Великая Отечественная информационная война

Памяти дравшихся с фашизмом на информационном фронте, посвящается...

9 мая 2010 года все народы бывшего Советского Союза отмечают 65-летие победного завершения Великой Отечественной войны. Война с фашизмом была не просто борьбой за «жизненное пространство», это была битва со злом, сражение идеологий и национальных характеров. Перед народами СССР стояла задача не только выживания и защиты своей государственности, но и сохранения национального самосознания. Учитывая значение идеологии и пропаганды для воюющих стран, а также масштаб использования всех средств воздействия на сознание людей, идеологическую и психологическую борьбу в те годы можно назвать Великой Отечественной информационной войной.

Пропаганда в условиях войны во все времена стремится к психологическому подавлению противника, чтобы заставить его сложить оружие и отказаться от дальнейшей борьбы. Любое агитационное сообщение должно быть кратким, запоминающимся, вызывающим доверие. Пропаганда по отношению к противнику требует обязательного соблюдения этих условий. Информация, основанная на реальных фактах, наиболее убедительно воздействует на массовое сознание.

В практике пропагандистских войн может использоваться:

1) Информация, поступающая от имени правительственных и военных органов. Как правило, подписывается официальным лицом. Часто содержит ультимативные требования к противнику и является «пропуском» в плен.

2) Информация анонимная, соответственно, автор не несет никакой ответственности за ее содержание.

3) Пропаганда маскировочная, когда истинный источник заменен другим, вызывающим большее доверие или способствующим более значимому воздействию.

Еще в августе 1940 года в военно-политическом аппарате РККА начали формироваться подразделения для ведения пропаганды среди войск и гражданского населения противника. Руководил этими подразделениями 7-й отдел Главного управления политической пропаганды Красной Армии (ГУППКА).

В предвоенный период 7-м отделом ГУППКА была разработана методика ведения информационной войны, определены необходимые для этого ресурсы и средства. Особое внимание уделялось методам изучения вероятного противника, формированию системы идеологической и психологической обработки личного состава вооруженных сил врага. Велись разработки специальных технических средств информационного воздействия и портативной полиграфической техники.

Именно в это время к подразделениям пропаганды стали приписывать офицеров запаса из числа журналистов, историков и филологов, отдавая предпочтение сотрудникам ТАСС, издательств иностранной литературы, подразделений Коминтерна.

Уже 25 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) и Правительство СССР приняли решение о систематическом проведении пропагандистской работы среди войск и населения противника. Содержание, методы и формы этой деятельности было поручено определять организованному тогда Советскому бюро военно-политической пропаганды, рабочим органом которого стал 7-й отдел ГУППКА.

В июне 1941 года 7-м отделом издавалось 18 газет на иностранных языках, в том числе, 10 – на немецком. За годы Великой Отечественной войны было издано и распространено более 2 млрд. 700 млн. экземпляров листовок, газет, брошюр и т.п. пропагандистского характера на двадцати иностранных языках. Фронты использовали свою типографскую базу, располагавшуюся в железнодорожных вагонах или нескольких автофургонах. Армейские типографии располагались в одной машине, более мелкие подразделения листовки самостоятельно не издавали.

С конца 1941 года издавались информационные бюллетени, основанные на документальных источниках и рассказывающие о военно-политических реалиях того времени.

7-й отдел выпускал и довольно нестандартные агитационные материалы – издания, маскирующиеся под геббельсовскую пропаганду – газеты «Фелькишер беобахтер», популярные юмористические и песенные сборники противника, конверты и бумагу для писем с агитационными текстами. Особый интерес вызывают колоды игральных карт с карикатурными изображениями фашистских бонз и аллегорическими картинками «скорого будущего Германии». А на Ленинградском фронте огромной «популярностью» пользовались точные копии немецкого ордена «Железный крест» с надписью «За разбой и убийство».

Эта печатная и «сувенирная» продукция переправлялась за линию фронта с помощью фронтовой авиации, специальных агитационных мин и снарядов, разведывательных подразделений и партизанских отрядов.

Из технических средств информационной войны применялись звуковые и радиовещательные станции.

Портативные звуковые станции имелись в каждой фронтовой дивизии. Они позволяли вести агитацию в радиусе около 400 метров. Более мощная аппаратура монтировались на автомашинах, танках, броневиках и даже самолетах.

В июле 1941 года на всех фронтах, при активном содействии и использовании ресурсов Радиокомитета СССР, создавались подразделения для вещания на языках противника и начались регулярные передачи. Особое значение придавалось привлечение к техническим видам пропаганды носителей языков, обладавших не только правильной литературной речью, но и местными диалектами. С этой задачей помогали справляться иностранные сотрудники Коминтерна, антифашисты и добровольцы из числа военнопленных, учитывавшие также и национальные особенности объектов пропаганды для более действенной аргументации.

7-м отделом ГУППКА, совместно с разведкой, систематически анализировалась немецкая пропаганда и контрпропаганда, дислокация, передвижения и участие в боевых действиях подразделений противника, данные о кадровом составе, дисциплине и политико-моральном состоянии солдат и офицеров, степень влияния советской пропаганды, а с 1942 года составлялись полномасштабные досье. На основании аналитических материалов велась наиболее адресная и, соответственно, действенная агитация.

Рассмотрим основные темы, прослеживающиеся в агитационных материалах 7-го отдела ГУППКА.

В самом начале Великой Отечественной войны, в 1941 году, упирая на «пролетарский интернационализм», советская пропаганда призывала солдат вермахта, рвущихся к Москве, к свержению гитлеровского режима и созданию антифашистских комитетов. Это было вызвано господствовавшими в то время идеологическими штампами и политическими установками. Вера немцев в превосходство германской расы, в ее право на мировое господство, железная дисциплина и безоговорочная поддержка гитлеровской политики расширения жизненного пространства сводили «на нет» подобные усилия советской пропаганды.

Но постепенно начали вырабатываться аргументация и утверждения, соответствующие реалиям своего времени. В сообщениях для войск противника говорилось о временном характере оккупации части территории СССР и о высокой цене, которую платит за это Германия. Вместе с этим, наша пропаганда уже тогда боролась с популяризуемым сейчас В.Резуном мифом о «превентивной войне» со стороны Германии.

Первые же неудачи немецкой армии под Москвой, Ростовом и Тихвином использовались 7-м отделом ГПУ РККА для информационной атаки на миф о непобедимости вермахта и для доказательства провала стратегии «молниеносной войны». Наша пропаганда противопоставляла фашизм, с которым Советский Союз дрался насмерть, и немецкий народ, одурманенный Гитлером. В агитации широко использовались ссылки на исторические события и мнения «великих немцев» (Фридриха Великого, Бисмарка, Мольтке и др.), показывающие непобедимость России.

Особой темой пропаганды был призыв к немецким войскам сдаваться в плен. Необходимо было преодолеть стереотип ужаса «белокурых бестий» перед пленом «русских унтерменшей», не признающих международных конвенций, который вбивался в головы немцев геббельсовской пропагандой. Правдивость лозунга «плен – это спасение» стала «доходить» до противника в основном после Сталинграда. Этому способствовало ознакомление врага с советским законодательством и подзаконными актами о положении военнопленных в Советском Союзе. Широко распространялся приказ № 55 наркома обороны И.В. Сталина, утверждавший, что у Красной Армии нет, и не может быть таких целей, как уничтожение немецкого народа и государства.

Одной из наиболее эффективных форм агитации было противопоставление военных, социальных, политических и личностных интересов Германии и солдат ее союзников и сателлитов. Лозунг «Это не ваша война!» оказал заметное воздействие на испанцев, румын, финнов, венгров, словаков и др.

В Великой Отечественной информационной войне не обошлось без ошибок и перегибов. Некоторые листовки, изданные по личному распоряжению одиозного куратора ГУППКА Льва Мехлиса, вызывали у немцев гомерический хохот, так как рассказывали о государственных мероприятиях нацистов, буквально превращающих Германию в публичный дом.  

Впрочем, информационных «ляпов» хватало и у наших союзников. Так, немцы сочли абсолютной ложью американскую листовку 1944 года с фотографией, изображавшей группу немецких военнопленных, сидящих в мягких креслах и пьющих чай.

Переоценка ценностей под влиянием пропаганды противника – сложный процесс, связанный с преодолением комплекса стереотипов, национальных и психологических предубеждений. Немецкий народ на протяжении многих лет подвергался массированному воздействию национал-социалистической пропаганды, уничтожавшей гуманистическую мораль. Солдаты и офицеры вермахта до последних дней войны в большинстве своем не приняли идеи о необходимости активной борьбы против гитлеровского режима.

Можно приводить множество свидетельств результативной деятельности пропагандистов Красной Армии в Великой Отечественной информационной войне. Это и высказывания военнопленных, и меры, предпринимаемые немецким командованием для борьбы с советским воздействием, и то, что 2 млн. 200 тыс. немецких солдат сдались в плен. Однако, наивысшим критерием эффективности советской пропаганды автор считает ее роль в постепенном прозрении немцев и возвращении их к демократическим ценностям и неприятию фашизма.

re-port.ru

пропагандистская война

© Copyright  Москва 2001

Баранов Михаил Алексеевич, д.и.н.,

 Журавель Владимир Александрович

All rights reserved

E-mail: [email protected]

 

Великая Отечественная пропагандистская война

Памяти дравшихся с фашизмом на информационном фронте, посвящается...

 

22 июня 2001 года все народы бывшего Советского Союза отмечают 60-летие начала Великой Отечественной войны. Война с фашизмом была не просто борьбой за «жизненное пространство», это была битва добра со злом, сражение идеологий и национальных характеров. Перед народами СССР стояла задача не только выживания и защиты своей государственности, но и сохранения национального самосознания. Учитывая значение идеологии и пропаганды для воюющих стран, а также масштаб использования всех средств воздействия на сознание людей, идеологическую и психологическую борьбу в те годы можно назвать Великой Отечественной пропагандистской войной.

Пропаганда в условиях войны во все времена стремится к психологическому подавлению противника, чтобы заставить его сложить оружие и отказаться от дальнейшей борьбы. Любое агитационное сообщение должно быть кратким, запоминающимся, вызывающим доверие. Пропаганда по отношению к противнику требует обязательного соблюдения этих условий. Информация, основанная на реальных фактах, наиболее убедительно воздействует на массовое сознание. В практике пропагандистских войн может использоваться: 1)Информация, поступающая от имени правительственных и военных органов. Как правило, подписывается официальным лицом. Часто содержит ультимативные требования к противнику и является «пропуском» в плен. 2)Информация анонимная, соответственно, автор не несет никакой ответственности за ее содержание. 3) Пропаганда маскировочная, когда истинный источник заменен другим, вызывающим большее доверие или способствующим более значимому воздействию.

Еще в августе 1940 года в военно-политическом аппарате РККА начали формироваться подразделения для ведения пропаганды среди войск и гражданского населения противника.  Руководил этими подразделениями 7-й отдел Главного управления политической пропаганды Красной Армии (ГУППКА).

В предвоенный период 7-м отделом ГУППКА была разработана методика ведения информационной войны, определены необходимые для этого ресурсы и средства. Особое внимание уделялось методам изучения вероятного противника, формированию системы идеологической и психологической обработки личного состава вооруженных сил врага. Велись разработки специальных технических средств информационного воздействия и портативной полиграфической техники.

Именно в это время к подразделениям пропаганды стали приписывать офицеров запаса из числа журналистов, историков и филологов, отдавая предпочтение сотрудникам ТАСС, издательств иностранной литературы, подразделений Коминтерна.

Уже 25 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) и Правительство СССР приняли решение о систематическом проведении пропагандистской работы среди войск и населения противника. Содержание, методы и формы этой деятельности было поручено определять организованному тогда Советскому бюро военно-политической пропаганды, рабочим органом которого  стал 7-й отдел ГУППКА.

В июне 1941 года 7-м отделом издавалось 18 газет на иностранных языках, в том числе, 10 – на немецком. За годы Великой Отечественной войны было издано и распространено более 2 млрд. 700 млн. экземпляров листовок, газет, брошюр и т.п. пропагандистского характера на двадцати иностранных языках. Фронты использовали свою типографскую базу, располагавшуюся в железнодорожных вагонах или нескольких автофургонах. Армейские типографии располагались в одной машине, более мелкие подразделения листовки самостоятельно не издавали.

С конца 1941 года издавались информационные бюллетени, основанные на документальных источниках и рассказывающие о военно-политических реалиях того времени.

7-й отдел выпускал и довольно нестандартные агитационные материалы – издания, маскирующиеся под геббельсовскую пропаганду – газеты «Фелькишер беобахтер», популярные юмористические и песенные сборники противника, конверты и бумагу для писем с агитационными текстами. Особый интерес вызывают колоды игральных карт с карикатурными изображениями фашистских бонз и аллегорическими картинками «скорого будущего Германии». А на Ленинградском фронте огромной «популярностью» пользовались точные копии немецкого ордена «Железный крест» с надписью «За разбой и убийство».

Эта печатная и «сувенирная» продукция переправлялась за линию фронта с помощью фронтовой авиации, специальных агитационных мин и снарядов, разведывательных подразделений и партизанских отрядов.

Из технических средств информационной войны применялись звуковые и радиовещательные станции.

Портативные звуковые станции имелись в каждой фронтовой дивизии. Они позволяли вести агитацию в радиусе около 400 метров. Более мощная аппаратура монтировались на автомашинах, танках, броневиках и даже самолетах.

В июле 1941 года на всех фронтах, при активном содействии и использовании ресурсов Радиокомитета СССР, создавались подразделения для вещания на языках противника и начались регулярные передачи. Особое значение придавалось привлечение к техническим видам пропаганды носителей языков, обладавших не только правильной литературной речью, но и местными диалектами. С этой задачей помогали справляться иностранные сотрудники Коминтерна, антифашисты и добровольцы из числа военнопленных, учитывавшие также и национальные особенности объектов пропаганды для более действенной аргументации.

7-м отделом ГУППКА, совместно с разведкой, систематически анализировалась немецкая пропаганда и контрпропаганда, дислокация, передвижения и участие в боевых действиях подразделений противника, данные о кадровом составе, дисциплине и политико-моральном состоянии солдат и офицеров, степень влияния советской пропаганды, а с 1942 года составлялись полномасштабные досье. На основании аналитических материалов велась наиболее адресная и, соответственно, действенная агитация.

Рассмотрим основные темы, прослеживающиеся в агитационных материалах 7-го отдела ГУППКА.

В самом начале Великой Отечественной войны, в 1941 году, упирая на «пролетарский интернационализм», советская пропаганда призывала солдат вермахта, рвущихся к Москве, к свержению гитлеровского режима и созданию антифашистских комитетов. Это было вызвано господствовавшими в то время идеологическими штампами и политическими установками. Вера немцев в превосходство германской расы, в ее право на мировое господство, железная дисциплина и безоговорочная поддержка гитлеровской политики расширения жизненного пространства сводили «на нет» подобные усилия советской пропаганды.

Но постепенно начали вырабатываться аргументация и утверждения, соответствующие реалиям своего времени. В сообщениях для войск противника говорилось о временном характере оккупации части территории СССР  и о высокой цене, которую платит за это Германия. Вместе с этим, наша пропаганда уже тогда боролась с популяризуемым сейчас В.Резуном мифом о «превентивной войне» со стороны Германии.

Первые же неудачи немецкой армии под Москвой, Ростовом и Тихвином использовались 7-м отделом ГПУ РККА для информационной атаки на миф о непобедимости вермахта и для доказательства провала стратегии «молниеносной войны». Наша пропаганда противопоставляла фашизм, с которым Советский Союз дрался насмерть, и немецкий народ, одурманенный Гитлером. В агитации широко использовались ссылки на исторические события и мнения «великих немцев» (Фридриха Великого, Бисмарка, Мольтке и др.), показывающие непобедимость России.

Особой темой пропаганды был призыв к немецким войскам сдаваться в плен. Необходимо было преодолеть стереотип ужаса «белокурых бестий» перед пленом «русских унтерменшей», не признающих международных конвенций, который вбивался в головы немцев геббельсовской пропагандой. Правдивость лозунга «плен – это спасение» стала «доходить» до противника в основном после Сталинграда. Этому способствовало ознакомление врага с советским законодательством и подзаконными актами о положении военнопленных в Советском Союзе. Широко распространялся приказ № 55 наркома обороны И.В. Сталина, утверждавший, что у Красной Армии нет, и не может быть таких целей, как уничтожение немецкого народа и государства.

Одной из наиболее эффективных форм агитации было противопоставление военных, социальных, политических и личностных интересов  Германии и солдат ее союзников и сателлитов. Лозунг «Это не ваша война!» оказал заметное воздействие на испанцев, румын, финнов, венгров, словаков и др.

В Великой Отечественной информационной войне не обошлось без ошибок и перегибов. Некоторые листовки, изданные по личному распоряжению одиозного куратора ГУППКА Льва Мехлиса, вызывали у немцев гомерический хохот, так как рассказывали о государственных мероприятиях нацистов, буквально превращающих Германию в публичный дом.  

Впрочем, информационных «ляпов» хватало и у наших союзников. Так, немцы сочли абсолютной ложью американскую листовку 1944 года с фотографией, изображавшей группу немецких военнопленных, сидящих в мягких креслах и пьющих чай.

Переоценка ценностей под влиянием пропаганды противника – сложный процесс, связанный с преодолением комплекса стереотипов, национальных и психологических предубеждений. Немецкий народ на протяжении многих лет подвергался массированному воздействию национал-социалистической пропаганды, уничтожавшей гуманистическую мораль. Солдаты и офицеры вермахта до последних дней войны в большинстве своем не приняли идеи о необходимости активной борьбы против гитлеровского режима.

Можно приводить множество свидетельств результативной деятельности пропагандистов Красной Армии в Великой Отечественной информационной войне. Это и высказывания военнопленных, и меры, предпринимаемые немецким командованием для борьбы с советским воздействием, и то, что 2 млн. 200 тыс. немецких солдат сдались в плен. Однако, наивысшим критерием эффективности советской пропаганды автор считает ее роль в постепенном прозрении немцев и возвращении их к демократическим ценностям и неприятию фашизма.

studfiles.net

пропагандистская война

© Copyright  Москва 2001

Баранов Михаил Алексеевич, д.и.н.,

 Журавель Владимир Александрович

All rights reserved

E-mail: [email protected]

 

Великая Отечественная пропагандистская война

Памяти дравшихся с фашизмом на информационном фронте, посвящается...

 

22 июня 2001 года все народы бывшего Советского Союза отмечают 60-летие начала Великой Отечественной войны. Война с фашизмом была не просто борьбой за «жизненное пространство», это была битва добра со злом, сражение идеологий и национальных характеров. Перед народами СССР стояла задача не только выживания и защиты своей государственности, но и сохранения национального самосознания. Учитывая значение идеологии и пропаганды для воюющих стран, а также масштаб использования всех средств воздействия на сознание людей, идеологическую и психологическую борьбу в те годы можно назвать Великой Отечественной пропагандистской войной.

Пропаганда в условиях войны во все времена стремится к психологическому подавлению противника, чтобы заставить его сложить оружие и отказаться от дальнейшей борьбы. Любое агитационное сообщение должно быть кратким, запоминающимся, вызывающим доверие. Пропаганда по отношению к противнику требует обязательного соблюдения этих условий. Информация, основанная на реальных фактах, наиболее убедительно воздействует на массовое сознание. В практике пропагандистских войн может использоваться: 1)Информация, поступающая от имени правительственных и военных органов. Как правило, подписывается официальным лицом. Часто содержит ультимативные требования к противнику и является «пропуском» в плен. 2)Информация анонимная, соответственно, автор не несет никакой ответственности за ее содержание. 3) Пропаганда маскировочная, когда истинный источник заменен другим, вызывающим большее доверие или способствующим более значимому воздействию.

Еще в августе 1940 года в военно-политическом аппарате РККА начали формироваться подразделения для ведения пропаганды среди войск и гражданского населения противника.  Руководил этими подразделениями 7-й отдел Главного управления политической пропаганды Красной Армии (ГУППКА).

В предвоенный период 7-м отделом ГУППКА была разработана методика ведения информационной войны, определены необходимые для этого ресурсы и средства. Особое внимание уделялось методам изучения вероятного противника, формированию системы идеологической и психологической обработки личного состава вооруженных сил врага. Велись разработки специальных технических средств информационного воздействия и портативной полиграфической техники.

Именно в это время к подразделениям пропаганды стали приписывать офицеров запаса из числа журналистов, историков и филологов, отдавая предпочтение сотрудникам ТАСС, издательств иностранной литературы, подразделений Коминтерна.

Уже 25 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) и Правительство СССР приняли решение о систематическом проведении пропагандистской работы среди войск и населения противника. Содержание, методы и формы этой деятельности было поручено определять организованному тогда Советскому бюро военно-политической пропаганды, рабочим органом которого  стал 7-й отдел ГУППКА.

В июне 1941 года 7-м отделом издавалось 18 газет на иностранных языках, в том числе, 10 – на немецком. За годы Великой Отечественной войны было издано и распространено более 2 млрд. 700 млн. экземпляров листовок, газет, брошюр и т.п. пропагандистского характера на двадцати иностранных языках. Фронты использовали свою типографскую базу, располагавшуюся в железнодорожных вагонах или нескольких автофургонах. Армейские типографии располагались в одной машине, более мелкие подразделения листовки самостоятельно не издавали.

С конца 1941 года издавались информационные бюллетени, основанные на документальных источниках и рассказывающие о военно-политических реалиях того времени.

7-й отдел выпускал и довольно нестандартные агитационные материалы – издания, маскирующиеся под геббельсовскую пропаганду – газеты «Фелькишер беобахтер», популярные юмористические и песенные сборники противника, конверты и бумагу для писем с агитационными текстами. Особый интерес вызывают колоды игральных карт с карикатурными изображениями фашистских бонз и аллегорическими картинками «скорого будущего Германии». А на Ленинградском фронте огромной «популярностью» пользовались точные копии немецкого ордена «Железный крест» с надписью «За разбой и убийство».

Эта печатная и «сувенирная» продукция переправлялась за линию фронта с помощью фронтовой авиации, специальных агитационных мин и снарядов, разведывательных подразделений и партизанских отрядов.

Из технических средств информационной войны применялись звуковые и радиовещательные станции.

Портативные звуковые станции имелись в каждой фронтовой дивизии. Они позволяли вести агитацию в радиусе около 400 метров. Более мощная аппаратура монтировались на автомашинах, танках, броневиках и даже самолетах.

В июле 1941 года на всех фронтах, при активном содействии и использовании ресурсов Радиокомитета СССР, создавались подразделения для вещания на языках противника и начались регулярные передачи. Особое значение придавалось привлечение к техническим видам пропаганды носителей языков, обладавших не только правильной литературной речью, но и местными диалектами. С этой задачей помогали справляться иностранные сотрудники Коминтерна, антифашисты и добровольцы из числа военнопленных, учитывавшие также и национальные особенности объектов пропаганды для более действенной аргументации.

7-м отделом ГУППКА, совместно с разведкой, систематически анализировалась немецкая пропаганда и контрпропаганда, дислокация, передвижения и участие в боевых действиях подразделений противника, данные о кадровом составе, дисциплине и политико-моральном состоянии солдат и офицеров, степень влияния советской пропаганды, а с 1942 года составлялись полномасштабные досье. На основании аналитических материалов велась наиболее адресная и, соответственно, действенная агитация.

Рассмотрим основные темы, прослеживающиеся в агитационных материалах 7-го отдела ГУППКА.

В самом начале Великой Отечественной войны, в 1941 году, упирая на «пролетарский интернационализм», советская пропаганда призывала солдат вермахта, рвущихся к Москве, к свержению гитлеровского режима и созданию антифашистских комитетов. Это было вызвано господствовавшими в то время идеологическими штампами и политическими установками. Вера немцев в превосходство германской расы, в ее право на мировое господство, железная дисциплина и безоговорочная поддержка гитлеровской политики расширения жизненного пространства сводили «на нет» подобные усилия советской пропаганды.

Но постепенно начали вырабатываться аргументация и утверждения, соответствующие реалиям своего времени. В сообщениях для войск противника говорилось о временном характере оккупации части территории СССР  и о высокой цене, которую платит за это Германия. Вместе с этим, наша пропаганда уже тогда боролась с популяризуемым сейчас В.Резуном мифом о «превентивной войне» со стороны Германии.

Первые же неудачи немецкой армии под Москвой, Ростовом и Тихвином использовались 7-м отделом ГПУ РККА для информационной атаки на миф о непобедимости вермахта и для доказательства провала стратегии «молниеносной войны». Наша пропаганда противопоставляла фашизм, с которым Советский Союз дрался насмерть, и немецкий народ, одурманенный Гитлером. В агитации широко использовались ссылки на исторические события и мнения «великих немцев» (Фридриха Великого, Бисмарка, Мольтке и др.), показывающие непобедимость России.

Особой темой пропаганды был призыв к немецким войскам сдаваться в плен. Необходимо было преодолеть стереотип ужаса «белокурых бестий» перед пленом «русских унтерменшей», не признающих международных конвенций, который вбивался в головы немцев геббельсовской пропагандой. Правдивость лозунга «плен – это спасение» стала «доходить» до противника в основном после Сталинграда. Этому способствовало ознакомление врага с советским законодательством и подзаконными актами о положении военнопленных в Советском Союзе. Широко распространялся приказ № 55 наркома обороны И.В. Сталина, утверждавший, что у Красной Армии нет, и не может быть таких целей, как уничтожение немецкого народа и государства.

Одной из наиболее эффективных форм агитации было противопоставление военных, социальных, политических и личностных интересов  Германии и солдат ее союзников и сателлитов. Лозунг «Это не ваша война!» оказал заметное воздействие на испанцев, румын, финнов, венгров, словаков и др.

В Великой Отечественной информационной войне не обошлось без ошибок и перегибов. Некоторые листовки, изданные по личному распоряжению одиозного куратора ГУППКА Льва Мехлиса, вызывали у немцев гомерический хохот, так как рассказывали о государственных мероприятиях нацистов, буквально превращающих Германию в публичный дом.  

Впрочем, информационных «ляпов» хватало и у наших союзников. Так, немцы сочли абсолютной ложью американскую листовку 1944 года с фотографией, изображавшей группу немецких военнопленных, сидящих в мягких креслах и пьющих чай.

Переоценка ценностей под влиянием пропаганды противника – сложный процесс, связанный с преодолением комплекса стереотипов, национальных и психологических предубеждений. Немецкий народ на протяжении многих лет подвергался массированному воздействию национал-социалистической пропаганды, уничтожавшей гуманистическую мораль. Солдаты и офицеры вермахта до последних дней войны в большинстве своем не приняли идеи о необходимости активной борьбы против гитлеровского режима.

Можно приводить множество свидетельств результативной деятельности пропагандистов Красной Армии в Великой Отечественной информационной войне. Это и высказывания военнопленных, и меры, предпринимаемые немецким командованием для борьбы с советским воздействием, и то, что 2 млн. 200 тыс. немецких солдат сдались в плен. Однако, наивысшим критерием эффективности советской пропаганды автор считает ее роль в постепенном прозрении немцев и возвращении их к демократическим ценностям и неприятию фашизма.

studfiles.net

Информационно-психологическое противоборство в годы Второй мировой войны (1939-1945), Особенности ведения пропаганды Германией и СССР среди войск и населения противника в годы Второй мировой войны

231 Особенности ведения пропаганды Германией и СССР среди войск и населения противника в годы Второй мировой войны

Особого внимания заслуживает организация пропаганды на войска и население противника фашистской. Германии

С первых шагов своей политической деятельности. Гитлер придавал чрезвычайно большое значение пропаганде. В книге"Майн. Кампф"он в специальном разделе рассматривал основные принципы пропаганды. О том, какую роль гитлеровцы отводили пропаганде, свидетельствует тот факт, что в зале, где проходил. Нюрнбергский съезд национал-социалистической партии 1935 года, на стене висел плакат с надписью:"Пропаганда привела на с к власти, пропаганда позволила сохранить власть, пропаганда позволит нам завоевать миру завоювати світ".

Гитлеровское руководство ставило пропагандистскую войну по значению и потенциальной эффективностью в один ряд с вооруженной, экономической и дипломатической борьбой. Определяя свое отношение к пропагандист. ТСК методов воздействия на противника,. Гитлер отмечал:"Место артиллерийской подготовки для фронтальной атаки пехоты в траншейной войне в будущем займет построена на совершенно новых началах пропаганда, назначение которой будет - сломать противника психологически до того, как армии вообще начнут действоватьдіяти".

Возглавляя имперское министерство пропаганды,. Геббельс так определял роль информации в будущих военных кампаниях:"Информация на войне является боевым средством ее используют с целью ведения войны, а не д для передачи сведенийостей".

Влияние на общественное мнение зарубежных стран предполагалось осуществлять следующими способами:

1. Распространение информации через информагентства, радио, через доставку за границу немецких газет и журналов, открыток, через агентурную сеть

2. Через немецких корреспондентов за рубежом

3. Через проведения выставок-ярмарок в. Германии, участие в таких выставках за рубежом

4. Осуществление программ обмена с дружественными странами в различных областях (наука, искусство, спорт, воспитание молодежи и др.)

29 августа 1939 г. была осуществлена ??последняя довоенная пропагандистская попытка обвинить. Польшу в агрессивности и таким образом переложить ответственность на нее за развязывание войны. Польская кампания д. ля подразделений пропаганды прошла вполне успешно: только в результате распространения листовок одной ротой пропаганды в районе. Модлин-Варшава почти 1 тыс поляков добровольно перешли на сторону. Верма тхту.

Немецкая пропаганда достигла своего наибольшего успеха в 1940 году, в период боевых действий с оккупации. Франции. Основными рычагами геббельсовской пропаганды были"черные"передатчики, которые выдавали себя за фр ранцузьки радиостанции. С их помощью распространялись различные слухи, подвергались сокрушительной критике правительство и армия. Франции, сеялись неуверенность и панические настроения среди населения и французских войск овослужбовцивослужбовців.

конце 1940 года руководители основных пропагандистских центров рейха ставили задачи, направленные на подготовку к ведению войны против. СССР. Во всех учреждениях и ведомствах немедленно активизировалась рабо та по получению и обобщения материалов, предназначенных для пропаганды против. СССР с началом войни.

Наибольших успехов пропагандистская машина. Вермахта достигла в 1942 году. Большое количество перебежчиков и пленных в 1941 году объясняется, прежде всего, исключительно благоприятной боевой обстановкой стекла. Алас в пользу фашистской. Германии. Поэтому приписывать успехи этого года только эффективному влиянию пропаганды было бы неправильно. Что же касается 1942 года, то за период с мая по декабрь к немцам добровольно перешло 79 319 красноармейцев. Много было также тех, кто добровольно сдался в полоолон.

В основу немецкой пропаганды легли следующие тезисы:

- обоснование внезапного нападения на. СССР:"жидовская-коммунистическое правительство, возглавляющий. Джугашвили-Сталин, нарушил договоры, заключенные с. Германией";

- освободительная миссия. Вермахта:"Немецким войскам приказано выгнать коммунистов, мучают и эксплуатируют народы. СССР";

- положение в. СССР:"Вам обещали социализм и справедливость - вы получили нищету и издевательства";

- совместная борьба:"Верните ваше оружие против этой власти - и вы освободите мир от врагов человечества"

Пропагандистский аппарат. Вермахта видное место отводил генералу. Власову. Основой этой пропагандистской акции стал лозунг:"Русские перебегают к русским"Часть листовок составили представители. Власов ва, власовцы также принимали участие в ведении передач через громкоговорящие станции. Неоднократно озвучивали то, что подписал. Власов (как председатель российского комитета) и его секретарь. Малышкин:"Обращение. Российс кого комитета в командиров и бойцов. Красной. Армии, ко всему русскому и другим народам. Советского. Союза"Великим тиражом распространялся также"Открытое письмо красноармейцам и советским коман дирам от добровольцев. Русской освободительной армии. Російської визвольної армії".

Еще одна задача этой пропагандистской акции заключалась в том, чтобы запугать советских солдат применением новой неизвестной ранее техники (танки"Тигр",. САУ"Пантера"и др.) и на этом основании аппеля юват к их человеческих инстинктов самозащиты и сохранения жизни. К этому же советским солдатам, которые считали себя врагами советской власти, обещали ряд льгот в плену. В приказе. Верховного командования. Вермахта было отмечено, что каждого военнослужащего. Красной. Армии, который самовольно оставил свою воинскую часть и самостоятельно перешел к немцам,"считать военнопленным, а таким, что добр овильно перешел на сторону немецкой армиийшов на бік німецької армії".

Однако большая пропагандистская кампания. Вермахта, как и военная операция на. Курской дуге, в целом закончилась неудачей. Несмотря на то, что для проведения этой, так сказать, психологической операции было задействовано немалые силы и средства, ее результаты были весьма скромными, поскольку ситуация на фронтах кардинально изменилась не в пользу немцев. Более приспособлены к ведению боев, а также элементарного выживания в зимних условиях, бойцы. Красной. Армии, учитывая еще и поражение немцев, все скептически относились к немецким"обещаний", поэтому эффективность немецкой пропаганды падалганди падала.

Заслуживает внимания ведения. ИПВ фашистской. Германии на территории Украины. Выгодное географическое положение и богатые природные ресурсы превратили Украину в годы войны в арену не только военных баталий, но и острого пропагандистского противоборстваа.

Начало германо-советской войны проявил слабость политического и военного руководства. СССР, недостаточную поддержку действий правительства со стороны отдельных слоев населения, в частности на украинских землях. К концу 1 1941 г почти вся территория Украины была оккупирована немецкими войсками. Они контролировали около 80 млн человек, то есть 42% населения. Советского. Союза, и большую часть его экономического потенциала, а т акож захватили 3800000 советских военнопленных (из них, по подсчетам, 1,3 млн составляли украинскиеці).

Условно деятельность немецких пропагандистских спецслужб на территории Украины можно разделить на три этапа. На каждом из них ведения пропаганды имело свои особенности

На начальном этапе войны доминировало надежду западных и восточных украинских на то, что с приходом немецких войск восстановится украинская государственность, прекратятся репрессии против мирного населения, сми иниться форма собственности, особенно на землю.

Немецкая пропаганда умело использовала на данном этапе указанные надежды украинского народа. Результатами этого стало уменьшение (а в некоторых районах - полное отсутствие) сопротивления немецким войскам так их воспринимали как освободителей от большевистской диктатуры, поддержка оккупационных войск и создание местной власти. Это стало возможным благодаря использованию в пропагандистско-агитационных матери алах таких тем, как запугивание населения победами немецких войск, напоминаниями об ужасах большевистской диктатуры и обращениями к национальным чувствам и сознанию украинских народду.

На оккупированных территориях, где с населением уже был налажен контакт, активно использовали такой метод пропагандистского воздействия, как наглядная агитация с применением кино. Учитывая уровень тодиш шнього технического развития кино по силе своего воздействия на аудиторию было наилучшим и наиболее действенным средством представления пропагандистской информации. С начала немецкой оккупации в кинотеатрах демонструва ли фильмы, адаптированные украинском языке, в основном документальныені.

В тылу немецкие пропагандисты довольно широко использовали"черную пропаганду"- подавали прогерманскую информацию в виде настоящих советских газет и журналов. Однако немцы, считая свою пропагандис стську деятельность несовершенной и недостаточно влиятельной и эффективной, искали резервов усиления ее действенности. В"Докладе рейхскомиссара. Коху"от 3 июля 1942 было отмечено, что для правильной оценки эффективности пропаганды в Украине следует учитывать следующие обстоятельства: а) местные связи и состав населения б) традиции бывшей советской пропаганды, в) понимание образа мышления населения, изменений илося за более чем 20-летнее господство коммунистической идеологиикомуністичної ідеології.

На втором этапе начала меняться ситуация на фронтах. Соответственно, другой становилась политика немцев в Украину. Если сначала немцы направляли репрессии преимущественно против коммунистов и евреев, то впоследствии ус это население стало жертвой принципа коллективной ответственности в случае активных действий партизан или невыполнение приказов немецких властей. Они полностью отвергли заигрывания с украинскими патриотами-государственниками, националистами и начали действовать методами террора и запугивания 2 ноября по убийство четырех немецких солдат было сожжено с. Обуховка, а все население расстреляно. Кроме заложников, нем эти расстреливали также"посредников", т.е. лиц, подозреваемых в контактах с партизанамх із партизанами.

Особенностью немецкой пропаганды этого этапа стало то, что все пропагандистские действия сводились к насаждения населению животного страха. Широко использовалась наглядная агитация - распространялись ли истивкы с призывами к безусловной покорности немецкой власти, содействию ей. Тематикой пропагандистских материалов были сообщения об очередных казни и пытокри.

Было предложено использовать для пропаганды следующие тезисы:

в. СССР не было ни одной семьи, члены которой не были бы репрессированными;

большое количество населения была перемещена (насильственно депортирована) для работы в другие (удаленные) места;

массовые ссылки не прекращаются даже сейчас;

нет свободного выбора профессии и работы;

без разрешения. НКВД нельзя переезжать из одного места в другое, менять место жительства;

незначительное опоздание на работу карается годами тюрьмы, ссылкой;

наравне со взрослыми нещадно эксплуатируются дети, подростки;

колхозы эксплуатируют труд крестьян в пользу государства;

религиозная терпимость является, по сути, фальшивой

Третий период пропагандистских действий совпадал с постепенным освобождением Украины от фашистов. Это заставило немцев существенно изменить тематику и содержание своих пропагандистских материалов. На первое место вышла в уже апробирована тема, что на смену фашистскому режиму придет намного кровавая коммунистическая диктатура отношении Украины немецкий пропагандистская машина допустила существенную ошибку. Она заключалась в восприятии Украины как географического понятия, а не потенциальной государства. Отсюда ненадлежащее смещение акцентов в пропаганде с национально-государственных до политико-идеологических, которое олицетворяло собой выбор м иж фашизмом и коммунизмом. Это не соответствовало менталитету народа, который сопротивлялся всем формам диктатурытатури.

Анализируя особенности проведения немецкой пропаганды в Украине, следует сделать вывод, что ее результативность была связана не столько с умелым использованием агитационных материалов, сколько с спод диваннямы украинского народа (освобождения от большевистской диктатуры и восстановления своей государственности), а также положением на фронта.

Накануне. Второй мировой войны советское правительство также провел соответствующие меры для укрепления аппарата спецпропаганды (СП)

Первым шагом по организации и ведению пропаганды среди войск и населения противника стал учет лиц, владели иностранными языками, произведен на основании. Директивы. ГПУ. РККА от 29 июня 1938. За а приказом. Народного комиссара обороны. СССР от 10 июля 1939 было создано 24 редакции выпускали газеты на иностранных языках, среди них три - немецкой. Основная задача редакций заключалось в организациях ции теоретической и практической подготовки литературных работников для того, чтобы в случае войны можно было немедленно развернуть издание литературы соответствующими иностранными языками для распространения это ред войск и населения противникика.

Командование. РККА осознавало необходимость дальнейшего совершенствования и укрепления органов спецпропаганды 6 августа 1940 г было принято решение о создании в политуправления приграничных военных х округов специальных отделов для работы среди войск и населения противника, в состав которых входили ранее созданные редакции газет, издававшихся иностранными языками. В политотделах армий были сформирована ни соответствующие отделения, а в штатах дивизионных политотделов появилась должность старшего инструктора по работе среди войск противникика.

В составе. Главного политуправления на базе отделения по руководству печатными средствами, которые выдавались иностранными языками, был создан отдел специальной пропаганды среди войск и населения противном ника, который с целью конспирации получил название 7-го отдела. Поскольку круг задач расширился, а их масштабы значительно возросли, офицеры отдела начали налаживать взаимодействие с различными центральными учреждений ами и организациями: радиокомитета,. ТАСС,. Всесоюзным обществом культурной связи, иностранным издательством и его типографией «Искра революции", способными выдавать литературу 60 иностранных языкамними мовами.

В сентябре 1940 г. были разработаны"Тезисы о целях и задачах пропаганды среди войск и населения противника""Тезисы"были положены в основу. Директивы. ГПУ № 0267 от 12 октября 1940 г, в которой определялись основные задачи и функции структур спецпропаганды на мирное и военное время частности, в мирное время нужно было углубленно изучать морально-психологическое состояние и систему политического воспитания в армиях вероятных противников, готовить и предоставлять командованию обзоры военно-политической ситуации, постоянно совершенствовать знания иностранных языков, тренироваться в написании и издании агитационно-пропагандистс ьких материалеагандистських матеріалів.

Таким образом, 12 октября 1940 г почти начался процесс создания основных структур для работы среди войск противника в политорганов приграничных военных округов

Во время войны советские органы спецпропаганды должны были развернуть широкомасштабную работу среди войск и населения противника: разъяснять им подлинные причины войны, стимулировать пацифистские настр рои, завоевывать симпатии к. РККА и. Советского. Союза, формировать негативное отношение к действиям военно-политического руководства стран-агрессоров, правдиво, с помощью конкретных фактов показывает трудной е положение"простых людей", особенно солдатских семей, призывать военнослужащих армии противника переходить на советский бинський бік.

Одна из первых директив. Главного политического управления после вторжения немецко-фашистских войск ставила обязанность военным советам и начальникам политорганов сосредоточить внимание на выяснении трь ех составляющих, характеризующих положение в стане врага:"о настроениях солдат, потери понесли части (соединения), что делается у них на родинещині".

Характерной особенностью советских открыток (а именно они были тогда основным средством изложения пропагандистского материала) была крайне революционная направленность их содержания, тенденциозное освещение пра актичнои деятельности аппарата спецпропаганды, что было неприемлемым для воспитанных в фашистском духе солдат. Об этом свидетельствуют, прежде всего, 10 тезисов, которые утвердило. Советское бюро военно-политической проп аганды, ставшие основой проведения спецпропаганды в этот период войны. Каждую из десяти тезисов. ГПУ. РККА выдали отдельной листовкой 24 июня 1941 г. В них вместе с отдельными правильными положениями содержались и с акликы, не учитывали реального морально-политического состояния солдат. Вермахта, преобладали призывы к"дружбы между немецким и русским народами", к"совместной борьбы","свержение. Гитлера"и др.. Об этом свидетельствуют и первые листовки, в определенной степени доминировали до декабря 1941 г, а именно:"За что вы воюете?","Стой!. Здесь страна рабочих и крестьян","Что вы делаете?","Против кого вы і селян", "Що ви робите?", "Проти кого ви воюєте?".

Фактически в основу содержания спецпропаганды, особенно во время первых оборонительных боев 1941 года, механически возлагалась старая политическая тезис"рабочей революции", которая была механически перенесена со времен гром мадянськои войны и военной интервенции в условиях назревания в. Германии революционной ситуацииї ситуації.

Использовались и другие формы и способы. ИПВ на войска гитлеровского. Вермахта. Советские органы спецпропаганды выдали"Новый солдатский песенник"- удачная подделка под немецкий оригинал, который, по св видченням немецкого руководства, был примером"пропаганды, направленной на подрыв веры войск в свое военно-политическое руководство и побудил к переходу в пленереходу в полон".

При организации спецпропаганды возникла проблема, которую без участия военнопленных эффективно решить было невозможно. Она заключалась в том, что попытки морально-психологического воздействия на противника шл поляком дискредитации его политического и государственного руководства, личных качеств политических и военных руководителей, целей войны, освещение тяжелого положения страны, прежде армии и гражданского н аселення, требовало детального знания быта, настроений, психологии граждан и военнослужащих и многое другое. В противном случае спецпропаганды не давала ожидаемого эффектту.

После первого периода войны акцент в информационно-пропагандистской деятельности сместился с классовых аспектов на"общечеловеческие"Работа велась в внеидеологическим сфере: не"против", а"за"В 1941 году и классовые принципы использовались в более чем 60% советских пропагандистских материалов, а в 1943 году - уже в 35алів, а у 1943 році - вже у 35 %.

Новым направлением в советской спецпропаганды было использование"сентиментальных тем", где психологическим объектом воздействия были родственные чувства. Такой открыткой была"Помни о своем ребенке"

Главными задачами советских органов спецпропаганды на оккупированных немцами территориях было препятствование деятельности немецких оккупационных органов и принуждение представителей украинского населения выдавать активистов национально-освободительного движения для их уничтожения.

Это положение подтверждается"Справкой о состоянии политической работы среди населения и партизан оккупированных территорий Украины":"проводится значительная агитационно-пропагандистская работа на оккупированных террит тори Украине. За период с 15 ноября 1942 до июня 1943 было распространено 95 видов листовок общим тиражом 10 354 тыс. экземпляров. К тому же, было распространено 30 писем-обращений. Политуправления. Р. СЧА (на украинском языке) тиражом 1 млн 700 тыс. экземпляров. Распространены украинских газет"Коммунист","Советская Украина","За. Советскую Украину"тиражом более двух миллионов экземпляров. За период апрель- мая выслано 84 500 экземпляров центральных газет"Правда"и"Известия500 примірників центральних газет "Правда" та "Известия".

Деятельность советской пропаганды и специальной пропаганды на оккупированной Украины была успешной. Это объясняется тем, что уровень жизни в Украине во время немецкой оккупации был ниже, чем в советские ча асов, есть советская пропаганда имела реальные документы:"в связи с тем, что рабочие и интеллигенция в городах голодают более, чем до войны, возможности немецкой пропаганды усложняются советская пропаганда использует данную ситуацию для своей деятельности"Немцы оказывали жестокие репрессии среди населения. Это успешно использовали советские спецслужбы. Как отмечали немцы,"большевистские агенты раз горнулы очень активную деятельность и делают все, чтобы нанести ущерб в тылу оккупированных земельди в тилу окупованих земель".

Советская спецпропаганды основывалась на следующих принципах: недостаточное продовольственное снабжение, голод среди населения многих районов; неправдивые утверждения немецкой пропаганды; неизбежно и быстрое вернет ения советских войск и наказание изменников; патриотические лозунги, призывы к борьбе за свою родину (большевистскую.

Анализ содержания и направленности агитационно-пропагандистских документов и материалов того времени свидетельствует о том, что советская спецпропаганды не была психологически адаптирована к реальному уровню и условий ресниц йськово-политической ситуации на немецко-советском фронте. В противоположность этому немецкие органы пропаганды к войне с. СССР готовились основательно и заранее отрабатывались темы пропагандистских ю риалов, шла их"обкатка"во время полевых учений,. Большое внимание немецкие пропагандисты уделяли изучению объекта воздействия, а именно: морального состояния войск, национально-психологических особенностей пре дставникив разных народов. СССР и др.. Для этого активно использовали довоенные контакты с представителями населения различных районов. Советского. Союза, политические допросы перебежчиков и лиц из. СССР, а т акож изучения соответствующей художественной и мемуарной литературыої літератури.

Советские специалисты спецпропаганды не использовали психологического фактора, а если и учитывали психику человека и апеллировали к его психических состояний, то это обычно делали в грубой, оскорбительной форме и либо в форме примитивного запугивания, что вызвало соответствующую негативную реакцию. В смысле политической работы смешивали внутреннюю пропаганду с внешней результате такого механического смещения акцентов советские политорганы довольно широко применяли языковые и стилистические средства воздействия, которые были психологически непонятные и недоступные воспитанным на других ценностях реципиентам советской информации - н имцям. Как следствие, это усложняло эмоциональное и, соответственно, интеллектуальное восприятие информации, поскольку политорганы апеллировали не к среднего немецкого солдата, а к советскому немецком языкевою.

Негативным в советской пропаганде было то, что вместо того, чтобы целенаправленно возбуждать эмоциональную сферу психики, т.е. вызвать поведение, которое, независимо от мотивов, ослабляла бы морально-боевых й потенциал противника, она бралась за выполнение задач по перевоспитания военнослужащих. Вермахта на основе большевистских цинносте.

На втором этапе войны (1943-1945) советская специальная пропаганда, направленная против немецкой армии, была достаточно эффективна

Одной из важных особенностей. СП в годы. Второй мировой войны стало то, что в этот период формировались основные принципы в содержании пропагандистских материалов, совершенствовались формы и способы информационных йного и психологического воздействия на войска и население противник.

Второй особенностью. СП было то, что в первый период войны она осуществлялась без прямого и непосредственного контакта с объектом воздействия. В первые годы. Второй мировой войны мало внимания придавалось возвратной и информации о степени психологического воздействия и реакции объекта на этот возв.

Третьей важной особенностью в спецпропагандистський деятельности в условиях войны было ведение ее иностранном языке. Во время. Второй 224 мировой войны немецкие патриотические организации, такие как. Национальный комитет"Свободная. Германия"и"Союз немецких офицеров", вели пропаганду родном, немецком языке. Для этих организаций не стояла проблема перевода их агитационных материалов на иностранную языковіалів на іноземну мову.

Следующая особенность спецпропаганды, направленной на войска и население противника в условиях. Второй мировой войны, заключалась в том, что в этот период осуществлялся поиск проблем, которые больше всего волновали военнослужащих. Вермахта во время боевых действий на территории. Советского. Союз.

В годы. Второй мировой войны политорганы пришли к выводу, что спецпропаганды необходимо вести по следующим направлениям:

- разъяснение справедливых целей войны со стороны. Советского. Союза и разоблачения несправедливого, захватнического характера войны, развязанной германским фашизмом и его союзниками;

- демонстрация неуклонного роста сил. Советского. Союза и ударной мощи. Советской. Армии и. Флота, пропаганда неизбежного разгрома немецко-фашистской армии и поражения германского империализма;

- раскрытие"обострение противоречий"как в гитлеровской армии и немецком тылу, так и между армией фашистской. Германии и ее вассалов;

- освещение рост антифашистского движения среди народов государств, оккупированных. Германией;

- всесторонняя пропаганда правды о. Советском. Союзе и демонстрация антинародного характера фашистского режима;

- объяснение путей выхода из войны личного состава. Вермахта и его союзников в форме индивидуальной и коллективной сдачи в плен и капитуляции

Итак, как показывает изучение особенностей ведения пропаганды. Германией и. СССР на войска и население противника, немецкие органы пропаганды накануне и с началом. Второй мировой войны находились н на высшем уровне, поскольку учли все исторические и практические приобретения опыта ведения пропагандистских операции.

uchebnikirus.com

Великая Отечественная информационая война

Перед народами СССР стояла задача не только выживания и защиты своей государственности, но и сохранения национального самосознания. Учитывая значение идеологии и пропаганды для воюющих стран, а также масштаб использования всех средств воздействия на сознание людей, идеологическую и психологическую борьбу в те годы можно назвать Великой Отечественной информационной войной.

Пропаганда в условиях войны во все времена стремится к психологическому подавлению противника, чтобы заставить его сложить оружие и отказаться от дальнейшей борьбы. Любое агитационное сообщение должно быть кратким, запоминающимся, вызывающим доверие. Пропаганда по отношению к противнику требует обязательного соблюдения этих условий. Информация, основанная на реальных фактах, наиболее убедительно воздействует на массовое сознание.

В практике пропагандистских войн может использоваться:

 1) Информация, поступающая от имени правительственных и военных органов. Как правило, подписывается официальным лицом. Часто содержит ультимативные требования к противнику и является «пропуском» в плен.

 2) Информация анонимная, соответственно, автор не несет никакой ответственности за ее содержание.

3) Пропаганда маскировочная, когда истинный источник заменен другим, вызывающим большее доверие или способствующим более значимому воздействию.

Еще в августе 1940 года в военно-политическом аппарате РККА начали формироваться подразделения для ведения пропаганды среди войск и гражданского населения противника.  Руководил этими подразделениями 7-й отдел Главного управления политической пропаганды Красной Армии (ГУППКА).

В предвоенный период 7-м отделом ГУППКА была разработана методика ведения информационной войны, определены необходимые для этого ресурсы и средства. Особое внимание уделялось методам изучения вероятного противника, формированию системы идеологической и психологической обработки личного состава вооруженных сил врага. Велись разработки специальных технических средств информационного воздействия и портативной полиграфической техники.

Именно в это время к подразделениям пропаганды стали приписывать офицеров запаса из числа журналистов, историков и филологов, отдавая предпочтение сотрудникам ТАСС, издательств иностранной литературы, подразделений Коминтерна.

Уже 25 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) и Правительство СССР приняли решение о систематическом проведении пропагандистской работы среди войск и населения противника. Содержание, методы и формы этой деятельности было поручено определять организованному тогда Советскому бюро военно-политической пропаганды, рабочим органом которого  стал 7-й отдел ГУППКА.

В июне 1941 года 7-м отделом издавалось 18 газет на иностранных языках, в том числе, 10 - на немецком. За годы Великой Отечественной войны было издано и распространено более 2 млрд. 700 млн. экземпляров листовок, газет, брошюр и т.п. пропагандистского характера на двадцати иностранных языках. Фронты использовали свою типографскую базу, располагавшуюся в железнодорожных вагонах или нескольких автофургонах. Армейские типографии располагались в одной машине, более мелкие подразделения листовки самостоятельно не издавали.

С конца 1941 года издавались информационные бюллетени, основанные на документальных источниках и рассказывающие о военно-политических реалиях того времени.

7-й отдел выпускал и довольно нестандартные агитационные материалы - издания, маскирующиеся под геббельсовскую пропаганду - газеты «Фелькишер беобахтер», популярные юмористические и песенные сборники противника, конверты и бумагу для писем с агитационными текстами. Особый интерес вызывают колоды игральных карт с карикатурными изображениями фашистских бонз и аллегорическими картинками «скорого будущего Германии». А на Ленинградском фронте огромной «популярностью» пользовались точные копии немецкого ордена «Железный крест» с надписью «За разбой и убийство».

Эта печатная и «сувенирная» продукция переправлялась за линию фронта с помощью фронтовой авиации, специальных агитационных мин и снарядов, разведывательных подразделений и партизанских отрядов.

Из технических средств информационной войны применялись звуковые и радиовещательные станции.

Портативные звуковые станции имелись в каждой фронтовой дивизии. Они позволяли вести агитацию в радиусе около 400 метров. Более мощная аппаратура монтировались на автомашинах, танках, броневиках и даже самолетах.

В июле 1941 года на всех фронтах, при активном содействии и использовании ресурсов Радиокомитета СССР, создавались подразделения для вещания на языках противника и начались регулярные передачи. Особое значение придавалось привлечение к техническим видам пропаганды носителей языков, обладавших не только правильной литературной речью, но и местными диалектами. С этой задачей помогали справляться иностранные сотрудники Коминтерна, антифашисты и добровольцы из числа военнопленных, учитывавшие также и национальные особенности объектов пропаганды для более действенной аргументации.

7-м отделом ГУППКА, совместно с разведкой, систематически анализировалась немецкая пропаганда и контрпропаганда, дислокация, передвижения и участие в боевых действиях подразделений противника, данные о кадровом составе, дисциплине и политико-моральном состоянии солдат и офицеров, степень влияния советской пропаганды, а с 1942 года составлялись полномасштабные досье. На основании аналитических материалов велась наиболее адресная и, соответственно, действенная агитация.

Рассмотрим основные темы, прослеживающиеся в агитационных материалах 7-го отдела ГУППКА.

В самом начале Великой Отечественной войны, в 1941 году, упирая на «пролетарский интернационализм», советская пропаганда призывала солдат вермахта, рвущихся к Москве, к свержению гитлеровского режима и созданию антифашистских комитетов. Это было вызвано господствовавшими в то время идеологическими штампами и политическими установками. Вера немцев в превосходство германской расы, в ее право на мировое господство, железная дисциплина и безоговорочная поддержка гитлеровской политики расширения жизненного пространства сводили «на нет» подобные усилия советской пропаганды.

Но постепенно начали вырабатываться аргументация и утверждения, соответствующие реалиям своего времени. В сообщениях для войск противника говорилось о временном характере оккупации части территории СССР  и о высокой цене, которую платит за это Германия. Вместе с этим, наша пропаганда уже тогда боролась с популяризуемым сейчас В.Резуном мифом о «превентивной войне» со стороны Германии.

Первые же неудачи немецкой армии под Москвой, Ростовом и Тихвином использовались 7-м отделом ГПУ РККА для информационной атаки на миф о непобедимости вермахта и для доказательства провала стратегии «молниеносной войны». Наша пропаганда противопоставляла фашизм, с которым Советский Союз дрался насмерть, и немецкий народ, одурманенный Гитлером. В агитации широко использовались ссылки на исторические события и мнения «великих немцев» (Фридриха Великого, Бисмарка, Мольтке и др.), показывающие непобедимость России.

Особой темой пропаганды был призыв к немецким войскам сдаваться в плен. Необходимо было преодолеть стереотип ужаса «белокурых бестий» перед пленом «русских унтерменшей», не признающих международных конвенций, который вбивался в головы немцев геббельсовской пропагандой. Правдивость лозунга «плен - это спасение» стала «доходить» до противника в основном после Сталинграда. Этому способствовало ознакомление врага с советским законодательством и подзаконными актами о положении военнопленных в Советском Союзе. Широко распространялся приказ № 55 наркома обороны И.В. Сталина, утверждавший, что у Красной Армии нет, и не может быть таких целей, как уничтожение немецкого народа и государства.

Одной из наиболее эффективных форм агитации было противопоставление военных, социальных, политических и личностных интересов  Германии и солдат ее союзников и сателлитов. Лозунг «Это не ваша война!» оказал заметное воздействие на испанцев, румын, финнов, венгров, словаков и др.

В Великой Отечественной информационной войне не обошлось без ошибок и перегибов. Некоторые листовки, изданные по личному распоряжению одиозного куратора ГУППКА Льва Мехлиса, вызывали у немцев гомерический хохот, так как рассказывали о государственных мероприятиях нацистов, буквально превращающих Германию в публичный дом.  

Впрочем, информационных «ляпов» хватало и у наших союзников. Так, немцы сочли абсолютной ложью американскую листовку 1944 года с фотографией, изображавшей группу немецких военнопленных, сидящих в мягких креслах и пьющих чай.

Переоценка ценностей под влиянием пропаганды противника - сложный процесс, связанный с преодолением комплекса стереотипов, национальных и психологических предубеждений. Немецкий народ на протяжении многих лет подвергался массированному воздействию национал-социалистической пропаганды, уничтожавшей гуманистическую мораль. Солдаты и офицеры вермахта до последних дней войны в большинстве своем не приняли идеи о необходимости активной борьбы против гитлеровского режима.

Можно приводить множество свидетельств результативной деятельности пропагандистов Красной Армии в Великой Отечественной информационной войне. Это и высказывания военнопленных, и меры, предпринимаемые немецким командованием для борьбы с советским воздействием, и то, что 2 млн. 200 тыс. немецких солдат сдались в плен. Однако, наивысшим критерием эффективности советской пропаганды автор считает ее роль в постепенном прозрении немцев и возвращении их к демократическим ценностям и неприятию фашизма.

psycho.ru

Органы идеологической и пропагандистской борьбы

Органы идеологической и пропагандистской борьбы

Опыт, полученный Красной армией в ходе Гражданской войны и военном конфликте на КВЖД в 1929 году, свидетельствовал прежде всего о том, что для успешного развертывания пропаганды среди вражеских войск нужно еще до начала военных действий развернуть соответствующую подготовку, подобрать кадры, освоить необходимую технику, создать специальный аппарат. Тем более что бои на озере Хасан в 1938 году с японскими войсками убедили руководство РККА и НКВД: пропагандистский тезис о пролетарской солидарности трудящихся, ставших солдатами противоборствующих армий, не всегда является определяющим стимулом для прекращения борьбы.

Опыт боев на реке Халхин-Гол и во время советско-финляндской войны показал, что в военных округах следует иметь специальный аппарат в составе политорганов для организации всего дела фронтовой пропаганды среди войск противника. Еще в 1939 году в составе политотдела 1-й армейской группы, действовавшей в районе Халхин-Гола, было создано отделение по работе среди войск противника. Аналогичные отделения были организованы также в составе политотделов армий, действовавших против финских войск в 1939–1940 годах. В июле 1940 года Политуправление Красной армии (ПУРККА) несколько изменило характер своей деятельности и было преобразовано в Главное управление политической пропаганды Красной армии (ГУППКА). Подобная ревизия функций ПУРККА, определившая даже переименование этого органа, была в первую очередь связана с изменением уровня идеологической подготовки командного состава Красной армии, который в большинстве своем состоял в ВКП(б) и был полностью подконтролен коммунистической партии. В условиях быстрого увеличения армии (с 1 сентября 1939 года) и угрозы войны пропагандистская работа стала наиглавнейшей.

Важное значение для формирования нового облика пропагандистских органов имело принятое в июле 1939 года решение создать при политических управлениях ряда военных округов редакции газет на иностранных языках в качестве учебных центров. Работники этих редакций должны были совершенствовать свои знания соответствующего языка, накапливать сведения о экономике и культуре сопредельной страны и ее армии, развивать свое журналистское мастерство и с этой целью готовить и издавать в качестве учебного материала отдельные номера газет. Всего было создано 24 редакции на иностранных языках предполагаемых противников и союзников СССР в будущей войне.

Одновременно с созданием сети редакций учебных газет был организован соответствующий аппарат для руководства ими. Летом 1939 года в составе Политического управления Красной армии, руководившего всей пропагандистской работой в РККА, был выделен специальный инструктор для руководства работой редакций, а затем образована небольшая группа инструкторов-переводчиков. В апреле 1940 года группа была реорганизована в специальное отделение по руководству печатью на иностранных языках. Каждый из старших инструкторов отделения ведал газетами на каком-либо иностранном языке и изучал соответствующие страны и их армии. В августе того же года в составе сформированного на базе Политического управления РККА Главного управления политической пропаганды Красной армии был развернут (на базе отделения. — Примеч. авт.) специальный отдел пропаганды среди войск и населения противника (впоследствии 7-е управление ГлавПУРККА).

В августе 1940 года, вслед за созданием в Главном управлении политической пропаганды Красной армии отдела пропаганды среди войск и населения противника, подобные отделы были организованы в составе управлений политической пропаганды Прибалтийского, Западного и Киевского особых, Ленинградского, Одесского, Закавказского, Среднеазиатского, Забайкальского военных округов и Дальневосточного фронта. В политотделах армий, входивших в состав этих округов, были созданы отделения пропаганды среди войск населения противника, а в штаты политотдела каждой дивизии включена должность старшего инструктора по пропаганде среди войск противника. В июле 1941 года, после начала войны, когда многие командиры, с точки зрения руководства страны, проявили недостаточную храбрость и сознательность, ГУППКА было вновь реорганизовано в Главное политическое управление Рабоче-Крестьянской Красной армии, которое осуществляло руководство по ведению идеологической и пропагандистской борьбы в течение всего военного периода.

Для ведения пропагандистской войны наряду с руководящим аппаратом Красной армии были необходимы грамотные лингвисты.

Большое значение для подготовки квалифицированных переводчиков имели военный факультет при 2-м Московском государственном педагогическом институте иностранных языков (в 1942 году он был преобразован в Военный институт иностранных языков Красной армии) и военный факультет при Московском институте востоковедения, которые готовили специалистов в органы политпропаганды РККА. Работники седьмых отделов изучали советскую и зарубежную литературу, служебную армейскую информацию, материалы ТАСС и различных ведомств, в которых характеризовалось внутреннее положение Германии и сопредельных военным округам стран. Использовались также записи иностранных радиопередач. Накануне войны в ТАСС был собран разоблачительный материал о национал-социалистической партии Германии, который использовался политорганами РККА в пропагандистской работе.

После нападения на СССР армий государств прогерманской коалиции пропагандистское воздействие на противника и на население в его тылу осуществлялось несколькими ведомствами и общественными организациями. Среди них были: ГлавПУРККА, Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), исполнительный комитет Коммунистического интернационала (Коминтерн), компартии республик СССР, коммунистические союзы молодежи республик СССР, Всесоюзный радиокомитет. Координировали эту работу Центральный комитет ВКП(б) и находившееся на правах отдела ЦК ВКП(б) Главное политуправление РККА (ГлавПУРККА).

При ГлавПУРККА имелся отдел, который координировал пропаганду на языках государств антисоветской коалиции, а также со «сложных союзников» — на польском и персидском языках. Это подразделение называлось отделом по работе среди войск противника при ГлавПУРККА. Порядковый номер отдела в 1941 году был седьмым, поэтому для сохранения секретности его называли «7-м отделом». Штат этого подразделения в 1941 году состоял из 25 человек. Отдел привлекал для работы до 30 политэмигрантов-иностранцев, которые в течение всей войны постоянно занимались только пропагандистской деятельностью.

Пропаганду на население СССР в тылу противника и на воевавших на стороне Германии бывших граждан СССР вел «отдел по работе среди населения оккупированных областей и по руководству партизанским движением» (8-й отдел) Глав ПУРККА. Он был создан по приказу НКО № 338 от 4 сентября 1941 года и действовал до октября 1942 года. В задачи 8-го отдела входили руководство и координация работы по подготовке и изданию материалов на литовском, латышском, эстонском, молдавском, татарском, украинском, белорусском, русском языках для населения в немецком тылу. В дополнение к этому отдел контролировал работу пяти редакций газет на языках народов СССР (литовском, латышском, молдавском, белорусском, украинском. — Примеч. авт.), которые в декабре 1941 года были образованы при Народном комиссариате обороны (НКО) СССР. С ноября 1942 года пропаганду на языках населения оккупированных районов СССР стал вести отдел агитации и пропаганды (2-й отдел) ГлавПУРККА[1].

Штатные работники аппарата пропаганды на войска противника и на население в его тылу имелись и в политотделах армий. По аналогии с 7-м отделом ГлавПУРККА большинство армейских отделений по работе среди войск противника в несекретной переписке получили кодовое название «7-е отделение». Однако на Ленинградском фронте в 1941–1943 годах эти подразделения в армиях назывались «6-е отделение», а в армиях на некоторых других фронтах — «4-е отделение». Разница в номере отделения объяснялась тем, что по порядку очередности эти отделения в политическом отделе данной армии занимали 6-е или 4-е место[2].

С 1941 года и до конца 1942 года отделение по работе среди войск противника имело штатную численностью 6 человек, а затем число сотрудников 7-х отделений было увеличено до 7 человек. В политотделах стрелковых корпусов, дивизий и авиационных дивизий, отдельных бригад и воздушно-десантных батальонов имелись должности старших инструкторов по работе среди войск противника.

В декабре 1941 года должности старших инструкторов в корпусах были ликвидированы, а в августе 1942 года были ликвидированы 16 должностей инструкторов в воздушно-десантных батальонах. Несколько позднее, осенью 1942 года, в политических отделах армий были сокращены отделения по работе среди населения оккупированных областей (4, 8-е или 10-е отделения на различных фронтах). Вместо них в штате политотдела была оставлена только должность старшего инструктора по работе среди населения оккупированных областей. Летом 1944 года, когда была освобождена территория СССР, система подразделений по работе среди населения оккупированных областей была полностью сокращена. В августе 1944 года изменили штатное расписание ГлавПУРККА. Дополнительно к управлению кадров, управлению агитации и пропаганды было добавлено управление по работе среди войск и населения противника, общий штат которого составил вначале 57 человек (август 1944 года), а впоследствии штат был увеличен до 82 сотрудников (январь 1945 года)[3].

При некоторых управлениях контрразведки (сначала в ведении НКВД, потом контрразведки СМЕРШа Красной армии) фронтов были созданы антифашистские школы (всего 6 школ), готовившие из числа военнопленных помощников пропагандистам действующей армии для ведения пропаганды на врага. Таким образом, общая численность подразделений, проводивших пропаганду на войска противника, военнопленных и население в тылу противника, составляла 2,3–3,5 тысячи человек.

С развертыванием системы органов идеологической войны еще с конца 30-х годов проводилось снабжение отделов политпропаганды техническими средствами пропаганды: специальными типографиями; звуковещательными станциями, звукозаписывающей аппаратурой; средствами распространения пропагандистских материалов (шарами-пилотами и отчасти агитбомбами). Планировалось производство агитснарядов и агитмин. Однако осуществить все эти мероприятия к началу Великой Отечественной войны в полной мере не удалось. Так как в политотделах не было условий для содержания установок, они были включены в штат армейских полков связи. В штат каждой станции был введен диктор-переводчик. В это же время было подготовлено временное наставление по применению звуковещательных станций. В приграничных округах политорганы занялись подбором дикторов-переводчиков и организовали их систематическую учебу.

Тем не менее, несмотря на большой объем работы, в деятельности органов пропаганды были упущения. Многое к началу войны сделать не успели. 7-е отделы были образованы все-таки слишком поздно. На протяжении длительного периода политорганы не имели в своем составе аппарата, специально занимавшегося изучением вероятных противников и разработкой вопросов пропаганды среди его войск и населения. В политорганах Военно-морского флота и ВВС 7-е отделы перед войной так и не были созданы. Не было их и во внутренних военных округах. Между тем в большой и трудной войне с национал-социалистической Германией сил приграничных военных округов, разумеется, было недостаточно. Инструкторы по работе среди войск и населения противника были введены в штат политотделов только стрелковых соединений, что отрицательно сказалось на работе непосредственно на линии фронта.

После разгрома германских войск под Москвой условия для ведения спецпропаганды значительно улучшились. Поэтому ЦК ВКП (б) поставил перед военными советами фронтов и политорганами новую задачу по идеологическому воздействию на противника.

В решении этой проблемы большую роль сыграл созданный Центральным комитетом в июне 1942 года Совет военно-политической пропаганды (СВПП) при Главном политическом управлении Красной армии. В его состав вошли секретари ЦК ВКП(б) А. С. Щербаков, А. А. Жданов, члены ЦК Е. М. Ярославский, Д. З. Мануильский, Л. З. Мехлис, И. В. Рогов и другие. На Совет возлагалась задача обобщать опыт всей партийно-политической работы в войсках и разрабатывать рекомендации по ее совершенствованию.

Одним из важнейших направлений деятельности Совета было руководство политической работой среди войск и населения противника. Следовательно, вопросы идеологической борьбы с противником рассматривались в органическом единстве с проблемами всего комплекса деятельности Военных советов и политических органов Красной армии.

Создание Совета военно-политической пропаганды положило начало новому этапу в развитии и совершенствовании спецпропаганды.

Первое изменение в аппарате спецпропаганды произошло в октябре 1942 года, когда появилась необходимость усилить уровень профессионализма фронтовой и армейской оперативной пропаганды среди вражеских войск. Чтобы решить эту задачу, в состав 7-х отделов политуправлений фронтов были введены редакционно-издательские отделения (РИО), а в 7-е отделения политотделов армий — должности инструкторов-литераторов и приданы походные типографии. Политотделам дивизий разрешалось создавать в помощь инструктору по спецпропаганде актив из бойцов и командиров, знающих язык противника.

В связи с увеличением масштаба работы и для улучшения руководства и помощи политорганам фронтов в Главном политическом управлении Красной армии 7-й отдел был реорганизован в 7-е управление. Управление состояло из инспектуры, отдела по работе среди войск противника, отдела по работе среди населения освобожденных стран и отдела информации и обобщения опыта работы. Под руководством управления работали и редакции центральных военных газет, издававшиеся на иностранных языках.

В Главном политуправлении Военно-морского флота организация спецпропаганды несколько запоздала. Лишь в январе 1942 года в составе политуправлений флотов были созданы отделы, в политотделах флотилий — отделения по работе среди личного состава флотов противника, а в политических отделах крупных военно-морских баз введены старшие инструкторы по работе с войсками противоборствующей стороны.

В целях помощи кадрам аппарата спецпропаганды в повышении политической и деловой квалификации была налажена их учеба. Для этого широко использовался инструктаж молодых работников. Непосредственно на места в армии и дивизии командировались группы высококвалифицированных пропагандистов, регулярно проводилось рецензирование агитдокументов, обобщался и распространялся лучший опыт работы и проводились другие аналогичные мероприятия.

Для подготовки старших инструкторов по спецпропаганде политотделов дивизий Главное политическое управление создало шестимесячные курсы при Военно-политическом училище имени Ф. Энгельса в Ленинграде и при Военном институте иностранных языков Красной армии в Москве. На них обучались офицеры, сержанты и рядовые, в какой-то степени знакомые с иностранными языками. Главная задача курсов — научить курсантов свободно объясняться на немецком языке, дать им необходимый минимум знаний о противнике, передать им опыт работы. Обучение строилось таким образом, что 80 процентов учебного времени отводилось на изучение языка. Учебными пособиями в основном служили трофейные документы и пропагандистские издания для войск и населения противника.

Дополнительно к штатным сотрудникам в составе политических отделов действующей армии с лета 1943 года и вплоть до конца войны использовались подготовленные оперативными чекистскими отделами лагерей НКВД военнопленные-пропагандисты. Их численность в 1943 году составляла 63 человека, а к январю 1945 года превысила 2 тысячи человек. После создания в лагерях демократических союзов военнопленных разных национальностей ЦК ВКП(б) приняло решение разрешить им иметь военную структуру в виде подразделений в Красной армии. По постановлению НКО СССР на каждый фронт из специально подготовленных пленных послали представителя на должность фронтового уполномоченного Национального комитета «Свободная Германия» (НКСГ), армейского представителя НКСГ, дивизионного помощника НКСГ. Эти пленные снабжались по нормам рядовых Красной армии и получали установленное жалование в рублях, а после пересечения границы СССР — в валюте тех стран, где находились войска СССР.

Для работы в действующей армии с июля 1943 года по февраль 1944 года аппарат НКВД наряду с немцами подготовил 21 пропагандиста из числа пленных венгров и 15 — из числа румын. Подготовка военнопленных-пропагандистов для замещения в действующей армии должностей в подразделениях пропаганды на противника осуществлялась НКВД в «спецобъектах» № 40, 41, 42 с несекретным названием «Антифашистская школа» в Оранском, Южском и Красногорском лагерях военнопленных. Каждый из спецобъектов имел штат 250 человек администрации, преподавателей и переменного состава. В школе три месяца обучали пленных по утвержденной ГлавПУРККА программе.

На фронтах наряду с военнопленными-пропагандистами в политотделах использовались и политэмигранты — члены коммунистических партий зарубежных государств. Как правило, из них создавали пропагандистские группы для работы в действующей армии. Например, в сентябре 1942 года в политическом отделе 52-й армии Ленинградского фронта работала группа из трех эмигрантов членов компартии Испании. Они вели пропаганду на военнослужащих испанской 250-й «голубой дивизии» в составе вермахта. В Сталинградской операции несколько пропагандистских групп итальянских коммунистов вели пропаганду на 8-ю итальянскую армию. На 3-м Украинском фронте в 1944 году венгерская пропагандистская группа вела пропаганду на венгерские дивизии, действовавшие против 18-й армии.

Изменения в штате подразделений по работе среди войск и населения противника произошли после того, как в 1944 году Красная армия перешла границу стран Восточной Европы. Тогда в состав фронтовых отделов по работе среди войск противника были введены отделения по работе среди местного населения (штат 5–6 человек). Аналогичные отделения из 5–6 человек были созданы в политотделах армий. По приказу ГлавПУРККА № 328 от 22 августа 1944 года на 2-м Белорусском фронте стали издавать газету для населения Польши. По постановлению ГлавПУРККА от 2 мая 1945 года при политуправлениях фронтов были созданы редакции газет на иностранных языках для населения Германии. Для стран Восточной Европы издавалось 5 газет. Работе этих редакций помогали пленные-пропагандисты и члены компартий зарубежных государств.

Представленная информация дает основания суждениям о том, что пропагандистское воздействие на войска противника, военнопленных и население в тылу противника осуществляла мощная система пропагандистских подразделений общей численностью более 3 тысяч сотрудников. Руководство, координацию и контроль работы выполняли ЦК ВКП(б), ГлавПУРККА, политические управления РККА и НКВД. Для пропагандистской деятельности на иностранных языках привлекались многие члены иностранных коммунистических партий и подготовленные НКВД военнопленные-пропагандисты.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Читать онлайн книгу Информационная война. Органы спецпропаганды Красной армии

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц)

Назад к карточке книги

Илья Борисович Мощанский
Информационная война
Органы спецпропаганды Красной армии

Информационная война

Представляемая часть книги посвящена деятельности органов пропаганды и агитации Красной армии в ходе Второй мировой войны – с 1939 по 1945 год. Не только силой оружия одерживались победы над врагом. Правильно подобранное и вовремя сказанное слово становилось еще одним сильным аргументом к прекращению сопротивления. Деморализованный противник уже не мог сражаться с прежним ожесточением и капитулировал, сохраняя для Родины тысячи человеческих жизней наших солдат.

В тяжелых условиях создания и оформления Советского государства, которое в силу провозглашенной коммунистами социальной программы оказалось во враждебном окружении, В. И. Ленин, как известно, требовал бороться против капиталистических стран не только военным путем, но и путем пропаганды и разложения их изнутри. Анализируя итоги победы над иностранными интервентами в ходе Гражданской войны, он говорил, что это «проявилось в том, что в таком деле, где больше всего играют роль самые грубые и материальные факторы, в военном деле, мы победили Антанту тем, что отняли у нее рабочих и крестьян, одетых в солдатские мундиры». Тем самым не только определялась решающая роль материальных, сугубо военных факторов в ходе войны, но и обращалось внимание на необходимость сочетания их с факторами идеологическими, которые при умелом применении также вносят существенный вклад в достижение победы над врагом. Руководствуясь теоретическими работами идеологов коммунизма и опираясь на опыт большевистской пропаганды среди войск интервентов и белогвардейцев в годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции, командиры и политорганы Красной армии широко использовали идеологические средства работы с противником в период Второй мировой войны.

Еще в 1925 году парком по военным и морским делам СССР М. В. Фрунзе указывал, что военное столкновение Советского Союза с любым из буржуазных государств будет носить не только характер национальной войны, но и будет в какой-то мере классовым столкновением, а потому пролетарское государство непременно будет иметь союзников во вражеском лагере. Этот тезис впоследствии подтвердился не в полной мере, но подготовка пропагандистского аппарата РККА строилась именно на подобных положениях. В таких условиях деятельность политорганов имела огромнейшее и во многих случаях решающее значение. Отсюда вытекали и широкие возможности для разработки теории и практики классовой, революционной пропаганды во вражеском лагере, в войсках противника и его тылу.

Опыт ведения пропаганды и агитации в годы Второй мировой войны показал, что важно и необходимо всестороннее изучение не только экономики, политики и истории тех стран, с войсками которых Красной армии пришлось 4 скрестить оружие, но также быта и нравов населения, а особенно – политико-морального состояния вооруженных сил вероятного противника.

Наряду с анализом вопросов содержания, форм и методов пропаганды среди войск и населения вероятных противников, а также с изучением этих противников, проводилась работа но разработке и использованию в боевых действиях технических средств для ведения пропаганды, направленная на оптимизацию процесса доведения идеологической информации до войск противника и снижения их морально-психологической устойчивости.

Органы идеологической и пропагандистской борьбы

Опыт, полученный Красной армией в ходе Гражданской войны и военном конфликте на КВЖД в 1929 году, свидетельствовал прежде всего о том, что для успешного развертывания пропаганды среди вражеских войск нужно еще до начала военных действий развернуть соответствующую подготовку, подобрать кадры, освоить необходимую технику, создать специальный аппарат. Тем более что бои на озере Хасан в 1938 году с японскими войсками убедили руководство РККА и НКВД: пропагандистский тезис о пролетарской солидарности трудящихся, ставших солдатами противоборствующих армий, не всегда является определяющим стимулом для прекращения борьбы.

Опыт боев на реке Халхин-Гол и во время советско-финляндской войны показал, что в военных округах следует иметь специальный аппарат в составе политорганов для организации всего дела фронтовой пропаганды среди войск противника. Еще в 1939 году в составе политотдела 1-й армейской группы, действовавшей в районе Халхин-Гола, было создано отделение по работе среди войск противника. Аналогичные отделения были организованы также в составе политотделов армий, действовавших против финских войск в 1939–1940 годах. В июле 1940 года Политуправление Красной армии (ПУРККА) несколько изменило характер своей деятельности и было преобразовано в Главное управление политической пропаганды Красной армии (ГУППКА). Подобная ревизия функций ПУРККА, определившая даже переименование этого органа, была в первую очередь связана с изменением уровня идеологической подготовки командного состава Красной армии, который в большинстве своем состоял в ВКП(б) и был полностью подконтролен коммунистической партии. В условиях быстрого увеличения армии (с 1 сентября 1939 года) и угрозы войны пропагандистская работа стала наиглавнейшей.

Важное значение для формирования нового облика пропагандистских органов имело принятое в июле 1939 года решение создать при политических управлениях ряда военных округов редакции газет на иностранных языках в качестве учебных центров. Работники этих редакций должны были совершенствовать свои знания соответствующего языка, накапливать сведения о экономике и культуре сопредельной страны и ее армии, развивать свое журналистское мастерство и с этой целью готовить и издавать в качестве учебного материала отдельные номера газет. Всего было создано 24 редакции на иностранных языках предполагаемых противников и союзников СССР в будущей войне.

Одновременно с созданием сети редакций учебных газет был организован соответствующий аппарат для руководства ими. Летом 1939 года в составе Политического управления Красной армии, руководившего всей пропагандистской работой в РККА, был выделен специальный инструктор для руководства работой редакций, а затем образована небольшая группа инструкторов-переводчиков. В апреле 1940 года группа была реорганизована в специальное отделение по руководству печатью на иностранных языках. Каждый из старших инструкторов отделения ведал газетами на каком-либо иностранном языке и изучал соответствующие страны и их армии. В августе того же года в составе сформированного на базе Политического управления РККА Главного управления политической пропаганды Красной армии был развернут (на базе отделения. – Примеч. авт.) специальный отдел пропаганды среди войск и населения противника (впоследствии 7-е управление ГлавПУРККА).

В августе 1940 года, вслед за созданием в Главном управлении политической пропаганды Красной армии отдела пропаганды среди войск и населения противника, подобные отделы были организованы в составе управлений политической пропаганды Прибалтийского, Западного и Киевского особых, Ленинградского, Одесского, Закавказского, Среднеазиатского, Забайкальского военных округов и Дальневосточного фронта. В политотделах армий, входивших в состав этих округов, были созданы отделения пропаганды среди войск населения противника, а в штаты политотдела каждой дивизии включена должность старшего инструктора по пропаганде среди войск противника. В июле 1941 года, после начала войны, когда многие командиры, с точки зрения руководства страны, проявили недостаточную храбрость и сознательность, ГУППКА было вновь реорганизовано в Главное политическое управление Рабоче-Крестьянской Красной армии, которое осуществляло руководство по ведению идеологической и пропагандистской борьбы в течение всего военного периода.

Для ведения пропагандистской войны наряду с руководящим аппаратом Красной армии были необходимы грамотные лингвисты.

Большое значение для подготовки квалифицированных переводчиков имели военный факультет при 2-м Московском государственном педагогическом институте иностранных языков (в 1942 году он был преобразован в Военный институт иностранных языков Красной армии) и военный факультет при Московском институте востоковедения, которые готовили специалистов в органы политпропаганды РККА. Работники седьмых отделов изучали советскую и зарубежную литературу, служебную армейскую информацию, материалы ТАСС и различных ведомств, в которых характеризовалось внутреннее положение Германии и сопредельных военным округам стран. Использовались также записи иностранных радиопередач. Накануне войны в ТАСС был собран разоблачительный материал о национал-социалистической партии Германии, который использовался политорганами РККА в пропагандистской работе.

После нападения на СССР армий государств прогерманской коалиции пропагандистское воздействие на противника и на население в его тылу осуществлялось несколькими ведомствами и общественными организациями. Среди них были: ГлавПУРККА, Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), исполнительный комитет Коммунистического интернационала (Коминтерн), компартии республик СССР, коммунистические союзы молодежи республик СССР, Всесоюзный радиокомитет. Координировали эту работу Центральный комитет ВКП(б) и находившееся на правах отдела ЦК ВКП(б) Главное политуправление РККА (ГлавПУРККА).

При ГлавПУРККА имелся отдел, который координировал пропаганду на языках государств антисоветской коалиции, а также со «сложных союзников» – на польском и персидском языках. Это подразделение называлось отделом по работе среди войск противника при ГлавПУРККА. Порядковый номер отдела в 1941 году был седьмым, поэтому для сохранения секретности его называли «7-м отделом». Штат этого подразделения в 1941 году состоял из 25 человек. Отдел привлекал для работы до 30 политэмигрантов-иностранцев, которые в течение всей войны постоянно занимались только пропагандистской деятельностью.

Пропаганду на население СССР в тылу противника и на воевавших на стороне Германии бывших граждан СССР вел «отдел по работе среди населения оккупированных областей и по руководству партизанским движением» (8-й отдел) Глав ПУРККА. Он был создан по приказу НКО № 338 от 4 сентября 1941 года и действовал до октября 1942 года. В задачи 8-го отдела входили руководство и координация работы по подготовке и изданию материалов на литовском, латышском, эстонском, молдавском, татарском, украинском, белорусском, русском языках для населения в немецком тылу. В дополнение к этому отдел контролировал работу пяти редакций газет на языках народов СССР (литовском, латышском, молдавском, белорусском, украинском. – Примеч. авт.), которые в декабре 1941 года были образованы при Народном комиссариате обороны (НКО) СССР. С ноября 1942 года пропаганду на языках населения оккупированных районов СССР стал вести отдел агитации и пропаганды (2-й отдел) ГлавПУРККА 1
  См.: Репко С. И.Война и пропаганда (XV–XX вв.). М. – 1999, с. 232.

[Закрыть].

Штатные работники аппарата пропаганды на войска противника и на население в его тылу имелись и в политотделах армий. По аналогии с 7-м отделом ГлавПУРККА большинство армейских отделений по работе среди войск противника в несекретной переписке получили кодовое название «7-е отделение». Однако на Ленинградском фронте в 1941–1943 годах эти подразделения в армиях назывались «6-е отделение», а в армиях на некоторых других фронтах – «4-е отделение». Разница в номере отделения объяснялась тем, что по порядку очередности эти отделения в политическом отделе данной армии занимали 6-е или 4-е место 2
  См.: Репко С. И.Война и пропаганда (XV–XX вв.), с. 235.

[Закрыть].

С 1941 года и до конца 1942 года отделение по работе среди войск противника имело штатную численностью 6 человек, а затем число сотрудников 7-х отделений было увеличено до 7 человек. В политотделах стрелковых корпусов, дивизий и авиационных дивизий, отдельных бригад и воздушно-десантных батальонов имелись должности старших инструкторов по работе среди войск противника.

В декабре 1941 года должности старших инструкторов в корпусах были ликвидированы, а в августе 1942 года были ликвидированы 16 должностей инструкторов в воздушно-десантных батальонах. Несколько позднее, осенью 1942 года, в политических отделах армий были сокращены отделения по работе среди населения оккупированных областей (4, 8-е или 10-е отделения на различных фронтах). Вместо них в штате политотдела была оставлена только должность старшего инструктора по работе среди населения оккупированных областей. Летом 1944 года, когда была освобождена территория СССР, система подразделений по работе среди населения оккупированных областей была полностью сокращена. В августе 1944 года изменили штатное расписание ГлавПУРККА. Дополнительно к управлению кадров, управлению агитации и пропаганды было добавлено управление по работе среди войск и населения противника, общий штат которого составил вначале 57 человек (август 1944 года), а впоследствии штат был увеличен до 82 сотрудников (январь 1945 года) 3
  См.: Репко С. И.Война и пропаганда (XV–XX вв.), с. 236.

[Закрыть].

При некоторых управлениях контрразведки (сначала в ведении НКВД, потом контрразведки СМЕРШа Красной армии) фронтов были созданы антифашистские школы (всего 6 школ), готовившие из числа военнопленных помощников пропагандистам действующей армии для ведения пропаганды на врага. Таким образом, общая численность подразделений, проводивших пропаганду на войска противника, военнопленных и население в тылу противника, составляла 2,3–3,5 тысячи человек.

С развертыванием системы органов идеологической войны еще с конца 30-х годов проводилось снабжение отделов политпропаганды техническими средствами пропаганды: специальными типографиями; звуковещательными станциями, звукозаписывающей аппаратурой; средствами распространения пропагандистских материалов (шарами-пилотами и отчасти агитбомбами). Планировалось производство агитснарядов и агитмин. Однако осуществить все эти мероприятия к началу Великой Отечественной войны в полной мере не удалось. Так как в политотделах не было условий для содержания установок, они были включены в штат армейских полков связи. В штат каждой станции был введен диктор-переводчик. В это же время было подготовлено временное наставление по применению звуковещательных станций. В приграничных округах политорганы занялись подбором дикторов-переводчиков и организовали их систематическую учебу.

Тем не менее, несмотря на большой объем работы, в деятельности органов пропаганды были упущения. Многое к началу войны сделать не успели. 7-е отделы были образованы все-таки слишком поздно. На протяжении длительного периода политорганы не имели в своем составе аппарата, специально занимавшегося изучением вероятных противников и разработкой вопросов пропаганды среди его войск и населения. В политорганах Военно-морского флота и ВВС 7-е отделы перед войной так и не были созданы. Не было их и во внутренних военных округах. Между тем в большой и трудной войне с национал-социалистической Германией сил приграничных военных округов, разумеется, было недостаточно. Инструкторы по работе среди войск и населения противника были введены в штат политотделов только стрелковых соединений, что отрицательно сказалось на работе непосредственно на линии фронта.

После разгрома германских войск под Москвой условия для ведения спецпропаганды значительно улучшились. Поэтому ЦК ВКП (б) поставил перед военными советами фронтов и политорганами новую задачу по идеологическому воздействию на противника.

В решении этой проблемы большую роль сыграл созданный Центральным комитетом в июне 1942 года Совет военно-политической пропаганды (СВПП) при Главном политическом управлении Красной армии. В его состав вошли секретари ЦК ВКП(б) А. С. Щербаков, А. А. Жданов, члены ЦК Е. М. Ярославский, Д. З. Мануильский, Л. З. Мехлис, И. В. Рогов и другие. На Совет возлагалась задача обобщать опыт всей партийно-политической работы в войсках и разрабатывать рекомендации по ее совершенствованию.

Одним из важнейших направлений деятельности Совета было руководство политической работой среди войск и населения противника. Следовательно, вопросы идеологической борьбы с противником рассматривались в органическом единстве с проблемами всего комплекса деятельности Военных советов и политических органов Красной армии.

Создание Совета военно-политической пропаганды положило начало новому этапу в развитии и совершенствовании спецпропаганды.

Первое изменение в аппарате спецпропаганды произошло в октябре 1942 года, когда появилась необходимость усилить уровень профессионализма фронтовой и армейской оперативной пропаганды среди вражеских войск. Чтобы решить эту задачу, в состав 7-х отделов политуправлений фронтов были введены редакционно-издательские отделения (РИО), а в 7-е отделения политотделов армий – должности инструкторов-литераторов и приданы походные типографии. Политотделам дивизий разрешалось создавать в помощь инструктору по спецпропаганде актив из бойцов и командиров, знающих язык противника.

В связи с увеличением масштаба работы и для улучшения руководства и помощи политорганам фронтов в Главном политическом управлении Красной армии 7-й отдел был реорганизован в 7-е управление. Управление состояло из инспектуры, отдела по работе среди войск противника, отдела по работе среди населения освобожденных стран и отдела информации и обобщения опыта работы. Под руководством управления работали и редакции центральных военных газет, издававшиеся на иностранных языках.

В Главном политуправлении Военно-морского флота организация спецпропаганды несколько запоздала. Лишь в январе 1942 года в составе политуправлений флотов были созданы отделы, в политотделах флотилий – отделения по работе среди личного состава флотов противника, а в политических отделах крупных военно-морских баз введены старшие инструкторы по работе с войсками противоборствующей стороны.

В целях помощи кадрам аппарата спецпропаганды в повышении политической и деловой квалификации была налажена их учеба. Для этого широко использовался инструктаж молодых работников. Непосредственно на места в армии и дивизии командировались группы высококвалифицированных пропагандистов, регулярно проводилось рецензирование агитдокументов, обобщался и распространялся лучший опыт работы и проводились другие аналогичные мероприятия.

Для подготовки старших инструкторов по спецпропаганде политотделов дивизий Главное политическое управление создало шестимесячные курсы при Военно-политическом училище имени Ф. Энгельса в Ленинграде и при Военном институте иностранных языков Красной армии в Москве. На них обучались офицеры, сержанты и рядовые, в какой-то степени знакомые с иностранными языками. Главная задача курсов – научить курсантов свободно объясняться на немецком языке, дать им необходимый минимум знаний о противнике, передать им опыт работы. Обучение строилось таким образом, что 80 процентов учебного времени отводилось на изучение языка. Учебными пособиями в основном служили трофейные документы и пропагандистские издания для войск и населения противника.

Дополнительно к штатным сотрудникам в составе политических отделов действующей армии с лета 1943 года и вплоть до конца войны использовались подготовленные оперативными чекистскими отделами лагерей НКВД военнопленные-пропагандисты. Их численность в 1943 году составляла 63 человека, а к январю 1945 года превысила 2 тысячи человек. После создания в лагерях демократических союзов военнопленных разных национальностей ЦК ВКП(б) приняло решение разрешить им иметь военную структуру в виде подразделений в Красной армии. По постановлению НКО СССР на каждый фронт из специально подготовленных пленных послали представителя на должность фронтового уполномоченного Национального комитета «Свободная Германия» (НКСГ), армейского представителя НКСГ, дивизионного помощника НКСГ. Эти пленные снабжались по нормам рядовых Красной армии и получали установленное жалование в рублях, а после пересечения границы СССР – в валюте тех стран, где находились войска СССР.

Для работы в действующей армии с июля 1943 года по февраль 1944 года аппарат НКВД наряду с немцами подготовил 21 пропагандиста из числа пленных венгров и 15 – из числа румын. Подготовка военнопленных-пропагандистов для замещения в действующей армии должностей в подразделениях пропаганды на противника осуществлялась НКВД в «спецобъектах» № 40, 41, 42 с несекретным названием «Антифашистская школа» в Оранском, Южском и Красногорском лагерях военнопленных. Каждый из спецобъектов имел штат 250 человек администрации, преподавателей и переменного состава. В школе три месяца обучали пленных по утвержденной ГлавПУРККА программе.

На фронтах наряду с военнопленными-пропагандистами в политотделах использовались и политэмигранты – члены коммунистических партий зарубежных государств. Как правило, из них создавали пропагандистские группы для работы в действующей армии. Например, в сентябре 1942 года в политическом отделе 52-й армии Ленинградского фронта работала группа из трех эмигрантов членов компартии Испании. Они вели пропаганду на военнослужащих испанской 250-й «голубой дивизии» в составе вермахта. В Сталинградской операции несколько пропагандистских групп итальянских коммунистов вели пропаганду на 8-ю итальянскую армию. На 3-м Украинском фронте в 1944 году венгерская пропагандистская группа вела пропаганду на венгерские дивизии, действовавшие против 18-й армии.

Изменения в штате подразделений по работе среди войск и населения противника произошли после того, как в 1944 году Красная армия перешла границу стран Восточной Европы. Тогда в состав фронтовых отделов по работе среди войск противника были введены отделения по работе среди местного населения (штат 5–6 человек). Аналогичные отделения из 5–6 человек были созданы в политотделах армий. По приказу ГлавПУРККА № 328 от 22 августа 1944 года на 2-м Белорусском фронте стали издавать газету для населения Польши. По постановлению ГлавПУРККА от 2 мая 1945 года при политуправлениях фронтов были созданы редакции газет на иностранных языках для населения Германии. Для стран Восточной Европы издавалось 5 газет. Работе этих редакций помогали пленные-пропагандисты и члены компартий зарубежных государств.

Представленная информация дает основания суждениям о том, что пропагандистское воздействие на войска противника, военнопленных и население в тылу противника осуществляла мощная система пропагандистских подразделений общей численностью более 3 тысяч сотрудников. Руководство, координацию и контроль работы выполняли ЦК ВКП(б), ГлавПУРККА, политические управления РККА и НКВД. Для пропагандистской деятельности на иностранных языках привлекались многие члены иностранных коммунистических партий и подготовленные НКВД военнопленные-пропагандисты.

Назад к карточке книги "Информационная война. Органы спецпропаганды Красной армии"

itexts.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о