Содержание

«Российские военные убили моего мужа, а меня изнасиловали»

  • Йогита Лимайе
  • Би-би-си, Киев

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

В освобожденных украинской армией городах Киевской области есть немало людей, которым вряд ли суждено когда-либо полностью оправиться от пережитого ужаса. Корреспондент Би-би-си встретилась с женщинами, которые стали жертвами российских солдат, и ознакомилась с уликами совершенных преступлений.

ВНИМАНИЕ: в тексте подробно описаны случаи сексуального насилия

С 50-летней Анной (имя изменено) мы встретились в тихом сельском районе, в 70 км к западу от Киева.

Когда 7 марта к ним с мужем в дом ворвался вооруженный мужчина в форме российской армии, дома были оба супруга.

«Под дулом пистолета он отвел меня в соседний дом, приказал: «раздевайся, или я тебя расстреляю». А потом начал меня насиловать», — сквозь слезы вспоминает женщина.

Анна называет нападавшего «кадыровец» — молодой худощавый боец.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Мы будем насиловать вас до тех пор, пока вам не будет страшно от мысли о мужчине»

«Пока он меня насиловал, вошли еще четверо солдат. Я думала, что конец мне — но они его увели. Больше я его не видела», — говорит Анна.

Сама она считает, что спасшие ее бойцы — из другого подразделения российских войск.

Вернувшись домой, женщина нашла там раненого мужа. Когда тот бросился спасать Анну, боец выстрелил ему в живот.

Из-за непрекращающихся боев отвезти мужа в больницу не получилось, и через два дня он умер от полученного ранения.

Рассказывая свою историю, Анна почти непрерывно плачет. Особенно сильно — когда показывает место, где похоронила мужа. Пока вместо памятника или надгробия в изголовье могилы, вырытой самостоятельно, при помощи тех же соседей, — простой деревянный крест.

По словам Анны, с ней поддерживают связь сотрудники местной больницы, оказывая психологическую поддержку.

Подпись к фото,

Мужа Анна похоронила в саду

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.

Подкаст

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Военные, спасшие Анну от насильника, сами несколько дней прожили в ее доме. Взяв ее на мушку, требовали отдать им вещи убитого мужа.

Вели себя странно, словно были пьяные, вспоминает она, а когда ушли, Анна нашла и возможное объяснение, наткнувшись на оставленные мужчинами димедрол, клей и… женскую виагру. «Они на наркотиках сидят, — уверена женщина. — Большинство из этих людей — убийцы, насильники и мародеры. Нормальных там мало».

Уже после встречи с Анной мы услышали еще одну жуткую историю. По словам соседей, перед тем как изнасиловать Анну, тот же боец изнасиловал и убил еще одну женщину, лет примерно 40, жившую в одном из соседних домов.

Как рассказывают соседи, женщину вывели из дома и заперли в соседнем, стоявшем пустым, поскольку в начале войны его жители успели эвакуироваться.

Спальня, красиво оформленная комната, оклеенная богатыми обоями, — теперь место преступления. На матрасе и одеяле — большие пятна крови. В углу зеркало с надписью губной помадой, из которой можно узнать, где похоронена жертва.

Подпись к фото,

На зеркале написано: «Замучена неизвестными людьми, похоронена российскими военными»

Другая соседка, по имени Оксана, говорит, что надпись оставили другие бойцы — тоже из числа российских военных. Они нашли женщину уже мертвой и похоронили ее тело.

«[Эти военные] сказали мне, что ее изнасиловали и то ли перерезали горло, то ли закололи — умерла она от потери крови. Много было крови, говорят», — вспоминает Оксана.

Могилу вырыли в саду ее дома. На следующий день после того, как мы там побывали, полиция извлекла останки погибшей, чтобы провести экспертизу. Одежды на теле не было, поперек горла шел длинный глубокий разрез.

  • Насилие как средство ведения войны. Что известно об изнасилованиях на войне в Украине и как их расследуют
  • Бородянка: смерти и разрушения в еще одном городе под Киевом, освобожденном от российских войск
  • Массовые убийства мирных жителей в Буче: что известно на данный момент

Глава Киевской региональной милиции Андрей Небытов рассказал еще об одном случае, который расследуют его сотрудники. На окраине села, расположенного примерно в 50 км к западу от Киева, жила семья из трех человек: супружеская пара лет тридцати пяти с маленьким ребенком.

«9 марта к ним ворвались несколько российских бойцов. Мужчина пытался защитить жену и ребенка. Поэтому его вывели во двор и расстреляли, — говорит Небытов. — После этого двое солдат несколько раз насиловали его жену. Вроде уйдут, но потом вернутся — и всё по новой. Трижды возвращались — и каждый раз насиловали».

«Запугали женщину, мол, будешь сопротивляться — сыну твоему не поздоровится. Она от страха за ребенка и не сопротивлялась».

Перед уходом бойцы подожгли дом и застрелили хозяйских собак.

Подпись к фото,

Так теперь выглядит дом, где жила семья. Тела собак лежат во дворе (на фото не попали)

Женщине с ребенком удалось бежать и добраться до полиции, говорит Небытов. Сотрудники записали ее показания.

Поехали собирать в доме улики — а дома и нет: один кирпичный каркас остался. Чудом уцелевшие следы прежней мирной жизни лежат в обугленных руинах.

На пепелище мы увидели детский велосипед, плюшевую лошадку, поводок для собаки и пару зимней мужской обуви.

Подпись к фото,

Детская игрушка у пепелища

Застреленного мужчину похоронили соседи, в саду. Сейчас его тело эксгумировано для экспертизы: дело планируется передать в международный суд.

Уполномоченный по правам человека в Украине Людмила Денисова говорит, что документы сейчас собирают сразу по нескольким аналогичным делам.

«В подвале одного из домов в Буче во время оккупации держали и регулярно насиловали примерно 25 девушек и женщин, в возрасте от 14 до 24 лет, — рассказывает она. — Девять из них забеременели».

«Российские военные сказали, что будут продолжать их насиловать, пока те больше даже думать не смогут о сексе — чтобы они никогда не родили украинских детей».

Подпись к фото,

Людмила Денисова говорит, что случай Анны не уникален: убийства и изнасилования на войне — дело обычное

По словам Денисовой, с пострадавшими работают операторы службы психологической поддержки, информация о доступной помощи распространяется в мессенджерах типа Telegram.

«Одна из позвонивших по горячей линии — женщина 25 лет — рассказала, что прямо у нее на глазах, на улице, российские военные изнасиловали ее 16-летнюю сестру. Пока насиловали, кричали, мол, так будет с каждой нацистской проституткой», — говорит Денисова.

В ответ на вопрос, можно ли оценить масштабы сексуальных преступлений, совершенных российскими войсками во время оккупации, омбудсмен пожимает плечами.

«На данный момент это совершенно точно невозможно: не все пока готовы рассказать, что с ними произошло. Большинство из пострадавших сейчас обращается за поддержкой к психологам, а чтобы зафиксировать преступление, они должны дать показания в полиции», — объясняет она.

По ее словам, в Украине хотят, чтобы был создан специальный трибунал ООН, для суда лично над Владимиром Путиным — по обвинениям в военных преступлениях, включая и изнасилования.

«Как такое вообще может происходить в XXI веке? — плачет Анна. — Во имя чего? Вот что я хочу спросить у Путина».

«Мы же не дикие первобытные люди, почему нельзя вести переговоры? Почему нужно захватывать и убивать?»

  • LIVE: Последние новости в режиме реального времени
  • КОНФЛИКТ: Позывной «Есенин»: россиянин воюет за Украину в полку «Азов»
  • СПЕЦЭФИР: Отвечаем на ваши вопросы
  • ОЧЕВИДЦЫ: «Можно ли сделать розовый протез с цветочками?» Истории раненых, убитых и выживших в Буче
  • АНАЛИЗ: Как будут выглядеть полки магазинов в России в ближайшие месяцы?
  • ИНТЕРВЬЮ: Глава МИД Украины: «После Бучи Запад должен дать Украине любое оружие»

психологи о преступлениях – DW – 22.04.2022

Эксгумация тел в украинской БучеФото: Carol Guzy/ZUMA PRESS/dpa/picture alliance

ПолитикаУкраина

Марко Мюллер | Виталий Кропман

22 апреля 2022 г.

Изнасилования, пытки, убийства мирных жителей — то, что каждый день происходит во время войны в Украине. Почему военные совершают преступления и как это объясняют психологи?

https://www.dw.com/ru/pochemu-soldaty-na-vojne-nasilujut-i-ubivajut-psihologi-o-prestuplenijah/a-61522955

Реклама

Война всегда жестока и кровава. Идея о том, что современное оружие может быть использовано с хирургической точностью для ведения войны, в которой почти не убивают мирных жителей и уничтожают только военные объекты, абсурдна. По крайней мере, история ни одной такой войны не знает. Но всегда ли она должна быть такой бесчеловечной, как сейчас в Украине? Разве солдаты обязательно должны намеренно стрелять в мирных жителей, убивать детей, насиловать женщин?

Профессор Томас Эльберт изучает посттравматический стресс жертв военных конфликтовФото: Inka Reiter/Universität Konstanz/dpa/picture alliance

«Я не встречал ни одной военной кампании, какие бы высшие моральные ценности она не преследовала, где бы не происходили зверства», — говорит Томас Эльберт (Thomas Elbert), почетный профессор клинической психологии и поведенческой нейронауки в Университете Констанца. Основное направление работы Эльберта: травматический стресс и его последствия, особенно в результате организованного насилия. Он проводил полевые исследования в зонах конфликтов: в Афганистане, Сомали, Уганде. Почему люди совершают на войне чудовищные преступления лучше всего объяснить на трех конкретных примерах, которые получили широкую известность благодаря интернету.     

«В восприятии военных они стреляют не в людей»

Один из них — видео с беспилотника. На нем — группа российских танков на безлюдной улице украинского города Буча. Мирный житель —  неизвестный мужчина на велосипеде — проезжает перекресток на большом расстоянии от бронемашин. Они стреляют по нему несколько раз: пока человек не падает замертво. Почему это происходит? Клинический психолог Томас Эльберт предлагает два возможных объяснения этого преступного поведения. Во-первых, военные могли почувствовать угрозу. Ведь могло случиться, что человек вдруг достанет противотанковое оружие и выстрелит.

Захоронение во дворе жилого дома: одно из множества подобных в БучеФото: Mykhaylo Palinchak/ZUMA Wire/IMAGO

Во-вторых, «стрелять в другого человека им было весело», осуждающе говорит Томас Эльберт.  В их собственном восприятии военные стреляют не в человека, а в нелюдей, как это внушает им пропагандистская машина. К тому же для бойцов — а в танке всегда находятся несколько военных — это, по словам ученого, отчасти забава: целиться и точно попадать. «Вы видели, как я выстрелил? Класс!», — говорят они, воспринимая происходящее скорее как стрельбу по мишени, а не по человеку. Ощущение, что убивать весело, хорошо известному любому, кто когда-либо играл в компьютерные шутеры. Эльберт сталкивался с этим в Руанде, изучая там геноцид. Один американец рассказывал ему, что такая стрельба сравнима с уколом героина.

Изнасилование как оружие войны? 

Сообщения об изнасилованиях также не единичны. Историю о том, как под Киевом российские военные выстрелом в живот убили мужа, а жену изнасиловали, подтвердили несколько расследований. Убитого мужа супруга затем похоронила в собственном саду. Часто говорят, что изнасилование используется как оружие войны. Но это лишь в десяти процентах случаев, объясняет Томас Эльберт, изучающий преступления, происходящие на войне.  Редко бывает, что генералы отдают приказ насиловать женщин, чтобы заставить врага сдаться.

«Изнасилование — это, так сказать, право победителя», — объясняет суть преступного поведения, наблюдаемого у солдат на войне профессор клинической психологии Эльберт. Ученый на разных континентах опрашивал военных на эту тему. Большинство сказали, что командиры терпели такое поведение, но не приказывали. Военные говорили: «Мы бы предпочли иметь секс по любви, но этого не было. Поэтому мы брали то, что было возможно». По мнению ученого, изнасилования на войне куда реже становятся результатом приказа или жестокости, а чаще — животного инстинкта и похоти.

Жертва изнасилования российскими солдатами Фото: BULENT KILIC/AFP

Другие эксперты считают изнасилование — сексуализированным насилием, а не формой секса. Например, организация по защите прав и оказанию помощи женщинам Medica Mondiale помогает, травмированным войной, с начала 1990-х годов. Организация была основана гинекологом Моникой Хаузер после массовых изнасилований во время войны в Боснии и Герцеговине. Хаузер утверждает, что существующая гендерная дискриминация усугубляется во время войны. В войнах мужчины чаще демонстрируют свое право собственности на якобы слабый пол. А изнасилование — это «символ унижения врага, который не может защитить своих женщин», подчеркивает эксперт.

Еще один пример преступления во время войны в Украине, в совершении которого обвиняют российских солдат: мать и дочь были изнасилованы одновременно и вынуждены были наблюдать за насилием, совершаемым над другой. Это форма пытки, уверен Томас Эльберт. «Врага пытают самыми изощренными способами, невероятно чудовищно то, что люди могут придумать. Никаких ограничений нет», — сетует ученый. По его словам, для преступников мучить других доставляет удовольствие. Таким образом они могут выплеснуть свою ненависть, гнев и ярость — к несчастью жертв.

Мародерство на войне — хищническое насилие

Примером воровства российских солдат в Украине стало видео с камеры видеонаблюдения, на котором хорошо видно, как военные РФ пакуют похищенное и отправляют посылками своим семьям. На фоне вышеупомянутых деяний — незначительное преступление, но оно также показывает, что мораль, закон, справедливость и правила, похоже, в этой войне больше не действуют.

Профессор клинической психологии Томас Эльберт называет такое насилие хищническим. Захваченная стиральная машина или iPhone будут рассматриваться как мотивация и награда. Хотя обычно за такое наказывают, на войне в Украине это не работает. «В любом случае идея русских заключалась в том, чтобы захватить Донбасс с его минеральными ресурсами и тяжелой промышленностью. С таким же успехом они могут взять и стиральную машину», — говорит Эльберт.  В качестве еще одного стимула для грабежей он называет охотничий инстинкт. Даже не обязательно ради добычи, но ради охоты как таковой.

Как предотвратить военные преступления?

Проблема еще в том, что совершение военных преступлений «терпимо воспринималось в армии еще в советское время», — говорит немецкая правозащитница из Amnesty International Жанин Ульманнзик (Janine Uhlmannsiek). По ее словам, убивать и истязать гражданских незаконно везде, но «Россия имеет собственные законы войны».

В конце концов, остается вопрос: есть ли способ предотвратить злодеяния. «Это ужасно, и вы не можете это терпеть. Но это война. Лучше бы вообще не воевать. Но как мы можем ограничить войну? Мы можем ограничить ее с помощью информации», — резюмирует психолог Томас Эльберт. И здесь также не обойтись без помощи журналистов. Единственная проблема в том, как достичь целевой группы.

Смотрите также:

Буча — вершина айсберга

To view this video please enable JavaScript, and consider upgrading to a web browser that supports HTML5 video

Написать в редакцию

Реклама

Пропустить раздел Топ-тема

1 стр. из 3

Пропустить раздел Другие публикации DW

На главную страницу

Изнасилования на войне: почему они до сих пор происходят и что движет теми, кто их совершает

В разные годы от изнасилований на войне пострадали жительницы Бангладеш, Филиппин, Руанды, Шри-Ланки, Уганды, Вьетнама и многих других стран. Каждая новая война расширяет список. Сексуализированное насилие калечит психику пострадавших и уничтожает целые общины. Рассказываем, почему на войне его так много.

Текст содержит описания насильственных преступлений, которые может быть тяжело читать.

Изнасилования стали частью военных конфликтов

Военные изнасилования — это зачастую спланированная стратегия и такой же инструмент захвата власти, как бомбардировки или газовые атаки. Нападают на мирных жительниц, детей всех возрастов и даже на мужчин. Отдельная группа риска — беженки. После пересечения границы их могут похитить, заставить заниматься секс-работой или продать в рабство. 

Военнослужащих женщин на войне тоже насилуют, причём часто сослуживцы. По данным министерства обороны США, 90% пострадавших от изнасилований в армии — женщины младшего звена. Нападавшие обычно старше и выше по званию. Их не останавливают даже строгие армейские законы. 

Насильники есть и среди солдат-миротворцев. Например, миротворцев ООН обвиняют в изнасилованиях с 1992 года. Жалобы поступали в Камбодже, Боснии и Герцеговине, Гаити, Демократической Республике Конго. На Гаити миротворцы принуждали к сексу 12-летних детей в обмен на печенье или несколько долларов. С 2004 по 2007 год виновными признали 134 миротворца. Никто из них так и не сел в тюрьму.

Основная причина изнасилований — не похоть

В 1977 году американские  исследователи Энн Уолберт Берджесс, Николас Гроус и Линда Литл Холмстром заявили, что главные мотивы насильников — ярость, садизм, месть и желание власти. Часто за преступлениями на сексуальной почве стоит детская травма. Война обостряет все чувства, поэтому насилия становится больше.

В армиях процветают сексизм и мизогиния. Командиры позволяют своим солдатам насиловать женщин и девочек в качестве «награды» за хорошую службу. Военная культура обесчеловечивает женщину и сводит её статус до уровня солдатского трофея или «законной добычи». Вооружённые конфликты погружают страны в нищету, коррупцию и беззаконие. Насильники легко уходят от ответственности, и это развязывает им руки. 

Изнасилования могут быть оружием и тактикой ведения войны. Агрессоры насилуют целенаправленно: чтобы запугать население, разрушить семьи, заразить женщин ВИЧ. Насилие применяют и в рамках геноцида — чтобы женщины не могли зачать детей. Так уничтожают сообщества и меняют состав популяции.

При этом прекращение войны не означает, что насиловать сразу перестанут. Часто бывает наоборот — общество нормализует изнасилования на несколько поколений вперёд. Начинает расти гендерное неравенство.

Примеры военных изнасилований в истории

Во многих обществах прошлого женщину считали собственностью мужчины. У поверженных отбирали любую собственность: её, а значит, и женщин, считали наградой победителей. Случаи сексуализированного насилия на войне описывали античные авторы: Гомер, Геродот и Ливий. В Древней Греции военные изнасилования вовсе были «социально приемлемыми». Такое мнение господствовало и в Средние века. 

В XV и XVI веках философы, юристы и теологи постарались переосмыслить и систематизировать правила ведения войн. Но даже тогда о женщинах почти никто не подумал. Лёд тронулся лишь в XVIII и XIX веках: недопустимость насилия над женщинами даже упомянули в первых военных кодексах. Но XX и XXI век принесли с собой новые войны и вместе с ними — массовые изнасилования, пытки и другие преступления против человечности.

Вторая мировая война

Во время Второй мировой войны изнасилования совершали солдаты Вермахта на оккупированных территориях и солдаты союзных войск. Истории пострадавших сохранились в материалах Нюрнбергского процесса. Одна из них — изнасилование и убийство 16-летней девушки Л. И. Мельчуковой. Её тело немецкие солдаты прикололи штыками к доскам в лесу в назидание другим. Фашисты насиловали раненых, беременных и женщин с маленькими детьми. В большинстве случаев их предварительно пытали, а над телами глумились.

В 1944 году американские солдаты изнасиловали множество женщин в освобождённой Франции. Жалобы от местных жительниц поступали по всей стране — от Марселя до Руана. Американская профессорка истории Мэри Луиза Робертс упомянула в своей книге, что причиной такого поведения военных было чувство вседозволенности. Они расценивали француженок как долгожданную награду за победу. 

Солдаты Красной армии, по оценкам историков, в конце Второй мировой войны изнасиловали почти два миллиона немецких женщин. Советская военная корреспондентка Наталья Гессе сказала, пострадали «все немки от восьми до 80 лет». Так красноармейцы мстили немецкой армии за вторжение в СССР. Впоследствии советская пресса замалчивала факты сексуализированного насилия. 

Боснийская война 

Боснийская война 1992–1995 годов вошла в историю как пример массовых жестоких изнасилований. Это был острый межэтнический конфликт между вооружёнными сербами, боснийскими мусульманами и хорватами. Сербы использовали сексуализированное насилие именно как спланированную тактику ведения войны, орудие этнической чистки. По разным оценкам, они изнасиловали от 12 000 до 20 000 женщин. Большинство из них были боснийскими мусульманками. 

Систематические изнасилования происходили в Восточной Боснии и в Грбавице во время осады Сараево. Девочек и женщин держали в специальных лагерях под стражей. Они месяцами жили в антисанитарных условиях. Сербские солдаты и полицейские регулярно их насиловали и пытали. Женщинам не разрешали ходить по городу и возвращаться в свои квартиры. Некоторых забирали в частные дома — как бесплатную прислугу и секс-рабынь.

Сербских преступников осудил международный трибунал. В 2007 году бывшего офицера военной полиции боснийских сербов Драгана Зеленовича приговорили к 15 годам тюрьмы. Его признали виновным в пытках и изнасилованиях в городе Фоча.

Гражданская война в Сьерра-Леоне

Гражданской войной в Сьерра-Леоне называют вооружённый конфликт между центральным правительством и силами Объединённого революционного фронта (ОРФ). Эта война длилась 11 лет. По оценке международной правозащитной организации Physicians for Human Rights, за это время в стране изнасиловали от 215 000 до 257 000 девочек и женщин. Больше всего преступников было в рядах повстанцев. Они сжигали целые кварталы и насиловали женщин всех возрастов и национальностей. Среди проправительственных сил насильники тоже встречались.

Сексуализированное насилие в Сьерра-Леоне было максимально жестоким. Мужчины нападали группами, использовали для пенетрации подручные предметы — палки, зонтики, пистолеты. Женщины умирали от потери крови и разрывов влагалища. Выжившие страдали от инфекций и недержания. У беременных происходили выкидыши. Повстанцы похищали женщин, делали их секс-рабынями и принуждали к тяжёлому труду. На груди пленниц специально вырезали название фракции, чтобы они не могли убежать.

Насилие над женщинами в Сьерра-Леоне применяли повсюду. Оно не прекратилось даже в относительно спокойный 2001 год, когда ООН и Великобритания восстановили мир в стране. Многие похищенные женщины так и остались рабынями и «жёнами поневоле».

Пострадавшие переживают не только покалеченное здоровье, но и стигматизацию

Очевидное последствие любого изнасилования — тяжёлая психологическая травма. Во время войны её усиливают голод, страх смерти и боль от утраты близких. Помимо этого, насильники калечат физически. В отчёте телекомпании Аль-Джазира за апрель 2020 года привели историю девочки Люсии из города Бюнйакири (Демократическая Республика Конго). Люсию несколько раз изнасиловали повстанцы. После первого случая её парализовало. Девочка забеременела от насильников в 13 лет: «Моя жизнь превратилась в кошмар с тех пор, эти люди разрушили мою жизнь». Три года спустя на Люсию напали повторно. Мужчины воспользовались тем, что она не могла убежать.

Изнасилования на войне приводят к инфекциям и нежелательным беременностям (в том числе подростковым). Ещё одно последствие — стигматизация пострадавших. От изнасилованных женщин отрекаются семьи. На них косо смотрят в обществе, их обвиняют в «потере чести». Многие замалчивают факт преступления, чтобы не терять работу и доход. Это вполне реальная угроза: например, в Демократической Республике Конго у пострадавших от насилия могут не купить фрукты на рынке.

Детей, рождённых после изнасилования, тоже травят — и родственники, и сверстники. Иногда матери сами бросают их под давлением семьи. В других случаях ребёнок вырастает и узнаёт правду о своём происхождении. Травма насилия затрагивает сразу несколько поколений.

Борьба с военными изнасилованиями

Законы государств

Военные изнасилования веками считали «неизбежным злом». Международные суды не выделяли их как самостоятельное преступление. В 1945 году на трибунале в Нюрнберге рассмотрели доказательства сексуального насилия во время Второй мировой войны. Но в уставе трибунала не было такого вида преступления — изнасилования упоминались только в контексте пыток. Поэтому наказать конкретно насильников международный суд не смог.

Дипломатическая конференция в августе 1949 года приняла четвёртую Женевскую конвенцию — свод правил о защите гражданского населения во время войны. В 27-й статье этой конвенции отдельным абзацем упомянули права женщин: на войне их должны охранять от «изнасилования, принуждения к проституции или любой другой формы покушений на их нравственность».

В 1992 году после массовых изнасилований в бывшей Югославии о защите женщин заговорили в Совете Безопасности ООН. Устав Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии включил военные изнасилования в список преступлений против человечности. В 1998 году дипломатической конференции в Риме приняли Римский статут Международного уголовного суда. Он так же приравнял изнасилования на войне к преступлениям против человечности.

В 2008 году резолюция 1820 Совета Безопасности ООН объявила, что сексуализированное насилие во время конфликта — инструмент геноцида и военное преступление. Поощрение насилия недопустимо. Командиры обязаны разъяснить военнослужащим, как обращаться с гражданскими. Солдаты-насильники должны быть наказаны.

Общественные организации 

С женщинами и детьми, которые пережили изнасилование на войне, работают специалисты благотворительных фондов и гуманитарных организаций. Вот несколько примеров:

  • We are NOT Weapons of War («Мы НЕ орудие войны»). Французская НКО. Сотрудники освещают проблему изнасилований на войне, проводят просветительские кампании и адресно помогают пострадавшим с медицинскими и психологическими проблемами.

  • Фонд доктора Дениса Муквеге. Доктор Муквеге — rонголезский гинеколог, активист-правозащитник и лауреат Нобелевской премии мира. Он основал международную правозащитную организацию, которая заботится о пострадавших от военного сексуализированного насилия. Им помогают медики, психологи, юристы и социальные работники.

  • War Child («Ребёнок войны»). Международная благотворительная организация, которая помогает детям в зоне конфликтов. Программы War Child работают в пяти странах Африки, Азии и Ближнего Востока. Специалисты помогают в числе прочих детям, которые пострадали от насильников. Им оказывают психологическую, юридическую и материальную поддержку.

  • Теги
  • История
  • Права женщин
  • Сексуализированное насилие
  • Vkontakte
  • Pinterest
  • Viber

Украинный конфликт: «Российские солдаты изнасиловали меня и убили моего мужа»

  • Опубликовано

    • РОССИЯ-УКРЕЙН ВАР

    . Чтобы воспроизвести это видео, вам необходимо включить JavaScript в вашем браузере.

    Медиа-титр,

    Смотрите: Анна рассказывает свою историю

    Йогита Лимайе

    BBC News, Киев, Украина

    Русские ушли из районов вокруг Киева, но оставили после себя глубоко раненые жизни, которые, возможно, никогда не оправятся от травмы. Би-би-си услышала показания из первых рук и нашла доказательства того, что украинские женщины были изнасилованы вторгшимися солдатами.

    Внимание! Этот отчет содержит графические описания сексуального насилия

    В тихом сельском районе в 70 км к западу от Киева мы поговорили с Анной, которой 50 лет. Мы изменили ее имя, чтобы защитить ее личность.

    Анна рассказала нам, что 7 марта она была дома с мужем, когда ворвался иностранный солдат. расстреляю тебя. Он продолжал угрожать убить меня, если я не сделаю так, как он сказал. Потом он начал меня насиловать», — рассказала она.

    Анна описала нападавшего как молодого худощавого чеченского боевика на стороне России.

    «Пока он меня насиловал, вошли еще четверо солдат. Я думала, мне конец. Но его забрали. Больше я его не видела», — сказала она. Она считает, что ее спасло отдельное подразделение российских солдат.

    Анна вернулась домой и нашла своего мужа. Он был ранен в живот.

    «Он пытался бежать за мной, чтобы спасти меня, но в него попала пуля», — сказала она. Оба укрылись в соседнем доме. Они не могли доставить ее мужа в больницу из-за боевых действий. Через два дня он скончался от полученных травм.

    Анна не переставая плакала, рассказывая нам свою историю. Она показала нам, где она и ее соседи похоронили ее мужа на заднем дворе своего дома. У изголовья стоит высокий деревянный крест. Анна рассказала нам, что находится на связи с местной больницей и получает психологическую поддержку.

    Image caption,

    Анна похоронила мужа в саду

    Солдаты, спасшие ее, несколько дней оставались в ее доме. Она говорит, что они наставят на нее пистолет и попросят отдать им вещи ее мужа.

    «Когда они уходили, я нашла наркотики и виагру. Они накуривались и часто были пьяны. Большинство из них — убийцы, насильники и мародеры. Лишь немногие в порядке», — сказала она.

    По дороге от дома Анны мы услышали еще одну леденящую кровь историю.

    Предположительно была изнасилована и убита женщина, и соседи говорят, что это сделал тот же мужчина, который изнасиловал Анну, прежде чем он пошел в дом Анны.

    Женщине было около 40 лет. По словам соседей, ее вывели из дома и поместили в спальню соседнего дома, жители которого эвакуировались с началом войны. Красиво оформленная комната с богато украшенными обоями и кроватью с золотым изголовьем превратилась в место преступления. На матрасе и одеяле большие пятна крови.

    В углу зеркало с запиской, написанной губной помадой, которая намекает, где похоронена жертва.

    Image caption,

    Сообщение, нацарапанное на зеркале российскими солдатами

    Оксана, соседка, сказала нам, что оно было оставлено там российскими солдатами, которые нашли тело женщины и похоронили ее. «Они [российские солдаты] сказали мне, что ее изнасиловали, что ей перерезали горло или закололи ножом, и она истекла кровью. Они сказали, что было много крови».

    Женщину похоронили в могиле в саду дома.

    Через день после нашего визита полиция эксгумировала ее тело для расследования дела. Тело было найдено без одежды, с глубоким длинным разрезом на шее.

    Андрей Небытов, начальник милиции Киевской области, рассказал нам о другом случае, который они расследуют в селе в 50 км к западу от Киева.

    Семья из трех человек — пара лет тридцати и их маленький ребенок — жили в доме на окраине села.

    «9 марта в дом вошли несколько солдат российской армии. Муж пытался защитить жену и ребенка. Поэтому его расстреляли во дворе», — сказал Небытов.

    «После этого двое солдат повторно изнасиловали жену. Они то уходили, то возвращались. Трижды возвращались, чтобы изнасиловать ее. Пригрозили, что если она будет сопротивляться, то причинят вред ее маленькому сыну. Чтобы защитить своего ребенка, она не сопротивляться.»

    Когда солдаты ушли, они сожгли дом и застрелили собак семьи.

    Image caption,

    Сгоревший дом семьи

    Женщина сбежала с сыном и обратилась в полицию. Г-н Небытов говорит, что его команда встретилась с ней и записала ее показания.

    В семейном доме собирали улики — осталась только его оболочка. Лишь несколько следов прежней мирной, обычной жизни лежат в обугленных руинах. Мы увидели детский велосипед, мягкую лошадь, собачий поводок и мужскую зимнюю обувь на меху.

    Мужа похоронили в саду соседи. В настоящее время полиция эксгумировала его тело для проведения экспертизы. Они планируют передать дело в международные суды.

    Уполномоченный по правам человека в Украине Людмила Денисова говорит, что они документируют несколько таких случаев.

    «Около 25 девушек и женщин в возрасте от 14 до 24 лет были систематически изнасилованы во время оккупации в подвале одного дома в Буче. Девять из них беременны», — сказала она. «Российские солдаты сказали им, что они будут изнасиловать их до такой степени, что они не захотят сексуальных контактов ни с одним мужчиной, чтобы помешать им иметь украинских детей».

    Image caption,

    Детская игрушка рядом с сгоревшим семейным домом

    Она говорит, что они получают несколько звонков по телефону доверия, а также получают информацию через каналы в приложении для обмена сообщениями Telegram.

    «25-летняя женщина позвонила нам, чтобы сообщить, что ее 16-летнюю сестру изнасиловали на улице прямо у нее на глазах. Она сказала, что они кричали: «Это случится с каждой нацистской проституткой», когда насиловали ее сестру «, — сказала Денисова.

    Мы спросили, можно ли оценить масштабы сексуальных преступлений, совершенных российскими войсками во время оккупации.

    «Сейчас это невозможно, потому что не все готовы рассказать нам, что с ними произошло. Большинство из них сейчас вызывают психологическую поддержку, поэтому мы не можем зафиксировать это как преступление, если они не дадут нам своих показаний», — сказала Денисова. .

    Она говорит, что Украина хочет, чтобы Организация Объединенных Наций создала специальный трибунал для личного суда над Владимиром Путиным по обвинениям в военных преступлениях, включая изнасилование.

    «Я хочу спросить Путина, почему это происходит?» сказала Анна, женщина, которая сказала нам, что ее изнасиловали. «Я не понимаю. Мы же не в каменном веке живем, почему он не может вести переговоры? Почему он оккупирует и убивает?»

    Дополнительные репортажи Имоджен Андерсон, Анастасии Левченко, Дарьи Сипигиной и Санджая Гангули

    Война в Украине: больше информации

    • ПРЯМОЙ ЭФИР: Последние новости из Украины Являются ли зверства частью стратегии?
    • СМОТРЕТЬ: В поисках наших родителей в зоне боевых действий
    • АНАЛИЗ: Почему Россия теряет так много танков?
    • ПОДРОБНЕЕ: Полное освещение кризиса
    • Российско-украинская война
    • Украина

    рапс | Определение, эффекты, мотивы и факты

    Ключевые люди:
    Ричард Рамирес Майк Тайсон Гэри Риджуэй Ричард Спек Марк Дютру
    Похожие темы:
    сексуальная активность человека изнасилование на свидании изнасилование закон о защите от изнасилования сексуальное преступление

    Просмотреть весь связанный контент →

    Сводка

    Прочтите краткий обзор этой темы

    изнасилование , противоправное сексуальное действие, чаще всего сопряженное с половым сношением, против воли потерпевшего с применением силы или угрозы силой либо с лицом, неспособным дать законное согласие в силу несовершеннолетия, психического заболевания, слабоумия , опьянение, потеря сознания или обман. Во многих юрисдикциях преступление изнасилования было отнесено к категории преступлений сексуального характера. Изнасилование долгое время считалось вызванным необузданным сексуальным желанием, но теперь оно понимается как патологическое утверждение власти над жертвой.

    Масштабы, последствия и мотивы

    Юридическое определение изнасилования существенно изменилось с конца 20-го века. Традиционное определение было узким как по полу, так и по возрасту; изнасилованием считалось половое сношение мужчины с женщиной против ее воли. В современном понимании изнасилования насильником или жертвой может быть взрослый любого пола или ребенок. Хотя изнасилование может иметь место при однополом сношении, чаще всего оно совершается мужчиной в отношении женщины. Существует также растущая тенденция рассматривать как изнасилование акт полового акта мужа с женой против ее воли и рассматривать принуждение к проституции и сексуальное рабство как формы изнасилования. В 2012 году Министерство юстиции США приняло новое определение изнасилования, которое будет использоваться в программе ФБР «Унифицированная отчетность о преступлениях», которое лучше отражает уголовные кодексы штатов и опыт жертв изнасилования.

    Согласно этому определению, изнасилование — это «проникновение, каким бы незначительным оно ни было, во влагалище или задний проход любой частью тела или предметом, или оральное проникновение половым органом другого человека без согласия жертвы».

    Изнасилование часто объясняется или оправдывается проявлением расовой, этнической и классовой ненависти или следствием патриархальной системы, в которой женщины рассматриваются как собственность мужчин. Каким бы ни было его происхождение, изнасилование является серьезным преступлением и рассматривается как уголовное преступление в большинстве стран с системами общего права. Во многих судебных процессах по делам об изнасиловании вина или невиновность обвиняемого зависит от того, давала ли жертва согласие на половой акт. Определение согласия часто может привести к неприятным перекрестным допросам жертв изнасилования в суде. В результате многие жертвы изнасилования предпочитают не сообщать о преступлении в полицию или отказываются выдвигать обвинения против нападавших.

    Например, по данным Статистического бюро юстиции, подразделения Министерства юстиции США, в 2016 году в полицию было сообщено менее четверти случаев изнасилования или сексуальных посягательств в стране. имеют более высокий, чем в среднем, уровень оправданий, главным образом потому, что трудно доказать преступление, в отношении которого обычно нет сторонних свидетелей, и потому, что показаниям женщин часто можно доверять меньше, чем показаниям мужчин. Таким образом, об изнасиловании недостаточно сообщается и преследуется по закону. Чтобы защитить женщин от унизительного перекрестного допроса, во многих юрисдикциях приняты законы о защите от изнасилований, которые ограничивают возможность адвоката подсудимого представить сексуальную историю обвинителя в качестве доказательства.

    Психологические мотивы насильников сложнее, чем считалось ранее. Они могут включать в себя желание наказать, отомстить, причинить боль, доказать свою сексуальную доблесть и контролировать через страх. Психологические реакции жертв изнасилования также различаются, но обычно включают чувство стыда, унижения, замешательства, страха и гнева. Жертвы часто сообщают об ощущении постоянного осквернения, неспособности чувствовать себя чистыми, непреодолимом чувстве уязвимости и парализующем чувстве отсутствия контроля над своей жизнью. Многих преследует страх перед местом, где произошло преступление, или перед слежкой, или перед всеми сексуальными отношениями. Другие испытывают долгосрочные нарушения режима сна или питания или неспособность функционировать на работе. Продолжительность психологической травмы варьируется от человека к человеку; многие ощущают последствия в течение многих лет, даже при значительной поддерживающей терапии. Ввиду большого психологического вреда, который оно причиняет, многие психологи рассматривают изнасилование как форму пытки — необратимое увечье жизни человека. В дополнение к этим психологическим последствиям в некоторых обществах жертвы изнасилования сталкиваются с опасностью остракизма или даже смерти от рук родственников, стремящихся сохранить честь своей семьи (таким же образом могут обращаться с жертвами похищения без изнасилования).

    Возраст, в котором человек может дать реальное согласие на половой акт, обычно устанавливается в большинстве стран между 14 и 18 годами (хотя в некоторых странах он составляет всего 12 лет). Половой акт с лицом, не достигшим возраста согласия, называется изнасилованием по закону, и согласие больше не имеет значения. Термин

    установленное законом изнасилование конкретно относится к законодательному запрету на половые сношения с ребенком или любым другим лицом, предположительно не понимающим физических и других последствий действия. Срок установленное законом изнасилование может также относиться к любому виду сексуального насилия, совершенному в отношении лица старше возраста согласия лицом, занимающим руководящую должность (например, работодатели, учителя, священнослужители, врачи и родители). Законодательное изнасилование часто наносит жертве долгосрочный психологический и физический ущерб, включая заболевания, передающиеся половым путем, и неспособность иметь детей.

    Например, установленные законом изнасилования были особенно распространены в Южной Африке в период после отмены апартеида, когда, по оценкам, около двух пятых жертв изнасилования в Южной Африке были моложе 18 лет. Многие изнасилования в стране были совершены в ошибочное мнение, что половой акт с девственницей (включая младенца) вылечит насильника от ВИЧ/СПИДа. По данным Интерпола, в начале 21 века в ЮАР было больше изнасилований на душу населения, чем в любой другой стране. 2009 г.Исследование, проведенное Медицинским исследовательским советом в Южной Африке, показало, что более четверти южноафриканских мужчин заявили, что совершили изнасилование. Почти три четверти этих мужчин совершили свое первое изнасилование до достижения 20-летнего возраста, и почти половина из них были рецидивистами. Многие из участников не выразили раскаяния по поводу нападений.

    Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Как изнасилование, как сообщается, стало оружием: NPR

    Женщина, представляющая жертву изнасилования, возглавляет демонстрацию в Берлине на марше 16 апреля против российской военной агрессии в продолжающихся войнах на Украине и в Сирии.

    Адам Берри / Getty Images скрыть заголовок

    переключить заголовок

    Адам Берри / Getty Images

    Женщина, представляющая жертву изнасилования, возглавляет демонстрацию в Берлине 16 апреля на марше против российской военной агрессии в продолжающихся войнах на Украине и в Сирии.

    Адам Берри / Getty Images

    Примечание редактора: Этот отчет содержит описания сексуального и физического насилия.

    Сообщения о предполагаемом сексуальном насилии, поступающие из Украины в последние недели, были мрачными. Женщина, неоднократно изнасилованная российским солдатом после того, как ее муж был убит под Киевом.

    Мать четверых детей, групповое изнасилование российскими солдатами в Херсоне. Тело украинки нашли мертвым — обнаженным и заклейменным свастикой. Женщина, изнасилованная российским командиром в день, когда танки вошли в село Калита.

    Количество сообщений, появившихся с начала войны в конце февраля, свидетельствует о том, что изнасилования в Украине от рук российских солдат могут быть широко распространены. Эти опасения еще более усилились в начале этого месяца после вывода российских войск из Бучи, пригорода столицы Киева, где, по словам уполномоченного по правам человека Украины Людмилы Денисовой, около двух десятков женщин и девочек «систематически насиловали» российские войска.

    «То, что мы видели в Буче, — это не случайное действие незаконных формирований, — заявил госсекретарь США Энтони Блинкен. «Это преднамеренная кампания по убийствам, пыткам, изнасилованиям, совершению зверств. Сообщения более чем заслуживают доверия. Доказательства есть для всего мира».

    История показывает, что изнасилования в военное время приводили к ужасающим результатам. Такие преступления можно использовать для унижения, запугивания и наказания. Жертвами в основном являются женщины и девочки, хотя мужчины и мальчики также могут подвергаться сексуальному насилию. Изнасилование использовалось как тактика геноцида — для формирования будущего страны посредством насильственного оплодотворения. Групповое изнасилование было даже гротескным способом сближения разрозненных солдат. Изнасилования в зонах боевых действий могут быть случайными или систематическими — и почти всегда остаются безнаказанными.

    Что происходит в Украине

    Спустя два месяца после начала войны многое еще предстоит выяснить и подтвердить относительно распространенности сексуальных посягательств в Украине. NPR не удалось независимо проверить отдельные учетные записи. Но в интервью Morning Edition Матильда Богнер, глава группы ООН по документированию возможных нарушений прав человека в Украине, сказала, что получила «десятки» обвинений.

    «Трудно полностью подтвердить сексуальное насилие, потому что это часто тот тип случая, когда жертвы не хотят говорить публично, и они часто не находятся в безопасных местах, где они чувствуют себя в безопасности, чтобы говорить, или где они получили необходимые им услуги», — сказала она.

    Такие организации, как ООН, Human Rights Watch и La Strada Ukraine, начали документировать сексуальное насилие в Украине. Так же и у украинских чиновников.

    «Случаи, которые мы задокументировали, представляют собой невыразимую преднамеренную жестокость и насилие в отношении мирных жителей Украины», — заявил Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии, в отчете ранее в этом месяце. «Изнасилования, убийства и другие насильственные действия в отношении лиц, находящихся под стражей российских сил, должны расследоваться как военные преступления».

    Россия опровергла обвинения в изнасиловании и других зверствах со стороны своих солдат в Украине. «Это ложь», — заявил официальный представитель Кремля Дмитрий Песков в ответ на рассказ одной украинки о том, как российские солдаты застрелили ее мужа, а затем неоднократно насиловали ее.

    Но Дара Кей Коэн, профессор государственной политики Гарвардской школы Кеннеди и автор книги « Изнасилование во время гражданской войны », говорит, что наблюдает за происходящим в Украине с «большим трепетом, беспокойством и ужасом». Из общедоступных аккаунтов она заметила некоторые тревожные тенденции.

    «Одним из них являются сообщения о групповых изнасилованиях, которые на самом деле очень распространены в военное время», — говорит она NPR. «На самом деле групповое изнасилование, в частности, является самой распространенной формой изнасилования в периоды конфликтов. И это резко контрастирует с мирным временем, когда групповые изнасилования относительно редки, даже в местах, где мы знаем, что изнасилования довольно распространены. »

    Женщины обнимаются во время эксгумации тел из братской могилы для проверки на наличие возможных военных преступлений 8 апреля в Буче, недалеко от Киева, Украина. Лорел Чор/SOPA Images/LightRocket через Getty Images скрыть заголовок

    переключить заголовок

    Лорел Чор/SOPA Images/LightRocket через Getty Images

    Женщины обнимаются во время эксгумации тел из братской могилы для проверки на наличие возможных военных преступлений 8 апреля в Буче, под Киевом, Украина.

    Лорел Чор/SOPA Images/LightRocket через Getty Images

    Еще одна тревожная тенденция, которую она заметила, это отсутствие каких-либо попыток скрыть такие преступления. По ее словам, в некоторых конфликтах преступники пытаются скрыть улики, возможно, убивая жертв или свидетелей. Хотя информация остается ограниченной, Коэн говорит, что эта наглость со стороны российских солдат дает ей основания полагать, что командиры как минимум «осведомлены о том, что происходит».

    «Это не предполагает, что… отдельные солдаты уходят, чтобы участвовать в оппортунистическом сексуальном насилии. Это предполагает что-то, что по крайней мере терпит командование, если не приказ», — говорит она.

    Одним из примеров, на который она указывает, является насилие, имевшее место в Буче. Украинский уполномоченный по правам человека Денисова так описала ситуацию Би-би-си: «Около 25 девушек и женщин в возрасте от 14 до 24 лет были систематически изнасилованы во время оккупации в подвале одного дома в Буче. Девять из них беременны. Российские военные рассказали их насиловали бы до такой степени, что они не хотели бы сексуальных контактов ни с одним мужчиной, чтобы помешать им иметь украинских детей».

    Коэн говорит, что этот рассказ напоминает ей об ужасах, имевших место в Боснии во время Балканских войн 1990-х годов, когда женщин насиловали и оплодотворяли.

    Злодеяния в Буче — это «геноцид, завернутый в сексуальное насилие по признаку пола», — написала Шэрон Блок, профессор истории Калифорнийского университета в Ирвине. «Солдаты могли убить женщин и девочек, чтобы предотвратить размножение. Но они предпочли причинение сексуального вреда в знак своей силы».

    Российские официальные лица заявили, что военная операция страны в Украине искажается и что зверства в Украине были «инсценированы» украинскими силами для распространения в западных СМИ.

    Изнасилования происходят не во всех конфликтах

    Миа Блум, профессор Университета штата Джорджия и научный сотрудник по международной безопасности аналитического центра New America, говорит, что важно понимать, что, хотя изнасилование является военным преступлением, оно не присутствует во всех войнах.

    И опасность может прийти с разных сторон. В одном случае, отмеченном The Guardian, украинскую учительницу затащил в школьную библиотеку украинский солдат, который пытался ее изнасиловать. Она сообщила о нем в полицию, и мужчину арестовали.

    «Это не просто нормальная часть войны. Не все солдаты насилуют», — говорит Блум NPR. Блум и Коэн участвуют в проекте «Сексуальное насилие в вооруженных конфликтах», который занимается сбором данных по этому вопросу.

    Она говорит, что из-за различий между конфликтами — в одних случаях сексуальное насилие широко распространено, а в других — мало, — не существует единой теории о том, когда и почему изнасилование используется на войне.

    Но ученые определили разные стратегические цели. Одной из целей может быть ослабление или изменение общества путем насильственного оплодотворения женщин детьми, рожденными врагом. Она указывает на сербские «лагеря для изнасилований» в Боснии, где женщины и девушки говорят, что их насиловали, пока они не забеременели, а затем сажали в тюрьму, чтобы предотвратить аборты.

    Украинские протестующие в Манчестере, Англия, 9 апреля держат плакаты, показывающие зверства в Украине после российского вторжения в страну. Эндрю Маккой/SOPA Images/LightRocket через Getty Images скрыть заголовок

    переключить заголовок

    Эндрю Маккой/SOPA Images/LightRocket через Getty Images

    Украинские протестующие в Манчестере, Англия, 9 апреля держат плакаты, демонстрирующие зверства в Украине после вторжения России в страну.

    Эндрю Маккой/SOPA Images/LightRocket через Getty Images

    «Это не случайно, — говорит Блум. «Вы распределяете ресурсы. И они думали, что подорвут сплоченность сообщества, потому что следующее поколение будет рожать детей, которые были наполовину — у которых была этническая принадлежность их отца, несмотря на тот факт, что связи с отцом не было».

    Изнасилование также может ослабить социальные связи, если жертва затем отвергается ее собственной семьей или обществом, как это было со многими нигерийскими девочками и женщинами, похищенными и оплодотворенными боевиками Боко Харам. Даже когда женщины убегают и возвращаются домой, члены сообщества говорят исследователям, что дети передавались от своих отцов «плохой кровью».

    Но Блум считает, что феминизм, лежащий в основе украинского общества, может помочь уменьшить стигматизацию, которая часто является бременем для переживших сексуальное насилие.

    «Женщины сыграли настолько важную роль в сопротивлении и борьбе с русскими, что вероятность того, что женщины будут подвергнуты остракизму и обвинению, очень мала», — говорит Блум.

    Военные использовали изнасилование в качестве военного оружия

    В Украине, по словам экспертов, есть признаки того, что российские солдаты используют изнасилование различными способами — как форму наказания, а также, возможно, с систематическими целями геноцида.

    Хотя точная мотивация остается неизвестной, Коэн говорит, что сообщения, поступающие из Украины, предполагают нечто иное, чем оппортунистическое насилие.

    «Это невероятно жестокие изнасилования, когда распространяются фотографии женских тел, которые были заклеймены, женщин, которые были изнасилованы несколько раз, женщин, которых держали в качестве сексуальных рабынь, женщин, которых насиловали, пока они не забеременели», — говорит Коэн. «Все эти вещи выходят за рамки простого аргумента оппортунизма и указывают на то, что изнасилование используется в качестве своего рода оружия».

    Эту точку зрения разделила в этом месяце посол Великобритании в Украине Мелинда Симмонс.

    «Изнасилование — это оружие войны», — сказал Симмонс. «Хотя мы еще не знаем в полной мере его использование в Украине, уже ясно, что он был частью арсенала России. Женщин насиловали на глазах у их детей, девочек на глазах у их семей, как преднамеренный акт подчинения».

    Украинский солдат носит украинский флаг в форме сердца, подаренный ей ребенком на блокпосту в Бахмуте, восточная Украина, 23 апреля. Ясуёси Тиба/AFP через Getty Images скрыть заголовок

    переключить заголовок

    Ясуёси Тиба/AFP через Getty Images

    Украинский солдат носит украинский флаг в форме сердца, подаренный ей ребенком на блокпосту в Бахмуте, восточная Украина, 23 апреля.

    Ясуёси Тиба/AFP через Getty Images

    Правосудие для выживших редкость

    Поскольку боевые действия продолжаются, расследование возможных военных преступлений в Украине, в том числе изнасилований, уже началось.

    За первые две недели апреля украинский омбудсмен получил 400 заявлений об изнасилованиях, совершенных российскими военнослужащими, сообщает Kyiv Independent. А миссия ООН получила 75 заявлений об изнасиловании украинцев.

    Но послужной список привлечения кого-либо к ответственности за изнасилование в военное время невелик.

    В 2001 году Международный уголовный трибунал по Руанде признал мэра города Таба в Руанде виновным. В 2017 году Международный уголовный суд признал Ратко Младича, бывшего военного командира боснийских сербов, виновным в геноциде и военных преступлениях, в том числе в массовом изнасиловании женщины и девушки. Слободан Милошевич, бывший югославский лидер, столкнулся с аналогичными обвинениями, но умер в тюрьме в 2006 году до окончания судебного процесса.

    Россия не является участником МУС, как и США. Украина тоже нет, но она признала полномочия суда, поэтому суд может преследовать в судебном порядке зверства, совершенные в Украине.

    Главный прокурор МУС заявил, что ускорит расследование военных преступлений в Украине. Но министр иностранных дел Украины сказал, что он мало доверяет таким организациям, как МУС, для судебного преследования таких преступлений, как изнасилование.