«Сорокапятка»-неудачница: когда хорошее — враг лучшего

К концу 1941 года стало очевидно, что мощности основного противотанкового орудия Красной армии, 45-мм противотанковой пушки образца 1937 года 53-К, стало недостаточно для эффективной борьбы с новыми модификациями немецких танков, отличавшихся утолщённой бронёй и экранировкой. К тому же, по данным советской разведки, в Германии велись разработки ещё более защищённых машин. Поэтому к началу нового военного года замена или модернизация существующего парка 45-мм противотанковых пушек была очень актуальной. Одним из претендентов на роль нового орудия стала 45-мм противотанковая пушка М-6.

В январе 1942 года состоялось заседание Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (АК ГАУ), где обсуждалось развитие противотанковой артиллерии. Итогом этого заседания стала разработка новых тактико-технических требований к 45-мм противотанковой пушке, при этом особо оговаривалось, что новая пушка должна быть максимально унифицирована с существующей. Требования были отправлены в Молотов (так в 1940–1957 годах называлась Пермь), на машиностроительный завод №172 имени В. М. Молотова, который массово производил 45-мм противотанковые пушки образца 1937 года.

Красноармейцы готовятся открыть огонь из 45-мм противотанкового орудия образца 1937 года 53-К. Калининский фронт

«Два медведя в одной берлоге»

При заводе № 172 существовало два независимых конструкторских бюро: заводское артиллерийское КБ № 172, которым руководил главный конструктор завода С. П. Гуренко, и «шарашка» — Особое бюро 4-го спецотдела НКВД на заводе № 172 (ОКБ-172 НКВ СССР), возглавлял которое Н. А. Иванов, а техническим руководителем был М. Ю. Цирюльников. К работе над новым орудием приступили оба КБ, спроектировавшие два образца: М-6 разработки КБ № 172 и М-42 разработки ОКБ-172.

О более удачливом конкуренте, пушке М-42, речь пойдёт в другой статье, эта же посвящена детищу КБ завода № 172.

20 февраля 1942 состоялось совещание КБ № 172, на котором было определено направление работ по созданию новой 45-мм пушки. Самое простое решение лежало на поверхности — установка изменённого ствола на существующий лафет. Однако решено было этим не ограничиваться, а задуматься и о технологичности массового производства в военное время. Поэтому возникла идея максимально упростить лафет и число деталей, сократив станочное время, идущее на его изготовление, примерно на 30–40%. Таким образом, инженеры КБ попытались решить две задачи одновременно: повысить бронепробиваемость и увеличить выпуск противотанковых пушек. Новая пушка после этого совещания обрела следующий облик:

  • новый ствол, удлинённый и упрощённый за счёт более простых захватов;
  • упрощённый вариант существующего затвора, без инерционного предохранителя, с рядом других изменений;
  • полуавтоматика — существующая, с мелкими технологическими упрощениями;
  • новая удлинённая люлька с утолщённым коробом, в основном такая же, как принятая в валовое производство;
  • противооткатные устройства — существующие;
  • верхний станок — новый, без коробок подъёмного и поворотного механизмов, штампованно-сварной, очень сильно упрощённый;
  • нижний станок — в основном существующий, с технологическими изменениями;
  • подъёмный механизм — винтовой вместо секторного;
  • станина — существующая, с мелкими технологическими упрощениями;
  • боевая ось — существующая;
  • подрессоривание — новое, значительно упрощённое и рассчитанное на увеличившийся вес системы;
  • колёса — существующие;
  • щит — новый, упрощённый, толщиной 7 мм, средняя часть цельная, верхняя откидная;
  • прицел — существующий.

Все изменения предполагалось внедрять таким образом, чтобы не затрагивать существующие, уже освоенные оснастку и инструменты. Для этого все работы по проекту и разработку чертежей было решено проводить при постоянном контроле технологов. Два опытных образца орудия требовалось создать на валовом оборудовании, чтобы впоследствии максимально упростить освоение валового производства. За выпуск чертежей в равной степени отвечали главный конструктор и главный технолог завода.

Пушка М-42 в боевом и транспортном положении (ЦАМО)

В первых числах марта 1942 года на заводе № 172 прошло технические совещание ГАУ по вопросу производства 45-мм пушек по новым тактико-техническим требованиям. Рассматривались три проекта орудий:

  1. М-42 разработки ОКБ-172.
  2. М-6 разработки КБ №172.
  3. 104-К разработки завода №8.

При этом опытный образец М-42 уже был изготовлен, а М-6 в металле ещё не было. Опытный образец пушки 104-К, разработанной в инициативном порядке летом-осенью 1941 года, находился в стадии изготовления. После доклада о каждой из систем прошли прения представителей разработчиков. Необходимо было определиться, на каких образцах сосредоточить усилия.

Развесовка 45-мм противотанковой пушки М-6 (ЦАМО)

Проект 104-К был отвергнут по ряду причин. Отмечалось, что это совершенно новая противотанковая пушка, рассчитанная на увеличенную начальную скорость снаряда 920 м/с. Вся качающаяся часть орудия конструктивно отличалась по всем агрегатам от штатной противотанковой пушки, не исключая затвор с полуавтоматикой.

Боеприпас использовался тоже оригинальный: снаряд был взят от 53-К, но с гильзой от опытного 45-мм зенитного автомата 49-К, не принятого на вооружение. Принятие на вооружение нового боеприпаса параллельно со штатным, безусловно, усложнило бы снабжение армии, как и невозможен был его быстрый запуск в производство в условиях военного времени.

Вывод был однозначный: 104-К потребует в производстве длительного освоения, а её сложность по сравнению со штатной 53-К приведёт к сокращению выпуска противотанковых пушек.

Чертёж пушки М-6, вид сзади (ЦАМО)

Проекты М-6 и М-42 признали перспективными. Было решено максимально форсировать испытания изготовленного образца М-42 по программе ГАУ. В отношении М-6 предписывалось в срок до 25 марта изготовить два опытных образца: один с качающейся частью М-6 на валовом лафете 53-К, второй — со всеми разработанными изменениями штатного лафета, как обеспечивающий за счёт упрощений увеличение выпуска противотанковых пушек.

Кроме того, было решено привести системы М-42 и М-6 к единой баллистике. Так как уже были готовы результаты отстрела опытного ствола М-42, очень хорошо себя проявившего, то ствол М-6 удлинили на 85 мм, до длины М-42.

Испытания орудия М-6

К началу апреля 1942 года был готов первый опытный образец М-6, ствол которого имел собственную баллистику и был короче ствола М-42. Незамедлительно начались заводские испытания. 21 мая орудие было отправлено на полигонные испытания в подмосковное Софрино, но полигон оказался не подготовлен. Испытания требовалось провести как можно скорее, поэтому приказом от 28 мая 1942 года их перенесли на полигон завода № 172 и на Уральский полигон ГАУ в Нижний Тагил.

Чертёж ствола пушки М-6 (ЦАМО)

Из-за того, что первый образец М-6 уехал в Софрино и остался там (вероятно, именно он сейчас находится в экспозиции Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве), то к испытаниям был подготовлен образец № 2, изготовленный по чертежам образца № 1, но с удлинённым стволом. Кроме того, было внесено несколько дополнительных изменений: в подрессоривании увеличили прямой ход и уменьшили обратный, в затворе дополнительно облегчили клин до веса штатного от 53-К, утяжелили наконечник инерционного тела, а для уменьшения выкатов ослабили пружины накатника.

Предварительно образец № 2 прошёл заводские испытания возкой и стрельбой. Было произведено 80 выстрелов, из них 29 при усиленном заряде. Возкой система прошла 300 км по различным дорогам, при этом скорость буксировки составляла 25–35 км/ч по хорошим дорогам и 10–15 км/ч — по плохим. По итогам завод пришёл к выводам, что новая пушка боеспособна и имеет вполне удовлетворительные эксплуатационные качества, а баллистические данные М-6 одинаковы с М-42. Резолюция гласила: «Пушка заводские испытания выдержала и предъявляется для проведения полигонных испытаний».

Пушка М-6, опытный образец № 1, в боевом положении (ЦАМО)

Полигонные испытания М-6 были закончены 25 июня 1942 года. Целью испытаний было определить служебно-эксплуатационные характеристики, поверить прочность составных частей в связи с модернизацией и получить заключение о возможности запуска пушки в валовое производство. Планировалось сделать 950 выстрелов, из них 600 выстрелов усиленным зарядом с бетона с упором сошников в деревянные брусья — при этом определялась прочность орудия и его устойчивость: прыжки, набросы, сбивание наводки, время цикла и длина отката и т. п. Кроме того, необходимо было испытать М-6 возкой на расстояние 1000 км по разным дорогам. По факту произвели 969 выстрелов, а общий пробег составил 1063 км.

Техническое описание и характеристики орудия М-6

Орудие М-6 относится к типу полуавтоматических пушек с раздвижными станинами, с верхним станком, перемещающимся на нижнем станке. Ствол пушки — моноблок с накатником. Затвор клиновой, полуавтоматический, с вертикальным ходом. Отпирание затвора и выбрасывание гильзы происходит в конце наката. Запирание производится автоматически при досылке очередного патрона в канал ствола.

Пушка М-6, опытный образец № 1, в боевом положении, вид сбоку (ЦАМО)

Лафет пушки состоит из люльки с противооткатными устройствами, верхнего станка с механизмами наведения, нижнего станка с раздвижными станинами, боевой оси с подрессориванием, колёс и щитового прикрытия. Противооткатные устройства помещаются в люльке, расположенной под стволом, и состоят из гидравлического тормоза отката и пружинного накатника. Длина отката — 620–780 мм.

На верхнем станке укреплены механизмы наведения: подъёмный и поворотный, оба винтового типа. К нему же с левой стороны крепится кронштейн прицела. Связь прицела со стволом обеспечивается тягой параллелограмма, шарнирными рычагами, рычагом с цапфой и кронштейном визирной трубки.

Нижний станок связан с боевой осью шарнирно, вследствие чего обеспечивается упор в грунт обоих сошников даже на неровной местности.

Каждая станина раздвигается на угол около 34°, при этом раздвинутые станины не связаны с боевой осью. Выключение и включение подрессоривания — автоматическое. В сдвинутом же положении обе станины вилкообразными концами шарнира охватывают концы боевой оси и создают жёсткое сцепление боевой оси со станинами, и через них — с нижним станком. При раздвинутых станинах угол горизонтального обстрела составляет около 60°.

Пушка М-6, опытный образец № 1, в транспортном положении со сложенными щитами (ЦАМО)

Для защиты орудийного расчёта от пуль и осколков орудие снабжено щитовым прикрытием из броневой стали толщиной 7 мм.

В цифрах противотанковая пушка М-6 выглядела следующим образом:

  • калибр — 45 мм;
  • начальная скорость осколочного/бронебойного снарядов — 335/885 м/c;
  • дальность стрельбы (осколочным снарядом) — 4670 м;
  • длина ствола — 69 калибров;
  • число нарезов — 16;
  • тип нарезки — постоянная, крутизна нарезов — 7°9'45'';
  • глубина нарезов — 0,5 мм;
  • ширина нарезов — 6,5 мм;
  • ширина поля нареза — 2,5 мм;
  • угол возвышения — от −5°до +25°;
  • скорострельность — 25–30 выстрелов в минуту;
  • усилие на маховике подъёмного механизма — 3 кг;
  • усилие на маховике горизонтальной наводки — 5 кг;
  • высота линии огня — 711 мм;
  • наибольшая длина — 5043 мм;
  • ширина хода — 1400 мм;
  • наибольшая высота при угле наводки 0° — 1160 мм;
  • высота щитового прикрытия — 1160 мм;
  • клиренс — 260 мм;
  • вес в боевом положении без принадлежности — 600 кг;
  • вес ствола — 156,2 кг;
  • вес затвора с полуавтоматикой — 13,3 кг;
  • вес верхнего щита — 65 кг;
  • вес нижнего щита — 17 кг;
  • вес люльки с противооткатными устройствами — 68 кг;
  • вес качающейся части — 225 кг.

Баллистические, конструктивные, весовые и эксплуатационные характеристики М-6 сравнивались с М-42 и 53-К. В заключении по итогам полигонных испытаний сказано:

  1. Пушка М-6 испытания стрельбой и возкой выдержала.
  2. По устойчивости стрельбой с бетона — испытания не выдержала.
  3. Пушка М-6 по своим баллистическим характеристикам одинакова с М-42 и отличается конструкцией отдельных агрегатов.
  4. При переходе производства с 53-К на М-6 возможно некоторое временное снижение производства противотанковых пушек, что недопустимо.
  5. Вопрос улучшения баллистических характеристик 45-мм противотанковой пушки уже решён пушкой М-42.
  6. Пушка М-42 позволяет решить проблему перевооружения частей Красной армии только за счёт замены ствола и незначительных изменений в лафете.
  7. Пушка М-42 не решает проблему упрощения производства, более того, ствол М-42 более трудоёмок, чем ствол 53-К.
  8. Система М-6 решает проблему как улучшения баллистики, так и, после освоения её в производстве, увеличения выпуска 45-мм противотанковых пушек.

Итоги: когда быстрота важнее качества

При одинаковых с М-42 баллистических характеристиках пушка М-6 была технологичнее в производстве. Однако, если бы её приняли на вооружение, на некоторое время выпуск 45-мм противотанковых пушек сократился бы. Это впоследствии компенсировалось бы их большим производством, но летом 1942 года производство противотанковых орудий нельзя было снижать даже на короткое время. Поэтому в валовое производство была запущена М-42, требовавшая минимальных изменений в конструкции уже производящихся 45-мм пушек образца 1937 года 53-К.

Пушка М-6, буксируемая грузовым автомобилем ГАЗ-ААА (внизу — с зарядным ящиком) (ЦАМО)

В итоге пушка М-6 так и осталась в экспериментальных образцах. Достоверно известно, что было произведено два опытных экземпляра и небольшая серия орудий. После неудачи лета 1942 года завод №172 к концу года изготовил две батареи М-6 (орудия №№ 101–109). Четыре из них прошли в феврале 1943 года полигонные испытания на АНИОП, а в марте и войсковые испытания. Результаты дополнительных испытаний оказались не лучше летних 1942 года. Орудия были возвращены на завод с предложениями по их изменению.

В августе 1943 года председателю АК ГАУ В.И. Хохлову было доложено, что завод №172 доработал чертежи М-6 и исправил один опытный образец. На основании этого предлагалось провести большие контрольные испытания, а потом принять решение о возможности постановки на валовое производство. Но к тому времени М-6 стала неактуальна.

В декабре 1943 года на заводе осталось пять пушек М-6 с устраненными недостатками, полученными по итогам полигонных испытаний. На одной из них была смонтирована упрощенная полуавтоматика (внедренная на М-42). Они прошли заводские испытания возкой и стрельбой, которые выдержали. Завод просил ГАУ сообщить адрес для отправки. Системы предлагалось использовать на АНИОП или на полигонах промышленности для отстрела боеприпасов на прочность.

Удивительно, но в конкурентной борьбе в военное время победило менее технологичное в производстве при прочих равных характеристиках орудие. Решение, отброшенное инженерами КБ завода № 172, но реализованное в «шарашке» ОКБ-172, оказалось более жизнеспособным и востребованным — не всегда лучшее оказывается нужным.

Подробный фотообзор сохранившегося в музейной экспозиции первого опытного экземпляра пушки М-6 можно посмотреть здесь.

Материал написан на основе документов фонда Главного артиллерийского управления Красной армии, хранящихся в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации. Автор выражает признательность историку Грифу Михаилу Леонидовичу за помощь и уточнения по истории производства М-6.

warspot.ru

45-мм противотанковая пушка образца 1937 года (53-К)

45-мм противотанковая пушка образца 1937 года
Общая информация
Страна СССР
Годы выпуска 1937-1943
Выпущено, шт. 37354
Массогабаритные характеристики
Калибр, мм 45
Длина ствола, клб 46
Масса в боевом положении, кг 560
Масса в походном положении, кг 1200
Углы обстрела
Возвышения (макс.), ° 25
Снижения (мин.), ° -8
Горизонтальный, ° 60
Огневые возможности
Макс. дальность стрельбы, км 4,4
Скорострельность, выстр./мин 15-20

45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года (сорокапятка, Индекс ГРАУ — 52-П-243-ПП-1) — советское полуавтоматическое противотанковое орудие калибра 45 мм. Оно использовалось на первом этапе Великой Отечественной войны, но в связи с недостаточной бронепробиваемостью было заменено в 1942 году на более мощную пушку М-42 того же калибра. Окончательно пушка обр. 1937 года была снята с производства в 1943 году; за 1937-43 гг. промышленность СССР изготовила 37354 таких орудий.

История создания

45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года была получена в КБ завода N 8 в Подлипках под руководством Логинова М. Н. наложением 45-мм ствола на лафет 37-мм противотанковой пушки обр. 1931 года, которая была построена по купленной у немецкой фирмы «Рейнметалл» документации. Основой для выбора данного калибра являлись солидный дореволюционный запас 47-мм снарядов, модернизация которых заключалась в стачивании лишних обтюрирующих поясков (в общей сложности это составило 2 мм в диаметре).

Опытный образец 45-мм противотанковой пушки был изготовлен на заводе № 8 и получил заводской индекс 53-К. После заводских испытаний он был отправлен на НИАП. За время испытаний в августе — сентябре 1937 г. было сделано 897 выстрелов, из них 184 с бетона. Система была испытана возкой на расстояние 684 км. Испытания стрельбой 45-мм пушка выдержала. При возке была поломка пружины подрессоривания.

В ноябре 1937 г. завод № 8 изготовил опытную серию в 6 штук 45-мм пушек, которые отличались от штатных (обр. 1932 г.). Из шести опытных орудий № 1, 2, 3, 4, и 6 были предназначены для войсковых испытаний, а № 5 — для нужд завода. В декабре 1937 года — январе 1938 года эти пушки прошли заводские испытания на полигоне завода № 8.

22 января пушка № 3 (ствол № 0734) с передком Я-3 была отправлена на НИАП, куда прибыла 28 января. В ходе заводских испытаний на заводе из неё было сделано 605 выстрелов. После доставки сотрудники НИАПа разобрали пушку, а потом неправильно собрали, в результате чего часть деталей была приведена в негодность.

В ходе полигонных испытаний на НИАПе было сделано 1208 выстрелов (798 бронебойным и 419 осколочным снарядом). Скорострельность при ручном спуске одинакова у обеих (обр. 1932 г. и обр. 1937 г.) пушек при стрельбе без исправления наводки, а на кнопочном спуске на 13 % была выше, чем у обр. 1932 г. при стрельбе бронебойными снарядами и на 6 % выше, чем при стрельбе осколочными снарядами. За время стрельб было отмечено 16 отказов полуавтоматики, в том числе 3 при осколочных снарядах и 13 при бронебойных. Часть отказов произошла из-за качества гильз. После 281-го выстрела сломался винт инерционного тела полуавтоматики. В целом работа полуавтоматики признана удовлетворительной.

В ходе полигонных испытаний система прошла 2074 км. Скорость возки по булыжнику 30—35 км/час, по шоссе 50—60 км/час, по пересеченной местности (без передка) 15—30 км/час. При возке система была устойчива.

В начале 1938 года были проведены войсковые испытания трёх 45-мм пушек 53-К (№ 1, 2 и 4 опытной серии) с передками Я-3. В испытаниях участвовало 6 тягачей типа «Комсомолец». Во время войсковых испытаний сделано в среднем 450 выстрелов на ствол, при этом полуавтоматика работала безотказно. В ходе войсковых испытаний произведён пробег Москва — Харьков — Краснодар. После исправления мелких недостатков можно приступать к валовому производству пушки. 24 апреля 1938 года 53-К была принята на вооружение под названием 45-мм противотанковая пушка обр. 1937 г. 6 июня 1938 года она была запущена на серийное производство. Выпуск осуществлялся на заводе № 235, всего до 1944 года было произведено 24 670 единиц.

Конструкция орудия

В отличие от предыдущих образцов орудий ПТО, клиновой затвор этой пушки снабжён механизмом полуавтоматики, в конструкции лафета введено подрессоривание колёсного хода, улучшены баллистические характеристики.

Отличия опытных орудий (обр. 1937 г.) от штатных (обр. 1932 г.):

  1. Полуавтоматика затвора работала как при бронебойном снаряде, так и при осколочном, а у обр. 1932 г. только при бронебойном. Это достигалось путём принудительного взвода пружин полуавтоматики в момент выстрела;
  2. Введён специальный кнопочный спуск от кнопки, расположенной в центре штурвала подъёмного механизма;
  3. Введено подрессоривание кривошипно-пружинного типа, впервые осуществлённое в СССР в этой системе;
  4. Вместо деревянных колёс 45-мм пушки обр. 1932 г. поставлены автомобильные колеса ГАЗ-АА с ГК. Колесо ЗИК-1 переделано из колеса автомобиля ГАЗ-АА с мелкими изменениями в спицах;
  5. Верхний станок представлял собой клепано-сварную конструкцию из листовой стали, а у ПТП обр. 1932 г. верхний станок был литой;
  6. Введён новый поворотный механизм;
  7. Нижний станок новой конструкции и сварной.

Организационно-штатная структура

Стрелковые соединения. 45-мм пушки образца 1937 года полагались по штату противотанковым взводам стрелковых батальонов Красной Армии (2 орудия), противотанковым батареям стрелковых полков (6 орудий) и противотанковым дивизионам стрелковых дивизий (12 или 18 орудий). Согласно штату 04/600 от 29.07.41 оставшиеся целыми орудия оставили только на полковом уровне в истребительно-противотанковых батареях в количестве 6 штук, всего в СД таким образом было 18 ед.

Артиллерия. Они же были на вооружении отдельных истребительно-противотанковых артиллерийских частей (полков, бригад и единственной за всю историю ВОВ 1-й истребительно-противотанковой дивизии, чьё формирование происходило в конце мая 1942 г. в Москве на основании Постановления ГКО № 1607 от 16.04.42, Директивы Зам. НКО № орг/2/784837 от 25.05.42 в составе 1, 2, 4 истребительных бригад по штату 04/277), с полками, в составе которых было 4-5 4-орудийных батарей. ИПТАБры состояли из 3 ИПТАП, но могли иметь и другие типы орудий.

Боевое применение

По состоянию на 22 июня 1941 года, на вооружении РККА находилось 16 621 шт. 45-мм орудий[1].

Пушка предназначалась для борьбы с танками, самоходками и бронемашинами противника. Для своего времени её бронепробиваемость была вполне адекватной — по нормали на 500 м она пробивала 43 мм броню. Этого было достаточно для борьбы с бронетехникой, защищённой противопульной бронёй.

Здесь будет уместно заметить, что сейчас существует мнение о завышенности пробивной способности 45-мм пушки образца 1937 года (часто являющееся путаницей с ТТХ орудия М-42). Базой для такой точки зрения являются воспоминания участников войны. Тем не менее недостаточная пробивная способность по 50-мм лобовой броне танков Pz Kpfw III Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf F1 не подлежит сомнению.

Бронебойные снаряды некоторых партий, выпущенные с нарушением технологии производства в период до августа 1941 года не соответствовали характеристикам (при столкновении с преградой из броневой стали раскалывались примерно в 50 % процентах случаев), однако в августе 1941 года проблема была решена — в производственный процесс были внесены технические изменения (введены локализаторы)[1].

Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции кинжального огня в 100 м — броню 88 мм. Однако для более эффективного поражения бронецелей настоятельно требовалось более мощное орудие, которым стала 45-мм пушка М-42, разработанная и принятая на вооружение в 1942 году.

Экспонат из артиллерийского музея (Санкт-Петербург)

Орудие имело и противопехотные возможности — оно снабжалось осколочной гранатой и картечью. Осколочная 45-мм граната при разрыве даёт 100 осколков, сохраняющих убойную силу при разлёте по фронту на 15 м и в глубину на 5-7 м. Картечные пули при стрельбе образуют поражающий сектор по фронту на ширину до 60 м и в глубину до 400 м. Также к орудию полагались дымовые и бронебойно-химические снаряды. Последние предназначались для отравления экипажей танков и гарнизонов ДОТов, они содержали 16 г состава, который в результате химической реакции превращался в сильнодействующий яд — синильную кислоту HCN.

Недостаточная бронепробиваемость орудия (особенно в 1942 году, когда танки типов Pz Kpfw I и Pz Kpfw II вместе с ранними слабобронированными модификациями Pz Kpfw III и Pz Kpfw IV практически исчезли с поля боя) вместе с неопытностью артиллеристов иной раз приводили к очень тяжёлым потерям. Однако в руках опытных и тактически умелых командиров это орудие представляло серьёзную угрозу для вражеской бронетехники. Положительными его качествами были высокая мобильность и лёгкость маскировки. Благодаря этому 45-мм пушки обр. 1937 года использовались даже партизанскими отрядами.

Характеристики и свойства боеприпасов

Боеприпасы к 53-К
  • Номенклатура боеприпасов :
    • бронебойный 53-Б-240
    • бронебойно-трассирующий 53-БР-240
    • бронебойно-трассирующий 53-БР-240СП (сплошной)
    • бронебойно-трассирующий подкалиберный 53-БР-240П
    • осколочный 53-О-240 (стальной)
    • осколочный 53-О-240А (сталистого чугуна)
    • картечь 53-Щ-240
    • дымовой 53-Д-240
    • бронебойно-химический
  • Дульная скорость снаряда, м/с : 760
  • Масса снаряда, кг : 1.43
  • Бронепробиваемость брони средней твёрдости, мм
    • Калиберным бронебойным снарядом
      • угол встречи 90 градусов от касательной плоскости к броне (по нормали)
        • на дистанции 500 м : 43
        • на дистанции 1000 м : 32
      • угол встречи 60 градусов от касательной плоскости к броне
        • на дистанции 500 м : 40
        • на дистанции 1000 м : 28
    • Подкалиберным бронебойным снарядом
      • угол встречи 90 градусов от касательной плоскости к броне (по нормали)
        • на дистанции 100 м : 88
        • на дистанции 500 м : 66

Сохранившиеся экземпляры

До наших дней дошло немало 45-мм пушек, большей частью находящихся в музеях. Некоторые принимают участие в почётных мероприятиях.

Примечания

  1. 1 2 А. Б. Мартиросян. 22 июня. Правда генералиссимуса. М., «Вече», 2005. стр.190-191
В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 11 мая 2011.

Ссылки

Источники

  • Шунков В. Н. Оружие Красной Армии. — Мн.: Харвест, 1999. — 544 с., ISBN 985-433-469-4
  • Драбкин А. Я дрался с Панцерваффе. «Двойной оклад — тройная смерть!». — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 352 с., ISBN 978-5-699-20524-0

dic.academic.ru

12 танков из Сорокопятки в одном бою

       Об этом подвиге известно немного, а о его герое – ещё меньше. Более того, герой этого подвига часто становится жертвой распространённых ошибок. Алексея Трофимовича Аликанцева в некоторых публикациях называют Александром, фамилию его пишут через «е», часто приделывая к ней инициалы «А. Ф.». Поэтому, чтобы установить все детали, пришлось изрядно покопаться в бумажных источниках.

25 августа 1942 года расчёт старшего сержанта Алексея Аликанцева подбил 12 танков противника из 45-мм пушки обр. 1937 года. Из них 8 Аликанцев подбил лично.

Алексей Трофимович Аликанцев в брежневские времена. Тогда он всё ещё служил, будучи старшиной свехсрочной службы.

Это произошло в ходе оборонительного этапа Сталинградской битвы. 25 августа в направлении Пригородного хозяйства, где находилась Сорокопятка Аликанцева, двигалась немецкая танковая рота. Расчет смело вступил в неравный поединок и меткими выстрелами уничтожил три танка. Однако за это время были убиты ездовой Скороход, подносчик снарядов Момот и заряжающий Шанкин.

У орудия осталось двое: командир старший сержант Аликанцев и наводчик Чебунин. Командир стал и подносчиком, и заряжающим. Вдвоём с Чебуниным они подбили ещё один танк, но тот наводчик получил тяжёлое ранение.

Дальше Аликанцев вёл бой уже один. Перед ним горели танки, вздыбленная от разрывов мин и снарядов пыль закрывала все вокруг. Раненный немецкой пулей, Аликанцев сам подносил снаряды, сам заряжал, сам наводил орудие и сам вёл огонь.

Немцы били из танков по орудию прямой наводкой. Осколок перебил Аликанцеву левую руку. Казалось, все кончено. Но старший сержант собрал последние силы, взвалил на себя тяжелораненого наводчика Алексея Чебунина и стал отходить. За его спиной стояли 12 подбитых немецких танков.

45-мм противотанковая пушка 53К образца 1937 года

За этот подвиг Аликанцева представили у званию Героя Советского Союза, но где-то наверху сочли описание подвига преувеличенным, и в итоге артиллериста наградили орденом Отечественной войны I степени.

Сорокопятка Аликанцева с заводским номером 2203 в Музее артиллерии, инженерных войск и войск связи.

Фрагмент наградного листа с кратким описанием подвига. Для увеличения можно кликнуть.

(С) http://www.voennoe-delo.com
Другие посты о Великой Отечественной войне и подвиге русских солдат

pantv.livejournal.com

45-мм противотанковая пушка & 37-мм батальонная пушка

Посвящается самому массовому противотанковому орудию в стрелковых и танковых дивизиях РККА на 22 июня 1941 года.  Красная Армия имела реальный шанс избежать оглушительных поражений образца 1941 года, из-за своей танкобоязни. Безусловно, мир никогда бы не узнал о подвигах 28 героев-панфиловцев... Героизм это всегда чья то недоработка.

Непреложный закон любой войны.

 

Товарищи учёные, не сумлевайтесь, милые:

Коль что у вас не ладится - ну, там, не тот аффект, -

Мы мигом к вам заявимся с лопатами и с вилами,

Денёчек покумекаем - и выправим дефект!

(В.С.Высоцкий)

 

В момент своего создания 45-мм противотанковая пушка образца 1932 года была самым мощным орудием этого класса в мире. Ее бронепробиваемость на дистанции реального боя на уровне 35мм в то время была вполне удовлетворительной. Через некоторое время ГАУ потребовало модернизировать пушку: уменьшить ее вес и довести бронепробиваемость до 45-55мм на дальностях 500м. 7 ноября 36г. было принято Постановление Совета Труда и Обороны о переводе 45-мм ПТП с деревянных колёс на металлические колеса от автомобиля ГАЗ-А, заполненные губчатой резиной. К началу 37г. 45-мм ПТП обр. 1932 г. на металлических колёсах пошли в серийное производство.

Новая полуавтоматика, усовершенствованный прицел, кнопочный спуск, подрессоривание, более надежное крепление щита, лучшее уравновешивание качающейся части – все эти полезные новшества присущие 45-мм противотанковой пушке образца 37г. 53-К не затрагивали лишь одного, самого важного параметра, бронепробиваемости. Она так и осталась на уровне пушки образца 32г.

45-мм противотанковая пушка обр. 37г. 53-К

Когда осенью 39г. началась ВМВ, было ясно, что СССР не сможет долго оставаться в стороне. Исследования захваченных в ходе польской компании немецких танков снова подняли вопрос о том, чем, какими средствами ПТО РККА, в случае вступления в полномасштабную войну, должна будет выбивать танки противника.

В конце 39г. бронепробиваемости основной противотанковой пушки РККА уже было явно недостаточно. Здесь важно отметить еще один момент, дело в том, что перевооружить РККА каким-нибудь другим оружием уже не удалось бы. На вооружении РККА находились многие тысячи 45мм пушек в возимом и танковом вариантах. Выпустить новое, более мощное оружие в таких количествах было просто нереально. Надо было что-то делать с уже имеющимися «сорокопятками».

Поскольку дело происходило осенью, работники ГлавАртНИИ (ГлАрНИИ) были традиционно отправлены в подшефный колхоз «Красный навоз» «на картошку». Дабы не отвлекаться от своей основной темы и работать по-стахановски, т.е. в две смены, туда же на буксире они притащили опытную институтскую «сорокапятку». Однако работать так, как планировалось, не получалось. Вторая смена уходила на общение за бутыльком мутной самогонки с представителями местной колхозной элиты, председателем колхоза, счетоводом Василием и кузнецом Терентием. Впрочем, даже в таком состоянии институтские все равно не могли расслабиться, разговор все равно вертелся вокруг пушки и ее проблемы.

Неизвестно, как сбор картофеля институтскими повлиял на наполняемость закромов Родины, но регулярное употребление местной «табуретовки» на ясность ума научной интеллигенции повлияла самым пагубным образом. Когда, поздней осень, подавленные и опухшие, они отправились домой, к институтскому автобусу забыли прицепить привезенную пушку. Как в самом начале ее вместе с ящиком снарядов поместили в местный амбар, так больше к ней никто и не прикасался.

Более того, как-то так получилось, что о ней все забыли, и никто ее не хватился. Уже в начале зимы институтские более или менее пришли в себя и постепенно полностью погрузились в научные и околонаучные проблемы. Каково же было их удивление, когда после Нового года в институтском дворе тормознула колхозная полуторка, в кабине которой, рядом с водителем, важно восседал сам председатель колхоза. В кузове, рядом с чем-то укутанным в брезент, стучали зубами прочие представители краснонавозного бомонда, счетовод Василий и кузнец Терентий.

Последние двое настолько замерзли, что еще с полчаса не могли толком ничего сказать, а председатель, как обычно, постоянно стремясь принять «третью позицию» весьма путано оперировал не вполне понятными словами, самыми понятным из которых были «дрын», «дура» и «магарыч».

Чуть позже, когда Василий и Терентий немного отогрелись стала понятна и цель столь неожиданного визита. Дело в том, что спустя какое-то время после отъезда институтских из колхоза, в амбаре была обнаружена забытая ими «сорокапятка», «дура» по терминологии председателя. Сразу отвезти ее в город не получилось, поэтому счетовод, помня проблему институтских, решил немного над ней «покумекать». С этой целью «в дело» был приглашен кузнец Терентий. Вдвоем они придумали и изготовили то, что председатель весьма ненаучно называл простым словом «дрын».

Суть дела заключалась в следующем, в ствол стандартной 45-мм пушки длиной 2070мм со стороны ствола был вставлен вкладыш, наружный диаметр которого составлял эти самые 45мм. На этом вкладыше снаружи было сделано что-то типа резьбы, в точности повторяющее конфигурацию нарезов ствола «сорокапятки». Сам вкладыш был длиной около 3000мм и внутренним диаметром чуть меньше 40мм. При этом «дрын» был гладкоствольным, т.к. приспособления и инструменты сельской кузницы не позволили сделать нарезку его канала. От проворачивания вкладыша в канале ствола его удерживал самый обыкновенный хомут, соединяющий оконечность ствола с выходящей из нее трубой вкладыша. 45мм снаряды были извлечены из гильзы, обточены под диаметр вкладыша, благо они были обыкновенными болванками, и заново переобжаты в стандартной гильзе.

И все это чудо техники было предъявлено институтским в натуральную величину. Именно оно и находилось в кузове под брезентом. Пары патронов не хватало, но были предъявлены недостающие гильзы. Пушка с вкладышем, как оказалось, вполне успешно прошла испытания стрельбой в местном карьере. От сомнительного удовольствия «пальнуть хоть сейчас», институтские благоразумно отказались.

Поскольку уже вечерело, а дорога еще предстояла неблизкая, наши изобретатели со словами благодарности и признательности были загружены в кузов и отправлены восвояси. В дар подшефному хозяйству были переданы два толстых овчинных тулупа, а то, вполне вероятно, на обратном пути мы бы рационализаторов потеряли. Что касается «магарыча», то здесь все оказалось сложнее, пришлось скидываться из личных средств и отправлять «гонца» в магазин. Как выяснилось уже следующей осенью, при помощи «магарыча» и тулупов колхозники вполне благополучно добрались домой.

После отъезда полуторки «дрын» был извлечен из ствола и отправлен на мусорку. Однако сама идея получила вполне конкретное развитие. Дело в том, что это был именно тот универсальный вариант, который и был нужен. Для повышения мощности пушки одно время предлагалось заменять в «сорокапятках» стволы, на стволы меньшего калибра на стандартной гильзе 45мм патрона. В этом случае более легкий снаряд меньшего калибра на том же количестве пороха получал более высокую начальную скорость, что положительно сказывалось на показателях бронепробиваемости. Забегая вперед надо сказать, что с 43г. эта идея немного по-другому была реализована в РККА под названием «подкалиберный снаряд». Однако способ увеличения бронепробиваемости пушек заменой ствола не вполне подходил, т.к. практически все пушки обр. 32г., а за 5 лет их было выпущено несколько тысяч штук, были не с навинтными, а с напрессованными казенниками. И даже в условиях армейских мастерских замена ствола в них была весьма сложной операцией. Про замену стволов в полевых условиях и речи быть не могло. Кроме этого, после замены даже навинтного ствола, что было тоже непростой операцией, пушка продолжала оставаться монокалиберной, просто менялся ее калибр, что ставило ее в зависимость от отсутствия или наличия нужных ей боеприпасов.

Вариант с лейнером, а именно этим научным словом институтские заменили председательский «дрын», решал все проблемы. Пушка становилась бикалиберной, переход с калибра на калибр занимал считанные минуты, причем в полевых условиях. Правда, для этого надо было, чтобы ствол пушки не был очень горячим.

Итак, институтский вариант вкладыша-лейнера представлял из себя, по сути, полый болт, без головки, но с утолщением в последней трети своей длины. Между тонкой и толстой частями лейнера была еще более толстая соединительная часть длиной 80мм. Наружный диаметр тонкой части лейнера без учета «резьбы» составлял 45мм, а с учетом «резьбы», полностью повторяющей своей конфигурацией нарезы ствола пушки составлял 46,6мм. Лейнер, как обыкновенный болт, вкручивался в ствол до момента утыкания его соединительной части в обрез ствола. При этом он одновременно утыкался в кромку распатроненной гильзы, в противоположной части ствола. Диаметр соединительной части ствола без учета хомута составлял 55мм. К соединительной части лейнера, со стороны тонкой, одним концом был приварен обыкновенный хомут, который крепился к передней наружной части ствола пушки и удерживал лейнер от случайного страгивания в канале ствола. Хомут был не очень мощный, т.к. усилие страгивания было минимальным. Кроме этого под действием пороховых газов лейнер и ствол нагревались и в горячем состоянии представляли собой фактически единое целое. По другую сторону соединительной части лейнера была его утолщенная часть диаметром 50мм и длиной 912мм.

 

Первоначально существовало два варианта лейнеров, длинный и короткий. «Короткий» выступал из ствола на 80мм, на ширину соединительной части. Утолщенная часть в этом варианте отсутствовала. Его калибр составлял 38мм, вес бронебойного снаряда был 0,85кг. На стандартной гильзе от «сорокапятки» снаряд разгонялся в стволе до 985м/с. Бронепробиваемость на дистанции 500м составила 66/42мм при угле атаки 90/60градусов. Поскольку в дальнейшем бронепробиваемость этого варианта была признана недостаточной, и в серию он не пошел, дальше останавливаться на нем нет смысла.

«Длинный» лейнер выступал из ствола на 992мм. В этом случае был применен т.н. «тяжелый» снаряд. Это был снаряд с измененным соотношением калибр-высота за счет увеличения его высоты. Для этой системы был подобран бронебойный снаряд весом 1,02кг, который представлял из себя, грубо говоря, обточенный до меньшего диаметра стандартный 45мм снаряд. Остальные части артпатрона оставались без изменений. Все, как рекомендовали Василий с Терентием. Правда, у лейнера, в отличие от "дрына" ствол все-таки был нарезным. А учитывая то, что давление газов в канале длинного лейнера из-за увеличения веса снаряда должно было увеличится, его калибр был уменьшен до 37мм, а стенки были сделаны толще. На стандартной гильзе с порохом от «сорокапятки» снаряд разгонялся в стволе до 999м/с. Бронепробиваемость на дистанции 500м составила 84/54мм при угле атаки 90/60градусов, 200м – 99/63мм, 100м – 114/73мм. Мощность «тяжелого» 37мм ОФБ приблизительно соответствовала мощности обычного 40мм ОФБ. Впрочем, это было не так важно, т.к. мощным ОФБ обладал 82-мм батальонный миномет, который вместе с 45-мм пушкой составлял в РККА артиллерию батальонного уровня.

45-мм батальонная пушка обр. 37г. 53-К с лейнером 45/37 обр. 40г.

В начале весны 40г. лейнеры двух образцов поступили на испытания на гороховецкий артиллерийский полигон. Эти испытания закончились в середине весны принятием на вооружение «длинного» варианта лейнера под наименованием «лейнер 45/37 обр. 40г.». Учитывая важность и высокий приоритет этого вида продукции, уже с начала лета началась отгрузка лейнеров в войска, а с июля 40г. промышленность вышла на ритмичную поставку 1,0тыс. лейнеров в месяц. Таким образом, до начала ВОВ войска получили порядка 12,0тыс. лейнеров, чего было почти достаточно для оснащения ими танковых и возимых пушек, находящихся в западных военных округах. 45мм пушки, находящиеся в других округах получали лейнеры и боеприпасы для их использования уже в ходе войны. Также широко использовались лейнеры, снятые с поврежденных танков и пушек. Ведь снять его с уже немного остывшей пушки было делом пары минут.

 

Танк Т-34/45 с 45мм пушкой 20-К обр. 38г. и лейнером 45/37 обр. 40г.

Также с начала лета было прекращено производство стандартных 45мм боеприпасов в пользу производства 37мм патронов, необходимых для стрельбы при использовании лейнера. Новые снаряды в приоритетном порядке отгружались в западные военные округа. Что интересно, производство пушек со стволами калибром 37мм и длиной 3.062мм в 40г. начато не было, продолжался выпуск обычных возимых и танковых 45мм пушек обр. 37/38гг. с длиной ствола 2.070мм. Командование РККА сознательно шло на возможность использовать при стрельбе снаряды обоих калибров, делая, таким образом, пушки менее зависимыми от наличия или отсутствия нужных боеприпасов. Все дело в том, что запасы 45мм боеприпасов в РККА были очень велики.

В начале 43г. назрела необходимость в очередном увеличении противотанковой мощности батальонной пушки. На сей раз изменения коснулись, как самой пушки, так и ее боеприпаса. Что касается последнего, то количество пороха в 37мм боеприпасе обр. 40г. было увеличено с 0,36 до 0,37кг. Вес «тяжелого» снаряда не изменился. При этом, учитывая, что 45мм боеприпасы не производились с 40г., а довоенные запасы были фактически исчерпаны, было решено сразу сделать ствол под калибр 37мм длиной 3.563мм. Начальная скорость снаряда у этой пушки составляла 1028м/с. Бронепробиваемость на дистанции 500м составила 89/57мм при угле атаки 90/60градусов, 200м – 104/67мм, 100м – 120/77мм.

37-мм батальонная пушка обр. 43г. М-43

В течение всего второго полугодия 43г. осуществлялся постепенный переход предприятий от выпуска 45мм противотанковых пушек обр. 37г. к выпуску 37-мм батальонных пушек обр. 43г. С 44г. выпускали только 37-мм пушки обр. 43г. Выпуск лейнеров к 45мм пушкам продолжался еще до середины 44г. Специализированный лейнер для пушек старого образца под новый 37мм боеприпас обр. 43г. не разрабатывался и не выпускался.

Больше никаких изменений в батальонной артиллерии до конца ВОВ не было.

                       Бронирование немецких танков в начальный период ВОВ

 

   Источник

P.S 

Как видно из таблицы бронепробития, основные немецкие танки T-3, Т-4  были способны без боязни идти на встречу "сорокопятке". Немецкая педантичность во всем...если делать танк, то исключительно под задачи и цели ближайшего времени. Нет это не Т-34 "обогнавший" свое время. Это Панцерваффе с преимуществом в миллиметры, стоившие СССР миллионы жизней. 

Любой дополнительный гусеничный трак или связка труб на Т-3,Т-4, делала немецкий танк "Тигром" образца 1941 года.

Лейнер позволял нарастить бронепробитие до 54-84 мм(500 м). Кто виноват и что делать... Извечный русский вопрос.

https://cont.ws/post/472282

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

45-мм противотанковая пушка 53-К Cорокопятка

45-мм противотанковая пушка образца 1937 года 53-К, Сорокопятка

53-К (Сорокопятка)

В 1932 году на лафет 37-мм противотанковой пушки 1-К наложили ствол калибра 45 мм. Такая пушка стала основной для создания 45-мм противотанковой пушки образца 1937 года, так называемой "Сорокапятки". Эта пушка имела клиновой затвор с механизмом полуавтоматики. Также были улучшены баллистические характеристики и колесный ход снабжен подрессориванием.

В 1937 году завод №8 изготовил опытный образец 45-мм противотанковой пушки под заводским индексом 53-К. После заводских испытаний пушка была отправлена на научно-испытательный артиллерийский полигон, где с августа по сентябрь 1937 года были проведены испытания стрельбой и возкой на 684 км.

В ноябре 1937 года завод №8 изготовил 6 пушек опытной партии, имеющие полуавтоматические затворы, пружины которых взводились при выстреле, специальные кнопочные спуски, подрессоривание кривошипно-пружинного типа, автомобильные колеса ГАЗ с небольшой доработкой, клёпано-сварные верхние станки, измененные механизмы поворота и сварные нижние станки. Пять пушек опытной партии были направлены на войсковые испытания, а одна – в распоряжение завода №8.

В ходе войсковых испытаний 1938 года были задействованы тягачи "Комсомолец". Из каждой пушки 53-К произведено по 450 выстрелов, при этом отказа полуавтоматики не выявлено. Также были проведены испытания пробегом по маршруту Москва-Харьков-Краснодар. В апреле 1938 года пушка была принята на вооружение под названием 45-мм противотанковая пушка образца 1937 года. Серийное производство пушки начато в июне 1938 года. Это была очень распространённая в войсках пушка, называемая ещё "Сорокопятка".

45-мм противотанковая пушка образца 1937 года 53-К состояла из двух основных частей: лафета и ствола с затвором. На трубу навинчивалась казенная часть, запирание ствола осуществлялось с помощью клинового затвора. Клиновый затвор снабжался механизмом полуавтоматики, обеспечивающий темп стрельбы 15-20 выстрелов в минуту.

Лафет состоит из люльки с противооткатными устройствами, верхнего подвижного станка с механизмами наведения, нижнего неподвижного станка с раздвижными станками, подрессоривания ходовой части, бронированного щитка толщиной 4,5 мм и прицельного приспособления. При подготовке к стрельбе станины разводятся до упора в стороны, тем самым включается подрессоривание и колеса жестко сцепляются с нижним станком. При походном положении станины сводятся, автоматически включая подрессоривание.

45-мм противотанковая пушка образца 1937 года 53-К сорокопятка стреляла унитарными бронебойными, подкалиберными, бронебойно-трассирующими выстрелами, осколочными гранатами и картечью. Вес бронебойного снаряда составлял 1,43 кг. При встрече под прямым углом снаряд пробивал гомогенную броню толщиной 43 мм на дальности 500 м и броню 32 мм - на дальности 1000 м. Подкалиберный снаряд пробивал броню толщиной 66 мм на дальности 500 м при прямом угле встречи и броню 88 мм на дальности кинжального огня 100 м.

При стрельбе осколочной гранатой происходило поражение живой силы противника с помощью 100 образовывавшихся осколков, которые разлетались в глубину до 7 метров от разрыва гранаты и по фронту до 15 метров. Дальность использования гранаты составляла до 400 м.

При стрельбе картечью зона поражения живой силы противника составляла до 60 м по фронту и до 400 м по глубине. Картечь состояла из пуль, помещённых в специальной оболочке в гильзе. При выстреле пули разлетались из ствола орудия при определённом угле.

Противотанковая пушка образца 1937 года 53-К сорокопятка состояла на вооружении противотанковых дивизионов стрелковых дивизий, противотанковых взводов стрелковых батальонов, а также отдельных противотанковых полков.

armoredgun.org

Сорокопятка, Студебеккер и Т-34 - МК Екатеринбург

История Великой Отечественной войны – в проекте «Слава российского оружия» радио «Эхо Москвы – Екатеринбург»

«МК-Урал» представляет проект радиостанции «Эхо Москвы – Екатеринбург» и Уральской горно-металлургической компании, посвященный 65-летию Великой Победы. В рамках этого проекта мы расскажем о наиболее интересных экспонатах из коллекции музея военной техники, действующего в Верхней Пышме. Сегодня героями нашего рассказа станут лучший танк Второй Мировой войны Т-34, американский внедорожник «Студебеккер», «сорокопятка» и «слишком мощная» пушка ЗИС-2.

Лучший танк Второй Мировой
Т-34 – это самый массовый и самый известный советский танк времен Великой Отечественной войны. Танк Т-34 был создан на базе модернизированного танка БТ-7 на заводе в Харькове, на вооружение новую машину приняли в 1940 году. Во время войны Т-34 выпускали также на заводах в Горьком, Нижнем Тагиле, Челябинске, Омске, Сталинграде и Свердловске. И каждый производитель вносил в конструкцию что-то свое. Например, на Уралмаше производили единственную и уникальную в своем роде штампованную башню на немецком прессе.

Танк Т-34 превосходил всех своих предшественников по многим характеристикам, рассказывает историк Кирилл Якимов:

– У этого танка был очень мощный мотор в 500 лошадиных сил. А его скорость 54 километра в час (в гусеничном варианте по дороге) была на 2 километра в час выше, чем у танка БТ, который ранее считался самым скоростным. Гусеницы у Т-34 были очень широкими, что существенно повышало проходимость. Толщина наклонной брони варьировалась от 45 миллиметров у лобовой брони до 15 миллиметров на дне и крыше. Причем броня была расположена под выгодными углами наклона, что тогда было в новинку. Штатная пушка ПАК-35 калибром 37 миллиметров, которая являлась основным орудием в немецких пехотных дивизиях, совершенно броню этого танка не брала. За это немцы прозвали свою пушку «армейской колотушкой».

Обнаружились в ходе войны и недостатки танка – центр тяжести машины был смещен вперед, и из-за этого ее сильно раскачивало. Внутри танка был плохой обзор и средства связи – командиру приходилось давать команды водителю, подталкивая его в ту или другую сторону. Но машина все же была по тем временам сверхтехнологичной, к тому же в войну ее производство удалось удешевить в три раза, поэтому многие специалисты уверенно называют Т-34 лучшим танком Второй Мировой войны.

В музее военной техники УГМК в Верхней Пышме есть танки Т-34/76 и Т-34/85. Первый участвовал в жестоких боях в болотах Калужской области, там и был разрушен. Нашли его поисковики.

Отметим, что танк Т-34/76 участвовал в этом году в Параде Победы в Екатеринбурге, но для того, чтобы поставить его «на ход», специалисты УГМК почти год занимались ремонтными работами.

– Даже не специалисту легко понять, что этот танк участвовал в боевых действиях. Механизмы поворота башни по горизонтали и вертикали отсутствуют, половина погона башни вырвано (и заметно, что это не от сварки, а от снаряда), – рассказывает подполковник запаса танковых войск, работник завода «Уралэлектромедь» Александр Викторов. – Некоторые детали уже были сгнившие, так что в танке меняли трубопроводы, резиновые соединения. Но основные узлы и соединения этой машины – его родные.

Танк Т-34/85 дошел до Польши, где и был подбит в бою. Его отремонтировали в Прибалтике, и в 1946 году направили в одну из воинских частей Свердловской области. Там танк находился на постаменте, а после того, как в 2005 году воинскую часть расформировали, был передан по распоряжению командующего ПУрВО музею военной техники в Верхней Пышме.

– Недавно был направлен запрос в архивы министерства обороны, чтобы с помощью корпусных номеров танков специалисты определили, к каким частям они принадлежали, кто входил в состав их экипажей, – говорит сотрудник УГМК, офицер запаса Алексей Пархомчик.

Сотрудники музея военной техники УГМК поставили задачу – найти тех, кто воевал на этих машинах, или их родственников и пригласить в Верхнюю Пышму.

Символ ленд-лиза
Первые мощные внедорожники, которые увидели советские солдаты – легендарные «Студебеккеры» производства США. Эти прочнейшие машины ездили по российским дорогам еще долго и после окончания Великой Отечественной войны.

– «Студебеккер US 6х6» – это, безусловно, легенда, в сравнение с ним не шли никакие наши ЗИСы или ГАЗы, – рассказывает историк Кирилл Якимов. – Если спросить ветеранов, какой символ ленд-лиза им в первую очередь вспоминается, они скорее всего назовут американскую тушенку и «Студебеккер».

В годы войны по программе ленд-лиза американцы поставили советским войскам десятки тысяч «Студебеккеров». Их использовали для перевозки грузов и людей как тягач и еще как базу для установки знаменитой «Катюши».

– Единственный недостаток, которым отличался «Студебеккер», это очень требовательный мотор к хорошему топливу и маслам, – рассказывает Кирилл Якимов. – Выходили даже специальные брошюры и листовки, в которых было написано: «Водитель! В машину «Студебеккер» нельзя заливать керосин! Это не полуторка!»

Советская армия получила несколько моделей техники фирмы «Студебеккер», в том числе и гусеничный транспортер-амфибию М29С Weasel. Его разработали в 1942 году и широко использовали два года спустя – во время высадки союзных войск в Нормандии. На эту машину можно было навесить специальные поплавки, и она держалась на воде. Интересно, что американцы настолько ценили эти «Студебеккеры» и так не хотели, чтоб они достались врагу, что каждый транспортер-амфибия оснащался устройством для самоуничтожения – взрывчатка находилась в специальной емкости под двигателем.

С сентября 1943 года по июль 1945 года было выпущено более 15 тысяч таких машин. Музей военной техники в Верхней Пышме – единственный в России музей, где есть транспортер-амфибия М29С Weasel. Механик автотранспортного цеха завода «Уралэлектромедь» Евгений Плескацевич, который принимал участие в постановке транспортера «на ход», утверждает, что машина у всех вызывает полный восторг: «Она красивая, компактная, выглядит как игрушка. Но при этом очень маневренная, для нее нет никаких преград, словом, чудо, а не техника!

Показательно, что транспортер использовался армиями разных государств вплоть до 1984 года.

Слишком мощная пушка
Главной противотанковой пушкой в советских войсках в начале войны была 45-миллиметровая пушка 53-К образца 1937 года – так называемая «сорокопятка». В первые два года Великой Отечественной – с 1941-го по 1943-й – было выпущено около 37 тысяч таких орудий.

– Достоинства этой пушки заключались в ее высокой скорострельности, – рассказывает историк Кирилл Якимов. – Вес пушки в боевом положении составлял всего 560 килограммов. Пушка была очень компактной, высотой 120 сантиметров, что позволяло легко замаскировать ее на поле боя. Бронепробиваемость этого орудия составляла 43 миллиметра на дистанции 500 метров, что было вполне эффективно для стрельбы по немецким легким танкам. А при выстреле в борт пушка могла поражать и средние танки Вермахта.

Однако уже на второй год войны «сорокопятка» была признана малоэффективной, так как у немцев появились модернизированные средние танки. Взамен «сорокапятки» разработали 57-миллиметровую противотанковую пушку ЗиС-2. Ее снаряд с пятисот метров мог пробивать броню толщиной 100 мм. Подполковник танковых войск, один из организаторов музея военной техники в Верхней Пышме Олег Терентьев рассказывает, что ЗИС-2 в первое время оказалась даже слишком мощной:

– На какой-то период ее сняли с производства. Потому что были случаи, когда снаряд пробивал насквозь легкие танки противника Т-1 и Т-2. Экипаж погибал, но танк продолжал движение, а, значит, основная задача – уничтожить танковый объект – не выполнялась.

Впрочем, ЗИС-2 снова начали производить уже в начале 1943 года, когда у немцев появились тяжелые танки «Тигр». С ними пушка успешно справлялась. С 1943 по 1945 годы было выпущено еще почти десять тысяч ЗиС-2.

Однако одной из самых гениальных конструкций в истории артиллерии, по мнению специалистов, стала 76-миллиметровая ЗИС-3, официально принятая на вооружение в начале 1942 года. Участник войны Николай Иванович Ворохобов, проживающий в Верхней Пышме, вспоминает, что именно ЗИС-3 была в войну самым мощным противотанковым оружием. Эта пушка и сегодня имеется на складах Российской армии в боеспособном состоянии.

И «сорокопятку», и пушки ЗИС-2 и ЗИС-3, участвовавшие в сражениях Великой Отечественной войны, сейчас можно увидеть в музее военной техники под открытым небом в Верхней Пышме. Вход в музей свободный.

eburg.mk.ru

45-мм противотанковая пушка образца 1937 года (53-К) Википедия

45-мм противотанковая пушка образца 1937 года

Пушка 53-К в музее вооружения города Познань, Польша
Калибр, мм 45
Экземпляры 37 354
Расчёт, чел. 4
Скорострельность, выстр/мин 15-20
Дульная скорость, м/с 760 м/с
Эффективная дальность, м 850 (прямой выстрел)
Максимальная дальность, м 4400
Длина ствола, мм/клб 2070/46
Масса в походном положении, кг 1200
Масса в боевом положении, кг 560
Высота, мм 1200
Угол , град от -8° до 25°
Угол , град 60°
 Медиафайлы на Викискладе

45-мм противотанковая пушка образца 1937 года (сорокапятка, индекс ГАУ — 52-П-243-ПП-1) — советское полуавтоматическое противотанковое орудие калибра 45 миллиметров. Оно использовалось на первом этапе Великой Отечественной войны, но в связи с недостаточной бронепробиваемостью было заменено в 1942 году на более мощную пушку М-42 того же калибра. Окончательно пушка образца 1937 года была снята с производства в 1943 году; за 1937—1943 годы промышленность СССР изготовила 37 354 таких орудий.

История создания[ |

ru-wiki.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *