Военно-воздушные силы Исламской Республики Иран » Военное обозрение

Иранские военно-воздушные силы считаются самостоятельным видом вооруженных сил, в которые также входят силы противовоздушной обороны. Также свои собственные ВВС есть корпуса стражей исламской революции (КСИР).


В боевом составе военно-воздушных сил числится 12 авиабаз, в числе которых десять истребительных и две транспортные. Они служат местом базирования 12 эскадрилий транспортной и 25 боевой авиации, 2 вертолетных эскадрилий, около 10 самолетных и вертолетных отрядов управления и связи, а также 10 поисково-спасательных отрядов.

В период правления шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, который поддерживал США – в 70-е годы прошлого столетия – иранские ВВС были самыми оснащенными на территории Ближнего Востока. В частности, на их вооружении было 79 самолетов F-14, кроме того было подписан контракт, который предусматривал поставку 150 единиц F-16.

Исламская революция и разрыв отношений с Америкой привели иранскую авиацию в упадок. Поставок F-16 не было, а вскоре ВВС перестали получать запчасти.

После революции 1979 года на базе шахских военно-воздушных сил были созданы современные ВВС Ирана, которым сразу пришлось столкнуться со значительными трудностями. В частности, США ввела эмбарго на поставку оружия, что лишило иранский автопарк запасных частей. В тот момент на вооружении в основном стояли американские вертолеты и самолеты. Кроме того, новое правительство воспринимало бывших офицеров армии Шаха с недоверием, поэтому многих опытных пилотов и командиров подвергли репрессиям.

В любом случае, иранские ВВС сыграли важную роль в ранней части ирано-иракской войны, которая началась 22 сентября 1980 года.

Попытки военных Ирака уничтожить авиационные подразделения противника на территориях аэродромов провалились. На протяжении недели после начала боевых столкновений иранским самолетам (F-5Е «Тайгер II», F-4 «Фантом II», F-14 «Томкэт») пришлось совершить множество вылетов для бомбардировки ряда экономических и военных объектов, находящихся в Ираке, в том числе и в Багдаде.

Иранская авиация нанесла существенный ущерб иракской тыловой системе, что существенно замедлило темпы наступления армии Ирака.

В апреле 1981 года иранским ВВС удалось провести одну из самых удачных операций. Во время налета на территорию Западного Ирака на одном из аэродромов было уничтожено несколько десятков самолетов противника. Однако к этому времени активность ВВС начала снижаться, а после 1982 года они почти не оказывали влияния на ход боевых действий. В частях катастрофически не хватало запасных частей, поэтому техники занимались «каннибализацией», разбирая на части вертолеты и самолеты. В свою очередь, это неуклонно снижало количество машин, готовых к боевым вылетам. В 1983 году иранские летчики могли поднять в воздух около сотни машин. Столь плачевная ситуация сохранилась до завершения военных действий, хотя и проводились некоторые тайные поставки оружия из США и Израиля.

На тот момент в иранских ВВС сохранилось, в том числе и небоеспособных, 60 F-5 из 169, 70 F-4 из 325, и 20 F-14 из 79.

Спутниковый снимок Google Earth: истребители F-14 ВВС Ирана, аэродром Исфахан

После завершения Ирано-Иракской войны были предприняты попытки пополнить парк боевых самолетов. Состоялась закупка 60 F-7М(китайской версии МиГ-21Ф) в КНР, правда, их уже нельзя было считать современным оружием.


Следующее приобретение – закупка в СССР истребителей МиГ-29 и фронтовых бомбардировщиков Су-24. В 1992 году Россия поставила 8 МиГ-29 и 10 Су-24. В 1994 году Украина поставила 12 Ан-74.

Неожиданное пополнение случилось в начале 1991 года, когда во время боевых действий на территории Персидского залива большая часть самолетов иракских ВВС перебралась в Иран, пытаясь спастись от авиации союзников. Иран не захотел вернуть эти самолеты, посчитав, что это своеобразная репарация за последствия восьмилетней войны. Часть этих самолетов вошла в состав иранских ВВС.

Спутниковый снимок Google Earth: штурмовики Су-25 ВВС Ирана

В 1991 году в Иран отправилось большое количество самолетов из Ирака: 24 Су-24, 24 «Мираж», 20 Су-22, 7 Су-25, 4 Су-20, 4 МиГ-29, 4 МиГ-25, 7 МиГ-23МЛ, 1 Миг-23УБ, 4 Миг-23ВН, а также некоторые другие.

Но отсутствие налаженной системы обслуживания и запасных частей, равно как и опытных летчиков и техников, не позволило большей части самолетов войти в состав ВВС. По некоторым данным, на вооружение были приняты 4 МиГ-29, 10 «Мираж F.1», 24 Су-24, 7 Су-25.

Истребитель Мираж F.1 ВВС Ирана

С 80-годов поставками авиационной техники в Иран занимается КНР, а с 90-х к нему добавились Россия и некоторые другие страны СНГ.

Поэтому сейчас в авиационном парке ВВС Ирана представлены американские, советские, российские, китайские, французские и украинские летательные аппараты, а также несколько собственных уникальных разработок.

Спутниковый снимок Google Earth: самолёты F-14,МиГ-29,Су-22 ВВС Ирана, аэропорт Тегеран

В составе истребительной и истребительно-бомбардировочной авиации находятся 60 F-14A (из них лишь 20-25 боеспособных), 35 МиГ-29, 45 F-5E/F, 10 «Мираж F-1», 60 «Фантом-2», 24 F-7M и другие.

Лёгкий штурмовик Tazarv

Ударная авиация представлена 30 Су-24М, 24 Су-20/22, 13 Су-25, 25 Tazarv – легкий штурмовик, произведенный в Иране.
В частях разведывательной авиации есть 6-8 RF-4E «Фантом-2», 5 P-3F «Oрион», 2-3 RC-130H, 1 Adnan (Baghdad) — самолёт ДРЛО на базе Ил-76МД, 4-5 Dornier 228 (морская авиация), 15 Cessna 185.

Спутниковый снимок Google Earth: самолёт ДРЛО и ВТС С-130 ВВС Ирана

Учебная авиация представлена 26 Beech F-33А/С Bonanza, 45 PC-7 Turbo-Trainer, 10 EMB-312 Tucano, 7-9 Т-33, 8 Socata ТВ-21 Trinidad, 25 MFI-17B Mushshak, 4 Socata ТВ-200 Tobago.

В частях транспортной авиации есть 12 Ил-76, 4 Боинг 707-3J9C, 1 Боинг-727, 5 Боинг 747, 11 Ан-74; 10 Fokker F27, 14 Ан-24, 15 HESA IrAn-140.
Кроме того в частях иранской авиации используются примерно двести легких гидросамолетов Bavar – 2, произведенных на территории Ирана.

Не менее пестрым получился состав вертолетного парка. На вооружении ударных подразделений находятся примерно 50 HESA Shahed 285, 100 Bell AH-1 Cobra. Многоцелевые и транспортные части оснащены 100 UH-1/Bell-205/Bell-206, 10 SH-53D Sea Stallion, 20 CH-47C «Чиннук», 25 Shabaviz 275.

Кроме того, на территории Ирана производится большое количество беспилотных летательных аппаратов, в числе которых есть и ударные. Самый тяжелый из них - БПЛА Karrar, способный нести тонну полезного груза. Для разведывательных операций используется БПЛА Ababil. Серия средних беспилотников Mohajer используется для разведывательных действий и наведения на цель лазерных боеприпасов.

Ударный БПЛА Karrar

Отметим, что в Иране активно ведется разработка и создания собственных образцов боевой авиационной техники.

У иранской классификации истребителей есть некоторые отличия от общемировой, так как определяющим фактором является время создания, а не определенные возможности и признаки.

Первое поколение представлено истребителем HESA Azarakhsh, который создали в 90-х одах. Ко второму поколению относится истребитель Saeqeh. При этом Saeqeh – это глубоко модернизированный Azarakhsh. В обоих самолетах также просматриваются черты Northrop F-5Е американского производства, который поставлялся в Иран в 70-е годы.

Разработку первого истребителя в Иране начали во второй половине 80-х годов. Самолет получил название «Молний» - «Azarakhsh». Работы над ним велись в компании IAMI (Iran Aircraft Manufacturing Industrial, она же HESA) совместно с Университетом имени Шахида Саттари и специалистами иранских ВВС. Основная причина начала собственных разработок – потеря возможности приобретать современную авиационную технику за границей, в первую очередь, в США. В 80-е годы иранские конструкторы еще не приобрели необходимого опыта, поэтому разработка «Молнии» затянулась. Первый прототип подняли в воздух лишь к 1997 году.

Azarakhsh несколько больше чем F-5E: длина 17.7 м, размах крыльев – 9.2 м. Иранских истребитель получил площадь крыла примерно в 22 кв.м. Его максимальный взлетный вес составляет 18 тонн при собственном весе без боевой загрузки в 8 тонн.

В качестве силовых агрегатов используются два турбореактивных двигателя РД-33 российского производства, максимальная тяга которых составляет 8300 кгс. В 2007 году Иран подписал контракт на поставку пятидесяти таких двигателей на общую сумму в 150 миллионов долларов.

Максимальная скорость Azarakhsh составляет 1650-1700 км/ч при запасе хода в 1200 километров.

В серийном варианте в экипаж входят два человека. Их рабочие места находятся друг за другом. Разные источники содержат разные массы полезной нагрузки самолета, а также его вооружения. Данный параметр варьируется от 3500 до 4400 килограмм. Самолет оборудован российской БРЛС Н019МЭ «Топаз».

С момента первого полета было выпущено около тридцати самолетов «Молния», причем их радиоэлектронное оборудование несколько раз модернизировалось. У самолетов этого типа есть существенные отличия друг от друга, что сильно затрудняет их обслуживание.
К моменту испытательных вылетов «Молнии» уже началась глубокая модернизация машины. Самолет второго поколения получил название «Удар молнии» - «Saeqeh».

В 2001 году появилась информация о строительстве первого прототипа Saeqeh, но в небо он поднялся только в мае 2004 года.

Основное отличие от предыдущей машины – самолет стал одноместным. Серьезные изменения затронули хвостовую часть, которая получила новые обводы и второй киль. Отказ от второго члена экипажа позволил снизить взлетный вес, не меняя двигатели и БРЭО. Вес пустого Saeqeh составляет 7800 кг, а максимальный взлетный вес – 16800 кг. Также были улучшены летные и технические характеристики: скорость поднялась до 2050-2080 км/ч, а дальность полета возросла до 1400 км.

Испытательная программа нового самолета стало более успешной, поэтому уже в 2007 году летчики иранских ВВС продемонстрировали новые «Удары молнии» на параде. А в сентябре 2007 году их официально приняли на вооружение.

В течение последующих шести лет было выпущено около 30 таких самолетов. Но, на фоне масштабных списаний американских самолетов, этого явно недостаточно.

2 февраля 2013 года был презентован перспективный истребитель Qaher-313 иранского производства. Это событие приурочили в празднованию исламской революции, произошедшей в 1979 году.

Иранские военные взахлеб рассказывали о большом боевом потенциале машины, которая не только практически незаметна на радарах, но и оснащена передовыми бортовыми решениями в радиоэлектронике.

Основная особенность нового самолета – это небольшая эффективная отражающая площадь, которая делает его слабозаметным для радарных установок противника. Министр обороны Ирана Ахмада Вахиди отметил, что свойства истребителя позволяют эффективно вести боевые действия на небольших высотах. При этом, по словам руководителя проекта Qaher-313 Хассана Парванеха, в самолете используются только иранские комплектующие.

Широкой общественности представили самолет с довольно странным внешним видом. У него интегральная компоновка, также использована схема «утка», предполагающая чрезмерное переднее горизонтальное оперения, крыло нормальной стреловидности, законцовки которых отклонены на 50-65 градусов вниз, а также «разваленные» в разные стороны кили. Внешний вид получился рубленым, по всей видимости, для снижения заметности на радарах. Еще одно инженерное решение – беспереплетный фонарь.

Вахиди отметил, что при строительстве самолета использовались высокотехнологичные материалы, передовая электроника. Машина может использовать высокоточные боеприпасы иранского производства. Еще одна особенность самолета – способность взлетать и садиться с небольших взлетно-посадочных полос.

Однако, даже после громких заявлений иранских военных, при взгляде на показанный в эфире иранских телеканалов и информационных агентств самолет возникает ощущение, что он не способен взлететь. У истребителя настолько маленькая носовая часть, что непонятно, где там могла разместиться радиолокационная станция. В обнародованных снимках можно увидеть примитивную приборную панель, что позволяет предположить, что это был даже не прототип, а просто макет.

Стоит отметить, что в целом использованные при создании технические решения довольно интересны, но все же оставляют странные ощущения.
Самолет больше похож на большой макет, нежели полноценный истребитель. Кроме того, Иран уже несколько десятилетий не получает информации о мировых технических наработках, поэтому возникают сомнения по поводу заявлений о прорывных технологиях иранских ученых. У Ирана практически отсутствует собственная развитая промышленность и научный потенциал.

По всей видимости, основная цель подобной демонстрации – поднять моральный дух простых жителей Ирана.

В случае начала полномасштабных столкновений с силами США и союзников у иранских ВВС, скорее всего, не получится сделать чего-либо значительного. Относительная малочисленность, устаревшая техника, отсутствие требуемого количества современных средств поражения – все это не позволит авиационным подразделениям обеспечивать эффективное прикрытие войск и наземной инфраструктуры, а также атаковать американские базы, находящиеся на противоположных берегах Персидского и Оманского заливов.

Ситуацию можно было бы исправить проведением закупок современной боевой авиатехники за рубежом. Но наладить поставки из США или Европы попросту невозможно.

Баланс сил на территории региона могли изменить несколько десятков современных самолетов Су-30МК2 с комплектами вооружения. Но после срыва поставок ЗРС С-300П в Иран, контракт на которые был разорван под давлением Израиля и США, подобный вариант вряд ли возможен.

Использовались материалы:
http://www.airwar.ru/history/af/iran/iran.html
http://www.waronline.org/mideast/iran/airforce/
http://en.wikipedia.org/wiki/Qaher-313

topwar.ru

ВВС Ирана против американской АУГ. Каковы шансы?

Авианосец "Авраам Линкольн" собственной персоной

Последние новости: американская ударная группа все-таки идет к побережью Ирана. Атомный авианосец «Авраам Линкольн», корабли охранения… По ним, к сожалению, данных нет, хотя состав АУГ мог бы отлично прояснить реальные цели политиков США. Если речь идет об очередной проекции силы, то следует ожидать пары-тройки эсминцев «Арли Берк», возможно, вместо одного из них будет ракетный крейсер «Тикондерога».

Уже длительное время США не выводят в море полноценных АУГ хотя бы с 5-6 кораблями охранения, не говоря уже о «старых добрых временах», когда АУГ могла насчитывать 16-17 вымпелов. А вот если американцы допускают все-таки возможность реальных военных действий, то эскорт «Аврааму Линкольну» должны составлять не менее 5 кораблей класса «эсминец» и выше.

Разумеется, такая новость не могла не вызвать весьма оживленных обсуждений и, в свете высказанных мнений, было бы интересно сопоставить потенциал ВВС Ирана с авиагруппой одного-единственного американского авианосца. Может ли «Авраам Линкольн» сколько-то серьезно угрожать Ирану, или же это всего лишь «бумажный тигр»?

ВВС Ирана: история короткая и грустная

До 1979 г. с ВВС у иранцев все было хорошо – над ними «взяли шефство» американцы, обеспечив воздушные силы этой страны весьма совершенной матчастью, включающей тяжелые истребители F-14A «Томкэт» (фактически-перехватчики, которые можно рассматривать американским аналогом наших МиГ-25 и МиГ-31), многоцелевые F-4D/E «Фантомы» и легкие F-5E/F «Тайгер».

Таким образом, ВВС Ирана оказались вооружены современной и эффективной линейкой тактических самолетов, а кроме того, США поставляли им также самолеты базовой патрульной авиации P-3F «Орион», военно-транспортные самолеты С-130Н «Геркулес», транспортные и транспортно-заправочные самолеты на базе Боинг 707 и 747. Кроме того, очевидно, США оказывали помощь в подготовке пилотов этой авиации.

Однако затем наступила Исламская революция, и все полетело в тар-тарары. Американцы вполне благоволили шаху Ирана, но все же не рискнули выступить на его защиту силой оружия, так как последний слишком уж явно нарушал права человека – собственно говоря в те годы у оппозиции шаху вообще не наблюдалось никаких таких прав. Но, естественно, никому в США и в голову не пришло бы «дружить» с революционерам-исламистами, так что Иран немедленно угодил под американские санкции.

В результате получилось следующее. Иран все еще располагал значительным парком американской авиации, но, не имея сколько-то развитой авиапромышленности, не мог, конечно, обеспечить этот парк необходимыми запчастями и квалифицированным ремонтом. Не мог он также и пополнять запасы зенитных ракет, закупая их у США. А кроме того, как известно, пилоты ВВС – это элита вооруженных сил, и многие из них были преданы шаху. Другие занимали при нем высокие посты – и этого, увы, было достаточно для того, чтобы победившие революционеры сочли ВВС «политически неблагонадежными» и устроили «большую чистку», лишив тем самым себя значительного числа хорошо подготовленных летчиков. А новых, увы, взять было неоткуда.

Таким образом, к началу ирано-иракской войны, продолжавшейся с 1980 по 1988 г. и ставшей единственным крупным конфликтом, в которых участвовали иранские летчики, ВВС страны победившей исламской революции встретили далеко не в лучшем состоянии. В их распоряжении все еще находилось несколько сотен боевых самолетов, но ремонтировать и обслуживать их было негде и нечем, а пилотов не хватало.

В результате получилось следующее. В ходе боевых действий иранские ВВС продемонстрировали заметное превосходство над иракским соперником: иранцам лучше удавались воздушные операции, а потери в воздушных боях были значительно ниже иракских. Но при всем при этом разбить иракские ВВС и обеспечить господство в воздухе иранцы так и не сумели, а затем быстро стали сказываться небоевые потери: так, к началу 1983 г. доля боеспособных самолетов едва ли превышала 25% их парка. Остальные требовали ремонта, или же были «каннибализированы» на запчасти.

Таким образом к концу 1988 г. иранские ВВС оказались буквально «у разбитого корыта» — ни самолетов, ни системы подготовки летчиков, ни запчастей, ни авиавооружения – ничего. Понятно, что такая ситуация была неприемлемой.

В 1990 г. Иран приобрел у СССР 12 Су-24МК, 18 МиГ-29 и 6 МиГ-29УБ, кроме того, в Китае было закуплено некоторое количество F-7М, представляющих собой китайский клон МиГ-21. Но затем иранцы получили буквально царский подарок: в ходе «Бури в пустыне» значительная часть иракских ВВС, дабы избегнуть уничтожения авиацией многонациональных сил, перелетела на аэродромы Ирана. 

Иранцы не вернули эти самолеты, предпочитая считать их неожиданной, но от того не менее приятной репарацией за ирано-иракскую войну. Правда, остается открытым вопрос о том, есть ли у Ирана обученные пилоты для этих самолетов.

Современное состояние ВВС Ирана

Судить о нем довольно-таки сложно, потому что, во-первых, цифры имеющихся в распоряжении ВВС самолетов несколько различаются, а во-вторых, неясно, какие из них могут взлететь и воевать, а какие существуют только «для галочки» и на сегодняшний день небоеспособны. По оценкам полковника А. Реброва, доля боеспособных самолетов Ирана составляет:

  • F-14A «Томкэт» – 40%.
  • 4D/E «Фантом» — 50%.
  • F-5E/F «Тайгер» – 60%.

Полковник не говорит этого прямо, но исходя из прочих приводимых им цифр, вероятнее всего, что советские и китайские самолеты находятся в лучшем техническом состоянии и имеют боеготовыми порядка 80% общего количества, что, вообще говоря, является хорошим показателем для любой страны.

Исходя из вышесказанного, попытаемся определить численность боеспособных самолетов ВВС Ирана

Истребительная авиация

F-14A «Томкэт» – 24 ед. Всего их насчитывается, по различным данным, от 55 до 65 машин, автор взял для расчета среднее – 60 машин.

МиГ-29А/У/УБ – 29 ед. Общее их количество – 36, но тут возникает много вопросов. Дело в том, что из них Иран купил у СССР только 24 машины, а 12 «прилетело» к нему из Ирака – на сегодняшний день всем этим самолетам либо исполнилось 30 лет, либо они превысили данный возраст.

Как известно, сегодня в РФ практически не осталось МиГ-29 ранних серий, все они исчерпали свой ресурс, и, по правде сказать, вряд ли в Иране их обслуживали лучше. Кроме того, МиГ-29А, вообще говоря, была весьма требовательной к авиатехникам машиной, ей необходимо было до 80 человеко-часов межполетного обслуживания на 1 час летного времени (обычно этот показатель колеблется от 30 до 50 человеко-часов).

В общем, у автора настоящей статьи есть предположение, что, либо МиГ-29 сейчас полностью небоеспособны, либо же у них еще осталось какое-то количество ресурса, но при этом отсутствуют подготовленные пилоты. Логика очень проста – если иранцы на них летали, то должны были исчерпать ресурс, а если не летали – то у них нет подготовленных пилотов для этих самолетов.

Dassault Mirage F1 – засчитаем 5 ед. хотя они, скорее всего, небоеспособны полностью. Иран никогда не покупал эти самолеты, а имеющиеся в его составе 10 машин – «подарок» Ирака. Вряд ли Иран, не имея ни пилотов, ни запчастей и вообще ничего для «Миражей», да еще и в условиях санкций, смог как-то поддерживать их в боеспособном состоянии.

HESA Azarakhsh и HESA Saeqeh – 35 ед. (30 и 5 шт. соответственно). Это гордость иранского авиапрома, освоившего выпуск аналогов истребителей F-5E/F «Тайгер». 

Иранцы, разумеется, утверждают, что их аналог улучшен в сравнении с прототипом. Но поскольку авиапромышленность Ирана все же делает только первые шаги, с тем же успехом можно предполагать, что их самолеты представляют собой не улучшенный, а ухудшенный вариант неплохой для своего времени машины.

F-7M – 32 ед. Это китайская копия МиГ-21, которых у Ирана на сегодня числится 39 ед., включая учебно-боевые. Предполагая, что 80% этого количества в строю, получаем максимум 32 ед.

А что с вооружением? Что же, здесь есть одна хорошая новость – иранцы приобрели у нас какое-то количество вполне приличных УРВВ малой дальности Р-73. В свое время, в конце прошлого столетия, она вполне заслуженно могла претендовать на звание лучшей авиаракеты малой дальности. Сегодня, конечно, это уже далеко не самое современное, но все еще грозное в воздушном бою оружие, способное вполне эффективно сбивать любые воздушные цели.

Больше хороших новостей нет.

Иран сумел наладить у себя производство «Фаттар» — УРВВ малой дальности с инфракрасной ГСН, но что это за ракеты и что они могут – автору, увы, неизвестно. Возможно, конечно, что это копия Р-73, или изделие «по мотивам», но это – гадание на кофейной гуще, и во всяком случае лучше Р-73 эти ракеты не будут. Кроме того, не исключено, что у Ирана сохранилось еще какое-то количество старых «Сайдуиндеров».

Ракеты средней дальности у иранцев тоже имеются, но какие? Это, возможно, какое-то количество уцелевших «Спэрроу» и советские ракеты семейства Р-27. Увы, и те и другие давно уже устарели, а их ТТХ досконально известны американцам, так что подготовить свои электронные средства противодействия средствам наведения таких ракет для них не составит труда. Впрочем, есть у иранцев и еще одна, как ни странно — не имеющая аналогов в мире ракета воздушного боя средней дальности.

Дело в том, что, как известно, американцы в комплекте с «Томкэтами» поставили Ирану некоторое количество (по некоторым данным – 280) дальнобойных УРВВ «Феникс». Судя по всему, запасы этих ракет давно исчерпаны, но иранцам идея понравилась. Поэтому они взяли ЗУР сухопутного зенитного комплекса «Хок» и… приспособили ее для стрельбы с F-14A, получив тем самым весьма оригинальную авиаракету, способную поражать воздушные цели на расстоянии до 42 км.

Конечно, можно только восхититься смекалке иранского военпрома, и, вероятно, подобное оружие вполне может быть эффективно против авиации какой-либо из арабских стран, но все же «Хок» был принят на вооружение в 1960 г. и на сегодняшний день и комплекс в целом, и его ракеты в частности безоговорочно устарели.

Таким образом, мы видим, что формально истребители Ирана весьма и весьма многочисленны: 173 машины, из которых, вероятно, 125 находятся «на крыле». Но из них реальное боевое значение имеют, пожалуй, только F-14A «Томкэт», на которых иранцев учили летать еще американцы, и которые они успешно использовали в бою. И еще отечественные МиГ-29А, если последние остались «на крыле» и если у Ирана есть пилоты, подготовленные воевать на них.

Таких самолетов, при самых смелых допущениях, у иранцев в строю не более 55-60, при этом они оснащены устаревшим БРЭО и вооружением (за исключением Р-73) и, конечно, по всем статьям проигрывают палубным «Хорнетам» и «Суперхорнетам» «Авраама Линкольна».

Бомбардировочная авиация

Су-24МК – 24 ед. в строю, 30 ед. в наличии. То есть имеется полноценный авиаполк этих не самых простых в пилотировании, но все еще весьма опасных самолетов.

F-4D/E «Фантом» — 32 ед. в строю, 64 ед. в наличии. 

F-5E/F «Тайгер» — 48 в строю, 60 в наличии.

Су-25 – 8 ед. в строю, 10 в наличии.

Тут, конечно, может возникнуть вопрос – почему «Фантомы» и «Тайгеры» отнесены не к истребителям, а к бомбардировщикам? Надо сказать, что и те, и другие вполне способны применять УРВВ «воздух-воздух», при этом «Фантомы» «обучили» работать с Р-27 и Р-73, а «Тайгеры» — только с Р-73. Причем РЛС «Фантомов» доработано – улучшены возможности видеть низколетящие цели.

Тем не менее, сами иранцы отнесли их к бомбардировочной авиации. Возможно, объяснение кроется в том, что и «Фантомы», и «Тайгеры» — уже очень старые машины, произведенные до 1979 г. То есть, на сегодняшний день они служат порядка 40 лет или более и при этом имели не самое лучшее техобслуживание. Поэтому не исключено, что самолеты этих типов, хотя и могут подняться в воздух и уронить на неприятеля бомбу потяжелее, все же неспособны уже вести маневренный воздушный бой со всеми его перегрузками.

Не будем рассматривать весь спектр вооружения иранских бомбардировщиков, отметим только, что Иран смог организовать производство управляемых бомб с телевизионными и лазерными ГСН, а также ракет класса «воздух-земля» с дальностью полета до 30 км. Но наибольшую опасность для боевых кораблей представляют собой противокорабельные ракеты С-801 и С-802, созданные в Китае.

Противокорабельная ракета С-802 на переднем плане

С-802 представляет собой дозвуковую ракету массой 715 кг, оснащенной активной радиолокационной ГСН и боевой частью весом 165 кг. Дальность стрельбы составляет 120 км, при этом на маршевом участке ПКР летит на высоте 20-30 м, а на конечном участке траектории – 5-7 м. С-802 «исповедует» принцип «выстрелил и забыл», но при этом возможна ее коррекция в полете с корабля или самолета-носителя. Китайские ракеты этого типа оснащаются также подсистемой спутниковой навигации ГЛОНАСС/GPS, но есть ли она на иранских ПКР – неизвестно.

Сами китайцы оценивают возможности ГСН С-802 весьма высоко, полагая что АГСН этих ракет обеспечивает 75% вероятность захвата цели даже в условиях радиоэлектронного противодействия. Так это, или нет, неизвестно, но, по всей видимости, ГСН данной ракеты все же более совершенна, чем у ПКР первых поколений. Что же до С-801, предшественницы С-802, то конструктивно они во многом схожи, а основное отличие заключается в двигателе: на С-801 стоит не турбореактивный, а менее эффективный твердотопливный двигатель, который обеспечивает дальность полета на более 60 км.

ПКР С-802 была создана в Китае в 1989 г., в настоящее время Иран освоил производство ее аналога под названием «Нур». Таким образом, можно предполагать, что в ракетах данного типа ВВС Ирана не испытывают недостатка. При этом возможностью применять такие ракеты обладают как Су-24МК, так и F-4D/E «Фантом».

Кроме С-802 опасность для боевых кораблей могут представлять противорадиолокационные ракеты Х-58 – имея массу 640 кг и массу боевой части 150 кг. Надо сказать, что Х-58, будучи принятой на вооружение в далеком уже 1978 г., подвергалась многочисленным модернизациям и потому сохраняет свою актуальность по сию пору, являясь одним из штатных боеприпасов перспективного Су-57. К сожалению, неизвестно, какая именно модификация досталась иранским ВВС, но все же отметим, что наводиться на РЛС, постоянно меняющую рабочие частоты, умели уже самые первые Х-58.

Прочая авиация Ирана

Как известно, сегодня огромнейшую роль играют разведка и радиоэлектронная борьба, но с этим, увы, у Ирана не просто плохо, а просто черная дыра. Теоретически у иранских ВВС есть 2 самолета ДРЛО, но, по всей видимости, исправен из них только один, да и тот ограниченно годен.

Самолетов РЭБ у Ирана нет, и, по всей видимости, сколько-то современные подвесные контейнеры РЭБ отсутствуют также. Из остального авиапарка для разведки пригодна только пятерка патрульных самолетов «Орион» и шесть переоборудованных в разведчиков «Фантомов».

Конечно же, на этом перечень авиации ВВС Ирана не исчерпывается. В распоряжении иранских военных есть еще большое количество легких учебных транспортных и иных небоевых самолетов и вертолетов, а кроме того, беспилотники различного назначения, включая большое количество тяжелых ударных БПЛА «Каррар», способных нести до тонны полезной нагрузки.

Авиагруппа «Авраам Линкольн»

К сожалению, неизвестно точно, сколько боевых самолетов находится сейчас на борту этого американского авианосца. Вполне возможно, что он несет стандартное «сокращенное» авиакрыло в составе 48 F/A-18E/F «Супер Хорнет», или же более ранних F/A-18C «Хорнет», а также обеспечивающих их действия 4-5 самолетов РЭБ EA-18G «Гроулер» и столько же самолетов ДРЛО Е-2С «Хокай», не считая вертолетов и проч.

Но, если в Пентагоне допускают возможность военных действий, то количество боевых «Шершней» легко может быть доведено до 55-60 единиц.

Выводы

Известно, что в СССР для уничтожения АУГ планировалось использовать 2 полка ракетоносной авиации, вооруженных самолетами Ту-22 под прикрытием одного, но лучше – двух полков истребительной авиации и самолетов обеспечения.

Если мы рассмотрим возможности ВВС Ирана, то увидим, что они выглядят достаточно впечатляюще. Теоретически Иран может использовать для атаки на АУГ не 4, а не менее чем 6 частей, эквивалентных отечественным авиаполкам – 3 истребительных на «Томкэтах», МиГ-29А и иранских клонах «Тайгеров» и 3 бомбардировочных на Су-24МК, «Фантомах» и «Тайгерах». При этом основную опасность для американской авиагруппы будут представлять 55-60 самолетов Су-24МК и «Фантом», которых в ударном варианте иранцы смогут оснастить ПКР С-802 и «Нур», а также противорадиолокационные Х-58.

Вне всякого сомнения, ни «Томкэты», ни МиГ-29 первых серий неспособны сегодня противостоять в воздухе палубным «Шершням», действующим при поддержке самолетов ДРЛО и РЭБ. О «Тайгерах» и их иранских «клонах» и говорить нечего. Но, рассматривая вариант возможного противостояния отметим, что этого от них и не требуется.

По сути дела, задачей иранских ВВС будет организовать авианалет всей массой своих дееспособных самолетов, при этом Су-24МК и «Фантомы» окажутся «спрятанными» в массе «Тайгеров», МиГ-ов и «Томкэтов». Не будем забывать, что правильно идентифицировать эти самолеты по типам будет достаточно затруднительно для американских РЛС. Они, разумеется, обнаружат иранские самолеты, и идентифицируют их как враждебные цели, но вот понять, где МиГ, а где Су будет нелегко.

Иными словами, американское соединение может оказаться в ситуации, когда его с нескольких направлений атакует множество самолетов, количество которых, опять же в теории, может достигнуть 200 – американское ПВО просто «захлебнется» таким количеством целей. 

Чтобы иметь хотя бы минимальные шансы противостоять подобному удару, американцы должны будут ввести в бой максимум боевых самолетов, желательно – все, что есть. Но подобное будет возможным лишь в том случае, если «Авраам Линкольн» полностью откажется от ударных операций и сосредоточит свою авиагруппу для отражения воздушных атак. Но в этом случае АУГ, очевидно, не сможет наносить удары по территории Ирана иначе, как крылатыми ракетами «Томагавк», боекомплект которых на кораблях сопровождения весьма ограничен. И даже если у американцев все получится, и они смогут встретить иранские ВВС всеми своими истребителями, на каждый «сверхшершень» будет приходиться по 3-4 иранских самолета.

Таким образом, численный состав и ТТХ самолетов и их вооружения ВВС Ирана в принципе позволяют разгромить одиночную АУГ США. Для этого им следует:

1. Рассредоточить силы своей авиации. Это классика воздушной войны – в преддверии вражеского удара убрать самолеты из мест их постоянного базирования на заранее подготовленные к этому гражданские и военные аэродромы.

2. По возможности как можно раньше обнаружить АУГ. Задача эта непростая, но и не такая сложная, как может показаться на первый взгляд, потому что для нанесения удара авианосец США должен приблизиться к побережью Ирана со стороны Аравийского моря, либо же вообще сунуться в узкости Оманского или Персидского залива. Эти районы отличаются весьма плотным судоходством, и, развернув там достаточное количество транспортов или танкеров, а также наладив патрулирование невоенными самолетами, вполне реально обнаружить АУГ.

Проблема американцев будет в том, что в районах, в которых им предстоит оперировать, идет очень плотный «трафик» гражданских морских судов и авиации, так что различить среди них иранские разведчики будет крайне затруднительно.

3. В идеале – дождаться атаки палубной авиации США на какой-либо иранский объект.

4. И вот в тот момент, когда значительные силы авиакрыла «Авраама Линкольна» отвлечены на проведение ударной операции, поднять основную массу своих самолетов и вложить все свои силы в единственный удар по АУГ США.

При этом задачами иранских истребителей всех типов станет, по сути, уточнение местоположения АУГ и отвлечение на себя «внимания» палубной авиации американцев. Выполнить эту задачу иранские самолеты смогут, хотя бы и ценой колоссальнейших потерь. А дальше – удар противокорабельными и противорадиолокационным ракетами с Су-24 и «Фантомов», здесь вполне реально обеспечить плотность под 100-120 ракет, чего вполне достаточно для выведения из строя авианосца.

Кроме того, если это технически возможно, было бы неплохо выпустить в сторону АУГ (именно в сторону) беспилотники «Каррар» — никакого вреда американцам они, естественно, не нанесут, но добавят дополнительное количество «целей», перегружая ПВО соединения США.

Итак, первый вывод: технически ВВС Ирана обладают возможностями по уничтожению АУГ, хотя бы ценой чрезвычайно тяжелых потерь собственной авиации.

Но могут ли они сделать это на практике? Вот тут у автора настоящей статьи существуют большие сомнения. Дело в том, что описанное выше действо на бумаге выглядит очень просто, но на самом деле представляет собой сложнейшую операцию ВВС, которую невозможно провести без крайне серьезной предшествующей подготовки и высочайшего профессионализма летчиков. Откуда им взяться у иранских ВВС?

Да, они продемонстрировали хорошие результаты в войне против Ирака, но далеко не столь высокие, каковых добивались в войнах против арабских стран ВВС Израиля. Можно предполагать, что на тот момент ВВС Ирана по уровню боевой подготовки находились где-то посередине между ВВС прочих арабских стран и Израиля, а значит, уступали и ВВС США. Но с тех пор прошло уже более 35 лет, те пилоты, которые воевали с иракцами, по большей части уже пенсионеры. И смогли ли иранцы, в условиях санкций подготовить им достойную смену? Достаточно ли у Ирана летчиков для всех имеющихся самолетов?

По некоторым данным, сегодня иранцы проводят достаточно интенсивные тренировки силами до полка ударных самолетов, в том числе с полетами на малых высотах и реальными пусками противокорабельных ракет. Но маневров, при которых отрабатывался бы сосредоточенный удар массами истребителей и бомбардировщиков по морской цели, не зафиксировано. Иными словами, если бы вдруг, каким-то чудом, иранские летчики обрели мастерство воинов морской ракетоносной авиации времен СССР, то автор настоящей статьи не сомневался бы в их успехе. Но только где взять волшебника, который сотворил бы такое чудо?

А отсюда следует второй вывод: у иранцев, безусловно, есть техническая возможность нанесения поражения одиночной американской АУГ, но далеко не факт, что профессионализм иранских летчиков и их командиров позволит это сделать.

Вполне возможно, что все, на что хватит ВВС Ирана в случае конфликта с США – это спорадические налеты относительно небольших групп самолетов, с которыми авиакрыло «Авраама Линкольна» вполне сможет справиться.

Тем не менее, автор полагает, что американская попытка «наказания» Ирана силами одного авианосца граничит с безумием. Для того, чтобы обеспечить примерный паритет в воздухе с ВВС Ирана, американцам понадобится по меньшей мере два авианосца, три авианосца обеспечат преимущество, а подавляющее превосходство американцы получат, сосредоточив для проведения операции четыре корабля этого класса.

/Андрей из Челябинска, topwar.ru/

army-news.ru

без самолётов ДРЛО теперь не обойтись » Военное обозрение

На фото запечатлён совместный пролёт иранских стратегического воздушного танкера-транспортника на базе Boeing 747, истребителя-перехватчика F-14A «Tomcat», истребителя-бомбардировщика F-4E и учебно-боевого истребителя МиГ-29УБ над Тегераном 18 апреля 2015 года, на воздушной части военного парада в честь Дня Вооружённых сил Ирана

На сегодняшний день 102 израильских многоцелевых истребителя F-16I «Sufa» и 25 дальних тактических истребителей F-15I «Ra’am» остаются главным ударным «костяком» ВВС Израиля на Ближнем Востоке. К тому же «Раамы» благодаря высокой форсажной скорости в 2655 км/ч и потолку в 18300 м могут выполнять функции дальних перехватчиков, способных вести дальний воздушный бой ракетами AIM-120D на расстоянии до 150—160 км, а также применять громадную номенклатуру тактических ракет и управляемых авиабомб (УАБ) против различных наземных целей (от бункеров и штабов до узлов ретрансляции и радиолокационных средств ЗРК). За эти качества F-15I считаются в Хель Хаавир «стратегическим» активом Тель-Авива во всей Передней Азии. И не удивительно, ведь на протяжении веков главным противником этого ближневосточного государства остаётся действующая региональная сверхдержава — Исламская Республика Иран.

Начиная с весны 2016 года, ВВС Ирана уже получили часть дивизионов зенитно-ракетных комплексов С-300ПМУ-2 для повышения обороноспособности военных и промышленных стратегических объектов страны на побережье Персидского залива и в районе столицы государства, что вызвало много критики и опасений со стороны израильского руководства: безнаказанность нарушения воздушных границ ИРИ стала вчерашним днём для Хель Хаавир, которые десятками лет разрабатывают и вынашивают концепции уничтожения ядерной программы Ирана. В Израиле обеспокоены не только поступлением в ВВС Ирана 5 дивизионов лучшей версии «Трёхсотки», но и активно развивающейся концепции сетецентрической ПВО, где на первый план выходит системная увязка между большинством элементов ПВО-ПРО на уровне оперативно-стратегического командования. В центре государства (близ Тегерана) находится Центральный командный пункт ВВС и ПВО, где систематизируется вся информация о воздушной обстановке как в пределах воздушного пространства ИРИ, так и за его пределами. Единственные, кто может быть не подключён к этому звену в ВС ИРИ, — это расчёты ПЗРК и войсковой ПВО.

Всё это учитывается командованием ВВС Израиля при разработке стратегии воздушно-космической наступательной операции против Ирана. Радиотехнические подразделения, входящие в структуру ПВО ИРИ располагают огромным количеством средств радиоэлектронной и радиотехнической разведки российского, китайского и собственного производств. К примеру, на вооружении ПВО ИРИ появились РЛС системы предупреждения о ракетном нападении «Гадир». Станция работает в метровом диапазоне волн и способна обнаруживать израильские баллистические ракеты средней дальности типа «Иерихон» на удалении 1100 км и высоте — до 300 км. Имеются также такие РЛС-ДРЛО 1Л119 «Небо-СВУ». Часть этих РЛС развёрнута на горном рельефе северо-западной части государства, а поэтому заходить незамеченными в иранское воздушное пространство у израильских F-15I просто не получится, особенно учитывая, что ЭПР этих машин с полными подвесками достигает 12 м2.

На вооружении ПВО Ирана состоит огромное количество различных по мощности, частоте работы и назначению радиолокационных комплексов. Одним из них является РЛК 1Л119 «Небо-СВУ». Вычислительные средства комплекса способны сопровождать на проходе более 100 воздушных целей на дальности до 380 км и высоте до 140 км. Наличие подобных средств позволяет лишь оповещать командование и приданные ЗРК о приближении средневысотного противника, но без самолётов ДРЛОиУ дальнейшее наблюдение за самолётами в режиме следования рельефу местности, а тем более координация воздушного боя, становятся невозможными

Поэтому сейчас «Раамы» либо плавно отойдут на второй план и будут предназначаться лишь для ведения ДВБ с иранскими МиГ-29А и F-14A, а также для нанесения ударов по территориям с ослабленной ПВО (т.е. там, где отсутствуют С-300ПМУ-2), либо будут составлять второй эшелон подавления ПВО и РЭБ, следуя «в хвосте» F-35I, и неся по 4 ПРЛР HARM на точках подвески. С «Лайтнингами» («Адирами») у ВВС Израиля всё куда интересней. Сейчас именно на F-35I израильское руководство делает самые большие ставки, поскольку его небольшая радиолокационная сигнатура, по мнению специалистов, должна способствовать «ускользанию» от радиолокационных средств ЗРК С-300ПМУ-2. Об этом заявлял неназванный израильский источник. Но столь ли простая задача — «ускользнуть» от «Трёхсотки» в 1000 км от авиабаз собственного развёртывания? Не совсем.

Во-первых, если взглянуть на карту, расстояние от ближайшей авиабазы ВВС Израиля «Рамат Давид» до воздушного пространства Ирана составляет 960 км, а боевой радиус действия израильского F-35I «Adir» — всего 1080 км без ПТБ, и около 1500 км с ПТБ. Этого недостаточно, чтобы вести длительную операцию по завоеванию превосходства в воздухе ИРИ, но вполне достаточно, чтобы «отстреляться» тактическими крылатыми ракетами большой дальности AGM-158B JASSM-ER по удалённым вглубь государства стратегическим объектам. Но и здесь есть очень интересный момент, затрудняющий самостоятельные действия Хель Хаавир. Ближайшая траектория полёта к Ирану простирается над Ираком. Сегодня нельзя считать, что Багдад является Тель-Авиву дружественной стороной, а вот по отношению к Москве — вполне. Поэтому какие-либо манёвры израильских F-35I с самолётами-заправщиками в иракском небе, направленные против Тегерана, исключены. ВВС Израиля могут конечно сделать запрос на использование воздушного пространства стран «аравийской коалиции», но это уже раскроет все карты Тель-Авива, которые иногда не должны быть известны даже Вашингтону. В этом случае, воздушному пространству Ирана массированный прорыв израильских «Адиров» не угрожает. Но модель запланированной против Ирана агрессии может включать не только одностороннее нападение силами израильских ВВС, но и всестороннюю агрессию с участием стран «аравийской коалиции», где на вооружении находится более 450 многоцелевых истребителей поколения «4+/++» (вместе с израильскими машинами это более 900 истребителей).

В этом случае положение ВВС Ирана действительно осложняется. Здесь и всех поставленных «Фаворитов» может не хватить. На территорию Ирана, учитывая его «весёлое и дружественное» окружение, необходимо не менее 25 подобных дивизионов С-300ПМУ-2, либо большее количество С-300ПС.

Не может не напрягать и отсутствие у ВВС Ирана самолётов дальнего радиолокационного обнаружения и управления типа А-50У, либо китайских аналогов KJ-2000. О какой полноценной обороне горного государства от ВТО противника можно говорить без наличия данных бортов ДРЛОиУ?! Мы знаем, что воздушная компонента ВВС Ирана сегодня в непростом положении: кроме «Фалкрумов» и модернизированных «Томкэтов», здесь больше ничего нет. Но самолёты РЛДН и в таких условиях могли бы улучшить ситуацию для Ирана, давая своевременное целеуказание расчётам дивизионов С-300ПМУ-2 по «протискивающимся» через горные хребты малозаметным F-35I «Adir» и различным крылатым ракетам «аравийской коалиции», выполненным по технологии «стелс».

На фото министр обороны Израиля А. Либерман в кабине пилота 1-го, собранного для Хель Хаавир многоцелевого истребителя 5-го поколения F-35I «Adir» (борт «901»). Всего, согласно первому контракту, ВВС еврейского государства должны получить на вооружение 50 F-35I, которые значительно расширят возможности дальнего воздушного боя для израильского боевого авиапарка

С авиапарком ВВС Ирана ситуация также поправима. Ещё 15 августа 2015 года, на иранских интернет-форумах начались активные рассуждения относительного возможного заключения контракта на приобретение, а затем и лицензионную сборку российских сверхманевренных многоцелевых истребителей поколения «4++» МиГ-35. Относительно недорогие двухместные боевые машины переходного поколения оснащаются целым набором оптико-электронных оборонительно-прицельных комплексов: двухсторонней станцией обнаружения атакующих ракет СОАР (сканирование нижней и верхней полусфер на наличие подлетающих зенитных ракет-перехватчиков и других СВН), оптико-электронным прицельным комплексом ОЛС-К для работы по наземным и морским целям, и стандартным оптико-электронным прицельно-навигационным комплексом ОЛС-УЭМ, способную в пассивном режиме атаковать авиацию и ракеты противника. Бортовая РЛС с АФАР типа «Жук-АЭ» постоянно модернизируется. Так версия станции с 1016 приёмо-передающими модулями будет иметь дальность обнаружения цели с ЭПР 0,2 м2 (F-35A/I) от 120 до 150 км, что не позволит добиться господства израильским «Адирам». И будет счастьем израильских F-35I не ввязаться в ближний бой с МиГ-35, здесь первые будут просто обречены.

Ходили сообщения и о заключении контракта между Минобороны Ирана и китайской компанией «Ченгду» на закупку 150 J-10A/B, но о результатах пока ничего неизвестно.

Способность ВВС Ирана противостоять Израилю без включения в «игру» «аравийской коалиции» и США даже сегодня остаётся на высоком уровне. Но после задействования Дохи, Абу-Даби и Эр-Рияда без обновления истребительной авиации и принятия на вооружение «воздушных радаров» иранским ВВС определённо не обойтись.

Источники информации:
http://bmpd.livejournal.com/1976311.html?thread=200407287
http://voprosik.net/radiolokacionnye-stancii-irana/
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?pid=159693#p159693

topwar.ru

ВВС Ирана против американской АУГ. Каковы шансы?

Последние новости: американская ударная группа все-таки идет к побережью Ирана. Атомный авианосец «Авраам Линкольн», корабли охранения… По ним, к сожалению, данных нет, хотя состав АУГ мог бы отлично прояснить реальные цели политиков США. Если речь идет об очередной проекции силы, то следует ожидать пары-тройки эсминцев «Арли Берк», возможно, вместо одного из них будет ракетный крейсер «Тикондерога». Уже длительное время США не выводят в море полноценных АУГ хотя бы с 5-6 кораблями охранения, не говоря уже о «старых добрых временах», когда АУГ могла насчитывать 16-17 вымпелов. А вот если американцы допускают все-таки возможность реальных военных действий, то эскорт «Аврааму Линкольну» должны составлять не менее 5 кораблей класса «эсминец» и выше.

Разумеется, такая новость не могла не вызвать весьма оживленных обсуждений на «ВО» и, в свете высказанных мнений, было бы интересно сопоставить потенциал ВВС Ирана с авиагруппой одного-единственного американского авианосца. Может ли «Авраам Линкольн» сколько-то серьезно угрожать Ирану, или же это всего лишь «бумажный тигр»?

"Авраам Линкольн" собственной персоной

ВВС Ирана: история короткая и грустная

До 1979 г. с ВВС у иранцев все было хорошо – над ними «взяли шефство» американцы, обеспечив воздушные силы этой страны весьма совершенной матчастью, включающей тяжелые истребители F-14A "Томкэт" (фактически-перехватчики, которые можно рассматривать американским аналогом наших МиГ-25 и МиГ-31), многоцелевые F-4D/E «Фантомы» и легкие F-5E/F "Тайгер". Таким образом, ВВС Ирана оказались вооружены современной и эффективной линейкой тактических самолетов, а кроме того, США поставляли им также самолеты базовой патрульной авиации P-3F "Орион", военно-транспортные самолеты С-130Н "Геркулес", транспортные и транспортно-заправочные самолеты на базе Боинг 707 и 747. Кроме того, очевидно, США оказывали помощь в подготовке пилотов этой авиации.

Однако затем наступила Исламская революция, и все полетело в тар-тарары. Американцы вполне благоволили шаху Ирана, но все же не рискнули выступить на его защиту силой оружия, так как последний слишком уж явно нарушал права человека – собственно говоря в те годы у оппозиции шаху вообще не наблюдалось никаких таких прав. Но, естественно, никому в США и в голову не пришло бы "дружить" с революционерам-исламистами, так что Иран немедленно угодил под американские санкции.

В результате получилось следующее. Иран все еще располагал значительным парком американской авиации, но, не имея сколько-то развитой авиапромышленности, не мог, конечно, обеспечить этот парк необходимыми запчастями и квалифицированным ремонтом. Не мог он также и пополнять запасы зенитных ракет, закупая их у США. А кроме того, как известно, пилоты ВВС – это элита вооруженных сил, и многие из них были преданы шаху. Другие занимали при нем высокие посты – и этого, увы, было достаточно для того, чтобы победившие революционеры сочли ВВС «политически неблагонадежными» и устроили «большую чистку», лишив тем самым себя значительного числа хорошо подготовленных летчиков. А новых, увы, взять было неоткуда.

Таким образом, к началу ирано-иракской войны, продолжавшейся с 1980 по 1988 г. и ставшей единственным крупным конфликтом, в которых участвовали иранские летчики, ВВС страны победившей исламской революции встретили далеко не в лучшем состоянии. В их распоряжении все еще находилось несколько сотен боевых самолетов, но ремонтировать и обслуживать их было негде и нечем, а пилотов не хватало.

В результате получилось следующее. В ходе боевых действий иранские ВВС продемонстрировали заметное превосходство над иракским соперником: иранцам лучше удавались воздушные операции, а потери в воздушных боях были значительно ниже иракских. Но при всем при этом разбить иракские ВВС и обеспечить господство в воздухе иранцы так и не сумели, а затем быстро стали сказываться небоевые потери: так, к началу 1983 г. доля боеспособных самолетов едва ли превышала 25% их парка. Остальные требовали ремонта, или же были «каннибализированы» на запчасти.

Таким образом к концу 1988 г. иранские ВВС оказались буквально «у разбитого корыта» — ни самолетов, ни системы подготовки летчиков, ни запчастей, ни авиавооружения – ничего. Понятно, что такая ситуация была неприемлемой.

В 1990 г. Иран приобрел у СССР 12 Су-24МК, 18 МиГ-29 и 6 МиГ-29УБ, кроме того, в Китае было закуплено некоторое количество F-7М, представляющих собой китайский клон МиГ-21. Но затем иранцы получили буквально царский подарок: в ходе «Бури в пустыне» значительная часть иракских ВВС, дабы избегнуть уничтожения авиацией многонациональных сил, перелетела на аэродромы Ирана. 

Иранцы не вернули эти самолеты, предпочитая считать их неожиданной, но от того не менее приятной репарацией за ирано-иракскую войну. Правда, остается открытым вопрос о том, есть ли у Ирана обученные пилоты для этих самолетов.

Современное состояние ВВС Ирана

Судить о нем довольно-таки сложно, потому что, во-первых, цифры имеющихся в распоряжении ВВС самолетов несколько различаются, а во-вторых, неясно, какие из них могут взлететь и воевать, а какие существуют только «для галочки» и на сегодняшний день небоеспособны. По оценкам полковник А. Реброва, доля боеспособных самолетов Ирана составляет:

1. F-14A "Томкэт" – 40%.

2. 4D/E «Фантом» — 50%.

3. F-5E/F "Тайгер" – 60%.

Полковник не говорит этого прямо, но исходя из прочих приводимых им цифр, вероятнее всего, что советские и китайские самолеты находятся в лучшем техническом состоянии и имеют боеготовыми порядка 80% общего количества, что, вообще говоря, является хорошим показателем для любой страны.

Исходя из вышесказанного, попытаемся определить численность боеспособных самолетов ВВС Ирана

Истребительная авиация

F-14A "Томкэт" – 24 ед. Всего их насчитывается, по различным данным, от 55 до 65 машин, автор взял для расчета среднее – 60 машин.

МиГ-29А/У/УБ – 29 ед. Общее их количество – 36, но тут возникает много вопросов. Дело в том, что из них Иран купил у СССР только 24 машины, а 12 «прилетело» к нему из Ирака – на сегодняшний день всем этим самолетам либо исполнилось 30 лет, либо они превысили данный возраст. Как известно, сегодня в РФ практически не осталось МиГ-29 ранних серий, все они исчерпали свой ресурс, и, по правде сказать, вряд ли в Иране их обслуживали лучше. Кроме того, МиГ-29А, вообще говоря, была весьма требовательной к авиатехникам машиной, ей необходимо было до 80 человеко-часов межполетного обслуживания на 1 час летного времени (обычно этот показатель колеблется от 30 до 50 человеко-часов). В общем, у автора настоящей статьи есть предположение, что, либо МиГ-29 сейчас полностью небоеспособны, либо же у них еще осталось какое-то количество ресурса, но при этом отсутствуют подготовленные пилоты. Логика очень проста – если иранцы на них летали, то должны были исчерпать ресурс, а если не летали – то у них нет подготовленных пилотов для этих самолетов.

Dassault Mirage F1 – засчитаем 5 ед. хотя они, скорее всего, небоеспособны полностью. Иран никогда не покупал эти самолеты, а имеющиеся в его составе 10 машин – «подарок» Ирака. Вряд ли Иран, не имея ни пилотов, ни запчастей и вообще ничего для «Миражей», да еще и в условиях санкций, смог как-то поддерживать их в боеспособном состоянии.

HESA Azarakhsh и HESA Saeqeh – 35 ед (30 и 5 шт. соответственно). Это гордость иранского авиапрома, освоившего выпуск аналогов истребителей F-5E/F «Тайгер». 

Иранцы, разумеется, утверждают, что их аналог улучшен в сравнении с прототипом. Но поскольку авиапромышленность Ирана все же делает только первые шаги, с тем же успехом можно предполагать, что их самолеты представляют собой не улучшенный, а ухудшенный вариант неплохой для своего времени машины.

F-7M – 32 ед. Это китайская копия МиГ-21, которых у Ирана на сегодня числится 39 ед., включая учебно-боевые. Предполагая, что 80% этого количества в строю, получаем максимум 32 ед.

А что с вооружением? Что же, здесь есть одна хорошая новость – иранцы приобрели у нас какое-то количество вполне приличных УРВВ малой дальности Р-73. В свое время, в конце прошлого столетия, она вполне заслуженно могла претендовать на звание лучшей авиаракеты малой дальности. Сегодня, конечно, это уже далеко не самое современное, но все еще грозное в воздушном бою оружие, способное вполне эффективно сбивать любые воздушные цели.

Больше хороших новостей нет.

Иран сумел наладить у себя производство «Фаттар» — УРВВ малой дальности с инфракрасной ГСН, но что это за ракеты и что они могут – автору, увы, неизвестно. Возможно, конечно, что это копия Р-73, или изделие «по мотивам», но это – гадание на кофейной гуще, и во всяком случае лучше Р-73 эти ракеты не будут. Кроме того, не исключено, что у Ирана сохранилось еще какое-то количество старых «Сайдуиндеров».

Ракеты средней дальности у иранцев тоже имеются, но какие? Это, возможно, какое-то количество уцелевших «Спэрроу» и советские ракеты семейства Р-27. Увы, и те и другие давно уже устарели, а их ТТХ досконально известны американцам, так что подготовить свои электронные средства противодействия средствам наведения таких ракет для них не составит труда. Впрочем, есть у иранцев и еще одна, как ни странно — не имеющая аналогов в мире ракета воздушного боя средней дальности.

Дело в том, что, как известно, американцы в комплекте с «Томкэтами» поставили Ирану некоторое количество (по некоторым данным – 280) дальнобойных УРВВ «Феникс». Судя по всему, запасы этих ракет давно исчерпаны, но иранцам идея понравилась. Поэтому они взяли ЗУР сухопутного зенитного комплекса «Хок» и… приспособили ее для стрельбы с F-14A, получив тем самым весьма оригинальную авиаракету, способную поражать воздушные цели на расстоянии до 42 км. Конечно, можно только восхититься смекалке иранского военпрома, и, вероятно, подобное оружие вполне может быть эффективно против авиации какой-либо из арабских стран, но все же «Хок» был принят на вооружение в 1960 г. и на сегодняшний день и комплекс в целом, и его ракеты в частности безоговорочно устарели.

Таким образом, мы видим, что формально истребители Ирана весьма и весьма многочисленны: 173 машины, из которых, вероятно, 125 находятся «на крыле». Но из них реальное боевое значение имеют, пожалуй, только F-14A «Томкэт», на которых иранцев учили летать еще американцы, и которые они успешно использовали в бою. И еще отечественные МиГ-29А, если последние остались «на крыле» и если у Ирана есть пилоты, подготовленные воевать на них.

Таких самолетов, при самых смелых допущениях, у иранцев в строю не более 55-60, при этом они оснащены устаревшим БРЭО и вооружением (за исключением Р-73) и, конечно, по всем статьям проигрывают палубным «Хорнетам» и «Суперхорнетам» «Авраама Линкольна».

Бомбардировочная авиация

Су-24МК – 24 ед. в строю, 30 ед. в наличии. То есть имеется полноценный авиаполк этих не самых простых в пилотировании, но все еще весьма опасных самолетов.

F-4D/E «Фантом» — 32 ед. в строю, 64 ед. в наличии. 

F-5E/F "Тайгер" — 48 в строю, 60 в наличии.

Су-25 – 8 ед. в строю, 10 в наличии.

Тут, конечно, может возникнуть вопрос – почему «Фантомы» и «Тайгеры» отнесены не к истребителям, а к бомбардировщикам? Надо сказать, что и те, и другие вполне способны применять УРВВ «воздух-воздух», при этом «Фантомы» «обучили» работать с Р-27 и Р-73, а «Тайгеры» — только с Р-73. Причем РЛС «Фантомов» доработано – улучшены возможности видеть низколетящие цели.

Тем не менее, сами иранцы отнесли их к бомбардировочной авиации. Возможно, объяснение кроется в том, что и «Фантомы», и «Тайгеры» — уже очень старые машины, произведенные до 1979 г. То есть, на сегодняшний день они служат порядка 40 лет или более и при этом имели не самое лучшее техобслуживание. Поэтому не исключено, что самолеты этих типов, хотя и могут подняться в воздух и уронить на неприятеля бомбу потяжелее, все же неспособны уже вести маневренный воздушный бой со всеми его перегрузками.

Не будем рассматривать весь спектр вооружения иранских бомбардировщиков, отметим только, что Иран смог организовать производство управляемых бомб с телевизионными и лазерными ГСН, а также ракет класса «воздух-земля» с дальностью полета до 30 км. Но наибольшую опасность для боевых кораблей представляют собой противокорабельные ракеты С-801 и С-802, созданные в Китае.

С-802 на переднем плане

С-802 представляет собой дозвуковую ракету массой 715 кг, оснащенной активной радиолокационной ГСН и боевой частью весом 165 кг. Дальность стрельбы составляет 120 км, при этом на маршевом участке ПКР летит на высоте 20-30 м, а на конечном участке траектории – 5-7 м. С-802 «исповедует» принцип «выстрелил и забыл», но при этом возможна ее коррекция в полете с корабля или самолета-носителя. Китайские ракеты этого типа оснащаются также подсистемой спутниковой навигации ГЛОНАСС/GPS, но есть ли она на иранских ПКР – неизвестно. Сами китайцы оценивают возможности ГСН С-802 весьма высоко, полагая что АГСН этих ракет обеспечивает 75% вероятность захвата цели даже в условиях радиоэлектронного противодействия. Так это, или нет, неизвестно, но, по всей видимости, ГСН данной ракеты все же более совершенна, чем у ПКР первых поколений. Что же до С-801, предшественницы С-802, то конструктивно они во многом схожи, а основное отличие заключается в двигателе: на С-801 стоит не турбореактивный, а менее эффективный твердотопливный двигатель, который обеспечивает дальность полета на более 60 км.

ПКР С-802 была создана в Китае в 1989 г., в настоящее время Иран освоил производство ее аналога под названием «Нур». Таким образом, можно предполагать, что в ракетах данного типа ВВС Ирана не испытывают недостатка. При этом возможностью применять такие ракеты обладают как Су-24МК, так и F-4D/E «Фантом».

Кроме С-802 опасность для боевых кораблей могут представлять противорадиолокационные ракеты Х-58 – имея массу 640 кг и массу боевой части 150 кг. Надо сказать, что Х-58, будучи принятой на вооружение в далеком уже 1978 г., подвергалась многочисленным модернизациям и потому сохраняет свою актуальность по сию пору, являясь одним из штатных боеприпасов перспективного Су-57. К сожалению, неизвестно, какая именно модификация досталась иранским ВВС, но все же отметим, что наводится на РЛС, постоянно меняющую рабочие частоты умели уже самые первые Х-58.

Прочая авиация Ирана

Как известно, сегодня огромнейшую роль играют разведка и радиоэлектронная борьба, но с этим, увы, у Ирана не просто плохо, а просто черная дыра. Теоретически у иранских ВВС есть 2 самолета ДРЛО, но, по всей видимости, исправен из них только один, да и тот ограниченно годен. Самолетов РЭБ у Ирана нет, и, по всей видимости, сколько-то современные подвесные контейнеры РЭБ отсутствуют также. Из остального авиапарка для разведки пригодна только пятерка патрульных самолетов «Орион» и шесть переоборудованных в разведчиков «Фантомов».

Конечно же, на этом перечень авиации ВВС Ирана не исчерпывается. В распоряжении иранских военных есть еще большое количество легких учебных транспортных и иных небоевых самолетов и вертолетов, а кроме того, беспилотники различного назначения, включая большое количество тяжелых ударных БПЛА «Каррар», способных нести до тонны полезной нагрузки.

Авиагруппа «Авраам Линкольн»

К сожалению, неизвестно точно, сколько боевых самолетов находится сейчас на борту этого американского авианосца. Вполне возможно, что он несет стандартную «сокращенное» авиакрыло в составе 48 F/A-18E/F «Супер Хорнет», или же более ранних F/A-18C «Хорнет», а также обеспечивающих их действия 4-5 самолетов РЭБ EA-18G «Гроулер» и столько же самолетов ДРЛО Е-2С «Хокай», не считая вертолетов и проч. Но, если в Пентагоне допускают возможность военных действий, то количество боевых «Шершней» легко может быть доведено до 55-60 единиц.

Выводы

Известно, что в СССР для уничтожения АУГ планировалось использовать 2 полка ракетоносной авиации, вооруженных самолетами Ту-22 под прикрытием одного, но лучше – двух полков истребительной авиации и самолетов обеспечения.

Если мы рассмотрим возможности ВВС Ирана, то увидим, что они выглядят достаточно впечатляюще. Теоретически Иран может использовать для атаки на АУГ не 4, а не менее чем 6 частей, эквивалентных отечественным авиаполкам – 3 истребительных на «Томкэтах», МиГ-29А и иранских клонах «Тайгеров» и 3 бомбардировочных на Су-24МК, «Фантомах» и «Тайгерах». При этом основную опасность для американской авиагруппы будут представлять 55-60 самолетов Су-24МК и «Фантом», которых в ударном варианте иранцы смогут оснастить ПКР С-802 и «Нур», а также противорадиолокационные Х-58.

Вне всякого сомнения, ни «Томкэты», ни МиГ-29 первых серий неспособны сегодня противостоять в воздухе палубным «Шершням», действующим при поддержке самолетов ДРЛО и РЭБ. О «Тайгерах» и их иранских «клонах» и говорить нечего. Но, рассматривая вариант возможного противостояния отметим, что этого от них и не требуется.

По сути дела, задачей иранских ВВС будет организовать авианалет всей массой своих дееспособных самолетов, при этом Су-24МК и «Фантомы» окажутся «спрятанными» в массе «Тайгеров», МиГ-ов и «Томкэтов». Не будем забывать, что правильно идентифицировать эти самолеты по типам будет достаточно затруднительно для американских РЛС. Они, разумеется, обнаружат иранские самолеты, и идентифицируют их как враждебные цели, но вот понять, где МиГ, а где Су будет нелегко. Иными словами, американское соединение может оказаться в ситуации, когда его с нескольких направлений атакует множество самолетов, количество которых, опять же в теории, может достигнуть 200 – американское ПВО просто «захлебнется» таким количеством целей. 

Чтобы иметь хотя бы минимальные шансы противостоять подобному удару, американцы должны будут ввести в бой максимум боевых самолетов, желательно – все, что есть. Но подобное будет возможным лишь в том случае, если «Авраам Линкольн» полностью откажется от ударных операций и сосредоточит свою авиагруппу для отражения воздушных атак. Но в этом случае АУГ, очевидно, не сможет наносить удары по территории Ирана иначе, как крылатыми ракетами «Томагавк», боекомплект которых на кораблях сопровождения весьма ограничен. И даже если у американцев все получится, и они смогут встретить иранские ВВС всеми своими истребителями, на каждый «сверхшершень» будет приходиться по 3-4 иранских самолета.

Таким образом, численный состав и ТТХ самолетов и их вооружения ВВС Ирана в принципе позволяют разгромить одиночную АУГ США. Для этого им следует:

1. Рассредоточить силы своей авиации. Это классика воздушной войны – в преддверии вражеского удара убрать самолеты из мест их постоянного базирования на заранее подготовленные к этому гражданские и военные аэродромы.

2. По возможности раньше обнаружить АУГ. Задача эта непростая, но и не такая сложная, как может показаться на первый взгляд, потому что для нанесения удара авианосец США должен приблизиться к побережью Ирана со стороны Аравийского моря, либо же вообще сунуться в узкости Оманского или Персидского залива. Эти районы отличаются весьма плотным судоходством, и, развернув там достаточное количество транспортов или танкеров, а также наладив патрулирование невоенными самолетами, вполне реально обнаружить АУГ. Проблема американцев будет в том, что в районах, в которых им предстоит оперировать, идет очень плотный «трафик» гражданских морских судов и авиации, так что различить среди них иранские разведчики будет крайне затруднительно.

3. В идеале – дождаться атаки палубной авиации США на какой-либо иранский объект.

4. И вот в тот момент, когда значительные силы авиакрыла «Авраама Линкольна» отвлечены на проведение ударной операции, поднять основную массу своих самолетов и вложить все свои силы в единственный удар по АУГ США.

При этом задачами иранских истребителей всех типов станет, по сути, уточнение местоположения АУГ и отвлечение на себя «внимания» палубной авиации американцев. Выполнить эту задачу иранские самолеты смогут, хотя бы и ценой колоссальнейших потерь. А дальше – удар противокорабельными и противорадиолокационным ракетами с Су-24 и «Фантомов», здесь вполне реально обеспечить плотность под 100-120 ракет, чего вполне достаточно для выведения из строя авианосца. Кроме того, если это технически возможно, было бы неплохо выпустить в сторону АУГ (именно в сторону) беспилотники «Каррар» — никакого вреда американцам они, естественно, не нанесут, но добавят дополнительное количество «целей», перегружая ПВО соединения США.

Итак, первый вывод: технически, ВВС Ирана обладают возможностями по уничтожению АУГ, хотя бы ценой чрезвычайно тяжелых потерь собственной авиации.

Но могут ли они сделать это на практике? Вот тут у автора настоящей статьи существуют большие сомнения. Дело в том, что описанное выше действо на бумаге выглядит очень просто, но на самом деле представляет собой сложнейшую операцию ВВС, которую невозможно провести без крайне серьезной предшествующей подготовки и высочайшего профессионализма летчиков. Откуда им взяться у иранских ВВС?

Да, они продемонстрировали хорошие результаты в войне против Ирака, но далеко не столь высокие, каковых добивались в войнах против арабских стран ВВС Израиля. Можно предполагать, что на тот момент ВВС Ирана по уровню боевой подготовки находились где-то посередине между ВВС прочих арабских стран и Израиля, а значит, уступали и ВВС США. Но с тех пор прошло уже более 35 лет, те пилоты, которые воевали с иракцами, по большей части уже пенсионеры. И смогли ли иранцы, в условиях санкций подготовить им достойную смену? Достаточно ли у Ирана летчиков для всех имеющихся самолетов?

По некоторым данным, сегодня иранцы проводят достаточно интенсивные тренировки силами до полка ударных самолетов, в том числе с полетами на малых высотах и реальными пусками противокорабельных ракет. Но маневров, при которых отрабатывался бы сосредоточенный удар массами истребителей и бомбардировщиков по морской цели, не зафиксировано. Иными словами, если бы вдруг, каким-то чудом, иранские летчики обрели мастерство воинов морской ракетоносной авиации времен СССР, то автор настоящей статьи не сомневался бы в их успехе. Но только где взять волшебника, который сотворил бы такое чудо?

А отсюда следует второй вывод: у иранцев, безусловно, есть техническая возможность нанесения поражения одиночной американской АУГ, но далеко не факт, что профессионализм иранских летчиков и их командиров позволит это сделать. Вполне возможно, что все, на что хватит ВВС Ирана в случае конфликта с США – это спорадические налеты относительно небольших групп самолетов, с которыми авиакрыло «Авраама Линкольна» вполне сможет справиться.

Тем не менее, автор полагает, что попытка «наказания» Ирана силами одного авианосца граничит с безумием. Для того, чтобы обеспечить примерный паритет в воздухе с ВВС Ирана, американцам понадобится по меньшей мере два авианосца, три авианосца обеспечат преимущество, а подавляющее превосходство американцы получат, сосредоточив для проведения операции четыре корабля этого класса.

Источник:

alex-news.ru

Военно-воздушные силы Ирана | Военное оружие и армии Мира

Ко времени исламской революции в 1979 году Иран располагал одними из наиболее мощных и современных военно-воздушных сил в регионе. Но в последующие годы положение дел существенно изменилось.

Сразу же после свержения шаха Соединенные Штаты ввели эмбарго на поставку оружия в Иран, лишив запчастей авиапарк ВВС, полностью состоявший из самолетов и вертолетов американского производства. Кроме того, новая власть с недоверием относилась к офицерам бывшей шахской армии, и многие опытные пилоты и командиры подверглись репрессиям. Начавшаяся в 1980 году ирано-иракская война отнюдь не способствовала улучшению состояния ВВС, понесших довольно ощутимые потери.

В начале 1990-х годов положение удалось несколько исправить за счет поставок из СССР и введения в строй нескольких десятков иракских самолетов, перелетевших в Иран в 1991 году во время операции «Буря в пустыне» (Иран отказался возвращать эти самолеты, считая их своеобразной репарацией за ущерб, понесенный в ирано-иракской войне).

ОРГАНИЗАЦИЯ

Так же, как и другие виды вооруженных сил, ВВС Исламской Республики Иран состоят из двух компонентов: ВВС Армии и ВВС Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В их составе порядка 500 летательных аппаратов и около 52 тыс. человек личного состава (из них 15 тыс. — в войсках ПВО). Территориально ВВС разделены на три округа: Северный (Бабольсер), Центральный (Хамадан) и Южный (Бушер). Командование находится в Тегеране. Организация ВВС на тактическом уровне точно неизвестна, поскольку эти данные иранскими властями официально не публикуются. Считается, что в их составе девять истребительно-бомбардировочных, семь истребительных и одна разведывательная эскадрильи, а также несколько частей транспортной и вспомогательной авиации. В распоряжении ВВС 17 авиационных баз, из них боевая авиация постоянно использует не менее шести: Мехрабад, Тебриз, Хамадан, Дезфуль, Бушер и Шираз.

БОЕВЫЕ САМОЛЕТЫ

До сих пор основу боевой авиации ВВС Ирана составляют самолеты американского производства, поставленные в 1960-1970-е годы прошлого века. Часть из них прошла модернизацию в Иране. Наиболее мощными являются тяжелые истребители F-14A «Томкэт». Иран стал единственной страной кроме США, получившей такие самолеты. Из 79 поставленных машин в строю остаются 23. Наряду с ними эксплуатируются около трех десятков «Фантомов» (пять F-4D, 19 F-4E и четыре самолета-разведчика RF-4E) и полтора десятка легких истребителей «Тайгер» II (10 F-5E и пять двухместных F-5F). Из самолетов советского происхождения имеются истребители МиГ-29 (27 единиц, в том числе 7 двухместных МиГ- 29УБ) и 27 бомбардировщиков Су-24МК. В частях ВВС Корпуса стражей исламской революции эксплуатируются штурмовики Су-25 — семь бывших иракских Су-25К/УБК и шесть поставленных в 2006-м из России (три Су-25Т и три Су-25УБТ). Однако в 2014 году несколько иракских машин вернули прежним хозяевам — Су-25 остро понадобились Ираку для борьбы с повстанцами «Исламского государства Ирака и Леванта».

В 1980-1990-е годы Иран получил более 40 китайских истребителей F-7, представляющих собой копию советского МиГ-21. К настоящему времени в строю остается 21 самолет — 17 одноместных F-7M и четыре двухместных FT-7. Среди самолетов, перелетевших из Ирака в 1991 году, были и 24 истребителя французского производства «Мираж» F.1. Самолеты долгое время простаивали из-за нехватки запчастей, но впоследствии несколько из них удалось отремонтировать и ввести в строй ВВС Ирана.

ТРАНСПОРТНАЯ И УЧЕБНАЯ АВИАЦИЯ

Наиболее тяжелые военно-транспортные самолеты ВВС Ирана — американские Боинг 747 (шесть самолетов, из них три заправщика) и Боинг 707 (четыре, включая один заправщик и один самолет радиоэлектронной разведки). Из 64 «Геркулесов», поставленных в 1960-1970-е годы, в строю остаются 14 самолетов С-130Е/Н. Имеется также пять бывших иракских Ил-76.

Легкая транспортная авиация представлена старыми Фоккер F-27 (10 самолетов), а также поставленными на рубеже столетий украинскими Ан-74Т-200ДК-200 (12 единиц) и китайскими Y-12-11 — оба последних типа служат в составе авиации КСИР.

Для первоначальной подготовки летных кадров используются 20 поршневых самолетов Бичкрафт «Бонанза», для основной — турбовинтовые машины Пилатус РС-7 (20 единиц) и Эмбраер ЕМВ-312 03). Повышенная летная подготовка будущих пилотов боевой авиации осуществляется на истребителях F-5.

Вертолетный парк ВВС Ирана относительно небольшой по численности — основное количество винтокрылых машин сосредоточено в армейской авиации. ВВС располагают поисково-спасательными вертолетами Белл 212 (пять единиц) и Белл 214С (25), связными АВ-206А (три) и тяжелыми транспортными СН-47С (четыре). Наиболее современными вертолетами являются четыре Ми-8МТВ, поставленных из России в 1998 году — они используются в качестве транспортных и поисково-спасательных.

Оставить эмоцию

Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь