«Тополь-М» и Minuteman III. К давнему спору о ракетах » Военное обозрение

Одной из самых популярных тем для обсуждений и споров является сравнение образцов вооружения и военной техники. Попытки любителей техники выбрать наиболее эффективные и удачные образцы нередко приводят к длительным и бурным спорам, которые далеко не всегда заканчиваются успешным решением поставленного вопроса. На протяжении многих лет подобные споры ведутся вокруг ракетных комплексов стратегического назначения: спорщиков пытаются выяснить, чьи межконтинентальные ракеты лучше.

Неплохой пример подобных споров можно было наблюдать несколько дней назад на нашем сайте. В комментариях под новостью об очередном тестовом запуске американской МБР Minuteman III читатели попытались выяснить реальные возможности ракет, а также провести анализ приложенной к новости инфографики. Последняя сравнивала американскую ракету с российским комплексом «Тополь-М», и приведенные цифры показывали, что отечественная система, как минимум, не лучше зарубежной. Естественно, такое сравнение не могло не стать поводом для соответствующей реакции.

Помня всю сложность и фактическую бесперспективность подобных дел, попробуем изучить имеющееся положение дел и определить, какая точка зрения наиболее полно соответствует истине, и какая из современных межконтинентальных баллистических ракет может считаться самой лучшей. Естественно, претендовать на истину в последней инстанции не приходится, но подобные сравнения могут быть интересны.


Запуск МБР LGM-30G Minuteman III. Фото Rbase.new-factoria.ru

Темой недавних споров стало сравнение ракет LGM-30G Minuteman III и РТ-2ПМ2 «Тополь-М», состоящих на вооружении военно-воздушных сил США и ракетных войск стратегического назначения России соответственно. Можно и дальше развивать эту тему, но следует учитывать некоторые моменты. Текущее положение дел в стратегических ядерных силах России и США оставляет достаточно много пространства для маневра и дает возможность лукавить. Дело в том, что на вооружении ВВС США сейчас имеется только одна МБР наземного базирования, тогда как российская армия эксплуатирует комплексы семи моделей.

В таком случае возникает вопрос: какая именно ракета должна «представлять» российские РВСН в таком сравнении? Ответ на него достаточно сложен. Ракета «Минитмен-3» была принята на вооружение в семидесятых годах прошлого века, что делает ее ровесницей советских/российских УР-100Н УТТХ и Р-36М. В то же время, за прошедшие десятилетия американские специалисты неоднократно модернизировали существующее оружие, повышая его характеристики. Постоянное обновление ракеты позволяет рассматривать в качестве конкурентов для нее даже самые новые российские «Тополь-М» и «Ярс».

Военные и промышленность Соединенных Штатов не считают возможным продолжение эксплуатации ракет LGM-30G в базовой конфигурации, и на протяжении нескольких десятилетий модернизируют такое оружие с целью достижения максимально возможных характеристик. Поэтому, несмотря на солидный возраст проекта в целом, современные МБР Minuteman III можно считать прямыми конкурентами новейших российских ракет. В таком случае полагаем возможным сравнивать их с российскими системами «Тополь-М» и «Ярс», поскольку это позволит изучить новейшие разработки в области межконтинентальных ракет сухопутного базирования.

LGM-30G Minuteman III

Как ясно из названия, ракета «Минитмен-3» являлась дальнейшим развитием уже существующего семейства техники. В 1966 году компания Boeing начала работы по глубокой модернизации существующей ракетной техники с целью создания нового комплекса. Работы были завершены в начале семидесятых годов, после чего ракету приняли на вооружение и поставили в серию. Со временем новые изделия LGM-30G заменили все вооружения предыдущих моделей. В середине прошлого десятилетия произошло важнейшее событие в истории стратегических ядерных сил США: ракета Minuteman III осталась единственной системой своего класса, состоящей на вооружении. Такой статус комплекс сохраняет до настоящего времени. Более того, замена таких ракет, насколько известно, пока не планируется.

Глубокая модернизация существующих ракет в порядке создания нового комплекса вооружений заключалась, в первую очередь, в изменении конструкции и оснащения третьей ступени. Также самому серьезному обновлению подверглись средства разведения, боевые блоки, системы управления и другие устройства, прямо влияющие на боевые качества. После такой модернизации были получены максимально возможные характеристики, обеспечившие превосходство над существующими МБР.


Сравнение отечественной и зарубежной ракеты, ставшее поводом для спора. Инфографика от «Аргументов и фактов»

В течение нескольких первых десятилетий ракеты не подвергались серьезной модернизации. В конце девяностых годов был дан старт программе PRP (Propulsion Replacement Program – «Программа замены силовой установки»). Целью проекта была модернизация существующих твердотопливных двигателей. Имеющиеся заряды твердого топлива заменили иной смесью с повышенными характеристиками. К 2009 году все имеющиеся в наличии ракеты получили улучшенные двигатели, что позволило продлить сроки их эксплуатации, а также в определенной мере повысить характеристики.



Чуть ранее, в начале 2008 года, завершилась программа GRP (Guidance Replacement Program – «Программа замены систем наведения»). В ходе этого проекта имеющаяся система наведения типа NS20A уступила свое место изделию NS50A. За счет модернизации средств управления удалось заметно повысить точность поражения целей, а также упростить процесс перенацеливания боевых блоков.

Выполняя условия договора СНВ-II, Соединенные Штаты начали программу модернизации под названием SRV (Single Reentry Vehicle – «Единичный боевой блок»). Предполагалось, что в обозримом будущем ракеты Minuteman III получат новые ступени разведения, несущие один боевой блок вместо стандартных трех. Тем не менее, договор о Сокращении наступательных вооружений так и не вступил в силу, из-за чего программа SRV не была доведена до конца. Ракеты сохранили имеющееся боевое оснащение.

В 2005 году, после снятия с вооружения МБР LGM-118A Peacekeeper, запустили программу SERV (Safety Enhanced Reentry Vehicle – «Боевой блок повышенной безопасности»). Существующие боевые блоки типа W78 уже не в полной мере устраивали военных, из-за чего было принято решение о применении новых изделий подобного назначения. На ступенях разведения ракет «Минитмен-3» начали монтировать блоки W87, снимавшиеся с ракет «Пискипер». Как следует из названия программы, подобная замена привела к повышению безопасности эксплуатации. Мощность более нового боезаряда составляет 300 кт, но может быть повышена до 475 кт.

С 2005 года ракеты Minuteman III остаются единственным оружием своего класса, используемым с сухопутными пусковыми установками. Последние модернизации – в первую очередь, обновление систем управления и наведения – позволили заметно продлить сроки эксплуатации ракет. Согласно заявлениям американских военачальников, прозвучавших в прошлом году, ракеты LGM-30G будут оставаться на дежурстве до начала тридцатых годов. Таким образом, возраст некоторых ракет к моменту окончания службы перевалит за полвека.


«Минитмен-3» в пусковой шахте. Фото Wikimedia Commons

На данный момент военно-воздушные силы США держат на дежурстве 450 межконтинентальных ракет «Минитмен-3». Это оружие развернуто на трех базах в Вайоминге, Северной Дакоте и Монтане. Строительство новых ракетных баз на протяжении последних десятилетий не планировалось. О планах по сокращению существующих пусковых комплексах пока не сообщалось. Возможно, количество пусковых установок и развернутых ракет не будет меняться до самого конца эксплуатации существующих комплексов. Что будет дальше – неизвестно.

Согласно опубликованным данным, ракета LGM-30G Minuteman III построена по трехступенчатой схеме с отдельной ступенью разведения, несущей боевые блоки. МБР имеет длину 18,2 м, максимальный диаметр 1,7 м и стартовую массу 35,4 т при массе боевых блоков 1,15 т. Все три ступени ракеты оснащаются твердотопливными двигателями разных моделей. Первая ступень имеет массу 23,21 т и несет заряд топлива весом 20,7 т. Двигатель, оснащенный четырьмя соплами, развивает тягу до 90800 кгс. Вторая ступень при массе 7,28 т несет двигатель с 6,2-тонным зарядом, развивающий тягу до 27500 кгс. Третья ступень, отличающаяся наименьшими размерами, весит 3,3 т и оснащается зарядом топлива массой 2,8 т. Тяга двигателя – 15600 кгс. Ступень разведения комплектуется жидкостным двигателем с набором из 11 сопел и тягой 252 кгс.

Согласно официально опубликованным данным, ракета может доставлять боевые блоки на дальность до 13 тыс. км. При этом более точные сведения о дальности стрельбы засекречены, вследствие чего нередко появляются предположения о возможности полета на большие расстояния. Последние модернизации позволили довести круговое вероятное отклонение до 180-200 м. Мощность боевых блоков существующих типов достигает 350 кт.

«Тополь-М» и «Ярс»

С точки зрения технической новизны и получения наилучших характеристик в качестве «российского ответа» американским межконтинентальным баллистическим ракетам могут считаться комплексы РТ-2ПМ2 «Тополь-М» и РС-24 «Ярс». Эти системы создавались с конца восьмидесятых годов и имеют определенную преемственность. «Тополь-М» и «Ярс» начали поступать в части ракетных войск стратегического назначения в конце девяностых и в конце двухтысячных соответственно.

Проект «Тополь-М» стартовал в конце восьмидесятых годов. В соответствии с заказом министерства обороны, советская промышленность должна была создать два перспективных комплекса с унифицированной МБР. Единую ракету предлагалось использовать как со стационарными шахтными пусковыми установками, так и в составе подвижных грунтовых комплексов. Новый комплекс РТ-2ПМ2 должен был основываться на некоторых идеях и решениях, ранее использованных при создании предыдущей аналогичной системы, из-за чего получил название «Тополь-М».


Ранняя версия ступени разведения ракеты LGM-30G. Фото Rbase.new-factoria.ru

В декабре 1994 года на полигоне Плесецк состоялся первый запуск опытной ракеты нового типа. В ходе дальнейших испытаний были подтверждены расчетные характеристики, после чего было принято решение о начале серийного производства нового оружия. Первые серийные изделия «Тополь-М» были изготовлены в 1997 году и предназначались для развертывания на шахтных пусковых установках. Осенью 2000 года был произведен первый испытательный запуск ракеты с мобильной пусковой установки на колесном шасси. В 2000 году два новых комплекса были приняты на вооружение.

По имеющимся данным, осенью прошлого года российские РВСН держали на дежурстве 60 ракет «Тополь-М» в шахтных пусковых установках. Еще 18 ракет находилось на подвижных грунтовых комплексах. Таким образом, войска располагают 78 ракетами с таким же количеством моноблочных головных частей. Все шахтные комплексы дислоцированы в Саратовской области.

Комплексы «Тополь-М» используют унифицированную ракету 15Ж55 / 15Ж65. Первое обозначение используется для ракеты стационарного комплекса, второе – для мобильного. Отличия двух ракет заключаются только в конструкции транспортно-пускового контейнера. Конструкция самой ракеты и состав ее бортовых агрегатов одинакова для стационарного и подвижного комплексов.

Ракета построена по трехступенчатой схеме и оснащается твердотопливными двигателями всех ступеней. Общая длина изделия – чуть более 22,5 м, диаметр – 1,81 м, стартовая масса – 46,5 т, в том числе 2 т забрасываемого веса. Корпуса маршевых ступеней выполняются из композиционных материалов путем намотки. Внутри корпуса помещается заряд твердого топлива. Характерной особенностью всех трех ступеней является применение только управления путем отклонения вектора тяги. Наиболее мощный двигатель используется на первой ступени – тяга 100 тыс. кгс при массе заряда 23 т. Третья ступень несет 5 т топлива и развивает вчетверо меньшую тягу.

По имеющимся данным, головная часть ракеты 15Ж55 / 15Ж65 оснащается одним боевым блоком мощностью 800 кт. Вместе с боевым блоком ракета несет развитый комплекс противодействия противоракетной обороне противника. Для дополнительного затруднения перехвата боевой блок имеет собственные двигатели, позволяющие ему маневрировать на нисходящей части траектории. Известно, что ранее велись работы по созданию новой головной части для существующих ракет. В таком случае ракета комплекса РТ-2ПМ2 могла получить несколько боевых блоков, однако в силу разных причин серийные изделия так и остались с моноблочной головной частью. Подобная задача была решена в следующем проекте.


Мобильный вариант комплекса «Тополь-М». Фото Wikimedia Commons

Ракета 15Ж55 / 15Ж65 способна доставлять боевой блок на дальность не менее 9 тыс. км. В некоторых источниках максимальная дальность стрельбы указана на уровне 11 тыс. км. Круговое вероятное отклонение, по разным данным, составляет от 200 до 300 м. При этом имеются и иные оценки, вплоть до 350 м.

Согласно одной из существующих версий, попытка оснащения ракеты комплекса «Тополь-М» новой головной частью с несколькими боевыми блоками в итоге привела к появлению совершенно нового проекта. Такой ракетный комплекс получил обозначение РС-24 «Ярс». В настоящее время, после прекращения серийного производства ракет системы «Тополь-М», изделие «Ярс» является единственной выпускаемой МБР для ракетных войск стратегического назначения.

Как и предшественник, проект «Ярс» подразумевал создание стационарного и подвижного ракетных комплексов, оснащенных унифицированной ракетой. По некоторым оценкам, в новых изделиях использовались определенные агрегаты, заимствуемые у существующих. Как следствие, в определенной мере новые комплексы РС-24 могут считаться глубокой модернизацией предыдущих РТ-2ПМ2.

Первый испытательный пуск ракеты «Ярс» состоялся в мае 2007 года. К началу текущего десятилетия испытания были завершены. Первый комплект ракет и необходимого оборудования был передан РВСН в конце 2009 года. В середине 2010-го руководство министерства обороны официально подтвердило факт развертывания новых МБР. В дальнейшем производство ракет и комплексов продолжилось, благодаря чему за несколько лет системы РС-24 стали одним из самых многочисленных вооружений своего класса. По имеющимся данным, осенью прошлого года в ракетных войсках имелось 63 развернутые ракеты «Ярс» на мобильных пусковых установках и 10 в шахтах.

Предполагается, что ракета комплекса «Ярс» имеет длину около 23 м при диаметре менее 2 м. Стартовая масса не превышает 48-50 т. Используется трехступенчатая конструкция с твердотопливными двигателями всех ступеней. Важнейшим отличием «Ярса» от «Тополя-М» является использование разделяющейся головной части. Согласно разным оценкам, такая ракета несет до четырех боевых блоков мощностью до 500 кт. Максимальная дальность стрельбы достигает 12 тыс. км. Показатели точности пока не раскрывались.

Сравнение

Рассматривая состоящие на вооружении межконтинентальные баллистические ракеты, трудно обойтись без попыток их сравнения. Желание выявить более эффективный и удачный образец вполне понятно, и поэтому причины начала многочисленных споров не должны вызывать сомнений или быть поводом для удивления.


Пусковая установка комплекса «Ярс». Фото Vitalykuzmin.net

Самым простым и популярным способом сравнения возможностей оружия разных типов является прямое сопоставление известных характеристик, подобное приведенному в уже упомянутой инфографике. В таком случае получается, что МБР Minuteman III имеет преимущества перед «Тополем-М» и «Ярсом» в дальности стрельбы и количестве боевых блоков. Еще одно положительное качество зарубежной разработки состоит в большей точности наведения. Кроме того, преимуществом американского вооружения можно считать и большее количество развернутых ракет одного типа, превышающее суммарные возможности российских РВСН.

С точки зрения только технических характеристик российские разработки превосходят американскую только по мощности боевого блока («Тополь-М» с его 800-килотонным моноблоком), по возможностям комплекса преодоления противоракетной обороны и по гибкости применения. Последняя обеспечивается существованием двух вариантов комплекса с разными способами базирования.

Сравнение по характеристикам оказывается явно не в пользу российских разработок. Более того, ситуацию можно усугубить при помощи некоторой хитрости: для этого следует отметить, что ракета РТ-2ПМ2 «Тополь-М» была принята на вооружение в 1997 году, РС-24 «Ярс» – в 2009-2010 годах, а эксплуатация изделия «Минитмен-3» стартовала четыре с половиной десятилетия назад. Естественно, пытаясь сгустить краски, ни в коем случае не следует упоминать о многочисленных модернизациях американской МБР, позволяющих сохранять ее характеристики на требуемом уровне.

Имеющаяся ситуация с характеристиками имеет достаточно простое объяснение. Действительно, заказчик вооружений всегда склонен требовать максимально возможные характеристики. Тем не менее, бесконечное повышение параметров, в том числе достигаемое неприемлемым усложнением конструкции, попросту не имеет смысла. Новейшие отечественные МБР имеют характеристики, требовавшиеся изначальным техническим заданием военного ведомства. Требования к проектам формировались с учетом существующих стратегий, нужд армии и уровня существующих технологий. Кроме того, в некоторых случаях имели место ограничения, накладываемые существующими международными соглашениями. Как следствие, принятые на вооружение комплексы полностью соответствуют концепции их применения, что гораздо важнее выдернутых из контекста цифр.

В контексте сравнения состоящих на вооружении МБР России и США, вероятно, есть только один тезис, который вряд ли может быть оспорен. Текущая ситуация, в которой РВСН России эксплуатируют ракеты сухопутного базирования нескольких типов, а ВВС США располагают только одной моделью подобного оружия, прекрасно демонстрирует разные подходы двух стран и их военных ведомств. Советское, а затем и российское военное руководство считает необходимым постоянное развитие ракетной техники с созданием модернизированных или совершенно новых комплексов. Пентагон, в свою очередь, посчитал целесообразным планомерное обновление и совершенствование существующего образца, созданного почти полвека назад.

Как показывает практика, оба подхода имеют право на жизнь и вполне пригодны для решения поставленных задач. Единственная ракета Соединенных Штатов и несколько комплексов России продолжают играть важнейшую роль гарантов стратегической безопасности своей страны. А если поставленные цели успешно достигнуты, то, вероятно, не имеет значения, как именно это было сделано, сколько лет состоящему на вооружении ракетному комплексу и каковы его технические характеристики.

По материалам сайтов:
http://ria.ru/
http://rg.ru/
http://aif.ru/
http://rbase.new-factoria.ru/
http://globalsecurity.org/
http://defense-update.com/
http://missilethreat.csis.org/

topwar.ru

Чем новейший ракетный комплекс «Ярс» отличается от «Тополь-М»?

Основу российских мобильных ракетных комплексов, вооруженных ракетами с ядерными боеголовками, сейчас составляют комплексы «Тополь-М» и его прямой наследник — «Ярс».

Однако если мы взглянем на две эти машины, то увидим, что внешне они совершенно неразличимы. Только лишь заядлый оружейник быть может найдет какие то отличия, но это не факт.

В чем же заключается отличие комплекса «Ярс» от «Тополь-М»?

 

Тополь-М

 

«Ярс»

Как мы видим, пусковую установку, отлично справляющуюся со своими обязанностями, трогать не стали — зачем изобретать велосипед? «Ярс» базируется на том же самом шестнадцатиколесном шасси МЗКТ-79221, что и «Тополь-М».

В таком случае нетрудно догадаться, что изменения коснулись боевой части комплекса, а именно — его ракеты!

 

В отличие от «Тополя-М», ракета которого имеет моноблочную головную часть (МГЧ), ракета «Ярса» оснащена разделяющейся головной частью(РГЧ) с блоками индивидуального наведения.

Это означает, что теперь вместо одной цели ракета может уничтожить сразу несколько. Такое решение обладает рядом преимуществ перед МГЧ:

  • затруднение работы ПВО противника, т.к. несколько боеголовок отследить и сбить сложнее, чем одну;
  • поражение точным ударом сразу нескольких стратегически-важных целей;

Точных характеристик по количеству разделяющихся боеголовок и их мощности пока неизвестно никому — гостайна! Предположительно это могут быть либо 3 боеголовки, мощностью по 400 кт каждая, либо 6 боеголовок — по 150 кт.

 

Пример боевой части с разделяющимися головками самонаведения американской ракеты LGM-118A «Пискипер».

Еще в 2011 году Министерство Обороны нашей страны отказалось от производства новых комплексов «Тополь-М» в пользу более перспективного комплекса «Ярс».

Сейчас на вооружении нашей страны состоит порядка 84 единиц мобильных ракетных комплексов «Ярс». Еще 12 точно таких же ракет базируются в шахтах.

maxpark.com

«Тополь-М» и Minuteman III. К давнему спору о ракетах

Одной из самых популярных тем для обсуждений и споров является сравнение образцов вооружения и военной техники. Попытки любителей техники выбрать наиболее эффективные и удачные образцы нередко приводят к длительным и бурным спорам, которые далеко не всегда заканчиваются успешным решением поставленного вопроса. На протяжении многих лет подобные споры ведутся вокруг ракетных комплексов стратегического назначения: спорщики пытаются выяснить, чьи межконтинентальные ракеты лучше.

Неплохой пример подобных споров можно было наблюдать несколько дней назад на сайте «Военное обозрение». В комментариях под новостью об очередном тестовом запуске американской МБР Minuteman III читатели попытались выяснить реальные возможности ракет, а также провести анализ приложенной к новости инфографики. Последняя сравнивала американскую ракету с российским комплексом «Тополь-М», и приведенные цифры показывали, что отечественная система, как минимум, не лучше зарубежной. Естественно, такое сравнение не могло не стать поводом для соответствующей реакции.

Помня всю сложность и фактическую бесперспективность подобных дел, попробуем изучить имеющееся положение дел и определить, какая точка зрения наиболее полно соответствует истине, и какая из современных межконтинентальных баллистических ракет может считаться самой лучшей. Естественно, претендовать на истину в последней инстанции не приходится, но подобные сравнения могут быть интересны.

Темой недавних споров стало сравнение ракет LGM-30G Minuteman III и РТ-2ПМ2 «Тополь-М», состоящих на вооружении военно-воздушных сил США и ракетных войск стратегического назначения России соответственно. Можно и дальше развивать эту тему, но следует учитывать некоторые моменты. Текущее положение дел в стратегических ядерных силах России и США оставляет достаточно много пространства для маневра и дает возможность лукавить. Дело в том, что на вооружении ВВС США сейчас имеется только одна МБР наземного базирования, тогда как российская армия эксплуатирует комплексы семи моделей.

В таком случае возникает вопрос: какая именно ракета должна «представлять» российские РВСН в таком сравнении? Ответ на него достаточно сложен. Ракета «Минитмен-3» была принята на вооружение в семидесятых годах прошлого века, что делает ее ровесницей советских/российских УР-100Н УТТХ и Р-36М. В то же время, за прошедшие десятилетия американские специалисты неоднократно модернизировали существующее оружие, повышая его характеристики. Постоянное обновление ракеты позволяет рассматривать в качестве конкурентов для нее даже самые новые российские «Тополь-М» и РС-24 «Ярс».

Запуск МБР LGM-30G Minuteman III.

Военные и промышленность Соединенных Штатов не считают возможным продолжение эксплуатации ракет LGM-30G в базовой конфигурации, и на протяжении нескольких десятилетий модернизируют такое оружие с целью достижения максимально возможных характеристик. Поэтому, несмотря на солидный возраст проекта в целом, современные МБР Minuteman III можно считать прямыми конкурентами новейших российских ракет. В таком случае полагаем возможным сравнивать их с российскими системами «Тополь-М» и «Ярс», поскольку это позволит изучить новейшие разработки в области межконтинентальных ракет сухопутного базирования.

LGM-30G Minuteman III

Как ясно из названия, ракета «Минитмен-3» являлась дальнейшим развитием уже существующего семейства техники. В 1966 году компания Boeing начала работы по глубокой модернизации существующей ракетной техники с целью создания нового комплекса. Работы были завершены в начале семидесятых годов, после чего ракету приняли на вооружение и поставили в серию. Со временем новые изделия LGM-30G заменили все вооружения предыдущих моделей. В середине прошлого десятилетия произошло важнейшее событие в истории стратегических ядерных сил США: ракета Minuteman III осталась единственной системой своего класса, состоящей на вооружении. Такой статус комплекс сохраняет до настоящего времени. Более того, замена таких ракет, насколько известно, пока не планируется.

Глубокая модернизация существующих ракет в порядке создания нового комплекса вооружений заключалась, в первую очередь, в изменении конструкции и оснащения третьей ступени. Также самому серьезному обновлению подверглись средства разведения, боевые блоки, системы управления и другие устройства, прямо влияющие на боевые качества. После такой модернизации были получены максимально возможные характеристики, обеспечившие превосходство над существующими МБР.

Сравнение отечественной и зарубежной ракеты, ставшее поводом для спора. Инфографика от «Аргументов и фактов»

В течение нескольких первых десятилетий ракеты не подвергались серьезной модернизации. В конце девяностых годов был дан старт программе PRP (Propulsion Replacement Program – «Программа замены силовой установки»). Целью проекта была модернизация существующих твердотопливных двигателей. Имеющиеся заряды твердого топлива заменили иной смесью с повышенными характеристиками. К 2009 году все имеющиеся в наличии ракеты получили улучшенные двигатели, что позволило продлить сроки их эксплуатации, а также в определенной мере повысить характеристики.

Чуть ранее, в начале 2008 года, завершилась программа GRP (Guidance Replacement Program – «Программа замены систем наведения»). В ходе этого проекта имеющаяся система наведения типа NS20A уступила свое место изделию NS50A. За счет модернизации средств управления удалось заметно повысить точность поражения целей, а также упростить процесс перенацеливания боевых блоков.

Выполняя условия договора СНВ-II, Соединенные Штаты начали программу модернизации под названием SRV (Single Reentry Vehicle – «Единичный боевой блок»). Предполагалось, что в обозримом будущем ракеты Minuteman III получат новые ступени разведения, несущие один боевой блок вместо стандартных трех. Тем не менее, договор о Сокращении наступательных вооружений так и не вступил в силу, из-за чего программа SRV не была доведена до конца. Ракеты сохранили имеющееся боевое оснащение.

В 2005 году, после снятия с вооружения МБР LGM-118A Peacekeeper, запустили программу SERV (Safety Enhanced Reentry Vehicle – «Боевой блок повышенной безопасности»). Существующие боевые блоки типа W78 уже не в полной мере устраивали военных, из-за чего было принято решение о применении новых изделий подобного назначения. На ступенях разведения ракет «Минитмен-3» начали монтировать блоки W87, снимавшиеся с ракет «Пискипер». Как следует из названия программы, подобная замена привела к повышению безопасности эксплуатации. Мощность более нового боезаряда составляет 300 кт, но может быть повышена до 475 кт.

С 2005 года ракеты Minuteman III остаются единственным оружием своего класса, используемым с сухопутными пусковыми установками. Последние модернизации – в первую очередь, обновление систем управления и наведения – позволили заметно продлить сроки эксплуатации ракет. Согласно заявлениям американских военачальников, прозвучавших в прошлом году, ракеты LGM-30G будут оставаться на дежурстве до начала тридцатых годов. Таким образом, возраст некоторых ракет к моменту окончания службы перевалит за полвека.

«Минитмен-3» в пусковой шахте.

На данный момент военно-воздушные силы США держат на дежурстве 450 межконтинентальных ракет «Минитмен-3». Это оружие развернуто на трех базах в Вайоминге, Северной Дакоте и Монтане. Строительство новых ракетных баз на протяжении последних десятилетий не планировалось. О планах по сокращению существующих пусковых комплексах пока не сообщалось. Возможно, количество пусковых установок и развернутых ракет не будет меняться до самого конца эксплуатации существующих комплексов. Что будет дальше – неизвестно.

Согласно опубликованным данным, ракета LGM-30G Minuteman III построена по трехступенчатой схеме с отдельной ступенью разведения, несущей боевые блоки. МБР имеет длину 18,2 м, максимальный диаметр 1,7 м и стартовую массу 35,4 т при массе боевых блоков 1,15 т. Все три ступени ракеты оснащаются твердотопливными двигателями разных моделей. Первая ступень имеет массу 23,21 т и несет заряд топлива весом 20,7 т.

Двигатель, оснащенный четырьмя соплами, развивает тягу до 90800 кгс. Вторая ступень при массе 7,28 т несет двигатель с 6,2-тонным зарядом, развивающий тягу до 27500 кгс. Третья ступень, отличающаяся наименьшими размерами, весит 3,3 т и оснащается зарядом топлива массой 2,8 т. Тяга двигателя – 15600 кгс. Ступень разведения комплектуется жидкостным двигателем с набором из 11 сопел и тягой 252 кгс.

Согласно официально опубликованным данным, ракета может доставлять боевые блоки на дальность до 13 тыс. км. При этом более точные сведения о дальности стрельбы засекречены, вследствие чего нередко появляются предположения о возможности полета на большие расстояния. Последние модернизации позволили довести круговое вероятное отклонение до 180-200 м. Мощность боевых блоков существующих типов достигает 350 кт.

«Тополь-М» и «Ярс»

С точки зрения технической новизны и получения наилучших характеристик в качестве «российского ответа» американским межконтинентальным баллистическим ракетам могут считаться комплексы РТ-2ПМ2 «Тополь-М» и РС-24 «Ярс». Эти системы создавались с конца восьмидесятых годов и имеют определенную преемственность. «Тополь-М» и «Ярс» начали поступать в части ракетных войск стратегического назначения в конце девяностых и в конце двухтысячных соответственно.

Проект «Тополь-М» стартовал в конце восьмидесятых годов. В соответствии с заказом министерства обороны, советская промышленность должна была создать два перспективных комплекса с унифицированной МБР. Единую ракету предлагалось использовать как со стационарными шахтными пусковыми установками, так и в составе подвижных грунтовых комплексов. Новый комплекс РТ-2ПМ2 должен был основываться на некоторых идеях и решениях, ранее использованных при создании предыдущей аналогичной системы, из-за чего получил название «Тополь-М».

Ранняя версия ступени разведения ракеты LGM-30G.

В декабре 1994 года на полигоне Плесецк состоялся первый запуск опытной ракеты нового типа. В ходе дальнейших испытаний были подтверждены расчетные характеристики, после чего было принято решение о начале серийного производства нового оружия. Первые серийные изделия «Тополь-М» были изготовлены в 1997 году и предназначались для развертывания на шахтных пусковых установках. Осенью 2000 года был произведен первый испытательный запуск ракеты с мобильной пусковой установки на колесном шасси. В 2000 году два новых комплекса были приняты на вооружение.

По имеющимся данным, осенью прошлого года российские РВСН держали на дежурстве 60 ракет «Тополь-М» в шахтных пусковых установках. Еще 18 ракет находилось на подвижных грунтовых комплексах. Таким образом, войска располагают 78 ракетами с таким же количеством моноблочных головных частей. Все шахтные комплексы дислоцированы в Саратовской области.

Комплексы «Тополь-М» используют унифицированную ракету 15Ж55 / 15Ж65. Первое обозначение используется для ракеты стационарного комплекса, второе – для мобильного. Отличия двух ракет заключаются только в конструкции транспортно-пускового контейнера. Конструкция самой ракеты и состав ее бортовых агрегатов одинакова для стационарного и подвижного комплексов.

Ракета построена по трехступенчатой схеме и оснащается твердотопливными двигателями всех ступеней. Общая длина изделия – чуть более 22,5 м, диаметр – 1,81 м, стартовая масса – 46,5 т, в том числе 2 т забрасываемого веса. Корпуса маршевых ступеней выполняются из композиционных материалов путем намотки. Внутри корпуса помещается заряд твердого топлива. Характерной особенностью всех трех ступеней является применение только управления путем отклонения вектора тяги. Наиболее мощный двигатель используется на первой ступени – тяга 100 тыс. кгс при массе заряда 23 т. Третья ступень несет 5 т топлива и развивает вчетверо меньшую тягу.

По имеющимся данным, головная часть ракеты 15Ж55 / 15Ж65 оснащается одним боевым блоком мощностью 800 кт. Вместе с боевым блоком ракета несет развитый комплекс противодействия противоракетной обороне противника. Для дополнительного затруднения перехвата боевой блок имеет собственные двигатели, позволяющие ему маневрировать на нисходящей части траектории. Известно, что ранее велись работы по созданию новой головной части для существующих ракет. В таком случае ракета комплекса РТ-2ПМ2 могла получить несколько боевых блоков, однако в силу разных причин серийные изделия так и остались с моноблочной головной частью. Подобная задача была решена в следующем проекте.

Мобильный вариант комплекса «Тополь-М».

Ракета 15Ж55 / 15Ж65 способна доставлять боевой блок на дальность не менее 9 тыс. км. В некоторых источниках максимальная дальность стрельбы указана на уровне 11 тыс. км. Круговое вероятное отклонение, по разным данным, составляет от 200 до 300 м. При этом имеются и иные оценки, вплоть до 350 м.

Согласно одной из существующих версий, попытка оснащения ракеты комплекса «Тополь-М» новой головной частью с несколькими боевыми блоками в итоге привела к появлению совершенно нового проекта. Такой ракетный комплекс получил обозначение РС-24 «Ярс». В настоящее время, после прекращения серийного производства ракет системы «Тополь-М», изделие «Ярс» является единственной выпускаемой МБР для ракетных войск стратегического назначения.

Как и предшественник, проект «Ярс» подразумевал создание стационарного и подвижного ракетных комплексов, оснащенных унифицированной ракетой. По некоторым оценкам, в новых изделиях использовались определенные агрегаты, заимствуемые у существующих. Как следствие, в определенной мере новые комплексы РС-24 могут считаться глубокой модернизацией предыдущих РТ-2ПМ2.

Первый испытательный пуск ракеты «Ярс» состоялся в мае 2007 года. К началу текущего десятилетия испытания были завершены. Первый комплект ракет и необходимого оборудования был передан РВСН в конце 2009 года. В середине 2010-го руководство министерства обороны официально подтвердило факт развертывания новых МБР. В дальнейшем производство ракет и комплексов продолжилось, благодаря чему за несколько лет системы РС-24 стали одним из самых многочисленных вооружений своего класса. По имеющимся данным, осенью прошлого года в ракетных войсках имелось 63 развернутые ракеты «Ярс» на мобильных пусковых установках и 10 в шахтах.

Предполагается, что ракета комплекса «Ярс» имеет длину около 23 м при диаметре менее 2 м. Стартовая масса не превышает 48-50 т. Используется трехступенчатая конструкция с твердотопливными двигателями всех ступеней. Важнейшим отличием «Ярса» от «Тополя-М» является использование разделяющейся головной части. Согласно разным оценкам, такая ракета несет до четырех боевых блоков мощностью до 500 кт. Максимальная дальность стрельбы достигает 12 тыс. км. Показатели точности пока не раскрывались.

Сравнение

Рассматривая состоящие на вооружении межконтинентальные баллистические ракеты, трудно обойтись без попыток их сравнения. Желание выявить более эффективный и удачный образец вполне понятно, и поэтому причины начала многочисленных споров не должны вызывать сомнений или быть поводом для удивления.

Пусковая установка комплекса «Ярс».

Самым простым и популярным способом сравнения возможностей оружия разных типов является прямое сопоставление известных характеристик, подобное приведенному в уже упомянутой инфографике. В таком случае получается, что МБР Minuteman III имеет преимущества перед «Тополем-М» и «Ярсом» в дальности стрельбы и количестве боевых блоков. Еще одно положительное качество зарубежной разработки состоит в большей точности наведения. Кроме того, преимуществом американского вооружения можно считать и большее количество развернутых ракет одного типа, превышающее суммарные возможности российских РВСН.

С точки зрения только технических характеристик российские разработки превосходят американскую только по мощности боевого блока («Тополь-М» с его 800-килотонным моноблоком), по возможностям комплекса преодоления противоракетной обороны и по гибкости применения. Последняя обеспечивается существованием двух вариантов комплекса с разными способами базирования.

Сравнение по характеристикам оказывается явно не в пользу российских разработок. Более того, ситуацию можно усугубить при помощи некоторой хитрости: для этого следует отметить, что ракета РТ-2ПМ2 «Тополь-М» была принята на вооружение в 1997 году, РС-24 «Ярс» – в 2009-2010 годах, а эксплуатация изделия «Минитмен-3» стартовала четыре с половиной десятилетия назад. Естественно, пытаясь сгустить краски, ни в коем случае не следует упоминать о многочисленных модернизациях американской МБР, позволяющих сохранять ее характеристики на требуемом уровне.

Имеющаяся ситуация с характеристиками имеет достаточно простое объяснение. Действительно, заказчик вооружений всегда склонен требовать максимально возможные характеристики. Тем не менее, бесконечное повышение параметров, в том числе достигаемое неприемлемым усложнением конструкции, попросту не имеет смысла. Новейшие отечественные МБР имеют характеристики, требовавшиеся изначальным техническим заданием военного ведомства. Требования к проектам формировались с учетом существующих стратегий, нужд армии и уровня существующих технологий. Кроме того, в некоторых случаях имели место ограничения, накладываемые существующими международными соглашениями. Как следствие, принятые на вооружение комплексы полностью соответствуют концепции их применения, что гораздо важнее выдернутых из контекста цифр.

В контексте сравнения состоящих на вооружении МБР России и США, вероятно, есть только один тезис, который вряд ли может быть оспорен. Текущая ситуация, в которой РВСН России эксплуатируют ракеты сухопутного базирования нескольких типов, а ВВС США располагают только одной моделью подобного оружия, прекрасно демонстрирует разные подходы двух стран и их военных ведомств. Советское, а затем и российское военное руководство считает необходимым постоянное развитие ракетной техники с созданием модернизированных или совершенно новых комплексов. Пентагон, в свою очередь, посчитал целесообразным планомерное обновление и совершенствование существующего образца, созданного почти полвека назад.

Как показывает практика, оба подхода имеют право на жизнь и вполне пригодны для решения поставленных задач. Единственная ракета Соединенных Штатов и несколько комплексов России продолжают играть важнейшую роль гарантов стратегической безопасности своей страны. А если поставленные цели успешно достигнуты, то, вероятно, не имеет значения, как именно это было сделано, сколько лет состоящему на вооружении ракетному комплексу и каковы его технические характеристики.

/Кирилл Рябов, topwar.ru/

army-news.ru

РВСН к 2021 году полностью заменит «Тополя» на «Ярсы» — Российская газета

Ракетные войска стратегического назначения (РВСН — отдельный род войск Вооруженных Сил РФ, сухопутный компонент стратегических ядерных сил) полностью перейдут на подвижные грунтовые ракетные комплексы «Ярс» с межконтинентальными баллистическим ракетами РС-24 и РС-26.

Такое заявление сегодня сделал бывший начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин (ныне консультант командующего РВСН). По его словам, полностью завершить переход всех ракетных дивизий, оснащенных на данный момент ракетными комплексами «Тополь», на «Ярс» и его модификацию «Ярс-М» планируется к 2021 году. К этому времени ракетный комплекс «Тополь» будет полностью снят с вооружения, уточнил бывший военачальник.

В свою очередь референт командующего РВСН Игорь Денисов уточнил, что средства из бюджета на замену «Тополей» на «Ярсы» запланировано достаточно.

В настоящее время ракетным комплексом «Тополь» вооружены 7 ракетных дивизий из 12, находящихся в составе РВСН. Тейковская ракетная дивизия (Ивановская область) кроме ракетных комплексов «Тополь-М» имеет у себя на вооружении и «Ярсы». Ее перевооружение завершено.

Еще три полка РВСН до конца года будут перевооружены на ракетный комплекс «Ярс». Новосибирская и Нижнетагильская дивизии РВСН перевооружаются на мобильный ракетный комплекс «Ярс» с межконтинентальной баллистической ракетой РС-24, оснащенной разделяющейся головной частью. В этих дивизиях головные полки уже несут боевое дежурство. К концу этого года к ним добавятся в Новосибирской дивизии один полк, в Нижнетагильской дивизии — два полка.

По словам генерал-полковника Виктора Есина, мобильный ракетный комплекс «Ярс-М» с ракетой (МБР) РС-26 заступит на боевое дежурство в 2016 году. «В конце 2015 года ракетный комплекс будет принят на вооружение. В 2016 году он заступит на боевое дежурство в Иркутском соединении РВСН», — указал он.

Ранее информагентства сообщали со ссылкой на командующего РВСН генерал-полковника Сергея Каракаева, что в настоящее время продолжаются испытания ракетного комплекса «Ярс-М» в целом, всех его узлов и агрегатов. Летные испытания ракеты, по его словам, уже завершены.

Стоит отметить, что именно «Ярсам» предстоит стать нашим ответом на размещение элементов американской системы ПРО в Европе. «Эти ракетные комплексы имеют существенно сокращенный начальный участок полета, что позволит избежать основной угрозы от средств европейского района ПРО», — пояснил начальник отдела 4-го ЦНИИ Минобороны РФ полковник Олег Пышный.

По его словам, наши ракетные комплексы имеют полный набор мер и средств, которые позволят нам быть уверенными в том, что мы решим задачу преодоления ПРО и в варианте, когда в Европе будет развернута более современная модификация американских «антиракет».

«Нам известна программа развития противоракет семейства SM-3, или «Стандарт-3″ по нашей классификации. Мы ожидаем, что противоракета SM-3 может появиться на американских кораблях и на базах в Польше и Румынии на рубеже 2018 года, и они будут нести угрозу», — сказал полковник Пышный.

Справка «РГ»:

США начали разрабатывать систему ПРО в 2002 году. Целью программы была заявлена защита США и их союзников от баллистических ракет Ирана и КНДР. Президент Барак Обама в 2009 году программу пересмотрел. Акцент был сделан как на стационарные, так и на мобильные ракетные комплексы преимущественно морского базирования.

Создание системы запланировано в четыре этапа. Первый из них уже реализован: в США установлено 30 ракет-перехватчиков шахтного базирования. В Катаре, Кувейте, ОАЭ и Бахрейне размещены комплексы Patriot. В Турции — радар системы раннего предупреждения. В районе Средиземного моря находятся корабли с комплексами Aegis и ракетами-перехватчиками Standard 3. На втором и третьем этапах Standard 3 модернизируют. Четвертый этап был рассчитан до 2020 года. Однако в марте 2013 года администрация США отказалась от этих планов, но запланировала развертывание еще 14 ракет-перехватчиков на Аляске и установку второй РЛС в Японии. Кроме того, планируется размещение ракет-перехватчиков в Румынии (к 2015 году) и в Польше (к 2018 году).

rg.ru

Анализ выживаемости мобильных комплексов «Тополь-М» и «Ярс» » Военное обозрение

К написанию данного поста меня подвигнул ряд критических взглядов на мобильные пусковые установки Тополь-М и Ярс. Сегодня очевидно, что основой российской РВСН будет ракета Ярс сразу в трех ипостасях: шахтном, мобильном и железнодорожном. Мое внимание давно привлекает критика мобильных установок. С точки зрения критиков, мобильные установки слишком «хлипкие», имеют крайне низкую защищенность, их ангары, где они базируются, могут защитить лишь от дождя и снега, следовательно, ПУ будут моментально уничтожены превентивным ударом. Это особенно важно в свете того, что отечественные аналитики полагают, что на мобильные пусковые установки (ПУ) будет приходиться 60 % выживших ядерных средств [1]. По мнению критиков, американцы могут нанести превентивный ядерный удар по расположениям ракетных частей, в том числе по «лесочкам», где будут нести боевой дозор установки. В этом случае критики утверждают, что «хлипкая» конструкция Тополей-М и Ярсов не выдержит мощной ударной волны атмосферного ядерного взрыва и проникающей радиации. Спутники-шпионы отследят все перемещения громоздких установок, стелс-истребители и БПЛА особо большой дальности проникнут в воздушное пространство и нанесут свой сокрушительный удар. Гиперзвуковые ЛА наподобие экспериментальной Х 51 перещелкают все установки как семечки. Но особое место в критике уделяется диверсионным группам. Их забросят еще до конфликта, группы выдвинутся к ракетным частям и организуют засады. Метко стреляя из крупнокалиберных снайперских винтовок типа Barrett M82, они уничтожат все ракеты, которые находятся в небронированных транспортно-пусковых контейнерах. Поэтому производство мобильных установок — это пустая трата бюджетных денег, которые лучше было бы потратить на высокозащищенные ШПУ и на стратегические АПЛ.

Давайте разберемся, насколько уязвимы Ярсы как в районах базирования, так и на марше. Сначала поговорим о стойкости к ядерному удару. Тут нужно рассмотреть, что перед ядерным ударом будет период очень большой напряженности, а то и вообще вооруженный конфликт. У ракетчиков будет время на рассредоточение, что повысит их выживаемость. Мобильные ПУ могут найти убежище в специально подготовленных сетях капониров.

Капониры, конечно, не спасут от прямого или близкого ядерного взрыва, но рассредоточенные на большой площади, они эффективно сохранят ПУ от превентивного удара. Капониры способны выдержать удар взрывной волны при достаточной удаленности от эпицентра взрыва, а земляное покрытие не только маскируют капониры, но и обеспечат радиационную защиту (обычный грунт неплохо поглощает нейтронное излучение). А про сказки о том, что американские спутники осуществляют круглосуточный мониторинг в реальном времени за российскими Ярсами, даже говорить не очень хочется. Для этого надо, чтоб над каждым квадратом территории России всегда находился спутник-шпион. Представьте себе, какую космическую армаду придется запустить в космос! Также, на мой взгляд, маловероятно и уничтожение при помощи стелс-истребителей и БПЛА большой дальности. Слишком велика Россия, да и пэвэошники не будут дремать. Перспективные гиперзвуковые ударные средства в рамках «Глобального стратегического удара» тоже сомнительны из-за мобильности цели и недостаточности разведки и целеуказания.

Куда более интересна тема диверсионных групп. Тут следует сказать, что зеленым беретам или другим отрядам спецназначения придется действовать в глубоком вражеском тылу, без поддержки авиации и фактически без связи с командованием и друг с другом. На моей памяти зеленые береты и другие западные спецназовцы еще ни разу не осуществляли крупных операций без поддержки своей авиации. При этом зеленым беретам придется воевать на вражеской территории с огромными силами противника, ведь «НКВД» и «СМЕРШ» не спят. А сами ПУ ходят под грозным конвоем. Причем у антидиверсионных сил будет численное превосходство, бронетехника, вертолеты, авиация, а у диверсантов ничего тяжелее противотанковых гранатометов и ПЗРК. И отстреливать «плохих русских» ротами, как это делал Джон Рембо, вряд ли получится.

Ну это все просто рассуждения, а более точный ответ дадут только реальные боевые действия. И подобный опыт в мировой истории войн уже имеется. В 1991 году прогремела молниеносная военная кампания в Персидском заливе — «Буря в пустыне». Особое место в ней занимает ряд операции под общим названием «Охота за Скадами».

Баллистическая ракета Р 17 и ее иранские модификации стали практически единственным козырем у Саддама Хусейна. Хотя их боевая эффективность из-за крайней низкой точности была низка. Применение Скадов имело огромное политическое значение, так как обстрел ими Израиля вынудил бы последнего вступить в конфликт, что неминуемо, раскололо бы международную коалицию. К тому же ракеты могли бы оснащаться химическими боеголовками или боеголовками с биологическим оружием. Тем самым пусковые установки Скад стали приоритетными целями для сил коалиции, где первую скрипку, конечно же, играли США. Казалось, что ракетная угроза Ирака будет быстро устранена, ведь условия были практически идеальные, я бы сказал полигонными:

1. Полное превосходство коалиции в воздухе, в небе летали только американские и проамериканские птички.

2. Полное превосходство в спутниковой разведке, на службе у американцев целый флот КА.

3. Плоский как письменный стол рельеф местности, отсутствия лесных массивов.

4. По большой части солнечная погода, идеальна для высокоточного оружия.



Охоту за Скадами вели штурмовики А-10 днем и истребители бомбардировщики F-15 Strike Eagle c AC-130 Spectr в ночное время. Казалось, у иракских ракетчиков нет шансов.

Но реальность далека от теоретических изысканий, сделанных в штабе за картой. За первые 10 дней конфликта не было уничтожено ни одной мобильной ПУ, а из 30 ракетных шахт было уничтожено только 8 [2].
Иракские ракетчики оказались хорошо обученными и боеспособными. Все передвижения и запуски осуществлялись под покровом ночи, ракетчики грамотно осуществляли маскировку, используя мосты и другие сооружения как укрытие, широко используя фальшивки, оперативно осуществляли пуски, у иракских ракетчиков на подготовку к пуску уходило полтора—два часа (не забывайте, что Р 17 — жидкотопливная). А после пуска немедленно сворачивались.

Один из американских пилотов самолета F-15E признавался: «Получив от самолета системы АВАКС координаты цели, я сразу же направился туда. До места было примерно 46 км. Не прошло и пяти минут после того, как спутник засек место пуска ракеты, но все, что я увидел в прицел самолета, это был еще горячий след от двигателя ракеты на дороге. Эти парни были очень быстры! Они успевали спрятаться прямо как тараканы, когда те бегут в разные стороны, как только вы включаете свет на кухне».

За всю кампанию в целях охоты за Скадами международная коалиция совершила 2493 самолето-вылета [3].

Особую роль играл спецназ, который проводил глубокие рейды на территории Ирака, охотясь как за ПУ, так и за инфраструктурой по их обслуживанию. Здесь имело место международное «разделение труда»: зеленые береты действовали на юге Ирака, а САС — на западе. Специальные диверсионные группы забрасывались на «Чинуках», они передвигались на внедорожниках (англичане — на Ленд Роверах, а американцы, естественно, на Хамви), также в отрядах имелись мотоциклисты для разведки и связи (для соблюдения радиомолчания). Главной задачей группы было обнаружение ПУ типа Скад и наведение на них своей авиации.

Однако, несмотря на полное господство в воздухе и многочисленные рейды диверсантов, иракские ракетчики осуществляли пуски на протяжении всей кампании, что выводило из себя американцев. Это выражалось в бомбардировке мостов и другого любого объекта, который мог служить убежищем для ПУ, а также постоянного минирования авиации дорог. При этом число уничтоженных ПУ трудно оценить. Как из-за неизвестного точного числа ракет и ПУ иракской армией до начало конфликта, так и из-за того, что иракцы широко использовали муляжи. Ни одно из почти сотни заявленных спецназом или авиацией уничтожений иракских «Скадов» не было подтверждено после окончания войны. Весной 1991 года иракцы выдали комиссии ООН по разоружению все 12 имевшихся у них мобильных пусковых установок. Пентагон был вынужден признать, что «нет бесспорных доказательств того, что хотя бы одна мобильная пусковая установка Скад была уничтожена». Однако западные авторы указывают, что активность британского и американского спецназа на западе Ирака заставила иракцев активно маневрировать и прятать установки, что заметно сократило количество запусков по территории Израиля [4].

Из этого следует, что мобильные пусковые установки обладают огромным потенциалом живучести при грамотном применении и соблюдения мер маскировки. На примере войны в Персидском заливе можно сделать вывод о правильности выбора развития мобильных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет. А ведь РВСН сохраняет и высокозащищенные ШПУ, что гарантирует высокий шанс выживания ядерного потенциала в случае агрессии.

Источники:
1. «Тополя» живут долго // Красная звезда. http://old.redstar.ru/2005/12/02_12/1_07.html.
2. Уголок неба. Воздушная война в Персидском заливе // http://www.airwar.ru/history/locwar/persg/awar/awar.html.
3. Современная армия. Война в Ираке: спецназ против Скадов // http://www.modernarmy.ru/article/319/iraq-specnaz-protiv-skadov.
4. Охота за Скадами // http://warspot.ru/5663-ohota-za-skadami.

topwar.ru

Новости дня: В тени «Тополей» Россия вырастила «Ярсы» — Свободная Пресса

Россия прекращает производство и постановку на боевое дежурство мобильных ракетных комплексов межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М». Вместо них наши Ракетные войска стратегического назначения станут получать другой мобильный комплекс — РС-24 «Ярс», государственные испытания которого завершены в нынешнем году. Вместе с «Тополями-М» шахтного базирования, «Ярсы» составят основу ударной группировки российских ядерных сил, по крайней мере, до 2020 года. Об этом заявил командующий РВСН генерал-лейтенант Сергей Каракаев.

Что представляет собой комплекс «Ярс»? Информации об этом пока маловато, что вполне объяснимо, поскольку речь идет о стратегическом оружии. Известно, что первый дивизион новых ракет в начале нынешнего года поставлен на опытно-боевое дежурство в Тейковском ракетном соединении. Разработчиком комплекса является Московский институт теплотехники. Тот самый, который разрабатывал и «Тополь». Однако между этими ракетами важное отличие — в отличие от моноблочного «Тополя», «Ярс» будет доставлять к цели от 3 до 4 боевых блоков мощностью от 150 до 300 килотонн. Дальность его стрельбы эксперты оценивают в 11 тысяч километров.

Понятно, что «Ярсы» призваны заменить старые тяжелые стратегические жидкостные ракеты РС-18 (по классификации НАТО SS-19 mod.1 Stilttto) и РС-20А «Воевода» (по классификации НАТО SS-18 Satan), способные гарантированно преодолевать любые существующие системы противоракетной обороны. Это уникальное ракетное оружие, не имеющее аналогов в мире. Но созданные еще в советские годы, в ближайшее время РС-18 и РС-20А в массовом порядке пойдут на слом. В полной мере замены не получится: старые комплексы куда мощнее «Ярсов».

Впрочем, у «Ярсов» есть и неоспоримое преимущество перед своими предшественниками — они установлены на колесных шасси, а потому — мобильны. По утверждению прежнего командующего РВСН генерала Швайченко, скрытность их передвижения «удается поддерживать на требуемом уровне, несмотря на увеличившиеся возможности видовой и радиолокационной разведки иностранных государств». В том, что это не пустая похвальба, убеждает тот факт, что на всех переговорах по ограничению и сокращению стратегических наступательных вооружений американцы неизменно настаивают на географических ограничениях при развертывании таких комплексов. Например, в соответствии с договором СНВ-1, срок действия которого истек в прошлом году, районы базирования грунтовых мобильных ракетных комплексов не должны превышать пяти квадратных километров в пределах района развертывания. Как заявил исполнительный директор Ассоциации по контролю за вооружениями Дэрил Кимбал, на подобных ограничениях Вашингтон будет настаивать и впредь.

Еще очевидно, что быстро нарастить группировку новых ракет, к сожалению, у нас не выйдет. Воткинский завод, который выпускает все модификации «Тополей» и которому неизбежно придется выпускать и «Ярсы», в общей сложности больше семи стратегических межконтинентальных ракет в год выпускать не в состоянии. Так ведь в это число должны войти еще и «Тополя-М» шахтного базирования, от которых никто отказываться не собирается. Да еще и ракеты морского базирования «Булава», если ее испытания все же успешно завершатся и она тоже окажется принятой на вооружение. Специалисты полагают, что, таким образом, при самом благоприятном развитии событий, через шесть лет, когда завершится массовое списание «Воевод», могут быть приняты на вооружение не более 42 комплексов РС-24 «Ярс». Тогда общее количество носителей в наших РВСН сократится на четверть, а количество боезарядов — в два раза.

Стоит заметить, что мы — единственная в мире страна, обладающая грунтовыми подвижными комплексами межконтинентальных баллистических ракет. Есть сведения, что их разработку ведет Китай, но до завершения дела еще далеко. Американцы же ничего подобного производить и не собираются. Они вообще не придают большого значения своей наземной компоненте стратегических наступательных сил, которая составляет всего около 20 процентов общего ядерного арсенала. Главные их носители — в авиации и на флоте. Что обусловлено географическим положением страны.

Что даст России появление в составе ее стратегических ядерных сил ракетных комплексов «Ярс»? Своим мнением на этот счет с корреспондентом «Свободной прессы» поделился заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

«СП»: — Зачем один тоже сравнительно нестарый мобильный комплекс срочно менять на другой? Что даст перевооружение российских РВСН с «Тополя-М на «Ярс»?

— Вообще-то «Ярс» конструктивно это и есть «Тополь-М». Только модернизированный. А обусловлено все дело тем, что пока в России идет просто обвальное сокращение нашего ядерного арсенала. За последние 10 лет — практически в три раза. Списываются стареющие многозарядные ракеты, им на смену ставятся моноблочные. Причем, даже при этом, списываем больше, чем ставим на боевое дежурство.

«СП»: — Как это выглядит в абсолютных цифрах?

— Удручающе. На начало 2000 года мы имели в РВСН 3540 ядерных боеголовок. В июле нынешнего года осталось 1247. При этом никаких ограничительных договоров на этот счет мы не подписывали, все идет само собой. По количеству ракет — постоянное сокращение. А по боевым блокам, повторяю, — просто обвал.

«СП»: — «Ярсы» могут остановить этот процесс?

— Абсолютно точно — не остановят. Просто немного притормозят. Если бы даже мы просто заменяли каждую старую ракету на новый «Ярс» — и тогда бы вместо 8−10 боевых блоков оставалось бы в строю максимум 3−4. Так ведь ракета на ракету — не получается уже многие годы. И это ведь еще не все. Так называемый суммарный забрасываемый вес в РВСН уменьшается еще быстрее. Скажем, на подлежащих утилизации ракетах РС-20А он по 8,8 тонны на каждой. На РС-18 — по 4,4 тонны. А на «Ярсах» — всего по 1,2 тонны.

«СП»: — Такая разительная разница потому, что старые ракеты — жидкостные, а новая ракета твердотопливная?

— Да. У твердотопливной единственное преимущество — она легче преодолевает систему ПРО. Но забрасываемым весом приходится жертвовать.

«СП»: — Но неприемлемый для американцев ущерб мы пока способны им наносить?

— Пока — да. Лет через десять, когда число носителей у нас опустится ниже тысячи, это может быть поставлено под сомнение.

«СП»: — Объявленные генерал-лейтенантом Каракаевым меры способны повлиять на ратификацию договора СНВ-3 Соединенными Штатами?

— Не думаю. Как не думаю, что они его ратифицируют. В любом случае, хоть с «Ярсами», хоть без них. Американцев вообще не интересует сегодня количество российских ракет и боеголовок. Они давно просчитали, что мы и без всяких соглашений в этой области будет падать все ниже. Провал ратификации СНВ-3 в парламенте США будет просто очередным избиением президента Обамы. Они считают его слабым президентом и бьют со всех сторон. Поэтому, повторяю, провал СНВ-3 в Вашингтоне предопределен.

svpressa.ru

«Тополь-М» и Minuteman III. К давнему спору о ракетах

Одной из самых популярных тем для обсуждений и споров является сравнение образцов вооружения и военной техники. Попытки любителей техники выбрать наиболее эффективные и удачные образцы нередко приводят к длительным и бурным спорам, которые далеко не всегда заканчиваются успешным решением поставленного вопроса. На протяжении многих лет подобные споры ведутся вокруг ракетных комплексов стратегического назначения: спорщиков пытаются выяснить, чьи межконтинентальные ракеты лучше.

Неплохой пример подобных споров можно было наблюдать несколько дней назад на нашем сайте. В комментариях под новостью об очередном тестовом запуске американской МБР Minuteman III читатели попытались выяснить реальные возможности ракет, а также провести анализ приложенной к новости инфографики. Последняя сравнивала американскую ракету с российским комплексом «Тополь-М», и приведенные цифры показывали, что отечественная система, как минимум, не лучше зарубежной. Естественно, такое сравнение не могло не стать поводом для соответствующей реакции.

Помня всю сложность и фактическую бесперспективность подобных дел, попробуем изучить имеющееся положение дел и определить, какая точка зрения наиболее полно соответствует истине, и какая из современных межконтинентальных баллистических ракет может считаться самой лучшей. Естественно, претендовать на истину в последней инстанции не приходится, но подобные сравнения могут быть интересны.



Запуск МБР LGM-30G Minuteman III. Фото Rbase.new-factoria.ru

Темой недавних споров стало сравнение ракет LGM-30G Minuteman III и РТ-2ПМ2 «Тополь-М», состоящих на вооружении военно-воздушных сил США и ракетных войск стратегического назначения России соответственно. Можно и дальше развивать эту тему, но следует учитывать некоторые моменты. Текущее положение дел в стратегических ядерных силах России и США оставляет достаточно много пространства для маневра и дает возможность лукавить. Дело в том, что на вооружении ВВС США сейчас имеется только одна МБР наземного базирования, тогда как российская армия эксплуатирует комплексы семи моделей.

В таком случае возникает вопрос: какая именно ракета должна «представлять» российские РВСН в таком сравнении? Ответ на него достаточно сложен. Ракета «Минитмен-3» была принята на вооружение в семидесятых годах прошлого века, что делает ее ровесницей советских/российских УР-100Н УТТХ и Р-36М. В то же время, за прошедшие десятилетия американские специалисты неоднократно модернизировали существующее оружие, повышая его характеристики. Постоянное обновление ракеты позволяет рассматривать в качестве конкурентов для нее даже самые новые российские «Тополь-М» и «Ярс».

Военные и промышленность Соединенных Штатов не считают возможным продолжение эксплуатации ракет LGM-30G в базовой конфигурации, и на протяжении нескольких десятилетий модернизируют такое оружие с целью достижения максимально возможных характеристик. Поэтому, несмотря на солидный возраст проекта в целом, современные МБР Minuteman III можно считать прямыми конкурентами новейших российских ракет. В таком случае полагаем возможным сравнивать их с российскими системами «Тополь-М» и «Ярс», поскольку это позволит изучить новейшие разработки в области межконтинентальных ракет сухопутного базирования.

LGM-30G Minuteman III

Как ясно из названия, ракета «Минитмен-3» являлась дальнейшим развитием уже существующего семейства техники. В 1966 году компания Boeing начала работы по глубокой модернизации существующей ракетной техники с целью создания нового комплекса. Работы были завершены в начале семидесятых годов, после чего ракету приняли на вооружение и поставили в серию. Со временем новые изделия LGM-30G заменили все вооружения предыдущих моделей. В середине прошлого десятилетия произошло важнейшее событие в истории стратегических ядерных сил США: ракета Minuteman III осталась единственной системой своего класса, состоящей на вооружении. Такой статус комплекс сохраняет до настоящего времени. Более того, замена таких ракет, насколько известно, пока не планируется.

Глубокая модернизация существующих ракет в порядке создания нового комплекса вооружений заключалась, в первую очередь, в изменении конструкции и оснащения третьей ступени. Также самому серьезному обновлению подверглись средства разведения, боевые блоки, системы управления и другие устройства, прямо влияющие на боевые качества. После такой модернизации были получены максимально возможные характеристики, обеспечившие превосходство над существующими МБР.



Сравнение отечественной и зарубежной ракеты, ставшее поводом для спора. Инфографика от «Аргументов и фактов»

В течение нескольких первых десятилетий ракеты не подвергались серьезной модернизации. В конце девяностых годов был дан старт программе PRP (Propulsion Replacement Program – «Программа замены силовой установки»). Целью проекта была модернизация существующих твердотопливных двигателей. Имеющиеся заряды твердого топлива заменили иной смесью с повышенными характеристиками. К 2009 году все имеющиеся в наличии ракеты получили улучшенные двигатели, что позволило продлить сроки их эксплуатации, а также в определенной мере повысить характеристики.

Чуть ранее, в начале 2008 года, завершилась программа GRP (Guidance Replacement Program – «Программа замены систем наведения»). В ходе этого проекта имеющаяся система наведения типа NS20A уступила свое место изделию NS50A. За счет модернизации средств управления удалось заметно повысить точность поражения целей, а также упростить процесс перенацеливания боевых блоков.

Выполняя условия договора СНВ-II, Соединенные Штаты начали программу модернизации под названием SRV (Single Reentry Vehicle – «Единичный боевой блок»). Предполагалось, что в обозримом будущем ракеты Minuteman III получат новые ступени разведения, несущие один боевой блок вместо стандартных трех. Тем не менее, договор о Сокращении наступательных вооружений так и не вступил в силу, из-за чего программа SRV не была доведена до конца. Ракеты сохранили имеющееся боевое оснащение.

В 2005 году, после снятия с вооружения МБР LGM-118A Peacekeeper, запустили программу SERV (Safety Enhanced Reentry Vehicle – «Боевой блок повышенной безопасности»). Существующие боевые блоки типа W78 уже не в полной мере устраивали военных, из-за чего было принято решение о применении новых изделий подобного назначения. На ступенях разведения ракет «Минитмен-3» начали монтировать блоки W87, снимавшиеся с ракет «Пискипер». Как следует из названия программы, подобная замена привела к повышению безопасности эксплуатации. Мощность более нового боезаряда составляет 300 кт, но может быть повышена до 475 кт.

С 2005 года ракеты Minuteman III остаются единственным оружием своего класса, используемым с сухопутными пусковыми установками. Последние модернизации – в первую очередь, обновление систем управления и наведения – позволили заметно продлить сроки эксплуатации ракет. Согласно заявлениям американских военачальников, прозвучавших в прошлом году, ракеты LGM-30G будут оставаться на дежурстве до начала тридцатых годов. Таким образом, возраст некоторых ракет к моменту окончания службы перевалит за полвека.



«Минитмен-3» в пусковой шахте. Фото Wikimedia Commons

На данный момент военно-воздушные силы США держат на дежурстве 450 межконтинентальных ракет «Минитмен-3». Это оружие развернуто на трех базах в Вайоминге, Северной Дакоте и Монтане. Строительство новых ракетных баз на протяжении последних десятилетий не планировалось. О планах по сокращению существующих пусковых комплексах пока не сообщалось. Возможно, количество пусковых установок и развернутых ракет не будет меняться до самого конца эксплуатации существующих комплексов. Что будет дальше – неизвестно.

Согласно опубликованным данным, ракета LGM-30G Minuteman III построена по трехступенчатой схеме с отдельной ступенью разведения, несущей боевые блоки. МБР имеет длину 18,2 м, максимальный диаметр 1,7 м и стартовую массу 35,4 т при массе боевых блоков 1,15 т. Все три ступени ракеты оснащаются твердотопливными двигателями разных моделей. Первая ступень имеет массу 23,21 т и несет заряд топлива весом 20,7 т. Двигатель, оснащенный четырьмя соплами, развивает тягу до 90800 кгс. Вторая ступень при массе 7,28 т несет двигатель с 6,2-тонным зарядом, развивающий тягу до 27500 кгс. Третья ступень, отличающаяся наименьшими размерами, весит 3,3 т и оснащается зарядом топлива массой 2,8 т. Тяга двигателя – 15600 кгс. Ступень разведения комплектуется жидкостным двигателем с набором из 11 сопел и тягой 252 кгс.

Согласно официально опубликованным данным, ракета может доставлять боевые блоки на дальность до 13 тыс. км. При этом более точные сведения о дальности стрельбы засекречены, вследствие чего нередко появляются предположения о возможности полета на большие расстояния. Последние модернизации позволили довести круговое вероятное отклонение до 180-200 м. Мощность боевых блоков существующих типов достигает 350 кт.

«Тополь-М» и «Ярс»

С точки зрения технической новизны и получения наилучших характеристик в качестве «российского ответа» американским межконтинентальным баллистическим ракетам могут считаться комплексы РТ-2ПМ2 «Тополь-М» и РС-24 «Ярс». Эти системы создавались с конца восьмидесятых годов и имеют определенную преемственность. «Тополь-М» и «Ярс» начали поступать в части ракетных войск стратегического назначения в конце девяностых и в конце двухтысячных соответственно.

Проект «Тополь-М» стартовал в конце восьмидесятых годов. В соответствии с заказом министерства обороны, советская промышленность должна была создать два перспективных комплекса с унифицированной МБР. Единую ракету предлагалось использовать как со стационарными шахтными пусковыми установками, так и в составе подвижных грунтовых комплексов. Новый комплекс РТ-2ПМ2 должен был основываться на некоторых идеях и решениях, ранее использованных при создании предыдущей аналогичной системы, из-за чего получил название «Тополь-М».



Ранняя версия ступени разведения ракеты LGM-30G. Фото Rbase.new-factoria.ru

В декабре 1994 года на полигоне Плесецк состоялся первый запуск опытной ракеты нового типа. В ходе дальнейших испытаний были подтверждены расчетные характеристики, после чего было принято решение о начале серийного производства нового оружия. Первые серийные изделия «Тополь-М» были изготовлены в 1997 году и предназначались для развертывания на шахтных пусковых установках. Осенью 2000 года был произведен первый испытательный запуск ракеты с мобильной пусковой установки на колесном шасси. В 2000 году два новых комплекса были приняты на вооружение.

По имеющимся данным, осенью прошлого года российские РВСН держали на дежурстве 60 ракет «Тополь-М» в шахтных пусковых установках. Еще 18 ракет находилось на подвижных грунтовых комплексах. Таким образом, войска располагают 78 ракетами с таким же количеством моноблочных головных частей. Все шахтные комплексы дислоцированы в Саратовской области.

Комплексы «Тополь-М» используют унифицированную ракету 15Ж55 / 15Ж65. Первое обозначение используется для ракеты стационарного комплекса, второе – для мобильного. Отличия двух ракет заключаются только в конструкции транспортно-пускового контейнера. Конструкция самой ракеты и состав ее бортовых агрегатов одинакова для стационарного и подвижного комплексов.

Ракета построена по трехступенчатой схеме и оснащается твердотопливными двигателями всех ступеней. Общая длина изделия – чуть более 22,5 м, диаметр – 1,81 м, стартовая масса – 46,5 т, в том числе 2 т забрасываемого веса. Корпуса маршевых ступеней выполняются из композиционных материалов путем намотки. Внутри корпуса помещается заряд твердого топлива. Характерной особенностью всех трех ступеней является применение только управления путем отклонения вектора тяги. Наиболее мощный двигатель используется на первой ступени – тяга 100 тыс. кгс при массе заряда 23 т. Третья ступень несет 5 т топлива и развивает вчетверо меньшую тягу.

По имеющимся данным, головная часть ракеты 15Ж55 / 15Ж65 оснащается одним боевым блоком мощностью 800 кт. Вместе с боевым блоком ракета несет развитый комплекс противодействия противоракетной обороне противника. Для дополнительного затруднения перехвата боевой блок имеет собственные двигатели, позволяющие ему маневрировать на нисходящей части траектории. Известно, что ранее велись работы по созданию новой головной части для существующих ракет. В таком случае ракета комплекса РТ-2ПМ2 могла получить несколько боевых блоков, однако в силу разных причин серийные изделия так и остались с моноблочной головной частью. Подобная задача была решена в следующем проекте.



Мобильный вариант комплекса «Тополь-М». Фото Wikimedia Commons

Ракета 15Ж55 / 15Ж65 способна доставлять боевой блок на дальность не менее 9 тыс. км. В некоторых источниках максимальная дальность стрельбы указана на уровне 11 тыс. км. Круговое вероятное отклонение, по разным данным, составляет от 200 до 300 м. При этом имеются и иные оценки, вплоть до 350 м.

Согласно одной из существующих версий, попытка оснащения ракеты комплекса «Тополь-М» новой головной частью с несколькими боевыми блоками в итоге привела к появлению совершенно нового проекта. Такой ракетный комплекс получил обозначение РС-24 «Ярс». В настоящее время, после прекращения серийного производства ракет системы «Тополь-М», изделие «Ярс» является единственной выпускаемой МБР для ракетных войск стратегического назначения.

Как и предшественник, проект «Ярс» подразумевал создание стационарного и подвижного ракетных комплексов, оснащенных унифицированной ракетой. По некоторым оценкам, в новых изделиях использовались определенные агрегаты, заимствуемые у существующих. Как следствие, в определенной мере новые комплексы РС-24 могут считаться глубокой модернизацией предыдущих РТ-2ПМ2.

Первый испытательный пуск ракеты «Ярс» состоялся в мае 2007 года. К началу текущего десятилетия испытания были завершены. Первый комплект ракет и необходимого оборудования был передан РВСН в конце 2009 года. В середине 2010-го руководство министерства обороны официально подтвердило факт развертывания новых МБР. В дальнейшем производство ракет и комплексов продолжилось, благодаря чему за несколько лет системы РС-24 стали одним из самых многочисленных вооружений своего класса. По имеющимся данным, осенью прошлого года в ракетных войсках имелось 63 развернутые ракеты «Ярс» на мобильных пусковых установках и 10 в шахтах.

Предполагается, что ракета комплекса «Ярс» имеет длину около 23 м при диаметре менее 2 м. Стартовая масса не превышает 48-50 т. Используется трехступенчатая конструкция с твердотопливными двигателями всех ступеней. Важнейшим отличием «Ярса» от «Тополя-М» является использование разделяющейся головной части. Согласно разным оценкам, такая ракета несет до четырех боевых блоков мощностью до 500 кт. Максимальная дальность стрельбы достигает 12 тыс. км. Показатели точности пока не раскрывались.

Сравнение

Рассматривая состоящие на вооружении межконтинентальные баллистические ракеты, трудно обойтись без попыток их сравнения. Желание выявить более эффективный и удачный образец вполне понятно, и поэтому причины начала многочисленных споров не должны вызывать сомнений или быть поводом для удивления.



Пусковая установка комплекса «Ярс». Фото Vitalykuzmin.net

Самым простым и популярным способом сравнения возможностей оружия разных типов является прямое сопоставление известных характеристик, подобное приведенному в уже упомянутой инфографике. В таком случае получается, что МБР Minuteman III имеет преимущества перед «Тополем-М» и «Ярсом» в дальности стрельбы и количестве боевых блоков. Еще одно положительное качество зарубежной разработки состоит в большей точности наведения. Кроме того, преимуществом американского вооружения можно считать и большее количество развернутых ракет одного типа, превышающее суммарные возможности российских РВСН.

С точки зрения только технических характеристик российские разработки превосходят американскую только по мощности боевого блока («Тополь-М» с его 800-килотонным моноблоком), по возможностям комплекса преодоления противоракетной обороны и по гибкости применения. Последняя обеспечивается существованием двух вариантов комплекса с разными способами базирования.

Сравнение по характеристикам оказывается явно не в пользу российских разработок. Более того, ситуацию можно усугубить при помощи некоторой хитрости: для этого следует отметить, что ракета РТ-2ПМ2 «Тополь-М» была принята на вооружение в 1997 году, РС-24 «Ярс» – в 2009-2010 годах, а эксплуатация изделия «Минитмен-3» стартовала четыре с половиной десятилетия назад. Естественно, пытаясь сгустить краски, ни в коем случае не следует упоминать о многочисленных модернизациях американской МБР, позволяющих сохранять ее характеристики на требуемом уровне.

Имеющаяся ситуация с характеристиками имеет достаточно простое объяснение. Действительно, заказчик вооружений всегда склонен требовать максимально возможные характеристики. Тем не менее, бесконечное повышение параметров, в том числе достигаемое неприемлемым усложнением конструкции, попросту не имеет смысла. Новейшие отечественные МБР имеют характеристики, требовавшиеся изначальным техническим заданием военного ведомства. Требования к проектам формировались с учетом существующих стратегий, нужд армии и уровня существующих технологий. Кроме того, в некоторых случаях имели место ограничения, накладываемые существующими международными соглашениями. Как следствие, принятые на вооружение комплексы полностью соответствуют концепции их применения, что гораздо важнее выдернутых из контекста цифр.

В контексте сравнения состоящих на вооружении МБР России и США, вероятно, есть только один тезис, который вряд ли может быть оспорен. Текущая ситуация, в которой РВСН России эксплуатируют ракеты сухопутного базирования нескольких типов, а ВВС США располагают только одной моделью подобного оружия, прекрасно демонстрирует разные подходы двух стран и их военных ведомств. Советское, а затем и российское военное руководство считает необходимым постоянное развитие ракетной техники с созданием модернизированных или совершенно новых комплексов. Пентагон, в свою очередь, посчитал целесообразным планомерное обновление и совершенствование существующего образца, созданного почти полвека назад.

Как показывает практика, оба подхода имеют право на жизнь и вполне пригодны для решения поставленных задач. Единственная ракета Соединенных Штатов и несколько комплексов России продолжают играть важнейшую роль гарантов стратегической безопасности своей страны. А если поставленные цели успешно достигнуты, то, вероятно, не имеет значения, как именно это было сделано, сколько лет состоящему на вооружении ракетному комплексу и каковы его технические характеристики.

 

Автор: Рябов Кирилл

tehnowar.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о