Ответы@Mail.Ru: Вопрос знающим людям - чем отличается харакири от сеппуку?

Сэппуку (яп. &#20999;&#33145; — вспарывание живота; другое название — харакири) — ритуальное самоубийство путём вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии.<br><br>Принятая в среде самураев, эта форма самоубийства совершалась либо по приговору как наказание, либо добровольно (в тех случаях, когда была затронута честь самурая, в знак верности самурая своему сюзерену и т. д.). Совершая сэппуку, самураи демонстрировали своё мужество перед лицом боли и смерти и чистоту своих тайных помыслов перед богами и людьми.<br><br>Сэппуку и харакири пишутся одними и теми же двумя иероглифами. Разница в том, что сэппуку пишется как &#20999;&#33145; (сначала идёт иероглиф «резать» а потом «живот», при прочтении используются «онные», японско-китайские чтения), а харакири наоброт — &#33145;&#20999; (первый иероглиф — «живот», используются «кунные», чисто японские чтения). В Японии слово «харакири» является разговорной формой и несёт некоторый бытовой и уничижительный оттенок.<br><br>

Сеппуку - это благородно.<br>Харакири - оскорбление для истинного самурая.

а ни чем просто мы привыкли говорить харакири....

Это просто разные названия одного и того же...

Если скажете японцу "харакири" - он не поймет. Это для иностранцев словечко 🙂

да ничем - тот же пи--ц

Артур Валиев ответил на вопрос отлично. Остаётся только добавить, что сеппуку женская отличалась от мужского тем, что женщины никогда не резали животы, убивали себя по другому, наприме, в шею.

СЭППУКУ (другое чтение тех же иероглифов - харакири) - ритуальное самоубийство путем вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии. Харакири являлось привилегией самураев, гордившихся тем, что они могут свободно распоряжаться своей жизнью, подчеркивая совершением обряда силу духа и самообладание, презрение к смерти. Разрезание живота требовало от воина большого мужества и выдержки, так как брюшная полость – одно из наиболее чувствительных мест тела человека, средоточие .многих нервных окончаний. Именно поэтому самураи, считавшие себя самыми смелыми, хладнокровными и волевыми людьми Японии, отдавали предпочтение этому мучительному виду смерти. В дословном переводе харакири означает “резать живот” (от “хара” – живот и “киру” – резать) . Однако слове “харакири” имеет и скрытый смысл. Если рассмотреть составное бинома “харакири” – понятие “хара”, то можно увидеть, что ему в японском языке соответствуют слова “живот”, “душа”, “намерения”, “тайные мысли” с тем же написанием иероглифа. Обыкновенно вслед за вскрытием живота японский воин этим же ножом перерезал себе и горло, чтобы прекратить мучения и быстрее умереть. Бывали случаи, когда самураи или военачальники обезображивали себе перед самоубийством лицо холодным оружием с тем, чтобы воины противника не смогли уже после их смерти использовать головы совершивших харакири в качестве доказательства своей “храбрости” и военного мастерства перед господином и снискать за эту ложь уважение и почет самураев собственного клана. Другим поводом для сэппуку служило стремление предупредить угрожающее со стороны феодала или правительства сёгуна наказание за какой-либо недостойный чести самурая поступок, оплошность или невыполнение приказания. В этом случае харакири совершалось по собственному усмотрению или по решению родственников. Производилось харакири также в знак пассивного протеста против какой-либо вопиющей несправедливости для сохранения чести самурая (например, при невозможности совершения кровной мести) , в виде жертвы во имя идеи или при лишении возможности применения своих профессиональных навыков воина в составе дружины феодала (скажем, при утере вассалитета) . Короче говоря, харакири было универсальным выходом из любого затруднительного положения, в котором оказывался самурай. Часто самураи совершали харакири по самым незначительным и несущественным поводам. М. Хан описал случай сэппуку двух самураев из окружения императорской семьи. Оба самурая сделали себе харакири после короткого спора из-за того, что их мечи случайно задели друг друга, когда буси проходили по дворцовой лестнице. Харакири выполнялось разными способами и средствами, что зависело от методики, выработанной различными школами. Самурай, погружая оружие в брюшную полость, должен был разрезать ее так, чтобы окружающие могли увидеть внутренности делающего сэппуку и тем самым “чистоту помыслов” воина. Живот разрезался дважды, сначала горизонтально от левого бока к правому, затем вертикально от диафрагмы до пупка. Таким образом, цель (самоубийство) вполне оправдывалась средством (харакири) ; после этого страшного ранения остаться живым было уже невозможно. Существовал также способ вскрытия живота, при котором брюшная полость прорезалась в виде буквы “х”. Первым движением был прорез от левого подреберья направо – вниз. Оно проводилось самураем в сознательном состоянии, тщательно и с вниманием, когда буси имел еще много сил для этой операции. Второй разрез делался уже в условиях большой потери крови при уходящем от сильной боли сознании. Он направлялся с нижней левой части живота вверх – направо, что было легче для правой руки. Кроме крестообразного вскрытия живота, применялись также и другие способы. Самым распространенным было вспарывание живота посредством косого разреза слева направо – вверх, иногда еще с небольшим добавочным поворотом влево-вверх, или в виде двух прорезов, образующих прямой угол.

«Сэппуку» и «харакири» пишутся одними и теми же двумя иероглифами. Разница в том, что «сэппуку» пишется 切腹 (сначала идёт иероглиф «резать» а потом «живот», при прочтении используются «онные», китайско-японские чтения), а «харакири» наоборот — 腹切り (первый иероглиф — «живот», используются «кунные», японские чтения). Часто указывают, что «харакири» несёт некоторый бытовой и уничижительный оттенок: если «сэппуку» подразумевает совершённое по всем правилам ритуальное самоубийство, то «харакири» переводится скорее как «вспороть себе живот мечом». В действительности, 切腹 («сэппуку»), «онное» прочтение, используется только в официальной речи, в разговорной же речи японцы используют «харакири», соответственно, не вкладывая в это какого-либо уничижительного смысла. Таким образом, «харакири» — это разговорный, а «сэппуку» — письменный термин, и они обозначают одно и то же действие

touch.otvet.mail.ru

Харакири – самый известный японский ритуал

Япония для непосвященного человека представляется далекой страной, в которой до сих пор по улицам ходят самураи, на стол подаются только суши и все без исключения делают себе харакири. Думать так — не совсем правильно, а говорить об этом, значит показаться невеждой. Однако на самом деле все далеко не так. Япония — это страна, где дольше всех следовали давним традициям, а некоторые из ритуалов продолжают оставаться актуальным и сегодня.

Японские ритуалы для светского человека могут показаться очень жестокими и бесчеловечными, но если вникнуть в суть гражданско-общественных отношений, понять происходящие процессы в жизни японского общества, многое станет понятнее. Это в полной мере относится и к харакири, явлению в японской жизни и культуре, о котором мы очень мало знаем. Нам нравится это слово, однако его смысл далеко не тот, который мы вкладываем в него.

Откуда появилось и что означает? В чем главная путаница?

Харакири — разговорное слово в японском языке, которое означает буквально «резать живот». Хотя если вдаваться в анализ слова и разложить его по полочкам, появляется несколько иной смысл. Иероглиф «хара» на японском языке означает душа, смысл или означает намерение. Стоит ли говорить о том, что у многих народов особое ритуальное отношение к душе. Так для японцев живот является именно тем местом, где храниться человеческая душа и намерение ее освободить таким способом становится понятным.

Вот с этого момента начинает вырисовываться картина, которая дает объяснение многим вещам. Назовем вещи своими именами. То, с чем принято у нас ассоциировать харакири – это самоубийство, совершаемое любым человеком из добровольных морально-этических побуждений. В Японии это выражение имеет другой оттенок, больше социальный. В японском обществе, когда хотят сказать, что кто-то совершил самоубийство, вспоров себе живот, говорят харакири.

В японской истории и в литературе такого выражения никогда не встретишь. Здесь о подобных вещах говорят в ином ракурсе. Ритуальное самоубийство, совершенное по всем канонам и правилам называется сэппуку. В чем разница, если оба слова пишутся одинаковыми иероглифами. Отличия в том, что харакири – это японское чтение иероглифов, а сэппуку – это китайское чтение того же набора иероглифов. Сэппуку и харакири буквально означают одно и то же, т.е. способ самоубийства, только в каждом отдельном случае имеется своя трактовка выражения и смысл.

Главные отличия ритуалов

Сразу следует отметить, что сэппуку – это средневековый обычай и сегодня в Японии о нем говорят, только вспоминая исторические факты. Если харакири прижилось и стало именем нарицательным в современном обществе, то о сэппуку постепенно стали забывать. Это выражение встречается в японской поэзии и в эпосе. Принципиального различия в смысле нет. Просто харакири, как правило, делали себе простолюдины, то сэппуку – прерогатива элитного сословия.

Никогда нельзя было услышать, что знатный воин или чиновник, член клана самураев, сделал себе харакири. Принято было представить обществу это событие с особым блеском. Для этого существовал специальный свод правил, который четко определял не только мотивы, толкавшие самурая на самоубийство, но и регламентировал сам процесс.

Мало было взять обычный нож и вспороть себе живот. Требовалось соблюсти немало тонкостей и нюансов, прежде чем душа самурая перейдет в другой мир. Здесь следует учитывать, что жизнь самурая всегда складывалась в строгом соответствии с кодексом чести — бусидо. Именно в нем для смерти самурая отводилось особое место. Самурай с детства имел особое отношение к смерти. Самой достойной смертью для членов элитной касты воинов считалось сэппуку, совершенное по всем правилам и канонам. Остановимся отдельно на некоторых моментах ритуала.

  • Во-первых, сэппуку часто применялся в качестве казни провинившегося лица. Вместо процедуры вспарывания живота самурая по приказу господина или императора могли лишить головы;
  • Во-вторых, сам ритуал должен показать добровольное отношение самурая к акту самоубийства, раскрыть чистоту его помыслов, глубину раскаяния;
  • В-третьих, огромную роль играл способ лишения себя жизни.

Для самурая всегда считалось важным принять достойную смерть. Часто это делалось показательно, в специально разыгранной сцене. Когда сэппуку делали по приказу, отсекая самураю голову, пытались спасти его честь и достоинство. Самостоятельное решение уйти из жизни предполагало вспарывание живота. Этому акту предшествовала тщательная подготовка.

Огромное значение играл выбор оружия для этой цели, положение тела самоубийцы. Важно отметить тот факт, что каждый самурай был с детства обучен этому ритуалу. Для мужчин выбирался наиболее кровавый способ вспарывания живота, который практически не оставлял шансов на выживание. Девушки — самураи для этих целей обходились более простой процедурой, используя кайкэн. Чтобы лишить себя жизни, девушке достаточно было воткнуть нож в сердце или перерезать на шее яремную вену.

Для девушки важно было принять целомудренную позу, связав ноги. Поза самоубийцы должна быть схожа на увядший цветок.

Орудием убийства было личное оружие самурая, ножи и мечи, которые он получал при посвящении в члены военной касты. Реже использовался специальный нож – кугунсобу. Простолюдины обычно использовали специальный нож для харакири. Это мог быть танто — холодное оружие с длинным и острым лезвием или любое другое холодное оружие с острозаточенным лезвием.

Для того, чтобы акт самоубийства был проведен по всем правилам, за состоянием самоубийцы наблюдал специальный человек — кайсяку, готовый в любую минуту отсечь самураю голову и прекратить его страдания.

Этическая сторона харакири и сэппуку

В японских традициях, уходящих корнями в далекое прошлое, было принято верить в многократное перерождение души человека, поэтому было важным достойно уйти из жизни. Для харакири не требовалось особых условий. Достаточно было самураю просто самому принять решение и совершить акт самоубийства в соответствии с традициями. Сэппуку наоборот, требовал создания для проведения ритуала особых условий. Тщательно выбиралось место проведения ритуала. На церемонии обязательно присутствовали представители власти. Церемонию проводило специально обученное лицо в присутствии кайсяку.

Если самурай погибал в бою, смысла в церемонии не было. Совсем другое дело, когда проступки или недостойное поведение самурая выпадали на мирное время. Тогда проведение церемонии сэппуку было обязательным. Именно сэппуку, а не харакири. Поводов у самурая совершать акт самоубийства было предостаточно. К наиболее частым причинам для проведения обряда можно отнести следующие факты:

  • «смерть во след», т.е. самоубийство самурая следом за погибшим господином или сюзереном;
  • самоубийство ввиду осознания собственной ответственности за наступившие негативные последствия;
  • добровольная смерть ввиду собственных убеждений;
  • самоубийство из-за невозможности реализовать собственную ярость по отношению к врагу;
  • харакири ввиду собственной финансовой или социально-бытовой несостоятельности.

Нередко в Японии совершались акты коллективного самоубийства. Харакири часто делали влюбленные пары, совместная жизнь которых была невозможна в силу кастовых предрассудков. В тяжелой обстановке, во время голода, военных действий и большого семейного позора родители и дети делали коллективный акт самоубийства.

Всю церемонию самурай должен пройти от начала до конца, вести себя достойно, не кричать и корчиться от боли. Главное показать свою смерть красивой и быть достойным ее. Если во время акта самоубийства самурай теряет над собой контроль – это приравнивалось к еще большему позору. В Японии существовала негласная статистика, которая вела учет актов сэппуку. В литературе часто можно было встретить фрагменты акта самоубийства какого-то знатного вельможи. Было принято обставлять сэппуку в поэтические и лирические тона, сравнив добровольную смерть с актом очищения.

Современное отношение к харакири и к сэппуку

Со временем ранее закрытое от внешнего мира японское общество стало трансформироваться. Менялось и отношение к смерти. Несмотря на то, что в обществе сохранилось почтительное отношение к самураям, сэппуку и харакири стало исключительно прерогативой знатных особ. Бедные дворяне предпочитали вместо самоубийства искать другие выходы из ситуаций. Длительный мирный период, который воцарился в Японии, начиная со второй половины XVIII века, послужил поводом к тому, что некоторые ритуалы из жизни самураев стали носить чисто символический характер.

Кодекс чести бусидо оставался обязательным для чиновников и военных высокого ранга. Военная каста, которая в Японии всегда считалась самой влиятельной, сохранила свои традиции. Особое место отводилось в них и сэппуку, о котором можно было еще услышать в период Второй Мировой войны. Сотни японских офицеров перед сдачей в плен делали себе сэппуку.

Вопиющим фактом считается массовое сэппуку, которое было совершенно офицерами японской армии, когда стало известно, что император Хирохито отрекся от престола. Случаи харакири среди простых японских солдат были не такими массовыми, как среди офицерского сословия. Сказывалось простое происхождение военнослужащих и естественное желание выжить, перенеся ужасы и тяготы войны.

Официально обряды сэппуку и харакири запретили в Японии только в 1968 году, однако и сегодня нередки случаи, когда потомки самураев сводят счеты с жизнью подобным способом.

Источник: https://militaryarms.ru/armii-mira/xarakiri/

pandda.me

Харакири — Википедия

Куникадзу Утагава (1850-е)

Хараки́ри (яп. 腹切り?) или сэппуку (яп. 切腹?)[1] (букв. «вспарывание живота») — ритуальное самоубийство методом вспарывания живота, принятое среди самурайского сословия средневековой Японии.

Принятая в среде самураев, эта форма самоубийства совершалась либо по приговору, как наказание, либо добровольно (в тех случаях, когда была затронута честь воина, в знак верности своему даймё и в иных подобных случаях). Совершая сэппуку, самураи демонстрировали своё мужество перед лицом боли и смерти и чистоту своих помыслов перед богами и людьми.

В случае, когда сэппуку должны были совершить лица, которым не доверяли, или которые были слишком опасны, или не хотели совершать самоубийство, ритуальный кинжал (кусунгобу) заменялся на веер. Совершающий сэппуку касался веером своего живота, и в этот момент кайсякунин (помощник) обезглавливал его.

Следует отметить, что проникающие ранения брюшной полости — самые болезненные по сравнению с подобными же ранениями других частей тела. Женщины из самурайских родов могли перерезать себе горло, или наносили удар в сердце.

«Сэппуку» и «харакири» пишутся одними и теми же двумя иероглифами. Разница в том, что «сэппуку» пишется 切腹 (сначала идёт иероглиф «резать» а потом «живот», при прочтении используются «онные», китайско-японские чтения), а «харакири» наоборот — 腹切り (первый иероглиф — «живот», используются «кунные», японские чтения). Часто указывают, что «харакири» несёт некоторый бытовой и уничижительный оттенок: если «сэппуку» подразумевает совершённое по всем правилам ритуальное самоубийство, то «харакири» переводится скорее как «вспороть себе живот мечом». В действительности, 切腹 («сэппуку»), «онное» прочтение, используется только в официальной речи, в разговорной же речи японцы используют «харакири», соответственно, не вкладывая в это какого-либо уничижительного смысла. Таким образом, «харакири» — это разговорный, а «сэппуку» — письменный термин, и они обозначают одно и то же действие[2].

История возникновения[править]

Цукиока Ёситоси (1890). Генерал Акаси Гидаю готовится совершить сэппуку после проигранной битвы за своего господина Акэти Мицухидэ в 1582 году. Он только что написал свой предсмертный стих, который также можно видеть в верхнем правом углу картины.

В древности сэппуку не было распространено в Японии; чаще встречались другие способы самоубийства — самосожжение и повешение. Первое сэпукку было совершено даймё из рода Минамото в войне между Минамото и Тайра, в 1156 году, при Хэгэн. Минамото но-Тамэтомо, побеждённый в этой короткой, но жестокой войне, разрезал себе живот, чтобы избежать позора плена. Сэппуку быстро прививается среди военного сословия и становится почётным для самурая способом свести счёты с жизнью.

Сэппуку состояло в том, что самоубийца прорезал живот поперёк, от левого бока до правого или, по другому способу, прорезал его дважды: сначала горизонтально от левого бока к правому, а потом вертикально от диафрагмы до пупка. Впоследствии, когда сэппуку распространилось и стало применяться в качестве привилегированной смертной казни, для него был выработан особый сложный ритуал, один из важных моментов которого состоял в том, что помощник (кайсяку) невольного самоубийцы, обычно его лучший друг, одним взмахом меча отрубал ему в нужный момент голову, так что сэппуку по смыслу сводилось к ритуальному обезглавливанию. Обезглавливание производилось тогда, когда тело самоубийцы начинало клониться вперёд. Самурай стоически терпел мучения, показывая силу своего духа (хара), и как только тело качнётся — взмах меча обрывал его жизнь.

Между обезглавливанием по сэппуку и обыкновенным обезглавливанием установилась юридическая разница, и для привилегированных лиц, начиная с самураев, смертная казнь заменялась в виде снисхождения смертью через сэппуку, то есть смертной же казнью, но только в виде ритуального обезглавливания. Такая смертная казнь полагалась за проступки, не позорящие самурайской этики, поэтому она не считалась позорной, и в этом было её отличие от обыкновенной смертной казни. Такова была идеология, но в какой мере она осуществлялась на практике, сказать трудно. Фактом остаётся только то, что сэппуку в виде казни применялось только к привилегированному сословию самураев и так далее, но никоим образом не к классам населения, считавшимся ниже самураев.

Это официальное применение сэппуку относится к более позднему времени, а именно к токугавскому периоду сёгуната, но независимо от него этот способ самоубийства в частном его применении получил очень широкое распространение во всей массе населения, почти став манией, и поводами для сэппуку стали служить самые ничтожные причины. После реставрации Мэйдзи с началом организации государственного строя по европейскому образцу и начавшимся под давлением новых идей изменением всего вообще уклада жизни, официальное применение сэппуку в конце концов было отменено, а вместе с тем и частное его применение стало выводиться, но не исчезло. Показательно, что дипломат Тосиакира Кавадзи (известен тем, что им был подписан с японской стороны Симодский трактат) после реставрации Мэйдзи покончил с собой из верности сёгуну, но в знак своей приверженности прогрессу не стал делать «старорежимное» сэппуку, а застрелился из револьвера[источник не указан 1367 дней].

Случаи сэппуку нередко встречались и в XX веке (например, самоубийство японского писателя Юкио Мисимы в 1970 году), и каждый такой случай встречался скрытым одобрением нации, создавая по отношению к некоторым применившим сэппуку лицам более видного положения ореол славы и величия.

Существует точка зрения, согласно которой сэппуку усиленно насаждалось религиозными догматами буддизма, его концепцией бренности бытия и непостоянством всего земного[3]. В философии дзэн-буддизма центром жизнедеятельности человека и местоположением его души считалось не сердце или голова, а живот[4], занимающий как бы срединное положение по отношению ко всему телу и способствующий более уравновешенному и гармоничному развитию человека. В связи с этим возникла масса выражений, описывающих разные душевные состояния человека с использованием слова «живот», по-японски хара [фуку]; например, харадацу — «ходить с поднявшимся животом» — «сердиться», хара китанай — «грязный живот» — «низкие стремления», хара-но курой хито — «человек с чёрным животом» — «человек с чёрной душой», хара-но най хито — «человек без живота» — «бездуховный человек». Считается, что вскрытие живота путём сэппуку осуществляется в целях показать чистоту и незапятнанность своих помыслов и устремлений, открытие своих сокровенных и истинных намерений, как доказательство своей внутренней правоты; другими словами, сэппуку является последним, крайним оправданием себя перед небом и людьми.

Возможно также, что возникновение этого обычая вызвано причинами более утилитарного характера, а именно постоянным наличием при себе орудия самоубийства — меча. Вспарывание живота мечом являлось очень действенным средством, и остаться в живых после такой раны было невозможно. В Европе существовала некоторая аналогия этого ритуала: обычай бросаться на меч в древнем Риме возник не в силу какой-нибудь особой идеологии этого явления, а в силу того, что меч был всегда при себе. Как на Западе, так и на Востоке применение меча как орудия для самоубийства началось именно среди сословия воинов, которые постоянно носили его при себе.

  1. ↑ Возможные варианты траслитерации: сэппуку (по системе Поливанова), обряд сеппуку, сеппуко (ЭСБЕ).
  2. ↑ Ross, Christopher. Mishima’s Sword, стр.68.
  3. ↑ Искендеров А. А. Тоётоми Хидэёси. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1984.
  4. ↑ История стран Азии и Африки в средние века. — М.: Изд-во Московского университета, 1987.
  • Jack Seward, Hara-Kiri: Japanese Ritual Suicide (Charles E. Tuttle, 1968)
  • Christopher Ross, Mishima’s Sword: Travels in Search of a Samurai Legend (Fourth Estate, 2006; Da Capo Press 2006)
  • Seppuku — A Practical Guide (tongue-in-cheek)
  • The Fine Art of Seppuku
  • Искусство харакири
  • Zuihoden — Мавзолей Дате Масамунэ — Когда он умер, двадцать его сторонников убили себя, чтобы служить ему в следующей жизни
  • Seppuku and «cruel punishments» at the end of Tokugawa Shogunate [1]
  • SengokuDaimyo.com The website of Samurai Author and Historian Anthony J. Bryant

www.wikiznanie.ru

Харакири

25.11.2011

Харакири (яп. 腹切り) является одной из форм ритуального самоубийства и означает «вспарывать живот». Однако слово «харакири» имеет и более символический смысл.

 

Собственно говоря, Самураи не выдумывали обряд харакири. История его началась значительно раньше, у племен, населявших Японские и Курильские острова. Помните тех самых Айнов ( アイヌ ? ), также называемый Aynu, Айно (アイノ), и в исторических текстах Ezo (虾夷), с которыми самураи долго и ожесточенно воевали? Именно айны и внесли свой скромный вклад в сознание самураев. Еще М. М. Добротворский подробно описал обряд Айнов, заключавшийся в разрезании брюшной полости (Пере) и напоминавший самурайское Харакири. В каком-то смысле у айнов это было ритуальное жертвоприношение. Человеческое жертвоприношение совершали во имя верховных божеств земли и воды. О чем-то подобном сохранились упоминания в древних японских хрониках. Есть там сведения и о погребении людей живыми вокруг могил императоров, в фундаментах мостов, замков, искусственных островов и т. д. Такие жертвы называли «Хито Басира».

Но чем же было для самурая Харакири, столь часто упоминаемое в «Кодексе Бусидо»? 

 
По сути, «Бусидо» являлось не чем иным, как кодексом смерти: каждый буси, а уж тем более идеальный, должен быть готов к трагическому финалу своей жизни. Зарождалось харакири как простой акт самоуничтожения на поле боя: ибо в руки врага попасть живым было еще страшнее. В статье «Джайнизм и Самураи» С. В. Пахомов вполне справедливо подчеркивает: «Да, жизнь великолепна — но она прекрасна лишь в своих мимолетных набросках, эскизах, а не как долговременная и благоустроенная мирная длительность человека. Тогда жизнь Самурая показывает вечное стремление убежать от самого себя в сторону смерти».

Стоит напомнить, что на самурайское сознание в значительной степени повлиял дзен-буддизм. А согласно данному учению, огромное значение приобретает брюшная полость человеческого тела. Самураи Японии все, как один, считали, что все человеческие жизненные силы, распологаются в животе и занимают срединное положение по отношению ко всему телу, способствуют более гармоничному развитию человека.   

Вот и возникли в японской речи устойчивые выражения, связанные с «хара», то есть животом. Например, человек, предлагающий другому быть откровенным в разговоре, говорит: «хара о ваттэ ханасимасё», что переводится как «давайте поговорим, разделяя хара», то есть открыв живот. А слово «харагинатай» означает и «грязный живот», и «подлый человек с низкими устремлениями». Тот, кто всегда полон решимости, приведет в спокойное состояние свой Хара (живот), - это называется Хара-О Кимэру. Тот, кто сердится, у того Хара поднимается кверху — «Хара-О Татэру».

Важное место японские самураи отводят «искусству хара», или «харагэй». Под подобным искусством подразумевается процесс общения людей на расстоянии на интуитивном уровне. Сами понимаете, что вскрытие живота, или хара, являлось для самурая открытием своих сокровенных и истинных намерений. Хотя сами они склонны были употреблять слова «сеппуку» или «каппуку», то есть вспарывание живота. Это было символикой духовного свойства, нежели простым самоубийством.

И к символическому этому деянию человека готовили с детства. С самых юных лет ребенка учили не только жизни, но и смерти. Опытные наставники в специальных школах объясняли будущим буси, как надо начинать и доводить до конца сеппуку, сохраняя при этом достоинство до самого последнего момента жизни. Многим известен уникальный случай Харакири одного семилетнего мальчика, сына самурая, который совершил перед наемными убийцами самоубийство, подосланными к его отцу, но по ошибке убившими другого человека. При опознании трупа мальчик, желая спасти жизнь родителя, выхватил меч и молча распорол себе живот. Преступников это вполне устроило, и они сочли свое дело сделанным.

Суть Харакири состояла в демонстрации чистоты и незапятнанности собственных помыслов. Такое отношение к жизни и смерти наиболее ярко продемонстрировано в классическом японском эпосе. В «Повести о Великом мире» описывается не больше и не меньше как 2640 случаев Харакири. Очень характерно для самураев соединить поэзию и смерть: перед сеппуку самурай садится и пишет «песнь смерти». Из жизни следует уйти красиво. Особенно если верный самурай уходит вслед за своим господином.

Известные люди, которые сделали Харакири:

Минамото но Tametomo (1139-1170)
Минамото но Yorimasa (1106-1180)
Минамото но Есицунэ (1159-1189)
Азаи Nagamasa (1545-1573)
Ода Нобунага (1534-1582)
Такеда Katsuyori (1546-1582)
Шибата Katsuie (1522-1583)
Ходзе Ujimasa (1538-1590)
Сен но Рикю (1522-1591)
Тории Mototada (1539-1600)
Сорок семь Ronin (1703)
Ватанабэ Казани (1793-1841)
Танака Shinbei (1832-1863)
Takechi Hanpeita (1829-1865)
Yamanami Кэйсукэ (1833-1865)
Byakkotai (группа 16-17 летних воинов Айдзу-хан в 1868)
Сайго Такамори (1828-1877)
Ноги Maresuke (1849-1912)
Чаджиро Хаяси (林忠次郎) (1879-1940)
Korechika Анами (1887-1945)
Takijirō Ониси (1891-1945)
Юкио Мисима (1925-1970)
Деде Фортин (1962-2000)
Исао Inokuma (1938-2001)

«Путь воина» говорит:

«Бусидо — это Путь воина — что означает смерть.
Когда встает выбор по какому пути идти, выбирай тот, который неизбежно ведет к смерти.
Не рассуждай! Нацель мысль на свой путь, который ты предпочтешь, и иди!

www.waysamurai.ru

Влияние Харакири на японское общество. Часть 1

«Хара» — в дословном переводе означает живот или чрево (вернее ту часть, которая чуть ниже пупка). В истинном значении это означает ум, душу, характер, глубинный смысл – то есть весь внутренний мир человека. В японском языке слово «хара» достаточно многогранно и употребляется в достаточном количестве устойчивых оборотов речи. Например, тот, кто наполнен решимостью и привел свое хара в спокойное состояние – тот хара-о кимэру. Тот, кто гневается, у того хара становится в состояние хара-о татэру. Тот, кто говорит откровенно, у того хара наружу, то есть открыто – «хара-кири». А так как ритуальное самоубийство проводилось при помощи вскрытия живота наружу, так и начали называть «харакири». Этот оборот утвердился еще в эпоху Хэйан в начале восьмого столетия, и применялось только для осуществления самураями. Мы же употребляем слово «харакири» в виде насмешки, с оттенком юмора или употребляем как обозначение самому процессу. У японцев на этот случай имеется несколько других терминов, например «сэппуку» или «каппуку». Сэппуку – это обозначение именно само вспарывание живота. Если сэппуку выбиралось как наказание, то считалось, что виновный сам признал свою вину, равносильно словам: «Я сделал плохой поступок, мне очень жаль, и я наказываю сам себя перед своей совестью». Если человек совершал сэппуку, то это означало, что он невиновен, равносильно тому, что сказать: «Я не виновен, однако я хочу показать вам свою совесть и душу, что бы вы сами смогли судить обо мне». Так как, боль в животе очень сильная, и переносить ее очень трудно, решение уйти из жизни при помощи вспарывания живота означало нелегкий способ. Поэтому умирающий мог попросить, чтобы о нем говорили – как он умер мужественно. Для самих самураев смерть при помощи сэппуку и смерть в бою в обоих степенях расценивалась, как героический поступок.

Влияние Харакири на японское общество. Часть 2
Влияние Харакири на японское общество. Часть 3
Влияние Харакири на японское общество. Часть 4
a title=»Постоянная ссылка на Влияние Харакири на японское общество. Часть 5″ rel=»bookmark» href=»http://www.japanmodern.ru/vliyanie-xarakiri-na-yaponskoe-obshhestvo-chast-5″>Влияние Харакири на японское общество. Часть 5


Ищите, где провести отдых во время Майских праздников или летнего отпуска? Курорт Варадеро, который вашему вниманию предлагает Куба, именно то место, куда стоит поехать и всей семьей, и с друзьями.

Эти статьи могут Вас заинтересовать:

japanmodern.ru

Харакири (Япония, 1962) | Internetwar.ru

ФИЛЬМ ПРО САМУРАЕВ

Японский фильм Масаки Кобаяси «Харакири» (он же «Сэппуку») очень стильный, очень японский, суровый и обаятельный, вполне понятный не только японскому зрителю. С добротной неспешно раскручивающейся интригой. Из таких фильмов о Японии и японцах можно узнать гораздо больше, чем, например, из «Последнего самурая». И узнать, при этом ничуть не скучая.

Самураи! Крепкие суровые ребята с мечами и чрезвычайно странными представлениями о жизни и смерти. Чуть что — сразу живот себе вспарывают. Это, пожалуй, самое главное для самурая. А, ну да, еще верность хозяину и своду правил чести. Не так ли мы их себе представляем?

Есть, конечно, подозрение, что там все не совсем так. Важно, как сами японцы на них смотрят. Не в адаптированных под западного зрителя фильмах-боевиках, а в снятых для себя любимых. Например, в таких как «Харакири» 1962-го года. В тех черно-белых сделанных для себя фильмах больше правды, чем в глянце 2000-х годов.

Фильм начинается сразу по-самурайски. Подходит к владетельному дому ронин и, раскланиваясь с домоуправителем, просит разрешения воспользоваться его задним двором для… чего бы вы думали? Нет, не нужду справить, а сделать себе сэппуку, покончить жизнь благородно и с честью. Домоуправитель ему: это, конечно, большая честь для нас, но вы точно будете брюхо вспарывать? А то, знаете, ходят тут всякие, вымогатели и врунишки, от которых, чтобы не опозорить святыню дома, откупаться приходится. И рассказывает ему поучительную историю подобного жулика.

Всё это тянется неспешно, по-японски. Казалось бы, нашего зрителя должно в сон сшибить, но сценарий выстроен хорошо, время не ощущается, а интрига все возрастает и возрастает — ужасно хочется понять, чем дело кончится. Это вообще не очень свойственно старым японским фильмам, но здесь сценарий затягивающий. Да и персонажи интересные. Самое главное — их немного, и они выписываются очень тщательно.

Ну вот, значит. Ронин говорит: нет-нет, уважаемый, я точно себя порешу, не сомневайтесь, это большая честь для меня и ля-ля-ля. Не могут японцы без долгих церемоний и многочисленных поклонов. Смотрится это сначала забавно, а потом как-то проникаешься, и даже начинаешь уважать их традиции.

А интрига завязывается и поддерживается на одном вопросе: кто поможет ронину отправится в лучший мир? Там по правилам нужен помощник, который ему голову мечом снесет. А кровь, кишки, судороги – некрасиво всё это, недостойно настоящего самурая. Так вот, ронин заказывает первого кандидата в помощники. Дескать, слыхал я о таком замечательном самурае, очень уважаемом человеке, нельзя ли его позвать? Нет его сегодня, заболел. Второго. То же самое. Третьего. Без вариантов.

Хм, домоуправителю становится не смешно, он начинает подозревать, что не всё тут чисто, что не так уж спроста все трое заболели перед приходом ронина. И таки да, неспроста. На этом-то и держится вся история. Но раскрывать секрет здесь нельзя. Вдруг кто-то захочет посмотреть. Одно лишь могу сказать: концовка меня не разочаровала. Будет переворот ситуации на сто восемьдесят градусов, будут и честь, и низость, будет месть и повальная резня на мечах.

Кстати, замечание для тех, кто может сказать: «я бы хотел жить в Японии в 15-16 веках» (фраза из одного отзыва на фильм «Харакири»). Вы, конечно, не имеете ввиду «жить вонючим крестьянином», вы хотели бы попасть в самураи? Ну так посмотрите еще разок внимательно «Харакири». Так ли уж хороша была жизнь в том числе и у самураев? Их вон, даже умирающих с голода и на работу-то не брали. Порой путь самурая лишь один – клинок себе в брюхо. И это – если еще есть тот самый клинок. А то вон один ронин из поучительной истории домоуправителя брюхо себе вскрывал тупой деревяшкой.

Впрочем, с другой фразой из того же отзыва не согласиться нельзя: фильм действительно прекрасный.

Ну а теперь несколько отвлеченная от содержания фильма «Харакири» мысль. Почему в 1960-х появилось такое кино? Оно в принципе, если рассуждать высоко, о противопоставлении чести самурая общечеловеческим ценностям. Думаю, после второй мировой войны в японском обществе появилось движение за отказ от своих жестоких традиций, за пересмотр базовой парадигмы, за замену кодекса самурая, скажем, семьей, удовольствием от жизни.

Ведь мобилизация японского народа прошла под лозунгом «Мы все самураи». И куда это завело японский народ? Вот, собственно, в «Харакири» автор как бы размышляет на эту тему, на тему истинности такой ценности как честь самурая и его абсолютности для людей. Так ли уж она важна? Не важнее ли вещи более понятные и ощутимые – семья, близкие, сама жизнь, наконец?

И чуть-чуть по съемкам. Хотя по ним специалист, наверное, сказал бы много. Потому что снято здорово. Иногда просто поражаешься умению операторов прошлого работать с черно-белой картинкой, со светом, тенями и полутенями. Актеры играют не только голосом или позой, но и лицом. Отсюда так много крупных планов. И они действительно лицом, мимикой передают очень много. При том, что обычно самураи немногословны и вроде бы должны держать на физиономии непроницаемое выражение.

Ну и схватки на мечах. А их тут хоть и немного, но есть. Никакой мушкетерской показушности и постоянного дерганья. Все стильно и сурово, ударов мало, но каждый красив и продуман. Может быть кое в чем нарочито переиграно, подзатянуто в паузах, но стиля это добавляет определенно.

Фильм однозначно понравился. Черт! Стыдно признаться, но можно: он мне даже приснился в ночь после просмотра. Ну не лучшее ли это свидетельство того, что он запал в душу?

10 из 10

Скачать фильм

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Об авторе

Владимир Полковников

Редактор сайта

«…из всех искусств для нас важнейшими являются кино и цирк»
В.И. Ленин


Вам будет это интересно:

internetwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *