Содержание

кратко про причины, ход, итоги

Сила русского оружия и достоинства солдата производили значительное впечатление даже в проигранных войнах – были в нашей истории и такие. Восточная, или Крымская, война 1853-1856 гг. принадлежит к их числу. Но при этом восхищение досталось не победителям, а побежденным – участникам обороны Севастополя.

СОДЕРЖАНИЕ



Причины Крымской войны

В войне приняла участие Россия с одной стороны и коалиция в составе Франции, Турции, Англии и Сардинского королевства с другой. В отечественной традиции она названа Крымской – на территории полуострова Крым произошли наиболее значимые ее события. В зарубежной историографии принят термин «Восточная война». Причины ее сугубо практические, причем против нее не возражали все участники.

Реальным толчком к столкновению стало ослабление турков. Их страну в то время прозывали «больным человеком Европы», ну а сильные государства претендовали на «раздел наследства», то есть на возможности использования в своих интересах турецких владений и территорий.

Российской империи необходим был свободный проход военного флота через черноморские проливы. Она же претендовала на роль покровителя христианских славянских народов, желающих освободиться от турецкого ига, прежде всего болгар. Англичан особенно интересовал Египет (идея Суэцкого канала уже вызрела) и возможности удобного сообщения с Ираном. Французы не хотели допускать военного усиления россиян – на их престоле только что (официально со 2 декабря 1852 г.) оказался Луи-Наполеон Бонапарт III, племянник Наполеона I, разгромленного нашими (соответственно, усилился реваншизм).

Ведущие европейские государства не желали допустить превращения России в своего экономического конкурента. Франция из-за этого могла потерять положение великой державы. Англия опасалась российской экспансии в Средней Азии, что привело бы русских прямо к границам «ценнейшей жемчужины британской короны» – Индии. Турции же, неоднократно проигрывавшей в истории Суворову и Потемкину, просто не оставалось ничего другого, как положиться на помощь европейских «тигров» – иначе она могла попросту развалиться.

Только Сардиния не имела особых претензий к нашему государству. Ей просто пообещали за союзничество поддержку в противостоянии с Австрией, что и послужило для нее причиной вступления в Крымскую войну 1853-1856 гг.

Претензии Наполеона Малого

Воевать все были не против – причины к этому у всех были чисто прагматические. Но при этом англичане и французы явно превосходили наших в техническом отношении – имели нарезное оружие, дальнобойную артиллерию и паровую флотилию. Русские же были наглажены и надраены, отлично смотрелись на парадах, но воевали гладкоствольным старьем на деревянных парусниках.

В этих условиях Наполеон III, прозванный В. Гюго «Малым» за явную неспособность тягаться талантами с дядюшкой, решил ускорить события – не зря в Европе Крымскую войну считают «французской». Поводом он избрал спор по поводу принадлежности церквей в Палестине, на которые претендовали и католики, и православные. Обе не были отделены тогда от государства, и Россия была напрямую обязана поддержать претензии православия. Религиозная составляющая хорошо маскировала неприглядную реальность конфликта за рынки и базы.

Но Палестина-то находилась под контролем турков. Соответственно, Николай I отреагировал оккупацией дунайских княжеств, вассальных османам, и Турция после этого с полным основанием 4 (16 по европейскому летоисчислению) октября 1853 г. объявила России войну. Франции и Англии осталось быть «добрыми союзниками» и сделать то же 15 (27 марта) следующего года.

Сражения в ходе Крымской войны

Крым и Черное море выступили основным театром военных действий (примечательно, что в других регионах – на Кавказе, Балтике, Дальнем Востоке – наши войска действовали в основном успешно). В ноябре 1853 г. произошла Синопская битва (последний большой парусный бой в истории), в апреле 1854 г. англо-французские корабли обстреляли Одессу, а в июне состоялась первая стычка под Севастополем (обстрел укреплений с морской глади).

Источник карт и обозначений — https://ru.wikipedia.org

Именно главный черноморский порт империи был целью союзников. Суть боевых действий в Крыму сводилась к его захвату – тогда суда россиян оказался бы «бездомным». При этом союзники оставались в курсе того, что он укреплен только с моря, а с суши оборонительные сооружения у него отсутствуют.

Высадка сухопутных сил союзников в Евпатории в сентябре 1854 г. как раз имела целью захват Севастополя с суши обходным маневром. Российский главнокомандующий князь Меншиков защиту организовал скверно. Через неделю после высадки десант был уже в окрестностях нынешнего города-героя. Битва на Альме (8 (20) сентября 1854 г.) задержала его продвижение, но в целом она была поражением отечественных войск из-за неудачного командования.

Но Севастопольская оборона показала, что наш солдат не утратил способности творить невозможное. Город продержался в осаде 349 дней, выдержал 6 массированных артиллерийских бомбардировок, хотя численность его гарнизона была примерно в 8 раз меньше числа штурмовавших (нормальным считается соотношение 1:3). Поддержки флота не было – устаревшие деревянные корабли просто затопили на фарватерах, пытаясь перекрыть проходы противника.

Пресловутой обороне сопутствовали другие известные, знаковые битвы. Описывать их кратко нелегко – каждая по-своему особенна. Так, та, что произошла под Балаклавой (13 (25) октября 1854 г.) считается закатом славы британской кавалерии – этот род войск понес в нем тяжелые безрезультатные потери. Инкерманская (24 октября (5 ноября) того же года) показало преимущества французской артиллерии над русской и плохое представление нашего командования о возможностях врага.

27 августа (8 сентября) 1855 г. Французы завладели Малаховым курганом – доминирующей над полисом укрепленной высотой, а через 3 дня заняли его. Падение Севастополя ознаменовало поражение нашей страны в войне – больше активные боевые действия не велись.

Герои Первой обороны

Ныне оборону Севастополя времен Крымской войны именуют Первой – в отличие от Второй, периода Великой Отечественной. Впрочем, ярких персонажей в ней не меньше, а может даже больше.

Руководителями ее выступали три адмирала – Корнилов, Нахимов, Истомин. Все они погибли, защищая главный полис Крыма, и похоронены в нем. Гениальный фортификатор, инженер-полковник Э.И. Тотлебен защиту эту пережил, но его вклад в нее был оценен далеко не сразу.

Здесь воевал артиллерийский поручик граф Л.Н.Толстой. Потом он опубликовал документальные «Севастопольские рассказы» и сразу превратился в «кита» отечественной литературы.

Севастополь – фактически родина диверсионного дела, основателем которого явился матрос П.М. Кошка. Оборонительные события внесли вклад и в полевую хирургию – впервые при операциях хирург Пирогов применил общий наркоз, появился институт медицинских сестер (основательница – Дарья Михайлова, известная под прозвищем Севастопольской).

«С той стороны» тоже были интересные участники событий. Французские военачальники Сент-Арно и Боске, бесспорно, были мастерами своего дела. Отличился тут и маршал (тогда генерал) Мак-Магон. В 1870 г. он в войне с Пруссией командовал армией под Седаном. Ее сдача выступила концом империи Наполеона III.

Печальные итоги и последствия Крымской войны

Итоги войны были зафиксированы Парижским миром весной 1856 г. Последствия для России были менее тяжелыми, чем можно было ожидать. Главная из них – запрет на проход через черноморские проливы и обладание военной флотилией и укреплениями на Черном море. Условия были нарушены 20 лет спустя.

Территориального ущерба мы не понесли, хотя и приобретений (на Кавказе и Дунае) лишились. Был изменен статус Дуная и Аландских островов на Балтике (там тоже запрещалась российская милитаризация).

Что же касается престижа, то он пострадал достаточно сильно, а Англия и особенно Франция чрезвычайно гордились этой победой. В Париже до сих пор есть Севастопольский бульвар. Но выводы были сделаны. Новый царь Александр II стал больше обращать внимание на техническое оснащение флота и армии.

Памятники Крыма событиям Восточной войны

Хотя Крымская война 1853-1856 гг. оказалась Россией и проиграна, отвага солдат и офицеров заслужила светлую память. Главным ее средоточием является музей «Севастопольская панорама» с грандиозным документальным полотном Ф. Рубо.

На Историческом бульваре и Малаховом кургане сохранены и превращены в музейные объекты позиции некоторых батарей. Музеями являются и береговые батареи, первыми принявшие бой – они хорошо сохранились и еще сравнительно недавно использовались по назначению. Музей истории Крымской войны недавно появился и в Евпатории.

Могилы трех адмиралов в Севастополе, что во Владимирском соборе-усыпальнице,  считаются городскими оберегами – город непобедим, пока они с ним. Символом также считается Памятник затопленным кораблям, украшающий ныне 200-рублевую купюру нового образца.

Каждую осень окрестности города-героя сотрясает канонада – это проходят исторические реконструкции на местах сражений (Балаклавского, Альминского и других). Участники исторических клубов не только демонстрируют технику и обмундирование тех времен, но и разыгрывают наиболее яркие эпизоды столкновений.

На местах наиболее значительных боев установлены (в разное время) памятники погибшим и ведутся археологические исследования. Их цель – полнее ознакомиться с солдатским бытом.

В реконструкциях и раскопках охотно принимают участие англичане с французами. Им и памятники в Крыму стоят – они ведь по-своему тоже герои, а то противостояние ни для кого не было вполне справедливым. И вообще – война закончилась.

Это может быть интересно:

krymania.ru

Крымские войны Википедия

Политическая карта Причерноморья в начале XVII века

Ру́сско-кры́мские во́йны (крымско-тат. Qırım-Moskovalı cenkleri) — серия войн Русского государства с Крымским ханством на протяжении XV—XVIII веков, сопровождавшиеся многочисленными походами крымских татар в Русское государство.

Крымскотатарские походы в первой половине XVI века

Вторжения крымских татар на земли Великого княжества Московского начались после ликвидации Большой Орды и возникновения таким образом общей границы между Русским государством и Крымским ханством (1502). В 1507 году войска Крымского ханства захватили и разграбили города Белёв и Козельск, однако на обратном пути были настигнуты московскими и местными воеводами и наголову разгромлены[1].

В начале XVI века неконтролируемая Москвой территория, так называемое Дикое поле, начиналась за старой Рязанью на Оке и за Ельцом на Быстрой Сосне, притоке Дона.

Крымские татары в совершенстве владели тактикой вторжения, выбирая путь по водоразделам. Главным из их путей к Москве был Муравский шлях, шедший от Перекопа до Тулы между верховьями рек двух бассейнов, Днепра и Северского Донца. Углубившись в населённую область до 200 километров, крымцы поворачивали назад и, развернув от главного отряда широкие крылья, занимались грабежом и захватом людей. Пленники продавались в Турцию и даже в европейские страны. Крымский город Кефе (современная Феодосия) был главным невольничьим рынком.

Кроме крымских татар, в Русское государство часто ходили за добычей и отряды Казанского ханства.

Ежегодно Москва собирала весной до 65 тысяч ратников, чтобы они несли пограничную службу на берегах Оки до глубокой осени. Для защиты страны применялись укреплённые оборонительные линии, состоящие из цепи острогов и городов, засек и завалов. На юго-востоке древнейшая из таких засечных линий шла по Оке от Нижнего Новгорода до Серпухова, отсюда поворачивала на юг до Тулы и продолжалась до Козельска. Вторая засечная линия, построенная при Иване Грозном, шла от города Алатыря через Шацк на Орёл, продолжалась до Новгорода-Северского и поворачивала к Путивлю. Первоначальное население городов и острогов состояло из казаков, стрельцов и других служилых людей. Большое количество казаков и служилых людей находилось в составе сторожевой и станичной служб, что наблюдали за движением крымцев и ногаев в степи.

В первое десятилетие XVI века произошло 3 крымскотатарских похода на русские земли, во второе десятилетие — 14 походов, в третье — 4 похода, в четвёртое — 8, в пятое — 10. В среднем на один мирный год приходилось два военных. Всего в разрядных книгах есть упоминания о 43 крымских походах на «окрайны» Московского государства. Нередко одновременно с набегами крымских татар совершали походы и войска Казанского ханства, которых по разрядным книгам насчитано было за первую половину века около сорока. В периоды русско-литовских войн одновременно с крымскими войсками совершали свои походы и отряды Великого княжества Литовского.

Наиболее разорительные нападения Крымского ханства произошли в 1517 (совместные действия с литовцами), 1521 (вместе с крымским ханом Мехмедом I Гиреем действовал и казанский хан Сахиб Гирей), 1536, 1537 (совместные действия с Казанью, литовцами и турецкой пехотой), 1552 (отмечено участие турок), 1555 годах.

Полная мобилизация давала Крымскому ханству до 150 тысяч воинов, в походах под предводительством хана участвовало практически всё взрослое мужское население.

Защита пограничных территорий была тяжёлым бременем для Москвы. Существование Дикого поля сдерживало экономическое и социальное развитие Московского государства, препятствовало колонизации русскими плодородных чернозёмных территорий, мешало торговле с восточными странами. Для выкупа захваченных людей (полонянников) существовал выкупной налог. За пленных служилых людей немалые деньги платила казна, которых татары почти никогда не продавали в рабство.

Молодой царь Иван IV, поддержанный правительством «Избранной рады», поставил своей целью военный разгром враждебных ханств.

Падение Казанского ханства и начало Ливонской войны

В июне 1552 года 7-тысячное татарско-турецкое войско было отбито от Тулы. В том же году в результате войны Русского царства с Казанским ханством русские войска взяли Казань, само ханство было ликвидировано, а его земли включены в состав России. Формальным ханом в Казани тогда был двухлетний Утямыш-Гирей, внучатый племянник вступившего в 1551 году на крымский престол Девлета I Гирея. Сам Утямыш был насильно крещён, но другие члены ханской фамилии нашли приют у родственников в Крыму. Тогда Девлет I Гирей дал клятву восстановить независимость Казани. Поначалу, однако, его усилия не имели успеха.

3 июля 1555 года состоялось сражение у Судбищ. Одолев Казанское ханство, Иван Грозный начал наступательные действия против Крыма. В июне 1555 г. царь послал к Перекопу отряд князя Ивана Шереметева (13 тыс. чел.). Но по пути Шереметев узнал о движении к Туле войска крымского хана Девлет-Гирея (30 тыс. чел.). Дав знать об этом царю, воевода повернул обратно и двинулся вдогонку за противником. Идя по тылам крымцев, отряд Шереметева громил их обозы и захватил в общей сложности 60 тыс. лошадей, 200 аргамаков и 80 верблюдов. Оставив треть своих сил, чтобы стеречь трофеи, Шереметев двинулся дальше. Тем временем хан узнал о нахождении у него в тылу русских сил. Он прервал поход и повернул со всей своей силой против Шереметева. Встреча войск хана с русским отрядом произошла у села Судбищи (в 150 км от Тулы). Несмотря на подавляющее численное превосходство крымцев, 9-тысячный отряд Шереметева смело вступил с ними в бой, который длился от полудня до ночи. Русские не только сумели отбиться, но и нанесли поражение ханскому авангарду, захватив у него знамя. Ночь развела сражающихся. Шереметев использовал это время, чтобы послать гонцов к части своего отряда, которая находилась при крымском обозе. Но пришло немного воинов, поскольку остальные разошлись по городам с захваченной добычей.
Тем временем Девлет-Гирей узнал от пленных, что в округе нет крупных русских войск, а перед ним всего лишь небольшой отряд. Наутро хан возобновил сражение. Вначале русские потеснили крымцев. Но тут Шереметев получил тяжелое ранение и не смог руководить боем. Лишившись предводителя, его отряд смешался. В этот критический момент командование приняли воеводы Басманов и Сидоров. Они сумели собрать остатки разбитых сил, отвели их в овраг, где заняли круговую оборону. Там русские отбивались до темноты. Ночью Девлет-Гирей, узнав о приближении к Туле царского войска, начал общий отход.

В 1556 году русские войска захватили Астраханское ханство, на господство над которым всегда претендовало Крымское ханство. После захвата Иваном Грозным Казанского и Астраханского ханств Девлет I Гирей поклялся вернуть их.

После взятия Астрахани начались военные походы русских отрядов, состоящих из казаков и стрельцов, уже против самого Крымского ханства. В 1556, 1558 и 1559 годах московские воеводы (среди них был и бывший польский магнат Дмитрий Вишневецкий) совершили ряд нападений на крымские владения, нанесли ущерб крымским крепостям на Днепре и пытались, впрочем неудачно, проникнуть за Перекоп. В одном из походов весной 1559 года московский воевода Даниил Адашев c 8 тысячами войска высадился в западном Крыму и разорил город Кезлев (главный крымский порт) и прилегавшие к нему районы. Однако главная опасность для Крыма заключалась в том, что ногайские орды, кочевавшие в Причерноморье и бывшие вассалами крымского хана, стали склоняться к союзу с Москвой. Это таило смертельную опасность для ханства.

Однако планы реванша, которые вынашивал Девлет Гирей, стали более реальными, когда в 1558 году Русское царство вступило в Ливонскую войну. Бо́льшая часть военных сил русских была задействована в Ливонии, и южные рубежи государства вскоре стали слабо прикрыты. Уже в январе 1558 крымская конница совершила набег на Русское царство, несколько тысяч крымцев прорвались в окрестности Тулы и Пронска. В 1560 крымский феодал Мурза Дивей совершил поход в окрестности Рыльска. Большой крымский поход состоялся в 1562: крымцы разорили окрестности Мценска, Одоева, Новосиля, Болхова, Белёва[2].

В сентябре 1561 в Ливонскую войну, с нападения на русскую крепость Тарваст, в качестве противников Русского царства вступили Польша и Литва[3], объединившиеся в 1569 в федеративное государство Речь Посполитая.

Начиная с 1567 активность Крымского ханства стала нарастать, походы совершались каждый год[2]. В 1570 году крымцы, почти не получив отпора, подвергли страшному опустошению район Рязани.

Девлет Герая регулярно «поторапливали» не только польские послы, но и в Стамбуле, так как Османская империя также выступила противником русских.

При крымском дворе в Бахчисарае начался своеобразный аукцион: польское и русское посольства старались перещеголять друг друга в щедрости, предлагая Девлету I огромные суммы. Поляки просили открыто вступить в войну, русские же, наоборот, просили сохранять нейтралитет.

Крымско-турецкие походы на Астрахань

В 1563 и 1569 годах вместе с турецкими войсками Девлет Герай совершил два безуспешных похода на Астрахань[4].

Поход 1569 года был значительно серьёзнее предыдущих: вместе с сухопутной турецкой армией и татарской конницей по реке Дон поднялся турецкий флот, а между Волгой и Доном турки начали строительство судоходного канала — целью их было провести турецкий флот в Каспийское море для войны против своего традиционного врага — Персии. Десятидневная осада Астрахани без артиллерии и под осенними дождями окончилась ничем, все атаки гарнизон под командованием князя П. С. Серебряного отбил. Также неудачно закончилась и попытка прорыть канал — системы шлюзов турецкие инженеры ещё не знали. Девлет I Гирей, недовольный усилением Турции в этом регионе, также скрытно мешал походу[5].

Кампания 1571 года

Весной 1571 года крымский хан Девлет-Гирей, собрав большое войско, насчитывавшее, по разным оценкам, от 40 до 120 тысяч крымских ордынцев и ногайцев, двинулся в поход на Русь.

За год до этого князь Воротынский оценил состояние сторожевой службы на южных рубежах Руси как крайне неудовлетворительное. Однако начатые реформы ситуацию изменить уже не успели.

Основные силы русского войска продолжали сражаться на Ливонской войне, а помешать войску Девлет-Гирея пытались не более 6000 ратников. Крымские татары успешно форсировали Угру, обошли укрепления русских на Оке и ударили во фланг русского войска.

Ратники, не выдержав удара, в панике отступили, открыв Девлет-Гирею дорогу на Москву. Сам Иван Грозный, узнав, что противник уже в нескольких верстах от его ставки, вынужден был бежать на север.

Известно, что изначально Девлет-Гирей не ставил задачу продвижения до Москвы, однако, узнав о слабости русского войска и об ослаблении Руси в целом из-за нескольких неурожайных лет, Ливонской войны и опричнины, решил использовать благоприятную ситуацию.

Сожжение Московских посадов

К 23 мая войско Девлет-Гирея подступило к Москве. Все, что успели немногочисленные русские войска — это занять оборону в предместьях Москвы. Ивана Грозного в столице не было.

Единственным безопасным местом являлся Кремль и Китай-город, которые крымские татары не могли взять без тяжёлых орудий. Однако Девлет-Гирей и не пытался штурмовать крепость, 24 мая приступив к разграблению незащищённой части посада, где располагались торговцы, ремесленники и беженцы, стекавшиеся из городов, по которым ранее прошло крымское войско.

Татары фактически безнаказанно грабили и поджигали усадьбы. Сильнейший ветер разметал огонь по городу, в результате чего пожар охватил всю Москву. В городе произошли взрывы в погребах, обрушившие часть крепостных стен. Пожар проник в Кремль, в Грановитой палате лопались железные прутья, полностью сгорел и Опричный двор с дворцом царя, где расплавились даже колокола.

В подвале кремлёвского дома задохнулся от «пожарного зною» раненый главнокомандующий русских войск князь Иван Бельский.

Выжившие в этом кошмаре писали, что толпы людей в панике бросились к самым дальним от татар городским воротам, пытаясь спастись. Одни задыхались в дыму, другие сгорали в огне, третьих насмерть задавили в безумной давке, четвёртые, спасаясь от огня, бросались в Москва-реку и тонули, так что вскоре она была буквально забита трупами несчастных.

И прииде царь крымской к Москве и Москву выжег всю, в три часы вся сгорела, и людей без числа згорело всяких

Через три часа пожара Москва практически выгорела дотла. На следующий день Девлет-Гирей с добычей и пленниками ушёл назад, по пути уничтожив Каширу и разорив рязанские земли. Разгромленное русское войско было не в состоянии его преследовать.

Современники писали, что только уборка трупов москвичей и беженцев, погибших в столице 24 мая 1571 года, заняла два месяца. Восстанавливаемый город пришлось заселять людьми, которых переселяли из других городов.

Ущерб и итоги

Число жертв, по данным источников, колеблется от 20 до 80 тысяч человек (см. сводку: Зимин А. А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964. С. 454—458)[6].

Оценить ущерб от нашествия чрезвычайно трудно. По данным иностранцев[источник не указан 1734 дня], в Москве к 1520 году жило не менее 100 000 человек, а по состоянию на 1580 год это число было не выше 30 тысяч.

Жертвами крымского нашествия стали до 80 тысяч жителей Руси, а ещё до 150 тысяч было угнано в плен. Ряд историков считают эти цифры завышенными, тем не менее, потери были колоссальными.

Потрясённый и униженный Иван Грозный готов был передать Девлет-Гирею Астраханское ханство, но отказался возвращать независимость Казани. Одновременно, разочарованный в опричниках, царь начал свёртывание политики массовых репрессий. Вскоре даже упоминание слова «опричнина» было запрещено.

Невероятный успех, однако, ошеломил не только Ивана Грозного, но и Девлет-Гирея. Получив после военного похода прозвище «Взявший трон», он заявил о намерении не только завладеть Астраханью, но и подчинить все Русское государство.

Кампания 1572 года

В 1572 году Московское государство опустошали массовый голод (следствие неурожаев, вызванных засухой и холодами), продолжалась эпидемия чумы[7]. В Ливонской войне русская армия потерпела поражение под Ревелем, бо́льшая часть войска находилась в Прибалтике и на других западных рубежах. Русская столица казалась крымцам лёгкой добычей. Её старые укрепления были уничтожены пожаром, а новые, наспех возведённые, не могли полностью их заменить. Военные неудачи поколебали русское владычество в Поволжье и Прикаспии.

Приготовления сторон

Ногайская орда окончательно порвала союзные отношения с Москвой и примкнула к антирусской коалиции.

3а спиной крымцев стояла крупнейшая в Европе военная держава — Османская империя. В такой ситуации хан надеялся не только отторгнуть от России Среднее и южное Поволжье, но и захватить Москву. Накануне вторжения Девлет Гирей приказал расписать между мурзами уезды и города России. Турецкий султан направил в Крым крупный отряд янычар с пушками для участия в завоевательном походе на Русь.

Союзниками крымского хана выступили многие адыгейские князья с Северного Кавказа.

В ожидании нового нашествия русские к маю 1572 года собрали на южной границе объединённое опричное и земское войско из примерно 12 000 дворян, 2035 стрельцов, и 3800 казаков атамана Михаила Черкашина. Вместе с ополчениями северных городов армия насчитывала немногим более 20 тысяч человек. Во главе войска стояли воевода князь Михаил Иванович Воротынский и опричный воевода князь Дмитрий Иванович Хворостинин.

На стороне крымцев был численный перевес. Во вторжении участвовало от 40 до 50 тысяч всадников из состава крымской армии, Большой и Малой ногайских орд, до 7 тысяч турецких янычар. Хан имел в своем распоряжении турецкую артиллерию.

Русское командование расположило основные силы под Коломной, прикрыв подходы к Москве со стороны Рязани. Но оно учло также возможность повторного вторжения с юго-запада, из района Угры. На этот случай командование выдвинуло на крайний правый фланг в Калугу передовой полк князя Хворостинина. Вопреки традиции передовой полк по численности превосходил полк правой и левой руки. Хворостинину был придан подвижный речной отряд для обороны переправ через Оку.

Вторжение

Вторжение началось 23 июля 1572 года. Подвижная ногайская конница устремилась к Туле и на третий день попыталась перейти Оку выше Серпухова, но была отбита от переправ русским сторожевым полком. Тем временем хан со всей армией вышел к главным серпуховским переправам через Оку. Русские воеводы ждали противника за Окой на сильно укрепленных позициях.

Натолкнувшись на прочную оборону русских, Девлет Гирей возобновил атаку в районе Сенькина брода выше Серпухова. В ночь на 28 июля ногайская конница прорвала заслон из двух сотен бояр, охранявших брод, и захватила переправы. Развивая наступление, ногайцы за ночь ушли далеко на север. Под утро к месту переправы подоспел князь Хворостинин с передовым полком. Но, столкнувшись с главными силами крымского войска, он уклонился от боя. Вскоре полк правой руки попытался перехватить нападавших в верхнем течении реки Нары, но был отброшен. Девлет Гирей вышел в тыл русской армии и по серпуховской дороге стал беспрепятственно продвигаться к Москве. Арьергардами командовали сыновья хана с многочисленной и отборной конницей. Передовой русский полк следовал за крымскими царевичами, выжидая благоприятный момент.

Битва при Молодях

Арьергардный бой произошёл в районе деревни Молоди, в 45 верстах к югу от Москвы. Крымцы не выдержали удара и бежали. Хворостинин «домчал» крымский сторожевой полк до самой ханской ставки. Девлет Гирей вынужден был бросить на помощь сыновьям 12 тысяч крымских и ногайских всадников. Сражение разрасталось, и главный воевода Воротынский в ожидании нападения, выбрав удобное место, приказал установить подвижную крепость — гуляй-город близ Молодей. Большой полк русских укрылся за стенами крепости.

Многократное превосходство сил противника вынудило Хворостинина отступить. Но при этом он осуществил блестящий манёвр. Его полк, отступая, увлёк крымцев к стенам «гуляй-города». Залпы русских пушек и пищалей, стрелявших в упор, внесли опустошение в ряды наступавшей конницы и заставили её повернуть вспять.

В течение дня бо́льшая часть крымского войска стояла за Пахрой, а потом повернула вспять к Молодям. Центром русских оборонительных позиций служил пологий холм, на вершине которого стоял гуляй-город. У подножья холма за речкой Рожайкой стояли 3 тысячи стрельцов, чтобы поддержать воевод «на пищалях».

Крымцы быстро преодолели расстояние от Пахры до Рожайки и всей массой обрушились на русские позиции. Стрельцы полегли на поле боя все до единого[источник не указан 2407 дней], но засевшие в гуляй-городе воины отбили атаки конницы. Нападавшие понесли большие потери, но и запасы продовольствия и воды в гуляй-городе были ограничены.

2 августа, после двухдневного затишья, Девлет Гирей возобновил штурм гуляй-города. К концу дня, когда натиск начал ослабевать воевода Воротынский с полками покинул гуляй-город и, продвигаясь по дну лощины позади укреплений, скрытно вышел в тыл нападавшим. Оборона гуляй-города была поручена князю Хворостинину, в распоряжении которого поступили вся артиллерия и немногочисленный отряд немецких наёмников. По условленному сигналу Хворостинин дал залп изо всех орудий, затем вылез из крепости и напал на врага. В тот же момент с тыла на крымцев обрушились полки Воротынского. Крымцы не выдержали удара и бросились бежать. Множество их было перебито и взято в плен. В числе убитых был сын хана. На другой день русские продолжали преследование неприятеля и разгромили арьергарды оставленные ханом на Оке.

Результаты

Гибель турецкой армии под Астраханью в 1569 году и разгром крымского войска под Москвой в 1572 году положили конец притязаниям Гиреев на Поволжье и открыли путь для дальнейшей российской экспансии на восток и на юго-восток — в направлении Кавказа.

Девлету I, как и последующим правителям Крыма, так и не суждено было восстановить своих родственников на казанском троне. Крымские войска ещё около 100 лет совершали регулярные нападения на русские земли (в том числе в 1589, 1591, 1593 годы, в Смутное Время, в 1640, 1666, 1667, 1671, 1688 годы), однако чаша весов всё более склонялась на сторону Российского государства. Через 160 лет после описываемых событий российские армии Миниха и Ласси вторглись в Крым во время войны 1735—1739 годов и подвергли его опустошению.

См. также

Примечания

Литература

  • Виппер Р. Ю. Иван Грозный. — 3-е дополненное издание. — М.-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1944. — 160 с. — (Научно-популярная).
  • Чернов А. В. Вооружённые силы Русского Государства в XV-XVII вв. — М.: Воениздат, 1954. — 224 с.
  • Патриаршая или Никоновская летопись // Полное собрание русских летописей. — М.: Наука, 1965 (репринт издания 1904 года). — Т. XIII.
  • Каргалов В. В. На степной границе: Оборона «крымской украины» Русского государства в первой половине XVI столетия / Отв. ред. А. М. Сахаров. — М.: Наука, 1974. — 184 с. — (Научно-популярная серия АН СССР).
  • Скрынников Р. Г. Иван Грозный. — М.: Наука, 1983. — 248 с. — 200 000 экз.
  • Андреев А. Р. Неизвестное Бородино: Молодинская битва 1572 года. — М.: Издательство Межрегионального центра отраслевой информатики Госатомнадзора России, 1997. — 251 с.
  • Валишевский К. Иван Грозный. — М.: Астрель, 2001. — 416 с. — ISBN 5-17-005555-2.
  • Базилевич В. М. Из истории московско-крымских отношений в первой половине XVII века. Киев, 1914. 23 с.
  • Халим Гирай султан. Розовый куст ханов, или История Крыма. — Симферополь, 2004. — 288 с. — ISBN 966-8584-37-6.
  • Гайворонский О. Страна Крым. Крымское ханство в лицах и событиях. — Симферополь, 2004. — Т. I. — 94 с. — ISBN 966-8584-60-0.
  • Гайворонский О. Страна Крым. Крымское ханство в лицах и событиях. — Симферополь, 2006. — Т. II. — 96 с. — ISBN 966-366-009-0.

wikiredia.ru

КРЫМСКАЯ ВОЙНА - это... Что такое КРЫМСКАЯ ВОЙНА?

КРЫ́МСКАЯ ВОЙНА́ 1853—56 (Восточная война), первоначально русско-турецкая за господство на Ближнем Востоке. С февраля 1854 Турция в союзе с Великобританией, Францией, Сардинским королевством (с 1855). Основные события 1853: вступление русских войск в Молдавию и Валахию, победы на Кавказе, уничтожение турецкого флота при Синопе; 1854: высадка союзников в Крыму, блокада Балтийского моря, начало Севастопольской обороны 1854—55; 1855: дипломатическая изоляция России, падение Севастополя, фактическое прекращение военных действий. Военная и экономическая отсталость феодальной России обусловила ее поражение. Завершилась Парижским миром 1856.
* * *
КРЫ́МСКАЯ ВОЙНА́ 1853—1856 (Восточная война), война Российской империи против коалиции Великобритании, Франции, Османской империи (см. ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ) и Сардинского королевства (см. САРДИНСКОЕ КОРОЛЕВСТВО) за преобладание на Черном море и в зоне Черноморских проливов. Военная и экономическая отсталость России от западных держав обусловила ее поражение.
Развязывание войны
К середине 19 в. резко обострился Восточный вопрос (см. ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС). Рост национально-освободительного движения народов Османской империи, явный упадок султанской власти заставили русского царя Николая I (см. НИКОЛАЙ I Павлович) задуматься о необходимости вмешательства в турецкие дела с целью недопущения кровавого революционного взрыва. Для Николая I Турция была «больным человеком Европы», внезапная агония которой могла доставить немало хлопот европейцам. Но западные державы, прежде всего Великобритания, болезненно воспринимали активную политику России на востоке, и были готовы всеми возможными способами воспрепятствовать расширению ее влияния в Блистательной Порте.
В 1850 новое французское правительство Луи-Наполеона Бонапарта (см. НАПОЛЕОН III) потребовало от турецкого султана Абдулмеджида передать «ключи от Гроба Господня» в Палестине католическому духовенству. Православные священники Иерусалима обратились за помощью к русскому царю, который потребовал от Турции восстановить статус-кво. Так начался конфликт, который перерос в войну.
В феврале 1853 в Константинополь прибыл чрезвычайный посол Николая I князь А. С. Меншиков (см. МЕНШИКОВ Александр Сергеевич), который в ультимативной форме потребовал от султана Абдулмеджида признать покровительство русского царя над православными подданными Турции. В Османской империи жили миллионы православных, и принятие русского ультиматума означало для султана существенное ограничение его суверенитета над своими подданными.
Заручившись поддержкой Великобритании и Франции, султан отверг требование Меншикова. Николай I отозвал своего посла из Константинополя (Стамбула) и приказал своим войскам занять Дунайские княжества (см. ДУНАЙСКИЕ КНЯЖЕСТВА). 21 июня (3 июля) 1853 русские беспрепятственно перешли границу княжеств, номинально находившихся под властью султана. Кризис вошел в решающую фазу. Ни одну из европейских держав не устраивало усиление России за счет Турции. В результате неправильной оценки международной обстановки императором Николаем I Россия оказалась в дипломатической изоляции, что предопределило исход будущей войны.
За десятилетия, прошедшие с окончания наполеоновских войн, военное дело в Западной Европе достигло значительного прогресса. Пехота была перевооружена нарезными ружьями, появился военный флот на паровом ходу, артиллерия получила более мощные, дальнобойные и скорострельные орудия.
А русская армия была вооружена гладкоствольными ружьями, которые имели прицельную дальнобойность в пять раз меньшую, чем западноевропейский штуцер (см. ШТУЦЕР (ружье)). На роту русской пехоты к началу войны полагалось всего 6 штуцеров. Флот в своем подавляющем большинстве оставался парусным и не мог противостоять крупным эскадрам западноевропейских пароходов-фрегатов. Но главное, российская экономика не могла выдержать соревнования с передовыми державами Европы, решить проблемы надежного снабжения войск на удаленных театрах военных действий.
22 сентября (4 октября) 1853, нарушив Лондонскую конвенцию (см. ЛОНДОНСКИЕ КОНВЕНЦИИ) 1841, английская и французская эскадры прошли через Дарданеллы в Мраморное море. Султан Абдулмеджид 27 сентября потребовал от России вывести войска из Валахии и Молдавии. Не получив ответа, 4 (16) октября 1853 Турция объявила войну России.
Русско-турецкая война 1853
23 октября 1853 обстрелом русской речной флотилии турецкой береговой батареей в устье Дуная начались военные действия. В Дунайских княжествах находилось 82-тысячная русская армия под командованием генерала М. Д. Горчакова (см. ГОРЧАКОВ Михаил Дмитриевич). Противник имел в Болгарии 145-тысячную группировку во главе с Омер-пашой. Горчаков воздерживался от активных действий, а атаки турок с целью выгнать русских из Дунайских княжеств были безрезультатными.
На Кавказе положение русских войск осложнялось сопротивлением горцев (смотри Кавказская война (см. КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА)). Главные силы русских войск на Кавказе были заняты борьбой с Шамилем (см. ШАМИЛЬ) и адыгами, а турецкую границу прикрывали немногочисленные гарнизоны крепостей Ахалцихе, Ахалкалаки, Александрополь и Эривань (всего около 5 тыс. человек). Против них выдвигалась 100-тысячная турецкая армия Абди-паши. В ночь на 28 октября 1853 пятитысячный турецкий отряд напал на пост св. Николая между Поти и Батумом, что положило начало боевым действиям на Кавказе.
Главные силы турок двинулись на Александрополь, а их 18-тысячный Ардаганский отряд пытался прорваться через Боржомское ущелье в долину Куры. Но к этому времени русские успели перебросить морем из Крыма пехотную дивизию и сформировать армяно-грузинское ополчение. Несмотря на численное преимущество, турки потерпели поражение 14 (26) ноября от генерала И. М. Андронникова под Ахалцихом и 19 ноября (1 декабря) от генерала О. В. Бебутова (см. БЕБУТОВ Василий Осипович) у селения Башкадыклар. Стратегический замысел турок — прорваться в Закавказье и соединиться с Шамилем — был сорван.
На море вице-адмирал П. С. Нахимов (см. НАХИМОВ Павел Степанович), командир отряда линейных кораблей Черноморского флота, получил данные разведки о том, что турецкая эскадра, стоявшая в Синопе под защитой береговых батарей, готовит десантную операцию в тылу русских войск на Кавказе. Имея восемь кораблей против эскадры из 14 парусных кораблей и двух пароходов (небольшой перевес в корабельной артиллерии все же был у русских), Нахимов решился атаковать противника на рейде Синопской бухты. Синопское сражение (см. СИНОПСКОЕ СРАЖЕНИЕ) 18 (30) ноября 1853 закончилось блистательной победой русского флота: не потеряв ни одного корабля, русские моряки отправили на дно турецкую эскадру и взяли в плен ее командующего Осман-пашу. Английский военно-морской советник Адольф Слейд сумел бежать на пароходе «Таиф» в Константинополь. За три часа боя турки лишились лучших кораблей, трети своей корабельной артиллерии и более трех тысяч наиболее обученных моряков.
Вступление в войну Англии и Франции (начало 1854)
Для спасения Турции от окончательного поражения Великобритания и Франция решили вступить в войну. В ночь на 23 декабря 1853 (4 января 1854) английская и французская эскадры миновали Босфор и вошли в Черное море. Россия отреагировала на это объявлением 9 (21) февраля 1854 войны Великобритании и Франции.
Пытаясь принудить Абдулмеджида к миру ранее, чем англо-французские армии прибудут к театру военных действий, Николай I приказал своим войскам перейти в наступление на Дунае. 11 (23 марта) 1854 русские войска форсировали Дунай у Браилова, Галаца и Измаила и сосредоточились в Северной Добрудже. 5 (17) мая была осаждена крепость Силистрия, игравшая роль ворот в Болгарию. Турки упорно защищались.
Между тем, внешнеполитическая ситуация для России продолжала ухудшаться. Австрия крайне враждебно отреагировала на занятие русскими Дунайских княжеств и стала стягивать войска в пограничную Трансильванию. Угроза вмешательства в войну Австрии, Пруссии и Швеции заставляла Россию держать на границах с ними значительные контингенты войск.
Опасаясь удара австрийцев в спину, новый главнокомандующий Дунайской армией фельдмаршал И. Паскевич (см. ПАСКЕВИЧ Иван Федорович) 9 (21) июня 1854 приказал начать отход из Дунайских княжеств. К сентябрю русская армия отошла за Прут, а княжества были оккупированы австрийцами.
В течение 1854 флот Великобритании и Франции предпринял ряд ударов по русским портам на самых различных направлениях. 10 (22) апреля 1854 англо-французская эскадра бомбардировала Одессу огнем из 350 корабельных орудий. Но попытка десантироваться была сорвана гарнизоном города, а лучший британский паровой фрегат «Тигр» сел на мель и сдался.
Весной 1854 соединенная англо-французская эскадра вице-адмиралов Ч. Нейпира и А. Ф. Персеваля-Дюшена в составе 11 винтовых и 15 парусных линейных кораблей, 32 пароходов-фрегатов и 7 парусных фрегатов блокировала русский Балтийский флот (26 парусных линейных кораблей, 9 пароходов-фрегатов, 9 парусных фрегатов) в Кронштадте и Свеаборге. К военным кораблям на своей яхте присоединилась и королева Виктория (см. ВИКТОРИЯ (королева)).
Союзники не решились атаковать базы Балтийского флота из-за русских минных заграждений, впервые примененных на войне. Они бомбардировали ряд населенных пунктов в Финляндии, а 26 июля (7 августа) 1854 года высадили 11-тысячный отряд на Аландских островах. Гарнизон русской крепости Бомарзунд, после разрушения укреплений, сдался. Но попытки десантов в финских портах Экенесе, Ганге, Гамлакарлебю и Або закончились неудачей. Осенью 1854 союзные эскадры покинули Балтийское море.
В 1854 английские корабли появились и на Белом море, где бомбардировали Колу и Соловецкий монастырь. 18 (30) августа 1854 англо-французский десант был высажен на Камчатке, но гарнизон Петропавловска-на-Камчатке во главе с генерал-майором В. С. Завойко при помощи экипажа фрегата «Аврора» к 24 августа сбросил неприятеля в море.
В Закавказье турецкая армия была увеличена до 120 тыс. человек. Новый турецкий командующий Мустафа Зариф-паша в мае 1854 перешел в наступление против 40-тысячного русского корпуса Бебутова. Одновременно мюриды (см. МЮРИДЫ) имама Шамиля спустились с гор и захватили селение Цинандали в 60 км от Тифлиса. Русские с помощью местного ополчения сумели отбить натиск превосходящих сил противника. Шамиль бежал обратно в Чечню. На границе с Персией 17 (29) июля 1854 небольшой (3,5 тыс.) отряд русских разбил во встречном бою на Чангильском перевале 20-тысячный корпус турок и через два дня овладел крепостью Баязет. А главные силы Бебутова (18 тыс. человек) 24 июля (5 августа) 1854 при Кюрюк-Даре нанесли поражение 60-тысячной группировке Зариф-паши, после чего турки потеряли возможность вести наступательные действия на Кавказе.
Очевидное превосходство сил союзников подвигло Николая I попытаться заключить мирное соглашение. В июле 1854 в Вене при посредничестве Австрии начались предварительные переговоры между воюющими державами. Великобритания и Франция в качестве условий мира потребовали от России отказаться от протектората над Валахией и Молдавией, от притязаний на протекторат над православными подданными султана, от права держать военный флот на Черном море, от контроля над устьем Дуная. Однако Николай I посчитал эти условия неприемлемыми для России.
Начало Севастопольской обороны (конец 1854)
На Черном море союзники сосредоточили крупные военно-морские силы. Объединенный англо-франко-турецкий флот насчитывал 34 линейных корабля и 55 фрегатов, большинство из которых были паровыми. Русский Черноморский флот состоял из 14 парусных линейных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходов-фрегатов. Он не мог противостоять противнику и укрылся в Севастопольской бухте. С июня 1854 английские и французские войска стали концентрироваться в районе Варны. К осени союзники решились высадить свои главные силы в Крыму с целью удара по Севастополю — главной базе русского Черноморского флота.
Русскими войсками в Крыму (33 тыс. человек) командовал Меншиков, который считал высадку англичан и французов в Крыму невозможной. Но 2 (14) сентября 89 кораблей и 300 транспортных судов союзного флота подошли к западному берегу Крыма и начали беспрепятственную высадку на пляж Евпатории 55-тысячной армии с 122 орудиями. Экспедиционной армией союзников командовали французский маршал А. Сент-Арно, английский генерал (с ноября генерал-фельдмаршал) лорд Ф. Дж. Раглан и турецкий генерал Ахмет-паша.
8 (20) сентября Меншиков попытался остановить противника на рубеже реки Альма (см. АЛЬМА), но потерпел поражение. Его армия отошла к Севастополю, а затем 12 (24) сентября, оставив военно-морскую базу без защиты, — к Бахчисараю.
Между тем союзники заняли Балаклаву и Камышовую бухту и выдвинулись к Севастополю с юга. 13 (25) сентября 1854 началась Севастопольская оборона (см. СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ ОБОРОНА 1854—1855). Ответственность за город и порт была возложена на командование Черноморского флота. Начальник штаба флота вице-адмирал В. А. Корнилов (см. КОРНИЛОВ Владимир Алексеевич) развернул энергичную работу по укреплению подступов к городу. Для защиты от нападения с моря у входа в Севастопольскую бухту было затоплено несколько старых кораблей. Под руководством инженер-полковника Э. И. Тотлебена (см. ТОТЛЕБЕН Эдуард Иванович) сооружались земляные и деревянные укрепления, на которых устанавливались корабельные орудия. На сухопутных позициях к солдатам гарнизона присоединились морские экипажи. Важнейшие участки обороны возглавили адмиралы П. С. Нахимов и В. И. Истомин (см. ИСТОМИН Владимир Иванович).
Первая бомбардировка Севастополя началась 5 (17) октября 1854, но бастионы города ответили огнем сотен орудий. Осада затягивалась, и Меншиков, получивший подкрепление из России, ударил противнику в тыл, но и в Инкерманском сражении (см. ИНКЕРМАНСКОЕ СРАЖЕНИЕ) 24 октября он вновь потерпел поражение.
Между тем, 28 декабря 1854 (5 января 1855) в Вене открылась конференция послов Великобритании, Франции, Австрии и России, которые обсуждали вопрос о заключении мира. Переговоры не принесли результата, так как 18 февраля (2 марта) 1855 скончался царь Николай I, а новый русский государь Александр II (см. АЛЕКСАНДР II (папа)) не решился принять условия союзников. В апреле 1855 переговоры были прерваны.
Военные действия в 1855 году
14 (26) января 1855 в войну вступила Сардиния и направила к Севастополю 15-тысячный корпус. В Евпатории сосредоточился 35-тысячный турецкий корпус Омер-паши. 5 (17) февраля 1855 19-тысячный русский корпус генерала С. А. Хрулева (см. ХРУЛЕВ Степан Александрович) попытался овладеть Евпаторией, но безуспешно. Царь, раздраженный неудачными действиями Меншикова, заменил его М. Д. Горчаковым.
Между тем, Севастополь успешно отражал атаки осадной армии, выдерживая ужасающие бомбардировки. Французский командующий Карнобер был заменен генералом Ж. Пелисье, сторонником более активных действий. 12 (24) мая 1855 16-тысячный французский корпус высадился в Керчи. Корабли союзников проникли в Азовское море, подвергли бомбардировкам порты его побережья, но десанты на Арабатской стрелке, под Геническом и Таганрогом были отражены. На Черном море в 1855 союзники высадили десант в Новороссийске и заняли Кинбурн.
Пытаясь ослабить нажим на Севастополь, Горчаков 4 (16) августа 1855 атаковал позиции противника на реке Черной. Неудача этой атаки предопределила падение Севастополя. К этому времени руководители Севастопольской обороны адмиралы Корнилов, Нахимов, Истомин уже погибли. На заключительном этапе 40-тысячный гарнизон Севастополя сдерживал атаки 140-тысячной осадной армии.
27 августа (8 сентября) 1855 после жесточайшей бомбардировки генералы Пелисье и Симпсон (сменивший умершего Раглана) начали общий штурм города и с большими потерями заняли Малахов курган (см. МАЛАХОВ КУРГАН) — ключ русской обороны. Вечером того же дня защитники города затопили оставшиеся корабли и перешли на Северную сторону. Развалины южной части Севастополя обошлись противнику ценой потери 73 тыс. солдат и офицеров.
На Кавказском фронте весной 1855 40-тысячный корпус генерала Н. Н. Муравьева (см. МУРАВЬЕВ Николай Николаевич) оттеснил турок к Эрзуруму. Гарнизон пограничной турецкой крепости Карс (33 тыс. человек) оказался в блокаде. Пользуясь господством на море, турки высадили в русском тылу, в Сухуми, 45-тысячный корпус Омер-паши, который начал продвижение в Грузию. 23—25 октября (4—6 ноября) 1855 отряд русский войск под командованием генерала И. К. Багратиона-Мухранского оказал Омер-паше упорное сопротивление на реке Ингури, а затем остановил турок на реке Цхенискали. Лишенный надежд на деблокирование, 16 (28) ноября гарнизон Карса капитулировал. В свою очередь Омер-паша отошел к Сухуми и в феврале 1856 эвакуировался в Турцию.
В 1855 на Балтийском море англо-французский флот под командованием адмиралов Р. Дандаса и Ш. Пено ограничивался блокадой русского побережья и бомбардировкой некоторых крепостей. На Тихом океане союзники предприняли неудачную попытку установить контроль над устьем Амура.
Окончание войны (1856)
К декабрю 1855 на всех фронтах боевые действия были прекращены. Еще осенью 1855 Александр II посетил Крым и убедился в бесперспективности продолжения войны. На точку зрения императора оказала влияние и записка генерал-майора Д. А. Милютина (см. МИЛЮТИН Дмитрий Алексеевич) «Об опасности продолжения в 1856 военных действий», в которой было указано на критическое положение российской экономики, военных запасов и финансов. Все более враждебной становилась позиция Швеции, Пруссии и особенно Австрии, которая предъявила России ультиматум, угрожая войной. В конце 1855 в Вене возобновились предварительные переговоры о мире, а в конце февраля 1856 начал работу Парижский мирный конгресс, завершившийся 18 (30) марта 1856 подписанием Парижского мира (см. ПАРИЖСКИЙ МИР 1856).
По условиям мирного договора, Россия согласилась на нейтрализацию Черного моря с запрещением там иметь военный флот и крепости, уступала Турции нижнее течение Дуная, обязалась не возводить укреплений на Аландских островах, признавала протекторат западных держав над Молдавией и Бессарабией. Поражение в войне подорвало внешний и внутренний авторитет царизма, обострило социальные противоречия в России и ускорило проведение реформ 1860—1870-х гг.
Крымская война привела к важным изменениям в военном деле. Кончилась эпоха военного парусного флота, все морские державы стали строить броненосный винтовой флот; сухопутные армии стали вооружаться только нарезным стрелковым оружием; тактика маневра пехотной колонной сменилась рассыпным строем, появились элементы позиционной войны, на смену чугунным литым ядрам пришли разрывные гранаты. Потери России в Крымской войне составили 500 тыс. человек, Турции — 400 тыс., Франции — 95 тыс., Англии — 22 тыс.

dic.academic.ru

Военные действия в Крыму в 1941-1942

Чем дальше отстоят от нас события Второй мировой войны, чем меньше становится очевидцев тех событий – тем сильнее потребность осознать, что случилось тогда – в те трагические «сороковые роковые». Для Крыма и его жителей Вторая мировая война и ее последствия стали судьбоносными…

22 июня 1941 года в 4 часа утра германские войска атаковали границы СССР и осуществили бомбардировку нескольких населенных пунктов, в том числе Севастополя. На этом закончилась почти двухлетняя дружба Сталина и Гитлера, незадолго до этого совершивших грабительский раздел Восточной Европы. Договора о ненападении, дружбе, взаимопомощи, поздравительные телеграммы, которыми обменивались Гитлер и Сталин, – все оказалось блефом и пошло прахом.

Захвату Крыма в планах немецкого командования отводилось важное место. Полуостров являлся отличным плацдармом для базирования авиации

Захвату Крыма в планах немецкого командования отводилось важное место. Полуостров являлся отличным плацдармом для базирования авиации. Овладение Крымом для Германии означало возможность контролировать Черное и Азовское моря, приблизиться к нефтеносным районам Кавказа и оказывать постоянное политическое давление на Румынию, Турцию и Болгарию.

Уже с первых дней войны началась мобилизация в Красную Армию. К началу июля 1941 года добровольцев в Крыму было около 10 тысяч, успешно прошла и объявленная 10 августа мобилизация военнообязанных 1890-1904 и молодежи 1922-1923 годов рождения. А всего в первые месяцы войны мобилизовали 93 тысячи крымчан. Были сформированы четыре крымские дивизии.

20 августа 1941 года, согласно директиве Ставки Верховного Главнокомандования, на базе 9-го стрелкового корпуса была сформирована 51-я Отдельная Армия (на правах фронта) – для обороны Крыма. В оперативном подчинении армии находился Черноморский флот. После сформирования армия выполняла задачу обороны Крыма – Арабатской стрелки, Чонгарского перешейка, Ишуньских позиций, южного берега Сиваша. В Крымской оборонительной операции с 18 октября по 16 ноября 1941, помимо 51-й армии, принимали участие войска Приморской Армии и Черноморского флота. Общая их численность составила около 236 тысяч.

Уже в ноябре 1941 года советские войска были вынуждены отступать. Сегодня очевидно, что такое положение дел менее всего было обусловлено отсутствием личного мужества солдат. Главная причина – общая неподготовленность руководства СССР к этой войне… Существенным фактором, обескровившим армию, явились и репрессии в отношении командного состава в предвоенный период.

По свидетельству солдата 51-й армии, в его батальоне пригодных было роздано 18 винтовок

Люди, брошенные в мясорубку войны, оказались один на один с врагом, вооруженным до зубов. По свидетельству солдата 51-й армии Абдурамана Бариева, в его батальоне пригодных было роздано 18 винтовок, «остальные 700 солдат стояли перед немцами с лопатой и киркой... Сопротивление было бесполезно».

Севастополь, 1941

А вот как оценил впоследствии поражение 51-й армии заместитель командующего Павел Батов: «Крым мы не удержали. Однако нужно сказать и следующее: эта армия, созданная наспех, плохо вооруженная, в течение тридцати четырех дней сдерживала одну из лучших армий гитлеровского вермахта. Немцы понесли большие потери, а главное – было выиграно время для эвакуации в Крым одесской группы войск, без чего вряд ли была бы возможна длительная оборона Севастополя».

Потери советских войск в Крымской оборонительной операции составили 48438 человек. В ноябре 1941 в Крым вошли немцы…

Фатальным стало поражение 51-й армии для крымских татар. Несмотря на многонациональный состав, ее поражение позднее стало одним из официальных поводов к депортации крымскотатарского народа

Фатальным стало поражение 51-й армии для крымских татар. Несмотря на многонациональный состав, ее поражение позднее стало одним из официальных поводов к депортации крымскотатарского народа. В проекте постановления о выселении, подготовленном наркомом внутренних дел Лаврентием Берия, говорилось: «Все призванные в Красную Армию составляли 90 тысяч человек, в том числе 20 тысяч крымских татар... 20 тысяч крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении ее из Крыма». Для каждого здравомыслящего человека очевидна абсурдность этого утверждения – 20 тысяч призванных и 20 тысяч дезертиров, особенно если учесть, какую задачу был призван выполнить данный документ – обосновать правомочность депортации крымских татар с территории полуострова... Но и сегодня нелепый аргумент о 20 тысячах призванных и стольких же дезертировавших реанимируется защитниками акции выселения крымских татар как неопровержимый факт – с упорством достойным лучшего применения. Тем более если вспомнить, что в 1941 году отступление советских войск на советско-германском фронте носило тотальный характер, принимая порой формы панического бегства.​

Крым во время Второй мировой войны

С 25 декабря 1941 по 2 января 1942 года была осуществлена крупнейшая десантная операция, завершившаяся захватом важного плацдарма. Советские войска овладели Керченским полуостровом. В это же время население только что освобожденных районов Крыма познакомилось с очередной разновидностью репрессий – «чистками», проведение которых санкционировалось высшим военно-политическим руководством страны. В соответствии «с требованием товарища Сталина организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами и паникерами», на территории Крыма, «временно занятой противником, на коммунистов и особенно на органы следствия» были возложены «особые задачи» – очиститься «от всякого хлама, болтающегося у нас под ногами». К такому «хламу» были отнесены коммунисты и ответственные работники, не эвакуировавшиеся с территории полуострова, дезертиры 51-й армии, бывшие военнопленные. Все они рассматривались как потенциальные враги, предатели родины и должны были проверяться «с исключительной тщательностью».

Успех Керченско-Феодосийской десантной операции воодушевил Ставку Верховного главнокомандования и командование Закавказского фронта. Было решено провести полномасштабную операцию по освобождению Крыма. 2 января 1942 года Ставка утвердила план такой операции и разрешила перебросить в Крым еще одну армию. Однако переправившиеся сюда новые силы не удалось обеспечить поддержкой тыловых структур. Снабжение морем осуществлялось медленно. 18 января под ударами противника 44-я армия оставила Феодосию и перешла на Ак-Монайский перешеек.

Командованию никак не удавалось наладить регулярное снабжение войска. Из-за начавшейся распутицы дороги стали непроходимыми. С огромным трудом продовольствие для войск переправлялось морем с Таманского полуострова. Генеральный штаб предлагал Сталину эвакуировать войска из Крыма, положение которых ввиду нерегулярного снабжения через Керченский пролив и полностью исчерпанных местных ресурсов, стало нестерпимым. Но Сталин требовал наступать. Только 13 апреля им было разрешено перейти к обороне.

Когда ставка, наконец, разрешила эвакуировать войска, было слишком поздно. На самолетах и в подводных лодках удалось выбраться лишь руководству, а основная масса солдат была отдана на растерзание врагу

8 мая 1942 года внезапно для войск Крымского фронта соединения 11-й немецкой армии перешли в наступление. Управление войсками Крымского фронта было полностью нарушено. Через 12 дней фронт перестал существовать. Крупное поражение советских войск на Керченском полуострове поставило в безнадежное положение защитников Севастополя. Гарнизон осажденного города стойко держался против 11-й немецкой армии до конца июня 1942 года. Ставка, наконец, разрешила эвакуировать войска, но было слишком поздно. На самолетах и в подводных лодках удалось выбраться лишь руководству, а основная масса солдат была отдана на растерзание врагу.

За время героической обороны Севастополя погибло около 156 тысяч его защитников. 2 июля 1942 года, когда исход был предрешен, передовица газеты оккупационных властей «Голос Крыма» с пафосом сообщала: «Севастополь пал... Число пленных и трофеев необозримо. Остатки разбитой севастопольской армии бежали на Херсонесский полуостров. Стесненные на узком пространстве, они идут навстречу гибели».

«Это была самая сильная крепость в мире» – так называлась статья военного корреспондента Вернера Кольте в газете «Der Kamf» от 3 июля 1941 года, перевод которой публиковался здесь же.

Советская армия потерпела одно из самых сокрушительных поражений на первом этапе войны.

Крым предстал перед германской армией во всей своей первозданной красе.

Немецкие солдаты в Алупке, 1942

«В долинах, прорезающих горы в северном направлении, были расположены богатые фруктовые сады и живописные татарские селения. Во время цветения фруктовые сады были чудесны, а в лесу весной расцветали прекраснейшие цветы, каких мне нигде больше не приходилось видеть. Бывшая столица татарских ханов Бахчисарай, живописно расположенная у небольшой горной реки, все еще сохраняла восточный колорит. Ханский дворец – жемчужина татарской архитектуры. Южный берег Крыма, часто сравниваемый с Ривьерой, пожалуй, превосходит ее по красоте. Причудливые очертания гор, крутые скалы, спадающие в море, делают его одним из прекраснейших уголков Европы. В районе Ялты, недалеко от которой расположен царский дворец Ливадия, горы покрыты чудеснейшим лесом, какой только можно себе представить. Всюду, где между гор было немного пространства, плодородная земля покрыта виноградными и плодовыми плантациями... Нас восхищал рай, лежащий перед нашими глазами», – с восторгом писал командующий 11-й германской армией Эрих фон Манштейн.

Крымский полуостров почти на два года оказался отрезанным от Большой земли и оккупирован германскими войсками.

(Продолжение следует)

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

ru.krymr.com

Значение и причины Крымской войны 1853-1856 годов

Середина 19 века для Российской империи ознаменовалась напряженной дипломатической борьбой за черноморские проливы. Попытки урегулировать вопрос дипломатическим путем провалились и вовсе привели к конфликту. В 1853 году Российская империя выступила войной против Османской империи за господство в черноморских проливах. Крымская война 1853-1856 гг., кратко говоря, - это столкновение интересов европейских государств на Ближнем Востоке и Балканах. Ведущие европейские государства образовали антироссийскую коалицию, в нее вошли Турция, Французская империя, Сардиния с Великобританией. Крымская война 1853-1856 годов охватила значительные территории, растянулась на многие километры. Активные боевые действия велись сразу в нескольких направлениях. Российская империя вынуждена была сражаться не только непосредственно в Крыму, но и на Балканах, Кавказе и Дальнем Востоке. Знаменательными были и столкновения на морях – Черном, Белом и Балтийском.

Причины конфликта

Причины Крымской войны 1853-1856 годов историки определяют по-разному. Так, британские ученые главной причиной войны считают небывалый рост агрессивности Николаевской России, император привел к эскалации конфликта на Ближнем Востоке и Балканах. Турецкие же историки определяют основной причиной войны стремление России установить свое господство над черноморскими проливами, что сделало бы Черное море внутренним водоемом империи. Доминирующие причины Крымской войны 1853-1856 годов освещены российской историографией, которая утверждает, что к столкновению побудило стремление России поправить свое пошатнувшееся положение на международной арене. По мнению большинства историков, к войне привел целый комплекс причинно-следственных событий, и для каждой из стран-участниц предпосылки войны были свои собственные. Поэтому до сих пор ученые в сложившемся конфликте интересов не приходят к единому определению причины Крымской войны 1853-1856 годов.

Столкновение интересов

Рассмотрев причины Крымской войны 1853-1856 годов, перейдем к началу боевых действий. Поводом к этому послужил конфликт между православными и католиками за контроль над храмом Гроба Господня, который находился в юрисдикции Османской империи. Ультимативное требование России передать ей ключи от храма вызвало протест со стороны османов, активно поддерживаемых Францией и Великобританией. Россия, не смирившаяся с провалом своих планов на Ближнем Востоке, решила переключиться на Балканы и ввела свои подразделения в Дунайские княжества.

Ход Крымской войны 1853-1856 гг.

Целесообразно было бы разделить конфликт на два периода. Первый этап (ноябрь 1953 г. – апрель 1854 г.) - это непосредственно русско-турецкий конфликт, в ходе которого надежды России на поддержку со стороны Великобритании и Австрии не оправдались. Сформировались два фронта – в Закавказье и Крыму. Единственной значимой победой России стало Синопское морское сражение в ноябре 1853-го, в ходе которого был разгромлен черноморский флот турок.

Второй период длился до февраля 1856 г. и ознаменовался борьбой союза европейских государств с Турцией. Высадка войск союзников в Крыму вынудила российские войска отойти вглубь полуострова. Единственной неприступной цитаделью стал Севастополь. Осенью 1854 г. началась отважная оборона Севастополя. Бездарное командование российской армии скорее мешало, чем помогало защитникам города. В течение 11 месяцев моряки под руководством Нахимова П., Истомина В., Корнилова В. отбивали атаки противника. И только после того как удерживать город стало нецелесообразно, защитники, покидая, взорвали склады с оружием и сожгли все, что могло гореть, тем самым сорвав планы союзных войск завладеть военно-морской базой.

Русскими войсками были предприняты попытки отвлечь внимание союзников от Севастополя. Но все они оказались малоудачными. Столкновение под Инкерманом, наступательная операция на район Евпатории, битва на Черной речке не принесли Российской армии славы, а показали ее отсталость, устаревшее вооружение и неумение правильно вести военные действия. Все эти действия приблизили поражение России в войне. Но стоит отметить, что и союзным войскам досталось. Силы Англии и Франции к концу 1855 года были истощены, и смысла в переброске новых сил в Крым не было.

Кавказский и Балканский фронты

Крымская война 1853-1856 гг., кратко описать которую мы постарались, охватила и Кавказский фронт, события на котором развивались несколько иначе. Ситуация там была для России более благоприятна. Попытки турецких войск вторгнуться в Закавказье не увенчались успехом. А российские войска смогли даже продвинуться в глубь Османской империи и захватить турецкие крепости Баязет в 1854 г. и Каре в 1855 г. Действия союзников в Балтийском и Белом морях и на Дальнем Востоке не имели значительного стратегического успеха. И скорее истощали военные силы как союзников, так и Российской империи. Поэтому конец 1855 года ознаменовался фактическим прекращением военных действий по всем фронтам. Воюющие стороны сели за стол переговоров, чтобы подвести итоги Крымской войны 1853-1856 гг.

Завершение и итоги

Переговоры между Россией и союзниками в Париже завершились заключением мирного договора. Под давлением внутренних проблем, враждебного отношения Пруссии, Австрии и Швеции Россия вынуждена была принять требования союзников о нейтрализации Черного моря. Запрет обосновывать военно-морские базы и флот лишал Россию всех достижений предыдущих войн с Турцией. Кроме того, Россия обязалась не строить укрепления на Аландских островах и вынуждена была отдать контроль за Дунайскими княжествами в руки союзников. Бессарабию передала Османской империи.

В целом итоги Крымской войны 1853-1856 гг. были неоднозначны. Конфликт подтолкнул европейский мир к тотальному перевооружению своих армий. А это означало, что активизируется производство нового оружия и кардинально меняется стратегия и тактика ведения боевых действий.

Османская империя, потратив на Крымскую войну миллионы фунтов стерлингов, привела бюджет страны к полному банкротству. Долги перед Англией вынудили турецкого султана согласиться на свободу религиозных культов и равенство всех, невзирая на национальность. Великобритания отправила в отставку кабинет министров Абердина и сформировала новый во главе с Пальмерстоном, который отменил продажу чинов офицерского состава.

Итоги Крымской войны 1853-1856 годов вынудили Россию обратиться к реформам. Иначе она могла скатиться в пропасть социальных проблем, что, в свою очередь, привело бы к народному бунту, результат которого не взялся бы предсказать никто. Опыт войны был использован при проведении военной реформы.

Крымская война (1853-1856), оборона Севастополя и другие события этого конфликта оставили значимый след в истории, литературе и в живописи. Писатели, поэты и художники в своих работах постарались отобразить весь героизм солдат, оборонявших севастопольскую цитадель, и великое значение войны для Российской империи.

fb.ru

Русско-крымские войны - это... Что такое Русско-крымские войны?

Политическая карта Причерноморья


Ру́сско-крым́ские во́йны (крымскотат. Qırım-Rus cenkleri) — серия войн Русского государства с Крымским ханством на протяжении XV—XVIII веков.

Крымскотатарские походы в первой половине XVI века

Вторжения крымских татар на земли Московского государства начались после смерти великого князя Ивана III. В 1507 году войска Крымского ханства взяли и разграбили города Белёв и Козельск.

В начале XVI века территория, не контролируемая Москвой (Дикое поле), начиналась за старой Рязанью на Оке и за Ельцом на Быстрой Сосне, притоке Дона.

Крымские татары владели в совершенстве тактикой походов, выбирая путь по водоразделам. Главным из их путей к Москве был Муравский шлях, шедший от Перекопа до Тулы между верховьями рек двух бассейнов, Днепра и Северского Донца. Углубившись в населённую область на 100—200 километров, крымцы поворачивали назад и, развернув от главного отряда широкие крылья, занимались грабежом и захватом людей. Пленники продавались в Турцию и даже в европейские страны. Крымский город Кефе (современная Феодосия) был главным невольничьим рынком.

Нередки были и вторжения отрядов Казанского ханства.

Ежегодно Москва собирала весной до 65 тысяч ратников, чтобы они несли пограничную службу на берегах Оки до глубокой осени. Для защиты страны применялись укреплённые оборонительные линии, состоящие из цепи острогов и городов, засек и завалов. На юго-востоке древнейшая из таких засечных линий шла по Оке от Нижнего Новгорода до Серпухова, отсюда поворачивала на юг до Тулы и продолжалась до Козельска. Вторая засечная линия, построенная при Иване Грозном, шла от города Алатыря через Шацк на Орёл, продолжалась до Новгорода-Северского и поворачивала к Путивлю. Первоначальное население городов и острогов состояло из казаков, стрельцов и других служилых людей. Большое количество казаков и служилых людей находилось в составе сторожевой и станичной служб, что наблюдали за движением крымцев и ногаев в степи.

В первое десятилетие XVI века произошло 3 крымскотатарских похода на русские земли, во второе десятилетие — 14 походов, в третье — 4 похода, в четвёртое — 8, в пятое — 10. В среднем на один мирный год приходилось два военных. Всего в разрядных книгах есть упоминания о 43 крымских походах на «украйны» Московского государства. Нередко одновременно с набегами крымских татар совершали походы и войска Казанского ханства, которых по разрядным книгам насчитано было за первую половину века около сорока. В периоды русско-литовских войн одновременно с крымскими войсками совершали свои походы и отряды Великого Княжества Литовского.

Наиболее разорительные нападения Крымского ханства произошли в 1517 (совместные действия с литовцами), 1521 (вместе с крымским ханом Мехмедом I Гиреем действовал и казанский хан Сахиб Гирей), 1536, 1537 (совместные действия с Казанью, литовцами и турецкой пехотой), 1552 (отмечено участие турок), 1555 годах.

Полная мобилизация давала Крымскому ханству до 150 тысяч воинов, в походах под предводительством хана участвовало практически всё взрослое мужское население.

Защита пограничных территорий была тяжёлым бременем для Москвы. Существование Дикого Поля сдерживало экономическое и социальное развитие Московского государства, препятствовало колонизации русскими плодородных чернозёмных территорий, мешало торговле с восточными странами.

Молодой царь Иван IV, поддержанный правительством «Избранной рады», поставил своей целью военный разгром враждебных ханств.

Падение Казанского ханства и начало Ливонской войны

В июне 1552 года 7-тысячное татарско-турецкое войско было отбито от Тулы. В том же году в результате войны Московского государства с Казанским ханством русские войска взяли Казань, само ханство было уничтожено, а его земли включены в состав Московии. Формальным ханом в Казани тогда был двухлетний Утямыш-Гирей, внучатый племянник вступившего в 1551 году на крымский престол Девлета I Гирея. Сам Утямыш был насильно крещён, но другие члены ханской фамилии нашли приют у родственников в Крыму. Тогда Девлет I Гирей дал клятву восстановить независимость Казани. Поначалу, однако, его усилия не имели успеха.

3 июля 1555 года состоялось сражение у Судбищ (неподалеку от Тулы) между 60-тысячным татарским войском и 7,5-тысячной армией воеводы И. Шереметева, закончившаяся победой русских. Крымское войско понесло большие потери и вынуждено было вернуться обратно в Крым.

В 1556 году московские войска захватили город Астрахань, на господство над которым всегда претендовал Крым.

После взятия Астрахани начались военные походы русских отрядов, состоящих из казаков и стрельцов, уже против самого Крымского государства. В 1556, 1558 и 1559 годах московские воеводы (среди них был и бывший польский магнат Дмитрий Вишневецкий) совершили ряд нападений на крымские владения, нанесли ущерб крымским крепостям на Днепре и пытались, впрочем неудачно, проникнуть за Перекоп. В одном из походов весной 1559 года московский воевода Даниил Адашев c 8 000 войска высадился в западном Крыму и разорил город Кезлев (главный крымский порт) и прилегавшие к нему районы. Однако главная опасность для Крыма заключалась в том, что ногайские орды, кочевавшие в Причерноморье и бывшие вассалами крымского хана, стали склоняться к союзу с Москвой. Это таило смертельную опасность для ханства.

Однако планы реванша, которые вынашивал Девлет I Гирей, стали более реальными, когда в 1558 году Московское государство вступило в Ливонскую войну. Большая часть военных сил русских была задействована в Ливонии и южные рубежи государства вскоре остались почти оголёнными. Уже в январе 1558 крымская конница совершила набег на Московское государство, несколько тысяч крымцев прорвались в окрестности Тулы и Пронска. В 1560 крымский феодал Мурза Дивей совершил поход в окрестности Рыльска. Большой крымский поход состоялся в 1562, крымцы разоряли окрестности Мценска, Одоева, Новосиля, Болхова, Белева.[1].

В сентябре 1561 в Ливонскую войну, с нападения на русскую крепость Тарваст, в качестве противников Московского государства, вступили Польша и Литва[2]; в 1569 они соединились в единое государство Речь Посполитая.

Начиная с 1567 активность крымского ханства стала нарастать, походы совершались каждый год [1]. В 1570 году крымцы, почти не получив отпора, подвергли страшному опустошению район Рязани.

Девлет I Герая регулярно «поторапливали» не только польские послы, но и в Стамбуле, так как Османское государство также выступило противником русских.

При крымском дворе в Бахчисарае начался своеобразный аукцион: польское и русское посольства старались перещеголять друг друга в щедрости, предлагая Девлету I огромные суммы. Поляки просили открыто вступить в войну, русские же, наоборот, просили сохранять нейтралитет.

Кампания 1571 года

Кампания 1572 года

В 1572 году московское государство опустошали голод (следствие неурожаев, вызванных засухой и холодами), продолжалась эпидемия чумы[3]. В Ливонской войне русская армия потерпела тяжелое поражение под Ревелем, большая часть войска находилась в Прибалтике и на других западных рубежах. Русская столица казалась крымцам легкой добычей. Её старые укрепления были уничтожены пожаром, а новые, наспех возведенные, не могли полностью их заменить. Военные неудачи поколебали русское владычество в Поволжье и Прикаспии.

Приготовления сторон

Ногайская орда окончательно порвала союзные отношения с Москвой и примкнула к антирусской коалиции.

3а спиной крымцев стояла крупнейшая в Европе военная держава — Османская империя. В такой ситуации хан надеялся не только отторгнуть от России Среднее и южное Поволжье, но и захватить Москву и тем самым восстановить давнюю зависимость Руси от татар. Накануне вторжения Девлет I приказал расписать между мурзами уезды и города России. Турецкий султан направил в Крым крупный отряд янычар для участия в завоевательном походе на Русь.

Союзниками крымского хана выступили многие адыгейские князья с Северного Кавказа.

В ожидании нового нашествия русские к маю 1572 года собрали на южной границе объединенное опричное и земское войско из примерно 12 000 дворян, 2035 стрельцов, и 3800 казаков атамана Михаила Черкашина. Вместе с ополчениями северных городов армия насчитывала немногим более 20 тысяч человек. Во главе войска стояли воевода князь Михаил Иванович Воротынский и опричный воевода князь Дмитрий Иванович Хворостинин.

На стороне крымцев был численный перевес. Во вторжении участвовало от 40 до 50 тысяч всадников из состава крымской армии, Большой и Малой ногайских орд, до 7 тысяч турецких янычар. Хан имел в своем распоряжении турецкую артиллерию.

Русское командование расположило основные силы под Коломной, прикрыв подходы к Москве со стороны Рязани. Но оно учло также возможность повторного вторжения с юго-запада, из района Угры. На этот случай командование выдвинуло на крайний правый фланг в Калугу передовой полк князя Хворостинина. Вопреки традиции передовой полк по численности превосходил полк правой и левой руки. Хворостинину был придан подвижный речной отряд для обороны переправ через Оку.

Вторжение

Вторжение началось 23 июля 1572 года. Подвижная ногайская конница устремилась к Туле и на третий день попыталась перейти Оку выше Серпухова, но была отбита от переправ русским сторожевым полком. Тем временем хан со всей армией вышел к главным серпуховским переправам через Оку. Русские воеводы ждали противника за Окой на сильно укрепленных позициях.

Натолкнувшись на прочную оборону русских, Девлет I возобновил атаку в районе Сенькина брода выше Серпухова. В ночь на 28 июля ногайская конница разогнала две сотни дворян, охранявших брод, и захватила переправы. Развивая наступление, ногайцы за ночь ушли далеко на север. Под утро к месту переправы подоспел князь Хворостинин с передовым полком. Но, столкнувшись с главными силами крымского войска, он уклонился от боя. Вскоре полк правой руки попытался перехватить нападавших в верхнем течении реки Нары, но был отброшен. Девлет I Гирей вышел в тыл русской армии и по серпуховской дороге стал беспрепятственно продвигаться к Москве. Арьергардами командовали сыновья хана с многочисленной и отборной конницей. Передовой русский полк следовал за крымскими царевичами, выжидая благоприятный момент.

Битва при Молодях

Бой произошёл в районе деревни Молоди, в 45 верстах от Москвы. Крымцы не выдержали удара и бежали. Хворостинин «домчал» крымский сторожевой полк до самой ханской ставки. Девлет I вынужден был бросить на помощь сыновьям 12 тысяч крымских и ногайских всадников. Сражение разрасталось, и главный воевода Воротынский в ожидании нападения приказал установить подвижную крепость — «гуляй-город» близ Молодей. Большой полк русских укрылся за стенами крепости.

Многократное превосходство сил противника вынудило Хворостинина отступить. Но при этом он осуществил блестящий маневр. Его полк, отступая, увлёк крымцев к стенам «гуляй-города». Залпы русских пушек, стрелявших в упор, внесли опустошение в ряды наступавшей конницы и заставили её повернуть вспять.

В течение дня большая часть крымского войска стояла за Пахрой, а потом повернула вспять к Молодям. Центром русских оборонительных позиций служил холм, на вершине которого стоял «гуляй-город». У подножья холма за речкой Рожай стояли 3 тысячи стрельцов, чтобы поддержать воевод «на пищалях».

Крымцы быстро преодолели расстояние от Пахры до Рожая и всей массой обрушились на русские позиции. Стрельцы полегли на поле боя все до единого, но засевшие в «гуляй-городе» воины отбили атаки конницы. Нападавшие понесли большие потери, но и запасы продовольствия в «гуляй-городе» иссякли.

После двухдневного затишья Девлет I Гирей 2 августа возобновил штурм «гуляй-города». К концу дня, когда натиск начал ослабевать воевода М. И. Воротынский с полками покинул «гуляй-город» и, продвигаясь по дну лощины позади укреплений, скрытно вышел в тыл нападавшим. Оборона «гуляй-города» была поручена князю Д. И. Хворостинину, в распоряжении которого поступили вся артиллерия и немногочисленный отряд немецких наемников. По условленному сигналу Хворостинин дал залп изо всех орудий, затем «вылез» из крепости и напал на врага. В тот же момент с тыла на крымцев обрушились полки Воротынского. Крымцы не выдержали удара и бросились бежать. Множество их было перебито и взято в плен. В числе убитых был сын хана. На другой день русские продолжали преследование неприятеля и разгромили арьергарды оставленные ханом на Оке.

Результаты

Гибель турецкой армии под Астраханью в 1569 году и разгром крымского войска под Москвой в 1572 году положили конец притязаниям Гиреев на Поволжье и открыли путь для дальнейшей российской экспансии на восток и на юго-восток — в направлении Кавказа.

Девлету I, как и последующим правителям Крыма, так и не суждено было восстановить своих родственников на казанском троне. Крымские войска ещё около 100 лет совершали регулярные нападения на приграничные территории русских (в том числе, в 1589, 1593, в Смутное Время, в 1640, 1666, 1667, 1671, 1688), однако им никогда больше не удавалось проникнуть столь далеко в пределы России, и чаша весов всё более склонялась на сторону Российского государства. Через 160 лет после описываемых событий российские армии Миниха и Ласси вторглись в Крым во время войны 1736—38 годов и подвергли страну разгрому.

См. также

Примечания

  1. 1 2 Королюк В. Д. Ливонская война, изд-во АН СССР, 1954
  2. Соловьев С. М. «История России с древнейших времен», М., 2001, т.6, с.761
  3. Борисенков Е. П., Пасецкий В.М «Тысячелетняя летопись необычайных явлений пррироды», М., 1988

Источники

  • Полное собрание русских летописей, репринт 1904. Патриаршая или Никоновская летопись, т.13, М.1965, «Наука»
  • Каргалов В. В. «На степной границе», М. Наука, 1974
  • Филюшкин А., «Холоп твой виноватый», Родина 12/2004, «Список о посольстве С.Кловшова», 1571 г/ РГАДА,Ф.123, Оп.1, Д.14, Л.25-26 об.,28
  • Валишевский Казимир. «Иван Грозный», М, 2001
  • Скрынников Р. Г. «Иван Грозный», М, 1988
  • Халим Гирай султан. «Розовый куст ханов или История Крыма», Симферополь, 2004
  • Гайворонский Олекса «Страна Крым. Крымское ханство в лицах и событиях. Книга 1», Симферополь, 2004
  • Ключевский Василий, Курс русской истории, том. 2., М, 1988 [1]
  • Андреев А. Р. История Крыма
  • Каргалов В. В., «Московские воеводы XVI—XVII вв», гл. «Дмитрий Хворостинин», М., 2002
  • Андреев А. Р. «Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 года», М., 1997
  • Виппер Р. Ю. Иван Грозный. — М-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1944, [2]
  • Чернов А. В. Вооруженные силы Русского Государства в XV—XVII в.в.. — М.: Воениздат, 1954 [3]

dic.academic.ru

Сегодня должна была начаться война за Крым

Живя в реальности, где Крым вернулся в состав Российской Федерации, а операция по воссоединению прошла бескровно и уже внесена в мировые учебники военной стратегии, мало кто помнит о том, что сегодня  Черноморский флот России должен был покинуть Крым.

 

Существовал даже специальный сайт, на котором писались новости о Крыме, флоте, обсуждалось скорое появление кораблей и солдат НАТО "вместо этих русских" и, конечно, отсчитывались дни до "незалежности" Крыма от флота".

 

На этом портале, кстати, можно до сих пор увидеть очень наглядную анимацию: в ней вначале русский офицер флота плачет на палубе, после флот уходит из гавани, ему со смехом машут платочками цвета украинского флага, а после над опустевшей акваторией дается салют.

 

Так что же было бы с Черноморским флотом, миром и нашими государствами, если бы Крым не воссоединился с Россией? Об  мы попросили рассказать военно-морского историка, капитана первого ранга в отставке Илью Михайлова. Редакция приняла решение опубликовать его рассказ в виде авторского материала с небольшими дополнениями, уж слишком ярко описал возможные последствия военный моряк.

 

Итак, слушаем (точнее — читаем) профессионала.

 

О таких вещах очень сложно говорить в сослагательном наклонении — ведь здесь слишком много факторов, которые влияют на ситуацию; тот же Майдан, который перевернул абсолютно все. Но для любителей альтернативной истории давайте рассмотрим варианты.

 

Первый из них — это традиционное течение событий. Не было Майдана, флот стоит и стареет (Украина не пропускала почти новые корабли), наступает день "икс". Перед этим идет колоссальная накачка по ТВ, вне зависимости, кто был бы президентом (скорее всего, колоритная, но до продажности рациональная Юля [Тимошенко]): надо выгнать флот, независимость, "москалей гни или гони".

 

За кулисами — торговля, ставки очень завышены: Украина просит в 10 раз больше, России некуда выводить флот и не хочется терять Черное море, Запад и Турция давят. В ответ Россия применяет санкции: газ перекрывается, прекращаются поставки электричества, высылаются украинцы, запрещаются переводы, взыскиваются деньги по долгам…

 

Об этом можно говорить долго, но в итоге я бы дал 90% на то, что Россия "купила" бы продление — кратковременное (чтобы успокоить украинцев) — стоянки флота. И по 5% — на уход или военную операцию по присоединению Крыма. Но уже не такую "чистую", как в 2014-м, в нашей с вами реальности. Тут Россия защищала своих, и высказался почти весь Крым, а там это выглядело бы грабежом среди бела дня.

 

Второй вариант. Майдан случился, но Россия не стала воссоединяться с Крымом. Как мы уже знаем, и это подтверждено документально, тот же Меджлис с Хизбутами и радикалами начали бы покорять Крым. До даты, дня окончания контракта, флот (точнее, его морская пехота, и т. п.) уже вступил бы в боевые действия против радикалов, против нападающих на россиян, на русскоязычных, да и у КПП были бы инциденты: опубликованы переписки, а еще сами радикалы признают, что они бы осаждали и штурмовали места базирования.

 

Как мы тоже помним, ВСУ признались, что планировали десант на Крым — то есть там началась бы война, как сейчас на Донбассе. Конечно, Россия бы опять начала операцию по принуждению к миру и в результате воссоединилась бы с Крымом, но это была бы кровавая история — и день воссоединения был бы "с привкусом пороха и крови".

 

Кстати, не забывайте, что власти Украины (это было найдено на официальном сайте Пентагона, и это не "фейк из соцсетей") уже согласовали перестройку ряда образовательных заведений в Крыму под опорные пункты и штабы сил НАТО — по военно-технологическим требованиям США.

 

Третий вариант — без Майдана, см. пункт первый, но у власти условный Ярош-Ляшко, Ющенко-2. Украина заявляет, что уже подписала соглашение с Турцией, США и вообще НАТО. Флот НАТО входит в Черное море и идет к украинскому в том случае Крыму. Звонки по "горячей линии" Путин — Обама, нервы…

 

Тут два возможных результата: Черноморский флот дает бой, начинается война с НАТО, причем, дай бог, если не ядерная (а тут от пули до баллистических ракет эскалация быстрая). Либо Черноморский флот уходит с развевающимися флагами, но со слезами и стыдом — мимо формально салютующих ему, но смеющихся в душе моряков и адмиралов НАТО.

 

Четвертый вариант мы видим сейчас. Крым с нами, флот обновляется, и очень сильно: нет запрета Украины на новые корабли, полуостров стал "вечным авианосцем", эксперты США и Турции говорят о развертывании в Крыму "пузыря воспрещения доступа" и впервые за много десятилетий доминирования России на Черном море кровь не проливалась.

 

Что же, вдобавок к словам каперанга Михайлова  хотели бы напомнить, что еще в 2016 году экс-сотрудник ЦРУ Раймонд Беркли Макговерн признал: "Если бы Крым не воссоединился с Россией, то на полуострове появились бы военные базы НАТО". "Если база НАТО появилась бы на полуострове, то даже вопреки всем международным конвенциям высока была бы вероятность размещения на ней ядерного оружия США", — добавил он.

 

Также Макговерн рассказал о целях такой базы. Они логичны (для США) и банальны: закрыть для России воздушное пространство на юге, отрезать нашу страну от моря, создать не просто форпост, но целый анклав, только формально подчиняющийся Украине, а по факту — территорию США и НАТО.

 

Кстати, как ранее упоминал офицер Черноморского флота, в 2014 году украинское командование действительно обсуждало высадку десанта в Крыму; про это публично рассказал начальник Генштаба ВСУ Виктор Муженко.

 

"В Крыму и Севастополе легко могло появиться все что угодно, в том числе системы противоракетной обороны, и новые базы, и новый ударный комплекс. И Москва была бы вынуждена предпринимать контрмеры и ставить под удар российских ракетных систем те объекты, которые стали бы России угрожать", — рассказывал президент России в фильме Оливера Стоуна "Украина в огне".

 

Источник

planet-today.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *