельдмаршал Б.К. Миних. Были сформированы кирасирские полки (тяжелая кавалерия) и гусарские легкоконные роты из выехавших в Россию грузин, венгров, валахов и сербов. На южной границе организовано Слободское казачье войско.

 

К середине XVIII в. русская армия насчитывала 331 тыс. человек (в т.ч. в полевых войсках – 172 тыс. чел.) Дивизии и бригады стали штатными соединениями, но имели разный состав. На период войны создавались корпуса и армии. Пехота состояла из 46 армейских, 3 гвардейских и 4 гренадерских полков, кавалерия – из 20 драгунских 6 конно-гренадерских и 6 кирасирских полков. Появилась легкая егерская пехота, которая к концу XVIII в. насчитывала более 40 батальонов.

 

В кавалерии, кроме драгунских и кирасирских, были сформированы гусарские (легкоконные) полки. В 1751–1761 гг. они формировались из сербов, молдаван и валахов и носили иррегулярный характер. После ликвидации украинского Слободского казачьего войска были созданы т.н. "поселенные" гусарские полки из бывших слободских казаков. С 1783 г. гусарские полки стали регулярными.

 

Качественно и количественно изменился русский военный флот. Военно-морские силы состояли из парусного флота, действовавшего в открытом море, и гребного флота для десантных операций в прибрежной зоне. Основу парусного флота составляли линейные корабли с вооружением от 50 до 100 пушек. Пушки устанавливали вдоль бортов и их стволы выставляли наружу через специальные отверстия. В сражении корабли выстраивались в линию против такой же боевой линии противника и обрушивали на него огонь бортовых орудий, иногда сходились на абордаж. Тогда крючьями притягивали борт вражеского корабля, высаживались на него и брали в плен или уничтожали команду. Фрегаты с 25–50 пушками были меньше, но более маневренные, они действовали самостоятельно. Бомбардирские корабли боролись с береговыми батареями. Для разведки и связи служили пакеботы, позднее замененные бригами.

 

Парусно-гребной флот состоял из галер, шняв, прем, бригантин, дубель-шлюпок. В начале XVIII в. больше были распространены скампавеи (полугалеры) с 18 парами весел и 3–5 пушками для стрельбы по береговым укреплениям. Но в конце XVIII в. им на смену пришли гребные канонерские лодки с более мощным вооружением, заимствованные у шведов.

 

Важным фактором успешного развития русского военно-морского флота стала значительно улучшившаяся обученность матросов и офицеров, слаженность действия экипажей. Кроме того, именно русские флотоводцы стали инициаторами создания новой тактики морского боя.

 

Победоносные войны второй половины XVIII в. с Турцией позволили России выйти на берега Черного моря. В 1783 г. в Ахтиарскую бухту (Севастополь) из Азовского моря были переведены корабли, составившие костяк Черноморского флота, вскоре прославившийся благодаря победам Ф.Ф. Ушакова. К 1792 г. Черноморский корабельный и галерный флот был вооружен 756 медными и 1900 чугунными орудиями.

 

ОРУЖИЕ XVIII ВЕКА

В начале XVIII столетия пехотные части русской армии были вооружены гладкоствольными ружьями с багинетом. Пехотное гладкоствольное ружье (фузея) имело калибр 19,8 мм, весило вместе со штыком 5,69 кг, в длину достигало 1560 мм. Масса каждой пули составляла 23,1 гр. Багинет - это холодное оружие в виде длинного лезвия, рукоять которого во время рукопашного боя вставлялась в ружейное дуло, вынуждая солдат прекращать огонь. Гладкоствольные ружья в 1706–1708 гг. были заменены ружьями с трехгранными штыками. Помимо ружей (фузей и мушкетов) пехотинцы петровского времени имели на вооружении шпаги, офицеры были вооружены протазанами, а унтер-офицеры – алебардами.

 

Драгуны вооружались облегченными ружьями (фузеями), палашами и пистолетами в ольстрах (седельных кобурах). Драгунская фузея имело калибр 17,3 мм, весило вместе со штыком 4,6 кг, в длину достигало 1210 мм. Масса каждой пули составляла 21,3 гр.

 

Гренадеры имели на вооружении, помимо ружей, еще и гранаты, а некоторые из них – ручные мортирцы. В каждом гренадерском полку было 12 пушек, тогда как в пехотных полках – лишь 2 легкие пушки и 4 мортиры.

 

Существенные изменения претерпела русская артиллерия. Было ликвидировано многообразие калибров и типов артиллерийских орудий. В полевой артиллерии сохранилось деление на пушки, гаубицы и мортиры. Появились передки, зарядные ящики и картузы – холщовые мешочки с порохом, использование которых облегчало заряжание орудий. Были учреждены постоянные команды для перевозки орудий – фурштадт.

 

В середине XVIII в. на вооружение пехоты было принято облегченное кремневое ружье образца 1753 г.

 

Заметные изменения произошли в русской артиллерии. В середине XVIII в. в ходе военной реформы П.И. Шувалова на вооружение были приняты удлиненные гаубичные орудия ("единороги"), сконструированные М.В. Даниловым и М.Г. Мартыновым. Единороги устанавливались на облегченные лафеты с подъемным винтом для облегчения наведения орудия на цель. Эти гаубицы имели более совершенные прицелы и могли вести огонь всеми видами снарядов (ядрами, бомбами, картечью). Некоторые типы единорогов были приняты на вооружение флота.

 

 


Страница 1 - 1 из 3
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец | Все
© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

portal-slovo.ru

Русская армия в XVIII столетии

Перевезенцев С. В., Волков В. А.

В конце XVIII – начале XVIII вв. русская армия претерпела кардинальные изменения. Старое устройство армии уже не отвечало требованиям обороны государства и задачам внешней политики. Военная реформа начата были Петром I в 90-х гг. XVII в., и закончены к 1709 г.

В 1690–1699 гг. из "потешных" отрядов были сформированы Преображенский и Семеновский полки, а из наиболее боеспособных стрельцов – два "выборных" московских полка под командованием П. Гордона и Ф. Лефорта. Тогда же правительство молодого царя Петра I приступает к созданию большого Азовского флота.

В 1699 г. были сформированы 29 пехотных полков и 2 драгунских полка. Однако сохранялись еще гарнизонные стрелецкие полки и дворянская конница. Она была ликвидирована после неудачного сражения русской и шведской армии под Нарвой 19 ноября 1700 г. Место дворянского конного ополчения заняла кавалерия драгунского типа. Было начато строительство первых кораблей для Балтийского флота. В 1704 г. в Санкт-Петербурге была основана Адмиралтейская верфь. Она стала центром кораблестроения в России.

В 1705 г. в России была введена новая единая система комплектования армии и военного флота – рекрутская повинность. Во всех губерниях страны были устроены специальные "станции" - пункты сбора рекрутов, которые ведали набором солдат и матросов. Как правило, рекрутировался 1 новобранец с 500, реже с 300 и в исключительных случаях со 100 душ мужского пола. В эти годы значительно усилился Балтийский флот. К концу Северной войны Россия имела на Балтийском море 120 парусных кораблей (в т.ч. 32 линейных корабля) и около 400 гребных судов.

Новые регулярная армия и военно-морской флот создавались по западноевропейскому образцу. Армия делилась на дивизии и бригады, не имевшие, однако, постоянного состава. Единственной постоянной единицей в пехоте и кавалерии был полк. Пехотный полк с до 1704 г. состоял из 12 рот, сведенных в два батальона, после 1704 г. – из 9 рот: 8 фузилерных и 1 гренадерской. Каждая рота состояла из 4 обер-офицеров, 10 унтер-офицеров, 140 рядовых и делилась на 4 плутонга (взвода). В каждом из плутонгов было 2 капральства. В 1708 г. в русской армии были созданы гренадерские полки, обладавшие большой огневой мощью.

Кавалерийский (драгунский) полк состоял из 10 рот, в т. ч. одной конногренадерской. Каждые две роты составляли эскадрон. В каждой роте было 3 обер-офицера, 8 унтер-офицеров и 92 драгуна.

В 1701 г. в российской армии был сформирован первый артилерийский полк. По штату 1712 г. он состоял из 6 рот (1 бомбардирная рота, 4 канонирские роты, 1 минерная рота) и инженерной и понтонной команд.

Общая численность вооруженных сил России к 1725 г. (концу царствования Петра I) достигла 220 тыс. человек.

В 1730-е гг. в русской армии были проведены некоторые реформы, инициатором которых стал генерал-фельдмаршал Б.К. Миних. Были сформированы кирасирские полки (тяжелая кавалерия) и гусарские легкоконные роты из выехавших в Россию грузин, венгров, валахов и сербов. На южной границе организовано Слободское казачье войско.

К середине XVIII в. русская армия насчитывала 331 тыс. человек (в т.ч. в полевых войсках – 172 тыс. чел.) Дивизии и бригады стали штатными соединениями, но имели разный состав. На период войны создавались корпуса и армии. Пехота состояла из 46 армейских, 3 гвардейских и 4 гренадерских полков, кавалерия – из 20 драгунских 6 конно-гренадерских и 6 кирасирских полков. Появилась легкая егерская пехота, которая к концу XVIII в. насчитывала более 40 батальонов.

В кавалерии, кроме драгунских и кирасирских, были сформированы гусарские (легкоконные) полки. В 1751–1761 гг. они формировались из сербов, молдаван и валахов и носили иррегулярный характер. После ликвидации украинского Слободского казачьего войска были созданы т.н. "поселенные" гусарские полки из бывших слободских казаков. С 1783 г. гусарские полки стали регулярными.

Качественно и количественно изменился русский военный флот. Военно-морские силы состояли из парусного флота, действовавшего в открытом море, и гребного флота для десантных операций в прибрежной зоне. Основу парусного флота составляли линейные корабли с вооружением от 50 до 100 пушек. Пушки устанавливали вдоль бортов и их стволы выставляли наружу через специальные отверстия. В сражении корабли выстраивались в линию против такой же боевой линии противника и обрушивали на него огонь бортовых орудий, иногда сходились на абордаж. Тогда крючьями притягивали борт вражеского корабля, высаживались на него и брали в плен или уничтожали команду. Фрегаты с 25–50 пушками были меньше, но более маневренные, они действовали самостоятельно. Бомбардирские корабли боролись с береговыми батареями. Для разведки и связи служили пакеботы, позднее замененные бригами.

Парусно-гребной флот состоял из галер, шняв, прем, бригантин, дубель-шлюпок. В начале XVIII в. больше были распространены скампавеи (полугалеры) с 18 парами весел и 3–5 пушками для стрельбы по береговым укреплениям. Но в конце XVIII в. им на смену пришли гребные канонерские лодки с более мощным вооружением, заимствованные у шведов.

Важным фактором успешного развития русского военно-морского флота стала значительно улучшившаяся обученность матросов и офицеров, слаженность действия экипажей. Кроме того, именно русские флотоводцы стали инициаторами создания новой тактики морского боя.

Победоносные войны второй половины XVIII в. с Турцией позволили России выйти на берега Черного моря. В 1783 г. в Ахтиарскую бухту (Севастополь) из Азовского моря были переведены корабли, составившие костяк Черноморского флота, вскоре прославившийся благодаря победам Ф.Ф. Ушакова. К 1792 г. Черноморский корабельный и галерный флот был вооружен 756 медными и 1900 чугунными орудиями.

Оружие XVIII века

В начале XVIII столетия пехотные части русской армии были вооружены гладкоствольными ружьями с багинетом. Пехотное гладкоствольное ружье (фузея) имело калибр 19,8 мм, весило вместе со штыком 5,69 кг, в длину достигало 1560 мм. Масса каждой пули составляла 23,1 гр. Багинет - это холодное оружие в виде длинного лезвия, рукоять которого во время рукопашного боя вставлялась в ружейное дуло, вынуждая солдат прекращать огонь. Гладкоствольные ружья в 1706–1708 гг. были заменены ружьями с трехгранными штыками. Помимо ружей (фузей и мушкетов) пехотинцы петровского времени имели на вооружении шпаги, офицеры были вооружены протазанами, а унтер-офицеры – алебардами.

Драгуны вооружались облегченными ружьями (фузеями), палашами и пистолетами в ольстрах (седельных кобурах). Драгунская фузея имело калибр 17,3 мм, весило вместе со штыком 4,6 кг, в длину достигало 1210 мм. Масса каждой пули составляла 21,3 гр.

Гренадеры имели на вооружении, помимо ружей, еще и гранаты, а некоторые из них – ручные мортирцы. В каждом гренадерском полку было 12 пушек, тогда как в пехотных полках – лишь 2 легкие пушки и 4 мортиры.

Существенные изменения претерпела русская артиллерия. Было ликвидировано многообразие калибров и типов артиллерийских орудий. В полевой артиллерии сохранилось деление на пушки, гаубицы и мортиры. Появились передки, зарядные ящики и картузы – холщовые мешочки с порохом, использование которых облегчало заряжание орудий. Были учреждены постоянные команды для перевозки орудий – фурштадт.

В середине XVIII в. на вооружение пехоты было принято облегченное кремневое ружье образца 1753 г.

Заметные изменения произошли в русской артиллерии. В середине XVIII в. в ходе военной реформы П.И. Шувалова на вооружение были приняты удлиненные гаубичные орудия ("единороги"), сконструированные М.В. Даниловым и М.Г. Мартыновым. Единороги устанавливались на облегченные лафеты с подъемным винтом для облегчения наведения орудия на цель. Эти гаубицы имели более совершенные прицелы и могли вести огонь всеми видами снарядов (ядрами, бомбами, картечью). Некоторые типы единорогов были приняты на вооружение флота.

Новые полки русской армии

Гвардия

Слово "гвардия" происходит от итальянского слова "Guardia" – охрана. Первоначально "гвардией" называли воинские отряды, несшие личную охрану монарших особ. Впоследствии - отборные и привилегированные воинские части.

В России гвардейские части возникли в конце XVII в. на основе "потешных" солдат Петра I. Сначала были созданы два батальона, а затем два полка - Преображенский и Семеновский. 30 мая 1700 г. (другая называемая дата - 1687 г.) в день рождения царя-учредителя этим полкам был присвоен статус гвардейских. В соответствие с "Табелью о рангах" гвардейские офицеры имели преимущество в два чина перед офицерами армии (например, гвардейский капитан был равен по чину армейскому подполковнику). С 1884 г. это преимущество было сокращено до одного чина. По еще одной привилегии офицеры гвардии при переводе в армию сохраняли свои гвардейские чины и оклад жалования. До конца XVIII в. состав гвардии был преимущественно дворянским, включая рядовых.

В XVIII–XIX вв. количество гвардейских подразделений постоянно растет. В 1722 г. формируется Конный гвардейский полк, в 1730 г. - Измайловский, в 1796 г. - Егерский, Гусарский, Казачий, в 1799 г. - Кавалергардский, в 1809–1814 гг. возникают Уланский, Финляндский, Литовский, Кирасирский, Гренадерский, Павловский и Конно-Егерский гвардейские полки.

В гвардию отбирали мужчин высокого роста, красивой наружности, сильных и хорошо владевших оружием. В 30-е гг. XIX в. сложилась традиция подбирать рекрутов в гвардейские полки по цвету глаз, волос и чертам лица. В Преображенский полк набирались блондины, в Семеновский - шатены, в Измайловский - брюнеты, в Московский - рыжеволосые, в Кавалергардский - голубоглазые блондины, в Павловский - курносые блондины, в память о его создателе императоре Павле I. В гвардии служили все великие князья, включая цесаревичей. Шефами гвардейских полков являлись члены императорской фамилии.

Позднее Преображенский и Семеновский полки участвовали во всех главных сражениях и походах Петровского времени. После Азовских походов был определен ротный состав этих полков, значительно превосходивший по численности другие части армии. Преображенский полк состоял из 16 фузелерных (мушкетерских), 1 гренадерской и 1 бомбардирской рот. В Семеновском полку, несколько уступавшим преображенскому по численности, было 12 фузелерных (мушкетерских) и 1 гренадерская роты. В первой половине XVIII в. из солдат Преображенского и Семеновского полков (преимущественно дворян) готовились офицерские кадры для армейских полков.

mirznanii.com

Н. Копылов - Фельдмаршалы XVIII века

Линейная тактика применялась также некоторыми видами конницы. В одно время тяжеловооруженная конница (рейтары, конногренадеры и кирасиры) применяла линейную тактику верхом ("рейтарский строй"). Позже драгуны и уланы стали применять линейную тактику, будучи в пешем строю в обороне. Соответственно, название "линейная конница" перешло от тяжелой конницы к драгунам и уланам. Гусары в XV–XVII веках носили доспехи и часто атаковали в сомкнутом строю, однако позднее гусары превратились в легкую конницу и перестали использовать линейную тактику. Казаки никогда не применяли линейной тактики.

Тактика ведения боя была идентична во всех армиях Европы. Обычно враждующие стороны развертывали свои боевые порядки друг против друга и начинали огневой бой практически при полном отсутствии какого-либо маневра. Длиннющие линии пехоты позволяли развить по фронту огонь максимальной силы, но связывали армию, как кандалы: весь боевой порядок мог двигаться только как единое целое и только на совершенно ровной, как плац, местности медленным шагом. Всякое препятствие, встреченное на пути движения войск, могло сломать строй и привести к потере управления ими. Изменение боевого порядка и перестроение во время боя в ответ на изменение обстановки также признавалось невозможным.

Все это делало непосредственное соприкосновение армий противников и рукопашный бой крайне редким явлением: обычно неприятели останавливались на короткой дистанции и открывали друг по другу залповый огонь. Ведение ружейного огня синхронным залпом признавалось главным элементом стрелковой выучки войск: считалось, что лучше вывести из строя 50 солдат противника сразу, чем 200 в разное время (это оказывало больший моральный эффект). Все сражение при этом превращалось в унылую перестрелку, иногда продолжавшуюся несколько часов.

Штыки применялись очень редко: если одна армия начинала медленное и осторожное наступление (как уже говорилось раньше, более с боязнью сломать свой собственный строй, нежели достичь неприятельского), у ее визави всегда оказывалось более чем достаточно времени, чтобы покинуть поле боя, признав, таким образом, свое "поражение". Сражения действительно крупного масштаба с упорным рукопашным боем и большими потерями в это время происходили крайне редко.

Русская армия в XVIII веке

В 1705 г. в России была введена новая единая система комплектования армии и военного флота - рекрутская повинность. Во всех губерниях страны были устроены специальные "станции" - пункты сбора рекрутов, которые ведали набором солдат и матросов. Как правило, рекрутировался 1 новобранец с 500, реже с 300 и в исключительных случаях со 100 душ мужского пола. Первоначальное обучение рекрутов производилось непосредственно в полках, но с 1706 года вводится обучение на рекрутских станциях. Срок солдатской службы не определялся (пожизненно). Подлежащий призыву в армию мог выставить себе замену. Увольняли только полностью непригодных к службе.

Рекрутская система, установленная в русской армии, вплоть до 90-х годов XVIII в. была передовой по сравнению с системой комплектования западноевропейских армий. Последние комплектовались рядовым и даже командным составом путем вербовки, представлявшей юридически добровольный, а фактически в значительной мере принудительный наем. Эта система зачастую собирала под знамена армии деклассированные элементы общества - бродяг, беглых, преступников, дезертиров из армий других государств и т. д. - и являлась неустойчивым источником пополнения.

Важнейшим преимуществом принятой в России рекрутской системы было то, что она формировала монолитную по своему социальному и национальному составу солдатскую массу с высокими моральными качествами, присущими русскому крестьянину, которого можно было вести в бой под лозунгами защиты Отечества. Другое существенное преимущество рекрутской системы заключалось в том, что она обеспечивала государству возможность создания крупной армии и относительно доступный путь восполнения убыли личного состава из ее рядов.

Новая русская регулярная армия и создавалась по европейскому образцу. Армия делилась на дивизии и бригады, не имевшие, однако, постоянного состава. Единственной постоянной единицей в пехоте и кавалерии был полк. Пехотный полк до 1704 г. состоял из 12 рот, сведенных в два батальона, после 1704 г. - из 9 рот: 8 фузилерных и 1 гренадерской. Каждая рота состояла из 4 обер-офицеров, 10 унтер-офицеров, 140 рядовых и делилась на 4 плутонга (взвода). В каждом из плутонгов было 2 капральства. В 1708 г. в русской армии были созданы гренадерские полки, обладавшие большой огневой мощью.

Кавалерийский (драгунский) полк состоял из 10 рот, в т. ч. одной конногренадерской. Каждые две роты составляли эскадрон. В каждой роте было 3 обер-офицера, 8 унтер-офицеров и 92 драгуна.

В 1701 г. в российской армии был сформирован первый артиллерийский полк. По штату 1712 г. он состоял из 6 рот (1 бомбардирная рота, 4 канонирские роты, 1 минерная рота) и инженерной и понтонной команд. Общая численность вооруженных сил России к 1725 г. (концу царствования Петра I) достигла 220 тыс. человек.

В 30-е годы XVIII в. в русской армии были проведены некоторые реформы, инициатором которых стал генерал-фельдмаршал Б. X. Миних. Были сформированы кирасирские полки (тяжелая кавалерия) и гусарские легкоконные роты из выехавших в Россию грузин, венгров, валахов и сербов. На южной границе организовано Слободское казачье войско.

К середине XVIII в. русская армия насчитывала 331 тыс. человек (в т. ч. в полевых войсках - 172 тыс. чел.) Дивизии и бригады стали штатными соединениями, но имели разный состав. На период войны создавались корпуса и армии. Пехота состояла из 46 армейских, 3 гвардейских и 4 гренадерских полков, кавалерия - из 20 драгунских, 6 конно-гренадерских и 6 кирасирских полков. Появилась легкая егерская пехота, которая к концу XVIII в. насчитывала более 40 батальонов.

В кавалерии, кроме драгунских и кирасирских, были сформированы гусарские (легкоконные) полки. В 1751–1761 гг. они формировались из сербов, молдаван и валахов и носили иррегулярный характер. После ликвидации украинского Слободского казачьего войска были созданы так называемые поселенные гусарские полки из бывших слободских казаков. С 1783 г. гусарские полки стали регулярными.

XVIII в. явился одним из важнейших этапов военного дела в России, строительства российских вооруженных сил, развития отечественного военного искусства. Решить главнейшие внешнеполитические задачи государства - обеспечить национальные интересы страны, возможность всесторонних экономических и культурных связей ее с другими народами, обезопасить собственные границы - оказалось возможным лишь с помощью мощных армии и флота.

В XVIII в. завершился начавшийся еще в XVII столетии процесс формирования русской регулярной армии, был создан регулярный военно-морской флот. Этот процесс включал в себя изменения во всех сторонах военного дела. Складывается стройная структура вооруженных сил. Законодательно регламентируются принципы ведения боевых действий, боевой подготовки, порядок прохождения службы, взаимоотношений между различными органами управления, а также между военнослужащими. Вводится новый порядок комплектования и снабжения войск, создается система военного образования, получает развитие военная наука. Эти реформы шли в общем русле глубокой реорганизации государственного аппарата, связанной с развитием абсолютизма. Они подняли вооруженные силы до уровня самых высоких требований своего времени и позволили России успешно разрешать внешнеполитические задачи, а в начале XIX в. отразить нашествие "великой армии" Наполеона и его союзников.

profilib.org

Европейские армии середины XVIII века. Войны и кампании Фридриха Великого

Европейские армии середины XVIII века

Социальные условия Европы XVIII века, влияющие на военную систему, были тесно связаны с экономическими. Подавляющее большинство недворянского европейского населения занималось сельским хозяйством, оставшиеся были заняты в ремесленной или торговой сфере, на государственной или военной службе. Солдат рекрутировали в основном из крестьян, что резко ограничивало мобилизационные возможности любой страны в случае войны: вербовка слишком большого числа крестьян сразу же сказывалась на количестве производимой сельскохозяйственной продукции. Кроме того, свои ограничения на численность вооруженных сил накладывали и слабые мощности промышленных объектов — фабрик и мануфактур, не способных одеть и вооружить действительно крупную армию. Правда, прочие категории населения, из которых комплектовалась любая европейская армия (кроме русской), за исключением крестьян, относились к наименее производительным социальным группам. Офицеры принадлежали к дворянскому классу, а довольно большой процент солдат составляли добровольно завербовавшиеся подонки общества, бродяги, безработные и т. п.

Таким образом, армии этого периода были, как правило, небольшими по численности, но имели в своем составе весьма профессиональных солдат, служивших по 15–25 лет. Способ их комплектования был одинаков по всей Европе и основывался на вербовке — добровольном или принудительном призыве наемников, в том числе и иностранцев.

Особенно много иностранных наемников числилось в армиях Англии и Пруссии. Так, англичане в Семилетнюю войну воевали в основном с помощью наемных войск, закупленных или арендованных на время у различных германских владетелей (например, ландграф Гессенский продал англичанам 17-тысячную армию за 2800 тысяч фунтов). Во Франции в ту же Семилетнюю войну численность армии доходила до 290 тысяч, из них 20–30 % составляли иностранцы.

Особенно же это было характерно для Пруссии — в то время достаточно заштатного немецкого владения, мало чем отличавшегося от прочих бесчисленных княжеств и курфюршеств «лоскутной империи» Габсбургов. Маленькая и бедная страна, разделенная на две части и еще недавно находившаяся в ленной зависимости от Речи Посполитой, тем не менее располагала крупной наемной армией. Собственные людские ресурсы Пруссии не дали бы возможности набрать войско численностью 89 с лишним тысяч человек, как это было в конце правления отца Фридриха, и уж тем более — 200 тысяч, как в конце его собственного царствования. Все это придало маленькой Пруссии заметный вес в перипетиях тогдашней европейской политики, тем более, что ее пехота во многом превосходила не только армии других германских владетелей, но и (как показали войны двух веков) таких держав, как Швеция, Австрия, Франция, Речь Посполитая и Россия.

С эпохи средневековья до конца XVIII века европейские войны велись почти исключительно в интересах правящих династий, став, таким образом, «спортом королей». Однако на переломе XVII и XVIII веков у населения стали проявляться ранее скрытые чувства национализма и патриотизма, от которых уже нельзя было отмахнуться. Необходимость сражаться и умирать во имя своего монарха, несмотря на полное непонимание рядовым солдатом целей войны (в самом деле, понимал ли хотя бы кто-нибудь из солдат враждующих армий цели бесконечных войн за Австрийское, Испанское, Польское наследства, суть Прагматической санкции Габсбургов, опубликование которой вызвало первую из перечисленных войн, обстоятельства борьбы за имперский трон Габсбургов и баварских Виттельсбахов или все тех же Габсбургов и Бурбонов за трон испанский), предопределяла чрезвычайно жесткую политическую и социальную ориентацию, сообщавшуюся каждому бойцу (как солдату, так и офицеру) всей системой государства и общества. Прекрасно зная свое дело, наемные солдаты тем не менее отнюдь не горели желанием отдавать жизнь за королей и принцев.

Поскольку армии состояли из лощеной знати, с одной стороны, и отпетых подонков — с другой, это обусловило возникновение такой огромной пропасти между офицерами и солдатами, какой не было ни до, ни после XVIII века. Европейские полководцы эпохи Фридриха в качестве основы боеспособности своих армий рассматривали жесткую дисциплину и точность в исполнении всех приказов. Действительно, только строжайшая и требовательная «палочная» система воспитания в сочетании с жестокой муштрой могли превратить банду вытащенных вербовщиками из вонючих нор бродяг в настоящих солдат. Кроме того, небольшая численность личного состава, трудности набора новых солдат и длительное время, которое затрачивалось на обучение неповоротливых «мужиков» владению оружием и действиям в строю, делали потери от дезертирства бичом всех армий Европы, сравнимым с потерями от ран и болезней. Не будет преувеличением сказать, что солдаты в то время сражались потому, что боялись своих офицеров и капралов больше, чем неприятеля. Все это стимулировало отсутствие воображения, инициативы и порождало педантичность и мелочность в армейской среде.

* * *

На протяжении XVIII века все без исключения европейские армии исповедовали так называемую линейную тактику — построение войск на поле боя в две развернутые по фронту линии, каждая глубиной в 3–4 шеренги. Это было связано с увеличением скорострельности пехотных мушкетов, что позволило постепенно сокращать глубину строя с 6—10 шеренг (начало XVII века) до приведенной выше цифры. В свою очередь, это позволило, при сохранении общего числа солдат, постепенно удлинять фронт боевого построения и обеспечивать таким образом возможность вести огонь все большим количеством стволов. Интервал между линиями составлял порядка 150–500 шагов, в интервалах часто также располагали небольшие подразделения войск и артиллерию. Конница строилась на флангах. Следовательно, за 100 лет, прошедшие с момента окончания в 1648 году Тридцатилетней войны, в войсках почти не появилось как тактических, так и технических новшеств.

Тактика ведения боя также была идентична во всех армиях Европы. Обычно враждующие стороны развертывали свои боевые порядки друг против друга и начинали огневой бой практически при полном отсутствии какого-либо маневра. Длиннющие линии пехоты позволяли развить по фронту огонь максимальной силы, но связывали армию, как кандалы: весь боевой порядок мог двигаться только как единое целое и только на совершенно ровной, как плац, местности медленным шагом. Всякое препятствие, встреченное на пути движения войск, могло сломать строй и привести к потере управления ими. Изменение боевого порядка и перестроение во время боя в ответ на изменение обстановки также признавалось невозможным.

Все это делало непосредственное соприкосновение армий противников и рукопашный бой крайне редким явлением: обычно неприятели останавливались на короткой дистанции и открывали друг по другу залповый огонь. Ведение ружейного огня синхронным залпом признавалось главным элементом стрелковой выучки войск: считалось, что лучше вывести из строя 50 солдат противника сразу, чем 200 в разное время (это оказывало больший моральный эффект). Все сражение при этом превращалось в унылую перестрелку, иногда продолжавшуюся несколько часов.

Штыки применялись очень редко: если одна армия начинала медленное и осторожное наступление (как уже говорилось раньше, более с боязнью сломать свой собственный строй, нежели достичь неприятельского), у ее визави всегда оказывалось более чем достаточно времени, чтобы покинуть поле боя, признав, таким образом, свое «поражение». Сражения действительно крупного масштаба с упорным рукопашным боем и большими потерями в это время происходили крайне редко.

Не последнюю роль в этом играл риск потери в сражении ценнейших кадров хорошо обученных солдат. Перед тем как начать («открыть») сражение, хороший командир должен был рассчитать примерный процент потерь и его результат. Однако даже при желании вступить в сражение он мог не улучить возможности для этого, так как противник со своей стороны, прикинув соотношение сил, запросто мог отойти, не приняв боя. Потери от залповой неприцельной перестрелки были, как правило, невысоки: из пехотного мушкета начала — середины XVIII века в отдельного человека можно было попасть только на дистанции менее ста шагов, да и то в крайне редких случаях, «а на расстоянии трехсот шагов — столь же редко в целый батальон».

Эта особенность линейной тактики вызвала к жизни так называемую «кордонную» стратегию. Войны фридриховского периоды характеризовались сложнейшим маневрированием и стремлением занять наиболее выгодные позиции, отрезать противника от необходимых ему пунктов, запасов снабжения и т. д. Иногда целые кампании проходили при полном отсутствии полевых сражений и выражались в неустанных маршах либо вослед неприятелю, либо прочь от него. По маршрутам следования постоянно выставлялись заслоны, или кордоны — армейские группировки, отрезающие противнику путь к интересующим его объектам или районам.

При всей кажущейся сложности и непродуктивности этой стратегии у нее были свои преимущества. Во время войны армиям, как правило, не разрешалось кормиться за счет гражданского населения (проще говоря, мародерствовать). Перед началом очередной кампании каждая сторона заблаговременно заготавливала снаряжение и продовольствие в специальных складах, именовавшихся «магазинами». При вторжении в глубину территории противника сеть магазинов постепенно продвигалась вслед за армией. Таким образом, умелое маневрирование в сочетании с грамотным расположением кордонов (разумеется, при отсутствии у противной стороны агрессивности и инициативы дать генеральное сражение) могло отрезать врага от его магазинов, загнать в окружение или вынудить покинуть театр военных действий. Так, например, когда тот же Фридрих II в 1744 году вторгся в Богемию, он был вытеснен оттуда австрийским фельдмаршалом Трауном исключительно при помощи маневров без единого сражения, причем прусская армия достигла своих баз в Силезии в состоянии полного разложения.

Кордонную стратегию с успехом применяли до начала наполеоновских войн, когда французы неожиданно для их противников стали не маневрировать, стремясь обойти расставленные вокруг вражеские кордоны, а бить их разрозненные соединения по частям. На протяжении же всего XVIII века противоборствующие армии могли гоняться друг за другом до бесконечности — успех военных действий в конечном счете зависел преимущественно от энергии командующих, способных нагнать и принудить врага к бою.

К сожалению, то время характеризовалось явной нехваткой хотя бы просто способных командиров. Главная же проблема европейской военной мысли начиная с конца XVII века до появления на сцене Суворова и Бонапарта заключалась в том, что никто из полководцев не сумел осмыслить необходимость (возможно, в силу каких-то случайных обстоятельств) преодоления отжившей и рутинной военной системы, в рамках которой они действовали и за границы которой не выходили. Это в полной мере касается и героя нашей книги — бесспорно, наиболее яркого полководца середины восемнадцатого столетия, который тем не менее оказался не в состоянии отбросить старые схемы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Армии и вооружение 2-й половины 18 века

На главную / Home Войны, Кампании / Wars Армии / Armies Боевые расписания / OOBs Униформа / Uniforms Биографии / Personalities Документы / Documents Мемуары / Memoirs Галереи / Galleries Карты / Maps Ссылки / Links Карта сайта / Site map Архив альманаха "Фрiдрiх 2"  Публикации Первоисточники Книги 1701-1799 гг. Подполковник А.П. Барбасов Боевая подготовка русской артиллерии в XVIII веке. 1741-1771 гг. Шарль Эммануэль де Варнери. Перевод с нем. В. Кузнецова Об армии, флоте и национальной душе русских. 1741-1801 гг. Хроника Российской Импараторской Армии, составленная по Высочайшему Повелению. Часть III. 1852. Обозрение главных изменений в составе полевой артиллерии 1752-1803 гг. Сергей Львов. "Армейские уланы России в 1812 г." Уланы с момента их появления в Европе по начало 19 в. 1773-1774 гг. Войско и органы власти Пугачевского восстанияМавродин Владимир "Рождение новой России", 1988 г. 1764-1815 гг. Соколов О.В. "Армия Наполеона" Глава VI. СПб. 1999. Французская армия. Вооружение артиллерии, система Грибоваля. 1794-1800 гг. Потоцкий П.П. Столетие российской конной артиллерии (1794—1894). Начало русской конной артиллерии 1796-1800 гг. История Л.-Гв. Конной артиллерии 1796-1800 гг. составил В.А. Абаза. СПб, 1896 г. История Л.-Гв. Конной артиллерии 1797-1801 гг. М. Преснухин. Родина. – 2011. - № 7. «Бог войны» на Дону: конная артиллерия Донского казачьего войска 1787-1800 гг. П. Хофсшроер Прусская легкая пехота 1786-1796 гг. О. Леонов Вооружение "потемкинских" гренадер. 1783-1796 гг. "История русской пехоты" Леонов, Ульянов Организация русской пехоты 1783-1796 гг. Примечания Брикса к "ИСТОРИИ КОННИЦЫ" Денисона Русская кавалерия 2-й половины 18-го века 1787-1797 гг. Историко-биографический очерк П.П. Короленко. "Вестник Казачьих Войск". 1901. Кошевые атаманы Черноморского казачьего войска XVIII столетия. 1783-1796 гг. "История русской пехоты" Леонов, Ульянов Униформа русской пехоты 1788-1798 гг. О. Леонов Пехота Черноморской гребной флотилии 1788-1798 гг. О. Леонов Пехота Балтийской гребной флотилии 1763-1796 гг. "История русской пехоты" Леонов, Ульянов Знамена русской пехоты 1789-1801 гг. О.В. Соколов "Армия Наполеона" Французская армия. От Революции к Империи 1783-1796 гг. Е.И. Юркевич Развитие материальной части артиллерии и инженерной команды гатчинских войск 1783-1796 гг. Е.И. Юркевич Артиллерия Гатчинских войск Великого князя Павла Петровича 1783-1796 гг. Е.И. Юркевич Комплектование нижними чинами артиллерии Гатчинских войск Великого князя Павла Петровича 1749-1775 гг. Анатоль Грыцкевіч Янычарские хоругви в Белорусии в 18-м веке 1767-1798 гг. Австрийские гусарские полки 1762-1796 гг. И.С. Шарапова Воспроизведение эполетов полков российской армии времени царствования Екатерины II 1750-1800 гг. В.В. Изонов Из истории русской артиллерии второй половины XVIII в. 1791-1806 гг. Е.И. Юркевич К вопросу о ликвидации полковой артиллерии в русской армии на рубеже XVIII-XIX вв. 1756-1800 гг. Е.П. Абрамов Артиллерия русской морской пехоты в войнах XVIII в. 1756-1800 гг. Ф.Ф. Веселаго Список русских военных судов с 1668 по 1860 г. Артиллерийское вооружение и ранги судов Русского флота 2-й половины 18 в. 1797-1811 гг. Даниловский П. Интендантский журнал. 1907. Краткий исторический очерк развития санитарных повозок русской армии 1797-1811

наверх

wars175x.narod.ru

Вооруженные силы России в XVIII веке

Характерной чертой абсолютизма является наличие крупной про­фессиональной армии, которая служит одновременно опорой существу­ющего строя и инструментом проведения внешней и внутренней поли­тики.

Одной из крупнейших реформ Петра I была военная реформа. Бое­способность стрелецких войск, да и полков «иноземного строя» была невысокой. Они были непригодны для решения стоящих перед страной задач. К тому же стрелецкие войска были политически ненадежны. Из­вестно, что многие из них участвовали во враждебных Петру заговорах.

В ходе военной реформы все прежние рода войск были заменены одной регулярной армией, построенной по европейскому образцу. Был создан и русский военно-морской флот. Воинская повинность переста­ла быть повинностью одних дворян, стрелецких и солдатских детей да вольных охотников. Она распространилась на все классы общества, за исключением духовенства и граждан, принадлежавших к гильдиям. Все дворяне были обязаны служить бессрочно солдатами или офицерами, кроме немощных и командированных на гражданскую службу. Для кре­стьян и городского населения с 1705 г. вводится рекрутская повин­ность. В соответствии с ней в армию посредством регулярных наборов призывались мужчины в возрасте от 17до32лет. В 1715 г. Сенат поста­новил брать одного рекрута с 75 дворов владельческих крестьян и холо­пов. Срок службы составлял 25 лет. Потери армии убитыми, ранеными или отслужившими срок замещались новыми рекрутами.

Регулярная армия делилась на дивизии, бригады, полки, роты и т.д., сохранившиеся до сего дня. Появились новые виды артиллерийских соединений, введена была единая военная форма. Введение единооб­разного артиллерийского калибра, стрелкового оружия, создание служ­бы материального обеспечения армии превратили ее в одну из самых мощных и боеспособных в Европе.

В конце царствования Петра I регулярная сухопутная армия на­считывала около 210 тысяч в пехотных, драгунских и артиллерийских полках. Кроме того, было около 100 тысяч казачьих войск. Во флоте числилось 48 линейных кораблей и 787 галер и других мелких судов, где служили около 28 тысяч матросов и офицеров.

Прохождение военной службы регламентировал Воинский устав 1716 г. и Морской устав 1720 г. Обучение солдат и матросов проводи­лось по утвержденным уставам, неявка на службу сурово наказыва­лась. Гвардейские полки остались школой подготовки офицерских кад­ров. Практиковалось обучение «навигацкому», артиллерийскому и другим военным делам за границей: в Италии, Испании, Голландии и других странах. В армии и на флоте вводились строгая дисциплина, шпицрутены в качестве наказаний, запреты жениться без разрешения начальства. Все, выслужившие офицерские звания, согласно Табели о рангах (1722 г.) получали дворянство.

magref.ru

Оружие 18 века или с чем ходили на войну, когда Отечество было в опасности.

Холодное оружие 18 века. Материалы в основном энциклопедические, никакого креатива.Пика. Холодное колющее оружие. Древко – 3-5 м., трехгранный или четырехгранный наконечник 12-57 см. Общий вес – 3-4 килограмма. Длина классической европейской пики 3,3 метра, а наконечника — всего 12 сантиметров. Вес — около 4,5 килограммов. По виду напоминает копье, но есть существенные отличия: пика длиннее и тяжелее копья, ее необходимо держать в двух руках, наконечник имеет не широкую листовидную, а граненую форму, так как рассчитан на пробой доспехов. Пика (за исключением абордажной) не является метательным оружием. Оружие имело распространение в 15 и до первой половины 20 века.В основном использовалось для защиты пехоты от кавалерии. Во время боя против кавалерии пику держали двумя руками, уперев тупой конец в землю и наступив на него ногой. Атакуя пехоту, пику держали на уровне пояса или груди, нанося колющие удары. Как правило, пикинеры строились в несколько рядов, образуя целый лес из пик, насколько позволяла длина оружия.

Изобретение в конце 17 века штыка-пробки, а потом и втульчатого штыка дало стрелкам эффективное оружие ближнего боя, появился новый тип пехотинца, сражающегося как на дистанции и в ближнем бою. Подавляющее большинство европейских пехотных полков стало комплектоваться солдатами нового типа.

К 18 веку в европейской кавалерии древковое оружие было преимущественно заменено огнестрельным. В тяжелой кавалерии от пик отказались совсем, в легкой — пиками могла вооружаться часть личного состава, например первая шеренга каждого эскадрона, но пикинеры не исчезли полностью. Отряды пикинеров еще долго входили в состав европейских армий, их задачей, как и прежде, было противодействие кавалерии, также пикинеры прикрывали стрелков от атак кавалерии, позволяя им перезарядить оружие. Часто пиками вооружали народное ополчение, это оружие было распространено среди иррегулярных воинских частей, им пользовались при нехватке ружей.

Минусы: малая маневренность, уязвимость для стрелкового оружия и артиллерии, непригодность для штурма. Также пика практически непригодна для ближнего боя, что в подобной ситуации вынуждало пикинера использовать запасное оружие.Плюсы: пикинёры действовали преимущественно отрядами, линиями или группами. Они эффективны в обороне против отрядов ближнего боя, кавалерии и представляли для них грозную силу.Штык.Короткоклинковое холодное оружие, предназначенное для крепления к дульной части ствола огнестрельного оружия. Появился как средство самообороны военнослужащего, вооруженного огнестрельным оружием. Именно тогда в Европе сложилась ситуация, когда одни подразделения были вооружены огнестрельным оружием, а другие — холодным древковым. Стрелки могли поражать противника на расстоянии, но при непосредственном столкновении с пикинерами (а тем более — с конницей) у них не было шанса на спасение – старинное стрелковое оружие перезаряжалось медленно, а противник преодолевал это расстояние гораздо быстрее минуты.Для решения проблемы использовали различные комбинации стрелковых и пикинерских подразделений. В конце 17 века был изобретен штык-пробка (его еще называют «багинет»), который представлял собой клинок на круглой рукояти, вставляющейся в ствол мушкета. Самый главный недостаток такой конструкции - невозможность и стрелять, и драться. Перед каждым выстрелом или перезарядкой солдат был вынужден вынимать штык-пробку из ствола. Кроме того, багинет держался в стволе недостаточно плотно, рискуя выпасть в самый неподходящий момент.В начале 18 века появился надевающийся на ствол втульчатый штык, который позволял вести огонь и перезаряжаться, не снимая штыка, что кардинально изменило тактику пехотных полков. С повсеместным распространением штыка появилась следующая тактика: пока первая колонна производила залп, вторая и третья перезаряжала ружья. Первая колонна стреляла с колена, вторая и третья — стоя. Учитывая скорость перезарядки ружья с кремневым замком, перезарядка длилась в среднем 3 минуты. В случае ближнего боя использовались примкнутые штыки.ШпагаХолодное колюще-рубящее или колющее оружие. Клинок – одно-двухлезвийный или граненый. Эфес – с дужкой и гардой различной формы, длиной около 20 см. Длина клинка – около 1 метра и больше, вес – от 1 до 1.5 кг. У поздних шпаг лезвие (в отличие от острия) не затачивалось. Главной особенностью шпаги являлось наличие сложной гарды, хорошо защищающей руку, именно гарда позволяла без риска для пальцев использовать защиты, основанные на коротких лаконичных движениях.

Гарда могла быть немецкой формы — в виде простой крестовины и дужки для защиты пальцев; испанская — в виде чашки и дужки; итальянская — несколько колец разного диаметра, расположенных одно над другим в виде корзины. Противовес уравновешивал оружие и не давал руке соскользнуть с рукояти.

Большинство шпаг убиралось в деревянные ножны, обтянутые кожей с металлическими обоймицами. Легкие шпаги часто имели целиком кожаные ножны. Легкое для постоянного ношения оружие, которое позволяло эффективно защищаться и атаковать при отсутствии доспеха и щита, было распространено не только в армии, но и как гражданское (гражданские шпаги отличались от военных весом и более узким клинком ).

Придворные (парадные или прогулочные) шпаги были деталью костюма, они получили короткий легкий клинок и украшенный эфес. Шпага являлась одним из атрибутов благородного сословия и отличительным знаком дворянина. Лишение дворянского титула сопровождалось так называемой «гражданской казнью»— переломом шпаги в присутствии свидетелей. Сначала боевые шпаги были только у дворян, позднее они стали и солдатским оружием. Пехотные шпаги были короче кавалерийских.

В 18 веке шпаги сохранились в армии только у кавалеристов и среди офицеров, постепенно вытесняясь палашами и саблями, а у дворян превратились в придворное и дуэльное оружие. К этому времени оружие видоизменилось – клинок стал уже и короче, а эфес – более простым. Пропала большая часть защитных элементов гарды, дуги, защищавшие пальцы превратились в декоративный элемент. Удары противника парировались своей шпагой. Основным типом атаки считался укол.

Тесак Зубяще-колющее холодное оружие, боевой нож особо крупных размеров. Длина – 64-72 см, ширина – 4-5 см. Вес – 1-2 кг. Как правило, имел эфес. Клинок мог быть как прямым, так и искривлённым, обоюдоострым или однолезвийным. Рукоять короткая с крестовиной или дужкой, произвольная. Первоначально применялся в качестве боевого оружия, а также использовался на охоте для разделки туш или расчистки участка леса, дороги.В конце 18 века в некоторых европейских армиях тесак был введен в качестве штатного оружия. Сначала его получили саперы, оружие которых имел на обухе зубья пилы. Затем - пехотинцы, у которых тесак выглядел как полусабля со слегка изогнутым клинком и с дужкой на эфесе. Эти тесаки использовались не только как оружие, но и как инструмент, которым рубили или пилили прутья и колья для фашин — прутяных связок, которыми укрепляли валы полевых укреплений и мостили гати на болотах. Также существовал штык- тесак, который крепился к ружью в качестве штыка.Такое короткое оружие как тесак было плохой защитой от кавалерии, а весило при этом довольно много, поэтому с конца 19 века их оставили только барабанщикам, музыкантам и солдатам гвардии для выхода в мирное время.Палаш Рубяще-колющее клинковое холодное оружие. Клинок прямой, длинный, 80-90 см. Мог иметь двустороннюю заточку (ранние образцы), но чаще всего — одностороннюю. Эфес сложный, с развитой гардой. Головка рукояти представляла собой стилизованный клюв, позднее ее делали шарообразной или овальной. Общая длина в ножнах — 100—110 см., вес – около 2 кг. Сочетал в себе качества меча и сабли. По сравнению с мечом, палаш имел развитую гарду, обычно включавшую в себя чашку и защитные дужки. Отличие палаша от шпаги состояло в более тяжёлом клинке, имевшим большую ширину и толщину.Убирался в ножны, которые сначала были выполнены из тонкого металла и легко деформировались, что могло привести к печальным последствиям – оружие заклинивало в ножнах в решающий момент. Позже ножны кирасирского палаша стали делать из стали в 2.5 мм толщиной, а для надежности внутрь ставили деревянный вкладыш с пазом. Правда, от этого увеличился вес оружия – с 2 кг до 3 – 3.5 кг. Парадные ножны могли быть позолоченными либо деревянными с лакированной кожей, носились на кольцах и крепились к портупее.В 16-17 веке в Западной Европе появились регулярные части кирасиров (тяжелой кавалерии, обязательной частью снаряжения которой были металлические нагрудники). Эффективным против такого доспеха мог быть только тяжелый и длинный клинок. Как правило, палашами была вооружена тяжелая и линейная конница (кирасиры, карабинеры и драгуны), а легкая кавалерия (гусары, конные егеря) – саблями. Драгунский палаш был несколько легче и чуть короче кирасирского и имел плоский клинок. Обоюдоострая форма клинка сохранялась почти во всех армиях до середины 18 века, потом она стала вытесняться клинком с одним лезвием и тупым обухом. В начале 19 века клинки палашей повсеместно становятся однолезвийными, по-прежнему оставаясь достаточно мощными и широкими.Сабля Рубяще-режущее и колюще-режущее клинковое холодное оружие. Клинок изогнутый, мог быть разной кривизны, однолезвийный. (редко заточка могла быть волнистой, в ряде случаев – полуторной). Средняя длина клинка — 80—110 см. В качестве гарды обычно имелось перекрестье, иногда - передняя дужка, гарда могла быть и в виде широкой полосы. Рукоять обычно обтягивалась черной кожей и обвивалась медной крученой проволокой. Ножны чаще всего деревянные, обтягивались кожей или тканью, могли иметь накладки из меди, бронзы или серебра, украшались полудрагоценными камнями или золоченым прибором. Европейские сабли 18 века часто имели стальные полированные ножны.У европейских сабель был незначительный изгиб лезвия, позволявший наносить удары вперед, относительно большой вес и закрытая гарда, обеспечивающая прочный, но однообразный захват. Достаточно сильный изгиб клинка придавал рубящему удару режущие свойства, в результате чего сабля наносила более серьезные повреждения, чем меч или палаш той же массы. (Повышение кривизны приводит к повышению режущих, но вместе с тем — к ослаблению рубящих свойств).В течение всего 18 века сабля применялись преимущественно как кавалерийское оружие, что предопределило их относительно большую длину и приспособленность для рубящего удара сверху (для усиления которого оружие уравновешивалось на середине клинка).Материалы: П. Югринов «Малая энциклопедия холодного оружия», нарытые по просторам Сети и здесь: http://www.bibliotekar.ru Картинки – то же самое и позаимствованы с сайта http://www.fehto.ru

ten-patriota.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о