Рыцарство средневековой Венгрии » Военное обозрение

Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут.
Евангелие от Матфея 26:51

Рыцари и рыцарство трёх веков.


Как интересно иногда распоряжается история! Венгры были одним из тех народов, что пришли из Азии по Степному коридору в Европу и многие годы наводили ужас на ее жителей своими походами, наравне с арабами и викингами. Они вторгались во Францию и в Германию, совершали походы в Италию и даже в Испанию. Однако, проиграв сражение на реке Лех в 955 году, они прекратили свои набеги на запад и занялись обустройством своего государства. Бывшие кочевники и легкоконные лучники, они быстро переняли европейские военные традиции и рыцарскую культуру и со временем уже практически ни в чем не уступали армиям Западной Европы. Ну а о том, что представляли собой их собственные войска в 1050—1350 гг., мы сейчас и расскажем.

Венгерский воин Х века из Патриархата Аквилеи (фреска)

Государство множества провинций


Заметим, что средневековое венгерское государство было очень большим и включало в себя множество провинций, населенных немадьярскими народами, хотя в них после завоевания и проживало значительное по численности венгерское население. Но были и такие местности, где оно оставалось в меньшинстве. То есть монокультурным и моноязычном населением в ту эпоху оно не было. Во многих городах также проживало немало немцев. Наиболее значимыми были такие немадьярские регионы, как Трансильвания (население которой составляло смешанное венгерское, румынское и немецкое население) и Словакия, Хорватия, Босния, Темешвар (северная Сербия) и северная Далмация, причем проживавшие там люди были в основном славянами. На востоке Валахия и Молдавия в течение некоторого времени также находились под венгерским сюзеренитетом, хотя и не очень недолгое время.

Что всегда отличало восточных воинов от западных, так это использование ими луков и доспехов из металлических пластин, лучше защищающих от стрел. Фреска с изображением Святого Георгия в доспехах конного воина из церкви Гёреме в Турции, 1000-1199 гг.

Первоначально венгры, или мадьяры, были кочевым народом финно-угорского происхождения, пришедшим в Европу из Сибири, хотя они и включали в себя значительный контингент представителей тюркской национальности. Когда значительная часть их прежней военной аристократии погибла на поле битвы при Лехе, психология оставшихся резко изменилась, и они постепенно интегрировались в христианскую европейскую цивилизацию.


Тоже фреска, на этот раз из Сирии. Церковь Деи Мар Муса-аль-Набаси, Набк, 1000-1199 гг. У всадника типично рыцарское «кресельное» седло.

Венгрия официально стала христианской довольно поздно, а именно в 1001 году, с крещения ее первого короля Стефана. Вместе с религией были введены и западноевропейские феодальные институты, а ее элита приняла западную культуру, включая и традиции военного дела. Вдоль западной границы теперь царил мир, но зато новое христианское венгерское королевство тут же начало воевать со своими северными, южными и восточными соседями, стараясь раздвинуть пределы своих земель.

С середины Х века западная граница Венгрии включала Словакию, но не Моравию. Затем она пролегала немного западнее нынешней венгерско-австрийской границы, где и оставалась на протяжении всего рассматриваемого периода. К середине ХIII века Хорватия и Далмация вошли в венгерское королевство благодаря брачным союзам. Босния была отвоевана у сербов, а западная Валахия находилась под венгерским сюзеренитетом. Далее Венгрии пришлось испытать на себе весь ужас монгольского нашествия в 1241 году, но страна, тем не менее, так и не была включена в состав монгольской империи. Фактически Венгрия оправилась довольно быстро, и в течение XIV века превратилась в мощное централизованное государство, ориентирующееся во всем на Запад. Босния была завоевана вновь в 1328 году, а Валахия и Молдавия оставались под венгерским сюзеренитетом до 1360-х годов.


На территории Восточной Европы также имеются эффигии, но их сохранилось меньше, чем на Западе. Вот эффигия рыцаря Миклоша Гараи, 1380 г., францисканская церковь в Шиклоше, Венгрия. Эффигия необычная. Она глубоко врезана в поверхность плиты, что нетипично для эффигий Франции, Англии и Германии. Однако изображенный на ней рыцарь имеет типичное для своего времени снаряжение: шлем-бацинет, джупон, наголенники, наплечники, пластинчатые сабатоны и цепи.



Венгерский всадник первой половины Х века (№3). Рис. Ангуса МакБрайда.

Кочевники в центре Европы


Что касается военного дела у мадьяр, то традиционная военная культура этого народа – это культура кочевников. Вот только перестав быть таковыми они совершенно ее забыли. Теперь, став христианами и ориентируясь на победивший их Запад, они стали опираться на небольшую по численности рыцарскую кавалерию, которую, как дань древней традиции, поддерживали конные лучники. Лучники имели более легкие доспехи, всадники с копьями и мечами – более тяжелые. Луки у венгров были также ближе к сасанидскому, кавказскому, византийскому или раннему арабскому типу, чем к турецкому. Есть также свидетельства того, что тактика мадьярской конной стрельбы из лука была ближе к тактике Ближнего Востока, чем Центральной Азии. Как это могло получиться, не вполне ясно. Ведь пришли-то они как раз из Азии, а отнюдь не с Ближнего Востока. Объяснение может быть только одно. Ареал обитания мадьярских племен не совпадал с ареалом прототурок, и они друг с другом на просторах Азии не соприкасались. А вот Кавказ и Иран имели с ними контакты во время их переселения на Запад, и в ходе этих контактов мадьяры как раз и познакомились с военным делом древнего Ирана и что-то из него переняли. Интересно, что ранние мадьяры использовали довольно сложные осадные орудия. То есть очевидно, что Венгрия имела торговые контакты с исламским миром в Х и XI веках и они не прошли для нее даром.

Та же эффигия, крупным планом. На ней можно рассмотреть богатый рыцарский пояс и идущие к рукояткам меча и кинжала цепи. На шлеме бармица-авентайл. На руках латные перчатки с наклепанными пластинками.

Первая фаза «вестернизации» в Х и XI веках, вероятно, затронула только королевскую семью, наемные войска и главных баронов. Некоторые слои мадьярского общества, особенно жившие на Великой равнине, то есть в Паннонии, сохраняли свои обычаи вплоть до XII века. Главным их занятием по традиции было коневодство. Однако большинство населения, особенно в районах с населением из славян, всегда занималось земледелием. Многие мадьяры также поселились в этих местах и быстро переняли у славян слова, относящиеся к коневодству, которые имели финно-угорские корни, а вот к земледелию – славянские! В свою очередь, это привело к усилению феодализации страны и армии. Легкая кавалерия не исчезла, но значение ее сильно уменьшилась, в то время как оружие и доспехи стали в значительной степени, хотя и не полностью, западноевропейскими.


А теперь мы рассмотрим целый ряд замечательных миниатюр из венгерского манускрипта «Хроника Пиктум» 1325-1360 гг. (Национальная библиотека Сечения, Будапешт, Венгрия) На первой мы видим воина буквально повторяющего, за исключением щита, одеяние воина, изображенного на эффигии, однако без доспехов на ногах.

Еще два воина из того же манускрипта тоже «железа» на ногах почему-то не имеют.

Еще одну волну кочевников-переселенцев с Востока Венгрия получила непосредственно перед монгольским вторжением, когда на ее земли бежали племена куманов – половцев. Мигранты были кочевниками, занимались кочевым животноводством и этим они были близки мадьярскому населению Венгрии. Но после монгольского вторжения и гибели огромного количества людей возвращение к прежней жизни стало невозможным. Тем более, что на опустошенные земли пришли теперь уже переселенцы из Германии. Таким образом на территории Венгрии возникла пестрая мультинациональная смесь языков, культур и народов, в которой, однако, доминирующая феодальная знать была почти неотличима от своих немецких или итальянских коллег, точно так же, как и немецкие поселенцы и немецкие тевтонские рыцари в таких областях, как Трансильвания.


А вот у этого воина на ногах очень интересные шоссы. Видимо они из кожи, и изнутри подбиты металлическими пластинками, наличие которых выдают головки заклепок. Щит традиционной формы для воинов на всех миниатюрах этого манускрипта, с отверстием для копья.

Многолетние войны Венгрии с кочевниками в степях, расположенных за Карпатскими горами, возможно, как раз и объясняют тот факт, что несмотря на «вестернизацию» своего конного войска, здесь продолжалось использование большого количества относительно легко вооруженных конных лучников самого различного происхождения. При этом на самом деле венгерская армия XIII века имела очень много общих черт с византийской армией, что говорит еще и о наличии сильного влияния с этой стороны.


Венгерские рыцари, сидя в кресельных седлах, атакуют турецких воинов, обстреливающих их из луков. «Хроника Пиктум» 1325-1360 гг. (Национальная библиотека Сечения, Будапешт, Венгрия) Хорошо видно, каким образом используются щиты с отверстиями для поддержки копий.

Арбалет против лука


Пешие арбалетчики играли заметную роль, причем большинство таких воинов набирались из славянских земель, таких, например, как Словакия. Арбалет, кстати, очень быстро стал популярным оружием в Венгрии, хотя даже к XV веку сложный составной лук он вытеснил не полностью. Венгры, как и многие другие степные народы, использовали укрепления из повозок, известные и чехам, и полякам и также воинам Руси. Некоторые считают, что заметные восточные черты в военном деле венгров есть, следствие турецкого влияния. Однако венгры почти не встречались с османами лицом к лицу вплоть до конца XIV века, хотя турки переправились в Европу через Босфор уже в 1352 году, а уже в 1389 году спустя нанесли сербам поражение на Косовом поле. Так что использование повозок в качестве полевых укреплений, а также и огнестрельного оружия, соответственно можно рассматривать как примеры влияния со стороны Венгрии, быстро адаптировавшей все новинки военного дела из Западной Европы.

Кстати, сцены сражения с мусульманами европейских рыцарей в то время в манускриптах помещали очень часто, причем нередко изображения мусульман были, скажем так, несколько «удалены» от реальности, вот, например, как на этой миниатюре из «Псалтири королевы Мэри». Созданная между 1310 и 1320 гг., она содержит 223 полноцветных и частично раскрашенных миниатюр. (Британская библиотека, Лондон)

Использованная литература:
1. Nicolle, D. Arms and Armour of the Crusading Era, 1050 – 1350. UK. L.: Greenhill Books. Vol.1.
2. Nicolle, D. Hungary and the Fall of Eastern Europe 1000-1568. UK. L.: Osprey (Men-At-Arms №195), 1988.

Продолжение следует…

topwar.ru

Всадники Черной Армии (1): рыцари и ополченцы

Мы уже рассказывали о черном легионе венгерского короля Матиаша Корвина, который также называют Черной Армией. Подразделение это было одной из самых боеспособных армий второй половины XV века, причем этот титул подкреплен реальными победами.

В рядах черной армии служили моряки и пехота, а также всадники. Сегодня мы раскроем тему черной конницы поподробнее…

Не по одежке, а по уму

Офицерами в Черной Армии были представители аристократии, но немаловажным фактором являлась способность конкретного человека руководить ситуацией и командовать войсками. Например, достаточно долгое время Черной армией командовал Ян (Иоганн) Хогвитц – наемник, хороший опытный командир, прозванный за свои поступки Черным.

Позже командиром стал эпичный и полулегендарный Пал Кинижи, наделенный, к тому же, огромным ростом. Бессменный командир Черной Армии, своим талантом и авторитетом он  затмил многих других. Примечательно, что Пал Кинижи (если верить легендам) был сыном мельника, но сам выбился в состоятельные аристократы.

Жандармы венгерского короля

Ударной частью регулярного войска Корвина являлась тяжелая кавалерия (nehec lovassag) или, на западноевропейский манер — жандармы.

В ее состав входили знатное и среднее венгерское дворянство, а также привлеченные из-за границы рыцари: немецкие, чешские и итальянские искатели удачи. Как правило, они были младшими отпрысками знатных фамилий и, конечно же, отличными воинами.

Nehec lovassag – являлись пробивной и сокрушительной силой на полях сражений восточноевропейского театра военных действий, способной справится с австрийскими рыцарями, турецкими сипахами и капикулу в сражении «кость в кость».

Как выглядели рыцари Черной Армии?

Изобразительные источники того времени, скульптуры и надгробия дают некоторое представление о внешнем облике рыцарей Черной Армии.

Это были отряды воинов в полном латном комплекте от шлема до железной обуви — сабатонов

Доспехи были выполнены, главным образом, в немецком готическом стиле, но встречается и итальянский стиль. Это неудивительно, учитывая симпатию Матиаша Корвина к итальянскому Возрождению, а так же историческую взаимосвязь с южнонемецкими землями.

Черные готические латы

Еще возникает вопрос – красили ли черноармейцы свои доспехи, за что, якобы, и получили свое наименование?

На ряде изобразительных источников действительно встречались воины в черных готических латах, но были изображения, где доспехи имеют привычный серовато-стальной оттенок. Вероятно, встречались оба варианта, и, возможно, черные доспехи дозволялось иметь опытным воинам, прошедшим ряд кампаний и заслужившим иметь отличительный признак, чтобы соответствовать названию войска.

Снаряжение рыцарей Черной армии

Шлем «салад» с латным подбородком — «бивором», который одевался воином чуть раньше, чем сам шлем.

Черноармейцы-рыцари преимущественно использовали шлемы-салады с латным побородком — бивором, кирасы или мелкопластинчатые бригантины и весь комплекс остальных доспехов. Вооружались они копьями, мечами и булавами, и воевали на отборных конях, одних из лучших в Европе.

Иногда всадники-черноармейцы изображались скачущими на врага с поллексами в руках. Что это — художественный прием или реалии боя? Сложно сказать действительно ли венгерские всадники применяли традиционно пехотное оружие в конном бою или же это были пехотинцы, передвигавшиеся верхом и спешивающиеся в бою.

Нередко венгерские рыцари имели щиты, вышедшие из употребления в западных землях. Это так называемые конные павезы и тарчи, но чаще встречаются ассиметричные венгерские тарчи. Ими пользовались легкие всадники и даже пехотинцы, вот только побольше размерами.

Наемные рыцари armigeri и конные арбалетчики

Наемные рыцари или armigeri являлись неотъемлемой частью практически любой венгерской армии XIV — XV вв. Этот итальянский термин подразумевал бронированных жандармов со отрядом, организованном по типу стандартного «копья»- жандарм, пара всадников и 2-3 пехотинца.

Недостатка в наемниках не было, они набирались на службу по договорам найма на срок или кампанию. Источниками пополнения наемников были Южная Германия, Богемия, сама Венгрия и итальянские фактории.

Мало того, Хуньяди использовали наемных конных арбалетчиков, развернутых рядом с жандармами и явно дистанцированных от легкой конницы. Конных арбалетчиков нанимали в пределах Священной Римской империи.

Конные ополченцы: знание местности и боевой дух

Средней кавалерией в венгерской армии являлись феодальные конные отряды комитатов и банов (наместников и представителей центральной власти). Она состояла из местного дворянства и конных ополченцев, вооруженных хуже королевских войск, но имевших сильную сторону – знание местности и, как правило, высокий боевой дух.

Бандерии были постоянными спутниками Черной Армии, дополняя и усиливая ее, но оставаясь все-таки ополчением, собираемым на время военных действий. Они включали и тяжеловооруженных рыцарей и отряды легкой конницы-ополчения. Один рыцарь бандерии обязан был приводить с конца XIV в. минимум двух конных лучников.

Окончание следует…

Фото: Евгения Комарова и социальная сеть «ВКонтакте»

proshloe.com

Чёрная Армия Корвина | Warspot.ru

После падения Константинополя османов уже ничто не могло остановить, султан вел своё войско на запад, его целью были Буда, Вена, Прага, Кёльн. Католическая Европа охвачена страхом. Первой удар приняла маленькая Венгрия и… остановила иноземцев.

29 мая 1453 года – чёрный и самый мрачный день календаря. Стольный Царьград, блистательный Византий, порфирородный Константинополь пал. Собственно, сомнений в этом ни у кого не было, Византийская империя была зажата в клещи османами со стороны Эдирне (Адрианополя) и Малой Азии. Крестовый поход храброго королевича Владислава провалился, последний василевс Константин Палеолог пал в бою за родину. Султан Мехмед Фатих воцарился в Стамбуле и отныне устремлял свои взоры на запад.

По тюркскому преданию, султан лишь тогда станет величайшим и могущественным, когда обретёт «кызыл элма» (золотое яблоко) – символ власти. Эти яблоки будто бы давали власть над европейскими землями. Одно «кызыл элма» Мехмед взял в Константинополе, остальные ещё только предстояло собрать в Буде, Вене, Риме и Кёльне. Янычары тоже жаждали продолжения войны и стали готовиться к походу на венгров. Наверняка они представляли себе мадьяров лёгкой добычей: король Ладислав был в заложниках у императора Германии, знать грызлась между собой. Но они не учли одного – во главе армии стал герой битвы при Варне 1444 года Янош Хуньяди, выживший в той битве. Ему очень хотелось поквитаться с врагом.

Полагаться пришлось только на свои силы, и Янош забирает в армию даже плохо вооружённых крестьян. В мае 1456 года турки взяли Белградский замок в плотное кольцо. Яноша там не было, он собирал ополчение. Крепость имела три линии защиты, только это позволило защитникам продержаться до прихода основных сил. Корабли венгров прорвали морскую блокаду турок, отбили несколько приступов. Юный Мехмед приказал брать крепость любой ценой, но Янош нанёс удар первым, подойдя неожиданно с севера. Захваченные врасплох молниеносной атакой крестьян с вилами, турки убежали и не стали контратаковать. Султан хотел покончить с собой от горя, но всё-таки удержался. Победитель Янош умер от чумы через пару недель.

Лёгкой победы у турок не получилось, султан на годы оставил планы по захвату Венгрии. Королевство стало щитом Европы, и правитель обязан был укреплять и ковать броню каждый день. Взял на себя эту тяжёлую ношу сын Яноша Матиаш Корвин (1458–90).

Юный монарх не желал мириться со всевластием баронов и бояр, препятствовавших его воцарению. Только сильная власть и армия могла бороться с врагами внутри и снаружи. Важно отметить, что судьбоносную роль в создании новой армии сыграло его знакомство с гуситским королем Чехии Иржи из Подебрад (1420–71). В 1458 году он одолжил у него 500 рыцарей, чтобы подавить восстание баронов. Его знакомство с чешским опытом ведения войны, наследием Яна Искры, помогло ему в организации армии.

Корвин принялся создавать своё регулярное войско. Но чтобы набирать людей, им нужно было платить из казны. Чтобы золота хватало всем, король облагает все сословия новыми податями, вводит воинский призыв для горожан и селян. По его закону 1459 года каждый барон обязан был отныне воевать за короля по его приказу со всеми своими воинами. Но воевать их пока обязали не более 15 дней и в границах королевства.

Города стали работать на армию. Они обязаны были или платить деньги королю на армию, или производить оружие для войска. Было налажено производство пороха в королевстве, что избавило от затратных закупок за границей.

Победа в Белграде показала значение флота для ведения войны. С 1475 года было решено оснащать корабли пушками с 100–200 фунтовыми ядрами. В 1479 году в распоряжении короля уже был флот из 360 кораблей и 2600 моряков. Для морских экспедиций в его распоряжении был порт Сень. За службу платилось небольшое жалование, правда, очень нерегулярно.

Придворный историк короля А. Бонфини оценивал его регулярную армию в 20 тыс. кавалеристов, 8 тыс. пехотинцев и 9 тыс. боевых повозок. Кроме того, ещё 8 тыс. были постоянно дислоцированы в замках и укреплениях южной линии обороны страны. Даже армия всей Англии уступала по количеству.

Особо привлекала Корвина тактика – умение плохо обученных горожан и крестьян противостоять коннице. В чистом поле едва ли кто-то мог бы противостоять отряду рыцарей, но можно было отгородиться от них стеной.Чешский военачальник Ян Жижка придумал использовать так называемые «боевые возы» (вагенбурги). Перед битвой возы соединялись в кольцо и скреплялись цепями. Обращённую к противнику сторону покрывали деревянными щитами. На врага обращали град стрел из луков и арбалетов, палили из пушек и аркебуз. Взять такой форт было сложно. Когда противник уставал, возы размыкались, полные сил рыцари и пехота выбегали и нападали на врага.

Этот стиль ведения боя стал основой для армии Матиаша. В основе войска стояли профессионалы-рыцари, часто из соседних стран, но две трети личного состава набиралось из местных крестьян и горожан. Сама армия состояла из трёх частей:

  • конница;
  • солдаты с павезами (большие щиты) и лучники. Именно они должны были образовывать неприступную преграду, которая остановит врага.

«Мы рассматриваем тяжёлую пехоту как стену, которая никогда не сдвинется с места; даже если вырежут последнего из них, они будут стоять на том самом месте»

Матиаш Корвин, из письма королю Неаполя Фердинанду I

  • лёгкая пехота и аркебузиры (выходцы с богемских, немецких и польских земель). Они должны были внезапно нападать на противника.

«Легковооружённая пехота осуществляет прорыв по обстановке, затем, если устают или чувствуют опасность, они возвращаются за вооружённых солдат, собираясь в боевые порядки и набираясь сил. Они стоят там до момента, когда снова готовы к бою. В конце все пехотинцы и стрелки встают за щитами»

Матиаш Корвин, из письма королю Неаполя Фердинанду I

«Чёрной» армию прозвали из-за тёмного облачения воинов и их оружия. Даже лица подчас вымазывали тёмной краской. Народ слагал о них песни, например, что они терпят зной и жару, голод и жажду, верны Матиашу как собаки.

Своих «цепных псов» Корвин мог спустить на непокорного магната или барона, земли других королей. В результате тяжёлых Силезских войн 1460-х годов с Чехией половина королевства отошла под власть Венгрии. Только представьте: перед угрозой турецкого порабощения он смог приумножить территорию своей страны. Король истово верил, что необходимо создать единую Дунайскую монархию Венгрии, Чехии, Австрии и Польши на правах личной унии. Этот союз, по его мнению, мог бы противостоять восточным завоевателям.

Не только Европа боялась и уважала чёрную армию. Им под силу было дать бой даже свирепым османам. Король грезил превзойти своего отца в борьбе с иноверцами. В то время папа Пий II, выдающийся гуманист и учёный, взывал европейцев к новому крестовому походу против Стамбула. Но, памятуя о гибели Владислава под Варной, никто не стремился идти на смерть. Матиаш остался один на один с огромными полчищами, и ему удалось отстоять свои земли.

Мехмед II, покорив Византию, устремил свой взор на Боснию. В 1463 году ему удалось занять эти земли и обратить жителей в ислам. В ответ при поддержке Венеции венгерская армия неожиданно двинулась маршем на юг. Время было выбрано идеально – основные турецкие силы как раз отправились домой. Близ Градишки отряды разделились на две части, которые с двух сторон подступили к крепости Яйце. Османы храбро защищали город, но под Рождество сдались. Губернатором Боснии Матиаш назначил своего сподвижника И. Запольяи. В июле 1464 г. венгерский гарнизон выдержал все турецкие атаки. Силы были на исходе у обеих сторон. В результате был заключен мир 1465 года, который фактически закрепил раздел земель между Венгрией и Блистательной Портой. Покоритель Византии Мехмед признал своё поражение и отдал Яйце с прилегающими областями венграм. Это была победа.

Легендарный полководец и герой народных сказаний, богатырь Пал Кинижи во главе армии в 1479 году на Хлебовом поле (Трансильвания) разбил превосходящие в два раза формирования турок, что окончательно отбило у врага желание вторгаться на чужую землю.

Но самой успешной была война Матиаша с Австрией. В 1482 году он нападает на эти владения Габсбургов, пользуясь тем, что старый император Фридрих уже едва ли может обороняться против захватчиков. За три года земли Штирии и Каринтии, Славонии и Австрии признают Матиаша своим королем. Испуганный император уезжает в Инсбрук. В Вене королю и было суждено почить в бозе в 1490 году.

Чёрная армия умерла вместе с Матиашем Корвином в 1490 году. Окружение короля давно считало, что такое большое войско не нужно, походы Матиаша в Австрию ослабили и разорили страну. Кроме того, знать чувствовала себя ущемлённой в «народной армии». На место Корвина пришел Владислав Ягеллон, получивший прозвище «Добже» («хорошо») за покладистость и слабоволие.

Оставшись без денег, войско принялось грабить окрестные сёла Венгрии и требовать денег от короля. Но Владислав не желал отдавать казну в руки крестьянского войска. Разъярённые солдаты подняли руку на святое – на монастыри и храмы, вынося оттуда золото и пожертвования. Вскоре эти бунты были жестоко подавлены, часть солдат казнили, части удалось бежать. Венгрия вступила в эпоху власти баронов и стала лёгкой добычей турок в 1526 году.

warspot.ru

Венгерский черный легион: от рассвета до заката - Курилка

Всадники Черной Армии: рыцари и ополченцы


Мы уже рассказывали о черном легионе венгерского короля Матиаша Корвина, который также называют Черной Армией. Подразделение это было одной из самых боеспособных армий второй половины XV века, причем этот титул подкреплен реальными победами.
В рядах черной армии служили моряки и пехота, а также всадники. Сегодня мы раскроем тему черной конницы поподробнее…

Не по одежке, а по уму

Офицерами в Черной Армии были представители аристократии, но немаловажным фактором являлась способность конкретного человека руководить ситуацией и командовать войсками. Например, достаточно долгое время Черной армией командовал Ян (Иоганн) Хогвитц – наемник, хороший опытный командир, прозванный за свои поступки Черным.
Позже командиром стал эпичный и полулегендарный Пал Кинижи, наделенный, к тому же, огромным ростом. Бессменный командир Черной Армии, своим талантом и авторитетом он  затмил многих других. Примечательно, что Пал Кинижи (если верить легендам) был сыном мельника, но сам выбился в состоятельные аристократы.

Жандармы венгерского короля

Ударной частью регулярного войска Корвина являлась тяжелая кавалерия (nehec lovassag) или, на западноевропейский манер — жандармы.
В ее состав входили знатное и среднее венгерское дворянство, а также привлеченные из-за границы рыцари: немецкие, чешские и итальянские искатели удачи. Как правило, они были младшими отпрысками знатных фамилий и, конечно же, отличными воинами.
Nehec lovassag – являлись пробивной и сокрушительной силой на полях сражений восточноевропейского театра военных действий, способной справится с австрийскими рыцарями, турецкими сипахами и капикулу в сражении «кость в кость».

Как выглядели рыцари Черной Армии?

Изобразительные источники того времени, скульптуры и надгробия дают некоторое представление о внешнем облике рыцарей Черной Армии.


Это были отряды воинов в полном латном комплекте от шлема до железной обуви — сабатонов

Доспехи были выполнены, главным образом, в немецком готическом стиле, но встречается и итальянский стиль. Это неудивительно, учитывая симпатию Матиаша Корвина к итальянскому Возрождению, а так же историческую взаимосвязь с южнонемецкими землями.

Черные готические латы

Еще возникает вопрос – красили ли черноармейцы свои доспехи, за что, якобы, и получили свое наименование?
На ряде изобразительных источников действительно встречались воины в черных готических латах, но были изображения, где доспехи имеют привычный серовато-стальной оттенок. Вероятно, встречались оба варианта, и, возможно, черные доспехи дозволялось иметь опытным воинам, прошедшим ряд кампаний и заслужившим иметь отличительный признак, чтобы соответствовать названию войска.

Снаряжение рыцарей Черной армии


Шлем «салад» с латным подбородком — «бивором», который одевался воином чуть раньше, чем сам шлем.

Черноармейцы-рыцари преимущественно использовали шлемы-салады с латным побородком — бивором, кирасы или мелкопластинчатые бригантины и весь комплекс остальных доспехов. Вооружались они копьями, мечами и булавами, и воевали на отборных конях, одних из лучших в Европе.
Иногда всадники-черноармейцы изображались скачущими на врага с поллексами в руках. Что это — художественный прием или реалии боя? Сложно сказать действительно ли венгерские всадники применяли традиционно пехотное оружие в конном бою или же это были пехотинцы, передвигавшиеся верхом и спешивающиеся в бою.
Нередко венгерские рыцари имели щиты, вышедшие из употребления в западных землях. Это так называемые конные павезы и тарчи, но чаще встречаются ассиметричные венгерские тарчи. Ими пользовались легкие всадники и даже пехотинцы, вот только побольше размерами.

Наемные рыцари armigeri и конные арбалетчики

Наемные рыцари или armigeri являлись неотъемлемой частью практически любой венгерской армии XIV — XV вв. Этот итальянский термин подразумевал бронированных жандармов со отрядом, организованном по типу стандартного «копья»- жандарм, пара всадников и 2-3 пехотинца.
Недостатка в наемниках не было, они набирались на службу по договорам найма на срок или кампанию. Источниками пополнения наемников были Южная Германия, Богемия, сама Венгрия и итальянские фактории.
Мало того, Хуньяди использовали наемных конных арбалетчиков, развернутых рядом с жандармами и явно дистанцированных от легкой конницы. Конных арбалетчиков нанимали в пределах Священной Римской империи.

Конные ополченцы: знание местности и боевой дух

Средней кавалерией в венгерской армии являлись феодальные конные отряды комитатов и банов (наместников и представителей центральной власти). Она состояла из местного дворянства и конных ополченцев, вооруженных хуже королевских войск, но имевших сильную сторону – знание местности и, как правило, высокий боевой дух.
Бандерии были постоянными спутниками Черной Армии, дополняя и усиливая ее, но оставаясь все-таки ополчением, собираемым на время военных действий. Они включали и тяжеловооруженных рыцарей и отряды легкой конницы-ополчения. Один рыцарь бандерии обязан был приводить с конца XIV в. минимум двух конных лучников.

Потомки гуннов и гусары


Чтобы всегда иметь под рукой контингент легкой маневренной кавалерии Матиаш Хуньяди создал отряды гусаров. Слово это происходит от венгерского «husz-«, что значит «двадцать» и венгерского «ar-«, то есть подать, налог.

Гусары короля Матиаша

Отряды набирались по принципу – один гусар из каждых 20 крестьян, которого отбирал каждый дворянин из своих людей,– и служили как постоянные воины за жалование и добычу. Основой построения гусаров являлось тёрбе (тюрбё), включавшее 25 воинов.


У конец гусаров отсутствовали доспехи, а сами они отличались экстравагантным внешним видом.

Их издалека было видно по высоким фетровым шляпам с пучком перьев, которые в бою сменяли открытые легкие шлемы. Гусары носили длиннополые стеганые кафтаны, по возможности усиленные кольчугами или бахтерцами (кольчужно-пластинчатыми доспехами) и отдельными элементами защиты конечностей.
Полных лат венгерские гусары XV века не носили. На вооружении у них состояли копья, большие щиты — тарчи венгерского типа, сабли или оружие ударного действия и составной лук восточного типа со стрелами. Огнестрельное оружие гусарами из-за способа ведения боя не использовалось.
Гусары имели ряд сходств с венецианскими страдиотами и венгерскими куманами XIV—XV вв. Вероятно, куманы стали частью гусарской кавалерии за свои прекрасные качества наездников и стрелков из лука. В XV в. куманы, как отдельная войсковая единица, не упоминаются.

Сербский процент

Такой тип кавалерии был типичным для ряда стран Восточной Европы, но в Венгрии она стала играть не только вспомогательную роль, но и имела функции самостоятельного рода войск, прикрывавшего пехоту, артиллерию и совершавшая рейды.
Большинство гусаров было из небогатых семей и сословий, потому служба в королевской армии давала много возможностей для роста благосостояния. Также солидную долю гусаров составляли сербские наемники или беглецы.


Известно, что легких кавалеристов, подобных венгерским гусарам, еще на рубеже XIV—XV веков охотно нанимали иностранные короли и воеводы. И эти всадники были сербами по происхождению.

Количество гусар значительно стало увеличиваться после 1459 г. в связи с новым притоком сербских беженцев, в том числе, благородных представителей знати. К этому времени относят и формальное возникновение гусар как рода войск. К 1474 г. их было достаточно чтобы проводить самостоятельные действия, в то время как основная армия была блокирована во Вроцлаве.
Гусарские отряды под командованием Иштвана Запольяи и Пала Кинижи разорили и сожгли польские города Познань и Краков, нарушили пути снабжения польской армии. Все гусары являлись королевскими служащими и жалование им платилось из королевской казны.

Враждебный султану элемент

Гусары явились тем элементом военного дела корвиновской Венгрии, который позволял гибко реагировать на вызовы, бросаемые Османской империей. Гусары сводили к минимуму действия турецких маневренных войск – акинджи, не уступая им в подвижности, а по боевым качествам даже превосходя их.


Сражаясь на западных рубежах, гусары молниеносными рейдами захватывали опорные пункты и дезорганизовывали инфраструктуру противника.

Ограничение власти короля после смерти Матиаша способствовало роспуску постоянной армии Венгрии, но гусары как тип легкой кавалерии остался и стал визитной карточкой Венгрии, а позже Польши и Речи Посполитой, где гусары стали тяжелобронированными всадниками.

Ополченцы из племен секеев

Колоритной частью легкой конницы Венгрии являлось секейское конное ополчение. Секеи — возможно, автохтонное население Трансильвании, до сих пор нет точного мнения об их этногенезе. Сами себя они считают потомками гуннов Атиллы.
Они жили в семи крупных районах, имели широкое самоуправление и управлялись графом или князем Секейским. С 1462 г. этот титул стали совмещать с титулом воеводы всей Трансильвании.
Секеи сохранили полукочевой образ жизни, занимаясь разведением коней и скотоводством. Венгерской короне они были обязаны несением военной службой и несколькими экстраординарными поборами.
Секеи делились административно на 6 «племен», а каждое «племя» на 4 отряда — сотни. В итоге, секеи выставляли 2400 воинов, разделенных по 3 имущественным классам:

  • primores («вожди», воевали сами со свитой),
  • primipili (отдельные экипированные всадники)
  • обычные общинники (составляли пехоту).
Венецианец Бадуарио сообщает, что у Матиаша в 1470-х ггодах было 16.000 секеев на службе. Вероятно, это преувеличение и имеется в виду вообще вся конница. Секеи выполняли ту же роль, что и сербские и венгерские гусары. Бадуарио описал их вооружение — копье, щит и лук со стрелами.


Есть интересный момент: в 1442 и 1444 гг. секейские воины описаны как элита и тяжеловооруженная охрана Яноша Хуньяди, воеводы Трансильванского.

Видимо, высший класс полукочевых секеев вполне мог позволить себе рыцарское вооружение и составлять элитный отряд телохранителей.
В армиях Яноша и Матиаша Хуниянди сражались легковооруженные наемные всадники из Валахии и Молдавии: некоторые были с окраин Трансильвании, некоторые наняты в этих областях.

Пестрота и дисциплина

Военная организация Венгрии XV века являлась отображением пограничного положения этого государства, в частности, между западом и востоком. Это проявилось и в комплексе доспехов, вооружений региона, тактике ведения боя и кампаний. Система была гибкой для того, чтобы успешно воевать с противником в различных природных зонах, перенимая новшества и, становясь, тем самым, еще сильнее.


Тактический и стратегический ум Матиаша Корвина позволил ему создать один из средневековых прообразов регулярной армии и отразить натиск турок на Европу.

Преемники Корвина оказались менее дальновидными и волевыми правителями, и уже не справились с новой волной османской экспансии.
Кавалерия Корвина была многочисленным и разнородным родом войск, части которого дополняли друг и друга и решали весьма успешно поставленные боевые задачи. Взаимодействие на поле боя, единое командование, которому обязаны были подчиняться даже аристократы – все это превратило кавалерийские части Черной Армии в символ мощи королевства и величия правителя.
Трудно найти более пестрое позднесредневековое воинство по используемому вооружению и доспехам, характеризовавшее особое развитие Венгерского королевства. Многочисленные феодальные войска дополняли эту картину и вписывались в стиль ведения войны Черной Армии.

http://ludota.ru

arkaim.co

Немецкие средневековые армии. Часть 1.

Вчера я выкладывал статью с таким же названием. Как оказалось, это вторая статья цикла, а точнее продолжение. Предлагаю вашему вниманию первую часть статьи.

Эта статья описывает организацию и применение армий, формировавшихся на территории Священной Римской Империи. Разумеется, объем позволит дать лишь самое общее описание. Швейцарская конфедерация, а также ранние Ландскнехты здесь только упомянуты, хотя и имеют отношение к нашей теме.

Сцена битвы из «Кодекса Манессы», начало XIV века. Рыцарь носит рогатый шлем. Накидка и лошадиная попона украшены изображением геральдического щита. Сразу за рыцарем виден его знаменосец. Вожжи его лошади сделаны из цепи, чтобы их не перерезали во время боя. Два остальных воина носят пластинчатые поножи. Обратите внимание на то, что в гуще боя рыцари не брезгуют использовать даже такой «грязный» прием, как захват за шею.

Средневековая Германия представляла собой большое количество практически независимых государств, лишь номинально объединенных под властью Императора. Первым германским императором на Западе был Карл Великий, коронованный в 800 году. Карл правил главным образом в Западной и Центральной Европе. После смерти Карла Великого, его огромную империю поделили между собой наследники. К 1300 году границы Империи постепенно сместились на восток. Император Фридрих I «Барбаросса» прибавил к названию своей империи слово «Священная». Однако всерьез считать империей то разношерстное политическое формирование, значило бы погрешить против истины.

Замок Эльц на Мозеле. Многие крепости XIV и XV веков были впоследствии перестроены. Заимки возводили на скалах и склонах гор, поэтому многие хозяйственные постройки примыкали прямо к стенам цитадели.

На западных окраинах Империи находились герцогства и государства, где центральная власть почти не ощущалась. Соседи – французские короли и герцоги Бургундские – постоянно грабили приграничные районы, прежде всего Люксембург и Брабант. На севере Голштиния граничила с Данией – постоянным конкурентом за торговлю на Балтике. На востоке Империя граничила с Баварией, Австрией и Бранденбургом. Эта граница находилась под постоянным давлением со стороны славян. Немецкие правители по необходимости были сильными и могущественными людьми. Так как расширение территории удобнее всего было вести на восток, император оказывал поддержку Тевтонскому ордену, действовавшему в XIII веке на территории Пруссии, Ливонии и других прибалтийских государств. Тем временем, в 1305 году Богемия потеряла славянского короля и стала управляться королями из династии Люксембургов. Другие славянские королевства (например, Моравия) были поглощены Империей. Северные районы Италии также были объявлены германской территорией. Отношения между императором и Папой римским находились далеко от идеала. После смерти Фридриха позиции немцев в Италии постепенно ухудшались, хотя «римские короли» продолжали короноваться в Риме.

По сравнению с другими европейскими монархами, императоры Священной Римской Империи были довольно слабыми фигурами, несмотря на номинальное владение огромными территориями. Вассалами императора были люди, получившие лен непосредственно от короны. Среди вассалов было несколько герцогов, обычно располагавших собственными армиями, несколько сотен графов и других дворян, например бургграфов, владевших некоторыми городами. В свою очередь вассалы императора призывали собственных вассалов. К 1300 году на территории Империи находилось около 10 000 замков, часто владельцами замков были обычные рыцари. Феодалы вели друг с другом междоусобные войны (Fehde), отличая их от имперских кампаний (Krieg), в которых участвовал император или герцог.

1: Рыцарь, начало XIV века

Этот рыцарь, изображение которого позаимствовано нами из «Кодекса Манессы», с головы до ног закрыт кольчугой. Рукава кольчуги заканчиваются рукавицами. При необходимости, рыцарь мог освободить руки через разрезы на ладонях рукавиц. Поверх кольчуги рыцарь носит матерчатую накидку с геральдическими узорами. Те же узоры повторяются на лошадиной попоне и знамени. Форма полотнища знамени характерна для того периода. Крылатые гребни на шлеме были популярны в Германии и продержались там гораздо дольше, чем в других странах Европы.

2: Пеший воин, 1300 год

Пластинчатые доспехи появились впервые в начале XIII века и на протяжении столетия практически не изменились. Доспехи надевались через голову и застегивались сзади с помощью ремней и пряжек. Шею солдата прикрывает кольчужный подшлемник, закрывающий также часть лица. На голове надет шлем-«котелок». Рисунок сделан по мотивам скульптуры «Спящая стража» в кафедральном соборе св. Констанции.

3: Арбалетчик, начало XIV века

Арбалеты были широко распространены в Европе с XII века. Особенно хорошо стреляли из этого оружия генуэзцы. Рисунок создан по мотивам миниатюры в «Кодексе Манассы». Арбалетчик носит чешуйчатые доспехи. Такие доспехи делали из кожи, рога или металла. Короткие рукава кольчуги открывают стеганную нижнюю рубаху, смягчающую удары. Под кольчужным капюшоном надет стеганный подшлемник и (может быть) железный шлем. Для того, чтобы взвести арбалет, требовалось прижать его ногой к земле (с помощью стремени на переднем конце арбалета), а затем оттянуть тетиву назад с помощью крюка, висящего на поясе.

 

После того, как в 1378 году на престол был выбран Венцеслав, центральная власть ослабла еще больше. Вассалы делили свои имения между наследниками, что обострило междоусобицу. Рыцари и города формировали оборонительные союзы, повсеместно происходили восстания крестьян, а в Богемии начали свою войну гуситы. В XV веке крупные феодалы смогли пополнить свои арсеналы артиллерией. В то же время не столь богатые дворяне не могли себе этого позволить. Число замков стало сокращаться. Власть сосредоточилась в руках трех династий: Виттельсбахов, Люксембургов и Габсбургов. Именно борьба между ними и определила ход средневековой истории в Германии.

Содержание:

Организация

Развитие феодализма на территории Империи шло не так быстро, как на западе Европы. Однако в XIII веке сбор налогов, построенный на феодальных отношениях, стал повсеместным явлением. Однако крепостная зависимость крестьян еще не обрела необратимого характера, вассальные отношения также не были жесткими. Полного перечня дворянских фамилий также не существовало. На протяжении XIII века перечень постепенно формировался. Дворяне обязывались по требованию императора предоставлять последнему вооруженные отряды или выплачивать эквивалентную сумму. Внешне система выглядела достаточно эффективной, но в действительности феодалы заботились чаще всего о собственных интересах и игнорировали волю императора. Кроме того, император должен был считаться с волей парламента. Поскольку в парламент входили те же самые влиятельные феодалы, не приходится удивляться тому, что император фактически не имел реальной власти. В XIV веке собирать армию, достаточную для защиты территории, стало очень трудно.

Коронация императоров Священной Римской Империи проходила в Риме. Многие феодальные сеньоры сопровождали императора в поездке в Рим (Romzug или Romfahrt). Обычно через Альпы двигался отряд, насчитывавший более 10 000 человек, все путешествие занимало около 6 месяцев. Отряд формировался с разрешения парламента, поскольку формирование отрядов численностью более 1500 человек требовало обязательного согласования. Призыв людей в армию традиционно сопровождался предупреждением. Если требовалось служить на территории Германии, то предупреждение рассылалось за 40 дней. Но если предполагалось отправить армию за Альпы, то предупреждение следовало разослать за 410 дней. 15 августа 1309 года Генрих VII объявил о своем намерении отправиться в Рим, назначив выступление на 1 октября следующего года. Людовик Баварский потребовал от имперских городов выслать конные отряды, «как повелось». Но по мере того, как влияние в Италии ослабевало, ослабевало и желание немецких феодалов, совершать вылазки за Альпы. В 1452 году король Фридрих III прибыл в Рим лишь в сопровождении нескольких сотен солдат – ни один крупный феодал не соизволил последовать за своим императором.

Вскоре императоры стали требовать от вассалов не солдат, а деньги, на которые формировалось наемное войско. В отличие от неторопливых феодальных отрядов, наемное войско формировалось гораздо быстрее и часто отличалось более высокой надежностью. Однако императору по-прежнему приходилось учитывать волю парламента. Денежные платежи поступали медленно и нерегулярно, императору приходилось делать долги и чеканить дешевые деньги, чтобы изыскать средства на покупку наемников. Но даже такие меры не всегда позволяли набрать войско нужной численности. Лишь иногда парламент соглашался провести сбор так называемого однопроцентного налога или Gemeiner Pfennig, представлявшего собой обложение всего имущества и дохода налогом в 1 или 0,5 процента. Предоставление солдат (Volkshilfe) или денег (Geldhilfe) обычно совершалось за год вперед.

1: Альбрехт фон Гогенлоэ, 1325 год

Рыцарь носит пластинчатые доспехи, поверх которых надета короткая кожаная накидка. Кинжал подвешен на цепочке, чтобы его нельзя было потерять в бою – немецкие рыцари часто использовали этот прием. На другой цепи подвешен шлем. Цепи одним концом крепятся к предмету, а другим к доспехам под накидкой. Другой характерной особенностью немецких доспехов был клапан на шее, который во время боя поднимали вверх, чтобы защитить лицо.

2: Отто фон Орламюнде, 1340 год

Этот баварский рыцарь носит пластинчатые доспехи в варианте, характерном для середины XIV века. Хорошо видны металлические полосы, приклепанные к кожаному или матерчатому основанию доспехов. Возможно, что доспехи дополнительно усиливали наружными пластинами. К описываемому времени в Германии многие рыцари перестали надевать накидку поверх доспехов. Предплечья рыцаря защищают металлические полосы, прикрепленные к кожаному основанию.

3: Пеший воин, середина XIV века

Этот воин носит довольно просторную накидку поверх доспехов. Похожие доспехи можно увидеть на одной из фигур в Страсбургском кафедральном соборе. Кольчугу дополняют металлические поножи. Щит старый – круглого типа. Вооружен воин тяжелым тесаком, заточенным с одной стороны.

 

Переход с феодальной на наемную армию отражал экономическое положение в Европе, где военная сила определялась прежде всего деньгами, а не наличием ленных поместий. Однако военная обязанность вассалов сохранилась в виде земельной или ленной обязанности (Landesufgebot, Lehnsaufgebot). В 1401 году император Руперт призвал своих вассалов сопроводить его в поездке в Рим. Последовавшие призыву вассалы получали по 25 флоринов ежемесячно на каждого выставленного солдата. Городские армии оставались на самообеспечении.

Численность армии выражали в Gleven’ax. Само слово Gleve (французский вариант glaive) появилось в начале XIII века и обозначало пику. Постепенно смысл слова изменился и оно стало обозначать рыцаря вместе с небольшим отрядом слуг. Впервые слово Gleve в значении «три всадника» встречается в рукописи, датированной 1310 годом. Первоначально рыцарей сопровождали сержанты, но к концу века их заменили наемники и Diener – легко вооруженные слуги и оруженосцы. Слово Knecht стало обозначать слугу. Остальных солдат называли Panzerati или Renner.

I: Понтер фон Шварцбург, 1345 год

Хороший образец доспехов, состоящих из металлических полос, усиленных заклепками. В руке рыцарь держит парадный шлем с роскошным гребнем из павлиньих перьев. Очевидно этот шлем использовался для турниров, но не во время боевых походов. Изображение льва на щите повторяется на накидке. Это изображение реконструировано на основе скульптуры в кафедральном соборе Фран-кфурта-на-Майне.

2: Пеший воин, середина XIV века

Под разрезом накидки видны пластинчатые доспехи. Руки защищены кольчужными перчатками, усиленными с тыльной стороны кисти металлическими накладками. Толстые кожаные манжеты защищают запястья. Обувь покрыта перекрывающимися металлическими пластинками.

3: Куманский всадник, середина XIV века

На протяжении XIII и XIV веков немецкая армия часто усиливалась за счет венгерских солдат. Вместе с венграми в рядах императорского войска служили куманы – монголоидная национальность, осевшая на территории Венгрии. Куманы носили типичную азиатскую одежду, которую не брезговали носить и венгры. Куманские конные лучники были вооружены композитными луками. Венгерская тяжелая кавалерия часто носила пластинчатые доспехи и кольчуги, как это делали немецкие рыцари.

 

На протяжении XIV века слово Gleve обозначало отряд определенной численности, но точный состав отряда понимался по-разному. Можно точно утверждать, что в середине века в состав Gleve входили только вооруженные люди. В 1373 году Майнеке фон Шиштедт атаковал войска короля Шарля IV силами

«сотни Gleven, в каждом Gleve по три всадника. Один – вооруженный рыцарь, другой – лучник»,

третьим всадником был паж. Похожие описания можно найти и в других документах, но встречаются и исключения. В Швабии Gleve означало четыре всадника. В Нюрнберге – два всадника и копьеносца. В Страсбурге – пять всадников. В Регенсбурге – копьеносца, лучника и трех всадников. Каждый Gleve сопровождали два пеших слуги, также участвовавших в сражениях, и три лучника, спешивавшихся во время боя. Таким образом, в состав одного Gleve могло входить до десяти человек, как конных, так и пеших. В Германии всадники тяжелой кавалерии обо­зна­ча­лись разными терминами: Lanze, Spiess, Gleve, Helm. Каждые десять Gleven объединялись под командованием капитана (Hauptman), каждые сто – обер-капитана (Oberhauptman). В состав Gleve могли включаться Einspannige – одиночные всадники, которых можно было использовать в тактических целях.

1: Рыцарь, 1370 год

Рисунок сделан по скульптуре из Бамбергского кафедрального собора. К груди рыцаря прикреплена массивная железная пластина. Шлем оборудован забралом (Klappvisier). Поясной ремень висит не на талии, а на бедрах. На щите имеется выемка для копья.

2: Швейцарский рыцарь, вторая половина XIV века

Яркая одежда рыцаря хорошо иллюстрирует вкусы немецкого рыцарства того времени. Характерными деталями одежды были длинные рукава и полы, украшенные бахромой в форме дубовых листьев. Поверх накидки надет металлический нагрудник. К нагруднику прикреплен упор для копья. Миланский шлем оснащен забралом типа hundsgugel. Кольчужный ворот закрыт декоративным матерчатым воротником.

3: Богемский стрелок, конец XIV века

Хотя и поглощенная Империей, Богемия сохранна свою национальную самобытность. В данном случае характерные славянские черты можно заметить в конструкции колчана и чешуйчатого ворота. Однако сам лук прямого, «западного» типа, в то время как на востоке распространение имели композитные луки сложной формы. Этот стрелок носит очень легкие доспехи, хотя в Богемской Библии, откуда мы позаимствовав этот рисунок, имеются изображения стрелков в тяжелых пластинчатых доспехах. Распространение пластинчатых доспехов началось после того, как императорский трон занял Карл IV.

Доспехи № 1 из захоронения времен битвы под Висби, 1361 год. В действительности, под Висби друг с другом сражались датчане и готландцы, однако их доспехи мало чем отличались от немецких. Пластины крепились с помощью заклепок к кожаному или холщовому основанию. Доспехи одевались через голову и застегивались по бокам с помощью ремней. Кроме захоронения под Висби, до наших дней почти не дошло доспехов того времени. Единственный достоверный экземпляр – найденный под Кусснахом (Швейцария) «кринолин».

вернуться к меню ↑

Повинности сеньорам

Не ограниченные в своих действиях национальным парламентом, сеньоры формировали свои армии исходя из необходимости и возможности. Солдат в свое войско сеньоры набирали как из числа собственных вассалов, так и просто нанимая людей. Подобным образом шел набор солдат в случае необходимости предоставить войско императору. Обычно призывался один мужчина из каждых 30, 10 или даже 5 жителей. Служба в войске считалась опасным делом, но опыт военной службы ценился. Например, в 1401 году жители округа Аппенцель в Южной Германии смогли разбить войска аббата Сен-Галля и австрийскую армию, несмотря на то, что швейцарцы не прислали им обещанной помощи. Возглавлял войско граф Венденберг-Райнек, одетый в крестьянскую одежду. Ополчение смогло захватить и разграбить несколько рыцарских замков. В 1408 году швабские графы и рыцари атаковали крестьянскую армию под Брегенцем. Потеряв около 40 человек, крестьяне бросили обоз и тяжелое вооружение и отступили за Рейн.

Замок Эльтвиль был построен архиепископом Болдуином Трирским в 1330 году. На протяжении XIV века возле замка архиепископа возвели еще несколько замков. Замки строились по четкому плану, имели боковые башни. Жилые дома также строились в форме башни.

Несмотря на риск крестьянских восстаний, сеньоры не боялись привлекать крестьян в свои армии. Например, в 1388 году граф Вюртемберг усилил свое войско, состоявшее из рыцарей и наемников, отрядом из городских жителей. Похожим образом поступали герцог Баварский и другие крупные феодалы, благо крестьяне и горожане соглашались служить за умеренную плату. Герцоги Австрийские, которые в XIV веке противостояли швейцарцам, а в XV веке были вынуждены вести войну с гуситами и венграми, постоянно нуждались в новых солдатах. В 1421 году, вскоре после начала войны с гуситами, герцог Альбрехт V приказал всем здоровым мужчинам в возрасте от 16 до 60 лет быть готовыми к призыву на службу. От каждых десяти дворов требовалось выставить по одному самому крепкому мужчине, остальные девять хозяев должны были заботиться о его семье и снабжать призванного всем необходимым. Из каждых 20 призванных солдат трое должны были иметь ручницы, восемь – арбалеты, четверо – пики, и четверо – боевые цепы. Экипировка солдат состояла из шлема, кожаных или железных доспехов, рукавиц, меча или ножа. Каждые 20 человек должны были иметь общую повозку. От службы можно было уклониться, заплатив определенную сумму, часть которой отходила герцогу, а часть – Feldhauptmann’y.

вернуться к меню ↑

Города и городские союзы

Слабая центральная власть привела к тому, что в XIII веке на территории Священной Римской Империи началось формирование общинных армий и союзов городов. Первыми общинные армии были сформированы в Саксонии (Dithmarschen) и Швейцарии. Район Дитмаршен был со всех сторон окружен морем или болотами, удобный проход оставался только на востоке. Сеньоры редко вторгались в этот район, неудобный для ведения войны. Однако если вторжение происходило, местная крестьянская армия отбивала нападение. В 1227 году крестьяне разбили датскую армию под Борнхёфедом. В 1319 и 1404 годах Голштиния дважды неудачно пыталась покорить Дитмаршен, причем второй поход закончился полной катастрофой для нападавших, а герцог Шлезвигский и граф Голштинский утверждали, что спаслись чудом, а многие дворяне погибли. В 1500 году под Хеммингштедтом потерпели очередное поражение датчане.

Швейцарские кантоны Ури, Швиз и Унтервальден в 1291 году сформировали «Вечный союз», объявивший о неподчинении внешним властям. Нехватка плодородных земель заставляла швейцарцев идти служить наемниками. Вооруженные пиками, швейцарцы представляли грозную силу. На протяжении XIV века швейцарцы постоянно били австрийцев, а на протяжении следующего столетия не менее успешно действовали против бургундцев.

Наиболее известным городским союзом была Ганза – свободная конфедерация немецких городов – торговавшая с Россией, Скандинавией и Фландрией. Главной задачей союза была защита интересов купцов. Многие города то входили, то выходили из состава союза. В 1477 году Ганза достигла максимальной силы, насчитывая в своем составе 38 городов, представленных в Ганзейском совете (Hansetaege). Вассалы Ганзы предоставляли союзу солдат. В каждом городе имелся гарнизон, оплачиваемый на взносы членов союза. Ганза заключила мирные договоры с герцогом Мекленбургским и родовой знатью из Голштинии. На гербе Ганзы изображался имперский орел. Датский король Вальдемар IV был принципиальным противником Ганзы. Вражда усиливалась и вылилась в открытую войну. В 1362 году немецкий флот одержал решительную победу над датчанами у юго-западного побережья Швеции. После небольшой паузы немецкий флот получил нового адмирала. После этого немцы разорили множество датских и шведских прибрежных городов, взяв при этом и сам Копенгаген. Вальдемар бежал, и в 1370 году был подписан мир. В 1468 году в союз с ганзейским городом Любек вошел уже упоминавшийся нами Дитмаршен.

Тем не менее, прочность и гибкость организации Ганзейского союза были нетипичными качествами. Обычно немецкие города объединялись для отражения какой-то определенной угрозы со стороны крупных феодалов или епископов, либо для защиты территории от отрядов местных рыцарей, бандитствующих на больших дорогах. Для купцов война не приносила дохода, так как рушила торговлю и требовала дополнительных расходов на содержание войска. Однако вынужденные защищаться, горожане действовали решительно. Например, в борьбе с рыцарями-грабителями городские союзы разрушили более ста замков. Многие конфликты носили локальный характер. В 1388 году была принята резолюция, в которой жители швабских и рейнских городов заявляли, что будут участвовать в походах лишь при условии, что к вечеру смогут вернуться домой!

Города делились на кварталы, каждый квартал защищал свои ворота или участок стены. Квартальное ополчение возглавлял Viertelmeister, назначенный на должность городским советом. В свою очередь Viertelmeister назначал трубачей и городскую стражу. Городские защитные укрепления состояли из рвов, ворот и стен. Сооружение и поддержка укреплений стоили дорого. Дорого городской казне обходилось и содержание гарнизона. Новые граждане Кёльна должны были ежегодно приносить клятву в том, что по первому же звуку набата наденут доспехи и выступят на защиту города. Во всех городах было определено, какой житель каким оружием владеет. Городские оружейные мастерские поставляли городу пушки и другое тяжелое вооружение.

Забрало типа Klappvisier редко использовалось за пределами Германии. Этот шлем датируется примерно 1400 годом. Забрало подвешено к шлему с помощью уха. Вытянутая форма забрала тоже характерна именно для Германии. Проушины вдоль нижнего края шлема предназначались для крепления кольчужного ворота. Подшлемник крепился к шлему с помощью шнура, пропущенного через небольшие отверстия вдоль самой кромки шлема.

В Лимбургских хрониках перечисляется численность и состав городской армии. В период с 1336 по 1342 год городское войско насчитывало 2000 бюргеров, имеющих доспехи. В 1393 году в Меце и Франкфурте имелись тяжелые пушки, стрелявшие ядрами массой 350–400 кг. К концу XIV века в некоторых городах была введена должность начальника городской артиллерии (Buechsenmeister), в задачу которого входил надзор за крепостной артиллерией.

Города снабжали солдат цветной униформой, которая помогала опознавать своих на поле боя и свидетельствовала о богатстве и мощи города. В первой половине XIV века в некоторых городах появились огромные знамена, перевозимые на повозках. Одним из последних обзавелся флагом Страсбург. В 1336 году был сшит флаг с изображением Девы Марии и Младенца на золотом фоне. Этот флаг везли на повозке во время похода против Бертольда фон Бухенека. Гильдии шли в бой под собственными знаменами.

В 1431 году появилось описание похода жителей Регенсбурга, шедших на соединение с армией, которая должна была остановить гуситов. Впереди колонны двигались 73 всадника и 71 арбалетчик, окружавшие знамя. Затем шли 16 человек, вооруженных ручницами. Далее двигался фургон капеллана, а затем шли кузнецы, кожевенники, оружейники, портные, повара и мясники – всего 248 человек. Отряд располагал шестью пушками, стрелявшими каменными (150 кг) или свинцовыми (100 кг) ядрами. Сорок одна повозка везла запасы пороха и свинца, 6000 болтов, 300 зажигательных болтов, 19 ручниц, шкуры для конюшен и палаток, а также провизии на шесть недель: девяносто голов скота, 450 кг мяса, 450 кг свиного сала, 1200 головок сыра, 80 вязанок вяленой рыбы, 56 фунтов свечей, уксус, оливковое масло, перец, шафран, имбирь, две бочки и 73 бочонка австрийского вина и 138 бочонков пива. Этот поход обошелся городу в 838 фунтов 3 шиллинга.

Германцы позаимствовали идею у гуситов, а те, в свою очередь, позаимствовали ее у русских (гуляй-город). Повозки реконструированы усилиями чешских и немецких историков. С внешней стороны вагенбурга повозки закрывались щитами, достигавшими колесных осей. Парусиновый тент во время боя могли и не снимать. Справа показана повозка, изготовленная к бою. Оглобли сняты, с внутренней стороны откинуты мостки. Внутри повозки стоит ящик с камнями.

Города иногда также использовали систему Gleven, местные патриции и богатые ремесленники помогали оснащать войско. Новые города в Германии и Италии верили в свое городское рыцарство. Местами происходили народные волнения – люди желали, чтобы наемники, руководившие войском, были рыцарями. Такие рыцари (Konstafler) имелись, например, в Магдебурге и Цюрихе. В 1363 году страсбургские Konstafler’ы сформировали 81 Gleven, гильдии – 21, моряки – 5, торговцы – 4 и купцы – тоже 4.

Часто городское ополчение возглавлял мэр города, но со временем к управлению войском стали все чаще и чаще привлекать профессиональных военных.

Особенно много рыцарей служило в артиллерии. Первоначально наемникам поручали охрану только внешних башен и пригорода, главным образом из-за недоверия к ним. Однако наемников могли привлекать и к обороне внутренних рубежей. Крупные суммы, выплачиваемые наемникам, не позволяли городам формировать многочисленное ополчение. В 1371 году Кёльн выслал отряд наемников и бюргеров, на формирование которого ушло 41 584 марки 9 шиллингов. Использование наемников в Германии было более формализовано, чем в Италии. В середине XIV века кёльнцы возобновили мирный договор вековой давности с графом Бергом, причем условия договора остались без изменений.

Швейцарские наемники в большом количестве служили в районах, прилегающих к Швейцарии. В 1450 году в Ульме на службу наняли жителей Нюрнберга, подданных германских и богемских сеньоров, а также швейцарских солдат. Каждому наемнику платили по пять гульденов в месяц. Наемники также обеспечивались едой и получали долю в захваченных трофеях. Раненным оказывали медицинскую помощь и выплачивали полное жалование. Прежде чем отправиться в поход, солдаты клялись не мародерствовать на своей земле и не грабить местное население, а также не ссориться друг с другом. Командиры имели право наказывать провинившихся. В 1474 году швейцарский капитан Вильям Гертер предложил свои услуги Кёльну. Под началом капитана был отряд в 400 человек, в том числе 15 рыцарей и 8 ротмистров. Гертер запросил по 100 флоринов за каждого рыцаря, по 8 флоринов за каждого ротмистра и по 4 флорина за каждого солдата. Однако власти Кельна отказались заплатить Гертеру 200 флоринов страховки, поэтому договор не состоялся. В свою очередь, в 1490 году Мец располагал войском в 1500 конных и 800 пеших воинов. Войско состояло целиком из наемников 11 национальностей.

В XIV веке по Империи прокатилась волна городских бунтов. Простые горожане восставали против монополии со стороны богатых. Сами города соперничали с рыцарями, дворянами и даже епископами, как это имело место еще в XIII веке. В 1377 году герцог Вюртембергский предпринял очередной грабительский поход, но потерпел поражение от войска жителей Рейтлингена. Споры между епископами и городами продолжались в XV веке. В 1425 году Страсбург, Майнц, Аугсбург, Бамберг и Вюрцбург находились в конфликте с местной церковной властью. Архиепископ кельнский вел настоящую войну с городом Сеет в Вестфалии, которая, начавшись в 1442 году, продлилась пять лет. Союзником города был герцог Клеве-Марк. Архиепископ нанял несколько тысяч наемников из Саксонии и Богемии, однако быстро завершить войну не удалось, а долго содержать столь внушительное войско было не по карману даже архиепископу.

Союзы городов формировались в XIII веке для самообороны. В XIV веке союзы превратились в реальную военно-политическую силу. Одним из самых мощных был Швабский союз, основанный в 1376 году по инициативе жителей города Ульм. Этим союзом жители Ульма хотели помешать планам императора отдать город местным сеньорам в качестве компенсации за свои долги. Горожане успешно отражали удары феодальных армий. В 1331 и 1347 годах швабские города формировали временные союзы для защиты своих прав. Горожане вооружались копьями и арбалетами, нанимали отряды наемников, так называемых «Knechte de Freiheit» – «солдат свободы». С помощью огнестрельного оружия горожане били как королевские войска, так и войска герцога Баварского. Затем к Швабскому союзу примкнул Эльзасский союз и даже несколько швейцарских городов.

Немецкий стрелок с большой ручницей. Иллюстрация из манускрипта «Bellifortis», написанного Конрадом Кизером (XV век). Ствол ручницы имеет полигональное сечение и насажен на деревянную ложу. Стрелок носит доспехи, хотя их плохо видно под свободной верхней одеждой. Запал производится с помощью раскаленной проволоки.

В 1381 году в Рейнской области образовалась «Лига городов» (der Stede Bundt), объединявшая 36 швабских городов, в том числе Франкфурт и Нюрнберг, а также несколько имперских городов. К Лиге присоединились также некоторые бароны, дворяне, рыцари и помещики (например, Рупперт из Нассау), а сама Лига установила союзнические отношения со Швабским союзом. Лига смогла нанять 200 всадников, а также сформировала ополчение из горожан, ремесленников и крестьян. Всего за год Лига превратилась серьезнейшую угрозу для противников.

В 1388 году рыцари смогли разбить городскую армию. Это стало началом конца Лиги. Города по-прежнему располагали многочисленными армиями, но «великая война городов» закончилась, а Лига и Швабский союз распались. Однако не все союзы потерпели крах. В 1405 году Марбахская лига объединяла 17 швабских городов и нескольких дворян. На протяжении XV века многие города приходили в упадок. Они не смогли побороть анархии, царящей в Германии. Ганзейцы потеряли многие рынки, перехваченные англичанами и голландцами. Многие города потеряли независимость и попали под власть герцогов Померанских и Гогенцоллернов, а также маркграфов Бранденбургских. На нижнем Рейне некоторые города продолжали сохранять независимость, но на юге Германии независимыми оставались лишь единичные города.

В 1488 году Гуго из Верденберга заново создал Швабский союз, на этот раз под названием Союз святого Георгия. Новый союз должен был противостоять Виттельсбахам и объединял Эберхард, Вюртемберг, Сигизмунда Австрийского, дворян, прелатов, рыцарей и еще 22 города.

вернуться к меню ↑

Рыцарские союзы

В то время как города объединялись для защиты своих интересов, многие рыцари также образовывали союзы с целью противостоять сеньорам, а также считаясь с угрозой со стороны городов. «Золотая Булла» 1356 года сделала крупных сеньоров курфюрстами, но мелкие дворяне и рыцари по-прежнему отсиживались в своих замках, то и дело совершая вылазки. Бандитизм приобрел особый размах в Швабии и Франконии, в отдельных районах центральной и западной Германии, где находилось большое количество замков рыцарей-бандитов (Raubritter). От анархии страдало крестьянство. Рыцари давали своим союзам звучные названия: «Союз охотничьего рога», «Союз Короны», «Союз Меча», «Союз Святого Мартина», «Союз Святого Георгия». Так, Союз Святого Георгия состоял из нескольких мелких швабских родов, объединившихся в ходе Аппенцельской войны (1403–1411). Объединенные в союз рыцари подавляли как внутренне недовольство в своих владениях, так и отражали внешние угрозы со стороны городов и сеньоров. Первоначально Союз Святого Георгия заключался на три года, в начале каждого срока переизбирался глава союза. Члены союза присягали на верность своему главе. Союз мог предоставлять солдат на службу сеньору. Император Сигизмунд (1410–1437) хотел создать союз всех городов Империи, направленный против сеньоров, а Фридрих III (1440–1493) надеялся, что рыцарский союз поможет поддержать в Швабии существующий статус-кво.

Рыцарские союзы очень быстро заявили о своей военной независимости ни от кого. Солдаты союзов носили униформу, украшенную различными эмблемами: красными рукавами, коронами, звездами или волками. Рыцари отличали себя от простых воинов по золотой или серебряной отделке одежды. Существование союза заставило Эберхарда Вюртембергского заключить договор с несколькими швабскими городами, торговле которых угрожала опасность. В 1380 году рыцари «Рычащего Льва» (название было дано по эмблеме, изображенной на щитах) осадили Франкфурт, требуя освободить троих пленных, захваченных во время одного из грабительских рейдов. В 1397 году на территории Западной Пруссии возник Союз Ящериц, который поддерживал поляков и враждовал с тевтонским орденом. Союз Stellmeiser, объединявший почти всех рыцарей Бранденбурга, в 1415 году участвовал в битве с маркграфом. Однако сеньоры продолжали богатеть, умножать свои силы, и рыцарские союзы терпели поражение один за другим.


Источник: Военно-исторический альманах «Солдат» №9 (по этой ссылке вы сможете его скачать. 58.86 MB)

Продолжение

alternathistory.com

Золотое кольцо в клюве черного вóрона

Скажем честно, в России вóронам совсем не повезло с репутацией. Да и путаница у нас все время с этими птицами, потому как в нашем «великом и могучем» вóрон и ворóна - это не муж и жена, а птицы разных видов. (В английском языке, к примеру, вóрон называется raven, а ворóна - crow.) Но это так, к слову. Главное, чем нам не угодила эта птица в мрачном оперении – это её нездоровое пристрастие к мертвечине. Не удивительно, что вóрон оказался связан с кровавой битвой, со смертью, с миром мертвых. Считалось, что вóроны предвидят близкую смерть, поэтому если птица пролетит над домом и каркнет — это дурной знак, а уж если она это сделает трижды — делá хуже некуда.


В Англии вóроны так запугали своим зловещим карканьем местное население, что стали не только одной из главных легенд, но и важным символом современного Тауэра. Считается, что Тауэр ( а заодно и вся британская империя) падёт, как только его покинут вóроны. В XVII веке король Чарльз II даже издал указ, повелевающий, что в замке постоянно должны находиться шесть черных вóронов. Следить за этим был назначен специальный стражник-хранитель вóронов, в обязанности которого входило полное содержание птиц. Эта традиция жива и по сей день. С тех времен практически ничего не изменилось: семь черных вóронов (один - запасной) живут в прекрасных условиях в крепости, в просторных вольерах. На содержание вóронов государство ежегодно выделяет солидный бюджет.

Гораздо лучше черный вóрон зарекомендовал себя в королевстве Бутан в Гималаях: подвид обыкновенного вóрона Corvus corax tibetanus считается там национальной птицей. Верхушка короны королей Бутана изображает голову вóрона в качестве божества-хранителя.

В Венгрии вóрон изловчился и сделал себе головокружительную карьеру, попав на герб королевской семьи. Здесь этим птицам – почет и уважение. Правда, история эта очень длинная и очень запутанная. Уже много лет историки бьются над этой загадкой, но до сих пор не пришли к единому мнению. А когда людям не удается найти ясного ответа на вопрос, рождаются версии, мифы, легенды. Но в случае с вóроном это делает историю ещё притягательнее и интереснее.
Птица вóрон появилась не в венгерских средневековых мифах и легендах, она была известна древним восточным цивилизациям. Одно из самых ранних упоминаний вóрона можно найти в эпосе о Гильгамеше. Там рассказывается, что  после потопа вóрон был послан к людям, чтобы сообщить, что они снова могут сойти на твердую землю и вернуться к прежней жизни.
При раскопках скифских курганных захоронений в Центральной Азии были найдены изображения вóронов, следовательно, можно предположить, что вóрон там являлся одним из божеств или посланников богов земного и небесного миров.
Трансильванские даки и фракийцы могли перенять традицию почитания священного вóрона у скифских народов. Сегодня ученые полагают, что на территории сегодняшней Трансильвании культ вóрона существовал задолго до появления рода Хуньяди. Проживавшие там народы верили, что черная птица вóрон, рожденная от Солнца и Луны – это посланник богов. Интересные данные, косвенно подтверждающие эту теорию, были найдены в монгольских хрониках, где когда-то проживали предшественники гуннов. Возможно, что черный вóрон уже тогда стал особенной, указываюшей на особый ранг или происхождение человека, птицей.

Точно не известно даже то, когда и по какой такой причине черный вóрон попал на герб рода средневековых венгерских магнатов Хуньяди, представители которого стали впоследствии правителями Венгерского государства.

Первым достоверно известным представителем рода был Серб (также встречаются варианты имени Сорб и Сербан). Он в XIV веке переселился в Трансильванию предположительно из Валахии. Его сын по имени Вайк (Войку) крестился с именем Ласло, а в 1409 году за боевые заслуги, получил крепость (сейчас Хунедоара в Румынии) и прилегающую землю в дар от короля Венгрии Жигмонда (Сигизмунда) Люксембургского (один из самых долго правивших венгерских королей).
Сын Ласло по имени Янош был известным полководцем, отличившимся на службе у императора Священной Римской империи и короля Венгрии Сигизмунда в войне против Османской империи, за что получил от него владения в пограничной провинции с османами.

Существует легенда о том, что Янош Хуньяди был внебрачным ребенком короля Жигмонда (Сигизмунда) Люксембургского. Якобы овдовевший король влюбился в молодую красавицу Эржебет из известного рода Моржинаи, а та не смогла устоять перед горячностью короля. Когда девушка узнала, что ждет ребенка, она попросила короля не бросать ее на произвол судьбы. Тогда король снял с руки драгоценное кольцо и отдал его девушке, велев появиться при дворе с этим кольцом тогда, когда ребенок вырастет. У девушки родился крепкий и здоровый сынишка, назвали его Янку. Однажды Эржебет затеяла стирку, а маленький сынишка раскапризничался и мешал ей. Тогда Эржи сняла с руки кольцо и отдала его сыну поиграться. Пролетавший мимо ворон увидел блеск колечка, украл его из рук ребенка и с кольцом в клюве взлетел на дерево.  Эржебет взмолилась, чтобы её брат Гаспар помог вернуть бесценное кольцо. К счастью, Гаспар был метким лучником, он послал вслед за вороном стрелу и убил наглого вора. Когда Янку подрос, Эржебет поехала с ним в королевский дворец, где в качестве доказательства показала королю Жигмонду подаренное им кольцо. Король полюбил мальчугана, оставил его при дворе, а роду Моржинаи даровал титул, герб и земли Хуньяда. А на герб Хуньяди попал ворон с золотым кольцом в клюве. Так как ворон на латыни звучит «corvinus», Яноша Хуньяди стали называть Корвином.

(Heltai Gáspár krónikája nyomán/Lengyel Dénes Magyar regék és mondák c. könyve.)

Замок Яноша Хуньяди в Хунедоаре (Румыния).

Почти вся военная биография этого прославленного полководца связана с  битвами против турок. Янош Хуньяди стал известен как  бесстрашный, талантливый военачальник. Его героизм на поле брани был неоспорим и позволил человеку не самому знатному подняться до больших высот в Венгерском государстве.

Впервые имя Хуньяди стало известно, когда во главе небольшого отряда он изгнал турок из сербской Семендрии (ныне Смедерова). Затем он помог взойти на венгерский престол Владиславу (Уласло) I - польскому королю Владиславу III Ягайло. Тот в награду назначил Яноша Хуньяди воеводой Трансильвании, области в центральных Карпатах со смешанным населением из венгров и валахов (румын). Когда началась война между Венгрией и Турцией 1441-1443 годов, трансильванский воевода нанес султанским войскам три серьезных поражения: при Семендрии, Германштадте (современный румынский город Сибиу) и у ущелья Железные Ворота (на Дунае, где сходятся границы Сербии и Румынии). Под осажденным турками Германштадтом Хуньяди командовал венгерской армией. Он так умело повел битву, что войско Меджид-бея оказалось наголову разгромленным и обращенным в бегство. Победители потеряли 3 тысячи человек, тогда как побежденные оставили на поле брани только убитыми около 20 тысяч человек.

В сражении у Железных Ворот в том же 1442 году трансильванский воевода командовал 15-тысячной армией. Его противник Шихабеддин-паша имел 80-тысячное войско. Однако венгры вышли победителями, взяв в плен 5 тысяч османов, которые лишились еще и 20 тысяч убитыми. Венгерские рыцари захватили в плен и самого вражеского командующего.

После трех убедительных побед полководец Хуньяди перенес боевые действия на сербскую и болгарскую земли, изгнав турок из городов-крепостей Ниш и София. После того, как венгры заняли перевалы в Балканских горах, султан Мурад II запросил перемирия на 10 лет. По его условиям Оттоманская Порта отказывалась от Сербии и Валахии.

Перемирие долгим не оказалось. В 1444 году венгерский король заключил военный союз с Венецианской республикой и выступил в крестовый поход. Армия Венгрии, в составе которой были сербы, болгары, валахи, боснийцы, летом вторглась в Болгарию, имея целью изгнать из нее османов. Но сильный венецианский флот оказался не в состоянии воспрепятствовать переброске султанских войск из Азии на европейский континент.

10 ноября 1444 года под болгарским городом Варной, вблизи берега Черного моря, произошло большое сражение. Крестоносцы храбро начали атаку вражеского лагеря, но были отброшены назад огнем многочисленной турецкой артиллерии и контратакой легкой конницы султана Мурада. При этом погиб король Владислав. На следующий день турки яростным штурмом овладели венгерским походным лагерем. Яношу Хуньяди с трудом удалось увести остатки армии с болгарской земли.

Стороны заключили мир. Трансильванский воевода стал регентом при малолетнем короле Владиславе (Ласло) V, который был сыном Альбрехта II Габсбурга.

В 1448 году война между Венгрией и Турцией вспыхнула вновь. На этот раз стороны сошлись на печально известном в сербской истории Косовом поле. Султан Мурад II привел с собой 100-тысячную армию с сильной артиллерией. Янош Хуньяди командовал венгерско-валахской армией в 25 (по другим сведениям — 80) тысяч человек.

На третий день сражения на Косовом поле венгерская армия потерпела поражение.

Все же полководец Янош Хуньяди смог взять реванш. Турция начала поход на Венгрию и осадила Белград. Под этим городом Хуньяди добыл себе славу флотоводца, полностью разгромив на Дунае вражескую речную флотилию и успешно проведя 40-дневную оборону Белграда.

21-22 июля 1456 года состоялось Белградское сражение, в котором султанская армия потерпела поражение. Турки покинули свой осадный лагерь и, нигде не задерживаясь, прямым путем ушли в Стамбул. Блестящая Белградская победа стала венцом полководческой биографии венгерского национального героя Яноша Хуньяди.

Вскоре он ушел из жизни. Янош Хуньяди умер в расцвете сил от эпидемии чумы, которая вспыхнула в военном лагере в городе Зимонь.

                                               Янош Хуньяди, Будайский королевский дворец.

Однако это не конец, а только начало нашей истории.

После смерти Яноша Хуньяди Гамбургский дом  усилил свое влияние в Венгрии, утверждая власть короля Ласло V (лат. Ladislaus Postumus, венг. Utószülött László) сына австрийского герцога и короля Германии, Чехии и Венгрии Альбрехта II и Елизаветы (Эржибет) Люксембургской. Чтобы не допустить семью Хуньяди к власти, старший сын Яноша Хуньяди Ласло был обвинен в государственной измене и казнен, а младший  сын, 14-летний Матьяш был схвачен и заточён тюрьму, сначала в Вене, а затем в  Праге.

В ответ на гонения против семьи Хуньяди сразу после преждевременной смерти Ласло V в 1457 г. в стране разгорелась борьба национального среднего дворянства за избрание следующим королём Матьяша Хуньяди.

Именно к тому времени относится другая легенда, в которой черный ворон с герба династии Хуньяди снова играет немаловажную роль.

Находясь в плену, Матьяш стойко переносил испытания, выпавшие на его долю. Один из прусских военачальников приказал каждый второй день запрягать Матьяша и заставлять его плугом вспахивать каменистую землю на одном из горных склонов. Когда Эржебет Силадьи получила весть о страданиях молодого Матьяша в плену, она собрала всех своих воинов и спросила, кто возьмется как можно скорее доставить письмо Матьяшу. Все воины стали наперебой предлагать свою помощь. Однако вдруг, откуда ни возьмись, прилетел черный вóрон, выхватил письмо из рук матери и сразу же скрылся из виду. Матьяш в тот же день получил материнское письмо, в котором она писала, что совсем скоро освободит сына из плена.

(Kóka Rozália gyűjtése „Hogyan került a holló Mátyás király címerébe?”)

Младший сын Яноша Хуньяди Матьяш Корвин был выкуплен из тюрьмы и провозглашен королем Венгрии. После длительной борьбы с домом Габсбургов и прогерманской партией, молодой король утвердился на венгерском престоле. Летом 1463 г. Матьяш выкупил Святую венгерскую корону у австрийских Габсбургов за 80 000 золотых форинтов и был коронован в 1464 г.

По мнению историков, во времена правления Матьяша Корвина средневековое Венгерское королевство достигло пика своего могущества. Матьяш Корвин предпринял важные шаги, направленные на стандартизацию судебных кодексов по всей стране. В результате судебных реформ в обществе появились элементарные представления о законности и ощущение правовой защищенности. За стремление покончить с коррупцией и беспределом местных магнатов король получил в народе прозвище Матьяш Справедливый и стал героем фольклора — баек, повествующих о том, как он, переодевшись, разгуливал среди подданных, стараясь выявить и наказать злоумышленников.

Король осуществил также налоговые и военные преобразования, необходимые для реализации его амбициозной внешней политики и предпринял долгосрочную реформу системы финансового управления. Почти все свое правление Матьяш вел войны. Он либо сражался на юге, отводя от страны турецкую угрозу, либо на севере и западе, утверждая свою гегемонию в Центральной Европе. Одной рукой король наполнял казну, другой — опустошал, почти ничего не оставив в ней к концу своего правления и чрезмерно перегрузив поборами экономику страны.

Золотая монета Матьяша Корвина.

Второй статьёй королевских расходов служило щедрое покровительство наукам и искусствам. Матьяш Корвин и сам говорил на нескольких языках и не только коллекционировал, но и читал книги, израсходовал около сотни тысяч форинтов на покупку предметов искусства.

Современники-гуманисты с этой точки зрения высоко ценили Матьяша, ставя его в один ряд со знаменитыми меценатами того времени. Тогда как в большинстве стран Европы новая ученость стала пускать корни лишь на рубеже XV—XVI вв., существовавшие еще со времен дома Анжу династические, политические и экономические связи Венгрии с Италией привели к тому, что ростки гуманизма в Венгрии обнаружились значительно раньше.

Усилиями известных скульпторов из Далмации и Тосканы королевские здания в Буде и Вишеграде превратились в прекрасные дворцовые комплексы. Буда стала столицей, городом, действительно достойным того, чтобы быть резиденцией королей. Кроме того, Матьяш финансировал строительство зданий в готическом и ренессансном стиле примерно в 110 населенных пунктах страны.

Однако свою поистине всеевропейскую славу двор Матьяша снискал в основном благодаря его библиотеке (Bibliotheca Corviniana), уникальнейшему книжному собранию того времени. Библиотека состояла из более чем 2000 томов, уступая по количеству книг только библиотеке Ватикана, и никакому иному собранию по количеству книг на греческом языке. По составу она также отвечала всем требованиям того времени, поскольку включала основные произведения античных авторов, сочинения отцов христианской церкви, византийских писателей и средневековых схоластов, произведения писателей Раннего Возрождения в греко-латинских версиях. Большинство томов в библиотеке Матьяша - это великолепно иллюстрированные рукописи. Сначала их заказывали в основном в Италии, а затем во все большем количестве они стали изготавливаться в книжных мастерских Буды, созданных Матьяшем. К сожалению, до наших дней сохранились только несколько сотен экземпляров, которые оказались разбросанными по всему свету.

Сила оружия и блеск двора Матьяша Корвина обеспечили ему славу и уважение, однако судьба обделила его, основателя династии, главным — у него не было законного наследника. Напрасно последние годы своей жизни он, прибегая ко всякого рода уловкам, пытался сохранить престол за своим побочным сыном Яношем Корвином, рожденным в 1473 г. Так и не добившись решения вопроса с наследником, Матьяш умер в зените своей славы.

Через 36 лет после смерти короля Матьяша Корвина Венгрия пала жертвой турецкого вторжения.

Если сегодня вы отправитесь на прогулку в район Будайской королевской крепости, то наверняка заметите вóрона с герба Хуньяди на красивых кованых воротах.

Другой вóрон облюбовал себе один из шпилей церкви Матьяша (Mátyás-templom)


mila-hunguide.livejournal.com

венгерские рыцари | Ideika-World.com

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Банк-Бан (Bank ban), Ф. Эркель.

Опера в трех действиях (пяти картинах); либретто Б. Эгреши по одноименной трагедии Й. Катоны.
Первая постановка: Пешт, 9 марта 1861 года.

Действующие лица: Эндре II, венгерский король (бас), Гертруда, королева (сопрано), Отто, сын меранского герцога, младший брат Гертруды (тенор), Банк-бан, королевский наместник в Венгрии (тенор), Мелинда, его жена (сопрано), Шома, их маленький сын (без пения), Петур-бан, губернатор комитата (области) Бихар (баритон), Биберах, странствующий рыцарь (баритон), Тиборц, крестьянин (баритон).
Венгерские и немецкие рыцари, мятежники, придворные дамы, рыбаки.

Действие происходит в Венгрии в конце 1213 года.

В королевском дворце — шумное пиршество. Брат королевы, легкомысленный и развращенный меранский (немецкий) герцог Отто решил во что бы то ни стало добиться любви Мелинды, супруги королевского наместника (бана) Банка. Банк далеко, он объезжает страну, у Мелинды нет защиты: королева ненавидит венгров и всегда готова помочь любимому брату. Есть у Отто и другой помощник — ловкий и циничный Биберах, странствующий рыцарь. А в другом конце пиршественной залы собрались недовольные венгры. Смелый и пылкий Петур-бан возглавляет заговор против ненавистных чужеземцев. Опасаясь, что их подслушивают, Петур запевает застольную, полную горькой иронии. А придворные прославляют королеву, ее красоту и щедрость. Входит встревоженный Банк — зачем Петур послал за ним тайного гонца и вернул с пути? Напрасно Петур убеждает Банка, что венгерскому народу нет житья под господством немцев и что именно он, Банк, должен возглавить восстание, — тот отказывается нарушить верность присяге. Однако, когда внезапно появившийся Биберах сообщает, что жене Банка грозит бесчестье, он принимает предложение Петура. Преследуя Мелинду, Отто оказывается с ней наедине в отдаленном покое. Биберах, шпионящий за Отто, тайком приводит Банка, и тот видит герцога на коленях перед своей женой. Но Мелинда отвергает притязания герцога. Тогда Отто ищет помощи у Бибераха; тот обещает все уладить и дает ему два порошка — один сонный для Гертруды, другой — чтобы сломить волю Мелинды.

Бал подходит к концу. Королева отпускает придворных. Хор льстивых славословий прерывается появлением Мелинды: она иронически благодарит королеву за оказанные ей любезности, за лестные признания герцога, которые несомненно осчастливят ее супруга. Все поражены дерзостью Мелинды.

Банк погружен в мрачные раздумья. Его семейное счастье рушится, родина, которой он готов отдать все силы, ждет избавления. Он больше не верит ни в честность, ни в верность — их нет на земле. Старый крестьянин Тиборц рассказами о своих бедах усиливает мрачное расположение духа Банка, Но разве он один живет в нужде? Весь народ страдает под властью врагов. Внезапно Банк замечает на лбу Тиборца рубец и узнает в нем человека, давно спасшего его в бою от смерти. Воспоминания о былой славе подымают дух Банка; счастливый, что нашел верного друга, он вновь обретает волю к борьбе. Однако появившийся Биберах сообщает Банку, что герцог соблазнил его жену, дав ей выпить зелья. Издали доносится голос Мелинды — рассудок ее помутился. Охваченный любовью и состраданием, Банк прощает жену. Он поручает Тиборцу проводить Мелинду в замок на берегу Тиссы и заклинает ее хранить их единственного сына.

Банк, полный решимости, проникает в покои королевы: он заставит ее ответить за все преступления — за бесчестье жены, за бедствия народа. Гертруда обвиняет Банка в подстрекательстве к мятежу и грозит ему гневом короля. На крики сестры входит Отто, но увидев Банка, в страхе убегает. Тогда Гертруда угрожает Банку кинжалом. В исступлении Банк выхватывает у нее кинжал и убивает королеву.

Ночь застала Мелинду с сыном и Тиборцем на берегу Тиссы. Собирается гроза. Рыбаки боятся перевезти их через реку. Но безумная Мелинда не слушает увещеваний Тиборца. Подымается ветер, близится буря. Баюкая сына, Мелинда бросается в бурлящие волны.

В тронном зале дворца король оплакивает гибель жены. Гневно упрекает он венгров: король бьется с врагами в дальних странах, а вернувшись на родину, застает бунт. Среди недовольных венгров слышен ропот, они рассказывают королю о злодействах Гертруды. Вошедший Банк смело объявляет себя убийцей и бросает на гроб Гертруды знаки своей власти. Все в ужасе, король приказывает судить преступника. Но Банк гордо отвечает, что судить его может только родная страна. Тогда король вызывает его на поединок. В это время появляется печальная процессия — Тиборц с телом Мелинды. Все потрясены. Банк в отчаянии закалывается.

История создания.

Либретто Б. Эгреши (1813—1851) — актера, композитора и писателя, одного из борцов за национальную культуру — написано по драме «Банк-бан» (1815) выдающегося венгерского драматурга Й. Катоны. В основу драмы положен исторический факт: заговор венгерских дворян против королевы-немки, правившей Венгрией во время военного похода в Галицию короля Эндре II (1205—1236), и убийство ее одним из заговорщиков. Катона выдвинул на первый план всенародное возмущение властью чужеземцев, переходящее в открытое восстание и кровавое столкновение с королевскими войсками. Он создал первый в венгерской драматургии образ крепостного крестьянина Тиборца, чей монолог о нищете народа придал всей пьесе острое социальное звучание. Автор не дождался постановки своей драмы на сцене (1833), оставшейся незамеченной. Через год в Коложваре ее смогли увидеть Эркель и Эгреши. А через пять лет эта драма была поставлена в Национальном театре в Пеште (где Эркель работал дирижером) и испугала своей идейной направленностью даже либералов. Успех пришел к «Банк-бану» перед революцией 1848 года — и именно в это время у Эркеля родился замысел оперы. В те годы завершить работу над оперой композитору не удалось. А после разгрома революции драма Катоны была запрещена; Эркелю пришлось дожидаться постановки своей оперы в течение девяти лет. Лишь 9 марта 1861 года в Пеште состоялась премьера, вызвавшая патриотические демонстрации.

Та сложная обстановка, в которой создавалась опера, сказалась на трактовке сюжета. Эркелю пришлось приглушить социальную остроту драмы Катоны: он вынужден был отказаться от показа социально наиболее острых, бунтарских эпизодов. В центре оперы оказалась душевная драма главных героев; характерно, что он ввел новую картину — гибель Мелинды, — и она стала одной из лучших в опере. С другой стороны, композитор отказался от просветленной развязки драмы: вместо прощения королем Банка, испытывающего угрызения совести при виде скорби благородного властелина, Эркель вложил в уста своего героя гордый вызов королю; Банк умирает, сломленный горем, но не покорившийся.

Музыка.

«Банк-бан» — романтическая драма, где трагические судьбы героев переплетены с историческими событиями. Острый, динамичный сюжет, большие страсти, сильные характеры сближают ее с операми Верди. Выразительные, ярко национальные мелодии оперы тесно связаны с венгерским городским фольклором; усилению национального колорита способствует и введение в оркестр народного инструмента — цимбал.

Оркестровое вступление рисует образ нежной и печальной Мелинды.

Первый акт наполнен контрастами. Беззаботная музыка бала сменяется мрачным раздумьем Петура и недовольных венгров. В центре этой сцены — проникнутая горечью и отчаянием застольная Петура (на слова крупнейшего поэта XIX века М. Верешмарти) «Коль сердце отдаешь ты женщине, мой друг». За ней следует грациозный, танцевального характера хор придворных, прославляющих королеву. Новый контраст — дуэт Банка и Петура; гневному ариозо Банка «Как смеешь ты восстаньем нам грозить» отвечают насмешливые реплики Петура; дуэт заканчивается героической мелодией — голоса сливаются в едином порыве мщения. Большой танцевальной сцене противостоит скорбный ансамбль с хором, где главенствует мелодия Мелинды «О Банк, зачем ушли с тобой мы из гнезда». Далее возникают лирические сцены. Пылкие речи Отто сменяются просветленными воспоминаниями Мелинды и ее гордой и гневной отповедью «Колен не преклонял Банк-бан». Ария Банка начинается суровым, мрачным речитативом, который подводит к певучей мелодии «Мелинда! Всегда была ты для меня», согретой глубоким, искренним чувством; затем следует бурная вторая часть арии. Возвращение к начальным настроениям акта (хор придворных) прерывается Мелиндой. Ее обращение к королеве «Ах, как мне было весело тут» полно горечи и скрытого гнева. Из него вырастает большой ансамбль с хором, в котором объединяются все присутствующие, охваченные предчувствием беды.

В первой картине второго акта содержится центральная характеристика Банка — героическая ария о родине; эта ария широко популярна в Венгрии. В начале в большой диалогической сцене Банка и Тиборца преобладают настроения скорби; драматический рассказ Тиборца о бедствиях народа сменяется затем дуэтом волевого героического склада. Лирическая ария Мелинды «О мой муж, убей меня ты» богата широкими певучими мелодиями, впечатляющими красотой и глубиной чувства.

Диалогическая сцена Банка и королевы составляет вторую картину. Центральный раздел дуэта «Как вор прокрался ночью ты ко мне. Честно ли так?» отражает столкновение двух сильных, волевых натур. Лирический скорбный рассказ Банка «Видел села я Венгрии прекрасной» подводит к стремительному, гневному заключению.

Первая картина третьего акта посвящена трагической судьбе Мелинды. Вступление рисует картину медленно струящейся Тиссы, звучат флейты двух пастухов. Эту картину дополняет повторение краткого хора рыбаков, предупреждающих об опасности. Большая ария Мелинды включена в развитие драматической сцены. В оркестре переданы порывы надвигающейся бури, им противостоят грустно-спокойные песни безумной Мелинды: «Жили две птички» и колыбельная «Спи, сыночек мой».

Краткая последняя картина открывается арией короля с хором «Страшное дело гнев слепой творит»; ее начальная тема в духе траурного марша сменяется более светлой и теплой мелодией. Заключительная сцена строится на отдельных отрывистых фразах Банка, вначале горделивых и смелых, затем (после скорбного наигрыша двух флейт, звучавших в сцене на берегу Тиссы) — полных отчаяния и, наконец, лирически-просветленных. Траурный напев хора завершает оперу.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

ideika.wordpress.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *