СМИ ВО ВРЕМЯ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

В качестве примера «классической информационной войны» многие источники называют холодную войну, ведь именно в ней информационное противостояние играло решающую роль, не противостояние техники, людей, вооружения, а информации – нового вида оружия. Появились способы воздействовать не только на отдельно взятых людей, но и на целые народы. Противостояние длилось почти всю вторую половину 20-ого века, и сопровождалась невиданной гонкой вооружений. Когда разногласия между враждующими странами настолько существенны, и они конкурируют за одни сферы влияния, но самое главное, что не находятся в состоянии ведения активных боевых действий, идеологическая борьба между державами выходит на первый план. Ну и само собой, когда речь идет об идеологической войне, то в ней играют главную роль средства массовой информации – мы уже упоминали об этом ранее.

СМИ во времена холодной войны оказали на ее исход непосредственное влияние, и можно сказать определили ее внешние проявления. Например, СМИ США способствовали формированию весьма специфического мнения у собственного населения относительно СССР и советского народа в целом. В ходе проведения информационного воздействия, в американских школах проводились множественные опросы на тему: «Что вы знаете о СССР? И что хотели бы узнать?». Выяснилось следующее: многие школьники ничего не знали, кроме того, что читали в газетах или черпали из других источников СМИ. В глазах подрастающих американцев советский народ был заведомым врагом, если учитывать что русские хотели скинуть бомбу на их страну, да и вообще они злые. Перед началом холодной войны предпринимались попытки другими державами военным способом разгромить нашу страну. Но, глава СССР Иосиф Виссарионович заранее узнал о планах нападения и решил подавить их, организовав проведение специальной информационно-пропагандистской операции. После провала, срыва планов военного вмешательства, США предпринимает главное стратегическое решение: нанести информационный удар по СССР. В последующие годы в Вашингтоне была проведена колоссальная реорганизация аппарата по внешнеполитической пропаганде. Государственному департаменту достались функции ранее упраздненного органа-управления военной информацией. Кроме того, в 1953 году была учреждена комиссия по международной информационной деятельности. Вскоре в стране появляется специальный орган, который координировал пропагандистскую деятельность. В то время в Америке также появляется должность советника президента по вопросам «информационной войны». В последующие года создается Информационное агентство Соединенных Штатов Америки. Вскоре о масштабах подрывной деятельности говорили следующие факты: информационное агентство Америки имело 214 представительств в 129 странах мира.

Что же касается печати в СССР, то тут дела обстояли следующим образом: текстовая часть имела несколько конкретных журналистских жанров.  Это были в первую очередь подборки информационных заметок, которые с одной стороны свидетельствовали об успехах страны, а с другой, писали о проблемах загнивающего Запада. На передовице чаще всего помещали позитивный материал, которой должен был подбодрить, мотивировать советский народ. Например, повысить производительность, догнать страны Запада. Что касается освещения международных проблем, то тут конечно информация подавалась, но под определенным углом зрения. «Корректировка мотивов» именно над этим и работали СМИ чаще всего в ходе информационного противостояния. Данный способ заключается в следующем: действия «своих» оправдывались вопреки всему, а действия «чужих» подвергались критике, а также объяснялись негативными намерениями. Газеты писали о том, что страны социалистического порядка борются за мир и идут в верном направление, а капиталистические, напротив, двигают мир в сторону нестабильности и войны.

Раз уж речь зашла про СМИ, то нужно  сказать про радио, которое в то время сыграло одну из главных ролей, и по его каналам распространялось огромное количество информации. С началом военного противостояния двух идеологий произошла поляризация в международном вещании. Две наиболее известные радиостанции, вещавшие на территорию Советского  Союза –  «Голос Америки» и «BBC». Би-би-си начали вещать в нашей стране в 1946г., а годом позже уже с 1947 г. «Голос Америки» вещают на русском языке, кстати, продолжают и по сей день. Советская власть подошла к этому вопросу очень серьезно и подвергала глушению американских радиопередач. Но также отметим, что в свою очередь СССР вело вещание радиостанции «Голос России». Она сыграла немаловажную роль в информационном противоборстве с США. Важно отметить появление радиостанции «Свободная Европа», которая охватывала страны Восточной Европы и балтийские республики. Тем не менее, советская идеология ввиду своей однобокой направленности оказалась наименее эффективной, менее привлекательной чем западная.

Таким образом, план по обеспечению информационно-психологического влияния с целью глобального доминирования США приводился в действие. Американский дипломат и разведчик, бывший агент ЦРУ Аллен Даллес в своем «Плане разгрома СССР» писал следующее: "Посеяв в Советском союзе хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников... своих союзников и помощников в самой России. В управлении государством мы создадим неразбериху. Мы незаметно будем способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, и прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом. И лишь немногие, очень немногие, будут догадываться или даже понимать что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ оболгать, объявить отбросами общества...". Советская политическая элита оказалась не готова к такому мощному информационно-психологическому противостоянию с Америкой. В то время в США напротив, уделяли огромное внимание стратегии и стратегическому анализу. В высшей политической элите того времени сформировался штаб отличных аналитиков и стратегов. В СССР постепенно и не без усилий выбивали идеологический фундамент из под советской цивилизации. Тоталитарная система начала переживать упадок, главные постулаты которой начали становиться не более чем формальностями. К началу 80-ых гг. власти СССР лишаются некогда имевшей место быть мощной поддержки со стороны общества. Недовольство граждан усиливала пресса, которая была завалена негативной информацией. Этой самой информации было огромное количество, если сравнивать даже с последующими годами, когда ситуация в стране была ничуть не лучше чем на тот момент.

В прессе начинает вырисовываться образ несправедливой Родины, и прекрасной заграницы. Репортажи «оттуда» можно было воспринимать как непосредственно рекламу. Зачастую в публикациях и произведениях того времени наблюдалась какая-то черта PR. Здесь подразумевается следующее: критика нынешней советской политической системы, создание негативного образа СССР и идеализация западной. Проще говоря, на Советский Союз велась информационная атака. Нельзя сказать, что она не дала свои плоды: напротив, по СССР началось массовое проявление недовольства как уже было сказано выше, а также были замечены признаки разваливающийся страны. Огромное значение в этих процессах сыграла также информационно-телекоммуникационная революция, которая начала активно разворачиваться в стране в 70-ые годы. Советское тоталитарное общество отличалось закрытостью от всего происходящего в мире, а революция коренным образом изменила, сломала эту систему. С каждым годом она увеличивала проникновение посторонних потоков информации и чужих идей. Раньше глушились волны  западных радиовещательных компаний, но со временем это становилось отнюдь не дешевым и малоэффективным делом. И само направление революции ставило под сомнение следующий вопрос: «Может ли Советская Россия и дальше оставаться закрытой от внешних проявлений, информации, воздействий?».  Стало понятно, что тоталитарная система, которая складывалась годами, десятилетиями устарела и уже не в силах противостоять поистине мощному информационно-психологическому наступлению Запада. В результате сложившихся обстоятельств, СССР на пропагандистском и идеологическом фронтах начало сдавать свои позиции.

Кризис идеологии, отсутствие поддержки правящей элиты и усиленная информационная атака сделали свое дело. Мощнейшее информационное противоборство конца 20 века стало одним из важнейших геополитических факторов, определившим судьбы людей, стран и цивилизаций. Многие источники ссылаются на то, что одной из основополагающих причин распада СССР послужило как раз поражение в информационной войне. Экономическая нестабильность была перенесена на нестабильность политическую, тем самым, повлияв на дальнейший исход.

 

Список литературы:

  1. Почепцов Г.Г Информационно-психологическая война. М: СИНТЕГ,2000. 180с.
  2. Расторгуев С.П. Информационная война. М: Радио и связь, 1999. 416с.
  3. Свитич Л.Г. Социология журналистики. М:ИМПЭ, 2005. 119с.
  4. Шарп А.Д. От диктатуры к демократии. М: Новое издательство. 1993, С.69–71.
  5. Швец Д.А. Массовая коммуникация и массовое сознание. М: МГИМО, 2003. С.9

sibac.info

СМИ во время холодной войны – главное оружие противников

Холодная война, как известно, заключалась в политическом, экономическом, военном и идеологическом противостоянии СССР и США, которое не переросло в открытый военный конфликт. Когда разногласия между сверхдержавами существенны, они конкурируют за одни и те же сферы влияния, рассматривают одна другую в качестве вероятного противника, но при этом не находятся в состоянии войны, идеологическая борьба выходит на первый план. А в том, что касается идеологической борьбы, главным инструментом традиционно являются средства массовой информации. СМИ сыграли в холодной войне весьма существенную роль и во многом определили её внешние проявления.

Информация как оружие

Холодная война и деятельность СМИ противостоявших сторон рассматривается как классический пример информационной войны. Под информационной войной в политико-дипломатическом контексте понимают комплекс мер по воздействию путём подачи определённой информации на граждан как своего государства, так и государства-противника (или вероятного противника). С одной стороны, воздействие в ходе информационной войны на «чужих» граждан должно сформировать у них позитивный или хотя бы нейтральный образ страны-противника и посеять сомнение в справедливости и адекватности политики собственного правительства. С другой стороны, информационная война на собственном информационном пространстве имеет цель сформировать у населения уверенность в справедливости позиции страны и всячески очернить мотивы, действия и задачи страны-соперника.

При этом использование СМИ в информационной войне может проявляться в самых различных формах. Например, они могут использоваться как для массового информационного воздействия (чаще всего), так и для индивидуального воздействия (когда та или иная информация подаётся в расчёте на определённую реакцию конкретного политического или общественного деятеля). Кроме того, СМИ в рамках информационной войны могут прибегать к прямой дезинформации, к неполному и предвзятому освещению тех или иных событий и явлений, к изложению определённых выводов из событий и тому подобному. Чаще всего в ходе информационного противостояния холодной войны СМИ работали над «корректировкой мотивов»: то есть те или иные объективные действия «своих» оправдывались, а действия «чужих» объяснялись негативными побуждениями и интересами.

Изображение – самый короткий путь к сознанию

Начало холодной войны в советских СМИ было отображено сначала в плакатах, а затем в так называемой политической карикатуре, которая помещалась как в специализированных изданиях, так и в газетах и журналах общей тематики. Такой выбор был не случаен: так как визуальный образ, сопровождаемый кратким и афористичным комментарием, впечатывается в сознание человека куда быстрее текста. Это, кстати, хорошо знали и на Западе, благодаря чему в 1940-е-1950-е годы в США наблюдался собственный расцвет политической карикатуры, направленной против СССР. В этих карикатурах Советский Союз всегда представлялся как агрессивное государство, которое готово в любой момент использовать оружие для подавления свободы и демократии. Доминирующим мотивом было нагнетание страха перед «коммунистическими варварами».

Что же касается достижений советских СМИ в этом направлении, то здесь можно выделить два основных направления. Первое из них сводилось к донесению до сознания советских людей факта, что СССР является борцом за мир во всём мире, но при этом обладает мощной военной машиной и способен отразить любое возможное нападение капиталистических стран, включая и атаку с использованием ядерного оружия. Второе заключалось в создании образа коварного империалистического Запада, все действия которого направлены на подавление стремления различных стран мира к свободе и истинной демократии, на извлечение экономической выгоды из эксплуатации развивающихся стран, на установление военного контроля над теми или иными регионами планеты и развязывание войны.

Дезинформация – вот главный метод

Текстовая часть информационной войны советских СМИ имело несколько конкретных журналистских жанров. Это могли быть подборки информационных заметок: с одной стороны, они сообщали об успехах социалистического строительства, с другой, свидетельствовали о многочисленных проблемах загнивающего Запада. На передовице чаще всего помещали позитивные материалы, выступающие в качестве целевой установки для советского общества в целом и каждого его члена в отдельности: например, повысить производительность производства и догнать страны Запада по выработке молока, резиновых сапог или железной руды. В освещении международных проблем большую роль играли обозрения – они давали общее представлении о ситуации, разумеется, под тем углом зрения, что капиталистические страны двигают мир к нестабильности и войне, а соцлагерь борется за мир.

СМИ США активно способствовали формированию у собственного населения весьма специфического восприятия СССР и вообще советского народа. Так, в разгар холодной войны было проведено анкетирование в американских школах: детям предлагалось рассказать, что они знают о СССР и что они хотели бы узнать. Выяснилось, что значительная часть школьников вообще ничего не знали о СССР, кроме почёрпнутых из СМИ представлений о том, что русские злые, что они хотят сбросить на Америку атомную бомбу, что в Союзе детей рано отбирают у матерей и учат становиться диктаторами и тому подобное.

Но американские СМИ активно использовались в ходе холодной войны не только по отношению к детям. Знаменитый сенатор Маккарти, развернувший в первой половине 1950-х годов общенациональную антикоммунистическую истерию и «охоту на ведьм», сумел добиться результатов только благодаря СМИ. Сначала он выступал с «разоблачениями» в печатной прессе, а затем стал выступать по телевидению. Обычная схема его выступлений состояла в том, что в телевизионной студии он заявлял о тех или иных коммунистических заговорах, ссылаясь лишь на собственные статьи и источники информации. И при этом опросы общественного мнения свидетельствовали, что более половины телевизионной аудитории либо непосредственно верили в коммунистический заговор, организованный из СССР, либо полагали, что «дыма без огня не бывает».

Александр Бабицкий


Статьи по теме

www.chuchotezvous.ru

Под влиянием моды: СМИ во время и после "холодной войны"

После Второй мировой войны ситуацию в мире определял конфликт эпохи — конфронтация между СССР и США. Разработка ядерного арсенала и гонка вооружений с одной стороны усложняли ситуацию, с другой — силы противников были уравновешены, не позволяя ситуации перейти в "горячую" фазу. Зато идеологическое противостояние превратилось в настоящую информационную войну. Рассказывает преподаватель факультета журналистики РГГУ Андрей Светенко:

"Если говорить о периоде "холодной войны", то есть гонки вооружений, принципиального идеологического противостояния между социально-политическими системами — миром капитализма и миром социализма — то понятно, что роль и функции СМИ тогда выглядели несколько иначе. Они были не просто отражателем тех процессов, ситуаций и событий, которые происходили в мире, они формировали общественное мнение. Они были призваны продвигать в умы людей соответствующие идеи. И в этом заключалось, в том числе и то, что называлось идеологической борьбой".

Одним из самых востребованных методов информационной войны стали карикатуры и фельетоны. Совинформбюро перешло от строгих и сухих сводок с фронтов Великой Отечественной к более актуальным приемам. Но если Советский Союз делал ставку на высмеивание пороков капитализма, то США предпочитали выставлять Советы потенциальным агрессором, который мечтает с помощью оружия подавить демократию и свободу во всем мире. СССР изображали то красным айсбергом на пути американской лодки, то ножом, вонзающимся в Соединенные Штаты. В общем, главной угрозой оплоту демократии.

На всем протяжении "холодной войны" в американских СМИ были задействованы три основные доктрины: сдерживание, освобождение, свободный поток информации. При этом умело использовалось преимущество в скорости подачи новостей. Один из показательных примеров — новость о смерти Сталина. Рассказывает преподаватель факультета журналистики РГГУ Андрей Светенко:

"О смерти Сталина мир узнал на несколько часов раньше, чем граждане Советского Союза благодаря одному из немногочисленных американских корреспондентов, который был аккредитован в Москве. Ему позвонили какие-то непонятные люди, даже не назвавшиеся, и попросили подойти на угол главного телеграфа. К нему приблизился человек и шепнул: "Сталин умер". Он бросился передавать корреспонденцию на телеграф. Но сотрудница не просто не приняла у него телеграмму, а широким жестом швырнула ее ему в лицо. Тогда он заказал телефонный разговор с Америкой, который всякий раз прерывался, когда только речь заходила о Сталине. Пока на том конце провода не сообразили сказать: "Что, Сталин умер?". Он имел только долю секунды, чтобы ответить "да". Вот это само по себе очень показательный нюанс действенности СМИ в условиях ограничений".

С 1953 года ведением идеологической войны занималось Информационное агентство США. Оно было создано специально для пропаганды за рубежом и до 1999 года курировало "Голос Америки", "Радио Свободная Европа/Радио Свобода". Как утверждает сенатор-республиканец Джон Маккейн, именно работа этого агентства во многом и решила исход "холодной войны". Впрочем, и после ее окончания натиск не уменьшился, а скорее возрос. Под влиянием моды, которую задавали американские каналы и газеты, российские журналисты рекламировали западный образ жизни, упорно навязывая обществу потребительскую модель.

Неудивительно, что теперь, когда ситуация изменилась, и наши СМИ стали источником альтернативной информации (причем, довольно популярным источником), западные коллеги пришли в замешательство. Красивыми картинками и рассказами об "американской мечте" больше никого не привлечь. Поэтому приходится придумывать мифы о российской угрозе, искать дезинформацию там, где ее нет, обвинять нас в непрофессионализме — в общем, делать все, чтобы оправдать свое существование. Об этом — в следующих эпизодах спецпроекта радио Sputnik.

ria.ru

Журналистика в период «холодной войны». — КиберПедия

1945-1947: попытка создать демократический мир, возник железный занавес. Насаждение СССР коммунизма и социализма в подконтрольных странах, рост влияния в Западной Европе. В 16 странах (в основном Восточной Европы) установлен социализм.

5 марта 1946 - Фултонская речь Черчилля; считается сигналом начала ХВ. Он говорит, что Америка находится на вершине своего могущества и помешать ей могут только война и тирания. Тирания исходит от Советского союза, протянувшего свой «Железный занавес» от Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент. Никто не знает, что ожидать от Советского союза. Опасность коммунизма, заявил Черчилль, растёт везде, «за исключением Британского содружества и Соединенных Штатов, где коммунизм ещё в младенчестве». Он сказал, что «в большом числе стран, далёких от границ России, во всём мире созданы коммунистические „пятые колонны“, которые работают в полном единстве и абсолютном послушании в выполнении директив, получаемых из коммунистического центра». Он говорит, что нужно найти взаимопонимание с Россией, потому что в противном случае может вновь развязаться война.

12 марта 1947 - доктрина Трумэна (президент США 1945-1953), речь на заседании Конгресса - просьба о помощи Греции и Турции, идея противостояния СССР в социализации мира.

1947-1948 - План Маршалла (госсекретарь США) - оказание бессрочной материальной помощи пострадавшим странам, своеобразный «подкуп». Отказались СССР и Восточная Европа. США становится «главой» Запада, негласное противостояние Москвы и Вашингтона.

1950-1953 - Корейская война; СССР и Китай поддерживают Север, США - Юг. Однако (что характерно для ХВ) обе страны не перешли черту и война не переросла в мировую.

Март 1953 - смерть Сталина. К власти приходит Хрущев, развенчание культа личности на XX съезде.

Начало кризиса социализма. 1956 - революция в Венгрии.

В США особое влияние приобретает маккартизм (по фамилии сенатора Джозефа Рэймонда Маккарти) — движение в общественной жизни США, имевшее место между концом 1940-х и 1957 годом, сопровождавшееся обострением антикоммунистических настроений и политическими репрессиями против «антиамерикански настроенных» (охота на ведьм). Си-би-эс и журналисты Элдвард Мэрроу и Фред Френдли выводили его на чистую воду.

1962 – Карибский кризис. Согласно официальной советской версии, кризис вызвало предшествовавшее данным событиям размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции (стране-участнице НАТО) ракет средней дальности «Юпитер», которые могли достигнуть городов в западной части Советского Союза, включая Москву и главныепромышленные центры СССР. В качестве ответной меры на эти действия Советский Союз разместил кадровые военные части и подразделения, на вооружении у которых находилось как обычное, так и атомное оружие, включая баллистические и тактические ракеты наземного базирования, на острове Куба, в непосредственной близости от побережья США.



1968 - студенческое и антивоенное движение. Война во Вьетнаме — первая телевизионная война (ее транслируют).

Переговоры Никсона и Брежнева, новая попытка закончить ХВ

Особенности развития СМИ

ü основной инструмент ХВ - пропаганда

ü конфронтационная риторика СССР и США

ü много штампов в речи

ü в СССР - борьба с инакомыслием и сочувствующими Западу

ü в США - маккартизм, «охота» на коммунистов и интересующихся ими

ü помимо печати начинают развиваться массовое радио и ТВ. В США - трансляции показательных допросов в сенатской комиссии Маккарти. Документальное кино.

ü после событий 1956 в Венгрии - начало либерализации СМИ СССР

ü внедрение новых технологий в печати

ü в США - теледебаты

ü 1964 - первая трансляция Олимпиады в Токио

Подытожим:

СМИ в США активно формировали образ внешнего врага своей страны. Чаще всего образ СССР выражался в огромном агрессивном «коммунистическом монстре», который пытается подчинить себе весь мир и обрушить на США свои ядерные боезаряды. Идеологическая и информационная обработка населения в США начиналась с самого детства. Детям СССР также представлялся в виде агрессивного государства, которое хочет сбросить на США атомную бомбу. Образ советского народа представлялся им в виде «злых русских» людей. С самого начала холодной войны в США началась активная антикоммунистическая пропаганда, на которую американское правительство не жалело ассигнований. Давление СМИ в США было довольно мощным и нередко вызывало страх, а порой и истерию из-за «коммунистической чумы», которая надвигается на Запад.



Наибольшее давление средств массовой информации на население в США приходилось на периоды политических кризисов в холодной войне. Например, во время карибского кризиса или во время ввода советских войск в Афганистан. Американские политики охотно пользовались возможностью оказания влияния на население с помощью СМИ. В 1950-е годы в США началась «охота на ведьм», организованная сенатором Джозефом Маккарти. А после введения советских войск в Афганистан президент Рональд Рейган также развернул активную антикоммунистическую пропаганду.

Радио являлось наиболее действенным средством для дезинформирования населения страны противника. Наиболее известными радиостанциями, вещавшими на территорию СССР, были «Голос Америки» и радиостанция «Свобода». Советские власти подвергали глушению американские радиопередачи на всей территории СССР. В СССР эти радиопередачи обобщённо назывались «вражескими голосами».

В свою очередь, СССР вёл передачи с помощью радиостанции «Голос России». Эта радиостанция, также сыграла очень важную роль в информационном противостоянии с США.

cyberpedia.su

Пропаганда без правил, или информационное противостояние в условиях «Холодной войны» Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

ПРОПАГАНДА БЕЗ ПРАВИЛ, ИЛИ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В УСЛОВИЯХ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

Е.А. Котеленец

Кафедра истории России Российского университета дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 10-2, Россия, Москва, 117198

В статье анализируются особенности идеологической борьбы СССР и Запада в послевоенный период (1947-1991 гг.), использования открытых и скрытых методов воздействия, новых технических средств и информационных институций. Особое внимание уделяется пропагандистскому сопровождению войн во Вьетнаме и Афганистане, конфликтам между НАТО и Организацией Варшавского договора, различным формам конструирования позитивного и негативного образов стран, использования санкций и подрыва пацифистского движения.

Ключевые слова: «холодная война», пропаганда, идеологическая борьба, образ врага, политическая мотивация.

Введение

Обоснование темы. Информационные войны, о которых сегодня так много пишут, стали играть заметную роль в противоборстве мировых государств лишь с началом массовых войн «машинной» эры. Ранее войны вели в основном профессиональные армии, солдаты которых были значительно менее подвержены пропаганде, чем солдаты массовых армий. Эффективных средств массового воздействия на гражданское население тогда еще не было. После Первой и Второй мировых войн пропагандисты главных стран-участниц были оснащены полным комплектом новых технических средств и новых пропагандистских технологий воздействий на массы. Пропаганда стала признаваться важнейшим государственным делом и едва ли не одним из главных средств, обеспечивающим функционирование правящих режимов.

Предмет настоящей статьи заключается в том, чтобы проанализировать, как потенциал, созданный за время мировых войн, был использован во второй половине XX в., какие новые средства и технологии пополнили арсенал информационных войн.

Исследование проблемы

В странах антигитлеровской коалиции дипломатическая подготовка к возможному после победы над Германией противостоянию с СССР началась уже в конце Второй мировой войны.

Как отмечает российский историк Д.Н. Замятин, внешнеполитическое планирование в США в 1944-1945 гг. оперировало, как минимум, тремя геополитическими образами СССР, которые восходили генетически к образу Российской империи. Два из них явно противостояли друг другу: образ европейского государства с традиционной внешней политикой и образ агрессивной полуазиатской державы, нацеленной на конфронтацию. А третий был достаточно противоречивым и объединял некоторые черты двух первых; для него также был характерен поиск устойчивых «мистических основ», которые влияли на традиционный геополитический образ Российской империи-СССР [1].

Одновременное существование трех главных геополитических образов, склонных в целом оправдывать политику Советского Союза в Восточной Европе, привело к следующему результату. Территориальные претензии СССР на Прибалтику и Восточную Пруссию, равно как и на собственную сферу влияния в Восточной Европе, вызывавшие недовольство европейских государств, находившихся в союзе с США, до поры до времени казалось естественным и приемлемым для американских политиков. Одновременно в СССР постепенно исподволь набирала кампания борьбы против «низкопоклонства перед Западом» и «безродных космополитов». В странах Восточной Европы, занятых Красной Армией, подконтрольные Москве компартии начали агитацию против США и Англии, против западных политических ценностей.

После окончания Второй мировой войны образ Советского Союза на Западе постепенно начал меняться к худшему. Этот процесс затронул как США, так и Западную Европу, а также британские доминионы. В Японии же образ СССР был сугубо негативным еще с конца Второй мировой войны. Японское общественное мнение ставило СССР в вину нападение на Японию в самом конце войны, многолетнее удерживание в Сибири сотен тысяч японских пленных и отторжение от Японии Южных Курил.

Фултонская речь Черчилля в марте 1946 г. фактически возвестила о начале «холодной войны» между бывшими союзниками. Ухудшению имиджа СССР способствовала не только поддержка Советским Союзом практически всех политических режимов, противостоявших западным представлениям о будущем мира, но и культивируемая в советском обществе атмосфера подозрительности к любому приезжавшему в страну иностранцу. Немалое влияние на общественное мнение Запада оказывала и развернутая во второй половине 1940-х и в начале 50-х гг. кампания по борьбе с «безродными космополитами».

В утвержденной в сентябре 1949 г. Президентом Трумэном директиве СНБ-58, касающейся политики США «в отношении советских сателлитов в Восточной Европе», отмечалось: «Мы должны вести наступление не только открытыми, но и тайными операциями... Курс на подстрекательство к расколу внутри коммунистического мира следует вести сдержанно, ибо этот курс всего-навсего тактическая необходимость и нельзя никак упускать из виду, что он не должен заслонить нашу конечную цель - создание нетоталитарной системы в Восточной Европе. Задача состоит в том, чтобы облегчить рост еретического коммунизма, не нанеся в то же время серьезного ущерба нашим шансам заменить этот промежуточный тоталитаризм терпимыми режимами, входящими в западный мир. Мы должны всемерно увеличивать всю возможную помощь и поддержку прозападным лидерам и группам в этих странах» [2]. Ставилась задача обеспечить коренное изменение природы советской системы, посеять внутри этой системы семена ее разрушения, поощрять и поддерживать беспорядки и мятежи в избранных, стратегически важно расположенных странах - соседях СССР. В директиве также упоминались страны Восточной Европы: «Нам нужно вести открытую психологическую войну, имеющую целью вызвать массовое предательство в отношении Советов и разрушать иные замыслы Кремля. Усилить позитивные и своевременные меры и операции тайными средствами в области экономической, политической и психологической войны с целью вызвать и поддержать волнения и восстания в избранных, стратегически важных странах-сателлитах».

В одном из пунктов директивы относительно американской политики по отношению к Советскому Союзу говорилось, что «помимо утверждения наших ценностей, наша политика и действия должны быть таковы, чтобы вызвать коренные изменения в характере советской системы, срыв замыслов Кремля - первый и важнейший шаг к этим изменениям. Совершенно очевидно, это обойдется дешевле, но будет более эффективно, если эти изменения явятся в максимальной степени результатом действия внутренних сил советского общества. Победу наверняка обеспечит срыв замыслов Кремля постепенным увеличением моральной и материальной силы свободного мира и перенесением ее в советский мир таким образом, чтобы осуществить внутренние изменения советской системы» [3].

Имеющихся технических средств для охвата более или менее значительной аудитории в странах Восточного блока было явно недостаточно. Дело свелось к вещанию на них «Голоса Америки», «Радио Свобода» и «Свободная Европа» и других служб иностранного вещания, к заброске пропагандистских материалов через границу с помощью воздушных шаров. Кроме того, агитационная литература распространялась через советских и восточноевропейских туристов и моряков, посещавших западные страны, и, соответственно, через западных туристов и моряков, путешествовавших в Советский Союз и страны Восточной Европы.

Советский Союз вынужден был включиться в информационную войну против Запада. Внешнеполитической пропагандой занимались АПН и служба иновещания Московского радио, которые распространяли главным образом позитивные материалы о советской жизни, хотя иной раз занимались контрпропагандистской борьбой, опровергая заявления диссидентов и западных политиков по поводу нарушения прав человека в СССР. Однако главными средствами ведения информационной войны были силы, внутренние для Запада. Это прежде всего местные компартии и другие левые партии и организации, движение сторонников мира, экологические движения и организации.

Важным тезисом советской пропаганды эпохи «холодной войны» был тезис враждебного капиталистического окружения. Он был заимствован из эпохи между двумя мировыми войнами и употреблялся почти исключительно для внутреннего потребления. Населению внушалось мысль, что империалисты плетут бесчисленные заговоры против СССР и его союзников, а те, кто выступают против социалистического строя и строительства коммунизма, - по сути, вражеские агенты.

Как отмечает британский журналист Питер Померанцев, в СССР распространение подделок и теорий заговора было специализацией КГБ. Искажение информации и психологические методы ведения войны КГБ называли «активными мерами»; по оценкам, 15 000 агентов были задействованы, чтобы влиять на процессы принятия решений на Западе и создавать конфликты между союзниками. В западных изданиях размещалась дезинформация о секретном плане Президента Картера, который заключался в том, чтобы настроить чернокожих африканцев и чернокожих американцев друг против друга. Распространялись утверждения, будто ЦРУ создали СПИД как бактериологическое оружие, что США использовали химическое и бактериологическое оружие во время Корейской войны или что кандидат в президенты Барри Голдуотер был расистом и вместе с Обществом Джона Берча планировал переворот в Вашингтоне [4].

Наибольший эффект имела развернутая Советским Союзом антивоенная пропаганда в самих США. Она опиралась на реальные антивоенные настроения левой и либеральной общественности. Антивоенным силам, в том числе при негласной советской поддержке, удалось инициировать массовые акции протеста американской молодежи против войны во Вьетнаме, подключив к антивоенному движению хиппи и видных музыкантов. Можно вспомнить «Битлз» с их песней «Дайте миру шанс». Фактически США проиграли войну во Вьетнаме не на поле боя, а в глазах собственного общественного мнения, заставившего их уйти из Индокитая, хотя военного поражения там они не потерпели.

Но важнее оказалось то, что они не смогли одержать победу, не смогли сломить сопротивление армии Северного Вьетнама и южновьетнамских партизан.

Однако было бы большим преувеличением утверждать, будто США проиграли войну во Вьетнаме главным образом из-за успехов советской и вьет-

намской пропаганды. Изоляционистские и антивоенные настроения инициировали в Америке отнюдь не советские агенты. Решающим фактором, почему американцы не смогли закончить Вьетнамскую войну «вничью», с сохранением двух Вьетнамов, стал уход в отставку под угрозой импичмента президента Ричарда Никсона и связанное с этим временное ослабление президентской власти. В таких условиях продолжать интервенцию в Индокитае было невозможно, чем и воспользовались Северный Вьетнам и его союзники, свергнув проамериканское правительство в Сайгоне. Но к Уотергейтскому скандалу и последующим событиям ни советские агенты, ни советская и северовьетнамская пропаганда не имели отношения.

Американская же пропаганда во Вьетнаме хотя и достигла ряда тактических успехов в ведении психологической войны, решающим образом ни на ход боевых действий, ни на политическую ситуацию в Индокитае и Америке повлиять не смогла.

Тем не менее, несмотря на военно-политическое поражение США во Вьетнаме, концепция информационной войны доказала свою состоятельность. За все время конфликта около 250 тыс. вьетконговцев добровольно перешли на сторону противника.

По мнению членов правительственной комиссии США, главной причиной поражения во Вьетнаме стала потеря поддержки населения в собственной стране и мирового общественного мнения.

Исходя из этого был сделан главный вывод: важно заранее заручиться поддержкой общественности своей страны и мирового мнения по отношению к любой будущей войне с американским участием.

Информационные войны в эпоху «холодной войны» возникали и по другим, менее значительным поводам. Так, составление проекта Конвенции о Геноциде в 1947 г. происходило на фоне зарождающейся «холодной войны» и начавшейся между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции информационной войны. В частности, пропаганда Коммунистического Информационного Бюро (Коминформа), заменившего распущенный в 1943 г. Коминтерн, была направлена на народы британских и французских колоний, которых призывали не только к независимости, но и к установлению союзных с коммунистами правительств.

В ответ Лондон создал собственный центр антикоммунистической пропаганды и всемирную сеть для распространения статей, книг и брошюр с критикой коммунизма и политики СССР. Британская делегация в ООН инициировала международное расследование использования принудительного труда заключенных в Советском Союзе. В ответ в коммунистических газетах появились статьи, осуждающие рабские условия труда в некоторых британских колониях.

Советская делегация настаивала, чтобы ооновская Конвенция о геноциде была обязательна как для зависимых территорий, так и для суверенных государств. Она также настаивала, чтобы в конвенцию был включен и куль-

турный геноцид. Британские представители решительно выступили против обоих предложений, опасаясь, что они могут быть применены к положению в британских колониях. Как отмечает шведский исследователь Леннарт Са-муэльсон, во время этой дискуссии «советский представитель приводил аргументы в пользу того, что включать политические группы в группы населения, защищаемого Конвенцией о геноциде, так же ошибочно, как ошибочно включать политические убеждения в список оснований для совершения преступления геноцида. Преступления, связанные с политической мотивацией, являются преступлениями особого рода и не имеют ничего общего с преступлением геноцида. Само слово "геноцид", которое происходит от слова "ген" - что означает род, раса, народ - указывает на то, что оно относится к уничтожению наций и рас как таковых, из соображения расовых и национальных преследований, а не из-за специфических убеждений таких групп людей» [5]. В результате виды геноцида, связанные с социально-политической мотивацией, к которым могли быть отнесены и политические репрессии в СССР, не попали в конвенцию, что можно считать победой советской дипломатии и пропаганды.

В эпоху «холодной войны» два блока с антагонистическими политическими системами, НАТО и Организация Варшавского договора, вели идеологическую войну, главными инструментами которой выступали пропагандистские органы. С их помощью правящие элиты противоборствующих сторон убеждали граждан своих государств в обоюдной враждебности, утверждая в массовом сознании негативные образы друг друга. На Советский Союз переносились негативные стереотипы, сформировавшиеся столетия назад по отношению к России. Неслучайно в 1951 г., в разгар «холодной войны», в США был издан сокращенный перевод книги маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году» с предисловием тогдашнего директора ЦРУ генерала Беделла Смита. Он утверждал, что «книга может быть названа лучшим произведением, когда-либо написанным о Советском Союзе» [6]. Любопытно, что вышедшая тогда же, в начале 1950-х гг. книга известного американского журналиста Юджина Лайонса называлась «Народы СССР - наши секретные союзники» [7].

В то же время в методах конструирования позитивного образа СССР, который должен был противостоять западному негативу, с советской стороны в послесталинское время произошли существенные изменения. Если Сталин и его соратники почти не покидали советские пределы (после Второй мировой войны исключение делалось в основном для стран, вошедших в советскую сферу влияния), то сменивший его Никита Хрущев, а позднее Леонид Брежнев и Михаил Горбачев, стали активно ездить по миру, неоднократно посещая и ведущие страны Запада. В целом это позитивно влияло на образ СССР, доказывая западной общественности, что коммунистические лидеры вполне могут быть человечными в общении. Правда, порой экспансивность и грубость

Хрущева, равно как и дряхлость Брежнева в последние годы его правления вызывали обратный эффект.

Однако в целом негативный образ СССР на Западе, сложившийся в первые годы «холодной войны», стал постепенно меняться к лучшему еще в начале 60-х гг., когда после Карибского кризиса Хрущев предпринял первые попытки к разрядке международной напряженности. Брежневу на протяжении целого десятилетия, с конца 60-х по конец 70-х, удалось проводить довольно эффективную политику «детанта» с Западом. Советское официальное антизападничество (за исключением периода «борьбы с космополитизмом») все же не было абсолютным - как правило, в его дискурсе «реакционным силам» на Западе противостояли «прогрессивные силы». Советское вторжение в Афганистан в конце 1979 г., вылившееся в многолетнюю партизанскую войну, привело к созданию устойчивого негативного имиджа Советского Союза не только на Западе, но и в мусульманских странах. Против СССР был введен ряд санкций, а ведущие западные державы и ряд мусульманских государств бойкотировали Московскую Олимпиаду 1980 г. Это во многом свело на нет эффект от пропагандистских усилий, направленных на то, чтобы представить Московскую Олимпиаду как торжество советской внешней политики, как демонстрацию роста престижа СССР в мире. На завершающей стадии «холодной войны», начавшемся после советского вторжения в Афганистан, США активизировали информационную войну против СССР и его союзников в Восточной Европе.

Как отмечал советский и российский историк Д. А. Волкогонов, «в ноябре 1981 г. госдепартамент США поставил перед Управлением по международным связям (УМС) дополнительные задачи - существенно активизировать подрывные информационные и иные действия против различных категорий советских людей, включая и военнослужащих Советских Вооруженных Сил. Эти задачи ЮСИА, ЦРУ, аналогичные центры США и других стран НАТО намерены решать с помощью огромного механизма ведения психологической войны, развернув в сентябре 1981 г. новую пропагандистскую кампанию, кощунственно названную проект «Истина». В январе 1983 г. Ч. Уик, директор УМС, в американском журнале «Ньюс энд уорлд рипорт» откровенно сформулировал задачи этой программы: «Мы должны подорвать пацифистское движение в Европе, шире поддерживать благоприятные для нас идеологические ситуации, наподобие существующей в Польше, найти новые возможности донести нашу информацию до как можно большего числа советских людей, включая и военнослужащих Варшавского блока» [8].

Негативный стереотип восприятия СССР на Западе сохранялся вплоть до второй половины 80-х гг., до окончания «холодной войны», которая как раз после советского вторжения в Афганистан достигла кульминации. Прежний страх перед советской ядерной мощью, приглушенный в годы разрядки, появился вновь.

В марте 1983 г. Президент США Рональд Рейган, выступая перед Национальной ассоциацией евангелистов, назвал СССР «империей зла», позаимствовав образ из «Звездных войн» Джорджа Лукаса. Рейган заявил: «При обсуждении предложений о замораживании ядерного вооружения я настоятельно прошу вас избегать соблазна гордыни, соблазна необдуманно объявить себя превыше всего и навесить ярлык виновности в равной степени на обе стороны, игнорируя исторические факты и агрессивные порывы империи зла, чтобы просто назвать гонку вооружений гигантским взаимонепониманием и тем самым устраниться от борьбы между справедливостью и несправедливостью, между добром и злом» [9].

После провозглашения Михаилом Горбачевым политики перестройки и нового мышления имидж страны начал меняться, став максимально благоприятным за всю историю СССР. Фактически это привело к прекращению взаимной информационной войны еще до того, как завершилась «холодная война». После первой встречи с Михаилом Горбачевым в 1986 г. Рейган публично заявил о том, что больше не считает Советский Союз «империей зла». Прежняя массированная критика лидеров двух стран прекратилась как в советской, так и в западной прессе. Очень скоро слова «гласность» и «перестройка» вошли в большинство европейских языков. В десятилетний юбилей горбачевских реформ президент Римского клуба Р.Д. Хохляйтнер заявил: «Перестройка - наиболее важное событие этого века для демократических стран всего мира» [10].

Выводы

Подводя итоги, приведем мнение известного политолога Игоря Пана-рина о том, что «третью "информационно-идеологическую" мировую войну (1947-1991 гг.) советская политическая элита проиграла» [11]. Но само поражение Советского Союза в «холодной войне» не было следствием проигрыша информационной войны. Оно произошло из-за усиления экономического давления Запада, втягивания СССР в непосильную гонку вооружений на новом, более высоком технологическом уровне, а также из-за резкого падения цен на нефть и другие энергоносители в 1980-е гг. из-за многолетней ирано-иракской войны, что лишило Советский Союз большей части получаемой твердой валюты. Экономические трудности привели к реформам и фактическому демонтажу тоталитарной системы еще до распада СССР. Проигрыш же информационной войны был также обусловлен тем, что советское руководство так и не смогло убедить ни своих союзников в Восточной Европе, ни собственное население в большей привлекательности советской коммунистической модели по сравнению с западными демократиями.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Замятин Д.Н. Власть пространства: от образов географического пространства к географическим образам // Вопросы философии. 2001. № 9; Юнгблюд В.Т. «Образы российской империи» и внешнеполитическое планирование в США в 1944-1945 гг. // США: Экономика. Политика. Идеология. 1998. № 6.

[2] Данилов А. Информационные войны против России: от Ивана Грозного до Владимира Путина // Служу Отечеству. 2013. № 10. С. 68.

[3] Там же. С. 69.

[4] Pomeranzev P. Putins Krieg gegen die Information // Die Zeit, 18 Dezember 2014.

[5] Самуэльсон Л. Раздувание политической концепции. Новое толкование «геноцида» // Baltic Worlds. 2012. № 3-4. C. 17.

[6] Цит. по: Мяло К.Г. Хождение к варварам, или Вечное путешествие маркиза де Кюсти-на // Москва, 1996. № 12.

[7] Lyons Eu. Our Secret Allies; The Peoples of Russia. L.: Arco Publications Ltd., 1954.

[8] Волкогонов Д.А. Психологическая война. М., 1983. С. 6.

[9] President Reagan's Speech before the National Association of Evangelicals, Florida on March 8, 1983 // The Reagan information page. URL: http://www.presidentreagan.info/ speeches/empire.cfm.

[10] (Цит. по: Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация Т. 2. Часть 2. М., 2001. С. 312.

[11] Панарин И. Информационная война и геополитика. М., 2006. С. 5.

REFERENCES

[1] Zamjatin D.N. Vlast' prostranstva: ot obrazov geograficheskogo prostranstva k geografi-cheskim obrazam. Voprosy filosofii - [Problems of Philosophy], 2001, no. 9; Jungbljud V.T. "Obrazy rossijskoj imperii" i vneshnepoliticheskoe planirovanie v SShA v 1944-1945 gg. SShA: Jekonomika. Politika. Ideologija [The USA: Economy. Policy. Ideology], 1998, no. 6.

[2] Danilov A. Informacionnye vojny protiv Rossii: ot Ivana Groznogo do Vladimira Putina. Sluzhu Otechestvu - [Serve the Fatherland], 2013, no. 10, p. 68.

[3] Ibid., p. 69.

[4] Pomeranzev P. Putins Krieg gegen die Information. Die Zeit, Dezember 18, 2014.

[5] Samujel'son L. Razduvanie politicheskoj koncepcii. Novoe tolkovanie "genocida". Baltic Worlds. 2012, no. 3-4, p. 17.

[6] Cit. by: Mjalo K.G. Hozhdenie k varvaram, ili Vechnoe puteshestvie markiza de Kju-stina. Moskva - [Moscow], 1996, no. 12.

[7] Lyons Eu. Our Secret Allies. The Peoples of Russia. London:, 1954.

[8] Volkogonov D.A. Psihologicheskaja vojna [Psychological war]. Moscow, 1983, p. 6.

[9] President Reagan's Speech before the National Association of Evangelicals, Florida on March 8, 1983. The Reagan information page. URL: http://www.presidentreagan.info/ speeches/empire.cfm.

[10] Cit. by: Kara-Murza S.G. Sovetskaja civilizacija [The Soviet civilization]. Moscow, 2001, vol. 2, part 2, p. 312.

[11] Panarin I. Informacionnaja vojna i geopolitika [Information warfare and geopolitics]. Moscow, 2006, p. 5.

PROPAGANDA WITH NO RULES, OR INFORMATION CONFLICT IN COLD WAR

E.A. Kotelenets

Department of Russian History Peoples' Friendship University of Russia Mikluho-Maklay St., 10-2, Moscow, Russia, 117198

The author examines the ways and methods of the ideological struggle between the USSR and the West after the Second World War (1947-1991) including open and secret forms of ideological influence, new technical means, and information institutions. The article focuses on the propaganda actions supporting the Vietnam and Afghan wars, and the conflicts between the NATO and the Warsaw Treaty Organization. It also demonstrates the forms of the national image-making (how a positive or a negative image of a country was constructed), the using of sanctions and the undermining of the pacifist movement.

Key words: Cold War, propaganda, ideological struggle, enemy image, political motivation.

cyberleninka.ru

Западные СМИ в условиях «холодной войны». Крушение «железного занавеса».

Поделись с друзьями

Объективный анализ западных
достижений в сфере информационной революции, трезвый взгляд на положение дел у
нас и «у них» стал проявлением нового политического мышления. Возросла роль
средств массовой информации в развитии всех аспектов современных международных
отношений. Новое политическое мышление предусматривает развитие нового
направления в международных связях, контактах, движениях и прежде всего
требует отказаться от категорий старого политического мышления, которое
исходило из возможности решить международные проблемы с
помощью войн. Соответственно буржуазные средства массовой информации в условиях
«холодной войны» занимали позиции, самые откровенные с точки зрения защиты
этого старого мышления и пропаганды милитаризма. Милитаристская пропаганда была
важнейшим элементом психологической войны,
которая составляла основу курса буржуазных средств массовой информации и проявлялась
весьма наглядно особенно в условиях разрядки международной напряженности.
Достаточно напомнить семидесятые годы, когда мирные инициативы Советского
Союза встречались самым негативным образом буржуазной пропагандой, а в конце
70-х — в начале 80-х гг. обострение международной обстановки сопровождалось
резким ожесточением приемов и методов «холодной войны».

Новое политическое мышление одним из
своих важнейших элементов имеет преодоление менталитета «холодной войны», методов
психологической войны и в этом смысле требует отказа от прежних стереотипов,
прежде всего — от «образа врага». «Образ врага» создавался достаточно упорно и
последовательно буржуазной пропагандой, прежде всего американскими средствами
массовой информации. Он основывался на антикоммунистических и антисоветских
тезисах и положениях буржуазных средств массовой информации. Движение
сторонников мира обнажило опасность этого стереотипа. Состоявшиеся несколько
встреч советских и американских специалистов, посвященные проблеме — «Образ
врага»: как мы смотрим друг на друга», — показали, что в американских
средствах массовой информации, как и в средствах массовой информации многих
других западных стран, стереотип врага особенно живуч. Мало того, он оказывает
активное воздействие на массовое политическое сознание. Опросы общественного
мнения в начале 80-х гг. показывали, что значительное большинство американцев
считали Советский Союз своим главным врагом. В то же время аналогичные опросы,
проведенные в Советском Союзе, показывали, что весьма незначительное
большинство рассматривает Соединенные Штаты и американцев как «врага».

«Образ врага» в буржуазной
пропаганде, несомненно, является порождением «холодной войны». И в условиях нового
политического мышления важнейшее значение приобретает отказ от «образа врага»
и переход к «образу партнера». Если говорить об истории международных
информационных отношений, то такие изменения имели место. В качестве примера
можно сослаться на советско-финские отношения. Бесспорно, что в них в 30-е гг.
и начале 40-х гг. господствовал «образ врага». Финская буржуазная печать упорно
развивала этот образ. Об этом говорят многочисленные исследования финской
прессы 20-х, 30-х, начала 40-х гг., в частности, исследования карикатуры в ней.
Вместе с тем, в послевоенные 43 года ситуация радикально изменилась. Самые
правые газеты Финляндии, стоящие на весьма консервативных позициях, отказались
от «образа врага» и рассматривают Советский Союз как партнера, как соседа,
мирное сосуществование с которым не только необходимо, но и взаимовыгодно.

Эволюция образа советского человека в
финской буржуазной прессе, в средствах массовой информации страны в целом заслуживает
специального изучения. Но она доказывает, что изменения могут быть достигнуты.
Если мы проанализируем опыт Финляндии, то выяснится, что важнейшую роль в
изменении стереотипа советского человека сыграли, конечно, изменения в отношениях
между Советским Союзом и Финляндией. Линия Пааси- киви-Кекконена, видимо, была
решающим фактором, но существенную роль сыграли и сами средства массовой
информации.

Большой научный интерес представляет
более детальное, глубокое и основательное исследование этой проблемы.

Сегодня же стоит проблема
возможности, необходимости и желательности изменения образа Советского Союза в
средствах массовой информации Соединенных Штатов Америки, переход в
международных информационных отношениях между СССР и США от стилистики
конфронтации, языка военных оценок к языку сотрудничества и трезвого реализма.
Какие здесь возможности, какова исходная позиция?

students-library.com

от события к образу – тема научной статьи по истории и историческим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

linin. - M.: Voenizdat, 1958. - 622 p.

6. Goryaeva T. Kill a German. The enemy's image in the Soviet propaganda / T.Goryaeva // Rodina. - 2002. - Vol. 10. - P. 41-44.

7. Soviet propaganda during the Great Patriotic War: "belief's communication" and mobilization mechanisms / Authors -compilers A.Y. Livshin, I.B. Orlov. - M.:ROSSPEN, 2007. - 806 p.

8. Russian State Archive for Socio-Political History ( further RGASPI). - F.17. - F. 145. - Des.125.

9. Donetsk State Archive. - F.R-2258. - Des.1, 2

10. Dovzhenko A. "Writing, separated from my people" / A. Dovzhenko // Ogonek. - 1989. - Vol.19. - P.10-13.

11. Star and swastika: Bolshevism and the Russian Fascism / Edit.-comp. S.Kuleshov. - M.: Pub-lish.center "Terra", 1994. - 316 p.

12. RGASPI. - F.17. - F. 145. - Des. 125.

13. Of obedience GPUKA December 10, 1941 // Rodina. - 1991. Vol. 6-7. - P. 75-76.

14. Grinevich V.A. About the history of formation and politico-ideological significance of national anthems of the USSR and the USSR / V. Grinevich // The problems of Ukrainian history: facts, judgments, searches. - K., 2003. - Vol.9.

А.Г. Колесникова

канд. ист. наук, преподаватель, ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

«ОБРАЗ ВРАГА» В СОВЕТСКОЙ ПРОПАГАНДЕ ПЕРИОДА «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»:

ОТ СОБЫТИЯ К ОБРАЗУ

Аннотация. В данной статье рассматривается то, каким образом советская пропаганда формировала, обновляла и использовала образ врага периода «холодной войны», внедряя его через средства массовой информации и массовое искусство в сознание советского общества.

Ключевые слова: «холодная война», образ врага, пропаганда.

A.G. Kolesnikova, Russian State University for the humanities

IMAGE OF THE ENEMY IN SOVIET PROPAGANDA OF THE PERIOD OF "COLD WAR": FROM

THE EVENT TO IMAGE

Abstract. The text of abstract the way soviet propaganda has formed, innovated and used image of the "cold war - enemy", inculcated it through the mass media and art in consciousness of the soviet society.

Keywords: "cold war", image of the enemy, propaganda.

История «холодной войны» в последнее годы привлекает к себе пристальное внимание исследователей. Эта эпоха породила множество действующих мифов в советском искусстве и в общественном сознании, до сих пор не имеющих однозначного толкования. Отношения главных «действующих лиц»: СССР и стран социалистического лагеря и стран Запада во главе с США - сегодня находятся в центре внимания специалистов историков, политологов, культурологов и социологов.

Говоря о «холодной войне», как о явлении глобальном, растянувшимся на несколько десятилетий, следует изучать его как конфликт идеологический, происходивший без непосредственного военного столкновения основных противников (СССР и США), однако носящий некоторые черты военного. Как правило, в нагнетании нацио-

нальной неприязни участвуют органы пропаганды каждого государства, используя весь обширный инструментарий средств массовой информации и функциональные способности общественных институтов. Для ведения любой войны необходима слаженная и напряженная работа всех слоев общества, поэтому объективной необходимостью является «корректировка» представлений о потенциальном противнике; образ врага приобретает негативную окраску, искусственно трансформируется в идеологему, понятную «человеку толпы» [7, с. 13].

Внедрение в общественное сознание искусственных представлений о противнике, сконструированных государственными структурами, может происходить как во время военных действий, так и загодя, ориентируясь на потенциальных противников. Так и произошло в эпоху «холодной войны»: пропаганда двух полярных идеолого-политических систем (стран Западной Европы и США и стран Варшавского договора и СССР) актуализировала негативные представления, неадекватный национальный имидж своих противников.

Советская пресса 1945-1946 гг. создавала образ США - союзника, друга, активного члена антигитлеровской коалиции. «В газетах и журналах публиковались статьи о митингах советско-американской дружбы, о создании русского университета при Колумбийском Университете, о работе Американо-Советского Медицинского, Музыкального, Научного обществ, о проведении в Москве выставки «Изобразительное искусство США», об издании в США журнала «Советская Россия сегодня», о концертах американской музыки в СССР» [6]. В советской киносети демонстрировались американские художественные фильмы.

Можно говорить о том, что антиамериканские настроения в этот период еще не достигли критической точки. «В политических кругах обеих стран, при этом, без афиширования разрабатывались иные принципы взаимоотношений. Их проявлением были «длинная телеграмма» временного поверенного в делах США в СССР Дж. Кеннана, речь У.Черчилля в Фултоне и аналитический обзор «Внешняя политика США в послевоенное время» посла СССР в США Н. Новикова. Становилось ясно, что история антигитлеровской коалиции закончилась. Военный союз не перерос в союз в мирное время» [6]. В печати все чаще стали появляться статьи и комментарии международных событий, в которых США и страны Западной Европы обвинялись в антисоветских настроениях; внешняя политика США характеризовалась как «представляющая серьезную угрозу миру и всеобщей безопасности»

Таким образом, вскоре после окончания второй мировой войны (в период которой основной противник был общий - нацистская Германия) бывшие союзники по антигитлеровской коалиции в связи с нарастающим отчуждением и постепенной поляризацией мирового сообщества (предтеча «холодной войны») стали формировать новый образ врага. Сначала Черчилль заговорил в г. Фултоне (март 1946 г.) о «железном занавесе» и «полицейском режиме» в странах, где не соблюдаются принципы демократии. Затем, тот же образец жесткости продемонстрировал И.Сталин в интервью газете «Правда», назвав недавнего союзника поджигателем войны.

Антисоветская и антизападная пропагандистские машины стали набирать обороты. В СССР актуализация нового образа врага проходила в канве следующих понятий: «западный образ жизни», «американский империализм», «звериный оскал капита-

лизма», «американская военщина», «реакционные круги западных стран», «расовая дискриминация», «наследники Гитлера» и др. Со времен Великой Отечественной войны в произведениях искусства (в литературе, кинематографе, карикатуристике) остались элементы образа немца-фашиста как врага. В системе образа врага «холодной войны» нашлось место и «немецкому элементу», который представлен типажами бывших нацистов, эсэсовцев.

После 1953 года начался процесс демифологизации исторически изживших себя образов внутреннего врага, который растянулся до 1980-х годов. Вместе с тем, на протяжении всего этого периода отдельные элементы образа врага продолжали использоваться органами советской пропаганды под контролем спецслужб: диссидент, инакомыслящий, бывший пособник фашистов на оккупированных территориях в период Великой Отечественной войны, агент влияния и, наконец, «отдельный несознательный гражданин, имеющий пережитки капитализма в сознании».

Что же касается образа внешнего врага периода «холодной войны», то постоянные конфликты супердержав (СССР и США) способствовали его сохранению и в официальной советской пропаганде, и в массовом сознании вплоть до «перестройки», изменившей идеологический климат в стране. В начале 1947 г. в периодической печати появляются статьи, обращающие внимание на негативные стороны жизни в США. Появляются карикатуры (Б. Ефимов, Кукрыниксы) о росте преступности и непомерном налоговом бремени в США, о расовой дискриминации (притеснение негров и потомков индейцев), о «городах-помойках, кишащих крысами», о продажности американской прессы [6]. Тон советской прессы резко изменился, стали более жесткими оценки политики США. С 1948 года объектом непрекращающейся критики стала не только внешняя и внутренняя политика США, но и буржуазная культура стран Запада, которая, по утверждению советской пропаганды, находилась в состоянии деградации и служила исключительно интересам империализма. В средствах массовой информации появляются статьи и репортажи, где выводится сравнение американской политики с политикой нацистской Германии [6].

Немало сил было брошено и на создание негативного образа США и его союзников в Европе в советском искусстве. В сознание советских людей посредством таких инструментов долговременной пропаганды как художественная литература, кинематограф, театральные постановки, вкладывался образ врага, идейно далекого, безжалостного, бескомпромиссного, с которым невозможны были какие-либо контакты.

Нельзя однозначно оценивать период «оттепели», связанный с новыми ориентирами внутренней и внешней политики Н.С. Хрущева. Характер «оттепели» был противоречивым. С одной стороны, декларировался принцип «мирного сосуществования двух разных социальных систем», который подразумевал необходимость нормализации отношений с Западом и совместное урегулирование ряда проблем (контроль над обычными и ядерными вооружениями, предотвращение новой мировой войны, германский вопрос и др.). «У нас и у правящих кругов капиталистических стран разные взгляды, разные мировоззрения. Мы никогда не откажемся от своих взглядов и не тешим себя иллюзиями, что наши классовые противники изменят свою идеологию. Но это не значит, что из-за различия во взглядах мы должны вести войну» [1, с. 81], - говорил в своем докладе XXI съезду КПСС Н.С. Хрущев.

С другой стороны, партийные и государственные деятели с трибуны съездов призывали «держать порох сухим»: декларировалось, что мирное сосуществование не отменяет идеологической борьбы, а лишь расширяет поле для её ведения; кроме того, считалось, что пока страны капитализма не пойдут на уступки и компромиссы в международных делах, нет смысла ослаблять альтернативные виды вооружений (тактическое и стратегическое ядерное оружие и средства его доставки) как СССР, так и стран социализма. Так, маршал Р. Я. Малиновский на XXI Съезде партии высказался более чем однозначно: «Пока империалистические державы будут придерживаться во внешней политике такого курса, угрожать нам силой, войной, мы будем вынуждены затрачивать необходимые силы и средства для защиты Советской отчизны»[2, с. 122-123].

Н.С. Хрущев в своем докладе на XXII Съезде КПСС замечал: «Перевооружение советской армии ракетно-ядерной техникой полностью завершено. Теперь империалисты уже не смогут безнаказанно вести военный шантаж против миролюбивых стран: в руках советского народа атомное и водородное оружие надежно служат делу мира» [3, с. 56]. Что касается внутренней политики, то одновременно с широко развернувшейся идейной критикой культа личности И. В. Сталина, подобная же критика в адрес органов внутренних дел и государственной безопасности так и не прозвучала. МВД и КГБ по-прежнему оставались главным орудием принуждения советского государства и, конечно, основной силой, противостоящей деятельности западных разведок. Несмотря на стремление к смягчению международных противоречий, отношения между спецслужбами СССР и ряда западных стран (во главе с США) оставались по-военному сложными. Это можно проиллюстрировать выдержкой из речи А. Н. Шелепина: «Идеологи империализма открыто провозглашают, что в борьбе за мировое господство подрывная деятельность их разведок призвана сыграть видную роль. Правящие круги империалистических держав активно используют разведывательные органы в своей внешней политике, придавая ей все более зловещий и провокационный характер. Органы КГБ сосредотачивают свои главные усилия на разоблачении и решительном пресечении действий вражеских разведок. Эта борьба станет тем успешнее, чем выше будет бдительность советских людей» [5, с. 400]. То есть, несмотря на общий курс КПСС, направленный на улучшение отношений с Западом, все военные силы и спецслужбы были в состоянии полной боевой готовности.

Это же касается, безусловно, и советской культуры и искусства в период «оттепели»: рамки свободы творчества ограничивались не только принципом «тесной связи литературы и искусства с жизнью народа», но и необходимостью даже в этой области противостоять капиталистической системе. Ярким примером тому служит выдержка из речи министра культуры Е. А. Фурцевой на XXI Съезде КПСС: «Вопросы идеологической работы приобретают в современных условиях важное значение еще и потому, что нам приходится, и в будущем придется, вести борьбу против идеологических диверсий империализма. Надо вести решительную борьбу против проникновения в среду советских людей чуждых нам взглядов и идей. Пропаганда и агитация, радио и телевидение, литература, музыка и живопись, театр и кино - все средства воспитательной работы должны быть отточены и приведены в действие» [5, с. 265]. Таким образом, искусство этого периода как инструмент коммунистической пропаганды воспринимается партией в качестве основного оружия в идеологических битвах «холодной войны».

По мере нарастания противоречий между СССР и странами Запада, которые выразились в таких внешнеполитических событиях как Берлинский и Карибский («ракетный») кризисы 1961 и 1962 гг., инцидент с американским разведывательным самолетом У-2, пилотируемым Ф.Г. Пауэрсом и сбитым советской ракетой над территорией СССР, в советском искусстве и в частности в художественном кинематографе появляются новые категории образа внешнего врага; этому способствуют также усилившийся конфликт разведслужб, «шпионские игры» и взаимная «охота на ведьм». Соответственно эти события порождают новые структурные элементы образа, которые активно используются в детективно-приключенческих фильмах.

1970-е гг. характеризуются наступившей разрядкой в международных отношениях. Это был период относительно мирной политики двух блоков, содержанием которой являлся переход к частым контактам, культурное сотрудничество, межгосударственные консультации, заключение ряда важнейших внешнеполитических договоров и соглашений, направленных на усиление процессов интеграции между странами Запада и СССР - это основополагающий политический документ «Основы взаимоотношений между СССР и США» (29 мая 1972 г.), Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1) (26 мая 1972 г.). Венцом разрядки стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Потепление в международных отношениях отразилось как на советском искусстве, так и на кинематографе. В частности - с 1972 г. по 1978 г. в СССР на экраны вышло всего несколько фильмов, где присутствовали в полном объеме элементы образа врага, характерные для игровых фильмов более раннего периода.

С вводом советских войск в Афганистан в 1979 г. разрядка в международных отношениях сменилась очередной напряженностью. Вновь обостряются противоречия между двумя политическими блоками, выстраивается политика, которую можно назвать доктриной «симметричных военных ответов»: в ответ на ввод советских войск для оказания помощи новому афганскому правительству Б. Кармаля США в лице НАТО выразило готовность разместить свои ракетные базы в ряде стран Западной Европы.

«Говоря о европейских делах, нельзя обойти молчанием и тот факт, что появились новые серьезные опасности для мира в Европе. Речь идет, прежде всего, о решении НАТО разместить новые американские ракетно-ядерные средства. Это решение - не «ответ» на мнимый советский вызов, не обычная модернизация арсенала, как утверждают на западе. Налицо явное намерение изменить в пользу НАТО сложившийся военный баланс в Европе» [4, с. 42], - так комментирует это Л. И. Брежнев на XXVI Съезде Коммунистической партии Советского союза. Кроме того, руководитель КПСС отмечает, что советские органы пропаганды, средства массовой информации, литература и искусство должны стать главным оружием коммунизма в период обострения международной обстановки, давать идейный отпор буржуазному искусству.

В начале 1980-х гг. вновь появляется значительное количество произведений искусства, в частности игровых фильмов, в которых легко выявить образ врага «холодной войны».

Таким образом, «холодная война» развивалась от разрядки к конфронтации, в связи с этим изменялся и образ врага. Элементы образа врага актуализировались в периоды обострения международной обстановки и, наоборот, сглаживались и блекли при нормализации отно-

шений со странами Запада. Деятельность советской пропаганды основывалась на тех идеологических построениях, которые формулировала и декларировала Коммунистическая партия Советского Союза и её лидеры. Принцип партийности советского искусства прочно связывал его развитие с коммунистической идеологией, превращал театр, кино, литературу в важнейшее оружие органов пропаганды советского государства. Образ врага, создаваемый средствами массовой информации и массового искусства можно считать частью пропагандистской политики советского государства, направленной, главным образом, на собственное население. В образ врага посредством художественной литературы, игрового кино, театрального искусства и плакатного жанра вносились новые элементы, соответствующие исторической ситуации и «адекватные» идеологической политике СССР, и изымались те элементы, которые уже не могли быть средством эффективной пропаганды в советском обществе.

Список литературы:

1. Внеочередной XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. - М.: Госполитиздат, 1959. - Т. 1. - 592 с.

2. Внеочередной XXI съезд Коммунистической партии Советского союза. Стенографический отчет. - М.: Госполитиздат, 1959. - Т. 2.- 616 с.

3. XXII съезд Коммунистической партии Советского союза. Стенографический отчет. - М.: Госполитиздат, 1962. - Т. 1- 608 с.

4. XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. - М. : Госполитиздат, 1962. - Т. 2- 608 с.

5. XXVI съезд Коммунистической партии Советского союза. Стенографический отчет. - М.: Госполитиздат, 1981. - Т. 1- 382 с.

6. Николаева Н.И. Новый образ США. Изменения в советской политике и пропаганде в 1947-48 гг. (http://psyfactor.org/lib/propaganda16.htm)

7. Сенявская Е.С. Противники России в войнах XX века: Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества. - М.: РОССПЭН, 2006. - 287 с.

List of references:

1. Extraordinary XXI congress of Communist Party of the Soviet Union. Verbatim report. - M.: Go-spolitizdat, 1959. - V.1. - 592 p.

2. Extraordinary XXI congress of Communist Party of the Soviet Union. Verbatim report. - M.: Go-spolitizdat, 1959. - V. 2. - 616 p.

3. XXII congress of Communist Party of the Soviet Union. Verbatim report. - M.: Gospolitizdat, 1962. - V. 1. - 608 p.

4. . XXII congress of Communist Party of the Soviet Union. Verbatim report. - M.: Gospolitizdat, 1962. - V. 2. - 608 p.

5. XXVI congress of Communist Party of the Soviet Union. Verbatim report. - M.: Gospolitizdat, 1981. - V 1. - 382 p.

6. Nikolaeva N. I. The new image of USA. The changes in soviet policy and propaganda in 1947 -48. (http://psyfactor.org/lib/propaganda16.htm)

7. Senyavskaya E.S. The enemies of Russia in XXth century wars: The evolution of enemy's image in the army and mass consciousness. M.: ROSSPEN, 2006. - 287 p.

cyberleninka.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *