Содержание

Флот США нацелился на мировое господство / Концепции / Независимая газета

Американским морякам требуется больше кораблей, чтобы противостоять российскому и китайскому флотам. Фото с сайта www.navy.mil

На состоявшейся недавно в Сан-Диего конференции WEST 2022, на которой рассматривались вопросы военно-морского строительства, начальник военно-морских операций ВМС США, то есть главком по-нашему, адмирал Майк Гилдей заявил журналистам, что для выполнения своих обязательств по стратегии национальной обороны ВМС Соединенных Штатов должны располагать флотом «из более чем 500 кораблей». Как разъяснил адмирал, если быть точным, то речь идет о 513 плавединицах.

Китайский вызов

По словам Майка Гилдея, эта «армада» должна включать 12 авианосцев (сейчас их числится 11), 9 УДК с большими полетными палубами (в настоящее время такое количество УДК как раз имеется в составе американского флота), 19–20 десантно-транспортных кораблей-доков, 30 или более относительно небольших десантных кораблей, до 60 эсминцев и, вероятно, 50 фрегатов и литоральных боевых кораблей, 70 многоцелевых ударных подводных лодок и дюжины подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), примерно 100 океанских судов снабжения и кораблей поддержки и, в более отдаленной перспективе, примерно 150 безэкипажных кораблей.

Насколько реалистичны планы Пентагона

Начнем с того, что новая стратегия обороны Соединенных Штатов, на которую ссылается Майк Гилдей, не только не обнародована, но и окончательно еще не сформирована. Поэтому адмирал, похоже, забежал впереди паровоза.

Гонку за «большим флотом» возглавил Дональд Трамп, который в свете галопирующего роста корабельного состава ВМФ Народно-освободительной армии Китая (ВМС НОАК), еще будучи кандидатом на пост главы Белого дома, обещал американским морякам довести количественный состав ВМС США до 350 кораблей и подводных лодок. На тот момент американский флот насчитывал 272 единицы.

Став президентом, Дональд Трамп по просьбе адмиралов согласился увеличить это количество до 355 вымпелов. Однако когда принялись подсчитывать, сколько времени потребуется для реализации этой затеи при существующих темпах кораблестроения, то выяснилось, что только в течение 30 лет удастся выполнить программу.

По данным ресурса Военно-морского института США USNI News, на 24 февраля текущего года американский флот включал 295 единиц. То есть по сравнению с 2016 годом увеличился на 23 вымпела. Этот рост произошел преимущественно за счет поступления литоральных боевых кораблей (17 единиц), чья боевая ценность дискуссионна, и продления срока службы 11 крейсеров типа Ticonderoga, ранее намеченных к списанию. Были также замедлены сроки сдачи на слом ряда многоцелевых АПЛ типа Los Angeles.

Но все равно устаревшие корабли и подводные лодки приходится списывать. За пять лет – с 2022-го по 2026 год включительно – из состава ВМС США за ветхостью придется вывести 48 единиц. В их числе атомный авианосец Nimitz, 11 крейсеров типа Ticonderoga и 13 подводных лодок.

Ежегодно в США публикуются доклады о состоянии дел в ВМФ НОАК в сравнении с ВМС Соединенных Штатов. Америка опережает Китай по количеству авианосцев, атомных стратегических и многоцелевых подводных лодок и эскадренных миноносцев. Но по эсминцам разрыв стремительно сокращается. Только за прошлый год ВМФ НОАК получили три больших эсминца типа 055 и четыре типа 052DL, в текущем — еще два тип 055 и один 052DL. До конца года число кораблей тип 055 доведут до восьми единиц, а общее число эсминцев — до 25. Все они оснащены АСБУ, аналогичными Aegis и не уступают американским по номенклатуре ракетного вооружения. У Соединенных Штатов вдвое больше ПЛАРБ. Но потенциал китайских атомных стратегических подлодок типа 094/094А Jin, оснащенных межконтинентальными ракетами JL-2 (Giant Wave 2 – «Гигантская волна – 2»), достаточен, чтобы нанести непоправимый ущерб США.

После завершения модернизации Бохайского судостроительного завода Китай получит возможность одновременно строить пять АПЛ разных подклассов. На предприятии уже началось строительство новых ПЛАРБ типа 096 Tang (две заложены, еще четыре заказаны) и многоцелевых атомоходов типа 095 Sui.

До конца года ожидается спуск на воду третьего китайского авианосца. Задачи, ставящиеся перед плавающими аэродромами ВМФ НОАК, отличаются от тех, что выполняют американские. В первую очередь они призваны обеспечивать прикрытие с воздуха развертывание надводных и подводных кораблей, а не наносить удары по территории других государств.

Китайский флот примерно равен американскому по средствам обеспечения ПВО отдельных кораблей и корабельных соединений и значительно превосходит ВМС США. ВМФ НОАК располагает дальнобойными сверхзвуковыми ракетами классов «корабль-корабль» и не имеющими аналогов береговыми противокорабельными баллистическими ракетами (ПКБР), способными поражать крупные надводные цели на дальностях от 2100 до 3860 км. Известно, что НОАК располагает ракетами с планирующими гиперзвуковыми блоками, у США подобных нет.

Большие проблемы от маленького флота

ВМФ России не может соперничать с ВМС США по численности корабельного состава и по тоннажу. Однако у нас есть непревзойденное ударное морское оружие — гиперзвуковые ракеты «Циркон», способные наносить удары по морским и береговым целям.

А также сверхзвуковые противокорабельные ракеты «Оникс» и многофункциональные ракетные комплексы «Калибр», которые используются надводными кораблями и подводными лодками. Последние прославились осенью 2015 года, когда из акватории Каспийского моря был нанесен первый высокоточный удар по объектам боевиков в Сирии.

Во-вторых, у нас есть носители этого оружия. Пуски дальнобойных крылатых ракет по объектам НВФ в Арабской Республике в основном выполнялись небольшими МРК проекта 21631 «Буян-М», чье водоизмещение даже не дотягивает до тысячи тонн. Недаром их неофициально почтительно именуют «ракетными катерами стратегического назначения», поскольку «Калибры» могут оснащаться ядерными боевыми частями. «Буяны-М» и поступающие сейчас на Балтийский и Черноморский флоты МРК проекта 22800 «Каракурт» способны «закрыть» всю Западную Европу. Они, а также дизель-электрические подводные лодки проекта 636.3 и фрегаты проекта 11356Р/М неоднократно подтвердили надежность «Калибров».

Их высокий потенциал, в частности, подтвержден во время специальной военной операции на Украины. «Калибры», запущенные кораблями и подводными лодками Черноморского флота по инфраструктуре ВСУ, точно поразили командные пункты, военные базы, аэродромы, склады боеприпасов.

В-третьих, в российских Вооруженных силах найден алгоритм взаимодействия между видами Вооруженных сил. Когда США, нагнетая обстановку вокруг Украины, вместе с партнерами по НАТО стали сосредотачивать в восточной части Средиземного моря целую армаду, включавшую три авианосца, поддержку российской флотской группировке оказали Воздушно-космические силы РФ. На авиабазу Хмеймим были переброшены истребители МиГ-31К с гиперзвуковыми ракетами Х-47М2 «Кинжал» и бомбардировщики Ту-22М3 с противокорабельными сверхзвуковыми ракетами Х-22 и Х-32, специально предназначенными для уничтожения авианосцев. Этими ракетами можно поражать цели по всему Средиземному морю. «Х-47М2 – одна из самых боеспособных тактических ракет в мире с непревзойденными летными характеристиками, включая скорость 10М и высочайшую маневренность.

Считается, что перехватить эту ракету практически невозможно и она с высокой точностью поражает как сухопутные цели, так и боевые корабли, а ее дальность поражения составляет 2000 км, – отмечает американское издание Military Watch Magazine. – У членов НАТО аналогов Х-47М2 нет. Благодаря этому асимметричному ресурсу Россия сможет закрыть Средиземное море западным военным кораблям и нанести удары по ключевым узлам Запада на основной части Европы». Зарубежные СМИ также обращают внимание на то, что самолеты МиГ-31К с ракетами Х-47М2 замечены в Калининградской области и на Дальнем Востоке. Появляются они и в арктических широтах.

К слову говоря, Россия не в первый раз направляет истребители авианосцев МиГ-31К и Ту-22М3 на авиабазу Хмеймим. Впервые это случилось в июне прошлого года, когда авианосная ударная группа CSG 21 британского флота во главе с авианосцем Queen Elizabeth попыталась заблокировать российские базы в Сирии. Кораблям ее величества пришлось ретироваться.

По большому счету, Соединенным Штатам, в общем-то, наплевать на Европу и европейские дела. Американцев больше волнует собственная безопасность. А ее прочность все больше вызывает сомнения. Помимо традиционных БРПЛ «Синева», «Лайнер» и «Булава», у русских появляется все больше субмарин с крылатыми ракетами «Калибр» и «Циркон». Словом, даже сравнительно небольшой по суммарному водоизмещению ВМФ России представляет огромную проблему для Вашингтона.

Пересмотр программ

Очевидно, что ВМС США не способны справиться с растущей угрозой со стороны военных флотов Китая и России. Поэтому Пентагон приступил к очередному пересмотру кораблестроительной программы. Он осуществлялся на фоне очередных докладов о росте корабельного состава ВМС НОАК. Так, в докладе Пентагона от 1 сентября 2020 года «Развитие Вооруженных сил и служб безопасности Китайской Народной Республики – 2020» впервые официально признавалось, что КНР обладает значительным преимуществом по числу боевых кораблей. По прогнозу исследовательской службы Конгресса США, в 2030 году ВМФ НОАК будет насчитывать 425 боевых кораблей основных классов, включая 8 ПЛАРБ, 13 многоцелевых АПЛ, 55 ДЭПЛ, 65 боевых надводных кораблей дальней морской зоны и 135 ближней. А с учетом ракетных катеров, других вымпелов малого водоизмещения и вспомогательных судов общая численность корабельного состава достигает тысячи единиц.

9 декабря 2020 года в Вашингтоне был опубликован долгосрочный план военного кораблестроения, рассчитанный до 2051 финансового года.

Предполагается, что к 2051 году ВМС будут состоять из 406 кораблей основных классов. Реализации этого плана требовала дополнительных финансовых ресурсов. Их Пентагон собирался извлечь из внутренних резервов ВМС за счет перераспределения средств в пользу флота.

Планировалось увеличение темпов строительства атомных многоцелевых подводных лодок до трех единиц в год начиная с 2025 финансового года. Эта мера должна была привести к увеличению количества многоцелевых АПЛ с 51 единицы в конце 2020 года до 80 к 2051 году. Новые фрегаты типа Constellation должны поступать ежегодными темпами в четыре единицы. Предполагалось значительно увеличить строительство десантных кораблей и вспомогательных судов. Американский флот должен был закупить 28–30 так называемых легких амфибийных десантных кораблей LAW стоимостью по 100 млн долл. за каждый.

До 2051 года планировалось ввести в строй семь новых авианосцев. Правда, план не исключал появления в будущем вместо атомных монстров легких авианосцев (CVL), например на базе универсальных десантных кораблей типа America.

Все эти предполагаемые меры, однако, не давали возможности превзойти ВМФ НОАК. Поэтому в 2022–2026 финансовых годах предполагается выделить на создание больших безэкипажных надводных кораблей (ББНК) и средних безэкипажных надводных кораблей (СБНК), а также сверхбольших автономных необитаемых подводных аппаратов (XLUUV) ассигнования на сумму 4,339 млрд долл. На эти деньги предусматривалось приобретение 12 ББНК, одного СБНК и восьми сверхбольших АНПА. А к 2045 году ВМС США должны были располагать 119 единицами ББНК и СБНК и 24 XLUUV. К 2051 году это количество должно увеличиться до 166 ББНК и СБНК и до 76 единиц сверхбольших АНПА.

Придя к власти, администрация Джозефа Байдена положила этот план под сукно.

Доклад Министерства обороны США, обнародованный 3 ноября прошлого года, утверждает, что ВМФ НОАК, и без того являющиеся самыми многочисленными в мире, достигли количества 355 крупных надводных кораблей и подводных лодок, то есть взяли «священный рубеж», обозначенный Дональдом Трампом для ВМС США. Адмирал Майк Гилдей озвучил предложения, на которые стоит обратить внимание. Неясно, в какие сроки намечено выполнение программы. Начальник военно-морских операций старательно обошел этот вопрос.

Уменьшилось количество эсминцев. Да, 28 физически устаревающих кораблей типа Arleigh Burke первых серий Flight I и Flight II будут выводиться из состава ВМС США до конца текущего десятилетия. Закупки эсминцев серий Flight III и в перспективе Flight IV запланированы до 2041 года, но, похоже, строиться они будут более медленными темпами. Проект эсминцев типа DDG(X) еще находится в ранней стадии разработки, и когда они начнут пенить моря, неизвестно.

Уменьшение количества эсминцев отчасти компенсируют фрегаты типа Constellation, начало строительства головного из которых намечено на апрель этого года. Пока предполагается закупить 20 единиц. Еще 30 придется на литоральные боевые корабли, проку от которых мало. По сравнению с предыдущим планом, количество многоцелевых атомных подводных лодок сокращается на 10 единиц.

Неясной остается ситуация с авианосцами. Гилдей не является горячим сторонником атомных монстров. Значит ли это, что в составе ВМС США появятся легкие авианосцы CVL?

Из слов Гилдея явствует, что количество безэкипажных боевых кораблей и сверхбольших необитаемых подводных аппаратов окажется ниже эсперовского уровня. Но, безусловно, создание ББНК и боевых АНПА является долгосрочной линией развития ВМС США.

Остается еще несколько вопросов, которые Майк Гилдей обошел. Во сколько обойдется реализация этой программы, даже если все пойдет гладко? Да, на 2023 год военные расходы США запланированы в размере 773 млрд долл. Это на 5 млрд больше, чем в текущем году. Военные расходы в Соединенных Штатах растут постоянно. Но вот что сообщает британский справочник «Seaforth World Naval Review 2022»: в сопоставимых ценах военные расходы США в 2011–2020 годах за счет инфляции уменьшились на 10%. Военные расходы подогревают инфляцию, а инфляция съедает военные расходы. И еще не факт, что план Гилдея будет принят администрацией Джозефа Байдена.

Между тем, в Китае и России приняты и реализуются долгосрочные каорблестроительные программы предполагающие новые проекты кораблей и подводных лодок, а также оружия для них. В КНР, например, успешно продвигается разработка безэкипажных кораблей разного назначения, а в России – необитаемых автономных аппаратов военного назначения. Недалек тот день, когда российская авиация получит компактные гиперзвуковые противокорабельные ракеты. Совершенствуются комплексы радиоэлектронной борьбы и электромагнитного оружия. И этот перечень можно продолжить. Вполне очевидно, что Соединенным Штатам совершенно не по силам установить свой контроль над морями и океанами. И сколько ни выстраивай программ мирового господства, они обречены на неудачу. 

История : Министерство обороны Российской Федерации

Военно-морской флот как самостоятельный вид Вооруженных Сил Российской Федерации складывался с конца XVII в. до начала XX в.

Создание регулярного военного флота в России – историческая закономерность. Оно было обусловлено настоятельной потребностью страны в преодолении территориальной, политической и культурной изоляции, ставшей на рубеже XVII-XVIII вв. главным препятствием для экономического и социального развития Русского государства.

Первая постоянная группировка сил – Азовский флот – была сформирована из кораблей и судов, построенных зимой 1695–1696 гг. и предназначалась для содействия армии в кампании по овладению турецкой крепостью Азов. 30 октября 1696 г. боярская дума по представлению царя Петра I приняла постановление «Морским судам быть …», что стало первым законом о флоте и признание официальной датой его основания.

В ходе Северной войны 1700–1721 гг. определились основные задачи флота, перечень которых остается практически неизменным до настоящего времени, а именно: борьба против военно-морских сил противника, борьба на морских коммуникациях, оборона своего побережья с морского направления, содействие армии на приморских направлениях, нанесение ударов и обеспечение вторжения на территорию противника с морского направления. Удельный вес этих задач менялся по мере изменения материальных средств и характера вооруженной борьбы на море. Соответственно этому изменялись роль и место отдельных родов сил, входивших в состав флота.

Так, до Первой мировой войны основные задачи решались надводными кораблями, и они были главным родом сил флота. В период Второй мировой войны эта роль на некоторое время перешла к морской авиации, а в послевоенный период с появлением ракетно-ядерного оружия и кораблей с атомными энергетическими установками в качестве главного рода сил утвердились подводные лодки.

До Первой мировой войны флот был однородным. Береговые войска (морская пехота и береговая артиллерия) существовали с начала XVIII в., однако, в организационном отношении в состав флота не входили. 19 марта 1906 г. зародились и стали развиваться как новый род сил ВМФ подводные силы.

В 1914 г. были сформированы первые части морской авиации, которая в 1916 г. также приобрела признаки самостоятельного рода сил. День авиации ВМФ отмечается 17 июля в честь первой победы русских морских летчиков в воздушном бою над Балтийским морем в 1916 г. Окончательно ВМФ как разродное стратегическое объединение сформировался к середине 1930-х гг., когда в состав ВМФ организационно вошли морская авиация, береговая оборона и части ПВО.

Современная система органов управления ВМФ окончательно сложилась накануне Великой Отечественной войны. 15 января 1938 г. Постановлением ЦИК и СНК был создан Народный комиссариат ВМФ, в составе которого был образован Главный морской штаб. В период становления регулярного флота России его организационно-штатная структура и функции были нечеткими. 22 декабря 1717 г. по указу Петра I для повседневного управления флотом была сформирована Адмиралтейств-коллегия. 20 сентября 1802 г. образовано Министерство морских сил, впоследствии переименованное в Морское министерство и просуществовавшее до 1917 г. Органы боевого (оперативного) управления силами ВМФ появились после русско-японской войны с созданием 7 апреля 1906 г. Морского генерального штаба. Во главе Российского флота стояли такие известные флотоводцы, как Петр I, П.В. Чичагов, И.К. Григорович, Н.Г. Кузнецов, С.Г. Горшков.

Постоянные группировки сил на морских театрах складывались по мере решения российским государством исторических задач, связанных с приобретением выходов в Мировой океан, включением страны в мировую экономику и политику. На Балтике флот постоянно существовал с 18 мая 1703 г., Каспийская флотилия – с 15 ноября 1722 г., а флот на Черном море – с 13 мая 1783 г. На Севере и Тихом океане группировки сил флота создавались, как правило, на временной основе или, не получив значительного развития, периодически упразднялись. Нынешний Тихоокеанский и Северный флоты в качестве постоянных группировок существуют соответственно с 21 апреля 1932 г. и 1 июня 1933 г.

Наибольшее развитие флот получил к середине 1980-х гг. В это время в его составе имелось 4 флота и Каспийская флотилия, в составе которых было более 100 дивизий и бригад надводных кораблей, подводных лодок, морской авиации и береговой обороны.

В настоящее время Военно-морской флот является главной составляющей и основой морского потенциала Российской Федерации, одним из инструментов внешней политики государства и предназначен для обеспечения защиты интересов Российской Федерации и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений.

Основным мероприятием боевой подготовки сил ВМФ в 2010 г. стало участие Тихоокеанского флота во взаимодействии с тяжелым атомным ракетным крейсером «Пётр Великий» Северного флота и гвардейским ракетным крейсером «Москва» Черноморского флота в оперативно-стратегическом учении «Восток-2010». С борта тяжелого атомного крейсера «Пётр Великий» за ходом учений в Японском море наблюдал Верховный Главнокомандующий ВС РФ — Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев.

Продолжается активизация сотрудничества с флотами зарубежных стран в сфере обеспечения безопасности мореплавания, борьбе с пиратством, наркобизнесом, контрабандой, по оказанию помощи судам, терпящим бедствие, и спасанию жизни на море.

В 2010 г. Балтийский флот принял участие в международных учениях «БАЛТОПС-2010», Северный флот – в российско-норвежских учениях «Помор-2010». Большой противолодочный корабль «Североморск» Северного флота совместно с боевыми кораблями ВМС США, Великобритании и Франции участвовал в международных военно-морских учениях «ФРУКУС-2010», которые проходят в Атлантике.

Впервые силы Северного, Тихоокеанского флотов отрабатывали взаимодействие в составе группировок в дальних океанских походах.

В военно-дипломатической сфере значимую роль играла и продолжает играть демонстрация Андреевского флага во время посещений морских портов иностранных государств. ВМФ России продолжил свое регулярное присутствие в районах Африканского Рога и Аденского залива. Боевые корабли Северного, Тихоокеанского и Балтийского флотов осуществляли и продолжают осуществлять проводку конвоев гражданских судов через районы повышенной пиратской активности.

Флот умеренной глобальности — Россия в глобальной политике

Развивающийся глобальный кризис способен серьёзно повлиять на экономические возможности ряда стран, в том числе и в части военных расходов, изменив приоритеты военного строительства и облик вооружённых сил. Пока рано говорить о том, насколько глубоким окажется спад, однако самое время попытаться спрогнозировать трансформации, которые он вызовет, в том числе и в таких инерционных системах, как военно-морское строительство.

Пандемия COVID-19 внесёт свой вклад в изменения, но её воздействие может быть различным в зависимости от того, как будут развиваться события в странах третьего мира и как быстро появится эффективная вакцина и/или человечество иным образом выработает устойчивый иммунитет к этому заболеванию.

 

Перенос на Восток

 

Прежде чем говорить об ожидаемых изменениях, стоит проанализировать предкризисную ситуацию, от которой они будут отсчитываться.

Ключевой тенденцией развития военно-морских сил в мире предшествующего периода можно назвать перенос развития мировой морской мощи на Восток, в первую очередь – в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Ещё в начале 2000-х гг. распределение мест в рейтинге ведущих морских держав примерно соответствовало ситуации по состоянию на конец холодной войны, с той разницей, что отрыв лидера (США) от второго места (Россия) заметно возрос по сравнению с 1980-ми гг., а к концу 2010-х гг. ситуация изменилась коренным образом. Если исключить стратегические ядерные силы, то топ-5 морских держав, в который в 2000 г. входили Соединённые Штаты, Россия, Великобритания, Франция и Индия, сегодня выглядит совсем иначе.

Американские ВМС сохраняют первое место, при этом ВМС Народно-освободительной армии Китая (НОАК), уступая американскому флоту по совокупным боевым возможностям, обогнали его по общей численности кораблей основных классов. На третьем месте Россия – несмотря на принимаемые меры, постсоветская деградация ВМФ РФ пока не остановлена. На четвёртом и пятом местах располагаются морские силы самообороны Японии и ВМС Индии, боевые возможности которых растут. Таким образом, впервые со времён эпохи великих географических открытий в числе ведущих военно-морских сил мира нет ни одного флота «старой Европы». Особенно заметно изменение удельного веса британского Королевского флота, некогда игравшего роль глобальной морской силы Запада, которую сегодня исполняют ВМС США. Уступая по численности боевых единиц основных классов всем флотам первой пятёрки, в Европе он отстает и от ВМС Франции, находясь примерно на одном уровне с итальянскими. Замыкают мировую десятку ещё два азиатских флота – южнокорейский и турецкий.

Распределение мест в рейтинге в целом объяснимо как ростом экономических возможностей стран АТР, так и инерцией предыдущих периодов. Подъём азиатских флотов характеризуется не просто количественным наращиванием, но и обретением принципиально иных качеств. Так, ВМС НОАК перешли от строительства флота прибрежной и ближней морской зоны к созданию флота дальней морской и океанской зоны. Ключевыми приобретениями стали вновь созданные авианосные силы, активное развитие экспедиционных сил, включая строительство десантных кораблей-доков и универсальных десантных кораблей, а также быстрый рост численности неавианесущих кораблей дальней морской и океанской зоны – эсминцев и фрегатов. Символом качественных изменений стало строительство «больших эсминцев» (фактически – ракетных крейсеров) проекта 055. В настоящее время кораблями такого класса располагают только США и Россия, но ни та, ни другая страна не строит новые уже более двадцати лет.

Качественно меняются и возможности Морских сил самообороны Японии, несмотря на прежнее «пацифистское» наименование представляющие собой полноценный сбалансированный флот с растущими возможностями проецирования мощи. Следует отметить, что Япония наращивает возможности в условиях длительной экономической стагнации, с одной стороны – благодаря американской поддержке, с другой – ввиду резкого расширения возможностей ВМС НОАК. Совершенствование возможностей японского флота, выраженное в получении собственных авианесущих кораблей, дизельных субмарин нового поколения и современных ракетных эсминцев системы «Иджис» вкупе с растущим потенциалом береговой авиации и другими мерами позволяет отвести Японии второе место после КНР среди азиатских морских держав. В сочетании с силами передового базирования ВМС США морская мощь Японии равновешивает китайский подъём. Ещё одной «гирькой» на весах в этом сравнении являются ВМС Южной Кореи, тоже опирающиеся на американскую технологическую поддержку и приобретающие новые качества – в частности благодаря строительству универсальных десантных кораблей.

ВМС Индии, занявшие место в пятёрке сильнейших ВМС мира ещё в 1980-е гг., сохраняют свою позицию и сейчас, также претерпевая качественную трансформацию. Как и КНР, Индия создаёт сбалансированный флот дальней морской/океанской зоны, но с более скромными целевыми показателями, ограниченными в первую очередь необходимостью решения задач в Индийском океане. Признаком качественного перехода в индийском случае является начало собственного строительства авианосца, современных эсминцев и атомных подводных лодок. При этом Индия имеет наиболее широкую географию военно-технического сотрудничества из всех крупных морских держав Азии, приобретая технологии и готовые системы вооружения и в России, и во многих западных странах.

 

Западная деградация

 

Оценивая европейские флоты, можно в основном говорить о стагнации – и по экономическим возможностям в сравнении с Соединёнными Штатами и крупными азиатскими державами, и в плане роли в НАТО. За исключением французского и (в меньшей степени) британского и итальянского флотов остальные сведены к небольшим группам лёгких и вспомогательных сил, способных выполнять исключительно второстепенные задачи в операциях ВМС США. Самостоятельные операции требуют сосредоточения многонациональной группировки со всеми вытекающими сложностями формирования и управления, при этом ударный и экспедиционный потенциал, за вычетом уже названных Великобритании, Франции и Италии, отсутствует у стран ЕС.

Характерна «постимперская» деградация британского Королевского флота. В начале прошлого века он безраздельно господствовал на морях, был силой, равновеликой ВМС США ещё в начале Второй мировой войны, занимал второе место в мире с 1943–1944 до конца 1960-х годов. Лебединой песней британских ВМС стала Фолклендская операция – последняя, которую они провели (и могли провести) самостоятельно. В настоящее время, несмотря на строительство авианосцев типа «Куин Элизабет», возможности Королевского флота недостаточны для самостоятельных операций и требуют либо координации усилий с флотами Европы и союзниками из других регионов, либо поддержки Соединённых Штатов. Деградация выражается в последовательной утрате ряда ключевых промышленных компетенций, включая собственную разработку и производство боевых самолётов, управляемого вооружения, энергетических установок и других важнейших систем и узлов.

Увеличились сроки строительства и испытаний новых боевых единиц, а также объёме претензий к качеству. Существенным фактором, который ограничивает боевые возможности Королевского флота, является проходящее красной нитью последние сто лет, начиная с Первой мировой войны, стремление к максимальному удешевлению кораблей новых проектов, что регулярно ведёт к снижению их характеристик – с 1930-х гг. и по сей день.

Несколько лучше дело обстоит во Франции, поддерживающей независимость собственного оборонно-промышленного комплекса, вплоть до производства межконтинентальных баллистических ракет. Вместе с тем, как и в британском случае, отмечается деградация промышленности: увеличение сроков постройки новых боевых единиц и проблемы с состоянием уже имеющихся. При этом Франция уже объявила приоритетной задачей военно-морского строительства на фоне эпидемии поддержание исправности атомного подводного флота (в первую очередь стратегических ракетоносцев) и авианосца «Шарль де Голль».

Среди европейских членов НАТО исключением можно назвать не вполне европейскую Турцию, ВМС которой в докризисный период перешли к строительству универсальных десантных кораблей, а также современных многоцелевых кораблей дальней морской зоны. Впрочем, сразу проявились сложности, вызванные в основном политическими причинами: попытка переворота 2016 г. и последующее охлаждение отношений Турции с партнёрами по НАТО существенно замедлили развитие ВМС страны.

Общей проблемой для всех европейских стран (за исключением Франции) является отсутствие внятных национальных военно-морских доктрин, что заставляет рассматривать флот скорее в качестве инструмента «гуманитарных интервенций» и вспомогательной силы в рамках объединённых сил НАТО. Экономический потенциал многих членов ЕС достаточен для того, чтобы иметь более сильный флот. Речь, прежде всего, о Германии, экономические и промышленные возможности которой позволяют при желании претендовать на место в пятёрке, если не в тройке ведущих морских держав. Но политические интересы, требующие такого военно-морского подкрепления, у Германии отсутствуют.

В стагнации, как это ни странно, находятся и крупнейшие военно-морские силы мира в лице ВМС США. План наращивания численного состава ВМС до 355 кораблей к 2030 г. не реализуем без существенного увеличения финансирования, особенно учитывая необходимость перехода к строительству кораблей и подлодок новых проектов. В частности, существенный объём финансирования потребуется для ввода в строй ПЛАРБ нового типа «Колумбия», которые должны заменить ракетоносцы типа «Огайо» 1980–1990-х гг. постройки.

Начальник военно-морских операций ВМС Майкл Гилдэй, выступая в январе на симпозиуме US Navy 2020, сообщил, что программа создания «Огайо» отвлекла на себя 20 процентов бюджета военного судостроения 1980-х годов. Доля «Колумбии» может оказаться ещё выше и составить 30 процентов, что затруднит поддержание нужной численности сил общего назначения.

«355-корабельный план» был частью обещаний Дональда Трампа в ходе его предыдущей избирательной кампании. При фиксации расходов на ВМС на уровне 34 процентов от общего военного бюджета Соединённых Штатов реализация вряд ли возможна (в 1980-е г. доля, например, составляла 38 процентов). Основная часть расходов приходится на содержание и боевую подготовку имеющихся сил. Бюджетные траты на военное судостроение в последние десять лет колеблются в диапазоне 19–22 млрд долларов в год.

В настоящее время ВМС США насчитывают 293 корабля основных классов, и поддержание этого уровня даётся непросто: для сохранения боевого состава ещё до кризиса потребовалось сократить ряд вспомогательных частей и организаций в структуре ВМС. Возможно, что план наращивания численности ВМС будет осуществлён, в частности, за счёт учёта в этой структуре безэкипажных кораблей и судов, ранее не входивших в номенклатуру основных классов.

Отдельно стоит остановиться на ситуации с ВМФ России, судьба которого отчасти напоминает участь Королевского флота после распада Британской империи.

Унаследовав от СССР крупнейший по численности флот планеты, занимавший по боевому потенциалу в океанской зоне уверенное второе место с огромным отрывом от третьего и последующих игроков, Россия так и не смогла за почти тридцать лет чётко сформулировать цели и задачи для своего флота. Де-факто его роль свелась к обеспечению функционирования морских стратегических ядерных сил, охране исключительной экономической зоны и отдельным походам в рамках боевой учёбы и «демонстрации флага». При этом, помимо внушающего уважение боевого состава и развитой (хоть и недостаточной в ряде случаев) инфраструктуры, флот унаследовал и проблемы. Среди них разнотипица, осложняющая снабжение и боевую подготовку, рассредоточенность между четырьмя театрами, обусловленная географией, и, конечно, несоответствующий боевым возможностям политический вес. Последнее ведёт к тому, что флотские программы традиционно стоят последними в очереди на финансирование и первыми – на секвестр. Не говоря уже о том, что сама разработка этих программ ведётся с куда меньшим уровнем политического внимания и научной экспертизы, чем требуется для флота такого класса.

В 2000-е гг. ситуация начала меняться. Однако в тот период денег на обновление ВМФ ещё не было, а в следующем десятилетии выработанная более или менее и начавшая воплощаться в жизнь концепция создания сбалансированного флота, способного действовать как у своих берегов, так и в дальней морской/океанской зоне, была подорвана несколькими взаимосвязанными факторами. Среди них – разрыв военно-промышленной кооперации с Украиной, западные санкции и общая экономическая рецессия. Эти факторы наложились на деградацию российской судостроительной промышленности в постсоветский период, восполнить недостаток мощностей которой в условиях санкций затруднительно.

Сама по себе необходимость поддержания боеспособного флота осознаётся, особенно после начала сирийского конфликта, что выразилось, в частности, в указе президента от 20.07.2017 № 327 «Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года». Основной пункт, вызвавший наиболее оживлённое обсуждение, – требование обеспечить ВМФ России второе место в мире по боевым возможностям. По сути, это означает, что российский флот может уступать только ВМС США, при этом тот же документ (статья 39, параграф V) гласит: «Российская Федерация не допустит существенного превосходства военно-морских сил других государств над Военно-морским флотом».

В настоящее время этот параметр выполняется только с учётом стратегических ядерных сил, в то время как по возможностям сил общего назначения ВМФ России уже заметно уступает ВМС НОАК, а с учётом географического фактора на каждом отдельно взятом театре военных действий и флотам наиболее сильных региональных игроков.

 

Кризисное будущее: крупные игроки

 

Особенностью развития военно-морских сил является инерционность, чрезвычайная длительность жизненного цикла основных проектов в этой сфере, сравнимая с продолжительностью человеческой жизни для боевых кораблей и превышающая её – для инфраструктуры и концепций применения. С одной стороны, это делает флоты менее уязвимыми для сиюминутных колебаний экономической конъюнктуры. С другой – серьёзно ограничивает возможности развития в кризисный период, когда горизонты планирования сокращаются и никто не готов взять на себя ответственность за запуск проектов, требующих многомиллиардных вложений и планирования на десятки лет вперёд.

Исходя из сказанного, нельзя утверждать, что кризис окажет серьёзное влияние на развитие флотов восточноазиатских государств. Вместе с тем интенсивность этого развития будет прямо зависеть от общего состояния мировой экономики, в первую очередь от того, с какой скоростью будут восстанавливаться европейские и американские рынки. Крупнейшие державы Восточной Азии – Япония и Китай – способны применить американский подход: поддержка экономики через государственные расходы, в том числе военные, была характерна для Соединённых Штатов в разгар Великой депрессии в первой половине 1930-х годов. Тогда США профинансировали строительство почти двух десятков крейсеров, четырёх авианосцев и большого количества кораблей других классов для своих военно-морских сил.

При этом, если в первой половине 1930-х гг. военно-политическая обстановка не делала эти затраты необходимыми для Вашингтона, то основные игроки АТР находятся в ситуации гонки морских вооружений, причём для Китая и Соединённых Штатов эта гонка не уступает по накалу морскому состязанию Германии и Великобритании в 1890–1910-х гг. или СССР и США двумя поколениями спустя.

Кроме того, стимулом выделить средства на финансирование военных программ, включая военно-морские, в случае Японии и Соединённых Штатов может быть стремление удешевить свои валюты, чтобы ускорить восстановление экспорта на период выхода из кризиса. В этих условиях предложения, увеличивающие инфляцию, могут рассматриваться как оправданные.

Поведение США практически наверняка будет определяться вышеупомянутой моделью периода Великой депрессии, что уже подтверждается приказом заместителя министра обороны США Эллен Лорд, отвечающей за закупку ВиВТ, от 22 марта 2020 года. Приказ касается необходимости сохранения военного производства и обозначает приоритетные направления. В их качестве определены: аэрокосмический сектор; инженерно-технический персонал; сотрудники производственных предприятий; IT-отрасль; силы безопасности; средства разведки; персонал и средства обслуживания летательных аппаратов и вооружения; поставщики лекарств и медтехники; критически важные транспортные возможности.

Наиболее существенным отличием от ситуации Великой депрессии является смена приоритетов: вместо флота ключевыми направлениями становятся ВВС и космическая группировка. Скорее всего, это повлияет на упомянутые выше планы наращивания боевого состава ВМС США до 355 кораблей, которые так и останутся на бумаге. Отказ от увеличения численности ВМС ещё более вероятен с учётом возможного досрочного списания ряда имеющихся кораблей и подлодок, чтобы получить возможность заказать новые – для поддержки промышленных мощностей, занятости и производственной кооперации. Под удар могут попасть также перспективные разработки на ранних стадиях, генерирующие в основном расходы при минимальном эффекте в виде рабочих мест и загрузки производственных мощностей.

Россия более ограничена в средствах поддержания собственного промышленного производства, чем Соединённые Штаты. Стимулирование оборонных производств и разработок за счёт дополнительной эмиссии может повлечь за собой девальвацию рубля, что невыгодно, в частности, в силу зависимости российской экономики от импорта. Тем не менее ограниченные меры такого рода возможны, как и поддержка промышленного производства за счёт средств Фонда национального благосостояния. Ограниченность поддержки в сочетании с низкой приоритетностью военно-морских программ как таковых повлечёт за собой отказ от ряда перспективных проектов. Относительно флота – это отмена (либо отсрочка) проектирования перспективного авианосца, строительства собственного «большого эсминца» (ракетного крейсера) нового поколения и, возможно, отказ от ряда объектов инфраструктуры, в том числе в Арктике.

Учитывая уже накопленный негативный опыт регулярного срыва сроков и выхода за рамки финансирования, под секвестр почти наверняка попадут планы модернизации кораблей советской постройки. Во всяком случае – их урежут раньше, чем планы строительства новых боевых единиц.

 

Второй эшелон: совместное выживание

 

Подавляющее большинство военно-морских держав второго эшелона, включая таких участников топ-5, как Япония и Индия, критически зависят от зарубежных поставок и технологической поддержки. В таком же положении и большая часть стран – членов ЕС, а также находящаяся в процессе выхода из единого экономического пространства Великобритания. Данная ситуация сложилась в 60–70-е гг. прошлого века, когда с окончательным наступлением ракетно-ядерного периода развития флотов оказалось, что полноценными цепочками разработки и производства современных боевых надводных кораблей и подлодок (как и большинства других видов ВиВТ) обладают только две страны – США и Советский Союз. С рядом оговорок к этой категории относилась Франция.

На сегодня полноценной независимостью в сфере ВПК не обладает ни одна страна. Но там, где Соединённые Штаты решают проблемы за счёт большого количества партнёров по различным формам кооперации, а Россия вынуждена в ряде случаев использовать заведомо менее эффективные решения ввиду затруднённого доступа к современным технологиям, страны второго эшелона чаще всего не имеют выбора вообще.

При необходимости обновления арсеналов они вынуждены обращаться либо к прямым зарубежным поставкам, либо к тем или иным формам совместных проектов.

Развивающийся кризис способен оказать на подобные проекты двоякое влияние. С одной стороны, потребность в них возрастёт – кооперация с совместной разработкой и постройкой позволяет снизить затраты для каждого из участников. С другой – головные разработчики будут стремиться оставить своей промышленности максимально возможную долю стоимости, снизив локализацию у младших партнёров. Неизбежное снижение военных расходов (не только в силу кризиса, но и вследствие осознанной в последние месяцы необходимости увеличить финансирование здравоохранения) может привести к массовому пересмотру военных программ странами второго эшелона.

Подобный пересмотр чреват различными последствиями. Одно из наиболее вероятных, помимо массового сдвига сроков перевооружения у стран, зависящих от зарубежных поставок ВиВТ, – переход к закупкам упрощённых образцов военной техники, включая боевые корабли. Простейшим примером таких решений является использование приёма FFBNW (fitted for but not with) – закупка техники «в минимальной комплектации» с ограниченным функционалом – например, с урезанным комплектом вооружения, неполным набором радиоэлектронного оборудования. Это позволяет, с одной стороны, получить необходимое вооружение и технику, с другой – не переплачивать за возможности, которые могут не понадобиться прямо сейчас и которые можно реализовать впоследствии, когда появятся деньги на дооснащение и модернизацию ранее полученных кораблей, самолётов и так далее.

В ряде случаев этот приём используется и головными разработчиками – как, например, ставшая уже традиционной закупка британским Королевским флотом эсминцев без противокорабельных ракет или постройка для ВМФ России фрегатов проекта 11356 с сокращённым набором противолодочного оборудования и средств ПВО, поставка первых серийных малых ракетных кораблей проекта 22800 без штатного зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь» и ряд других примеров.

Ещё один метод – вывод на рынок исходно упрощённых моделей. Так, из-за очень высокой стоимости современных боевых надводных кораблей большой популярностью на рынке морских вооружений пользуются так называемые патрульные корабли (OPV – Offshore Patrol Vessel), базовая комплектация которых исходно предусматривает в основном функционал береговой охраны и защиты судоходства, но не ведения боевых действий против вражеского флота. Зачастую удешевление достигается за счёт использования норм живучести, принятых в коммерческом судоходстве, – без формирования зон живучести с автономным энергообеспечением отсеков и упрощённым составом главной энергетической установки и без применения COTS-технологий (Commercial Off-The-Shelf) в бортовом радиоэлектронном оборудовании, то есть без готовых коммерческих технологий и оборудования, доступного на гражданском рынке.

Как правило, конструкция OPV позволяет при необходимости доукомплектацию и довооружение, особенно при использовании модульных конструкций, всё больше входящих в практику.

В таком удешевлённом виде исполняются боевые корабли самых разных классов. Так, массовое использование технологий коммерческого судостроения характерно для многих проектов десантных кораблей, включая УДК «авианосного» типа, в частности корабли «Мистраль», в своё время заказанные (но так и не полученные после событий 2014 г.) ВМФ России. Это обеспечивает заметную экономию – 20-тысячетонный «Мистраль», способный перевезти усиленный батальон морской пехоты с бронетехникой и артиллерией и решать ряд других задач, доступных для многоцелевого вертолётоносца с большим грузовым отсеком, стоил в начале 2010-х гг. около 450 млн евро – дешевле большинства современных фрегатов.

Стоит отметить, что появление метода упрощения и удешевления авианесущих кораблей за счёт использования в их конструкции технологий и норм гражданского судостроения (или просто строительства на основе пассажирских/грузовых судов) совпадает по времени с появлением авианосцев как класса – первый в мире авианосец классической компоновки, корабль Его Величества «Аргус», введённый в строй в сентябре 1918 г., исходно сооружался как пассажирский лайнер.

Упрощение конструкции самих кораблей и минимизация состава вооружения отчасти может быть компенсирована развитием смежных направлений – например, закупкой беспилотных аппаратов и морских патрульных самолётов, использование которых позволяет компенсировать нехватку оборудования на кораблях, предоставляя при этом более широкие возможности, в том числе и боевые.

 

Вероятные сценарии: что может пойти не так?

 

Любые решения имеют ограниченный диапазон сценариев, в рамках которых они технически применимы. Можно выделить несколько групп факторов, способных существенно повлиять на посткризисное развитие военно-морских сил стран мира.

Углубление экономического кризиса. Продолжающееся ухудшение экономической обстановки вследствие возможной новой волны (нескольких волн) распространения COVID-19, что было характерно для ряда великих пандемий прошлого, окажет существенное влияние на экономики стран первого мира. Вероятное дальнейшее ухудшение способно заставить многие государства принципиально пересмотреть структуру расходов, не говоря уже о резком сокращении доходов при регулярных карантинных мерах и политико-экономических последствиях. Вероятность данного сценария прямо зависит как от субъективных факторов – способности современной науки создать эффективную вакцину/лекарство, так и от объективных – способности человеческого организма приспособиться к новому вирусу и способности последнего к мутации.

Неблагоприятное развитие событий в этом случае способно поставить под угрозу перспективы развития флотов первого эшелона, включая ВМС США и ВМС НОАК, заставив руководство Соединённых Штатов и КНР отложить или, возможно, отменить ряд программ. В наихудшем случае развития экономического кризиса прогнозирование событий не представляется возможным.

Деградация альянсов и суверенизация обороны. Усугубление экономических проблем способно повлечь за собой политические последствия в виде переоценки рядом стран своего участия в существующих международных институтах и значения этих институтов для национальной безопасности. Первой ласточкой может оказаться Турция, претендующая на роль регионального лидера и имеющая набор неразрешённых противоречий с союзниками по НАТО. Усугубление противоречий, независимо от того, последует формальный выход Турции из НАТО или нет, подтолкнёт ряд стран к необходимости самостоятельно гарантировать безопасность или как минимум диверсифицировать риски на случай, если интересы национальной безопасности вступят в конфликт с союзническими обязательствами. В части флота и обороны в целом это может привести к ревизии ряда совместных проектов/экспортных контрактов, реализация которых окажется под угрозой в силу политических противоречий – подобно тому, что произошло с планами Турции закупить американские истребители F-35.

Часть наиболее развитых стран второго эшелона станет стремиться к повышению самостоятельности в обеспечении собственной национальной обороны. Но для многих деградация альянсов и совместных проектов будет означать либо вынужденный переход на прямой импорт зарубежной техники уже без участия в совместных разработках и производстве, либо переход на более простые, но реализуемые собственными силами решения.

Дефицит стабильности. Даже в случае победы над COVID-19 и преодоления экономического кризиса ведущими странами без катастрофических потерь и революционных преобразований под вопросом остаются последствия происходящего для стран третьего мира. Там не исключено развитие событий по неблагоприятным сценариям в силу ограниченных экономических возможностей и политической нестабильности. Последствия пандемии, наложенные на экономический кризис, чреваты коллапсом слабых государственных режимов с расширением имеющихся и появлением новых «серых» и «чёрных» зон, территорий с ограниченным либо отсутствующим государственным управлением и ограниченным, в силу невозможности гарантировать безопасность, доступом. Сокращение военных возможностей крупных держав вследствие кризиса может подарить таким зонам долговременное существование.

Примерами подобных зон с ослабленным или отсутствующим де-факто государственным управлением может стать Афганистан, ряд районов Пакистана, многие страны Ближнего Востока, Африки, в том числе северной, Латинской Америки и другие. Расширение таких зон неизбежно повлечёт за собой рост, в том числе на море, спроса на асимметричные инструменты влияния, в первую очередь – на частные военные компании и иные формы услуг наёмников, обеспечивающих интересы стран первого-второго эшелона. Подобное развитие событий в приморских регионах может привести к возрождению пиратства и нелегального морского бизнеса (наркотрафик, контрабанда, работорговля и так далее). Впрочем, ничего нового – пиратство всегда активизируется во времена глубоких кризисов и упадка контролирующих морские пути великих держав.

 

Выводы

 

В случае развития событий по умеренному сценарию наиболее вероятным представляется усугубление таких наблюдавшихся и до начала глобального кризиса явлений, как опережающий рост морской мощи стран АТР, особенно Китая, Японии, Южной Кореи, на фоне стагнации флотов Европы и США. Неблагоприятные последствия кризиса в сочетании с сокращением военных расходов могут повлечь активизацию пиратства и нелегального морского бизнеса в регионах, где государственная власть и экономика пострадают особенно сильно. Под угрозой, помимо актуальных на сегодня районов, окажутся и исторические районы активного судоходства – такие, как Средиземное море, Мексиканский залив и Карибское море, моря Юго-Восточной Азии.

Последствиями кризиса для строительства флотов и военно-технического сотрудничества в военно-морской сфере можно назвать заморозку ряда программ, существенное сокращение расходов на новые проекты в ранней стадии развития, растущий интерес к дешёвым решениям с максимальным использованием технологий коммерческого судостроения и COTS-подхода. Эти последствия будут проявляться тем сильнее, чем более существенным окажется ущерб, нанесённый кризисом.

Холодная война тогда и теперь: в чём различия?

Виктор Мураховский

Не будет преувеличением сказать, что мобилизационная готовность экономик и обществ большинства стран сейчас находятся на самом низком уровне после Второй мировой войны.

Подробнее

Корабли ВМС США покинули Черное море из-за спецоперации на Украине

Политика Сюжет: ДНР, ЛНР, Украина: обострение 5784

Поделиться

Фото: Кадр из видео

США вывели корабли своих военно-морских сил из акватории Черного моря. Об этом сообщили в американском военном ведомстве.

Пентагон не скрывает, что главной и едва ли не единственной причиной вывода кораблей ВМС США из Черноморского региона стали события на Украине. При этом в американском министерстве обороны пока не говорят о возможных сроках возвращения в Черное море, да и о том, состоится ли оно вообще.

В последние годы Военно-морские силы США регулярно присутствовали в Черном море. Например, в ноябре 2021 г. в Черном море довольно долго находились ракетный эсминец USS Ross и флагманский корабль 6-го флота США USS Mount Whitney. В декабре 2021 г. в Черное море заходил ракетный эсминец USS Arleigh Burke.

Американские военные корабли участвовали в Черном море в военно-морских маневрах совместно с кораблями других стран НАТО, включая Великобританию, Данию, Францию, а также проводили военно-морские учения вместе с ВМС Украины.

Подписаться

Авторы: