Как США сбросили атомную бомбу сами на себя — Виртуальный Кореновск

С кем не бывает: как в США случайно сбросили атомную бомбу


Более 60 лет назад на маленькую деревню в США случайно упала атомная бомба.

11 марта 1958 года в деревне Марс-Блафф в округе Флоренс штата Южная Каролина 37-летний проводник поезда Уолтер Грегг вместе с сыном делали скамейки в мастерской, а жена Эффи хлопотала по хозяйству в доме, построенном предками Уолтера более века назад. Их дочери Елена и Френсис с двоюродной сестрой Эллой играли за домом, в маленьком деревянном домике, который смастерил для них отец.

А в это время над Южной Каролиной на высоте 4600 м летел американский реактивный бомбардировщик Boeing B-47E-LM. Он вылетел с авиабазы вблизи города Саванны в штате Джорджия и направлялся на британскую авиабазу «Брантингторп» в графстве Лестершир.

На борту самолета на случай вооруженного конфликта с СССР находилась 30-килотонная атомная бомба Mk.6.

В 1950-х годах она была основным оружием стратегической авиации США и состояла на вооружении до 1962 года.

В кабине пилотов загорелся сигнал, свидетельствовавший о неисправности фиксатора механизма сброса бомбы. Командир велел штурману Брюсу Кульке проверить предохранительную чеку. Кулька спустился в бомбовый отсек, но не смог найти фиксатор. В поисках он залез на спусковое устройство и случайно его активировал.

Кульке удалось удержаться на борту. А вот бомба проломила люк самолета и стремительно понеслась вниз, прямо к дому Греггов. Бомба обрушилась на лес рядом с домиком для игр.

От катастрофы деревню спасло то, что ядерный заряд хранился на самолете отдельно. Но бомба была начинена и обычной взрывчаткой, которая взорвалась при столкновении с землей.

На месте падения бомбы остался кратер размером 20 м в диаметре и 10 м глубиной. Огород, дом, домик для игр и еще несколько построек смело взрывом. По счастливой случайности девочки в это время отошли от деревянного домика. Все члены семьи Греггов выжили, хотя и были ранены.

По словам Уолтера Грегга, они с сыном слышали, как над домом пролетел самолет. А через секунду землю сотряс мощный взрыв. Вокруг поднялись клубы дыма и пыли.

«Ничего не было видно дальше пары метров, — рассказывал потом Грегг. — Единственное, что пришло мне в голову — что самолет разбился».

Грегг забежал во двор в поисках жены и дочерей. В его ушах стоял звон. Почувствовав боль в боку, Грегг обнаружил глубокую рану под правой рукой. Но больше всего в этот момент его волновал баллон с газом рядом с домом, который мог взорваться в любой момент. До Грегга доносились крики жены и девочек.

«Это невозможно описать, — говорил после сын Грегга, Уолтер-младший. — Шум был невероятным, пыли было безумное количество».

Обломки повредили соседние дома и церковь. Когда пыль немного рассеялась, Грегг нашел свою семью. Дочери были в синяках и порезах, Элла жаловалась на боль в спине и боку, жене рассекло голову куском штукатурки. Но все они были живы и в сознании.

Почти сразу после взрыва вокруг обломков дома Греггов собрались соседи. Первым на участке появился проезжавший мимо солдат. Прибыли на место происшествия и его непосредственные виновники.

ВВС немедленно велели всем военным поблизости собраться и оцепить район. Экипаж самолета должен был вернуться на базу в Саванне.

Семья Греггов провела ночь в доме своего семейного врача. Он наложил швы, прооперировал Эллу — у той оказалось внутреннее кровотечение. На протяжении нескольких месяцев Грегги проходили радиационный контроль, но следов облучения не было.

Местные газеты узнали о причине взрыва раньше самих Греггов.

Спустя буквально полчаса после падения бомбы спортивный комментатор Томас Андерсен из газеты The Florence Morning News уже успел пообщаться с офицером ВВС США и вместе с ним отправился на место событий, прихватив с собой фотографа. Так скромное локальное издание получило свою минуту славы, наиболее полно и своевременно осветив события. В редакцию потом еще долго сыпались звонки из крупных газет вроде The New York Times и даже иностранной прессы.

Инцидент обеспокоил власти Великобритании. «Это происшествие отлично иллюстрирует опасности, связанные с размещением у нас водородных бомб», — отметил Фредерик Мессер, лидер фракции лейбористов. Вопрос о размещении бомб лейбористы решили вынести на обсуждение в парламенте.

Военные еще долго собирали разлетевшиеся обломки бомбы. Им даже пришлось обратиться к жителям, которые растащили обломки на сувениры, чтобы те вернули их ВВС.

Инцидент заставил ВВС пересмотреть конфигурацию бомб. Состав взрывчатки был переработан, как и спусковой механизм — теперь столкновение с землей не могло спровоцировать взрыв, для этого требовался электрический импульс.

Экипаж бомбардировщика извинился перед семьей и смог избежать наказания. А вот за компенсацию Греггам пришлось побороться. Регламент выплат подразумевал опись всего имущества, от автомобиля до фарфорового сервиза и цыплят, с указанием первоначальной стоимости. Поэтому добиваться возмещения ущерба семье пришлось через суд.

Грегги подали иск к ВВС США и спустя год и три месяца получили компенсацию в $54 тыс. — почти полмиллиона долларов в пересчете на современные цены. Кратер от взрыва остался и по сей день, хотя и зарос травой. Место падения бомбы отмечено памятной табличкой. Сами же Грегги перебрались в новый дом в том же округе.

mykor.ru

Умер американский пилот, сбросивший ядерную бомбу на Хиросиму: Оружие: Силовые структуры: Lenta.ru

1 ноября 2007 года в своем доме в Коламбусе, штат Огайо, в возрасте 92 лет скончался американский пилот Пол Тиббетс, сбросивший атомную бомбу на Хиросиму. Он на три года пережил генерала Суини, который бомбил Нагасаки. «Смерть любит своих поставщиков» — генерал Тиббетс, как и большинство других офицеров, участвовавших в атомных бомбардировках Японии, прожил долгую жизнь и сделал хорошую (хоть и не головокружительную) карьеру, уйдя в запас в звании бригадного генерала ВВС США. До конца жизни Тиббетс не сомневался в том, что действовал правильно.

Смерть самого известного в мире летчика ВВС США вновь привлекла внимание к той единственной операции, которая увековечила его имя. Этот интерес тем более велик, что бомбардировки Хиросимы и Нагасаки стали первым и, пока что, последним боевым применением ядерного оружия.

Предпосылки атаки на Хиросиму появились в сентябре 1942 года, когда в США стартовал известный «Манхэттенский проект», в рамках которого велась разработка ядерного оружия. Научным руководителем проекта стал выдающийся ученый Роберт Оппенгеймер, куратором и организатором — генерал Лесли Гроувз, получивший практически неограниченные полномочия (впоследствии такую схему скопируют в СССР, где научное руководство проектом будет возложено на Игоря Курчатова, а организационные и контрольные функции — на Лаврентия Берию).

В «Манхэттенском проекте» была задействована плеяда выдающихся ученых, уже имевших или получивших впоследствии всемирную известность — Эдвард Теллер, Энрико Ферми, Лео Сциллард, Джон фон Нейман и многие другие. Следует, впрочем, отметить, что вопреки популярному заблуждению, Альберт Эйнштейн, чье совместное с Лео Сциллардом и другими учеными письмо Рузвельту, написанное еще в 1939 году, стало отправной точкой для начала предварительных работ по проекту, не участвовал в создании бомбы — американские спецслужбы не были уверены в его благонадежности. Сам Эйнштейн до конца жизни задавался вопросом о моральности (или аморальности) применения ядерного оружия.

Пол Уорфилд Тиббетс-младший (Paul Warfield Tibbets Jr.). Родился 23 февраля 1915 года в Куинси, штат Иллинойс. Отец — Пол Уорфилд Тиббетс-старший, мать — Энола Гей Тиббетс (Хаггард). В 1937-м поступил кадетом в авиационный корпус армии США, в 1938-м получил звание второго лейтенанта. Участвовал в боевых действиях с августа 1942 года. Командовал 340-й бомбардировочной эскадрильей 97-го тяжелого бомбардировочного авиакрыла на Средиземноморском театре военных действий. После нескольких боевых вылетов был отозван в США для переучивания на новейший бомбардировщик Б-29. 17 декабря 1944 года был назначен на должность командира 509-й смешанной авиационной группы.

К середине 1944 года стало ясно, что создание эффективного ядерного заряда — дело ближайших месяцев. Командование армии США начало подготовку к практическому применению нового оружия. Первой воинской частью, которой предстояло применить атомную бомбу, стала 509-я смешанная авиационная группа, изначально создававшаяся для испытаний и применения авиационных бомб большой мощности. В качестве самолета-носителя был выбран стратегический бомбардировщик B-29, обладавший уникальными для того времени летными характеристиками. Какие города — немецкие или японские — станут целью, еще не было ясно. Участники проекта спешили — осенью 1944 года все полагали, что немцы, открывшие в свое время эффект цепной реакции распада ядер урана, также находятся в завершающей стадии разработки ядерного оружия.

Кроме бомбардировщиков, в состав 509-й группы были включены транспортные самолеты C-54, что определило ее классификацию как «смешанной». Новая воинская часть была сформирована 9 декабря 1944 года и приступила к боевой подготовке 17 декабря на авиабазе Уэндовер в штате Юта. Используемые группой самолеты B-29 были модернизированы по проекту Silverplate. От оригинальных самолетов они отличались увеличенными размерами бомболюка и усиленными замками бомбодержателей. Кроме того, самолеты были оснащены камерами для фиксации результатов взрыва и шторками на стеклах кабины и блистерах, позволявшими защитить экипаж от ослепительной вспышки. Внешне самолеты-носители ядерных бомб отличались от остальных светлой «отражающей» окраской — самолеты окрашивали в светлые тона — белый, серебристый, голубой. Часть самолетов просто не красили — тяжелые бомбардировщики сверкали в лучах солнца полированным дюралем с нанесенными опознавательными знаками и номерами.

К апрелю 1945 в составе 509-й группы было 14 подготовленных экипажей, каждый из которых совершил не менее 50 учебных полетов со сбросом инертного боеприпаса, и полковник Тиббетс объявил о боеготовности группы. Началась подготовка к переброске самолетов и экипажей за океан. К этому времени уже было ясно, что целью для атомных бомб станут города Японии — у Германии шансов продержаться до готовности первых боеприпасов нового типа уже не было.

Стратегический бомбардировщик Boeing B-29 Superfortress.
Первый полет — 21 сентября 1942 года
Взлетный вес норм/макс — 56/61 тонна
Силовая установка — 4 двигателя Райт-Циклон R-3350-23(23A)-18, мощностью по 2200 л.с.
Максимальная скорость — 604 км/ч
Радиус действия в зависимости от нагрузки — 1200-2700 километров
Потолок — 10.000 метров
Вооружение — 11 пулеметов в пяти огневых установках, до 9072 килограммов бомб
Экипаж — 7-10 человек в зависимости от задания

Выпускался на заводах компаний Boeing, Bell и Glenn L. Martin

21 июля 1944 года американские войска высадились на острове Тиниан – маленьком клочке суши, входящем в обширный архипелаг Марианских островов. Несколько квадратных километров скал, болотистых зарослей и пляжей, засыпанных белым коралловым песком, представляли слабый стратегический интерес для Японии, хотя армия Страны Восходящего Солнца и дралась за него как всегда до последнего солдата. Но США получили неоспоримое стратегическое преимущество: теперь у них была база, с которой воздушные сверхкрепости могли вести бомбардировку Японских островов.

Cледующий шаг был сделан в апреле 1945 года, когда разразилась битва за Окинаву, обернувшаяся крупномасштабной мясорубкой даже по меркам привыкших за время войны к большим потерям Германии и СССР, не говоря уже о США. С захватом этого острова США получили возможность атаковать японские острова с помощью тактических бомбардировщиков и истребителей.

Первые транспортные самолеты 509-й авиагруппы с экипажами и техниками прибыли на театр военных действий 18 мая 1945 года, приземлившись на острове Тиниан. 29 мая на Тиниан прибыли вспомогательные подразделения и персонал группы. Бомбардировщики начали прибывать с 11 июня. 509-я группа вошла в состав 313 бомбардировочного крыла, принимавшего участие в бомбардировках Японии с февраля 1945 года. В связи с секретностью новой части район ее базирования был отнесен на несколько миль в сторону от остальных частей и тщательно охранялся.

В это же время командир группы подобрал себе самолет для боевых действий — B-29 серии 45-MO, модификации Silverplate, серийный номер 44-86292, сошел с производственной линии фирмы Glenn L. Martin 9 мая 1945 года.

После завершения наземных тренировок экипажи приступили к боевой подготовке. Как сообщает журнал боевых действий 509-й смешанной группы, 13 самолетов ее 393-й эскадрильи в течение июля и первой недели августа 1945 года совершили:

  • 17 индивидуальных тренировочных полетов без боеприпасов.
  • 15 групповых вылетов на боевое применение по целям на островах Трук, Маркус, Рота, Гугуан. Вылеты совершались в составе крупных соединений численностью до 90 бомбардировщиков с использованием фугасных авиабомб.
  • 12 групповых вылетов на боевое примение против целей на территории Японских островов с использованием фугасных боеприпасов.
    Между 22 и 29 июля самолеты сбросили на цели 37 фугасных бомб, имитировавших ядерную бомбу «Толстяк», которая впоследствии будет сброшена на Нагасаки.
  • 8 учебных полетов со сбросом инертных сборок, имитирующих боеприпасы «Малыш» (пять полетов) и «Толстяк» (три полета).
  • 1 практический полет с загруженной инертной сборкой «Малыша» на остров Иводзима с проведением выгрузки/погрузки бомбы на запасном аэродроме с целью проверить возможность смены бомбардировщика-носителя в случае возникновения неполадок на основной машине в ходе полета.

    Бомбардировщик B-29 «Суперфортресс» Фото ВВС США

    Lenta.ru

    Полковник Тиббетс активно участвовал в подготовке — за июль 1945 года он совершил восемь тренировочных и два боевых вылета, каждый из которых длился от 8 до 12 часов.

    Тем временем в США прошли испытания «Устройства» (Device) — так был назван первый ядерный боеприпас. «Устройство» было взорвано на полигоне в Аламогордо в штате Нью-Мексико 17 июля 1945 года. Находившийся в это время в Потсдаме президент США Гарри Трумэн сообщил об успехе Черчиллю и Сталину. Это сообщение — фактически первый в истории акт «ядерной дипломатии» — стало поводом для активизации работ над советским ядерным проектом.

    Трумэн, который сам узнал о настоящем содержании Манхэттенского проекта только после смерти президента Рузвельта, рассчитывал на испуг, однако Сталин оставался спокоен. Он внимательно выслушал президента Трумэна, поздравил его с выдающимся достижением американских ученых и инженеров и уехал в свою резиденцию. Из докладных записок Курчатова он знал, что скрывается за «бомбой огромной разрушительной силы», а советская разведка уже подбиралась к главным исполнителям Манхэттенского проекта.

    16 июля бомба, в которой не хватало небольшой доли урана, была погружена на борт крейсера «Индианаполис», немедленно вышедшего в море. 26 июля он доставил на остров Тиниан первый ядерный боеприпас — бомбу «Малыш». 29 июля на Тиниан прибыл генерал Карл Спаатс, командовавший стратегической авиацией на тихоокеанском ТВД. Подготовка к боевому применению ядерного боеприпаса вошла в завершающую стадию. 28 июля и 2 августа 1945 года на Тиниан самолетами были доставлены компоненты бомбы «Толстяк».

    Комиссия по выбору целей, заседавшая в Вашингтоне в мае-июне 1945 года, рекомендовала в качестве возможных целей Киото, Хиросиму, Ниигату и арсенал в Кокуре. Комиссия отвергла идею использования этого оружия против чисто военной цели, поскольку был шанс промахнуться мимо маленькой цели, не окруженной обширной городской зоной. Кроме того, говорилось, что «это снизит психологический эффект, оказываемый на противника». В качестве основной цели генерал Гроувз рассматривал Киото, аргументируя это тем, что «во-первых, этот город имеет больше миллиона населения, что, следовательно, обещает хороший эффект взрыва; во-вторых, он занимает огромную площадь, на которой вполне укладывается предполагаемый диаметр зоны разрушения».

    Бомба «Малыш». Фото из музея в Лос-Аламос

    Lenta.ru

    Однако министр обороны США Генри Стимсон вычеркнул Киото из списка из-за его культурного значения. По словам профессора Эдвина О. Райшауэра, Стимсон «знал и ценил Киото со времен его медового месяца там десятилетиями ранее». Так первое место в списке заняла Хиросима.

    27 июля в Потсдаме начальник Объединенного комитета начальников штабов генерал Маршалл подписал приказ на боевое применение ядерного оружия. Приказ привез на Тиниан 29 июля Карл Спаатс. Документ, разработанный Лесли Гроувзом, предписывал нанести удар «в любой день после третьего августа так скоро, как только позволят погодные условия». B-29 мог нанести бомбовый удар и по закрытой облаками цели, но для детального контроля результатов атаки и анализа ее эффективности требовалась безоблачная погода.

    Погоды ждали три дня.

    Пятого августа полковник Тиббетс «окрестил» свою машину — B-29 «бортовой номер 82-черный» получил имя Enola Gay в честь матери командира группы. Глубокой ночью, в 2:45 6 августа 1945 года «Энола Гей» оторвалась от взлетной полосы аэродрома Норт Филд и направилась к Японии в составе соединения из семи машин — ее самой, запасного самолета, трех разведчиков и двух контролеров. Разведчикам предстояло определить точную цель из четырех назначенных.

    Миссия грозила провалиться — майоры Джон Вильсон и Ральф Тейлор, командиры разведчиков-бомбардировщиков «Джебит III» и «Фулл Хаус», посланные к Кокуре и Нагасаки, сообщили о плотной облачности над целями.

    Бомба «Толстяк». Фото с сайта dkimages.com

    Lenta.ru

    Но в 7:10 майор Клод Изерли, пилот бомбардировщика-разведчика B-29 c собственным именем «Стрэйт Флэш», послал сигнал «Бомбите первую цель» — небо над Хиросимой было безоблачным. Тем временем «Энола Гей» исправно шла по маршруту, и запасной бомбардировщик — «Топ Сикрет» под управлением капитана Чарльза Макнайта — совершил посадку на Иводзиме. На Хиросиму выходило звено из двух машин — «Энола Гей» с бомбой и B-29-45-MO 44-86291, «бортовой номер 91-черный», пилотируемый капитаном Джорджем Маркуортом, который должен был осуществлять контроль результатов налета. (После ядерной бомбардировки Нагасаки Маркуорт назовет свой самолет Necessary Evil — «Необходимое зло».) Позади них шел самолет «Грейт Артист» под управлением майора Чарльза Суини — на нем была установлена аппаратура для анализа продуктов взрыва и замера его мощности.

    Примерно в 7:15 самолеты были замечены радарами ПВО Японии, но малочисленность соединения заставила японцев предположить, что B-29 выполняют разведывательную миссию, в связи с чем истребители на перехват было решено не поднимать (к этому времени японские ВВС испытывали критический дефицит топлива). В 8:00 в Хиросиме была отменена воздушная тревога — по радио было объявлено, что при появлении самолетов надлежит укрыться, однако скорее всего они выполняют разведывательный полет и бомбового удара опасаться не следует.

    В 7:45 капитан ВМС США Уильям Стерлинг Парсонс – главный технический специалист по эксплуатации ядерной бомбы — установил предохранители в электрической цепи бомбы и включил питание. Возвращение самолета с бомбой на борту стало невозможным.

    «Энола Гей». Фото музея авиации и космонавтики США

    Lenta.ru

    08:14:17 — бомболюк открыт, бомба сброшена. Тиббетс вводит самолет в боевой разворот, на максимальной скорости уходя от точки сброса.
    08:15:02 — в шестистах метрах над одним из мостов в центре Хиросимы произошел подрыв ядерного боеприпаса «Малыш». Зафиксированная мощность взрыва равнялась тринадцати килотоннам, радиус сплошного разрушения — 1,6 километра, площадь пожаров — 11,4 километра. 90 процентов зданий Хиросимы были разрушены либо тяжело повреждены. Число жертв, по средневзвешенным оценкам, составило около 80 тысяч человек из 255-тысячного населения города. Разрушения оказались столь значительными еще и вследствие того, что «японская» застройка легко поддавалась огню и совершенно не выдерживала ударной волны. Будь на месте Хиросимы «типовой» европейский город с каменной и бетонной застройкой, радиус разрушения и процент уничтоженных зданий оказался бы многократно меньшим. Число жертв впоследствии возросло из-за лучевой болезни, составив в общей сложности около 140 тысяч человек.

    «Сначала появилась яркая молния взрыва. Затем — слепящий свет, в котором была видна приближающаяся взрывная волна, потом — грибообразное облако. Впечатление было такое, словно над городом бурлило море кипящей смолы. Только края его оставались видны…»

    То, что в Хиросиме что-то произошло, в Токио поняли, как только оборвалась связь — город не отвечал ни по радио, ни по телефону, ни по телеграфу. С полустанка в 16 километрах от города передали сообщение «об ужасном взрыве». Происходящее поставило японский генштаб в тупик — там знали, что Хиросима не была целью крупного налета и что там не было больших складов взрывчатых веществ, которые могли бы взорваться вследствие диверсии или самопроизвольно. Вскоре в Хиросиму вылетел самолет с офицером, который имел приказ «разобраться и доложить». Прибыв в город около полудня, офицер застал там сплошной пожар. Истинная причина происходящего стала ясна спустя 16 часов после взрыва, когда в Вашингтоне объявили об успешном применении нового оружия.

    Поскольку Япония не проявляла готовности капитулировать, то 9 августа настала очередь второй цели. На сей раз жертвой стал Нагасаки. В этом вылете полковник Тиббетс участия не принимал. Удар наносил «Бокскар» под управлением Чарльза Суини, а «Энола Гей» под управлением Маркуорта выполняла роль метеоразведчика над запасной целью — городом Кокура. Вместе с самолетом Суини на Нагасаки выходили «Грейт Артист» и «Биг Стинк» под управлением капитана Фредерика Бока и майора Джеймса Хопкинса. «Грейт Артист», как и 6 августа, собирал информацию о взрыве, «Биг Стинк» вел фотоконотроль.

    Жертвами ядерной бомбардировки Нагасаки стали 74 тысячи человек. Так же, как и в Хиросиме, впоследствии это число возросло из-за лучевой болезни. К этому моменту японское руководство уже полностью осознало масштаб происходящего — японские физики смогли оценить произошедшее и составить соответствующий доклад. В сочетании с начавшимся наступлением советской армии в Маньчжурии, взрывы ядерных бомб заставили Империю капитулировать.

    Взрывы ядерных бомб над Хиросимой и Нагасаки положили начало эпохе ядерного сдерживания. Монополия США на обладание новым оружием была недолгой — с августа 1949 года и до нашего времени мир существует в условиях «равновесия страха» — когда последствия войны равно ужасны для обеих сторон, нет смысла ее начинать.

    Полковник Тиббетс продолжил службу в авиационном корпусе армии США, в 1947 году преобразованном в ВВС США.

    Взрыв «Малыша». Фото с сайта doe.gov

    Lenta.ru

    В 1959 году он получил звание бригадного генерала. В начале 60-х годов был назначен на должность военного атташе в Индии, но к исполнению обязанностей не приступил из-за начавшихся протестов. В 1966 году Тиббетс уволился в запас.

    Бомбардировщик «Энола Гей» был сохранен, и в настоящее время находится в национальном музее авиации и космонавтики США. 509-я смешанная авиагруппа продолжила свое существование. В настоящее время она известна как 509-я оперативная группа ВВС США. В ее состав входят бомбардировщики-невидимки B-2.

    Крейсер CA-35 Indianapolis, доставивший «Малыша» на Тиниан, заплатил самым первым и дороже всех — на полпути к заливу Лейте, в 00:14 30 июля 1945 года, крейсер-ветеран был торпедирован японской подводной лодкой I-58. Противоторпедная защита устаревшего корабля не выдержала одновременного попадания двух торпед, и крейсер быстро пошел ко дну. Из 1196 человек, находившихся на борту «Индианаполиса», в течение четырехдневной спасательной операции были спасены только 316. Большинство погибших стали жертвами акул.

    Большинство офицеров 509-й группы никогда не раскаивались в содеянном, не испытывая ни страха, ни сомнений по поводу сделанного. Бомбардир «Энолы Гей» Томас Ферби, непосредственно нажавший на кнопку сброса, иногда выражал сожаление по поводу большого количества жертв. Тиббетс и Суини, ставшие генералами, всю жизнь считали, что выполняли свой долг, и заявляли что готовы повторить ядерную атаку, если такая необходимость возникнет. «Я спокойно сплю по ночам», — сообщил Тиббетс журналистам. Расплачиваться по счетам своих товарищей в итоге пришлось Клоду Роберту Изерли, сошедшему с ума вскоре после событий 1945 года. Он и умер раньше всех, в 1978 году.

  • lenta.ru

    Атомные войны: 70 лет назад США впервые испытали ядерное оружие — Наука

    16 июля 1945 г. в США состоялось первое в мире испытание ядерного оружия на полигоне Аламогордо в штате Нью-Мексико. Операция по испытанию атомной бомбы получила кодовое наименование «Тринити» (Trinity). Планирование операции началось еще весной 1944 г. Сложная теория ядерной реакции и сомнения в правильности конструкции атомной бомбы требовали проверки перед первым боевым применением. При этом вначале рассматривался вариант несрабатывания бомбы, взрыва без запуска цепной реакции или же взрыва слабой мощности. Для сохранения хотя бы части дорогостоящего плутония и устранения угрозы заражения местности этим крайне ядовитым веществом американцы заказали большой прочный стальной контейнер, способный выдержать взрыв обычного взрывчатого вещества.

    Для испытания заранее подбирали малонаселенный район США, причем одним из условий было отсутствие в нем индейцев. Вызвано это было не расизмом или секретностью, а сложными взаимоотношениями руководства «Манхэттенского проекта» («Manhattan Project», в рамках которого разрабатывалось ядерное оружие) с Бюро по делам индейцев. В итоге в конце 1944 г. был избран район Аламогордо в штате Нью-Мексико, находившийся в ведении авиационной базы, хотя сам аэродром был расположен вдали от него.

    Ядерная бомба была установлена на 30-метровую стальную вышку. Это было сделано с учетом предполагаемого использования боевого ядерного заряда в авиабомбах. Также подрыв в воздухе максимизировал воздействие взрыва на цель. Сама бомба получила кодовое наименование «Гаджет», ныне широко использующееся для обозначения электронных приборов. Делящиеся материалы, две плутониевые полусферы были установлены в «Гаджете» в последний момент.

    Как произошел взрыв

    Взрыв, знаменовавший собой начало ядерной эры, прогремел в 5 часов 30 минут утра по местному времени 16 июля 1945 г. Тогда никто не мог однозначно предсказать, что произойдет при ядерном взрыве и накануне вечером один из участвовавших в Манхеттенском проекте физиков, Энрико Ферми, даже спорил о том, подожжет ли ядерная бомба атмосферу Земли, вызвав рукотворный Апокалипсис. Другой физик, Роберт Оппенгеймер, наоборот, пессимистично оценивал силу будущего взрыва всего в 300 тонн в тротиловом эквиваленте. Оценки разнились от «пустышки» до 18 тыс. т. Однако без наиболее устрашающих последствий в виде подожженной атмосферы обошлось. Все участвовавшие в испытании отмечали яркую вспышку взрыва бомбы, залившую ослепительным светом все вокруг. Взрывная волна в отдалении от точки взрыва, напротив, несколько разочаровала военных. На самом деле сила взрыва была чудовищной и гигантский 150-тонный контейнер «Джамбо» был легко им опрокинут. Даже далеко от полигона жители были взбудоражены ужасающей силой взрыва.

    Со слабой взрывной волной связан своеобразный метод измерения силы взрыва. Ферми взял клочки бумаги и держал их в руке на определенной высоте, которую заранее измерил. Когда подошла ударная волна, он разжал кулак и дал ударной волне смести клочки бумаги с ладони. Измерив затем расстояние, на которое они отлетели, физик наскоро прикинул на логарифмической линейке силу взрыва. Обычно утверждается, что расчет Ферми в точности совпал с данными, полученными позднее на основе показаний сложных приборов. Однако оценка совпала лишь на фоне разброса предварительных предположений от 300 т до 18 тыс. т. Рассчитанная по показаниям прибора сила взрыва на испытании «Тринити» составила около 20 тыс. т. США получили устрашающее оружие, которое использовалось как в политической игре, причем уже на Потсдамской конференции, так и в двух ударах по Японии 6 и 9 августа 1945 г.

    Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки

    США первоначально планировали сбросить 9 атомных бомб, по 3 в поддержку каждой десантной операции на Японских островах, намеченных на конец сентября 1945 г. Американские военные планировали взорвать бомбы над рисовыми полями или морем. И в таком случае психологический эффект был бы достигнут. Но правительство было непреклонно: бомбы следует применить против густо заселенных городов.

    Первая бомба была сброшена на Хиросиму. 6 августа над городом появились два бомбардировщика «Б-29». Сигнал тревоги был дан, но, видя, что самолетов мало, все подумали, что это не крупный налет, а разведка. Когда бомбардировщики достигли центра города, один из них сбросил небольшой парашют, после чего самолеты улетели. Немедленно после этого, в 8 часов 15 минут, раздался оглушительный взрыв.

    Среди дыма, пыли и обломков один за другим вспыхивали деревянные дома, до конца дня город был объят пламенем. И когда, наконец, пламя улеглось, весь город представлял собой одни развалины.

    Бомба разрушила до основания 60 процентов города. Из 306 545 жителей Хиросимы пострадало от взрыва 176 987 человек. Погибло и пропало без вести 92 133 человека, тяжелые ранения получили 9 428 человек и легкие ранения — 27 997 человек. Эти сведения были опубликованы в феврале 1946 г. штабом американской оккупационной армии в Японии. Различные здания в радиусе двух километров от эпицентра взрыва были полностью разрушены. 

    Люди погибали или получали сильные ожоги в пределах 8,6 километра, деревья и трава обуглились на расстоянии до 4 километров.

    8 августа еще одна атомная бомба была сброшена на Нагасаки. Она также причинила большой ущерб и повлекла за собой многочисленные жертвы. Взрыв над Нагасаки затронул район площадью примерно 110 квадратных км, из которых 22 приходится на водную поверхность и 84 были заселены только частично. Согласно отчету префектуры Нагасаки, «люди и животные погибли почти мгновенно» на расстоянии до 1 км от эпицентра. Почти все дома в радиусе 2 км были разрушены. Количество погибших к концу 1945 года составило от 60 до 80 тыс. человек.

    «Это сущий ад на земле». Воспоминания очевидцев бомбардировок Хиросимы и Нагасаки — в спецпроекте ТАСС

    Первая атомная бомба в СССР

    В СССР первое испытание атомной бомбы — изделия РДС-1 — проведено 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне в Казахстане. РДС-1 представляло собой авиационную атомную бомбу «каплевидной» формы, массой 4,6 т, диаметром 1,5 м и длиной 3,7 м. В качестве делящегося материала использовался плутоний. Бомба была подорвана в 7.00 местного времени (4.00 мск) на смонтированной металлической решетчатой башне высотой 37,5 м, размещенной в центре опытного поля диаметром примерно 20 км. Мощность взрыва составила 20 килотонн в тротиловом эквиваленте.

    Изделие РДС-1 (в документах указывалась расшифровка «реактивный двигатель «С») было создано в конструкторском бюро № 11 (ныне Российский Федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, РФЯЦ-ВНИИЭФ, город Саров), которое было организовано для создания атомной бомбы в апреле 1946 года. Работами по созданию бомбы руководили Игорь Курчатов (научный руководитель работ по атомной проблеме с 1943 года; организатор проведения испытания бомбы) и Юлий Харитон (главный конструктор КБ-11 в 1946-1959 годах).

    Первое испытание советской атомной бомбы разрушило ядерную монополию США. Советский Союз стал второй ядерной державой мира.

    Сообщение об испытании ядерного оружия в СССР было опубликовано ТАСС 25 сентября 1949 года. А 29 октября вышло закрытое постановление Совета министров СССР «О награждении и премировании за выдающиеся научные открытия и технические достижения по использованию атомной энергии». За разработку и испытание первой советской атомной бомбы шесть работников КБ-11 были удостоены звания Героя Социалистического Труда: Павел Зернов (директор КБ), Юлий Харитон, Кирилл Щелкин, Яков Зельдович, Владимир Алферов, Георгий Флеров. Заместитель главного конструктора Николай Духов получил вторую Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. 29 сотрудников бюро были награждены орденом Ленина, 15 — орденом Трудового Красного Знамени, 28 стали лауреатами Сталинской премии.

    Ситуация с ядерным оружием в наши дни

    Всего в мире проведено 2062 испытания ядерного оружия, которое имеют восемь государств. На долю США приходится 1032 взрыва (1945-1992). Соединенные Штаты Америки являются единственной страной, применившей это оружие. СССР провел 715 испытаний (1949-1990). Последний взрыв состоялся 24 октября 1990 года на испытательном полигоне «Новая Земля». Кроме США и СССР, ядерные боеприпасы были созданы и испытаны в Великобритании — 45 (1952-1991), Франции — 210 (1960-1996), Китае — 45 (1964-1996), Индии — 6 (1974, 1998), Пакистане — 6 (1998) и КНДР — 3 (2006, 2009, 2013).

    В 1970 году вступил в силу Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В настоящее время его участниками являются 188 стран мира. Документ не подписан Индией (в 1998 году ввела односторонний мораторий на ядерные испытания и согласилась поставить свои ядерные объекты под контроль МАГАТЭ) и Пакистаном (в 1998 году ввел односторонний мораторий на проведение ядерных испытаний). КНДР, подписав договор в 1985 году, в 2003 году вышла из него.

    В 1996 году всеобщее прекращение ядерных испытаний было закреплено в рамках международного Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). После этого ядерные взрывы проводили только три страны — Индия, Пакистан и КНДР.

    Операция «Тринити». Досье

    tass.ru

    Американские смертники. Как Америка испытывала атомные бомбы на своих военных

    Либералы и представители многих западных НПО и разного рода фондов много лет с завидным постоянством напоминали нам о «ядерных» учениях на полигоне Тоцкое в Оренбургской области и на Семипалатинском полигоне, где военнослужащие сухопутных и воздушно-десантных войск (последние в Семипалатинске), а также пилоты ВВС СССР были подвергнуты действию поражающих факторов ядерного оружия.
    Морские пехотинцы США поднимаются в учебную атаку в сторону эпицентра атомного взрыва

    Обычными эпитетами, применявшимися к этим учениям, были «преступные», «чудовищные» и так далее.

    Правда, в последние годы упомянутые господа поутихли. И причина проста: в прессу попадает всё больше и больше информации об аналогичных экспериментах в США, и на данный момент их столько, и они такие, что любому человеку, хоть как-то связанному с США (а для «либералов» США — это центральный символ их религиозного культа, через который они компенсируют свои психосексуальные патологии – стоит знать, что нормальных людей среди российских либералов нет) лучше об этом молчать.

    Но мы не либералы и молчать не будем. Сегодня — рассказ о том, как США ставили эксперименты на своих военных, и чем это закончилось.

    Получив данные о последствиях ударов по Хиросиме и Нагасаки, командование ВС США остро заинтересовалось накоплением статистики по реальному воздействию поражающих факторов ядерного взрыва. Самым простым способом получить такую информацию, было подвергнуть своих же солдат действию этих самых факторов. Тогда была другая эпоха, и ценность человеческой жизни была несоизмерима с сегодняшней. Но американцы сделали всё так, что даже по тем жёстким стандартам бытия это был перебор.

    1 июля 1946 года, на атолле Бикини, Маршалловы острова, в рамках теста «Эйбл» (ABLE) была взорвана атомная бомба «Джилда», сброшенная с бомбардировщика Б-29. Так началась операция «Перекрёстки» (“Crossroads”).

    Об этом событии написано много, но главное много лет было «за кадром». После взрывов специально назначенные экипажи на буксирах входили в зону заражения растаскивали корабли. Также специально отобранные военнослужащие доставали с облучённых кораблей подопытных животных и их тела (а их там было немало). Но первый раз американскому пушечному мясу повезло – бомба упала мимо назначенного эпицентра, и заражение было не очень сильным.

    Второй взрыв, «Бейкер» (BAKER), был выполнен 25 июля. На этот раз бомба была укреплена на десантном корабле. И опять экипажи вспомогательных судов двигались в зону заражения, тушили горящие авианосцы (на борту авианосцев размещали самолёты с топливом), водолазы спускались в радиоактивную грязь, оставшуюся на месте взрыва…

    На этот раз с радиацией был полный «порядок».

    Морякам не выдавали никакой защитной экипировки, даже очков, просто на словах сказали закрывать глаза руками по команде. Вспышка просвечивала ладони насквозь и люди видели свои кости через закрытые веки.

    Нужно всё же сказать, что «Перекрёстки» не ставили своей задачей подвести под удар людей – просто по-другому нужные образцы было не вытащить. Но люди под этот удар попали. И, видимо, тогда американские «рулевые» и осознали, какой ресурс они имеют в виде молодых патриотов. Людей, которые ничего не боятся и верят в Америку.

    На принятие всех нужных решений понадобилось некоторое время, и 1 ноября 1951-го года ЭТО началось.

    В теории, тогда уже было известно, что ядерные взрывы мягко говоря не полезны для человека. Но нужны были подробности, и солдатам предстояло эти подробности добыть.

    Перед испытаниями войска проходили психологическую обработку. Молодым солдатам рассказывали, как это круто – атомный взрыв, объясняли, что они получат впечатления, которые больше не получить нигде, говорили, что у них будет шанс поучаствовать в исторических фото на фоне атомного гриба, таких, которыми мало кто потом сможет похвастать. Им говорили, что страх перед радиацией — иррационален. И солдаты верили.


    Морские пехотинцы позируют на фоне ядерного взрыва.

    Отдельных особо смелых людей мотивировали «взять на себя особую ответственность» и занять позиции максимально близко к эпицентру будущего взрыва. Им, в отличие от всех прочих, давали очки для защиты глаз. Иногда.

    Вот как выглядели подобные события.

    [media=https://www.youtube.com/watch?v=GAr9Ef9Aiz0]

    Те единицы участников, кто дожил до времени, когда можно было обо всём рассказать, говорили, что на испытаниях были политики, конгрессмены, генералы, но они находились в разы дальше от взрывов, нежели солдаты.

    В элитных же кругах первые испытания породили дискуссию о том, насколько широко можно использовать американских солдат для опытов, и насколько «глубоко» их можно мотивировать на участие в подобных экспериментах. И если факты этих испытаний на людях сегодня известны, то о дебатах в высших эшелонах власти до сих пор известно очень мало.

    «Учения» тем временем шли по полной программе.


    Пара морских пехотинцев разглядывает атомный взрыв

    В ходе уже упоминавшихся учений Desert Rock I («Пустынная скала 1») от 1 ноября 1951 года, 11 тысяч военных наблюдали атомный взрыв более 18 килотонн, затем часть сил совершила пеший марш-бросок в сторону эпицентра с остановкой и отходом на отметке в один километр от него.


    Наблюдение за ядерным взрывом

    Спустя восемнадцать дней, в ходе эксперимента Desert Rock II, войска уже были в восьми километрах, и совершали броски прямо через эпицентр. Правда бомба тут была куда слабее – всего 1,2 килотонны.

    Ещё через десять дней – Desert Rock III. Десять тысяч военных, 6,4 километра от эпицентра, пешие марш-броски через эпицентр через два часа после взрыва, средства индивидуальной защиты не использовались даже в эпицентре.

    Но это было только начало. Спустя пять месяцев, в апреле 1952-го, конвейер смерти заработал по-настоящему.

    Desert Rock IV. С 22 апреля по 1 июня четыре теста (32, 19, 15, 11 килотонн), соединения до 8500 человек, разные «тесты». В принципе, на этом уже надо было остановиться, в СССР всю необходимую информацию собрали за практически одно испытание (второй раз, на Семипалатинском полигоне, проверили только возможность высадки воздушного десанта, при этом привлекалось несколько сотен человек, не более). Но американцы не останавливались.

    Невозможно отделаться от чувства, что в определённый момент эти испытания превратились, скорее, в человеческие жертвоприношения.

    Desert Rock V начались даже раньше «четвертых», 17 марта 1952-го, закончились 4 июня того же года. 18000 человек были подвергнуты 11 атомным взрывам, с эквивалентом от 0,2 до 61 килотонн. Через тридцать девять минут после последнего, самого мощного взрыва, с эквивалентом 61 килотонну, в его эпицентр был высажен воздушный десант численностью 1334 человека.

    С 18 февраля по 15 мая 1955-го – Desert rock VI. Восемь тысяч человек подвергнуты действию пятнадцати взрывов от 1 до 15 килотонн.

    Последней для армии и морской пехоты была серия взрывов в 1957 году, прошедшая под общим названием «Операция Plumbbob». С 28 мая по 7 октября 1957 года 16000 человек были подвергнуты действию 29-ти взрывов с тротиловым эквивалентом от 0,3 до 74 килотонны.


    В атаку!

    К этому моменту в Пентагоне решили, что с пехоты больше взять нечего. Теперь со статистикой должен был быть полный порядок, по меньшей мере многие десятки тысяч человек было облучено с разных расстояний разными по силе взрывами, пробежалось ногами по эпицентрам, высадилось в них с вертолётов и на парашютах, в том числе на ещё горячую до ожогов от вспышки землю, дышало радиоактивной пылью, в том числе на марш-броске, ловило «зайчиков» на открытом пространстве, в окопах, и всё это в основном даже без очков для глаз, не говоря уж про противогазы, которые никогда не попали ни в один кадр за все эти годы. Сделать с солдатами что-то ещё было невозможно, только поджаривать их по-настоящему, но на такое американские военачальники не пошли, невозможно было бы потом, сохранить лояльность среди войск.

    О том, что все взрывы были воздушными, говорить, видимо, не стоит.

    Тем не менее, у Америки были ещё люди, с которых можно было взять дань за проживание в самой великой стране мира – моряки.

    К тому времени, уже была обработана статистика по «Перекрёсткам», и, в принципе, было ясно, что радиация делает с человеком на корабле в море.

    Но, к несчастью для американских моряков, их командованию нужна была более подробная статистика, нужны были подробности касательно людей, находящихся под корабельной обшивкой. Мало ведь просто знать, что радиация убивает, и через какое время она убивает. Желательно ведь получить детали – сколько облучений, например, может выдержать экипаж эсминца? А авианосца? Корабли разные, и облучать стоит всех, а то статистика будет неправильная. А кто раньше умрёт, моряк с маленького корабля или большого? У всех здоровье разное? Так надо больше людей, тогда индивидуальные различия статистику не испортят.

    В конце апреля 1958-го года стартовала операция Hardtrack («Тяжелая трасса»). Трассу участником дали действительно нелёгкую. С 28 апреля по 18 августа 1958-го, на атоллах Бикини, Эвенеток, и острове Джонстона ВМС США подвергли свой личный состав действию 35-ти атомных взрывов, их которых один классифицировался как «слабый», а остальные по тротиловому эквиваленту находились в пределах от 18 килотонн, до 8,9 мегатонн. Из всех этих взрывов два заряда был подводными, два запускались на ракете и подрывались на большой высоте над кораблями с людьми, три плавали на поверхности воды, один был подвешен над кораблями с подопытными экипажами на аэростате, а остальные банально взрывали на выведенной в море барже.


    Военные США наблюдают за атомным взрывом, 1958

    Как и при наземных тестах, никто не был снабжён средствами индивидуальной защиты. Военнослужащим, находившимся вблизи иллюминаторов и на берегу, было сказано закрывать глаза руками.

    Облучению подверглись десятки кораблей разных классов, включая авианосец «Боксёр» (Boxer).


    Уэйн Брукс. Он был артиллеристом с эсминца «Де Хэйвен», который подвергся воздействию двадцати семи атомных взрывов и одного радиоактивного дождя. Он переболел многочисленными тяжёлыми заболеваниями лёгких и гортани, кожными заболеваниями и раком простаты. Несмотря на это, ещё в 2016-м он был жив, в свои 75 лет. Правительство США много лет последовательно отказывало ему и всем остальным участникам «экспериментов» в какой-либо помощи.

    Третьей крупной категорией, на которой США экспериментировало с радиацией, были военные лётчики. Впрочем, тут всё было очень просто: пилот или экипаж самолёта, над которым ставился эксперимент, просто получал приказ пролететь через облаков взрыва. Никаких специальных отдельных учений для ВВС не проводилось – взрывов в Неваде, в пятидесятых годах, хватало на всех.

    Помимо этого, были аквалангисты, которым нужно было спуститься в воду немедленно после взрыва, пока она была ещё горячая, в экспериментах участвовали экипажи подводных лодок, и конечно же, обслуживающий персонал, те, кто закапывал потом трупы убитых взрывами животных, засыпал воронки. Никто из них никогда не снабжался никакими средствами индивидуальной защиты, только небольшое количество военнослужащих иногда получало очки для защиты глаз от вспышки. Не более.

    Даже Китай при Мао Цзэдуне обходился со своими солдатами гуманнее. В разы. Про СССР и говорить не стоит.

    К концу пятидесятых жатва была собрана. Почти 400 000 тысяч военнослужащих были подвергнуты облучению в условиях, приближённых к боевым. Все они были учтены, и в дальнейшем за ними велось постоянное наблюдение. По каждому участнику велась статистика – действию какой бомбы и когда он подвергался, чем болеет, насколько это выше среднего в его возрастной группе среди людей, не подвергавшихся экспериментам.

    Эта статистика велась практически по каждому из участвовавших в экспериментах военнослужащих до самой их смерти, которая, по вполне понятным причинам, часто не заставляла себя ждать.

    Каждый участник испытаний был предупреждён о том, что выполнявшаяся им боевая задача является секретной, что эта секретность является бессрочной и разглашение информации о происходившем будет квалифицироваться как государственное преступление.

    Проще говоря, солдаты и матросы должны были обо всём молчать. При этом, никому из этих сотен тысяч военных не было сообщено, в чём они принимали участие и чем это потенциально чревато. Эти люди потом, обнаружив у себя опухоль или лейкоз, доходили до всего сами, разбираясь в причинно-следственных связях между грибовидными облаками в юности и парой разных раковых заболеваний одновременно в зрелости.

    Однако, правительство США отказывало им в помощи и не признавало пострадавшими в ходе военной службы. Так продолжалось до тех пор, пока подавляющее большинство участников экспериментов не умерло.

    Только в конце восьмидесятых годов ветераны осторожно начали собираться и общаться друг с другом. К 1990-му году начали формироваться полулегальные ассоциации и общества из тех, кто смог дожить до этого времени. При этом, им всё ещё ничего и никому нельзя было рассказывать. В 1995-м президент США Билл Клинтон аккуратно начал упоминать про этих военных в публичных выступлениях, а в 1996-м году информация об испытаниях на людях была рассекречена и Клинтон, от имени США принёс этим людям извинения.

    Но до сих пор точно неизвестно, сколько их было. Четыреста тысяч это оценка 2016 года, но, например, в 2009-м году исследователи осторожно называли цифру в тридцать шесть тысяч человек. Так что, возможно, их было ещё больше. Сегодня, после того, как всё стало явным, и секретность была снята, этих людей называют «атомными ветеранами» (atomic veterans). Их осталось немного, скорее всего, считанные сотни человек.

    В этой истории показательна не только совершенно запредельная, нечеловеческая жестокость, с которой американские политики и генералы способны обходиться со своими согражданами, но и то, насколько средний американский гражданин способен сохранять лояльность своему правительству.

    До 1988 года все «атомные ветераны» были исключены из каких-либо программ льгот, Правительство США в принципе отказывало в помощи бывшим военным, пострадавшим от радиации, требуя от них доказательств, что их болезнь вызвана именно радиоактивным заражением.

    Однако в 1988-м Конгресс согласился, что 13 разных форм рака у бывших военных — это следствия их пребывания в условиях радиоактивного заражения на военной службе, и лечение этих форм рака должно оплачивать государство. Во всех остальных случаях болезнь продолжала оставаться личным делом больного. В 2016 году количество видов раковых заболеваний, лечение которых покрываются государственной поддержкой, достигло 21. При этом, необходимы доказательства, что больной принимал участие в атомных испытаниях в качестве подопытного, иначе льготного лечения не будет, только за деньги. Прочие болезни по-прежнему не считаются последствиями радиации и больной должен лечить их сам в любом случае.

    Также в льготные группы попадают только «подопытные», те, кто, например, занимался очисткой радиоактивных загрязнений, дезактивацией, и тому подобным, не имеют никаких прав или льгот. Официально.

    Последним «широким жестом» со стороны американской власти к «атомным ветеранам» явилось назначение им пенсий по инвалидности – от 130 до 2900 долларов в месяц, в зависимости от тяжести состояния инвалида. Естественно, статус инвалида нужно обосновывать и доказывать. С другой стороны, после его смерти, супруга или супруг могут получать эту пенсию на себя.

    А самое главное, разрешив кое-какие льготы, американское правительство не сделало ничего для того, чтобы кого-то об этом проинформировать. Большинство «атомных ветеранов» банально не узнало про то, что им что-то причитается и попросту умерло от болезней, так и не узнав, что можно было получить лечение за счёт государства или пенсию. И, вишенка на торте – Пентагон потерял огромное количество личных дел «подопытных», или сделал вид, что потерял, и теперь, для получения льгот, ветеран дожжен доказать, что он участвовал в испытаниях в качестве подопытного.

    Все эти вещи, однако, в весьма слабой степени подорвали лояльность как бывших подопытных, так и членов их семей к американскому государству. Во-первых, очень показательно то, как упорно участники событий молчали обо всём. Им сказали молчать, и они молчали, минимум по сорок лет. Оббивали пороги в организациях по делам ветеранов, пытаясь получить помощь в лечении, но получая отказы, умирали от рака, лейкоза, болезней сердца – и никому ничего не говорили. Не говорили, когда у них рождались больные дети.

    Во-вторых, в основном, они всё ещё патриоты. При всём ужасе того, как с ними обошлось их государство (а ведь в те годы в Америке была призывная армия), они по-прежнему гордятся своей службой.

    Впрочем, им ничего больше не остаётся, сомневаться в Америке как таковой американцам нельзя, это практически Оруэлловское мыслепреступление, способное вызвать крах идентичности. Даже журналисты, описывающие это сорокалетнее забвение людей, из которых сделали подопытных кроликов, не допускают даже недружественной интонации в адрес властей США, причём, видимо, искренне.

    Нам, в России, всё же стоит начать пробовать прощупывать пределы их лояльности. Искать ту черту, за которой американец начнёт рассматривать правительство в качестве врага, чтобы потом можно было сеять у них дома вражду, подрывать веру в правоту Америки и в её добрые намерения. Пример «атомных ветеранов» показывает, что это не так-то просто, но чем дальше, тем больше поводов будет давать правительство США, и надо пытаться.

    topwar.ru

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.