Содержание

11 сентября 2001 года. Что произошло, кто погиб и какие были последствия

  • Патрик Джексон
  • BBC News

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Автор фото, Getty Images

Во вторник, 11 сентября 2001 года, террористы захватили американские пассажирские лайнеры и протаранили на них два небоскреба в Нью-Йорке. Погибли три тысячи человек.

Этот теракт стал одним из самых трагических и знаковых событий современности не только для американцев, но и для всего мира.

  • 11 сентября: их жизнь так и не стала прежней

По каким целям был нанесен удар?

Небольшие группы угонщиков-самоубийц одновременно захватили в воздухе над восточным побережьем США четыре пассажирских лайнера.

Они превратили эти самолеты в гигантские управляемые бомбы, которыми рассчитывали поразить символически важные здания в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Два лайнера протаранили башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

Первый врезался в Северную башню в 08:46 утра по местному времени. Второй — в Южную башню в 09:03 утра.

В башнях вспыхнул пожар, отрезав путь к спасению людям на верхних этажах. Меньше чем через два часа оба 110-этажных небоскреба рухнули.

В 09:37 утра третий лайнер врезался в западный фасад Пентагона — огромного здания министерства обороны США рядом со столицей, Вашингтоном.

В четвертом самолете пассажиры оказали сопротивление захватчикам, и в 10:03 он упал в поле в штате Пенсильвания. Предполагается, что этот лайнер должен был таранить здание Капитолия в Вашингтоне.

  • Теракты 11 сентября минута за минутой. День, навсегда изменивший мир

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Тем, кто был вблизи башен-близнецов, в момент их обрушения пришлось спасаться бегством

Сколько человек погибло?

Погибли 2977 человек (не считая 19 угонщиков-камикадзе), большинство — в башнях-близнецах в Нью-Йорке.

На борту четырех самолетов находились в сумме 246 пассажиров и членов экипажа. Все погибли.

В башнях-близнецах погибли на месте или умерли от ран 2606 человек.

В здании Пентагона погибли 125 человек.

Самой юной из погибших была двухлетняя Кристин Ли Хэнсон, которая летела на одном из самолетов с папой и мамой, Питером и Сью.

Самым пожилым оказался 82-летний Роберт Нортон — он с женой Жаклин тоже был пассажиром одного из лайнеров.

Когда самолеты таранили башни Всемирного торгового центра, в них находились примерно 17400 человек. В Северной башне никто из тех, кто был на этажах выше места удара, не выжил. В Южной башне 18 человек с этажей выше места удара смогли спастись.

Среди погибших — граждане 77 стран. Нью-Йорк потерял в крушении башен 441 сотрудника экстренных служб.

Тысячи были ранены или серьезно пострадали от последствий теракта.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Мы вели за собой, а не поддались панике». Капитаны о спасении людей 11 сентября

Кто организовал и осуществил эту акцию?

Акцию спланировали, находясь в Афганистане, лидеры сетевой организации исламских экстремистов «Аль-Каида»; Афганистан тогда был под контролем талибов («Аль-Каида»и «Талибан» признаны террористическими организациями и запрещены в России).

«Аль-Каида» во главе с саудовцем Усамой бен Ладеном обвиняла США и их союзников в разжигании конфликтов в исламском мире.

Непосредственными исполнителями стали 19 человек: три группы по пять и одна группа из четырех человек (на том лайнере, что упал в Пенсильвании).

В каждой группе был человек, умеющий управлять самолетом. Все они прошли курсы обучения в частных летных школах в США.

15 из 19 исполнителей были земляками бен Ладена из Саудовской Аравии, двое — из Объединенных Арабских Эмиратов, один — из Египта, один — из Ливана.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Руины башен-близнецов и окрестных зданий

Как ответили США?

Меньше чем через месяц после терактов США с союзниками по инициативе президента Джорджа Буша-младшего начали вторжение в Афганистан. Первоначальными целями были уничтожение «Аль-Каиды» и поимка Усамы бен Ладена.

Бен Ладена, однако, нашли и убили только в 2011 году, и не в Афганистане, а в Пакистане.

Уроженец Кувейта Халид Шейх Мохаммед, которого США обвиняют в непосредственном планировании терактов 11 сентября, был арестован в Пакистане в 2003 году и с тех пор содержится в тюрьме на американской базе Гуантанамо на Кубе, где все еще ждет суда.

«Аль-Каида», как говорят спецслужбы, до сих пор жива. Сильнее всего она сейчас в Африке, но ее члены присутствуют и в Афганистане. С уходом США после 20-летней военной кампании из Афганистана многие опасаются, что исламистская сеть снова активизируется под крылом талибов.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Фотографии погибших собраны в музее на месте трагедии 11 сентября 2001 года

Последствия нападений 11 сентября 2001 г.

После 11 сентября во всем мире были ужесточены правила безопасности на авиатранспорте.

Завалы на месте башен-близнецов разбирали восемь месяцев. Уже в 2006-2013 годах там построили новую башню Всемирного торгового центра, причем она намного выше башен-близнецов (541 против 415 метров) и это сейчас самое высокое здание в США.

Кроме того, на этом месте устроили мемориал и музей.

Восстановление разрушенной части Пентагона заняло всего год.

Фильм доступен для просмотра только на территории России, Украины, Армении, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана.

Теракты 11 сентября минута за минутой. День, навсегда изменивший мир

  • Ана Паис и Сесилия Томбеси
  • Испаноязычная служба Би-би-си

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Последствия атак 11 сентября 2001 года ощущаются по сей день

Двадцать лет назад мир изменился. 11 сентября 2001 года четыре захваченных самолета врезались в два здания в США, символизирующих экономическую, политическую и военную мощь страны.

Нападения 11 сентября, в результате которых погибли 2996 человек, остаются крупнейшей террористической атакой на территории США, и ее последствия ощущаются по сей день.

Именно после них США начали так называемую «войну с террором», в ходе которых вторглись в Афганистан и Ирак.

Целое поколение американцев, да и не только, до сих пор точно помнит, где они были и что делали, когда услышали о нападениях в тот день.

Вот как в то утро в течение 149 минут разворачивались события, изменившие мир.

07:59

Рейс 11 American Airlines (AA11) вылетает из международного аэропорта Логан в Бостоне в Лос-Анджелес с максимальной загрузкой. На борту также находятся пилот, второй пилот и девять бортпроводников.

Среди 81 пассажира — пять угонщиков во главе с египтянином Мохамедом Аттой.

План нападения начинает реализовываться.

Его разработали пятью годами ранее на базе «Аль-Каиды» (организация запрещена в России) в Афганистане.

Идея принадлежит пакистанскому боевику Халиду Шейху Мохаммеду. Ему пришло в голову обучить исламистов навыкам пилотирования, чтобы они могли захватить самолет и использовать его в качестве управляемой ракеты.

Подпись к фото,

Халид Шейх Мохаммед и лидер «Аль-Каиды» Усама бин Ладен — вдохновители терактов 11 сентября

План одобрил лидер «Аль-Каиды», саудовский миллионер, уже попавший в поле зрения американских спецслужб и ставший впоследствии самым разыскиваемым человеком в мире: Усама бин Ладен.

08:14

Из другого терминала того же аэропорта в Бостоне в Лос-Анджелес также вылетает рейс 175 United Airlines (UA175) с девятью членами экипажа и 56 пассажирами на борту.

Пятеро из них — угонщики.

В это же время на рейсе AA11 угонщикам удается проникнуть в кабину экипажа и взять под контроль первый самолет.

Сначала два бортпроводника получают ножевые ранения, вероятно, от угонщиков, летевших первым классом. Затем Атта, единственный из захватчиков, умеющий управлять самолетом, направляется туда из бизнес-класса в сопровождении другого угонщика. Еще один убивает пассажира, Дэниела Левина.

Левин четыре года служил в израильской армии и сидел прямо за Аттой. Считается, что он был убит при попытке предотвратить угон.

Так же, как и в других угнанных самолетах, остальная часть экипажа и пассажиры вынуждены переместиться в заднюю часть салона. У боевиков «Аль-Каиды» газовые баллончики, и они угрожают пассажирам бомбой, которой, как считается, у них никогда не было.

Стюардессе Бетти Онг удается связаться с центром бронирования American Airlines и предупредить их о том, что рейс AA11, возможно, угнан.

08:20

Рейс 77 (AA77) American Airlines вылетает из международного аэропорта Вашингтон-Даллес в Вашингтоне, округ Колумбия, с шестью членами экипажа и 58 пассажирами, включая пять угонщиков.

Пункт назначения — также Лос-Анджелес.

Это не случайно: четыре захваченных рейса должны совершить перелет от одного побережья к другому, при этом они загружены десятками тысяч (до 43 000) литров топлива.

В руках угонщиков самолеты превращаются в управляемые ракеты.

08:24

Атта пытается связаться с пассажирами, но нажимает не на ту кнопку и по ошибке передает новость об угоне авиадиспетчерам в Бостоне.

Он сообщает, что был угнан не один, а несколько самолетов.

В замешательстве авиадиспетчер пытается понять, что происходит, но второе сообщение от Атты не оставляет места для сомнений: рейс AA11 угнан.

К тому времени злоумышленники уже отключили транспондер самолета — устройство, которое помогает авиадиспетчерам идентифицировать каждый самолет и определять его курс, скорость и высоту.

Это затрудняет поиск самолета.

Новости об угоне самолета начинают путешествовать по инстанциям в Федеральном управлении гражданской авиации США (FAA), правительственном агентстве по управлению воздушным движением.

Проходит больше получаса, прежде чем официальные лица FAA и авиакомпании наконец понимают истинный смысл слов Атты: «У нас есть несколько самолетов».

Между тем, авиарейсы по всей стране взлетают, как обычно. Среди них — четвертый и последний самолет, захваченный в тот день.

08:42

Рейс 93 (UA93) United Airlines вылетает из международного аэропорта Ньюарка в Нью-Джерси и направляется в Сан-Франциско.

Он должен был вылететь в 8:00, но утром аэропорт загружен, и вылет задерживается.

Этот самолет не достигнет намеченной цели, и считается, что эта задержка тоже сыграла свою роль.

Но есть еще один решающий фактор. Рейс отправляется с семью членами экипажа и 37 пассажирами, четверо из которых являются угонщиками — в отличие от трех других самолетов, где их было пятеро.

В то время, когда UA93 совершает взлет, второй самолет — UA175 — захвачен в воздухе.

08:44

Через полчаса после угона AA11 находится в небе над Нью-Йорком.

Небо безоблачно, других самолетов поблизости нет: авиадиспетчеры считают, что рейс направляется в международный аэропорт Джона Ф. Кеннеди, и просят другие самолеты дать ему дорогу.

Несмотря на риск, бортпроводница Мэдлин Суини сообщает обо всех изменениях менеджеру службы полетов American Airlines Майклу Вудворду в течение примерно 15 минут с телефона, расположенного в хвостовой части самолета.

Рейс AA11 начинает снижаться, но не направляется в аэропорт JFK. «Что-то не так. Мы стремительно спускаемся», — говорит Суини.

Вудворд просит Суини выглянуть в окно и попытаться определить, где находится самолет.

Суини говорит: «Мы летим низко. Очень, очень низко. Мы летим слишком низко».

Спустя несколько секунд: «Боже мой, мы летим слишком низко!»

Связь обрывается.

08:46

Рейс AA11 врезается в Северную башню, одну из башен-близнецов Всемирного торгового центра, 110-этажное здание, в течение трех десятилетий бывшее неотъемлемой частью силуэта Нью-Йорка.

Никто ничего не понимает.

Констанс Лабетти находится на 99-м этаже Южной башни, когда видит приближающийся первый самолет.

«Я оцепенела. Я не двигалась. Я не могла двигаться, — говорит она. — Я видела, как самолет подлетает все ближе и ближе. Я видела буквы «АА» на его хвосте и тонированные стекла кабины. Вот как близко я находилась».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Северная башня Всемирного торгового центра после удара

Удар по Северной башне прозвучал как рев, говорит Лабетти: «На мгновение, только в этот момент, я почти вздохнула с облегчением, пока не поняла… что все те люди в башне погибли».

Удар приходится на секцию с 93-го по 99-й этажи здания, мгновенно убивая сотни людей.

В результате удара все ведущие вверх лестницы, начиная с 92-го этажа, оказались недоступны. Еще сотни людей попали в ловушку.

Во время крушения топливо из самолета взрывается огненным шаром, который разрушает по крайней мере один набор лифтов и достигает нижних этажей, в том числе вестибюль на Уэст-стрит, и проникает на четыре этажа под землей.

В некоторых местах температура достигает 1000°C, и густой черный дым окутывает верхние этажи не только Северной, но и Южной башни.

Система внутренней связи передает приказы оставаться на местах, но начальник Лабетти в Aon Corporation, Рон Фацио, приказывает всем немедленно покинуть здание по лестнице.

Это решение спасет десятки людей.

  • От талибов — к талибам. История терактов 11 сентября и войны США с мировым терроризмом

08:47

Президент США Джордж Буш собирается войти в класс начальной школы имени Эммы Э. Букер в Сарасоте, штат Флорида. Ему сообщают, что «небольшой двухмоторный винтовой самолет» врезался в одну из башен-близнецов.

Бушу говорят, что никакой дополнительной информации пока нет, и он входит в класс и начинает общаться с детьми.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Президенту Бушу сначала сказали, что в здание врезался небольшой самолет

Хотя FAA уже 20 минут известно об угоне первого самолета, нет никаких сведений о том, чтобы какое-либо другое агентство в Вашингтоне было об этом проинформировано.

Белый дом тоже об этом не знает.

Вице-президент Дик Чейни слышит новости по телевидению, и его реакция напоминает реакцию миллионов людей во всем мире: «Как, черт возьми, самолет мог врезаться во Всемирный торговый центр?»

Примерно в это же время угонщики берут под контроль третий самолет — рейс AA77.

08:56

Через десять минут после первого удара на верхних этажах Северной башни остается совсем немного мест, где можно укрыться от огня и дыма.

Некоторые выпадают — или выпрыгивают — из разбитых окон и разбиваются, падая с трехсотметровой высоты.

Трагедия принимает новое измерение.

09:01

В центре управления воздушным движением FAA в Нью-Йорке полный хаос. Второму самолету, рейсу UA175 удается беспрепятственно пролететь в небе над городом несмотря на то, что его транспондер не был отключен, а сам самолет заметно отклонился от курса.

К тому времени, когда информация о возможном новом угоне достигает FAA, действовать уже слишком поздно.

09:03

UA175 врезается в Южную башню Всемирного торгового центра, пробивая стену между 77-м и 85-м этажами.

После первого удара прошло всего 17 минут.

На земле разворачивается крупнейшая спасательная операция в истории Нью-Йорка.

Констанс Лабетти все еще спускается по лестнице, когда самолет врезается в Южную башню.

«Думаю, я добралась до 72-го или 75-го этажа, когда мы услышали — мы почувствовали и услышали — громкий шум. И люди с лестницы начинают падать вниз, — рассказывает она в своем официальном свидетельстве о событиях 11 сентября. — Было ощущение, что кто-то взял здание, встряхнул его и поставил на место. Я крепко держалась за перила, поэтому не упала, но многие катились по лестнице вниз».

Лабетти продолжает спускаться вниз, полагая, что Северная башня обрушилась на их здание.

Однако миллионы людей у телеэкранов уже знают, что второй самолет врезался в Южную башню, где находится Констанс Лабетти.

Речи о возможном несчастном случае уже не идет.

В отличие от первого самолета UA175 перед ударом немного опускает нос вниз, поэтому часть перекрытий сохраняется.

Одна из лестниц тоже остается доступной, по крайней мере, с 91 этажа вниз, но спускаться по ней непросто. Огонь, дым, темнота и резкий запах авиационного топлива затрудняют эвакуацию.

Существует и еще одна проблема: службы экстренной помощи не успевают отвечать на поступающие звонки и советуют людям оставаться на месте до прибытия спасателей, независимо от того, находятся ли они выше или ниже места удара и могут ли эвакуироваться самостоятельно.

  • 11 сентября 2001 года. Что произошло, кто погиб и какие были последствия

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Обрушение Северной башни Всемирного торгового центра

Цифры разнятся, но похоже, что не более пары десятков выживших в Южной башне смогли выбраться из зоны удара или с лежащих над ней этажей.

09:05

Буш все еще сидит перед первоклассниками. Глава администрации Белого дома Эндрю Кард шепчет ему на ухо новость о втором крушении самолета в башни-близнецы.

Президент остается сидеть, слегка кивая и поджимая губы.

«Во время кризиса действительно важно задать тон, а не паниковать. Поэтому я дождался подходящего момента, чтобы покинуть класс, — рассказывает впоследствии Буш Би-би-си в документальном фильме «11 сентября: в президентском штабе». — Я не хотел делать ничего драматичного, не хотел вскочить со стула и напугать класс, полный детей, поэтому пришлось подождать».

Автор фото, Reuters

09:24

Вскоре после второго крушения American Airlines и United Airlines принимают решение запретить своим самолетам подниматься в воздух.

Эд Баллинджер, авиадиспетчер United Airlines с более чем 40-летним опытом, решает пойти еще дальше и выдает предупреждения всем рейсам, с которыми работает.

Один из них — рейс UA93. Через несколько минут будет захвачен и он.

«Остерегайтесь любого вторжения в кабину. Два самолета ударили во Всемирный торговый центр», — говорится в коротком сообщении Баллинджера.

Сбитый с толку пилот Джейсон Даль отвечает: «Эд, подтвердите последнее сообщение, пожалуйста, Джейсон».

Ответ приходит слишком поздно.

Баллинджер и сегодня сожалеет о том, что, возможно, его сообщение не было достаточно ясным.

09:28

Рейс UA93 подает сигнал бедствия. На фоне громкой возни слышен голос капитана или второго пилота.

Сигнал бедствия принимают авиадиспетчеры в Кливленде, штат Огайо, но они уже ничего не могут поделать — самолет захвачен.

Угон UA93 начинается через 46 минут после взлета, а не через полчаса, как в остальных трех случаях. Это дополнительное время и 42-минутная задержка вылета решают судьбу рейса.

Во главе с Зиадом Джаррой, гражданином Ливана, злоумышленники повторяют свою тактику: угрожают пассажирам бомбой на борту и утверждают, что собираются развернуть самолет обратно в аэропорт, одновременно перемещая всех в заднюю часть салона.

Из хвостовой части самолета люди начинают звонить своим близким с мобильных телефонов и телефонов самолета. Некоторые говорят, что угонщиков, похоже, эти звонки не беспокоят.

Всего с борта UA93 сделано не менее 37 звонков.

Так пассажиры узнают об атаках в Нью-Йорке и о том, что их ожидает, если они не начнут действовать.

09:34

В Министерстве юстиции в Вашингтоне официальные лица уже знают, что угнан третий самолет.

Генеральный солиситор Теодор Олсон узнает новость от своей жены Барбары, которая летела рейсом AA77.

Позже Олсон вспоминает, что она сказала ему: «Что мне сказать пилоту? Что я могу сказать пилоту?» перед тем, как связь оборвалась.

FAA пытается определить местонахождение самолета в течение получаса, но транспондер самолета отключен.

Чиновники решают сообщить об этом военным.

«Мы также потеряли АА77», — сообщает центр FAA в Вашингтоне Североамериканскому командованию воздушно-космической обороны (NORAD), которое отвечает за защиту воздушного пространства США.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Табло прибытия в аэропорту Лос-Анджелеса заполняется знаками «рейс отменен» по мере того, как происходят атаки

Официальные лица в аэропорту Рональда Рейгана в Вашингтоне информируют Секретную службу США о том, что неопознанный самолет направляется в сторону Белого дома.

Вице-президента страны отправляют в подземный бункер.

Но затем самолет разворачивается на 330 градусов.

Он уже не направляется к Белому дому или зданию Капитолия: он направляется к Пентагону, который находится всего в 8 километрах, на максимальной скорости — 850 км/час.

09:37

AA77 врезается в западную стену Пентагона. Огненный шар поднимается на 60 метров над крышей.

Жертвами взрыва становятся все 64 человека на борту и 125 человек в штабе Министерства обороны.

Еще десятки получают серьезные травмы.

Новостные каналы сосредотачивают все внимание на драматических событиях, разворачивающихся в башнях-близнецах, катастрофа в Пентагоне отходит на второй план.

Но президент Буш переживает ее по-другому.

По его словам, именно в этот момент он понимает, что страна находится в состоянии войны.

«Первый самолет мог быть аварией. Второй определенно был нападением. Третий был объявлением войны», — рассказывает об этом впоследствии Буш.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

На борту рейса AA77 не выжил никто. Десятки людей погибли и в здании Пентагона

09:42

После атаки на Пентагон FAA принимает беспрецедентное решение и приказывает всем коммерческим рейсам немедленно приземляться в ближайшем аэропорту.

На земле оказываются около четырех с половиной тысяч человек.

Но один самолет все еще находится в воздухе: угнанный рейс UA93 с отключенным транспондером.

09:57

К этому моменту экипаж и пассажиры UA93 понимают, что обречены, если не предпримут никаких действий, чтобы остановить угонщиков.

Элис Хоугланд, бывшая стюардесса, оставляет два голосовых сообщения своему сыну Марку Бингхэму, который находится на борту самолета.

«Марк, это мама. Ваш самолет угнали террористы. Скорее всего, они хотят что-то взорвать на земле. Сделай все, что в твоих силах, чтобы одолеть их. Они какие-то одержимые», — говорит она в первом сообщении.

Во втором сообщении Элис повторяет совет, говоря более торопливым тоном:

«Один рейс направляется в Сан-Франциско. Возможно, это ваш рейс, так что, если можете, соберите несколько человек и сделайте все возможное, чтобы взять его под контроль. Я люблю тебя, милый. Удачи. Пока-пока.»

Согласно информации, переданной с самолета, находившиеся на борту голосуют и решают, что лучшая стратегия — бороться с нападавшими.

09:58

Южная башня рушится.

Обрушение продолжается всего 11 секунд.

Все находящиеся в здании погибают. Есть жертвы на улице и в отеле Marriott, расположенном внутри комплекса Всемирного торгового центра.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Южная башня обрушилась за 11 секунд

Констанс Лабетти удается выбраться из башни за секунды до того, как огромное облако пыли и мусора окутывает место крушения.

На следующее утро она узнает, что Фацио, ее начальник, человек, приказавший сотрудникам эвакуироваться, не сумел выбраться из здания.

10:03

В течение шести минут пассажиры UA93 пытаются проникнуть в кабину, чтобы лишить угонщиков контроля над самолетом.

Бортовой самописец фиксирует звуки громких ударов, криков, бьющегося стекла и посуды — пассажиры пытаются силой открыть дверь.

Находящийся за штурвалом Зиад Джарра начинает кренить самолет влево и вправо, пытаясь вывести пассажиров из равновесия. Другой угонщик блокирует дверь.

Джарра говорит: «Это все? Заканчиваем?» Другой угонщик отвечает: «Нет. Еще нет. Когда все соберутся, тогда и закончим».

Самолет все еще находится в 20 минутах полета от своей цели — города Вашингтон, округ Колумбия.

Джарра снова спрашивает другого угонщика, должен ли он разбить самолет. На этот раз ему отвечают «да».

Рейс UA93 начинает пикировать, один из угонщиков кричит: «Аллах велик! Аллах велик!»

Самолет врезается в пустое поле в Шанксвилле, штат Пенсильвания, на скорости более 950 км/ час.

Выживших нет.

В Белом доме еще несколько минут не знают, был ли самолет сбит: военным было приказано уничтожить лайнер, чтобы он не достиг своей цели — предположительно Белого дома или здания Капитолия.

10:28

Прошло чуть более 100 минут с момента крушения рейса AA11 в Северной башне.

Она сопротивляется вдвое дольше, чем Южная, но в итоге рушится на землю за девять секунд.

Билл Спейд из пожарного управления Нью-Йорка находится всего в нескольких метрах от Северной башни. Взрыв отбрасывает его примерно на 12 метров под завалы.

Ему требуется час, чтобы выбраться на поверхность. Позже он узнает, что из 12 пожарных в команде кроме него никто не выжил.

Его дядя, летевший на борту рейса UA93, также погиб.

По числу погибших — 2977 человек, не считая 19 угонщиков, — нападение 11 сентября стало самой смертоносной атакой на территории США.

Это также наиболее смертоносный день в истории США для спасателей. Только в Нью-Йорке погибли 343 пожарных.

Кроме того, по данным Центров США по контролю и профилактике заболеваний, около 400 тысяч человек подверглись воздействию токсинов, получили различные травмы, в том числе эмоциональные, которые привели к хроническим заболеваниям и даже смерти в течение нескольких месяцев, пока продолжалась расчистка и восстановление мест крушения.

Последствия терактов 11 сентября ощущаются и по сей день.

  • 11 сентября: их жизнь так и не стала прежней
  • 11 сентября 2001 года. Что произошло, кто погиб и какие были последствия

Охота на Усаму бин Ладена привела США в Афганистан, где «Аль-Каида» укрывалась в 2001 году.

Доктрина «войны с терроризмом» президента Буша впоследствии привела к вторжению в Ирак в 2003 году.

Со времени терактов прошло два десятилетия. Уход США из Афганистана всего за несколько недель до годовщины омрачился еще большим насилием и беспорядком.

«Талибан» (организация запрещена в РФ) снова вернулся к власти.

Миссия США в Афганистане официально завершена, но история борьбы с террором не закончена.

Фильм доступен для просмотра только на территории России, Украины, Армении, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана.

Теракт 11 сентября 2001 года в США: фото и видео падения башен-близнецов в Нью-Йорке, хроника событий | НГС

Все новости

Будет ли бабье лето в Новосибирске? Изучаем прогноз погоды на неделю

«Я солидарна со своим мужем». Алла Пугачева попросила Минюст признать ее иноагентом

В Новосибирске 39-летний водитель сбил пятилетнего мальчика во дворе дома

Мужчина в маске ограбил квартирное бюро в Новосибирске — инцидент попал на видео

«Это мое детство»: кондитер делает мороженое со вкусом жаренного на костре хлеба и торты с картошкой

Бастрыкин обратил внимание на дело двухлетней девочки из Новосибирска, погибшей в больнице

«Неосторожность при курении»: в утреннем пожаре в Калининском районе погиб 37-летний мужчина

Толпы людей и отсутствие туалетов: чем остались недовольны туристы, отдыхавшие этим летом на Байкале

Самому младшему участнику 6 лет: 10 фотографий с чемпионата по трековым мотогонкам

Ходить в поликлинику не обязательно: что делать, если у вас ковид

Дамы в шляпках, мужчины во фраках. 12 атмосферных фото со скачек — смотрим, как новосибирцы штурмовали тотализатор

«Убитым» платили больше. Актер массовки рассказал о закулисье фильма «Сердце Пармы» с Бондарчуком

Эвакуировали 9 человек: в Новосибирске рано утром загорелось общежитие в Калининском районе

В Новосибирске завершают сбор урожая — 10 впечатляющих фотографий с уборочной кампании

Авто Ушли, не прощаясь: топ-5 автомобилей, по которым мы будем скучать, — выбор редакции

Сажаем тюльпаны: глубоко ли втыкать луковицу и какие роскошные сорта выбрать

На реке Обь 65-летний мужчина по колено увяз в грязи и тине — выбраться помогали спасатели

Уехал из Кемерова на попутном транспорте: 11-летнего мальчика нашли в Новосибирске спустя 9 дней

«У мужчин есть три главные эротические фантазии». Откровенный разговор с сексологом

«Как будто 24/7 на пожаре живем — постоянный запах гари»: какие симптомы у болеющих ковидом новосибирцев

Внедорожник перевернулся ночью на Димитровском мосту в Новосибирске

Какие фрукты и овощи нужно есть осенью? Отвечают врачи

Авто Помирать, так красиво. Показываем, как устроен роскошный катафалк «Кадиллак» 1989 года

Съедобный или нет? Тест для грибников — сможете ли вы определить ядовитый гриб или отправитесь в реанимацию

Авто Чудеса парковки. Как торговцы фруктами воюют с хозяином «Мерседеса» 999 и как выглядит мотоцикл инвалида

Галкин* раскритиковал Минюст за статус иноагента: новости вокруг СВО за 17 сентября

Новая сеть хинкальных открыла точку в «проклятом» месте на Ленина

Утро туманное: 10 завораживающих фото, как Новосибирск погружался во мглу

«В глазах жар, как будто белки выжигают»: сибирячка дважды перенесла ковид и сравнила его проявления

Власти Новосибирской области отказались от фейерверка во время празднования 85-летия региона

Новосибирцев предупредили о серии магнитных бурь в конце сентября

Грумер назвала самые опасные прически для собак

«Он уже не мог ходить»: найденного на Васюганских болотах новосибирского пенсионера госпитализировали

«Свобода или здоровье?»: ученые рассказали, чем грозит женщинам отказ от бюстгальтеров

На набережной прошел «Кросс наций — 2022»: неподдельные эмоции спортсменов в 10 фото

Вывезли 10 кубометров мусора и построят новую дорогу: фоторепортаж со строительства парка в Каменке

Хранить нельзя потратить. Что делать с долларом и евро в России (и выгодно ли сейчас держать в них сбережения)

В Новосибирске качество воздуха ухудшилось до 7 баллов

Авто Беззубая пора: зимние шины подорожали почти в полтора раза, цена комплекта — до 80 тысяч

Все новости

Башни падали, люди спасались бегством

Поделиться

19 лет назад в США случилась трагедия, которую до сих пор в мире вспоминают с тревогой и страхом: террористы захватили самолеты и уничтожили две башни Всемирного торгового центра, частично разрушили здание Пентагона. Погибли 2977 человек, еще 24 числятся пропавшими без вести. Ответственность за случившееся на себя взяли боевики «Аль-Каиды» (запрещена на территории РФ) и ее главарь Усама бен Ладен.

Самолеты врезались в башни с разницей в 23 минуты. Из-за того, что у места трагедии скопились очевидцы и СМИ, моменты разрушений и взрывов попали на фото и видео.

Публикуем эти страшные кадры и хронику тех событий.

Всемирный торговый центр состоял из семи зданий, центральными были две 110-этажные башни — Северная и Южная. В каждом здании находились офисы, где работали примерно 430 компаний и 35 тысяч человек. 11 сентября в 8:46 местного времени Boeing 767 авиакомпании American Airlines врезался в Северную башню. Удар пришелся между 93-м и 99-м этажами. На борту находились 81 пассажир и 11 членов экипажа. Как выяснилось позже, 5 человек с лайнера были террористами. Они напали на капитанский состав с канцелярскими ножами.

Первый самолет врезался в башню. Первые минуты очевидцы не могли понять, что происходит — думали, что в здании случился мощный взрыв

Поделиться

В 9:03 Boeing 767 авиакомпании United Airlines врезался в Южную башню. Удар пришелся между 77-м и 85-м этажами. На борту этого самолета были 56 пассажиров и 9 членов экипажа.

Момент, когда второй самолет врезался в Южную башню, попал на фото и видео

Поделиться

В 9:37 третий самолет врезался в штаб-квартиру Министерства обороны США — Пентагон. На борту самолета были 58 пассажиров и 6 членов экипажа.

Одно крыло Пентагона разрушилось от взрыва и огня

Поделиться

125 человек, находившихся в здании, погибли

Поделиться

По замыслу террористов четвертый самолет должен был столкнуться со зданием Капитолия или Белого дома. Но пассажиры и члены экипажа оказали сопротивление террористам. В итоге «рейс 93» (самолет Boeing 757–222, летевший по внутриконтинентальному маршруту UAL93) упал в поле недалеко от города Шанксвилл. Все, кто находился на борту, — это 37 пассажиров и 7 членов экипажа — погибли.

Влетевшие в башни-близнецы самолеты были с полными топливными баками, из-за чего начался пожар. Охваченная огнем Южная башня рухнула в 9:59 утра. Через полчаса упала вторая.

Пожар в Южной башне длился 56 минут, в Северной — 102. Обе башни пали

Поделиться

Обломки разлетелись на десятки километров, разрушили или повредили другие здания Всемирного торгового центра. Вечером 11 сентября после серии взрывов обрушилось еще одно здание ВТЦ-7.

Столб пыли и дыма был виден из всех концов Нью-Йорка

Поделиться

Комиссия, расследовавшая теракты, заключила, что в моменты взрывов в башнях находились 16 тысяч человек. Большинству удалось спастись

Поделиться

Гора обломков продолжала гореть и тлеть еще три месяца, пока ее значительно не расчистили

Поделиться

Российские телеканалы в тот день вышли в эфир со специальными выпусками: они целый день рассказывали о том, что происходит в Нью-Йорке. Впрочем, в тот день обрушение башен стало темой номер один в мировых СМИ.

Сейчас на месте башен-близнецов в Нью-Йорке стоит Национальный мемориал и музей, посвященный событиям 11 сентября. В парке высадили 400 деревьев, имена погибших при теракте выгравировали на бронзовых парапетах.

В Музее журналистики в Вашингтоне часть экспозиции посвящена событиям 11 сентября: там находится один из обломков башни, а на стенах висят вывески мировых газет. У всех них одна тема.

В качестве экспонатов — обломки башен ВТЦ

Поделиться

Первые полосы мировых изданий в тот день были посвящены одной теме

Поделиться

Точная цифра ущерба неизвестна до сих пор. В сентябре 2006 года тогдашний президент Штатов Джордж Буш — младший заявлял, что по самым низким оценкам ущерб составляет примерно 500 миллиардов долларов. Расследованием терактов занималась «Комиссия 9/11». Среди причин трагедии указывались, в частности, «глубокие административные провалы» в работе правительства и спецслужб США, пишет РИА «Новости».

Первые месяцы расчистка места падения башен велась круглосуточно. К ноябрю строительному департаменту удалось вывезти треть обломков

Поделиться

Единственным осужденным по этому делу стал террорист Закариас Муссауи. На суде он заявил, что Усама бен Ладен лично указал ему захватить самолет, чтобы протаранить Белый Дом. В мае 2006 года Закариаса приговорили к пожизненному заключению. Бен Ладена ликвидировали в ходе спецоперации в мае 2011 года.

Взрывы в Америке 11 сентября 2001 года стали крупнейшей в мире серией терактов. Жертвами в общей сложности стали 2977 человек, в том числе 343 пожарных, 60 полицейских. Это были граждане США и еще 92 государств.

Каждый год 11 сентября небо Нью-Йорка освещают два луча — в память о жертвах теракта

Поделиться

Мария Захарова

Редактор и журналист

СШАБашни-близнецыТеракт

  • ЛАЙК9
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ6
  • ПЕЧАЛЬ69

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ155

Читать все комментарииДобавить комментарий

Новости РЎРњР?2

Новости РЎРњР?2

Кто взорвал башни-близнецы в Нью-Йорке?

Во время предвыборной гонки Дональд Трамп среди прочего заявил, что события 11 сентября 2001 года не были должным образом расследованы. Политик пообещал тогда, что если станет президентом, доведёт дело до конца. 

«Как могут два самолёта уничтожить три здания в один день? — возмутился Дональд Трамп позднее. — Я не нашёл ничего в 585-страничном документе о том, как было уничтожено здание номер 7».

Напомним, что здание номер 7 — это небоскрёб пониже, чем башни-близнецы, в который самолёты не врезались, но который тоже оказался разрушенным до основания.

Как были взорваны башни-близнецы

Точно были два самолёта, врезавшиеся в два здания — по одному в каждое — Всемирного торгового центра. Управляли ими якобы выходцы из Саудовской Аравии, подготовленные в центре, организованном Центральным разведывательным управлением. Возможно такое? Возможно. Усама бен Ладен и его «Аль-Каида» (запрещённая в России организация — прим. ред.) были в своё время созданы ЦРУ. А потом отбились от рук. А может быть, и не отбивались?

Саудовцев учили летать на легкомоторных самолётах. Чтобы врезаться на тяжеленом «Боинге» конкретно в башню, надо было уметь этим «Боингом» управлять. Причём не на ученическом уровне. Кто реально управлял самолётами? Кто сознательно пошёл на смерть? Или эти люди были введены в такое состояние, что готовы были на всё. Вопрос.

Самолёты попали в башни. Хорошо, попали. В 1945 году бомбардировщик, а это самолёт не маленький, врезался в Эмпайр-стейт-билдинг на уровне 73 этажа. Очень похоже на ситуацию с «близнецами». И что же? Выгорели два этажа, а здание как стояло, так и продолжило стоять. «Близнецы» же культурно сложились снизу до верху, как бывает только при направленных взрывах в результате предварительного минирования. Причём не наверху, а внизу.

А вот в соседнее здание номер 7 ни один самолёт и вовсе не попадал, но оно почему-то тоже рухнуло до основания. Комиссия сказала, что от пожара внутри. Но до сих пор ни один небоскрёб в Нью-Йорке из-за загоревшихся в нём столов не рухнул. В 47-этажном здании находилась большая контора ЦРУ с огромным хранилищем файлов. Где теперь эти файлы? Хороший вопрос.

Третий «Боинг» упал где-то в Пенсильвании, что гораздо больше похоже на управление им малоопытными лётчиками. Об этом самолёте и вовсе забыли, хотя, наверное, и здесь можно было бы покопаться.

Другие события 11 сентября

А вот четвёртого самолёта, который якобы врезался в здание Пентагона, уж точно не было.

У самолёта — широкие крылья, значительное хвостовое оперение. А отверстие в стене Пентагона небольшое. И никаких крупных обломков, лишь мелкие фрагменты, умещающиеся на ладони. Что это? Возможно, крылатая ракета. «Томагавк» какой-нибудь, но никак не самолёт. Следствие проигнорировало такие в высшей степени очевидные вещи. Оно вообще слишком много всего проигнорировало.   

За день до 11 сентября тогдашний министр обороны Дональд Рамсфелд публично объявил, что у его ведомства серьёзные финансовые проблемы. Пентагон не мог отчитаться, на что потратил почти два с половиной триллиона долларов. Чем не повод запустить по главному армейскому штабу ракету как раз в то место, где хранились важные файлы? После взрыва про недостачу сразу забыли. И до сих пор не вспомнили.

Отсутствие обломков самолёта объяснили так: всё сгорело. Правда, в проломе была обнаружена турбина, очень похожая на турбину крылатой ракеты. Но и это ни на какие выводы не повлияло.

После 11 сентября никто не был наказан, никто не был уволен и уж тем более никто не сел в тюрьму. Как будто не произошло ничего экстраординарного. Так, пустяки какие-то. Подозрительно всё это.

В официальной версии происшедшего содержится масса других сведений, дающих пищу для конспирологических предположений. Такое, например. За полтора месяца до событий Международный торговый центр был взят в аренду на 99 лет, то есть фактически куплен бизнесменом Ларри Сильверстайном. В итоге от страховых компаний и государства он получил восемь миллиардов долларов. В общем, создаётся впечатление, что всю эту грандиозную аферу проворачивала компания двоечников, очень мало внимания обращавшая на то, чтобы делать всё потщательнее.   

Чем все закончилось

Напомним, что 11 сентября погибли три тысячи человек. Приходится лишний раз повторить, что Соединённые Штаты — страна тоталитарная, где три тысячи человек не цена, когда на карту поставлены большие экономические и прочие интересы.

В результате теракта — будем называть его так — в Штатах очень сильно завинтили гайки. Государство получило возможность прослушивать любые телефонные разговоры, читать электронную почту и тому подобное. Американцы не роптали. Если речь идёт о безопасности, можно пойти и не на такие жертвы. Они с этим смирились и сейчас живут в совсем другой стране, чем до 11 сентября.

Совсем быстро последовал Афганистан. Американцы разгромили талибов, которые боролись с наркотиками. Теперь Афганистан производит в год 15 миллионов килограммов чистого героина на сумму 21 триллион долларов. И кто-то эти деньги приходует.

Результатом реального расследования событий 11 сентября стала бы бомба, грозящая взорвать американский истеблишмент.

Потом был Ирак. Запуганные жутким терактом 11 сентября американцы легко поверили, что Саддам Хусейн размахивает химическим оружием и всем угрожает. А Ирак — третья в мире страна по запасам нефти. При этом семейство Бушей по жизни связано с нефтяным бизнесом. Факт общеизвестный, а интерес очевидный. Буши не поддержали на выборах Дональда Трампа не в последнюю очередь из-за его обещания разобраться с 11 сентября.

Здесь, правда, есть одна вещь, которая смущает. Получив известие об атаке на здания-близнецы, Джордж Буш-младший, бывший тогда президентом, резко рванул куда-то на Средний Запад, где отсиживался в бункере, показав всем, что он не из храброго десятка. Он, разумеется, продолжил бы рулить в Белом доме, если бы во всё был посвящён заранее.              

Остаётся предположить, что грандиозную кровавую аферу организовали и провернули люди повыше Буша, те, кто президентов отбирают и назначают. А из этого следует, что шансы на то, что дело когда-то будет реально расследовано, невелики. Как, например, с убийством президента Джона Кеннеди. А Трамп погорячился, когда давал не слишком продуманные обещания. Теперь, наверное, он и сам это понял.

За мгновение до гибели. Последние звонки жертв теракта 9/11 | StarHit.ru

11 сентября 2001-го Всемирный торговый центр в Нью-Йорке превратился в руины

Трагедия 9/11, разрушение башен ВТЦ в Нью-Йорке, серия терактов 11 сентября 2001-го — как ни окрести события тех дней, менее кошмарными они не становятся. 20 лет назад боевики-смертники захватили сразу четыре самолета, и только один из них не достиг намеченной цели, а упал в поле в штате Пенсильвания. Рейс 77 врезался в западное крыло Пентагона, повредив часть здания и унеся жизни 125 сотрудников базы и 64 пассажиров, 11-й рейс — в Северную, а 175-й — в Южную башню Всемирного торгового центра Манхэттена.

Всего погибли 2977 граждан, включая полицейских, медиков и пожарных, пытавшихся вызволить людей из горящих зданий, 24 жертвы пропали без вести. Кто-то скончался сразу, в момент столкновения самолетов с башнями, другие — умерли в пожаре и из-за обрушения строений. Тела были настолько изуродованы, что к 2013 году удалось опознать лишь 1634 человека из почти трех тысяч.

Эти цифры — ужасная статистика, но еще страшнее осознавать, что у каждого умершего остались семьи. Дети осиротели, жены и мужья — овдовели, можно ли смириться с подобной несправедливостью? Последнее, что получили родственники, — это голосовые сообщения от жертв теракта. Слова любви, отчаяния, надежды и скорби. Утешение это, или же напоминание о величайшем горе?

Послания с неба

Бетти Энн Онг сообщила авиакомпании о захвате самолета

Героизм экипажа

Тем утром стюардесса 11-го рейса Бетти Энн Онг сумела связаться со своей авиакомпанией и сообщить, что старший бортпроводник, их коллега Карен Мартин и пассажир ранены. Бетти уточнила, что дверь в кабину пилотов не открывается, и «эти люди» — внутри.

По записи разговора очевидно, что ситуация на борту становится критической, и тем более шокирующей в наши дни кажется реакция диспетчера: назидательным тоном оператор заявил, что если бы пилоты четко выполняли инструкции, то держали бы дверь в кабину закрытой.

Когда информацию передали на линию экстренной помощи, связь с Бетти уже прервалась.

Транспондер Боинга, по которому можно было отследить сигнал, отключился, в 8:24 самолет развернулся на 100 градусов, направляясь в Нью-Йорк. Диспетчеры услышали радиопередачу со словами боевика. Мужчина убеждал пассажиров в том, что авиалайнер летит в аэропорт, и если никто не будет «делать глупости», все закончится благополучно.

Мэделин Эми Суини была последней, кто звонил с рейса 11 У стюардессы остались муж и дети

А уже в 8:44 стюардесса Мэделин Эми Суини совершила звонок в офис Бостона, ставший последним для рейса 11. «Я вижу воду, — описывала девушка. — Я вижу здания. Мы летим низко. Мы летим очень, очень низко. Слишком. О, Боже мой, мы летим слишком низко. Боже мой!».

Связь прервалась громкими помехами, а через две минуты самолет врезался в Северную башню между 93-м и 99-м этажами, почти целиком ушел внутрь здания и уничтожил лестницы. Люди, находившиеся выше, оказались обречены на гибель…

В то время, как рейс 11 летел прямиком в здание, другая группа террористов захватила рейс 175, летевший в Лос-Анджелес из Логана. Боевики убили пилотов, один из них сел за штурвал и резко изменил курс, что не ускользнуло от внимания диспетчера: в этот раз транспондер не отключили. Бортпроводник Роберт Фангман позвонил в офис United Airlines и сообщил о том, что капитан мертв, а стюардесса ранена.

Признания в любви

Бывший пилот Брайан Суини оставил жене сообщение на автоответчике

Пассажир Брайан Суини, сам в прошлом пилот, сразу осознал, чем закончится для него полет и оставил супруге душераздирающее сообщение на автоответчике. «Джулс, это Брайан. Послушай, я нахожусь в угнанном самолете, — признался мужчина. — Если что-то пойдет не так, а выглядит все не очень хорошо, я просто хочу, чтобы ты знала: я очень люблю тебя. Хочу, чтобы ты делала все правильно, хорошо проводила время — и мои родители тоже и все остальные — и помнила, что я очень люблю тебя… Увидимся, когда ты окажешься здесь. Пока, детка. Надеюсь, я позвоню».

не пропуститеТрагедия в Буденновске 25 лет спустя: воспоминания заложников и бойцов

Питер Хансон летел в Лос-Анджелес с женой Сью и двухлетней дочкой, которая впервые оказалась на воздушном судне. В 8:52 пассажир набрал номер отца Ли, постарался спокойно описать происходящее и попросил родственника сообщить о захвате Боинга властям. Через восемь минут Питер понял, что ситуация патовая, и позвонил папе во второй раз.

«Все плохо, отец. Стюардессы ранены. У террористов, похоже, ножи и газ. Они говорят, что у них есть бомба. Пассажиры в панике, некоторым плохо. Самолет совершает резкие движения. Я не уверен, что это наш пилот управляет им. Думаю, мы снижаемся. Возможно, направляемся в Чикаго или еще куда-нибудь, чтобы врезаться в здание. Не волнуйся, папа. Если это произойдет, все будет очень быстро. Боже мой», — через мгновение после этих слов Боинг влетел в Южную башню торгового центра, а в 9:37 на Пентагон рухнул лайнер рейса 77.

Борьба рейса 93

Питер Хансон с семьей разбился в самолете

У рейса 93 все складывалось иначе. Пассажиры и команда попытались перехватить управление самолетом у террористов, потому, в отличие от трех предыдущих лайнеров, судно сменило курс и не угодило в Белый дом или Капитолий, куда его намеревались направить боевики (по предположению экспертов). Сколько жизней можно было бы спасти, если бы подобное получилось у членов экипажа Боингов, устремленных в сторону Башен-близнецов? Вопрос риторический, но хотелось хотя бы представить альтернативную реальность, в которой Всемирный торговый центр уцелел.

Благодаря звонкам родным пассажиры узнали о манхэттенской трагедии и о Пентагоне и догадались, что их самолет — часть скоординированной смертниками серии терактов. Боевики заявили, что на лайнере бомба, но мало кто поверил их словам. «Не думаю, что у них есть взрывчатка. Полагаю, они сказали это для того, чтобы контролировать нас… Они намерены врезаться в землю. Нужно что-то делать… Есть план, нас несколько, — говорил Томас Бернет по телефону жене. — Я перезвоню».

не пропуститеТрагедия над Синаем: как живут семьи погибших три года спустя

Стюардесса Сандра Брэдшоу дозвонилась до мужа и рассказала, что готовится отбить самолет у захватчиков. На заднем фоне люди шептали псалом «Господь — пастырь мой». Затем Тодд Бимер связался с оператором телефонной компании и подтвердил, что пассажиры решили обезвредить «парня с бомбой» и прорваться в кабину. Последние слова, которые услышала женщина на проводе — «О’К, погнали», — навсегда стали символом героизма жертв террористов 93-го рейса. В 10:03 все они разбились в поле в трех километрах от Шанксвилла.

В ловушке

Черный дым от пожара окутал все вокруг

Саймон Бигелайзен, в кругу близких — Шимми, жил в Бруклине с женой Мириам и пятью детьми. Он был вице-президентом финансовой компании, офис которой располагался на 97-м этаже Южной башни Всемирного торгового центра. Самое парадоксальное, что Шимми уже сталкивался с терактами — 26 февраля 1993-го в подземном гараже Северной башни взорвали грузовик. Тогда мужчина не пострадал и без всякой паники спустился по лестнице к выходу. Вероятно, это стало причиной того, что в отличие от многих коллег, поспешивших покинуть помещение после крушения первого самолета, Бигелайзер не среагировал, надеясь, что вновь основной удар придется на соседнее здание. «Тут рядом произошел взрыв. Но не волнуйся, я в порядке», — сообщил 42-летний мужчина супруге.

не пропуститеВзрыв в переходе под Пушкинской площадью. 20 лет с момента страшного теракта в метро

Но на этот раз все шло по совсем иному сценарию. Рейс 175 буквально раздробил Южную башню между этажами с 78-го по 85-й. Это означало, что Шимми подписан смертный приговор: все, кто находился выше места крушения, оказались отрезаны от лестниц и не могли эвакуироваться. Все вокруг окутывал черный дым от пожара. Оставалось только звонить родным и друзьям в поисках поддержки. Одним из последних собеседников Бигелайзера стал приятель Давид.

Давид: «Просто держись. Медленно дыши через полотенце. Сохраняй спокойствие. В крайнем случае, разбей окно, чтобы вдохнуть немного воздуха».
Шимми (обращаясь к другим жертвам): «Он говорит, что мы должны разбить окно».
Давид: «Если тебе не хватает воздуха, сделай это».

Перед смертью Мелисса Харрингтон Хьюз успела сказать мужу, как сильно его любит

Как и Бигелайзер, 33-летний брокер Стивен Малдерри оказался в ловушке в Южной башне. Он попытался выбраться на крышу здания вместе с шестью коллегами, но двери были заперты. Его мама в тот момент находилась на занятии йогой, поэтому прослушала сообщение от Стивена позднее, на автоответчике. Без сомнений, запись голоса сына в ближайшие дни стояла у нее на повторе…

не пропустите15 лет после трагедии: как сложились судьбы самых юных заложников «Норд-Оста»

«Мама, в здание врезался самолет. А сейчас… Думаю, сейчас я в порядке, но тут много дыма. Я просто хочу сказать, как сильно я тебя люблю, — дрожащим голосом произнес Малдерри. — И я позвоню тебе, когда буду в безопасности. Хорошо, мам? До свидания».

11 сентября Манхэттен погрузился в облако пыли, боли и скорби Память о погибших не меркнет с годами

Мелисса Харрингтон Хьюз приехала в Нью-Йорк всего на день, ее фирма по разработке программного обеспечения проходила процедуру слияния с другой компанией. Так 31-летняя женщина оказалась на 101-м этаже Северной башни. Она успела позвонить отцу и мужу Шону в Сан-Франциско.

«Шон, я просто хотела сказать, что люблю тебя и застряла в этом здании в Нью-Йорке, — рыдала Мелисса в трубку. — Там много дыма, и я просто хотела, чтобы ты знал, что я люблю тебя всегда».

не пропуститеРазрушена половина города: фото и видео последствий взрыва в Бейруте

Южная башня полностью разрушилась в 9:59, Северная — в 10:28. 11 сентября Манхэттен погрузился в облако пыли, боли и скорби, и, кажется, что оно не рассеялось по сей день.

По материалам 9-11commission.gov, The Telegraph, The Sun, Mirror.co.uk.

Фото: Legion-Media, Essdras M Suarez, Mario Tama, Darren McCollester, Universal History Archive/Getty Images

Узы трагедии. Говорят родственники погибших 11 сентября

Утром 11 сентября 2001 г. молодой финансист Александр Лыгин как обычно поднялся в офис компании «Кантор Фицджералд» (Cantor Fitzgerald) на 104-м этаже северной башни Всемирного торгового центра (ВТЦ) в Нью-Йорке. 46 минут спустя авиалайнер компании American Airlines на скорости почти 800 километров в час протаранил небоскреб пятью этажами ниже, и все аварийные выходы оказались отрезаны.

В сети есть уникальное видео: турист, снимавший у подножия 110-этажной башни, за секунду до трагедии направил камеру вверх. Видно, как самолет врезается в бетон. На следующем кадре лайнер уже полностью вошел в башню, но 60 тонн керосина еще не взорвались. Можно сказать, что это последний кадр Америки XX века. Через 1/30 долю секунды стены небоскреба начинают раздуваться, и разлетаются осколки стекла.

Ни один человек, находившийся на верхних этажах, не смог выбраться. Некоторые успели дозвониться по мобильным телефонам, чаще всего – для того, чтобы попрощаться близкими. «Кантор Фицджералд» арендовала со 101-го по 105-й этаж в Северной башне. Погибли все 658 служащих компании, она занимает первое место по числу жертв терактов 11 сентября. Саше Лыгину было 28 лет. На 20 октября 2001 года была назначена его свадьба с украинской девушкой.

Embed share

«Две свечи, как две башни». К годовщине трагедии

by Радио Свобода

No media source currently available

0:00 0:27:29 0:00

Схожая судьба у 25-летней Марины Герцберг из Одессы. В Нью-Йорк она приехала трехлетней малышкой. Марина тоже находилась в офисе компании «Кантор Фицджералд», где получила работу всего за неделю до терактов. Выпускницу престижнейшей средней школы «Питер Стайвесант» в Нью-Йорке и колледжа «Бинхемптон» ожидала блестящая карьера. И вдруг обрыв – резкий, черный, безвозвратный.

Сейчас, 21 год спустя, изображения падающих башен-близнецов закрепились в поп-культуре. Изучены мельчайшие детали этих кадров. Страшные 105 минут на Манхэттене вышли за рамки прежних представлений о цивилизации, и в них погружаются снова и снова.

Марина Герцберг

Теракты происходят внезапно и застают своих жертв врасплох. Двенадцать погибших были украинского происхождения: пожарный Иван Скала, который погиб в Южной башне, спасая людей, Олег Венгерчук, работавший там, молодой полицейский Рассел Тимошенко, финансист Александр Брагинский, Людмила Ксидо, Геннадий Боярский, Елена Белеловская, Марина Герцберг, Юрий Мушинский, Владимир Савинкин, Борис Халиф, Игорь Цукерман, Татьяна Бакалинская. Они приехали в Нью-Йорк из бывшего СССР и общались на одном языке.

Роман Герцберг, отец Марины, прибыл с семьей в США в 1979 году

Как будете отмечать 11 сентября в этом году?

– Как всегда. Те, у кого есть силы, утром едут к мемориалу, а в 4 дня у нас своя церемония в парке в Бруклине, где стоит памятник нашим детям.

– Все ли сделано в Нью-Йорке, чтобы достойно чтить память жертв?

– В принципе да. Погибли люди разных национальностей, и частных мемориалов много. Мы построили отдельный мемориал для русскоязычных семей тех, кто погиб. Многие живут в Бруклине, и им проще приезжать сюда. У нас есть крытая площадка, если идет дождь или солнце светит сильно. Люди могут посидеть, пообщаться, так что мы встречаемся там.

– С учетом того, что происходит в Украине, возникло ли напряжение между родственниками погибших в терактах 11 сентября?

– Абсолютно нет. Все, с кем я разговаривал, поддерживают Украину. У нас есть люди, приехавшие из Грузии, у нас есть приехавшие из России, которые недовольны российским правительством и открыто об этом говорят. У нас очень многие помогают людям в Украине, женщинам с детьми помогают выехать.

Ари Каган – депутат городского совета Нью-Йорка по 47-му избирательному округу. Он представляет интересы людей в кварталах Кони-Айланд и Брайтон-Бич, где живут тысячи русскоговорящих переселенцев из бывшего СССР. Каган прибыл в США из Беларуси более 30 лет назад.

Памятные плиты погибшим в Нью-Йорке и в Одессе

– Среди погибших 11 сентября немало русскоговорящих. С учетом того, что сейчас происходит в Украине, возникает ли напряжение между родственниками этих людей?

– Никакого напряжения, никаких трений, всех этих людей объединила беда, горе, потеря родных. Никакого разделения на грузин, русских, евреев, украинцев в этой группе никогда не было. Приглашали на ежегодные воспоминания в мемориальном сквере «11 сентября» в Бруклине. Приходил и священник, и раввин, и никогда никакого разделения не было, никакого разделения и сейчас тоже не произошло. Всех объединила одна беда, одно горе, потеря близких людей. Эти семьи очень дружат между собой, друг друга поддерживают, всегда общаются, собираются. Беда и горе их объединили, я не вижу никаких трений, и в этом году никаких изменений абсолютно.

– Где вы находились в тот день?

– Мне в тот день повезло, потому что я работал в газете, редакция была в нижнем Манхэттене (рядом с башнями ВТЦ), но так получилось, что в этот день были выборы в горсовет, выборы мэра, и я должен был освещать эти выборы в русскоязычной общине. Поэтому редактор попросил меня остаться на Брайтоне и подойти там к 9 часам утра в еврейский центр, где был крупный избирательный участок, поговорить с русскоязычными избирателями, сделать репортаж, за кого они голосуют. И я не поехал в Манхэттен в этот день. Когда я подъехал к 9 часам на Брайтон, я увидел в магазинах электроники телевизоры, и на всех экранах был этот ужас. В начале люди собирались, не могли поверить вообще, что это не какой-то фантасмагорический фильм ужасов, а реалии Манхэттена.

Позже в тот же день на Брайтон стал лететь пепел из Манхэттена, потому что пепел летал по всему городу, половина Манхэттена была покрыта пеплом. В этот день мне повезло, что я не поехал в Манхэттен и беда меня миновала. Но я знаю людей, которых, к сожалению, беда не миновала. Сейчас я депутат горсовета Нью-Йорка. Но тогда я работал в газете. Когда я приехал в Америку я работал в начале в газете «Еврейский мир», я интервьюировал тогда человека под именем Алекс Брагинский, он тогда работал в крупной финансовой компании и был волонтером в организации по оказанию помощи новым эмигрантам «Наяна». Так он приехал в Бруклин и провёл бесплатный семинар для тех, кто хотел найти работу в финансовой индустрии. Он проводил этот семинар в еврейском центре квартала Бенсон-Хурст, я сделал с ним большое интервью.

Кто бы мог подумать, что 11 сентября 2001 г. он будет проводить на 101-м этаже одной из башен Всемирного торгового центра большую конференцию компании Reuters, где он тогда работал вице-президентом по маркетингу. Алекс погиб в первые минуты терактов. И когда я увидел его имя в списках погибших, я понял, что я его знаю. В первые же дни трагедии, так получилось, я как журналист и как неравнодушный человек познакомился почти с 30 семьями погибших в терактах 11 сентября. Они для меня стали близкими людьми. Я тогда ещё и телеведущим был, они у меня и на телевидении были, я присутствовал на всех событиях, которые проводила эта организация, группа семей жертв 11 сентября, был на открытии мемориального сквера в Бруклине в парке «Сибрис» (Sea Breeze). Там в последние годы, видимо, мемориал кого-то не устраивает, были даже акты вандализма, к сожалению.

Эти люди, родственники погибших 11 сентября стали для меня родными и близкими, я их очень ценю и уважаю. Террористы хотели уничтожить цвет нации, поэтому они целились во Всемирный торговый центр и в Пентагон. Те, кто погиб там, – это люди очень успешные, очень одаренные. И никто не разбирал, особенно в первые дни после терактов, и в этой группе тоже – и тогда и сейчас (после начала войны на Украине) – кто там какой национальности. Беда и горе всех объединили, все друг друга поддерживают много лет.

Валерий Савинкин

21-летний Владимир Савинкин был одним из самых молодых сотрудников «Кантор Фицджералд». Вместе со своей семьей Владимир переехал в Нью-Йорк из Одессы в 1996 году, когда ему было 16 лет. Начинал разносчиком пиццы в Бруклине, параллельно учился на отлично в университете «Пейс» (Pace) в Манхэттене, работал в бухгалтерских конторах и наконец «взлетел» на 101-й этаж северной башни ВТЦ.

«Для него, – говорит его отец Валерий Савинкин, – начало было особенно трудно». Молодой Савинкин оставил свою первую любовь в Одессе и так скучал по дому, что, оказавшись в США, сразу начал копить деньги на обратную поездку. Та поездка в 1997 году длилась всего две недели, девушка Савинкина давно нашла другого, а отношения Владимира с его старыми друзьями разладились. «Это было путешествие-пробуждение, – говорит его отец. – Владик понял, что Одессы для него больше нет и что его новая жизнь – в Америке. Он стал чрезвычайно сосредоточенным и больше не оглядывался назад».

Корреспондент Радио Свобода побывал в доме Савинкиных в Бруклине в 2011 года и записал рассказ Валерия о тех часах, когда он отчаянно пытался дозвониться до сына:

«Часов около девяти пришел начальник. И он мне говорит, «Слушай, там в «Близнецах» что-то вроде горит». Я посмотрел в окно, увидел дым, но я смотрел со стороны реки. Той стороны, куда влетел самолет, я не видел. Я только видел какой-то дым. Как-то я сразу не придавал этому даже значения такого катастрофического. Прошло еще десять секунд, я стал, естественно, сразу набирать его номер телефона. Никто не отвечал. И тут меня подбросило. Я понял, что дело плохо. Я побежал на Path Train (электричку). Еще не было девяти часов. То есть это было всё между первым и вторым самолетом. И тут я увидел какой-то блеск. И потом только я понял, что это второй самолет. С этого момента, естественно, я не знал, куда деваться. Я бегал по берегу и смотрел на то, что я видел (Валерий Савинкин стал очевидцем терактов, поскольку его офис располагался через реку прямо против башен ВТЦ). И звонил, и звонил, и звонил домой. Побежал обратно к себе в офис в надежде, что Владик позвонит мне, если мобильная связь не работает. Что позвонит мне на стационарный телефон. Я сел возле телефона, пытался уже не отходить, но все на работе, столпились около телевизора. Хотя то же самое, что по телевизору, можно было увидеть и в окне, но по телевизору что-то ещё говорили. Так просидели мы возле телефонов. Понятно, что мы в общем, люди неверующие. Но в такие моменты, в такие моменты начинаешь молиться. По телевизору показали, как падает южная башня. Южная башня упала первой. А я молюсь только, чтобы северная башня не упала. Пусть спасают. Я понимаю, что кто-то там кого-то спасает, но когда башня падает, спасать некого. Я молюсь только о том, чтобы северная башня осталась стоять. И в этот момент пришел приказ, что мы все уходим. Мы выходим на улицу. И здесь я вижу, как падает та башня, где работал мой сын».

Для Нью-Йорка башни-близнецы ВТЦ были визитной карточкой города. На белых футболках со знаменитым логотипом I Love NY фоном чаще всего служили изображения этих небоскребов. Позже мы узнали, что у Усамы бин Ладена была к этим башням особая неприязнь; в его глазах они являлись символом американской мощи и высокомерия: два устремленных в небо многоэтажных фаллоса, которым вообще по барабану, что происходит в мире. С 1972 по 1974 год «близнецы» являлись самыми высокими зданиями на планете.

Памятная плита

Валерий Савинкин продолжает свой рассказ:

«Мы поехали с женой в Манхэттен. Зачем мы поехали? Потому что у нас была надежда. Мы приготовили открытки с портретом Вадика. Мы же не знали, что произошло, и поэтому вполне могли допустить, что он вышел попить кофе в этот момент. Мы, как все, придумывали способы его спасения. И их существовало немало. Мы узнаем потом, что были такие случаи, но это просто не наш случай. Кто-то не успел и опоздал на работу. Ну, по-всякому бывало. И вот, мы поехали. Я помню, как мы сидим с женой в электричке, людей было мало в поезде, никто никуда не ехал, тем более в Манхэттен – туда, где все это произошло. И вот, немногочисленные наши попутчики в электричке, глядя на нас, казалось, понимали, что случилось. Вот мы надеялись и расклеивали эти листовки с его данными: вес, рост, портрет. Это были одни из первых листовок. Потом их появилось очень много. Потом мы стали объезжать больницы неизвестно зачем, потому что никто же правду не говорил. Они выпустили какой-то список больниц, куда якобы могли бы поступить раненые. Сделано это было, наверное, для того, чтобы психологически смягчить правду. Люди, которые были свидетелями со стороны, – им легче было понять, что это всё абсурд, что если нет раненых, то нет раненых, какие тут больницы? Но для нас это был не довод, и мы каждый день ездили по этим больницам, и так продолжалось месяц, наверное».

Валерий Савинкин, интервью с которым было записано в 2011 году, – один из создателей группы «Семьи жертв 11 сентября». Савинкин был также председателем одесского землячества в Нью-Йорке. Он скончался в марте 2016 года. Сейчас его именем назван один из крупных перекрестков в Бруклине – пересечение авеню Кони-Айланд с авеню Брайтон-Бич.

Пятью этажами выше кабинета Владимира Савинкина в Северной башне проходил деловой завтрак, запланированный на это утро в Windows of the World, шикарном ресторане на 106-м этаже северной башни. Александр (Алекс) Брагинский, 38-летний менеджер финансового агентства Reuters, собирался выступить с лекцией о профессиональном обучении для новичков Ассоциации новых американцев. Брагинский заменял коллегу, который не смог прийти в тот день. Как и Владимир Савинкин, Брагинский приехал в Америку из Одессы в 1979 году в возрасте 16 лет и быстро сделал карьеру. В 1991 году Владимир Молчанов, ведущий популярной телевизионной передачи «До и после полуночи», показал его в выпуске, посвященном новым русским американцам. Брагинский был счастлив в браке и жил с супругой в зажиточном городе Стэмфорд, штат Коннектикут.

Нэлля Брагинская в Нью-Йорке

Рассказывает мать Алекса, Нэлля Брагинская. Интервью корреспонденту Радио Свобода записано в 2011 году:

«Я собираюсь на работу, муж тоже, и он говорит, «Ой, иди посмотри!» И я захожу в гостиную, думаю: «Делать что ли нечего? Чушь какую-то собачью смотришь. Что за дурацкое кино?» И вдруг я вижу, что это не кино, это Всемирный торговый центр. И я начинаю звонить Шурику, узнать, где же он, я не знала, что он там, сказать ему, что происходит в городе, что он вряд ли уже домой попадет сегодня, что там несчастье, что, может, что-то надо. И отвечает мне автоответчик, что он не будет два дня на работе, конференция была рассчитана на два дня. Я начинаю звонить его боссу, спрашиваю:

– Где Алекс?

– Алекс на конференции.

– Где?

– Не знаю.

Звоню второму начальнику, выше рангом:

– Где конференция?

– Не знаю.

– Как так не знаете, вы же отправили туда людей?

– Кажется, на Лексингтон-авеню (примерно в пяти километрах от Всемирного торгового центра).

Они боялись сказать, они не знали, что с ним ещё. Это же только что произошло. И мы не знали, конечно, всю ночь и понимали, что оттуда никто не выйдет. Он был на 106-м этаже, а самолёт врезался в 84-й. А бумажник Шурика нашли на следующий день, 12 сентября. Бумажник я отдала им в музей. Там был его пропуск, кредитные карточки, деньги. Всё это было придавлено, искорежено, бумажник плотный был, маленький, из плотной кожи. Я тогда поняла, что, видимо, Шурка выбросился из окна. Так я чувствую, потому что они его не нашли. Во-первых, не тот он человек, который будет ждать, чтобы он задыхался и медленно умирал. И бумажник отыскался на второй день, непонятно, каким образом они его нашли. Он не звонил, я звонила всё время, я не знала, что он там. «Шурик, где ты?» И он не отвечал. Я понимаю, что он телефон тоже, конечно, выбросил, потому что сказать: «Мама, я умираю…» Мы очень близки были, просто очень хорошие друзья. И вообще, я не помню, когда он меня называл мамой. Всё «Нэллёк» да «Нэллёк». И так я была «Нэллёк» всю жизнь. Знала все его секреты, он советовался и насчет девушек, и друзей. Ну мы просто были очень близкими друзьями. И он не мог сказать: «Мама, я умираю».

Нэлля Брагинская живёт с мужем Михаилом в районе Нью-Йорка Стейтн-Айланд. Брагинская приложила много усилий, чтобы о трагедии 11 сентября помнили не только в Америке, но и по всему миру, в особенности в Израиле. При её активном содействии в Иерусалиме, недалеко от Стены Плача установлена мемориальная плита жертвам 11 сентября. Парк в городе Хайфа в Израиле назван в честь Алекса Брагинского. Мать продолжает свой рассказ.

Нэлля Брагинская с супругом Михаилом в Нью-Йорке

«Конференция должна была проводиться во Всемирном торговом центре, причем заранее место не было определено, но потом мне сказали, что место выбирал Шурик. Приехали гости отовсюду, ему очень хотелось, чтобы все имели возможность полюбоваться Нью-Йорком, а откуда же смотреть, как не с высоты Всемирного торгового центра? И вот он был на 106-м этаже, а ресторан там назывался Windows of the World («Окна мира», в Северной башне). И обычно они открывались только на время ланча. А на завтрак они никогда не открывались, только в 12 часов дня. Но так как Reuters попросил, приезжают отовсюду представители компании, в 8 часов был завтрак, и пришла девочка-менеджер, причем совсем новая, молодая девочка (Кристина Олендер, погибла во время теракта вместе со всеми 72 работниками ресторана). Подавали, как обычно, бублики со всякой ерундой, сэндвичи. И Шурик там был, он человек обязательный, никогда не опаздывал, он ездил поездом на работу из штата Коннектикут в Нью-Йорк, подъезжал поезд прямо ко Всемирному торговому центру, остановка там была, он вообще в костюме был, без пальто. .. Это было время, когда началась перестройка и когда начали из России приезжать руководители учреждений, министры, вы, наверное, помните это время? Они приезжали учиться, и Шурик выбрал Всемирный торговый центр, чтобы все видели Нью-Йорк».

Останки более чем 1100 человек так и не были найдены. Во время падения башен крошащийся бетон и металл измельчали всё, включая и тела погибших. Спустя месяцы все это было вывезено с места трагедии, и оказалось невозможным с достоверностью идентифицировать их останки. Последняя идентификация погибшего в терактах была сделана в 2021 гjle – через 20 лет после трагедии – при помощи новейших технологий ДНК.

Нэлля Брагинская продолжает свой рассказ.

«Я не могла поверить и не верила до тех пор, пока не нашли кусочек Шурика – косточка величиной 2 сантиметра. Я не видела её раскрытую, я не могла видеть это. Она была завернута в целлофан, черной ленточкой перевязана. Я понимаю, что это либо чашечка коленная или из другого сустава, потому что округлая такая. И я не хоронила, я ещё ждала, потому что всё время находили по кусочку. А одна наша русскоговорящая, по-моему трижды хоронила, в третий раз голову нашли, и маме сказали, что нашли. Ну, это же вообще, идиотизм…»

Мне самому удалось в тот день пешком пробраться на расстояние примерно 300 метров от уничтоженных башен. Полыхали огромные языки пламени, и огонь обжигал даже там. По пути туда я прошел мимо двух больниц, перед которыми уже выстроились – через три часа после терактов – огромные очереди волонтеров на сдачу крови. Однако, судя по тому, что показывали по телевизору, было очевидно, что переливать кровь будет некому. В конечном итоге из-под завалов удалось извлечь живыми всего лишь шесть человек.

Продолжает Нэлля Брагинская:

«Сейчас в Америке творится черт-те что, а тогда действительно все были вместе. Вы себе не представляете. Стояла очередь, тысячи, тысячи людей, на Лексингтон-авеню стоял народ. Люди стояли целый день, было жарко, хоть это и был сентябрь. Несли ящики с водой, салфетки, мешки для мусора, чтоб тут же бросать это, пиццу, бейглы (бублики), у кого что было, кто чем торговал, печенье, всё несли. Чужие люди подходили, обнимали, плакали, вся Лексингтон была в фотографиях».

После трагедии члены семей русскоязычных жертв терактов 11 сентября создали свою группу и с согласия администрации Бруклина воздвигли мемориал 11 сентября в парке «Сисайд» возле набережной на Брайтон-Бич. Мемориальная плита с именами 18 русскоязычных погибших в тот день расположена в тени ветвей небольшой плакучей ивы. Каждый год семьи собираются здесь, чтобы почтить память своих близких. Они часто поют две песни, которые сочинили сами участники группы: «Молитва матери» и «Две свечи как две башни».

Памятная стена в комнате Алекса Брагинского в квартире семьи Брагинских в Нью-Йорке

В ноябре 2001 года город начал выдавать свидетельства о смерти на основании показаний свидетелей, и семья Савинкиных получила урну с землей. Опознаваемые останки погибшего Савинкина были обнаружены в 2002–2003 годах и захоронены в одной могиле. В 2007 году установлена мемориальная доска Савинкину в средней школе №83 в его родной Одессе.

Алекс Брагинский был единственным ребенком. Семья Брагинских получила 800 000 долларов компенсации за сына, и его мать пожертвовала 200 000 долларов колледжу «Квинс», чтобы назвать его именем конференц-зал и выделить стипендиальный фонд на его имя. Сначала все шло гладко, но потом Брагинская узнала, что колледж не присуждает стипендию с 2008 года. Она пригрозила судебным иском и в ответ получила письмо со встречной угрозой, что если она инициирует судебный иск, то оставшиеся деньги будут помещены в счет условного депозита и что плита в честь ее сына в колледже будет удалена. Стороны урегулировали спор во внесудебном порядке.

Новая теория объясняет обрушение башен-близнецов Всемирного торгового центра — ScienceDaily

Согласно теории, выдвинутой ученым-материаловедом SINTEF, смесь воды из спринклерных систем и расплавленного алюминия из расплавленных корпусов самолетов вызвала взрывы, которые привели к обрушению Башни-близнецы на Манхэттене.

Незадолго до обрушения двух нью-йоркских небоскребов 11 сентября 2001 года в здании раздались мощные взрывы, что заставило многих людей поверить в то, что перегретые стальные балки в здании не были причиной обрушения.

Взрывы породили теории заговора о том, что кто-то заложил взрывчатку внутри башен.

На международной конференции по технологии материалов в Сан-Диего зрители услышали, как старший научный сотрудник SINTEF Materials and Chemistry Кристиан Сименсен представил альтернативную теорию, основанную на физике материалов того, что произошло в башнях, когда они были атакованы самолетом. Исследователь SINTEF считает, что его теория гораздо больше отражает реальную ситуацию, чем официальное объяснение коллапса.

После конференции Сименсен опубликовал в журнале Aluminium International Today статью, описывающую его теорию.

Взрывоопасная смесь расплавленного алюминия и воды

Сименсен считает, что вполне вероятно, что два самолета оказались в ловушке внутри изолирующего слоя строительных обломков внутри небоскребов. Это наводит его на мысль, что большую часть тепла от горящего авиационного топлива поглощали корпуса самолетов, а не сами здания.

реклама


Ученый SINTEF считает, что тепло расплавило алюминий корпусов самолетов, и суть его теории заключается в том, что расплавленный алюминий затем спустился вниз внутри зданий через лестницы и щели в полу — и что текущий алюминий вступил в химическую реакцию с водой из разбрызгивателей этажами ниже.

«Научные эксперименты и 250 зарегистрированных катастроф, от которых пострадала алюминиевая промышленность, показали, что сочетание расплавленного алюминия и воды вызывает огромные взрывы», — говорит Сименсен.

«Взрывы разрушили башни»

Сименсен продолжает: «Я считаю весьма вероятным, что именно эти взрывы привели к обрушению небоскребов, вырвав часть внутренней конструкции, и что это привело к тому, что самые верхние этажи здания здания падают и разрушают нижние части. Другими словами, я считаю, что это были взрывы, которые слышали люди поблизости и которые с тех пор породили теории заговора о том, что в небоскребах была заложена взрывчатка».

Практическое применение

«Может ли ваша теория быть использована для защиты человеческих жизней и материальных ценностей, если другие небоскребы когда-либо будут сбиты большим самолетом?»

«Да, на самом деле мог. Один из уроков состоит в том, что мы могли бы разработать средства быстрого опорожнения спринклерных систем в полах под точкой удара. это покрывало бы корпус самолета и предотвращало перегрев металлического сплава».

День нереальности

Это было утром 11 сентября 2001 года по нью-йоркскому времени, когда два пассажирских самолета Боинг 767 влетели в «Башни-близнецы» Всемирного торгового центра на Манхэттене в Нью-Йорке. Через час рухнул ВТЦ2, а через полчаса — ВТЦ1.

Соседние здания были засыпаны летящими обломками, когда башни рухнули. 47-этажный небоскреб под названием 7 World Trade Center также загорелся и рухнул через несколько часов в 17.20.

30 тонн алюминия

Официальный отчет о причинах обрушения трех зданий был составлен комиссией, назначенной федеральным правительством, и с тех пор был поддержан другими изданиями. В отчете сделан вывод, что обрушение было вызвано нагревом и разрушением стальных балок в центре зданий.

«Я полагаю, что весьма вероятно, что теории о причинах обрушения ВТЦ1 и ВТЦ2 неверны, но отчет, скорее всего, пришел к правильному выводу в отношении ВТЦ7», — говорит Сименсен.

«Почему мы должны верить вашей альтернативной теории, а не официальному объяснению?»

«Скажем максимально кратко: потому что федеральная правительственная комиссия не учла в достаточной мере тот факт, что самолет в каждую из двух башен завез по 30 тонн алюминия.»

Столкновение

«Какие у вас есть доказательства теории, которую вы выдвигаете?»

«Я основываю свою теорию на сравнениях, которые я сделал с параллельными наблюдаемыми явлениями в мире физики. Давайте начнем с того, что, по моему мнению, должно было произойти, когда самолеты столкнулись с двумя башнями. Низкий угол. Единственное похожее явление, о котором мы знаем, это метеоры, которые падают на Землю. Мы знаем, что они тянут за собой материал на своем пути через слой почвы. Вся поверхность, включая все ее поры, покрыта материал, который они несут. Самый внутренний слой плавится и превращается в стеклянное покрытие на поверхности метеора».

«Я полагаю, что аналогичным образом самолет должен был быть покрыт фрагментами внутренних стен, потолков и полов, которые рухнули вокруг них и которые самолеты унесли с собой, проникая в здания. Большая часть этого материала была гипсом, материалом с чрезвычайно плохой теплопроводностью. Все эти обломки, вероятно, образовывали щит, который удерживал тепло рядом с самолетом и защищал остальную часть здания».

Пожар

«Значит, вы считаете, что перегрелись сами самолеты, а не здания?

«Да, знаю. Разрушенный самолет, вероятно, остановился недалеко от центра зданий. Материалы вдоль траектории столкновения также должны были сгореть. Но по-настоящему горячая зона была там, где самолет остановился. Я полагаю, что некоторые из топливных баков самолета, должно быть, сильно пострадали, но большинство из них было бы разрезано пополам, когда они столкнулись со стальными балками в зданиях, и поэтому развитие огня было довольно постоянным».

«Я полагаю, что самолеты должны были лежать в чем-то вроде чаши из материального мусора, дно которой было на два-три этажа ниже того, в который они врезались. Вся внутренняя чаша должна была нагреваться горящим топливом. … Вне бассейна температура была бы намного ниже».

«Алюминиевый сплав корпусов самолетов, который также содержит магний, плавится при температуре 660 o C. Опыт, полученный в алюминиевой промышленности, показывает, что для достижения такой температуры.Если расплавленный алюминий нагреть дальше до температуры 750 o C, он становится таким же жидким, как вода. Я предполагаю, что именно это произошло внутри башен-близнецов, и расплавленный алюминий затем начал стекать на нижние этажи.» в башнях-близнецах были оборудованы спринклерные системы. Вся вода над раскаленными корпусами самолетов должна была превратиться в пар. Если моя теория верна, тонны алюминия утекли вниз через башни, где корюшка соприкоснулась с несколькими сотнями литров воды. Из других катастроф и экспериментов, проведенных алюминиевой промышленностью, мы знаем, что реакции такого рода приводят к сильным взрывам».0003

«Алюминий немедленно вступил бы в реакцию с водой, в результате чего произошло локальное повышение температуры на несколько сотен градусов, помимо взрывов, которые произошли из-за того, что в этих реакциях выделяется водород. Такие реакции особенно сильны при ржавчине. или другие катализаторы, которые могут поднять температуру более чем до 1500 o °С».

«Алюминиевая промышленность сообщила о более чем 250 взрывах воды с алюминием с 1980 года. Alcoa Aluminium провела эксперимент в контролируемых условиях, в которых 20 кг алюминиевого расплава реагировали с 20 кг воды, в результате чего была обнаружена ржавчина. добавил. Взрыв уничтожил всю лабораторию и оставил воронку диаметром 30 метров».

«Многие люди в Нью-Йорке сообщили, что слышали взрывы непосредственно перед тем, как рухнули здания. На пленках зданий также видны взрывы в полу под ударами. Учитывая, что количество вовлеченного алюминия было большим по сравнению с количеством воды, и поскольку ржавчина, вероятно, также присутствовала, я считаю весьма вероятным, что здание рухнуло в результате серии чрезвычайно энергоемких взрывов алюминий-вода».

Развал

«Как взрывы в центре здания могут привести к обрушению всей башни?»

«Взрывы алюминиевой воды подобны взрывам динамита. Вероятно, они были достаточно мощными, чтобы взорвать целую секцию каждого здания. Верхних этажей было бы достаточно, чтобы разрушить нижнюю часть здания».

Соседний дом

«Что случилось с соседним зданием ВТЦ7?»

«ВТЦ1 и ВТЦ2 забрали огромное количество авиационного топлива, осколков стали и, если моя теория верна, большое количество расплавленного алюминия, когда они рухнули. Когда эти материалы и все остальное упало на землю с трехсот или четырехсот метров , они были зажаты между верхней и нижней секциями башен.Это привело к бомбардировке соседних зданий горячими частицами, топливом и, возможно, также каплями алюминия.С тех пор в стенах этих башен были обнаружены как крупные, так и мелкие скопления частиц здания».

«ВТЦ7, возможно, выдержал больше этих ударов, чем другие здания. В любом случае, здание загорелось, что вышло из-под контроля. В этом случае конструкционная сталь могла достичь температуры более 1000 o С, более семи часов, а 13-й этаж обрушился в течение минуты. В данном случае я согласен с выводами федеральной комиссии. Возможно, причиной обрушения стал перегрев стальных балок».

Путь вперед

«Можно ли провести научные эксперименты, подтверждающие вашу теорию?»

«Конечно, можно было бы поискать специально застывшие капли алюминия и оксида алюминия в стенах соседних зданий. Также можно было бы провести эксперименты, чтобы выяснить, чисто ли разрезаются топливные баки, когда они прорываются через сеть стальные балки со скоростью 800 километров в час. Мы также могли бы проверить в масштабе модели, не покроется ли объект, проносящийся через комнату на чрезвычайно высокой скорости, обломками обрушившихся стен, потолков и полов».

Восстановленный после 11 сентября Всемирный торговый центр снова оказался под угрозой из-за коронавируса

Даниэль Тротта, Габриэлла Бортер

Чтение за 6 минут

НЬЮ-ЙОРК (Рейтер) терактов 2001 года, скептики сомневались, что она когда-либо снова поднимется.

Новый центр исполнительских искусств в стадии строительства на месте Мемориала 11 сентября в манхэттенском районе Нью-Йорка, Нью-Йорк, США, 31 августа 2020 г. Снимок сделан 31 августа 2020 г. REUTERS/Carlo Allegri

Сейчас, когда приближается 19-я годовщина 11 сентября, великое видение, изложенное после его разрушения, в значительной степени реализовано. Но восстановленный комплекс Всемирного торгового центра снова оказался под угрозой — на этот раз от микроскопического вируса.

«Люди гораздо больше беспокоятся о том, что кто-то кашляет на них, чем о том, что кто-то взорвет здание», — сказал Вишал Гарг, исполнительный директор стартапа по рефинансированию ипотеки Better.com со штаб-квартирой в 3 Всемирном торговом центре на месте, известном как Ground Zero.

После того, как башни-близнецы и окружающие здания были разрушены угонщиками самолетов «Аль-Каиды», в результате чего погибло 2753 из почти 3000 человек, погибших в тот день, экономика Нижнего Манхэттена была разрушена.

Но родился план, и длительная метаморфоза превратила зону бедствия в гигантскую яму, затем в обнесенную стеной строительную площадку и, наконец, спустя каких-то 25 миллиардов долларов, в туристическую достопримечательность и бизнес-центр с тремя небоскребами, транспортный узел , музей и мемориал.

Пандемия коронавируса задержала его завершение, в настоящее время строится центр исполнительских искусств и запланирован четвертый и последний небоскреб. Через шесть месяцев после того, как Нью-Йорк начал закрываться из-за COVID-19, Всемирный торговый центр и когда-то шумный Финансовый район теперь устрашающе лишены толпы.

«Довольно меланхолично. Немного мрачновато», — сказал Джеймс Буссе, розничный биржевой маклер, перекуривающий неподалёку.

Ground Zero стал одновременно и торжественным мемориалом, и местом отдыха. Напуганные посетители музея или мемориала 11 сентября могли выйти на эспланаду детей, поедающих мороженое, или гостей из других городов, любующихся башнями со стеклянными обшивками.

Всемирный торговый центр One, самое высокое здание Америки высотой 1776 футов (541 метр), было построено с устойчивым к бомбам основанием, поскольку старый Всемирный торговый центр подвергся нападению в результате взрыва грузовика в 1919 году.93.

Видение, изложенное в генеральном плане Даниэля Либескинда в 2003 году, привело к возрождению, которое диверсифицировало местную экономику, ранее зависевшую от финансов.

Государственный и частный секторы инвестировали около 25 миллиардов долларов в реконструкцию, по данным администрации портов Нью-Йорка и Нью-Джерси, которой принадлежит земля.

«Все, кто приезжает в Нью-Йорк, хотят попасть в Ground Zero», — сказал Либескинд в интервью. «Это центр Нью-Йорка. Это большое общественное пространство».

В его сердце два отражающих бассейна, спроектированных Майклом Арадом, обозначающие следы башен-близнецов, с парой четырехсторонних водопадов, стекающих в пропасть. Имена жертв выгравированы на его бронзовой окантовке.

Слайд-шоу ( 4 изображения )

До пандемии здесь собирались сотни посетителей. Но недавним днем ​​семья из Уичито, штат Канзас, была единственными людьми в бассейне южной башни.

НОСТАЛЬГИЯ ПО БАШНЯМ-БЛИЗНЕЦАМ

Ностальгия по башням-близнецам росла после того, как они были разрушены вместе со столькими невинными жизнями, но в свое время их не любили.

Построенный в 1970-х годах, Всемирный торговый центр заменил район, известный как Радио-Роу, огромным кварталом с башнями-близнецами и другими объектами. Это место часто называли «продуваемой всеми ветрами площадью».

«Проблема со Всемирным торговым центром в том, что он никогда не был таким хорошим, — сказал Карл Вейсброд, бывший чиновник городского планирования, работавший над реконструкцией нового места. «Появился центральный деловой район, который теперь является образцом для 21-го века, а не своего рода историческим артефактом 20-го века».

Планирование новой площадки вызвало общественные эмоции, связанные с нападением на США, гибелью людей и опасениями снова работать в высотных зданиях.

Критики говорят, что в конечном результате по-прежнему не хватает доступного жилья, и сетуют на отсутствие прямого железнодорожного сообщения с крупными региональными аэропортами. Архитектурные критики назвали One World Trade Center тусклым.

Но есть согласие, что с учетом всех интересов и сложностей это работает.

«Они проделали действительно замечательную работу, связав ее в городе, но все же в честь этого священного места», — сказал Лесли Кох, президент Центра исполнительских искусств комплекса.

ДВИЖИТЕЛИ ЗДЕСЬ

На вызывающем головокружение рынке недвижимости Нью-Йорка цены редко падают, за исключением таких событий, как 11 сентября или рецессия, и сейчас цены снова падают.

В июле арендная плата в центре Манхэттена снизилась на 1,4%, что стало самым большим падением в годовом исчислении с 2010 года, говорит Нэнси Ву, экономист из базы данных недвижимости StreetEasy.

По состоянию на 2019 год рынок аренды в этом районе был самым быстрорастущим в городе. Но количество свободных квартир в июле выросло на 80 процентов по сравнению с прошлым годом, сказал Ву.

Гай Хан, директор банковского отдела компании, предоставляющей финансовые услуги, сказал, что спад был очевиден вокруг его дома недалеко от мэрии, когда закрывались сетевые магазины и семейные магазины, а соседи бегут в пригород.

«Каждый день вы видите движущиеся грузовики, — сказал он.

Застройщик Ларри Сильверштейн приобрел башни-близнецы в аренду на 99 лет у администрации порта за 3,2 миллиарда долларов всего за шесть недель до 11 сентября. Последние 19 лет он занимался восстановлением.

В 2015 году Сильверстайн прогнозировал, что весь объект будет перестроен к 2020 году, но это изменилось после того, как запланированный якорный арендатор 2 Всемирного торгового центра ушел.

«Жизнь так непредсказуема», — сказал он.

Сильверштейн и Либескинд, генеральный планировщик, рассматривают пандемию как временную паузу в подъеме делового центра Манхэттена, отмечая, что прогнозы упадка после 11 сентября оказались ошибочными.

«Говорили, что Нью-Йорк никогда не вернется. И то же самое во время пандемии», — сказал Либескинд. «Но я не верю в это. Нью-Йорк слишком устойчив».

(Эта история исправляет адрес Better.com)

Сообщение Даниэля Тротты и Габриэллы Бортер; Написание Дэниела Тротты; Монтаж: Дэн Греблер

Кто на самом деле взорвал башни-близнецы? | Высшее образование

Осколки стекла и пыль с башен Всемирного торгового центра лежат на столе профессора Стивена Джонса в Университете Бригама Янга в Юте. Доказательства, по его словам, величайшего сокрытия в истории — слишком злобного, чтобы большинство в него поверило, но на разоблачение которого он поставил свою академическую карьеру.

Теракты 11 сентября, как утверждает Джонс, были «внутренней работой», которую неоконсерваторы в Белом доме разыграли как марионетку, чтобы оправдать оккупацию богатых нефтью арабских стран, раздуть военные расходы и расширить Израиль.

«Мы не верим, что 19 угонщиков и еще несколько человек в пещере в Афганистане справились с этим в одиночку, — говорит Джонс. «Мы бросаем вызов этой официальной теории заговора и, ей-богу, мы докопаемся до сути».

Хотя эта зловещая версия кажется абсурдной большинству американских ученых, Джонс, профессор физики, не одинок. Он является членом организации «Ученые за правду об 11 сентября», недавно созданной группы из примерно 75 американских профессоров, решивших доказать, что события 11 сентября были мистификацией. В эссе и журналах они используют свою связь с известными университетами, чтобы придать научный характер теориям заговора, которым давно верили в некоторых частях Европы и арабского мира и которые набирают силу среди американцев из-за разочарования войной в Ираке и оппозиции жесткому президенту Бушу. раздутая «война с террором».

Их иконоборческая позиция вызвала гнев правых радиопередач и вызвала волнения в кампусах, вызвала письма в газеты, телефонные звонки от родителей и телекамеры в лекционных залах.

На Среднем Западе 61 законодатель подписал петицию, призывающую к увольнению доцента Университета Висконсина Кевина Барретта после того, как он присоединился к организации «Ученые за истину 11 сентября». Ссылаясь на академическую свободу, ректор университета защитил Барретта, хотя и неохотно.

Опрос Университета Скриппса Ховарда/Огайо, проведенный летом, показывает, что американцы все более подозрительно относятся к объяснению правительством событий 11 сентября: 36% заявили, что «весьма вероятно» или «отчасти вероятно» участие федеральных чиновников в нападения на Всемирный торговый центр и Пентагон или не предпринимали никаких действий, чтобы остановить их, «потому что они хотели, чтобы Соединенные Штаты начали войну на Ближнем Востоке».

Для большей части мира история 11 сентября начинается в 8:45 утра 11 сентября 2001 года, когда рейс 11 American Airlines врезался в Северную башню Всемирного торгового центра. Но свалитесь в кроличью нору вместе с Джонсом, и сюжетная линия начнется на год раньше, в сентябре 2000 года. Неоконсервативная группа под названием «Проект нового американского века», в которую входили министр обороны Дональд Рамсфелд и вице-президент Дик Чейни , опубликовал отчет, в котором аргументируется глобальное расширение американского военного и экономического превосходства и превращение США в «сверхдержаву единого мира». В отчете предупреждается, что «процесс трансформации, даже если он принесет революционные изменения, скорее всего, будет долгим, если не произойдет какого-либо катастрофического и катализирующего события, такого как новый Перл-Харбор».

Оправдание для агрессии

Группа, совместно с примерно 20 другими, организовала теракты 11 сентября как предлог для превентивной глобальной агрессии против Афганистана, затем Ирака и вскоре Ирана, говорят ученые. И они настаивают на том, что накопили огромное количество научных данных, подтверждающих это.

Невозможно, говорит Джонс, чтобы башни рухнули в результате столкновения двух самолетов, поскольку реактивное топливо не сгорает при температурах, достаточно высоких, чтобы расплавить стальные балки. Горизонтальные клубы дыма — пиропатроны — испускаемые при обрушении башен, указывают на контролируемые взрывы на нижних этажах. Ученые собрали свидетельства очевидцев о вспышках и громких взрывах непосредственно перед падением.

Башни-близнецы, должно быть, были разрушены взрывчаткой — отсюда и контейнер с пылью на столе Джонса, присланный ему без просьбы женщиной, живущей в Нижнем Манхэттене. Он использует рентгеновские флуоресцентные лампы, чтобы проверить его на наличие взрывчатых веществ.

Более того, близлежащий Всемирный торговый центр 7 также рухнул позже в тот же день. В здание не врезался самолет, оно пострадало только от пожара. В ВТЦ 7 размещалась секретная станция ЦРУ, которая, по мнению ученых, была командным центром для планирования 9/11.

«Самолеты были просто отвлечением», — говорит 65-летний профессор Джеймс Фетцер, недавно вышедший на пенсию философ науки из Университета Миннесоты. «Доказательств так много, но у большинства американцев нет времени, чтобы взглянуть на это».

Но Джонатан Барнетт, профессор инженерной противопожарной защиты Вустерского политехнического института в Массачусетсе, называет такие заявления «плохой наукой». Барнетт был участником исследования эффективности здания Всемирного торгового центра, одной из правительственных групп, расследовавших обрушение башен.

С неохотой он ознакомился с заявлениями ученых — многие из них написали ему по электронной почте. Да, стальная конструкция не может рухнуть от огня, соглашается Барнетт. Однако его группа и другие утверждают, что удары самолетов ослабили конструкции и сорвали огнезащитные материалы. Это привело к тому, что верхние этажи обеих башен рухнули на нижние этажи. «Большой кусок здания рухнул, и следующий этаж рухнул, а затем все они рухнули, как колода карт», — говорит Барнетт.

Обрушение ВТЦ 7 тоже было необычным, признает он. Тем не менее, пожарные обычно не позволяют огню бушевать семь часов, как это было утром 11 сентября, потому что они уделяли первоочередное внимание спасению пострадавших. «Тот факт, что у вас нет доказательств в поддержку вашей теории, не означает, что другая теория верна», — говорит Барнетт. «Они просто придумали это на ровном месте».

После атак правительство США выпустило три отчета о событиях дня, в каждом из которых участвовали сотни профессоров, ученых и правительственных чиновников. 9/11 Комиссия, двухпартийная группа, опубликовала 500-страничное подробное расследование перемещений угонщиков самолетов, сделав вывод, что они были связаны с Усамой бен Ладеном. Национальный институт стандартов и технологий, государственное учреждение, подал 10 000 страниц отчетов о проверке обрушения башен. И Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям вмешалось, изучив реакцию на нападения.

«Заложить бомбы в трех зданиях с достаточным количеством материалов и проводки? Это слишком масштабный проект, и потребуется слишком много людей, чтобы впоследствии сохранить его в секрете», — говорит Кристофер Пайл, профессор конституционного права в колледже Маунт-Холиок. «После каждого серьезного кризиса, такого как убийство Джона Кеннеди или Мартина Лютера Кинга, у нас были конспирологи, которые придумывали правдоподобные сценарии для доверчивых людей. Это пустая трата времени».

Но Барретт говорит, что экспертов одурачил «акт психологической конверсии», мало чем отличающийся от тактики, которую следователи ЦРУ используют на своих жертвах. «Люди будут игнорировать доказательства, если они подорвут их веру», — говорит он. «Я думаю, что мы все были в шоке. А потом, когда голос власти сказал нам, что произошло, мы просто поверили этому».

Введение общественности в заблуждение

История показала, что правительства имеют традицию вводить общественность в заблуждение, заставляя их идти на войну, говорит Барретт, и следующее поколение американцев поймет правду. «Европа и Канада намного опередили нас в этом».

Исследователи событий 11 сентября делают все возможное, чтобы изобразить из себя рациональных мыслителей, которые постепенно покорились тщательному академическому анализу фактов дня.

Тем не менее, изучение их заявлений в полном объеме — это путешествие во все более абсурдное: рейс 93 не разбился в Пенсильвании, а благополучно приземлился в Кливленде; Отчаянные телефонные звонки, полученные родственниками на земле от пассажиров, на самом деле были сгенерированными компьютером голосами из лаборатории в Калифорнии. Пентагон был сбит не рейсом 77 American Airlines, а меньшим дистанционно управляемым самолетом A-3 Sky Warrior, который выстрелил ракетой в здание, прежде чем врезаться в него.

Многие из исследователей событий 11 сентября имеют опыт защиты теорий заговора, в том числе о том, что ЦРУ замышляло как взрыв Локерби, так и авиакатастрофу Джона Ф. Кеннеди-младшего и его жены, и что «глобальные тайные общества» контролируют мир.

Профессор Роберт Голдберг из Университета штата Юта написал книгу о теориях заговора «Враги внутри: культура заговора в современной Америке». Он рассказывает историю религиозных и политических лидеров, использующих теории заговора для личной и политической выгоды. Общий враг — это обычно евреи, крупные правительства или корпорации. Публика упивается ими либо потому, что эти теории более захватывающие, чем правда, либо из-за эмоциональной потребности.

«Теоретики заговора представляют свою позицию с фактами и цифрами: у них есть даты, места встреч и они всегда называют имена», — говорит он. «Дело всегда подается в обвинительном ключе или так, как писатель-авантюрист представляет роман. Это захватывающее дух изложение. Они готовы сказать, что слухи — это факт, а слухи верны, а случайности никогда не бывают тем, чем кажутся».

«Одна из историй, что в Пентагон попала ракета, и все данные есть. Но чего не хватает, так это того, что на самом деле случилось с самолетом и людьми на нем? Теоретики заговора избегают обсуждения тех фактов, которые не подходят»9.0003

Возможно, это не случайно, что готовность населения верить теориям заговора соответствует их недовольству администрацией Буша. В последние годы американская общественность чувствовала себя введенной в заблуждение из-за ложных утверждений о наличии в Ираке оружия массового уничтожения и о причастности Саддама Хусейна к терактам 11 сентября.

Многие опасаются посягательств на их гражданские свободы, теперь Агентство национальной безопасности получило доступ к телефонным счетам телекоммуникационных компаний, администрация Буша занимается прослушиванием телефонных разговоров без ордера суда, и есть тысячи случаев бессрочных задержаний американских и иностранных граждан без пробный. Тех, кто критикует «войну с террором» администрации Буша, обвиняют в непатриотичности.

Однако, доводя свою критику до таких крайностей, ученые рискуют изобразить оппозицию в карикатурном виде. Тем не менее, они настаивают и умоляют Конгресс возобновить расследование.

«Мы ученые, и мы рациональны, и мы действительно считаем, что Конгресс или кто-то другой должен расследовать это», — говорит Дэвид Габбард, профессор образования из Восточной Каролины и исследователь 11 сентября. «Но есть много сумасшедших, которые утверждают, что замешаны НЛО. Мы не хотим, чтобы нас смешивали с этими людьми».

‘Решение с разделенной секундой сэкономило мою жизнь 9/11’

от Debbie Jackson
BBC Scotland

  • Опубликовано

    Подпись к изображению,

    Эндрю находился в Южной башне, когда врезался первый самолет, и пытался спуститься по зданию, когда второй самолет вызвал еще один взрыв

    Двадцать лет назад Эндрю Каллен почувствовал взрыв самолета, врезавшегося в соседний небоскреб, так же сильно, как и услышал его.

    Инстинкт привел его к ряду действий в последующие минуты, которые оказались решающими.

    Мгновенное решение, какую кнопку лифта нажать, оказалось самым важным решением в его жизни.

    Если 11 сентября 2001 года 11 сентября 2001 года второй самолет врезался в южную башню Всемирного торгового центра, то он упал, а не взлетел, и это гарантировало, что шотландец будет жив и сможет рассказать свою историю через два десятилетия.

    Родился в Мазервелле, Северный Ланаркшир. Эндрю было 10 лет, когда его отец получил работу в Питтсбурге и перевез семью в США в 1980 году.

    В возрасте 25 лет он переехал на Манхэттен, чтобы работать аналитиком в инвестиционной фирме. Киф, Брюйетт и Вудс (KBR).

    11 сентября 2001 г. пришел на работу на 89-й этаж Южной башни. Он был частью команды, работавшей над крупной сделкой для банка.

    Это был прекрасный день.

    Источник изображения, Эндрю Каллен

    Подпись к изображению,

    Эндрю Каллен пережил теракт 11 сентября во Всемирном торговом центре, сбежав из своего офиса на 89-м этаже Южной башни. В небе ни облачка, так что с 89-го этажа можно было видеть всегда, как прямо на Статую Свободы, так и на восток, на Квинс и Бруклин. и другие продавцы начинают подъезжать, и это было действительно в то время, когда продавцы и торговцы делали свои утренние телефонные звонки, мы почувствовали и услышали огромный взрыв из Северной башни.

    «Мы понятия не имели, что это было, но свирепый взрыв заставил наше здание как бы развернуться, и, находясь на юго-восточной стороне здания, я мог видеть, как часть обломков вылетала из-под стены. строительство.»

    • Теракты 11 сентября: Что произошло 11 сентября?
    • 11 сентября: кадры из Нью-Йорка, которые потрясли мир
    • Герои забытой морской спасательной миссии

    Он сказал: «Я встал со стула и пошел на север вдоль торгового стола, и пришел к стол акций, где сидел Дерек Суорд, мой коллега из Данди. Я полагаю, что в то время он разговаривал по телефону со своим братом Аланом, пытаясь предположить, что произошло.0003

    «В этот момент я и трое коллег приняли решение выйти из здания, поэтому мы направились к лестничной клетке и начали спускаться с 89-го этажа вниз в Sky Lobby на 44-м этаже, и именно в этот момент порт Власти приказали нам вернуться в наши офисы, так что нас как бы втолкнули в один из грузовых лифтов. кнопку вестибюля всего за несколько мгновений до того, как второй самолет врезался в башню над нами».0003

    Если бы лифт поднялся, они бы погибли.

    Он сказал: «В тот момент был хаос. Меня выгнали из лифта с несколькими коллегами. Я выполз из-за угла на лестничную клетку и, может быть, через 30 секунд один из моих коллег спустился на 43-й этаж, и мы нам нужно было выбраться из здания как можно быстрее».

    Источник изображения, Getty Images

    Image caption,

    Стена пыли и дыма мчится по улицам после обрушения одной из башен Всемирного торгового центра. Эндрю взорвало за столом в оздоровительном клубе, когда взорвались витрины магазинов на Уолл-стрит.0003

    Эндрю и его коллеги так и не поняли, что произошло. Единственным логическим объяснением, которое у них было, было то, что другая башня рухнула на их башню. Теперь он понимает, что во время мощного второго взрыва реактивное топливо попало по шахте лифта и разнесло лифт на части.

    Он сказал: «Я не уверен, сколько выживших было в лифте, но мне сказали, что в этот момент он упал. Так что нам повезло оказаться на передовой.»

    Найдя лестничную клетку, им удалось попасть в вестибюль, где сотрудники администрации порта и пожарные команды пытались организовать людей, чтобы вывести их из здания.

    Они не хотели терять ни минуты, поэтому нашли восточную сторону здания и направились во двор, а затем на улицу.

    «После того, как мы увидели, как в здание врезались самолеты, и стали свидетелями того, как некоторые люди выпрыгивали из здания, мы направились в знакомый нам оздоровительный клуб, чтобы скрыться от места происшествия», — сказал Эндрю. «Мы прибыли туда всего за 10 минут до того, как наша башня рухнула и разбросала обломки по Уолл-стрит, где взорвались витрины многих магазинов, включая клуб Equinox, где мы находились».0003

    «Нам очень повезло, что нас не задело шрапнелью и прочими летящими вокруг осколками. Нас повалило на пол, и мы оказались за столом, когда он накрыл нас сверху. Однажды пыль Устроившись, мы пробрались в одну из ванных комнат, схватили мокрые полотенца и обернули ими лицо, чтобы не надышаться дымом. наш путь, потому что это было похоже на прогулку через затемнение — вот насколько густыми были пыль и мусор. Когда мы добрались до Ист-Ривер, мы нашли еще около миллиона человек.

    • После 11 сентября: история Шотландии
    • Годовщина 11 сентября: как мир отреагировал на теракты
    • Теракты 11 сентября: «Я впервые увидел мир страшным местом»

    Эндрю верит инстинкт вовремя вытащил его из башни.

    «Когда перед вами стоит угроза, и вы не знаете, что это такое, у вас есть выбор», — сказал он. «Либо ты смиришься с этим, либо выберешься из ситуации к черту.

    «Все, что я знал, это то, что взрыв, который я почувствовал от удара первой башни, был чрезвычайно мощным, и мне не нужно было быть на треть мили в воздухе. Я смертельно боюсь высоты, так что по иронии судьбы это могло бы спасти мне жизнь».0003

    Позже в тот же день Эндрю помогал работать с телефонами другим сотрудникам, которые выжили, и к концу дня у них было представление о том, кто выбрался, а кто нет.

    Источник изображения, KBW

    Подпись к изображению,

    Шотландец Дерек Сворд был одним из 67 погибших сотрудников KBW

    Дерек, его друг из Данди, был одним из 2606 человек, погибших в результате нападения на башни-близнецы.

    Пара сблизилась своими шотландскими корнями в первый рабочий день Эндрю. Их представил один из генеральных директоров KBW Джон Берри, который также умер. В тот день фирма потеряла 67 сотрудников.

    Выжившие сотрудники провели остаток недели в нью-йоркских больницах и за их пределами, проверяя журналы, чтобы узнать, выжил ли кто-нибудь из их коллег.

    Эндрю, которому сейчас 51 год, работает учителем истории и экономики в Южной Каролине. С того дня он посетил несколько поминальных служб, но предпочитает вести себя сдержанно.

    «Вы справляетесь с этим, но не можете справиться с этим, — сказал он. «Это процесс. Он есть всегда, и он может изменить вашу жизнь, но не должен мешать вам жить ею.

    «Это заставило меня задуматься о том, как я живу, и немного изменить свой путь, вместо того, чтобы следовать тому, что я считал предписывающим путем, делать то, что мне было немного интереснее, может быть, быть немного более импульсивным, чем я. был бы».

    Источник изображения, Getty Images

    Подпись к изображению,

    Два луча света отмечают годовщину обрушения башен-близнецов в 2001 году0315 США

9/11 Разоблачение теории заговора | Мифы Всемирного торгового центра

Сентябрь 2022 : В течение последних 21 года теории заговора о террористических атаках 11 сентября 2001 года против Соединенных Штатов охватили всю страну. Например, разрушение башен-близнецов в Нью-Йорке было делом рук своих, согласно « правдолюбцев», которые распространяли это утверждение в течение двух десятилетий.

Именно в этом климате Popular Mechanics впервые взялась за развенчание мифов об 11 сентября. Наш первый отчет появился на обложке мартовского номера 2005 года. Отчет превратился в книгу 2006 года с предисловием сенатора Джона Маккейна, которая была обновлена ​​​​в 2011 году. Ниже вы найдете слегка отредактированную версию раздела о Всемирном торговом центре.

Развенчание мифов об 11 сентября: почему теории заговора не соответствуют фактам

Развенчание мифов об 11 сентября: почему теории заговора не соответствуют фактам

125 долларов на Amazon

Двадцать лет спустя теории заговора 11 сентября продолжают жить. В последующие годы после сообщения об этом издании правдолюбцы предприняли множество атак на Popular Mechanics , обвиняя журнал в том, что он является инструментом федерального правительства, и рисуя диаграммы из фольги, чтобы связать Popular Mechanics с администрацией Буша. и предполагаемый большой заговор. Если вся эта чепуха к чему-то и привела, так это к нашей нынешней эре «альтернативных фактов» и нападок на мессенджера всякий раз, когда сообщение вступает в противоречие с заранее определенными убеждениями.


Обрушение обеих башен Всемирного торгового центра (ВТЦ) и меньшего ВТЦ 7 несколько часов спустя поначалу удивило даже некоторых экспертов. Но последующие исследования показали, что структурная целостность ВТЦ была нарушена интенсивным пожаром, а также серьезными повреждениями, нанесенными самолетами.

Однако это объяснение не поколебало сторонников теории заговора, утверждающих, что все три здания были заранее заминированы и разрушены серией контролируемых сносов.

Массовые повреждения

Обрушение южной башни Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке.

Томас Нильссон//Getty Images

ПРЕТЕНЗИЯ: Первый угнанный самолет врезался с 94-го по 98-й этажи 110-этажной Северной башни Всемирного торгового центра; второй самолет врезался с 78-го по 84-й этажи 110-этажной Южной башни. Удар и последовавшие за ним пожары нарушили работу лифтов в обоих зданиях. Кроме того, перед обрушением башен были заметно повреждены вестибюли обоих зданий. «Нельзя, чтобы столкновение с самолетом вызвало такой масштабный ущерб 80 этажами ниже», — говорится в сообщении на веб-сайте Независимого медиа-центра Сан-Диего (sandiego.indymedia.org). «ЯВНО и неопровержимо, что ДРУГИЕ ВЗРЫВЧАТЫЕ ВЕЩЕСТВА (… такие как бомбы сотрясения) УЖЕ БЫЛИ ВЗОРВАНЫ на нижних этажах башни во время авиакатастрофы».

ФАКТ: Вслед за предварительным отчетом Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям (FEMA) от мая 2002 г. Национальный институт стандартов и технологий (NIST) — филиал Министерства торговли США — опубликовал еще один отчет в Весна 2005 года. NIST поделился своими первоначальными выводами с Popular Mechanics в то время и предоставил своего ведущего исследователя нашей команде репортеров.

Расследование NIST показало, что обломки самолета прорезали инженерные шахты в ядре Северной башни, создав канал для сжигания реактивного топлива и огненные разрушения по всему зданию. «Очень сложно задокументировать, куда ушло топливо, — говорит Форман Уильямс, консультант NIST и эксперт по горению, — но если оно распылено и горюче и попадет в источник воспламенения, оно взорвется».

➡️ Читать далее
  • Самый смертоносный случайный обвал в истории США

Горящее топливо, перемещающееся по шахтам лифта, могло нарушить работу лифтовых систем и нанести значительный ущерб вестибюлям. NIST заслушал показания от первого лица о том, что «некоторые лифты рухнули прямо на первый этаж». «Двери в вестибюле распахнулись, вырвалось пламя и погибли люди», — говорит Джеймс Квинтьер, профессор инженерии в Университете Мэриленда и советник NIST. Аналогичное наблюдение было сделано во французском документальном фильме 11 сентября Жюль и Гедеон Ноде. Когда Жюль Ноде вошел в вестибюль Северной башни, через несколько минут после удара первого самолета, он увидел горящих жертв — сцену, которую он нашел слишком ужасной, чтобы снимать ее.

«Расплавленная» сталь

ПРЕТЕНЗИЯ: «Нам солгали», — сообщает сайт AttackOnAmerica. net. «Первая ложь заключалась в том, что загрузка топлива из самолета была причиной разрушения конструкции. Никакой керосиновый огонь не может разгореться настолько, чтобы расплавить сталь». Сообщение озаглавлено «Доказательство контролируемого сноса в ВТЦ».

ФАКТ: Топливо для реактивных двигателей горит при температуре от 800 до 1500 градусов по Фаренгейту, что недостаточно для расплавления стали (2750 градусов по Фаренгейту). Однако эксперты сходятся во мнении, что для того, чтобы башни рухнули, их стальные каркасы не должны расплавляться, они просто должны были потерять часть своей структурной прочности, а для этого требовалось гораздо меньшее воздействие тепла. «Я никогда не видел расплавленную сталь в горящем здании», — говорит заместитель начальника пожарной охраны Нью-Йорка на пенсии Винсент Данн, автор книги «Обрушение горящих зданий: руководство по пожарной безопасности». Но я видел много скрученной, деформированной, изогнутой и провисшей стали. Что происходит, так это то, что сталь пытается расшириться с обоих концов, но когда она больше не может расширяться, она провисает, и окружающий бетон трескается».

«Сталь теряет около 50 процентов своей прочности при температуре 1100 [градусов по Фаренгейту]», — отмечает старший инженер Фарид Альфавак-хири из Американского института стальных конструкций. «А при 1800 [градусах] он, вероятно, составляет менее 10 процентов». NIST также считает, что большая часть напыленной огнезащитной изоляции, вероятно, была сбита со стальных балок, которые находились на пути падающих струй, в результате чего металл стал более уязвимым для тепла.

✅ Узнайте факты: Сталь
  • Вся история стали

Но горит не только реактивное топливо, отмечает Форман Уильямс, профессор инженерии Калифорнийского университета в Сан-Диего и один из семь инженеров-строителей и экспертов по пожарной безопасности, с которыми консультировались Popular Mechanics . Он говорит, что в то время как реактивное топливо было катализатором пожаров в ВТЦ, возникший ад был усилен горючими материалами внутри зданий, включая ковры, шторы, мебель и бумагу. NIST сообщает, что очаги возгорания достигали 1832 градусов по Фаренгейту.

«Источником воспламенения было топливо для реактивных двигателей», — сообщает Уильямс Popular Mechanics . «Он горел, может быть, 10 минут, и через 10 минут [башни] все еще стояли. Именно остальная часть горящего материала отвечала за передачу тепла, которая в конечном итоге привела их к падению».

Клубы пыли

ПРЕТЕНЗИЯ: Когда каждая башня рушилась, отчетливо видимые клубы пыли и обломков выбрасывались из стен зданий. Реклама в 9.0546 The New York Times за книгу Болезненные вопросы: анализ атаки 11 сентября сделал следующее заявление: «Бетонные облака, вырывающиеся из зданий, не возможны из-за простого обрушения. Они происходят от взрывов». Многочисленные сторонники теории заговора цитируют Ван Ромеро, эксперта по взрывчатым веществам и вице-президента Горно-технологического института Нью-Мексико, которого 11 сентября Albuquerque Journal процитировал как слова, что «внутри зданий были установлены взрывные устройства, вызвавшие взрывы». башни рушатся». Статья продолжается: «Ромеро сказал, что обрушение построек напоминало обрушение управляемых взрывов, используемых для разрушения старых построек».

ФАКТ: Как только каждая башня начала рушиться, вес всех этажей над обрушившейся зоной обрушился с раздробленной силой на самый высокий неповрежденный этаж. Неспособный поглотить массивную энергию, этот пол рухнет, передав силы на этаж ниже, позволив обрушению прогрессировать вниз по зданию в цепной реакции. По словам Дэвида Биггса, инженера-строителя из Ryan-Biggs Associates и члена группы Американского общества инженеров-строителей, которая работала над отчетом FEMA, инженеры называют этот процесс «блинованием», и для его начала не требуется взрыва.

Как и все офисные здания, башни ВТЦ содержали огромное количество воздуха. Пока они лепились, весь этот воздух вместе с бетоном и другими обломками, истертыми силой обрушения, выбрасывался с огромной энергией. «Когда у вас обрушится значительная часть пола, воздух и бетонная пыль будут выбрасываться в окно», — говорит ведущий исследователь NIST Шьям Сандер в интервью Popular Mechanics. Эти облака пыли могут создать впечатление контролируемого сноса, добавляет Сандер, «но к такому восприятию приводит именно слипшийся пол».


✅ Получите факты: 9/11 Теории заговора
  • Мифы о атаке 9/11 Debunking MyThs около
  • . Самолеты
  • Джон Маккейн: Мифы о заговоре 11 сентября и правда под атакой
  • Отчет Всемирного торгового центра 7 ставит точку в теории заговора 11 сентября

Журнал Альбукерке стал пищей для теоретиков заговора. «Меня неверно процитировали, когда я сказал, что думал, что это взрывчатка разрушила здание», — говорит он Popular Mechanics . «Я только сказал, что выглядит так, как ».

Ромеро, который согласен с научным выводом о том, что причиной обрушения стал пожар, потребовал опровержения из журнала . Напечатано 22 сентября 2001 г. «Я чувствовал, что на кону стоит моя научная репутация». Но Emperors-clothes.com увидел другое: «Казначеем исследовательского института Ромеро является Пентагон. Прямо или косвенно было оказано давление, вынудившее Ромеро отказаться от своего первоначального заявления». Ромеро отвечает: «Теоретики заговора заявили, что правительство достало меня. Это самое далекое от истины. Это был альбатрос на моей шее в течение трех лет».

Сейсмические выбросы

ПРЕТЕНЗИЯ: Сейсмографы Земной обсерватории Ламонт-Доэрти Колумбийского университета в Палисейдс, штат Нью-Йорк, в 21 миле к северу от ВТЦ, зафиксировали события 11 сентября. «Самые сильные толчки были зарегистрированы в начале обвалов, задолго до того, как падающие обломки упали на землю», — сообщается на веб-сайте WhatReallyHappened. com. Обозреватель Prisonplanet.com, веб-сайта, которым управляет ведущий ток-шоу на радио Алекс Джонс, утверждает, что сейсмические всплески (область, обведенная прямоугольником на графике 1) являются «неоспоримым доказательством того, что мощные взрывы обрушили» башни. На сайте говорится, что его выводы подтверждаются двумя сейсмологами обсерватории, Вон-Янг Кимом и Артуром Лернер-Ламом. Каждый «резкий кратковременный всплеск», как сообщает Prisonplanet.com, соответствовал «взрыву в стиле сноса».

Скриншот/PM

Ревизионисты говорят, что острые шипы (график 1 выше) означают, что ВТЦ обрушили бомбы. Ученые не согласны с этим утверждением.

ФАКТ: «Нет никаких научных оснований для вывода о том, что взрывы обрушили башни», — сообщает Лернер-Лам Popular Mechanics . «Такое представление нашей работы категорически неверно и не соответствует контексту».

Отчет, выпущенный Lamont-Doherty, включает в себя различные графики, показывающие сейсмические данные, полученные от самолетов, врезавшихся в две башни, а также последующее обрушение обоих зданий. WhatReallyHappened.com выбирает для отображения только один график (График 1), который показывает показания за 30-минутный промежуток времени.

На этом графике 8- и 10-секундные коллапсы ошибочно выглядят как пара внезапных всплесков. 40-секундный график Ламонта-Доэрти с теми же данными дает гораздо более подробную картину: сейсмические волны — синие для Южной башни, красные для Северной башни — начинаются с малого, а затем усиливаются по мере того, как здания рушатся на землю. Перевод: никаких бомб.

Обрушение ВТЦ 7

ПРЕТЕНЗИЯ: Через семь часов после падения двух башен обрушился 47-этажный ЦМТ 7. Согласно 911review.org: «Видео ясно показывает, что это был не обвал, последовавший за пожаром, а скорее контролируемый снос: интернет-расследователи считают, что в этом вопросе присяжные».

Фотография Нью-Йоркского Управления по чрезвычайным ситуациям

ЦМТ 7 стоит среди обломков недавно обрушившихся башен-близнецов. Поврежденное падающими обломками здание переживает пожар, который бушует в течение нескольких часов. Эксперты говорят, что эта комбинация, а не взрыв в стиле сноса, привела к «перегибу» линии крыши, который сигнализирует о прогрессирующем обрушении ВТЦ 7.

ФАКТ: Многие сторонники теории заговора указывают на предварительный отчет FEMA, в котором говорилось, что перед обрушением ВТЦ 7 был нанесен относительно небольшой ущерб. Благодаря большему количеству времени и ресурсов исследователи NIST теперь поддерживают рабочую гипотезу о том, что ВТЦ 7 был гораздо более скомпрометирован падающими обломками, чем указано в отчете FEMA. «Самое важное, что мы обнаружили, это то, что на самом деле были физические повреждения южной стены здания 7», — говорит Сандер из NIST.0011 Популярная механика . «Примерно на треть фасада к центру и к низу — примерно 10 этажей — вычерпано около 25 процентов глубины здания». NIST также обнаружил ранее незадокументированные повреждения верхних этажей ВТЦ 7 и его юго-западного угла.

Исследователи Национального института стандартов и технологий считают, что обрушению способствовало сочетание сильного пожара и серьезного структурного повреждения, хотя определение точной пропорции требует дополнительных исследований. Но анализ NIST предполагает, что падение ВТЦ 7 было примером «прогрессивного обрушения», процесса, при котором разрушение частей конструкции в конечном итоге создает напряжения, которые приводят к обрушению всего здания. На видео падения ВТЦ 7 видны трещины или «перегибы» на фасаде здания непосредственно перед тем, как два пентхауса исчезли в здании один за другим. Все здание рухнуло само по себе, при этом обвалившаяся восточная сторона конструкции потянула вниз западную сторону в результате диагонального обрушения.

По данным NIST, была одна основная причина разрушения здания: в необычной конструкции колонны возле видимых перегибов несли исключительно большие нагрузки, примерно 2000 квадратных футов площади на каждый этаж. «Наш предварительный анализ показал, что если вы уберете только одну колонну на одном из нижних этажей, — отмечает Сандер, — это может привести к вертикальному обрушению, так что вся секция рухнет».

🤯 Больше умопомрачительных теорий заговора
  • Почему вы верите в теории заговора
  • Правда о спутнике «Черный рыцарь»
  • 13 лучших подкастов по теории заговора

Есть два других возможных фактора, которые все еще расследуются: во-первых, фермы на пятом и седьмом этажах были предназначены для передачи нагрузки от одного набора колонн к другому. Поскольку колонны на южной стене явно повреждены, высокие напряжения, вероятно, передавались колоннам на других сторонах здания, что превышало их несущую способность.

Во-вторых, огонь на пятом этаже горел до семи часов. «В ВТЦ 7 не было пожаротушения, — говорит Сандер. Следователи полагают, что огонь подпитывали цистерны с дизельным топливом, которые многие жильцы использовали для запуска аварийных генераторов. Большинство резервуаров по всему зданию были довольно маленькими, но генератор на пятом этаже был соединен с большим резервуаром в подвале напорной линией. Говорит Сандер: «Наша текущая рабочая гипотеза состоит в том, что эта линия под давлением служила топливом [для пожара] в течение длительного периода времени».

ЦМТ 7 мог бы выдержать полученные физические повреждения или многочасовой пожар, но этих факторов вместе с необычной конструкцией здания было достаточно, чтобы вызвать обрушение по цепной реакции.

На Уилла Химено обрушились башни Всемирной торговли. Как он выжил?

Журнал

Полицейский администрации порта провел 13 часов в ловушке среди обломков башен-близнецов, прежде чем его спасли. Но самым примечательным может быть то, что произошло потом.

Уилл Химено на стрельбище из лука в Нью-Джерси в сентябре 2021 года. | Брайан Ансельм/Redux для журнала Politico

Историк и журналист Гаррет М. Графф — автор бестселлера New York Times «Единственный самолет в небе: устная история 11 сентября» и ведущий подкаста LONG SHADOW о нерешенных вопросах 11 сентября. .

Самым странным в завалах Всемирного торгового центра было то, что Уилл Химено не сломал ни одной кости. Полицейский администрации порта обрушил на себя 220 этажей Всемирного торгового центра — все обе башни, сначала южную, затем северную — насилие невообразимого масштаба, скорости и силы, в результате которого погибли трое других офицеров. 11 сентября 2001 года он несколько часов стоял с выжившим сержантом среди бетона и скалы. на операционном столе его сестра спросила врачей: «Сколько костей он сломал?»

«Нет», — ответили они.

Само прибытие Химено в больницу в ночь на 11 сентября стало приятным сюрпризом.

Детектив администрации порта Уилл Химено прощается со своими друзьями после последней переклички на автовокзале администрации порта. | Сьюзан Уоттс / NY Daily News Archive через Getty Images

Через несколько мгновений после удара первого самолета в 8:46, а затем второго в 9:03, за которым последовало обрушение Южной башни в 9:59 и Северной в 10:28, больницы в районе Нью-Йорка активировали протоколы стихийных бедствий, планировали массовые жертвы, и даже на всем восточном побережье больницы задавались вопросом, примут ли они пациентов с травмами, доставленных по воздуху.

Но к полудню врачи и медсестры, выстроившиеся в очереди в переполненных отделениях неотложной помощи и отделениях сортировки в столовых, поняли, что потока пациентов не будет. Интенсивность обрушения башен означала, что почти все, кто находился рядом или оказался в ловушке внутри, погибли. Когда спасатели начали затапливать поле щебня, которое в конечном итоге стало известно как Ground Zero поздно утром во вторник и днем, они не нашли выживших.

Ну, почти нет.

18 человек пережили обвал в тот день. Большинство из них были с группой пожарных FDNY на лестничной клетке B Северной башни, которая осталась практически нетронутой. Одна выжила после того, как лестница, по которой она мчалась вниз, разрушилась вокруг нее. Но из-под развалин удалось спасти всего двух человек: Химено и его сержанта в тот день, Джона Маклафлина.

Неизвестный нью-йоркский пожарный уходит из Ground Zero после обрушения башен-близнецов. | Энтони Коррейя / Getty Images

История Химено и Маклафлина — это невероятная история о выживании, показанная в фильме Оливера Стоуна 2006 года. И все же, с того момента, как я впервые поговорил с Химено в рамках моей устной истории 2019 года об атаках 11 сентября «Единственный самолет в небе», меня тянуло к нему не из-за того, что он пережил в тот раз. день, а из-за того, что было после.

Это та часть истории Химено, о которой не знает большинство американцев — та часть, которая произошла после того, как его спасли из-под обломков, и после того, как закончился фильм Оливера Стоуна, о чем он впервые рассказал в своих новых мемуарах «Восход сквозь тьму». — поэтому его историю стоит помнить, когда мы оглядываемся назад на 20-ю годовщину 11 сентября, последующие два десятилетия войны с террором и наследие войны в Ираке и Афганистане.

Ведь пока Химено ни одной кости не сломал на 9/11, он был одним из первых, кто столкнулся с тем, что стало, возможно, определяющей травмой войны с террором.

Глава I: Крах

Уилл Химено держит стрелу на стрельбище из лука в районе управления дикой природой Блэк-Ривер в Нью-Джерси. | Брайан Ансельм/Redux для журнала Politico

Вторник, 11 сентября, был так прекрасен, что Химено решил взять выходной, чтобы поохотиться. Гигантский шторм, пронесшийся на северо-востоке днем ​​ранее, оставил после себя солнце, ясное голубое небо и прохладную осеннюю температуру. Химено был лучником — он научился охоте из лука в семье своей жены — и это был идеальный день для охоты на оленей. Той осенью его жена Эллисон была на седьмом месяце беременности вторым ребенком.

32-летний Химено был еще новичком; он жил своей мечтой стать полицейским всего девять месяцев. Его родители приехали в Соединенные Штаты, в Хакенсак, штат Нью-Джерси, в 1970 году из Колумбии, когда ему было всего два года. Его отец, сварщик, и мать, косметолог, работали над тем, чтобы отправить его в католическую школу, и он присоединился к военно-морскому флоту сразу после окончания средней школы, служил на борту вертолетоносца USS Tripoli , прежде чем вернуться домой, направляясь в общественный колледж и пройти тест, чтобы поступить в полицейское управление портового управления двух штатов Нью-Йорка и Нью-Джерси.

Он и 76 других кадетов-полицейских закончили обучение на церемонии в январе 2001 года в отеле Marriott во Всемирном торговом центре, расположенном между основаниями башен-близнецов. Участок площадью шестнадцать акров был сияющей жемчужиной собственности, охраняемой Управлением портов нескольких штатов с 1700 офицерами, которое также защищало аэропорты в районе Нью-Йорка — Ла-Гуардия, Кеннеди и Ньюарк — автовокзал Управления порта в Нью-Йорке, Система пригородных поездов PATH, а также туннели и мосты между двумя штатами. Во время церемонии Химено увидел, как его младшая дочь Бьянка машет рукой в ​​толпе и кричит: «Папа! Папочка!» «У нас на лицах были большие улыбки, — скажет позже Химено. «Я всю жизнь ждал, чтобы стать полицейским».

Слева: Химено и одноклассник Брайан Боэль на выпускном. Справа: Химено с женой и дочерью после принятия присяги в качестве офицера полиции администрации порта. | Предоставлено Уиллом Химено

Во вторник, 11 сентября, он решил пропустить охоту и отправиться на перекличку в 6:45 утра; в то время его назначили на автовокзал, и в 8:46 он стоял на посту на углу 42-й и Восьмой авеню, наблюдая за утренним потоком пассажиров, направляющихся на работу, когда над перекрестком промелькнула тень. «Он полностью закрыл улицу на долю секунды», — вспоминает Химено. Он видел, как люди указывают пальцем, но не помнит, чтобы слышал самолет; не понял он и того, что отбрасывало гигантскую тень.

Через несколько секунд Химено и всех остальных офицеров PAPD на автовокзале вызвали к главному столу отдела. На обратном пути он пересекся с товарищем-новичком, своим другом по академии Домиником Пеццуло, который сказал: «Вилли» — Пеццуло был единственным человеком в жизни Химено, который использовал его детское прозвище, — «должно быть что-то очень плохое, чтобы они звонили». нас всех назад к полицейскому столу.

«Да, я не могу представить, что это может быть», — ответил Химено.

Внутри им сообщили, что рейс 11 American Airlines врезался в Северную башню Всемирного торгового центра, и их отправили на юг, чтобы помочь со спасательной миссией. Химено коротко позвонил Эллисон, чтобы объяснить, что с ним все в порядке, но в последующие часы ей запомнилось то, что он торопливо повесил трубку, не произнеся своего обычного «Я люблю тебя».

Наручники и значок Уилла Химено, с которыми он был похоронен во Всемирном торговом центре. | Брайан Ансельм/Redux для журнала Politico

900:02 Офицеры конфисковали автобус MTA на Девятой авеню и помчались к горящему зданию с пригородным эскортом впереди. Второй самолет, рейс 175 United Airlines, врезался где-то во время их полета, и среди дневного хаоса Химено даже не понял, что это произошло. Они прибыли в течение нескольких минут; Бумаги сыпались дождем по всему нижнему Манхэттену, и чудовищность момента и предстоящая задача дошли до них, когда они начали видеть раненых гражданских лиц, которые все еще находились в нескольких кварталах от них. «Все, что я могу описать, это Армагеддон — вот насколько он был плох», — вспоминал он в устной истории с 9/11 Мемориал и музей, один из сотен, которые я использовал для составления своей книги 2019 года.

Затем он увидел свой первый джемпер: блондин, одетый в розовую рубашку с воротником и брюки цвета хаки. «Когда он прыгал, он прыгал почти так, как если бы он был на кресте, как Иисус. Он просто подпрыгнул, глядя вверх, и тут же упал», — вспоминал Химено.

На месте происшествия сержант Джон Маклафлин попросил добровольцев помочь внутри — ему особенно нужны были офицеры, знакомые с тем, как пользоваться дыхательным аппаратом Scott Air-Pak, который PAPD использовала для тушения пожаров. Из-за уникальной ответственности агентства в аэропортах все офицеры администрации порта также прошли перекрестную подготовку по основам пожаротушения, и Химено, Пеццуло и третий офицер, Антонио Родригес, выступили с речью — поскольку они только что закончили обучение, они все еще помнят свои действия. подготовка.

Химено вспоминает, как в тот день он думал, что хотел держаться поближе к Маклафлину: его военно-морская подготовка научила его, что в плохой ситуации лучше всего следовать за лидером, которого вы уважаете, который увеличит ваши шансы на спасение. За предыдущие месяцы он начал уважать опыт усатого американца ирландского происхождения, 22-летнего ветерана PAPD.

Небольшая группа отправилась на подземную станцию ​​PAPD в Торговом центре — часть обширной подземной сети туннелей, торговых центров и транзитных станций, заполнявших комплекс Торгового центра площадью 16 акров. Башни-близнецы возвышались над горизонтом Манхэттена, но весь комплекс Всемирного торгового центра состоял из семи зданий, которые ежедневно посещали более 50 000 человек и около 200 000 посетителей. Внутри подстанции PAPD они надели каски, спасательное снаряжение и свои воздушные рюкзаки Scott. Единственные пожарные куртки PAPD, которые они смогли найти, были слишком малы для Химено, который сложен как танк с широкими плечами, поэтому он продолжил работу без них. «Мы похожи на пожарных с оружием на нашей стороне», — вспоминал Химено.

Когда они проходили через офис PAPD, он заметил нелепый кусок фюзеляжа разбившегося самолета, стоящий на стойке регистрации, куда его положил детектив PAPD. «Я помню, как был ошеломлен, — вспоминал он. «Вы пытаетесь зарегистрироваться — хотя вы знаете, что самолет сбился — почему здесь, на столе полиции, обломок самолета?»

Затем группа собрала большую почтовую тележку и начала поиски спасательного оборудования, прежде чем они направились к бушующему огню высоко над головой. К ним присоединился еще один офицер, Кристофер Аморозо, лицо которого уже кровоточило от удара обломком. «Нам просто нужно продолжать работать», — сказал Аморозо, не обращая внимания на свою травму.

Когда они проходили через туннели и коридоры под башней, они могли видеть, что мраморные стены треснули, и они тащились через несколько дюймов воды, когда лопнувшие трубы затопили здание.

«Я подпитывался профессионализмом своих товарищей-офицеров — мы все были напуганы, но у нас была работа», — вспоминает Химено. «Посреди всего этого хаоса, всей этой катастрофы, внутри Всемирного торгового центра были люди, помогавшие друг другу. Я помню, как черный джентльмен с белым джентльменом несли эту блондинку с сильным порезом на ноге. Я помню, как подумал про себя, Уилл, если эти нормальные гражданские могут быть такими храбрыми, мы, как спасатели, должны быть на три шага выше их, потому что они рассчитывают на нас .

Они миновали еще одну группу из пяти офицеров PAPD, которые также толкали тележку с оборудованием, и Химено узнал еще одного друга по академии, Уолвина Стюарта. Они ударили кулаками и сказали друг другу: «Берегись!» — и разошлись. «Это был последний раз, когда мы видели кого-либо из этих полицейских администрации порта», — вспоминал Химено.

Несколько мгновений спустя, в 9:59, команда Химено из пяти человек находилась в коридоре между Северной и Южной башнями, когда они услышали грохот, за которым последовал нарастающий грохот. «Все начало трястись, — вспоминал Химено. «Я оглянулся на вестибюль и увидел приближающийся огненный шар размером с мой дом. Сержант Маклафлин закричал: «Бегите!» Я сказал себе: Во что я ввязался? Пока я бежал, я увидел перед собой свет. Я помню, как подумал, через долю секунды, Ого, я должен бежать к свету, может быть, он выведет меня наружу . Потом я вспомнил, что мы обещали, что не оставим друг друга. Я увидел, как Доминик бежит, он повернул налево, и я начал преследовать его. В тот момент все, что я почувствовал, это то, что мое тело взлетело в воздух и ударилось».

Сначала они были поражены потоком воздуха, когда Южная башня сжалась и упала, а затем вокруг них обрушился коридор. Химено почувствовал, как кусок бетона ударил его по шлему и сбил его; его радио полетело. «Нас завалило обломками. Я пытался бороться за свою жизнь», — вспоминал Химено. «Как быстро это произошло, так и закончилось».

Оказавшись в ловушке среди обломков, он начал звать на помощь по рации, используя код экстренной помощи PAPD: «8-13! 8-13! Офицеры вниз! 8-13! Химено — мы упали! Наша команда упала!»

Среди обломков Маклафлин попытался провести перекличку: «Выключите звук! Где все? Без звука!» Пеццуло тоже оказался погребен под обломками неподалеку. «Доминик сказал: «Пеццуло!» Я сказал: «Химено!» И это все, что мы слышали», — вспоминал Химено. «Следующие две минуты я просто кричал: «Крис!» — для Кристофера Аморозо — и «A-Rod!» — прозвище Антонио Родригеса. Я просто продолжал кричать около двух минут. «А-Род! Крис! А-Род! Крис!» И тогда Доминик сказал: «Вилли, они в лучшем месте».0003

Глава II: В ловушке

Обломки Всемирного торгового центра видны через разбитое окно соседнего жилого дома. | Марио Тама / Getty Images

Обрушение коридора похоронило и разделило офицеров; Пеццуло был слева от Химено, в положении для отжимания, среди разбросанных обломков, в то время как одна из стен коридора рухнула на левый бок Химено, плотно зажав его лицом вверх. У него было всего несколько дюймов свободного пространства над лицом. Маклафлин, казалось, находился примерно в 15 футах от него, застряв в позе эмбриона, но не раздавил себя. «Я слышал его, но не видел, потому что прямо у моих ног был бетон, — вспоминал Химено. Далеко над их головами, примерно в 30 футах среди обрушившихся обломков, они могли видеть пятно дневного света.

Примерно через 10 минут Пеццуло удалось выбраться и переместиться на место рядом с Химено. «Доминик сказал: «Сержант, я могу выбраться из этой дыры», — вспоминал Химено. «Сержант Маклафлин сказал: «Нет, если вы уйдете, вы никогда нас не найдете. Тебе нужно вывести Химено, а ты и Химено — меня». Дебаты продолжались несколько минут, и Пеццуло стремился уйти и найти дополнительную помощь. «Мы люди — и здесь вы оказываетесь в ситуации, когда вы можете выйти за помощью, выйти на свободу и вернуться или остаться — буквально — в адской дыре со своей командой», — вспоминал Химено. . «Здесь нет супергероев — мы обычные люди. Доминику пришлось принять действительно трудное решение. В конце концов, он сказал: «Я вытащу Уилла».0003

Пока Пеццуло безуспешно пытался освободить Химено, выжившие трое говорили о том, что, по их мнению, произошло; у них не было ощущения, что башня рухнула. Маклафлин предположил, что, возможно, заминированный автомобиль взорвался возле здания на площади наверху — тактика, распространенная среди террористов на Ближнем Востоке: используйте первую атаку, чтобы заманить спасателей, а затем устройте второй взрыв, чтобы нацелиться на них. Они продолжали кричать: «Офицеры PAPD вниз!» надеясь, что кто-то услышит их бедственное положение. Наконец, примерно через 15 минут, Пеццуло признал поражение. «Он сказал: «Я не могу вытащить тебя», — вспоминает Химено.

Было 10:28 утра.

И раздался второй грохот, такой же, как и первый.

«Я помню, как Доминик немного попятился, и я сказал ему: «Вот оно. Все кончено», — вспоминал Химено. «Это звучало так, будто на нас приближался огромный локомотив. Все, о чем я мог думать, было: , я умру. Одна из вещей, которые я всегда делал со своими девочками — Эллисон и Бьянкой — заключалась в том, что я делал знак на языке жестов «Я люблю тебя». грудь. Я подумал, что если я умру и меня найдут, они хотя бы скажут моей жене, что я так рассердился, чтобы она знала, что я думаю о ней».

Кусок падающего бетона попал прямо в Пеццуло, и Химено увидел, как он рухнул, как тряпичная кукла; в другом месте Маклафлин снова был избит обломками и начал кричать от боли. «На нас действительно приземлились обе башни, — вспоминает Химено.

А затем, так же быстро, как начался, крах закончился.

Пеццуло сильно истекал кровью и сказал Химено как ни в чем не бывало: «Вилли, я умираю, чувак». Найдя в себе силы пошутить, он попросил у Маклафлина перерыв. «Доминик говорит сержанту Маклафлину: «Можно мне 3-8?» что является перерывом для полицейского администрации порта», — вспоминает Химено. «Сержант Маклафлин, несмотря на то, что он кричал, говорит: «Да, вы можете взять 3-8».0003

«Я смотрю на Доминика, и Доминик говорит: «Вилли, не забывай, что я погиб, пытаясь спасти вас, ребята». . «В последние минуты он изо всех сил пытался вытащить пистолет из кобуры. Он указал им на дыру в щебне далеко над нашими головами. Мы кричали: «Офицеры PAPD вниз!», надеясь, что кто-нибудь нас услышит. Он направил свое огнестрельное оружие в воздух, в эту дыру, и выстрелил из пистолета в качестве последней попытки, чтобы кто-нибудь услышал нас. Затем он упал и умер».

Химено и Маклафлин остались одни; никто не пришел их спасать. Никто даже не знал, что они там были. Их положение ухудшалось по прошествии утра и дня; из обломков наверху сыпались огненные шары, и Химено отчаянно двигался, чтобы избежать их. В какой-то момент жар от пламени взорвал оставшиеся патроны пистолета Пеццуло. «Мне потребовалась секунда, чтобы понять, что это такое, — вспоминал Химено. — Я видел эти искры. И я бы услышал: «Фу! Пау! Паф!» Я оглянулся и понял, что пистолет Доминика стреляет. Рикошеты стреляли прямо над моей головой».

Уилл Химено и его сержант Джон Маклафлин позируют для рекламной фотографии фильма 2006 года о крахе Всемирного торгового центра. | Алами

Химено был в плохой физической и умственной форме. Маклафлин тоже. Через обломки они болтали. Двое мужчин работали вместе, но были более или менее незнакомы друг с другом. Они говорили о своих семьях, о жизни, о чем угодно. Прошли часы. Как вспоминает Химено: «Мы продолжали двигаться вперед и назад, пытаясь поддержать друг друга. Я бы закричал на сержанта, если бы услышал, как он исчезает; он кричал бы на меня, если бы я исчезал. Все, что я мог сделать, это надеяться и молиться, и это то, что мы сделали. Мы молились вместе, в какой-то момент Маклафлин сказал: «Я даже не знаю твоего имени». Я сказал: «Уилл». Он сказал: «Мой Джон»9.0003

В какой-то момент, как вспомнил Джимено, он просто хотел сдаться и умереть. Он благодарил Бога за свою жену и четыре года с дочерью Бьянкой и сетовал на то, что пропустит рождение дочери. «Я закрыл глаза и примирился с Богом, — вспоминал он. «Я сказал: «Если я попаду на Небеса, единственное, о чем я буду просить, — это стакан воды», потому что я так хотел пить, и как бы безумно это ни звучало, ваш разум работает таинственным образом. Это все, о чем я просил».

Затем его решимость окрепла; он решил, что если ему суждено умереть в тот вторник, то он хочет сделать это на своих условиях. Он начал копаться вокруг себя, как бы бесполезно это ни казалось. В какой-то момент он царапал бетон концом наручников. Он пытался бить магазином от собственного пистолета. Он пообещал Маклафлину: «Мы выберемся из этой адской дыры» и продолжал звать спасателей.

Но их положение ухудшилось.

Его раненое тело начало опухать — состояние, известное как синдром компартмента, поскольку травмы его зажатых ног вызвали повышение давления в его теле.

Прошло больше времени. Его усилия ослабли, как и разговор с Маклафлином.

Наверху, в крошечной щели света, дневной свет начал меркнуть. «Сержант Маклафлин сказал: «Не знаю, доживем ли мы до дневного времени. Они не смогут попасть сюда до рассвета, потому что им нужно обезопасить территорию, а нам нужно держаться», — вспоминал Химено.

Затем, после наступления темноты, они услышали кричащие голоса вдалеке — не пожарных и не полицейских, а двух морских пехотинцев США.

Точнее, два бывших морских пехотинца.

Глава III: Спасение

Пожарные обыскивают завалы башен-близнецов Всемирного торгового центра в 2001 году. | Дуг Кантер/AFP через Getty Images

Несколько неправдоподобная история спасения Химено и Маклафлина на самом деле начинается далеко от эпицентра.

В то утро, когда распространились слухи о нападениях, 43-летний Дэвид В. Карнс работал бухгалтером в Deloitte в Коннектикуте; он провел 20 лет в морской пехоте и оставил службу тремя годами ранее ради гражданской жизни. Он сразу же признал нападение актом войны и, наблюдая за обрушением обеих башен и последующим нападением на Пентагон, а также крушением рейса 93 United Airlines, бросился в бой. Он оставил свой стол, остановился у местного парикмахера, чтобы сделать короткую стрижку в соответствии с правилами морской пехоты, надел собственную камуфляжную форму и поехал в Нижний Манхэттен, справедливо рассудив, как оказалось, что полиция дежурит на блокпостах вдоль дороги. кстати махнул бы через кого-нибудь, кто смотрел военную часть.

В Нижнем Манхэттене хаос продолжался до полудня; спасательные работы были в лучшем случае бессистемными, поскольку пожарная служба Нью-Йорка считалась не только с трагической гибелью сотен своих сотрудников, но и с разрушением своей командной структуры. Сцена была буквально адским пейзажем; в близлежащих зданиях бушевали пожары; улицы и прохожие были покрыты густой белой пылью, которая станет одним из характерных образов нападения; уничтоженные машины скорой помощи, раздавленные, как картонные игрушки, заполонили окружающие кварталы. А затем был характерный для этого места навязчивый звук: пронзительные сигналы тревоги из воздушных ранцев сотен пропавших без вести пожарных, непрерывно звучащие из-под обломков Всемирного торгового центра.

Среди толпы были спасатели, строители и другие военные, собравшиеся на месте бывшего Всемирного торгового центра. Там, Удивительно, но Карнс нашел еще одного бывшего морского пехотинца, который отреагировал так же, как и он: 27-летнего бывшего сержанта Джейсона Томаса, который ушел с действительной службы несколькими месяцами ранее. Он подвозил дочь к дому своей матери, когда услышал о нападении; он тоже надел свою старую форму и направился к Всемирному торговому центру. «Кто-то нуждался в помощи. Неважно, кто», — сказал он журналистам годы спустя. «У меня даже не было плана. Но у меня была вся эта подготовка в качестве морского пехотинца, и все, о чем я мог думать, было: «Мой город в беде».0003

Полицейский скутер среди обломков в Нижнем Манхэттене, 11 сентября 2001 года. | Дуг Кантер/AFP через Getty Images

Двое мужчин отправились на собственную поисково-спасательную операцию, идя по коварным обломкам и крича.

Под водой, около 8 часов вечера, Химено услышал их зов: «Корпус морской пехоты США, нас кто-нибудь слышит?»

«Я не мог в это поверить, — вспоминает Химено. «Я начал кричать так громко, как только мог. «Офицеры PAPD вниз! Офицеры PAPD вниз!» И они продолжали повторять: «Продолжайте кричать, мы вас слышим!» Морские пехотинцы маневрировали на звук голоса Химено и, наконец, появились высоко над дырой в обломках. «Они спросили: «Кто там внизу?» Я сказал: «Полиция администрации порта, офицер Химено, мой сержант упал. У нас внизу мужчины. У нас есть мужчины, которые умерли», и они сказали: «Подожди, приятель», — вспоминает Химено.

Морские пехотинцы попытались найти Химено в обломках внизу с помощью фонарика; все, что он мог сделать, это махнуть левой рукой, чтобы привлечь их внимание, но его рука была так же покрыта бетонной пылью, как и обломки, и ее было трудно отличить от самого щебня. Им потребовалось около пяти минут, чтобы найти его. Наверху морские пехотинцы звали других на помощь.

Два офицера, Скотт Штраус и Пэдди МакГи, прибыли из подразделения аварийно-спасательных служб Нью-Йорка, грузовик 1, оба из элитной спасательной команды департамента и команды спецназа. «Мы побежали в том направлении, — вспоминал позже Штраус. «Мы карабкаемся по этой искривленной стали — некоторые были очень, очень горячими — прыгаем с одного на другое. Мы скользим по пыли. Это был очень опасный поход. Сквозь пыль и сквозь дым я увидел парня, размахивающего фонариком, я подошел к нему. Я сказал: «Что у тебя есть?» Он говорит: «У тебя в этой дыре два парня, два копа». Я смотрю, а эта дыра немного больше размера люка. Я нырнул в него примерно на шесть-восемь футов. Это было похоже на очень, очень крошечный шкаф».

Штраус, МакГи и гражданский фельдшер Чак Серейка начали тяжелую многочасовую операцию по освобождению Химено. Они сняли свое собственное спасательное снаряжение, а офицеры сняли ремни с оружием, сбрасывая все, что могли, чтобы можно было пробраться глубже в завалы. «Я сползаю в эту дыру. Пэдди за мной, и мы обходим балки, которые раскалены — огонь идет с другой стороны — там полно дыма. Мы кашляем. Мы задыхаемся», — вспоминает Штраус.

«Я говорю себе, своим детям: «Я люблю вас. Мне жаль, что я это делаю, потому что я скоро умру», — вспоминает он. «Худшее — возможно, худшее, что мне приходилось делать в своей жизни. Я сказал [моей жене] Пэт, что люблю ее, и спустился в эту дыру — я никому не звонил по мобильному телефону, я просто сказал это себе».

Наконец, проползши примерно 20-30 футов вниз, они наткнулись на тело Пеццулло, а еще дальше — на Химено. «Единственное, что мы можем видеть у Уилла, — это его голова, правая рука и часть правого бока, — вспоминал Штраус. «Остальное — похоже, его высыпали из самосвала. Он просто лежит и лежит на боку. Он может немного двигать головой и двигать правой рукой».

Только один человек мог пройти через отверстие за раз — пространство, которое Штраус описал как «не больше, чем пространство под стулом». Штраус предложил Химено немного воды, и в конце концов Серейка подключила раненому офицеру капельницу. И тогда они приступили к работе. Штраус начинает царапать обломки. Мало-помалу они откалывали обволакивающий бетон; это была изнурительная работа, и каждые 15-20 минут Штраус и Серейка менялись местами. Откалывая, они передавали разбитый бетон МакГи, который бросал его дальше в горящие костры и груду обломков под ними.

Ситуация была серьезной. «Это выглядит. Сначала они были озадачены, поскольку Химено продолжал просить их спасти его напарника — Штраус и его коллеги могли видеть поблизости тело Пеццуло и беспокоились, что Химено в шоке не понял, что офицер мертв. Только в середине спасательной операции они услышали еще один голос из-под обломков.

«Мы царапаем, царапаем, а потом слышим голос сержанта Маклафлина, и он говорит: «Эй, как дела, ребята?» Я такой: «Кто это?» Уилл такой: «Это мой партнер», например, Вы идиоты. Как вы думаете, о чем я говорил? И мы такие: «Мы думали, что он был твоим напарником». Он сказал: «Нет, это Доминик. Он мертв». Я такой: О, Боже мой! Теперь у нас есть еще одно спасение, которое мы должны сделать.

В течение трех часов они работали над освобождением Химено, отказываясь от многочисленных приказов других спасателей эвакуировать место, потому что обломки были слишком опасны и нестабильны. «Следующие три часа они работали надо мной, — вспоминает Химено. «Было очень-очень больно — они смогли освободить мою правую ногу, а потом долго пытались вытащить меня из-под этой стены. Им пришлось срезать мой Scott Airpack. В ту ночь это был просто кошмар».

В какой-то момент они хотели ампутировать ногу Химено, но у них был только нож, и вместо этого они продолжали копать. Пространство было настолько тесным, что Химено даже не видел лица Штрауса — он провел всю операцию по спасению, лишь мельком разглядев лысую голову офицера всего в нескольких дюймах от своей.

«Уилл кричит от боли, а сержант Маклафлин все это время то появляется, то исчезает, — вспоминал Штраус. «Мы разговариваем с Маклафлином и Пэдди МакГи — лучшего ирландца, чем он, быть не может, он родился в день Святого Патрика, играет волынщик полицейского управления — и Джон Маклафлин, еще один ирландец, и Пэдди такой: Эй, ирландские глаза, ты еще с нами?» Иногда он отвечал, иногда нет. Когда он не отвечал, Уилл заводился. «Джон… Сержант, давай, сержант, держись, сержант!» Потом можно было услышать, как он хриплым голосом говорит: «Я здесь. Я здесь».

Наконец, около 11 часов вечера Химено был освобожден, поднят в спасательной корзине на поверхность, где он столкнулся с невообразимыми разрушениями над головой. «Когда они начали вытаскивать меня из каталки в эту дыру, я помню, как огляделся и сказал: «Где все?» Потому что я мог видеть луну и дым, но я не мог видеть здания. . Тогда пожарный сказал: «Все пропало, малыш». Тогда я впервые заплакал в тот вечер».

Потребовалось еще восемь часов, чтобы добраться до Маклафлина, который, наконец, был освобожден около 7 утра следующего дня.

Той ночью медики доставили Химено в больницу Бельвю в Нью-Йорке; водитель скорой помощи тоже прибыл из северной части штата, и ему нужно было найти дорогу. Там Химено столкнулся с пустотой в отделении неотложной помощи: «Я помню, когда мы добрались до больницы, я думал, что там будут тысячи людей. Это второй раз, когда я плакала. Когда меня вытащили из машины скорой помощи, я вижу стоящих вокруг врачей и медсестер. Я сказал: «Где все?» Они такие: «Ты это». Они говорят мне, что больше никого нет».

На этом заканчивается большинство рассказов об истории Уилла Химено: чудесное спасение, некоторые из последних — и единственных — людей, извлеченных из горящих обломков Ground Zero. Триумф героя, спасенного другими героями в самый мрачный день Америки.

Но что меня больше всего впечатляет в офицере PAPD Уилле Химено, так это то, что будет дальше.

Глава IV: Расплата

Уилл Химено позирует для портрета в своем доме в Честере, штат Нью-Джерси, 3 сентября 2021 года. | Брайан Ансельм/Redux для журнала Politico

Химено провел в больнице больше месяца; его ноги были сильно повреждены — в ту первую ночь врачи поспешили разрезать его от бедра до лодыжки и снять невыносимое давление внутри — но 13-часовое испытание в руинах Всемирного торгового центра, казалось, повредило каждый дюйм его тела. Он казался получеловеком, полуконкретным; вакуум был необходим, чтобы очистить его легкие от камней и мусора. «Один из врачей упомянул, что им пришлось промыть мои легкие, потому что мои легкие выглядели так, будто я курил 30 лет; Я не курил ни дня в своей жизни», — пишет он в своих мемуарах, Восход солнца сквозь тьму . Мусор облепил его волосы и заполнил слуховые проходы.

Он дважды упал на землю, почти умирая. Он мог видеть свою семью, но был интубирован, не мог говорить, а его руки были слишком распухшими, чтобы писать или даже использовать язык жестов, которым он обычно общался со своей женой. На его правой руке были ожоги от огненных шаров, прокатившихся по обломкам.

Полицейские дежурили у его постели, и в ближайшие дни Химено рассчитался с дневной потерей для своего отдела — суперинтендант и глава его академии умерли, как и начальник PAPD. В общей сложности в тот день PAPD потеряло 37 офицеров, в том числе Пеццуло, Родригеса и Аморозо. Он и Маклафлин почти набрали 39 очков.. Однажды в газете он заметил фотографии угонщиков и посмотрел на каждое лицо по очереди: Что заставило вас сделать это?

Постепенно он снова начал стоять, и его состояние улучшилось настолько, что его выписали в реабилитационный центр в Нью-Джерси 19 октября, через 12 дней после начала американских авиаударов в Афганистане в ответ на сентябрьские атаки. 26 ноября, все еще в инвалидном кресле, Химено приветствовал маленькую дочь, которую он никогда не думал, что доживет, Оливию; его жене было запланировано кесарево сечение, так что Оливия разделила день рождения своего отца. «Я чуть не пропустил этот великий момент, — вспоминает он.

Уилл Химено на реабилитации со своим физиотерапевтом. | Предоставлено Уиллом Химено

В последующие годы его физическое состояние улучшилось, а психическое состояние ухудшилось. Знакомство с домом сменилось тоской, то гневом. Веселый и легкомысленный по натуре, Химено обнаружил, что теперь его характер, казалось, взбесился; он взрывался из-за мелких ситуаций, ругая семью, свою жену или друзей за мирские невзгоды и легкое разочарование. Однажды ночью он накричал на своего зятя после того, как его жена предложила им дополнительный поднос баклажанов с пармезаном; Химено, который даже не любил баклажаны, начал кричать: «Какого хрена! Ты ешь всю еду».

Еще одной ночью он поймал себя на том, что готовился бросить ботинок в свою жену во время спора из-за пульта от телевизора.

Химено был в ужасе и пристыжен. Он вышел из дома и уехал в природоохранную зону, где любил охотиться; сидел в грузовике, уставившись в поле, где он мог бы отправиться на охоту, не обращая внимания на теракты 11 сентября, если бы он взял личный день, который он обдумывал.

Вернувшись домой, он зашел в комнату старшей дочери. «Бьянка, — спросил он, — папа много кричит?»

«Да, папа, иногда ты меня пугаешь», — честно ответила она.

Химено был опустошен. Как он описывает этот момент в своей книге: «Именно тогда я понял, что если я не буду хорошим мужем, хорошим отцом, хорошим примером, то террористы победят».

Со временем он понял, что у него недиагностированное посттравматическое стрессовое расстройство; сколько бы врачей, медсестер и медицинских работников ни изучали каждый дюйм его тела в течение нескольких недель после того, как его вытащили живым из-под обломков, никто не обратил особого внимания на его разум.

Новое сражение Химено, как оказалось, предвещало то, с чем вскоре столкнутся миллионы ветеранов, вернувшихся с террористических войн за границей. Посттравматическое стрессовое расстройство стало характерной травмой Войны с террором; миллионы ветеранов войн в Ираке и Афганистане благополучно вернулись домой только для того, чтобы бороться с психическими, эмоциональными и моральными травмами, полученными в бою. Сегодня около четырех миллионов американцев участвовали в войнах после 11 сентября; исследование Pew в 2019 годуобнаружили, что «примерно половина говорит, что у них был эмоционально травмирующий или неприятный опыт, связанный с их военной службой, и около трети говорят, что обращались за профессиональной помощью, чтобы справиться с этим опытом». Примерно каждый третий говорит, что считает, что у него есть симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Награды в доме Уилла Химено. | Брайан Ансельм/Redux для журнала Politico

В течение месяцев, последовавших за его собственной самореализацией, Химено обнаружил, что изо всех сил пытается противостоять своему психическому здоровью. Он обнаружил, что сеансы с полицейским терапевтом разочаровывают. «Слов просто не было — а мне никогда не хватает слов», — вспоминает он в своей новой книге.

Гнев продолжался. Затем, в один прекрасный день, примерно через два года после 11 сентября, в середине 2003 года, когда американские войска в Ираке начали ощущать первые отголоски повстанческого движения, которое затянется на годы, по дороге домой из магазина его младшая дочь Оливия пролила свой напиток. Он потянулся с переднего сиденья и схватил ее за рубашку.

Его жена закричала: «Уилл, что с тобой, черт возьми, не так? Она всего лишь маленькая девочка».

Химено достиг своего предела. Как он пишет: «Пришло время серьезно заняться своим посттравматическим стрессовым расстройством». Он позвонил другу-психологу: «Мне очень нужно с кем-то поговорить».

Глава V: В поисках света

Уилл Химено тренируется на стрельбище из лука в зоне управления дикой природой Блэк-Ривер в Честере, штат Нью-Джерси, 3 сентября 2021 года. | Брайан Ансельм/Redux для журнала Politico

Предстоящие месяцы Химено были тяжелыми. Он работал с психологом Дебби Манделл, чтобы понять триггеры его гнева и эмоциональную травму, которую он перенес в одиночку, без лечения. Опять же, сначала он почувствовал, что у него нет никакого прогресса, и подумывал о том, чтобы прекратить лечение. Временами чувство вины выжившего переполняло его. «Почему я жив, а они нет?» — спросил он на одном из сеансов.

Наконец Манделл обратился к нему: «Уилл, тебе придется с этим смириться. Мы находимся в точке, где мы можем продолжать пинать дохлую лошадь, или мы собираемся двигаться вперед и сказать: «Хорошо, у тебя посттравматический синдром, ты злишься». Как мы собираемся справиться с этим? Чем ты планируешь заняться?»

Впервые Химено, казалось, услышал ее и, более того, понял.

По сей день Химено откровенно говорит о трудностях, с которыми он сталкивается. Он знает, что посттравматическое стрессовое расстройство — это не «излечение». Речь идет о поиске способов справиться с травмой и триггерами. В нашей первой беседе несколько лет назад он сказал мне: «День, когда я победил посттравматический стресс, — это день, когда меня закапывают в землю».

И все же это будет нелегко; он говорит, что боролся со своей серьезной виной выжившего более десяти лет, по-настоящему победив ее только благодаря образцовой жизни вдовы его партнера в тот день, Антонио Родригеса. Он наблюдал, как она решила жить счастливой жизнью, несмотря на то, что потеряла любовь всей своей жизни, и позволил себе тоже быть счастливым. «Потребовались годы, чтобы позволить себе чувствовать грусть без необходимости окутывать меня», — объясняет он в своих мемуарах.

Вместо того, чтобы «побеждать» посттравматическое стрессовое расстройство, Химено за последние 17 лет научился жить с ним, осознавать свою боль и пережитую травму. С помощью работы и помощи он определил свои собственные триггеры — ситуации, которые вызывали физическую или эмоциональную боль, моменты, когда он чувствовал себя беспомощным или бессильным, или ситуации, когда он сталкивался с неизвестным. «Потребовались годы, чтобы облажаться», — говорит он, но он научился останавливать то, что он называет «проклятым колесом хомяка», прерывая нарастающий приступ гнева, прежде чем он может взорваться. Он пытается уйти от ситуаций, прежде чем они обострятся, и вместо этого погрузиться во что-то физическое — прогулку, эллиптический тренажер, боксерскую грушу.

И он охотится — много — это времяпрепровождение, которое, по его словам, стало важной частью его исцеления. Мы дружим на Facebook, и в его ленте полно фотографий, на которых он глубоко в лесу, спрятался в полях и как-то иначе погружается в тишину природы. Его младшая дочь уже достаточно взрослая, чтобы охотиться вместе с ним. Он говорит, что нет ничего более волшебного, чем сидеть в охотничьем укрытии и наблюдать, как вокруг него просыпается мир. «Это напоминание о том, что нужно жить каждый день, не цепляясь за прошлое и не опасаясь будущего», — пишет он в своих новых мемуарах.

Со временем он также осознал, какую боль он причинял собственной семье — побочный ущерб жене и другим из-за своего гнева — и столкнулся со своими ошибками и эмоциями. «Я решил использовать гнев таким образом, чтобы бороться за свою жизнь, а не против посттравматического стресса», — пишет он в своих мемуарах. «Каждый раз, когда я сталкивался с ошибкой, мне казалось, что я беру ответственность за свою жизнь из-под посттравматического стресса».

Химено был уволен по состоянию здоровья с работы своей мечты в PAPD в 2004 году — после того, как на самом деле проработал только полицейским девять месяцев до 9/11 — и с тех пор посвятил себя общению с группами, переживающими собственную борьбу.

Он ходит по реабилитационным центрам, программам лечения наркомании, церквям и тюрьмам, а также выступает перед военными и полицейскими академиями. Он разговаривает со многими начальными, средними и старшими школами, а иногда и с колледжами. На каждом из них он приносит небольшой кусок стали из Всемирного торгового центра, который рухнул 20 лет назад в субботу.

Семья Уилла Химено перед новой Башней Свободы. | Предоставлено Уиллом Химено

Во всех своих презентациях он рассказывает о том, каково это, когда на вас падает Всемирный торговый центр — и как вы встаете обратно. В конечном счете, Химено понял, что он не определяется упавшим на него зданием. Вместо этого он будет определяться тем, что он сделал, несмотря на это.

Травма, говорит Химено, не сравнима и не конкурирует. Какой бы ни была ваша личная травма, она может быть столь же разрушительной для вас, как и его травма для него. В какой-то момент, говорит Химено, на протяжении всей нашей жизни мы будем чувствовать себя так, будто Всемирный торговый центр обрушился на нас — будь то смерть члена семьи, тяжелый разрыв, развод, потеря работы. , несчастный случай, зависимость, жестокое обращение, сексуальное насилие, депрессия или что-то еще. Он говорит, что это может быть даже последний экзамен на следующей неделе, который, как вы думаете, вы не сможете пройти.

Новая книга Уилла Химено, в которой подробно описывается его опыт во время и после 11 сентября, была опубликована в августе. | Брайан Ансельм/Redux для журнала Politico

Самое важное — это то, что мы делаем в этот момент — и кто нам нужен.

«Люди всегда подходят ко мне и говорят: «Уилл, я не могу представить себе ничего хуже, чем Всемирный торговый центр, падающий на тебя, 220 этажей», — сказал он мне этим летом, когда мы снова говорили на моем новый подкаст. «Какое бы трагическое событие ни происходило в вашей жизни, в этот момент у вас есть свой Всемирный торговый центр. Это то, что вы делаете с собой — то, что мы делаем с собой, чтобы преодолеть их. И именно поэтому я говорю людям, если вы собираетесь прочитать мою историю — или нашу историю, как я люблю ее называть, — посмотрите на нее, что эти два человека, которые не должны были выйти из-под этих огромных башен, но они сделали.