Содержание

«СМЕРШ — год в стане врага». Предисловие к чешскому изданию.

В Чехии недавно был опубликован перевод книги «СМЕРШ – год в стане врага». Дневник Николая Синевирского (настоящее имя – Михаил Мондич), описывающий внутреннюю жизнь одной из самых секретных организаций эпохи Второй Мировой, был впервые опубликован в Западной Германии в 1948 году. Изначально текст был написан по-русски и бытовал исключительно в эмигрантской среде – в СССР о его существовании практически не было известно, как, впрочем, и в современной России, хотя он есть в открытом доступе в интернете. В связи с выходом книги на чешском (переводчик – Ольга Гулинова) в журнале русской диаспоры в Чешской республике «Русское слово» было опубликовано предисловие к книге, написанное чешским исследователем Яном Дворжаком. Мы публикуем его в сокращённом варианте.

Проблематика репрессий и преступлений, совершенных коммунистическими режимами в странах Восточного блока, является одной из самых обсуждаемых и волнующих тем далеко за пределами Центральной и Восточной Европы. За последние двадцать с лишним было опубликовано много научных статей, публикаций, серий документов и богатейшей мемуарной прозы по этой теме. При этом в большинстве случаев нам доступна лишь позиция жертв коммунистического репрессивного аппарата, и мы не имеем возможности взглянуть на них с другой стороны – преступники (а зачастую и очевидцы) по известным причинам молчат.

Редким исключением являются дневниковые записи Михаила Дмитриевича Мондича, известные читателю под названием «СМЕРШ. Год в стане врага» (в чешском переводе – Smerš. Rok v táboře nepřítele). Несмотря на то, что с момента первой публикации книги прошло более шестидесяти лет, она остаётся исключительным свидетельством. Прежде всего, показания Мондича позволяют нам проникнуть в среду строжайше засекреченной шпионской организации недалекого прошлого – советской военной контрразведки СМЕРШ, о деятельности, структуре и кадровом составе которой на протяжении долгих лет почти ничего не было известно. Отрывочная информация появляется лишь в воспоминаниях горстки выживших, например, свой арест на фронте сотрудниками СМЕРШ описал Александр Солженицын в книге «Архипелаг ГУГАГ».

Дневники Мондича позволяют взглянуть на методы советского репрессивного аппарата глазами исполнителя и содержат мастерское проникновение в психику людей, работавших в секретных службах. 

Мондич не принимал непосредственного участия в упомянутых репрессиях, но был свидетелем событий, о которых никогда не должна была узнать широкая общественность. Автор основополагающей монографии о СМЕРШе, американский историк российского происхождения Вадим Бирштейн, согласился с тем, что воспоминания Мондича наряду с книгой А. И. Романова (псевдоним капитана Бориса Бакланова, бывшего члена СМЕРШ 1-го украинского фронта) являются единственной мемуарной прозой по теме, опубликованной, в том числе, и на Западе.

При этом очевидно, что исповедь Мондича, явно создана под сильным влиянием личных переживаний. Не следует забывать и о том, что воспоминания были впервые опубликованы перед самой Холодной войной, когда уже полным ходом шло размежевание мира на два враждебных друг другу блока, разделённых железным занавесом.

Подобно большей части эмигрантской литературы того времени, воспоминания были опубликованы с конкретной пропагандистской целью – мотивировать русских эмигрантов к новому бою против большевизма, а в западных читателях пробудить отвращение к коммунизму. Однако это никак не повлияло на глубину воспоминаний Михаила Мондича. Не только упомянутый В. Бирштейн, но и чешский публицист В. Быстров, сопоставивший показания Мондича с различными архивными материалами (в том числе русского происхождения) и прочими воспоминаниями, считает, что информация, приведенная в данной книге, достоверна.

Книга «СМЕРШ. Год в стане врага» впервые вышла на русском языке в 1948 году, одним фактом своей публикации продемонстрировав, что даже советские органы безопасности не всесильны. Первые отзывы исходили от членов русской антибольшевистской общины как в Европе, так и в Соединенных Штатах. В 1950-е были изданы немецкий и английский переводы. Несмотря на то, что в последний раз книга вышла в 1980-х гг. , для многих исследователей и широкой читательской аудитории она до сих пор практически неизвестна.

Относится это и к чешской среде, где русское издание циркулировало, в основном, в кругах русских и украинских эмигрантов, обосновавшихся в Чехословакии еще в межвоенный период, и их потомков. Нет сомнений в том, что книга является единственным свидетельством обо всем происходившем в нашей стране «за кулисами» пребытия Красной армии – долгожданного освободителя.

Мондич описывает только одиннадцать месяцев своей жизни, но это были месяцы, неизгладимо врезавшиеся в его память. Кем, собственно, был Михаил Мондич, и что собой представляли отделения СМЕРШ?

Русин из Нанково

Михаил Д. Мондич родился 5 марта 1923 года в селе Нанково, неподалеку от города Хуст в Подкарпатской Руси. После распада Австро-Венгрии в 1918 году эта территория принадлежала Чехословацкой Республике. Мондич происходил из бедной русинской семьи – его родители, как и большинство местных жителей, были земледельцами, у них было небольшое поле и несколько голов скота. Михаил был средним из трех сыновей, но и ему предстояло взять в руки семейное хозяйство. По окончании начальной школы он продолжил обучение в хустовской гимназии, где, по всей видимости, учился на отлично так как в 1936 году, вопреки воле родителей и будучи всего тринадцати лет от роду, он уехал учиться в Прагу. Мондич не был исключением: в межвоенный период в пражских гимназиях и университетах обучалось значительное количество талантливых студентов из Подкарпатской Руси. В Праге им помогало благотворительное карпато-русское общество «Возрождение», благодаря чему у учащихся было и свое общежитие в пражском районе Бубенеч. Сначала обучение проходило в русской гимназии в Страшницах, а позже – на Панкраце. Определённую роль здесь сыграла близость русского и русинского языков, родственный менталитет и религия.

Имя Михаила Мондича, ученика третьего курса, появляется в годовом отчете Русской реальной гимназии в Страшницах за 1936/37 гг. В последний раз он фигурирует в списках спустя четыре года – в 1941/42 учебном году – уже в качестве ученика седьмого курса (в это время гимназия располагалась на Панкраце). В 1942 году учреждения Протектората отменили процедуру составления годовых отчетов. Можно предположить, что Мондич окончил гимназию в 1942 году.

Об успеваемости Михаила Мондича свидетельствует небольшая звездочка возле его имени в списке студентов, которой отмечались отличники. В период обучения и проживания в интернате он принимал активное участие во всех школьных и внешкольных мероприятиях русской общины.

В частности, тогда среди студентов большой популярностью пользовался «Витязь» – русский вариант скаутского движения, а также молодежная организация НТС (Национально-трудовой союз), приучающая своих членов к русскому патриотизму и сопротивлению большевистской идеологии.

Последующие после окончания гимназии месяцы окутаны мглой. В своей книге он пишет, что продолжил обучение в техническом университете в Будапеште и приобрел там степень инженера, но это представляется маловероятным, так как с момента сдачи экзаменов на аттестат зрелости прошло менее двух лет. Автор еще несколько раз целенаправленно вводит в текст дезинформацию, например, в случае с именами своих родственников, чтобы усложнить возможным преследователям установление своей личности.

Согласно чешским архивам в сентябре 1942 года в Праге Мондич был арестован Гестапо по официальным данным за уклонение от трудовых обязанностей. Его многолетний друг Александр Ретивов при этом рассказывает, что Гестапо его арестовало в Смоленске (дату он не приводит), когда тот пытался нелегально проникнуть на русскую оккупированную территорию. Именно в Смоленске (а так же, например, в Чернигове) в то время действовали наиболее активные члены пражского отделения НТС. Однако немцы все же депортировали Мондича назад в Прагу – в панкрацкую тюрьму. Зимой 1943 года он был выпущен.

Мондич вспоминает, что в период пребывания в Будапеште его несколько раз допрашивали как венгерские, так и нацистские органы безопасности: СД и Гестапо. Однако и эту информацию проверить довольно сложно.

Присоединение Прикарпатья

Домой в Нанково Михаил Мондич вернулся в конце сентября 1944 года. С дневниковых записей того времени и начнет разворачиваться повествование. Это был бурный период, поскольку до конца Второй мировой войны оставалось почти восемь месяцев, а к территории Подкарпатской Руси, которая с марта 1939 года была оккупирована Венгрией, неудержимо приближался фронт. Местные жители стали свидетелями поспешного отступления венгерского военного управления и ожидали (причем некоторые из них – не без опасений) прихода Красной армии.

18 октября 1944 года началась карпато-ужгородская операция 4-го украинского фронта под руководством генерала И. Е. Петрова. Красная армия заняла Подкарпатскую Русь менее чем за десять дней. Со вступлением советских танков в подкарпатских городах и деревнях воцарился хаос, в котором решалось будущее страны. Под давлением советских органов местные коммунисты и просоветские активисты (часто завербованные НКВД) развернули широкую агитацию среди местных жителей за присоединение к СССР. 

Хотя освобожденная территория и должна была стать частью обновленной Чехословакии, какие бы то ни было попытки со стороны чехословацкой делегации взять власть в свои руки были заранее обречены на провал. Вместе с тем, советский военный административный аппарат начал кампанию по «добровольному» набору в ряды Красной армии.

Присоединение Подкарпатской Руси к СССР провозгласили местной инициативой, но, на самом деле, просоветская агитация не получила той поддержки, на какую советские чиновники изначально рассчитывали. Эйфория от прихода освободителей вскоре сменилась разочарованием из-за поведения советских солдат и военного управления.

В свои дома, пускай даже и на короткий срок, начали возвращаться многие чехословацкие солдаты, родившиеся в Подкарпатской Руси. Их опыт соприкосновения с советской действительностью не предвещал ничего хорошего. Почти все, включая и брата Михаила Мондича Георгия, в первые годы Второй мировой под влиянием советской пропаганды уехали в СССР, опасаясь набора в венгерскую армию. Там они намеревались присоединиться к «общей борьбе против оккупантов».

Переход на советскую территорию спас их от преследований со стороны Венгрии, но не от советских пограничников – практически все перебежчики (а их было порядка восьми тысяч) были арестованы и обвинены в нелегальном пересечении границ и шпионаже. Следующей остановкой для них стали исправительно-трудовые лагеря ГУЛАГа на срок от трех до пяти лет.

Надежду на освобождение из тюрем и лагерей НКВД им принесла амнистия чехословацким гражданам, объявленная советским руководством в начале 1942 года. Условием освобождения арестантов стало вступление в Чехословацкое воинское подразделение, формируемое в Бузулуке.

Никакие отрицательные примеры и предостережения не смогли обратить вспять процесс перехода Подкарпатской Руси в орбиту влияния Советского Союза. С самого начала советские органы держали ситуацию под контролем. С конца ноября 1944 года кампания по присоединению, проводимая коммунистами, стала еще навязчивее. Проходили все новые и новые митинги, письма представителей отдельных населенных пунктов направлялись как на восток, к советским правительственным лицам (особенно в Москву, Сталину), так и в Лондон – к членам чехословацкого правительства и президенту Бенешу. Подписи под декларациями получались самыми разными способами: добровольно, под давлением, угрозами, обманом (часть жителей была по-прежнему неграмотной), взятками.

Любая оппозиция уничтожалась на корню: вместе с венгерскими и великоукраинскими националистами преследовался каждый, кто ранее проявлял симпатии к ЧСР, выражал несогласие с советским давлением на правительство Чехословакии и присоединением Подкарпатской Руси к СССР.

Этими делами обычно занимались войска НКВД, действовавшие в тылу Красной армии. На освобожденных территориях стали появляться таинственные солдаты, на совести которых были аресты и исчезновения сотен человек – в большинстве своем противников советского режима.

После нападения нацистов на СССР и последующего перелома в войне, когда советские войска начали освобождение захваченных немцами территорий, понадобилась новая, более эффективная организация. Так появляется СМЕРШ (сокращение от «смерть шпионам») – спецподразделения военной контрразведки, созданные по секретному указу Сталина.

V táboře nepřítele

Их деятельность была официально закреплена Постановлением Совета народных комиссаров от 19 апреля 1943 года. Три главных отдела СМЕРШ вышли из Управления особых отделов НКВД СССР и были подчинены соответствующим ведомствам народных комиссариатов: Главному управлению контрразведки СМЕРШ Народного комиссариата обороны СССР, Управлению контрразведки СМЕРШ Народного комиссариата военно-морского флота СССР и Отделу контрразведки СМЕРШ Народного комиссариата внутренних дел СССР. Главное управление контрразведки СМЕРШ под руководством Виктора Абакумова было подчинено непосредственно И. В. Сталину.

Мондич считает, что у Главного управления было пять оперативных отделов (Бирштейн говорит об одиннадцати), их основной задачей на территориях, куда вступила Красная армия, было выявление, слежка, и арест всех врагов СССР и коммунизма. Проще говоря, шла борьба с антибольшевизмом во всех его проявлениях: от правого фашизма до социализма – как на советской, так и на освобожденной или захваченной территории.

Так же, как и войска НКВД, отделы СМЕРШ были сформированы из профессиональных чекистов. У работников СМЕРШ было преимущество в том, что они были трудно узнаваемы. Поскольку они носили стандартную военную форму и военные награды Красной армии, их личность можно было установить только по специальным удостоверениям. Их донесения предназначались отнюдь не главнокомандующим армии. На освобожденные территории отделы СМЕРШ входили не скрываясь и действовали в тылу военных формирований (как правило, в рамках отдельных фронтов).

Таким образом, и в Подкарпатской Руси были приняты «меры по очищению фронтового тыла от врага»: в конце октября 1944 года войска НКВД и органы СМЕРШ 4-го украинского фронта начали массовые аресты. Коснулось это, прежде всего, мужского населения венгерской и немецкой национальностей. Задержанные были объявлены военнопленными. Тысячи интернированных, включая украинских националистов и представителей русинской некоммунистической интеллигенции, были большей частью депортированы в СССР на принудительные работы (в основном на Донбасс для обновления уничтоженных войной угольных шахт), некоторые из них были убиты.

Слухи о массовых арестах, тут же распространившиеся среди подкарпатских жителей, вскоре дошли и до Михаила Мондича. Идейная мотивация и членство в НТС, у которого были свои филиалы в Подкарпатской Руси, подтолкнули его к новым действиям. По инструкции, он должен был попытаться проникнуть в НКВД, с тем чтобы выяснить степень их информированности относительно работы НТС.

 Вследствие его недолгой службы в рядах подкарпато-русских партизан его прошлым никто не интересовался, и в декабре 1944 года он был мобилизован в Красную армию. Несмотря на то, что вступал он в нее с целью внедрения в одну из секретных служб врага, вряд ли ему могло прийти в голову, что в итоге он окажется в самой засекреченной из них.

Произошло это благодаря владению им иностранными языками. Когда командиры военного подразделения в январе 1945 года узнали, что, помимо русского, он также владеет языками территорий, на которых в ближайшие месяцы СМЕРШ должен будет проводить операции, его назначили переводчиком 3-го отдела 2-го отделения СМЕРШ 4-го украинского фронта. Сначала подразделение действовало в Подкарпатской Руси, а в течение последующих семи месяцев, подробно описанных в воспоминаниях, пересекло всю Словакию, южную Польшу, а в конце апреля оказалось на чешских землях.  

Подразделения СМЕРШ сначала вступили в Чешскую Силезию, которая с осени 1939 года присоединена к Рейху. В связи с тем, что многие местные жители во время войны добровольно или под давлением были призваны в немецкую армию или работали на промышленность Рейха, советские органы могли их легко обвинить в сотрудничестве с немецкой разведкой и насильственно депортировать в СССР.

В списках СМЕРШ в основном значились члены украинской и русской антибольшевистской эмиграции, получившие в межвоенной Чехословакии временное убежище или же поселившиеся здесь насовсем. Уйти от них не должны были и представители чехословацких политических кругов Подкарпатской Руси конца 1930-х, которые после венгерской оккупации Подкарпатской Руси укрылись в Протекторате. Также это были солдаты Красной Армии, повинные в том, что попали в немецкий плен. Худшая судьба ожидала офицеров и солдат «предательской» Русской освободительной армии. Даже значительная помощь власовцев в Пражском восстании в период его сложнейшей начальной фазы не смогла смыть их прошлые грехи – сотрудничество с нацистской Германией, мотивированное борьбой со сталинским режимом.

Прага была центром эмигрантской деятельности в Чехословакии. Когда пришло известие о разразившемся Пражском восстании, контрразведывательные подразделения начали быстро перемещаться в Прагу – им полагалось задержать конкретных людей. Таким образом, почти одновременно с освобождением Праги начались массовые аресты. Вполне вероятно, что смершевцы опирались на списки, созданные советскими агентами, которым еще до войны удалось проникнуть в эмигрантские общины. Всего за несколько дней в Праге было задержано несколько десятков видных деятелей русских и украинских эмигрантских кругов, среди которых были офицеры вооруженных сил Чехословакии, университетские преподаватели и студенты, врачи, инжеренеры, предприниматели, служащие чехословацкой государственной и общественной администраций. Пострадали не только довоенные подкарпато-русские политики, но и граждане чешской национальности (например, чешские реэмигранты из России), которые по той или иной причине не приглянулись Красной армии или же на них был написан донос.

В своей книге автор приводит детальное описание арестов и жестоких допросов со стороны следователей СМЕРШ. В одной лишь Праге он стал свидетелем задержания множества политиков и эмигрантов русского, украинского и подкарпато-русского происхождения, которые, как ни парадоксально, были его сослуживцами или знакомыми довоенного времени. Михаил Мондич описал арест ведущего представителя межвоенной подкарпато-русской политики Августина Волошина, «самоубийство» русского дипломата Владимира Рафальского, которое произошло при невыясненных обстоятельствах в следственном кабинете на Делостржелецкой улице, куда после приезда в Прагу переехала оперативная группа.

О судьбах людей, арестованных в Чехословакии органами СМЕРШ сразу же после войны, их родственники и общественность зачастую узнавали лишь спустя десятилетия, а в некоторых случаях и по сей день ничего не найдено. Многие из них не вынесли страданий и умерли в камере предварительного заключения. Жизнь других оборвалась в лагерях ГУЛАГа. Кто-то, как уже было сказано, исчез без следа. Вернуться обратно в Чехословакию разрешили лишь нескольким десяткам.

После СМЕРШ

Вскоре после вступления в СМЕРШ Михаил Мондич осознал, что все его догадки о внутреннем разложении советского аппарата безопасности были наивными. Постоянные психические перегрузки и страх перед разоблачением начали постепенно отражаться на состоянии его душевного здоровья. Все это привело к решению любым путем покинуть ряды советской контрразведки. По словам Александра Ретивова, Мондич с поддельными документами перебрался в Прагу. Однако его пребывание здесь было крайне небезопасным, и он стал думать об отъезде.

Запланированный побег в американскую зону Германии удался благодаря его старым знакомым из НТС. Чуть позже, в мае 1946 года, на основе постановления ЦК ВКП(б), деятельность СМЕРШ была официально завершена, а точнее, Главное управление контрразведки СМЕРШ Народного комиссариата обороны СССР было включено в Министерство государственной безопасности СССР (МГБ).

После переезда в Баварию Михаил Мондич сумел возобновить связь со своими друзьями из НТС и включиться в антисоветскую деятельность русских эмигрантских кругов. Он вступил в контакт с русскими редакциями в Мюнхене, выпускающими антисоветскую литературу, а также журналы «Посев» и «Грани». В 1948 году Мондич возвращается к своим дневниковым записям конца войны и в том же году впервые их публикует под псевдонимом Николай Синевирский (в честь озера Синевир в родной Подкарпатской Руси).

В начале 1950 года он переезжает в США, где знакомится со своей будущей женой, русской эмигранткой Викторией. Тем не менее, жизнь в Соединенных Штатах, где он работал на стройке на Лонг-Айленде, не оправдала его надежд. После того, как им обоим в конце 1951 года была предложена работа в русской редакции Радио Свободная Европа, они не раздумывая вернулись в Мюнхен. Его жена стала диктором, а он информационным аналитиком в отделении изучения средств массовой информации. Опираясь на анализ советских печатных изданий, он передавал коллегам актуальную информацию о происходящем в СССР.  Супруги вращались в кругах русской эмиграции, путешествовали по миру. Его жена подтвердила, что он так никогда и не сумел полностью избавиться от страха перед местью советских секретных служб.

Михаил Мондич умер от рака 21 марта 1968 года, в возрасте 45 лет, в Мюнхене.

Автор: Ян Дворжак

Перевод с чешского: Екатерина Сташевская

Марина Гурьева. Служба особого назначения. 20 декабря – День Чекиста.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

ГЛАВА ИЗ ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ПОВЕСТИ «ЗА ОТЕЧЕСТВО ВЕСТИ НЕЗРИМЫЙ БОЙ».

20 декабря – День работника органов безопасности Российской Федерации. Их называют бойцами невидимого фронта. Об их подвигах можно рассказывать лишь спустя десятилетия. Их служба проходит под грифом «совершенно секретно». Их главное оружие — ум, логика и мудрость. Они ведут незримый бой за наше Отечество. Это – чекисты, профессиональные разведчики и контрразведчики.

Наш земляк, Почётный ветеран г. Астрахани полковник Виктор Николаевич Подгорнов (1925 – 2020 гг. ) прошёл Великую Отечественную войну от Сталинграда до Берлина, где расписался на здании рейхстага. Служил в органах контрразведки СМЕРШ, КГБ СССР. Был награждён многочисленными боевыми наградами. Работал в послевоенной Германии, участвовал в разработке многих секретных операций. В 1953 году вернулся на родину, где продолжил службу в органах безопасности.

…Два года непрерывных марш-бросков, походов, боёв не прошли даром. Давила усталость – и физическая, и моральная. К счастью, за всю войну ему удалось избежать серьёзных ранений, — судьба оберегала его.

Шёл бой за небольшую украинскую деревню. Из неё вышла отступавшая немецкая колонна, в которой были машины, повозки. Расчёт Подгорнова открыл по колонне пулемётный огонь. Немцы засекли пулемёт, и тут же рядом разорвалась мина, за ней – вторая. Мгновенно мелькнула мысль: «Третья будет моя, — точку пристреляли».

Она разорвалась в пяти метрах. Осколки ударили в щит пулемёта. Один срикошетил и попал в лоб над бровью. Хорошо, что ранение оказалось скользящим, иначе бы погиб. Лицо залило кровью. Достал индивидуальный пакет, сам перевязал лоб.

Когда деревню освободили, товарищи говорили:

— Иди в госпиталь!

Но он отвечал:

— Не хочу – вдруг отстану от своих!

На лице долго оставались зелёные точки от минного пороха, да шрам над бровью, напоминавший о далёкой деревне, и о том, как верный «друг» «максим» закрыл его своим щитом от смерти.

…В ноябре 1944 года, когда часть стояла в польском городе Седлец, Виктор Подгорнов получил приказ: явиться в управление контрразведки СМЕРШ 1-го Белорусского фронта. А вслед за этим неожиданное предложение, которое определило его дальнейшую судьбу и профессию.

Управление контрразведки СМЕРШ (сокращённое от «Смерть шпионам!») было создано в апреле 1943 года на базе управления особых отделов НКВД СССР. Подчинялось непосредственно И.В. Сталину. Возглавил его генерал-полковник В.С. Абакумов. Главной задачей ведомства была борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии. А также борьба с антисоветскими элементами, дезертирством и предательством в рядах армии, проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника и т.д.

Органы «СМЕРШ» комплектовались за счёт оперативного состава бывшего Управления особых отделов НКВД СССР, а также специального отбора военнослужащих из числа командиров и политработников Красной Армии. Требовались молодые, грамотные, сообразительные люди, умеющие принимать оперативные решения, а главное — обладающие боевым опытом и хорошей закалкой. Именно таким и был старший сержант, секретарь комсомольской организации батальона Виктор Подгорнов. За два года из юного добровольца вырос настоящий боевой командир, которому можно поручить любую задачу. Награждён медалями «За оборону Сталинграда», «За отвагу», орденом Красной Звезды. О нём не раз рассказывала дивизионная газета.

Начальник управления контрразведки СМЕРШ фронта лично принял Подгорнова. Посмотрел послужной список, характеристику, расспросил об участии в боевых операциях. И предложил: пройти специальные курсы и поступить на службу в СМЕРШ. Виктор согласился.

Набрали группу курсантов, и начались занятия. Но не успели прослушать курс лекций, как от теории пришлось перейти к суровой практике. Вечером, когда курсанты отдыхали, объявили боевую тревогу. Приказ: захватить с собой оружие, у кого какое имеется, погрузиться в машину. На одном из участков запеленгована работа неизвестной радиостанции, получены её координаты. Группа должна захватить радиостанцию.

Под утро добрались до участка, отмеченного на карте. Штабной офицер, руководивший операцией, объяснил задачу:

— Вон там впереди домик, сараи, ещё какие-то строения. Радиостанция – где-то в этом квадрате. Приступить к захвату!

В составе группы были фронтовики, которые уже участвовали во многих боевых операциях, а значит — имели опыт. Предложили:

— Сначала надо провести разведку, выяснить обстановку на месте!

На это офицер ответил:

— Радиостанцию надо захватить сейчас, пока она работает, и её держат на пеленгаторе — под контролем.

И бойцы в открытую пошли на штурм. Успели пройти всего несколько десятков метров, как со всех сторон раздались автоматные очереди: группа захвата находилась под наблюдением противника, её держали на прицеле.

Задачу всё-таки выполнили, несмотря на большие потери. Дом окружили, через окна забросали гранатами. Часть вражеской группы уничтожили, остальных захватили в плен, в том числе и радиста.

Оказалось, что они уничтожили точку базирования диверсионно-разведывательной группы, которая обеспечивала двойную связь: с эмиграционным правительством Польши в Лондоне и Армией Крайовы, и с немецким командованием. Точка была оборудована основательно: кроме радиостанции, в подвале обнаружили много оружия и продовольствия. В составе группы были поляки, немцы и русские власовцы — бывшие военнопленные, поступившие на службу к фашистам в так называемую Русскую освободительную армию, которую возглавлял генерал Власов.

Была получена важная оперативная информация. В управление контрразведки доставлены документы, радиостанция и кварцы, поддерживающие частоту, на которой диверсанты выходили на связь с Армией Крайовы и лондонским правительством. Это позволило вести свою радиоигру и дальнейшую разведывательную работу.

Надолго запомнился и пригодился в дальнейшем горький опыт той операции. Если бы перед началом штурма командир приказал провести разведку, многие бойцы остались бы живы. Любую операцию надо продумывать, разрабатывать, и только тогда приступать к осуществлению.

В конце декабря курсантам прочли короткий курс лекций о разведке и контрразведке, выдали лейтенантские погоны, удостоверения и распределили в боевые части. С 1 января 1945 года Виктор Подгорнов назначен оперативным уполномоченным контрразведки СМЕРШ в 242-й гвардейский стрелковый полк 82-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й армии. Не позднее завтрашнего дня должен быть на месте и приступить к исполнению обязанностей.

К месту назначения добрался на попутных машинах. Полк находился на Сандомирском плацдарме южнее Варшавы.

Теперь у лейтенанта Подгорнова были другие задачи. Немецкая военная разведка Абвер активно готовила и забрасывала на нашу территорию, в том числе и в действующие части Красной Армии, свою агентуру. Её отбирали и вербовали из военнопленных, гражданских лиц, угнанных в Германию, а также из местного населения. Работали специальные школы по подготовке агентов. Одно из передовых подразделений Абвера – известная разведшкола «Штаб Вали», в которой готовили будущих шпионов и диверсантов, — находилась под Варшавой.

Наши войска стремительно двигались вперёд, освобождались оккупированные территории, концентрационные лагеря. При таком движении огромных масс людей складывалась благоприятная обстановка для внедрения агентуры. Среди мирных жителей оказывались бывшие фашистские наёмники, полицейские, каратели. Поэтому требовалась усиленная работа по проверке кадрового состава армии и гражданского населения. Этим и занималось управление контрразведки СМЕРШ. Одновременно шла разведывательная работа за линией фронта, в ходе которой добывалась нужная информация о планах противника, системе обороны, обстановке в войсках и т.д.

Современная художественная литература и кинематограф по-разному создают образ сотрудника СМЕРШ. Нередко подходят к нему предвзято, сгущая краски и придавая негативные черты: сидит в кабинете чистенький штабной офицер и в каждом видит врага. Это далеко не так. Большинство контрразведчиков СМЕРШ находились на переднем крае и непосредственно участвовали в боях. Нередко в критические моменты им приходилось принимать на себя командование воинскими подразделениями. Много армейских чекистов погибло при исполнении служебных обязанностей и заданий.

…Наступали на территории Германии. Приказ – взять деревню недалеко от Берлина. В том бою были большие потери, как среди рядовых, так и среди офицеров. Погибли командир батальона и командиры рот. В батальоне осталось двести человек. Офицер, взявший на себя командование, сказал Подгорнову:

— Помоги! Знаю, что не твоя обязанность вести людей в бой, но есть приказ командира дивизии: деревню взять любой ценой!

Подгорнов ответил:

— Соберу тех, кто остался в живых. Подумаем.

И через некоторое время показывал на карте свой план:

— Вот – деревня, рядом – лесная лощина. Наступать с фронта не будем – людей мало. Я возьму часть бойцов, обойду деревню с тыла и начну атаку. А ты начинай отсюда, как только услышишь стрельбу. Немцы будут оказывать сопротивление нам, отвлекут силы, а вы в это время – наступайте.

Ночью обошли деревню, и утром с тыла неожиданно ударили по врагу. В это время другая часть батальона атаковала с фронта. Деревню захватили.

За участие в этой боевой операции оперуполномоченный контрразведки СМЕРШ Виктор Подгорнов был представлен к награде – ордену Отечественной войны.

Фото: из семейного архива В.Н. Подгорнова.

Поделиться:


Фамилия Смерш: происхождение, история, суть, значение, перевод и склонение фамилии

Подробная информация о фамилии Смерш, а именно ее происхождение, история образования, суть фамилии, значение, перевод и склонение. Какая история происхождения фамилии Смерш? Откуда родом фамилия Смерш? Какой национальности человек с фамилией Смерш? Как правильно пишется фамилия Смерш? Верный перевод фамилии Смерш на английский язык и склонение по падежам. Полную характеристику фамилии Смерш и ее суть вы можете прочитать онлайн в этой статье совершенно бесплатно без регистрации.

Содержание обзора фамилии

Происхождение фамилии Смерш

Большинство фамилий, в том числе и фамилия Смерш, произошло от отчеств (по крестильному или мирскому имени одного из предков), прозвищ (по роду деятельности, месту происхождения или какой-то другой особенности предка) или других родовых имён.

История фамилии Смерш

В различных общественных слоях фамилии появились в разное время. История фамилии Смерш насчитывает несколько сотен лет. Первое упоминание фамилии Смерш встречается в XVIII—XIX веках, именно в это время на руси стали распространяться фамилии у служащих людей и у купечества. Поначалу только самое богатое — «именитое купечество» — удостаивалось чести получить фамилию Смерш. В это время начинают называться многочисленные боярские и дворянские роды. Именно на этот временной промежуток приходится появление знатных фамильных названий. Фамилия Смерш наследуется из поколения в поколение по мужской линии (или по женской).

Суть фамилии Смерш по буквам

Фамилия Смерш состоит из 5 букв. Пять букв фамилии являются показателем гуманитарных наклонностей. Эти люди любят и умеют ценить искусство, они – приятные и интересные собеседники. Такой человек никогда не вызовет у собеседника ощущения, что он имеет дело с «пустышкой», стремящейся «пустить пыль в глаза». Поэтому отношения с представителями противоположного пола всегда основаны прежде всего на взаимном уважении. Проанализировав значение каждой буквы в фамилии Смерш можно понять ее суть и скрытое значение.

  • С — стремятся достичь материальной устойчивости, обладают здравым смыслом; раздражительны, властолюбивы, могут быть капризными. Познавательность, желание доводить любое дело до конца, умение докопаться до истины. Понимают своё жизненное предназначение. Умение приспосабливаться к обстоятельствам.
  • М — застенчивы, любят помогать окружающим, не приемлют варварского отношения к природе, борьба с жаждой стать «центром вселенной». Стремление во всем находить рациональное объяснение. Упрямство под маской благодушия и даже внутренняя жесткость.
  • Е — самовыражение, стремление к обмену опытом. Выступают в роли посредника в конфликтах. Проницательны, понимают мир тайн. Болтливы. Сильная любовь к путешествиям, в жизни такие могут часто менять место жительства, непоседливы.
  • Р — противостоят воздействию извне, уверены в себе, храбрые, увлечённые личности. Способны к неоправданному риску, авантюрные натуры склонны к непререкаемым суждениям. Умение рисковать ради цели. Желание и потенциал для лидерства.
  • Ш — скромные, работают спокойно и без шума, обладают хорошим чувством юмора. Внимательно относятся к своей жизни. Стремление к лидерству.
  • Значение фамилии Смерш

    Фамилия является основным элементом, связывающим человека со вселенной и окружающим миром. Она определяет его судьбу, основные черты характера и наиболее значимые события. Внутри фамилии Смерш скрывается опыт, накопленный предыдущими поколениями и предками.

    По нумерологии фамилии Смерш можно определить жизненный путь рода, семейное благополучие, достоинства, недостатки и характер носителя фамилии. Число фамилии Смерш в нумерологии — 2. Двойка является парным числом, а потому ее носители подсознательно ищут пару, помощника и верного напарника. Носители фамилии Смерш спокойные люди, наделенные уравновешенным характером. Их речь привлекает внимание своей красотой и правильным подбором нужных слов. Люди из семьи с фамилией Смерш прирожденные психологи, умеющие слушать своего собеседника и вовремя предлагать темы для дальнейшего разговора. У носителей двойки огромное количество друзей, которые с радостью проводят свободное время в их компании. Такие люди старательно избегают конфликтов, а зарождающуюся ссору могут превратить в обычную шутку. Это квалифицированные специалисты, уважаемые коллегами по работе и непосредственным руководителем. Если кто–то и будет развешивать ярлыки на людей, то это явно не Смерш. Представители фамилии Смерш будут держать свое мнение при себе и поделятся ним только со своим дневником.

  • Жизненный путь рода и фамилии Смерш.
    Носители фамилии Смерш — это общительные люди, старательно избегающие конфликтов. Довольно часто они выступают в роли третейского судьи, который может решить все спорные ситуации. Их внутренний мир наполнен покоем, сосредоточенностью и умиротворенностью. В компании люди с фамилией Смерш пользуются заслуженной популярностью и уважением. Наследники фамилии Смерш не любят принимать самостоятельные решения, а потому тратят большую часть жизни на поиски верного партнера. И лишь в команде они раскрывают все свои скрытые таланты и добиваются успеха. Ассоциативное мышление позволяет добиваться успеха в творческой работе и деятельности, связанной с интеллектуальным трудом. Они упорно двигаются к поставленной цели и чаще всего становятся профессионалами своего дела.
  • Семейная жизнь с фамилией Смерш.
    Представители фамилии Смерш счастливы в семейной жизни. В качестве спутника они выбирают уверенного в себе человека, который сможет помочь в сложных ситуациях. На доминирующие позиции они не претендуют и чаще всего довольствуются ролью второго номера. Семейные ценности и теплый очаг имеют для них решающее значение. А потому люди с фамилией Смерш не способны на измену и длительные романы на стороне. Большую часть домашней работы они взваливают на свои плечи, но при этом нуждаются в регулярном поощрении со стороны спутника жизни.
  • Рекомендуемые профессии для фамилии Смерш.
    Стремление к справедливости является решающим фактором при выборе профессии. Чаще всего люди с фамилией Смерш становятся судьями, юристами или адвокатами. Не менее часто они выбирают карьеру социолога или психотерапевта. Такие люди с радостью делятся накопленным опытом и могут выступать перед небольшой аудиторией. Они могут добиться успеха в качестве преподавателя или научного работника. Скрупулезность позволяет двойкам заниматься финансовыми вопросами, а потому они могут пробовать себя в качестве банкира или бухгалтера. К ключевым постам они стремятся редко и довольствуются званием помощника, заместителя или ведущего работника отдела.
  • Достоинства характера человека с фамилией Смерш.
    К ним относится честность, принципиальность, покладистость. Люди с фамилией Смерш с уравновешенные характером, избегающие конфликтных ситуаций. Носители фамилии Смерш великолепные слушатели и приятные собеседники. Это ответственные работники, выполняющие взятые на себя обязательства. Им можно доверить задания, требующие своевременного исполнения.

    Как правильно пишется фамилия Смерш

    В русском языке грамотным написанием этой фамилии является — Смерш. В английском языке фамилия Смерш может иметь следующий вариант написания — Smersh.

    Склонение фамилии Смерш по падежам

    Падеж Вопрос Фамилия
    Именительный Кто? Смерш
    Родительный Нет Кого? Смерш
    Дательный Рад Кому? Смерш
    Винительный Вижу Кого? Смерш
    Творительный Доволен Кем? Смерш
    Предложный Думаю О ком? Смерш

    Видео про фамилию Смерш

    Вы согласны с описанием фамилии Смерш, ее происхождением, историей образования, значением и изложенной сутью? Какую информацию о фамилии Смерш вы еще знаете? С какими известными и успешными людьми с фамилией Смерш вы знакомы? Будем рады обсудить фамилию Смерш более подробно с посетителями нашего сайта в комментариях.

    Если вы нашли ошибку в описании фамилии, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Рубрики Популярные

    Читать онлайн «Белая Стрела или СМЕРШ-2», Игорь Анатольевич Шпотенко – ЛитРес

    Криминальный детектив «Белая стрела», или «СМЕРШ 2» (смерть шакалам) является продолжением нашумевшего криминального детектива «Выстрел в аду», или «…девятый». После выполнения специальных обязанностей в Афганистане и Пакистане «спецы» группы подполковника Бивнева А. А., и сам руководитель группы с позывным «Бивень» оказались никому не нужными в начале девяностых при развале СССР. Часть людей с Великого Донбасса уехала служить на Родину, «Куцый» сел в тюрьму и Бивнев, зная, что тот не виновен, ничего уже поделать не смог. Собрав остатки группы спецов «Бивень» уезжает в свой родной Ленинград и поступает на работу в милицию начальником седьмого отдела главка (внутренняя разведка). Наблюдая за движением обнаглевших чиновников, сроднившимися с распоясавшимся в стране криминалом, поднявшим голову на полную, спецы создают свою организацию «Белая стрела», или «СМЕРШ2» (смерть шакалам) и начинают не лёгкую, но до боли уже привычную работу по зачистке и устранению всплывающих то там, то здесь криминальных авторитетов и коррумпированных дельцов с большими погонами, должностями, мантиями, мандатами и неприкосновенностью. По всему роману проходит верность данной присяге и мужскому слову, любовь к ближним, помощь униженным и слабым, простота и открытость, а рядом секретность и замкнутость. Горесть утрат верных друзей. Автор отдаёт свой новый роман на суд своему читателю.

    Часть первая

    Малиновые пиджаки девяностых

    Пролог

    «Полковник Бивнев! Александр Александрович, Вас срочно вызывает к себе начальник главка генерал—лейтенант Ветров Б. Б.» просунув одну голову в щель приоткрытой двери кабинета, доложила секретарь начальника «семёрки», молоденькая, рыжеволосая лейтенант милиции Виталинка: «…я Вас трижды уже набирала, а Вы не снимаете всё трубку, я волнуюсь» добавила она, всё же высовывая свою головку и освобождая проход. Александр Александрович поднялся с любимого, мягкого, коричневой кожи, огромного кресла, которому завидовали все буквально начальники отделов приходя к нему в кабинет, застегнул на все пуговицы свой китель и прихватив зелёную папку для докладов отправился по коридору второго этажа к приёмной заместителя министра, начальника Санкт Петербургского главка МВД России и его старинного друга генерал-лейтенанта Бориса Борисовича Ветрова. В приёмной было много народа, все, при входе Бивнева резко замолкли. Секретарь—офицер, майор милиции Рябов встал и отворив перед полковником входную дверь в кабинет тихо сказал: «Проходите, Вас ждут». Двери тихо, но достаточно плотно закрылись за вошедшим и в приёмной вновь зашептались. «Бивнева ждал, значит вопрос довольно серьёзный» шептал подполковник интендантской службы главка приехавшему по вызову полковнику с одного из районов Питера. «А кто он такой?» так же шепотом спросил полковник, вытирая пот со взмокшего от напряжения высокого лба. «Сам начальник «семёрки»».

    Борис Борисович встал и протянув руку для приветствия вышел из-за своего стола. «Рад тебя видеть, Саша» сказал он пожимая другу руку. «Взаимно Борис Борисович». Они сели за не большой стол на против друг друга. «Тут вот какое дело» начал генерал: «В Питере и Ленинградской области появилась очень осторожная, скрытая, с хорошо поставленной информацией и профессиональными киллерами в структуре, организация, которая называет себя «Белой стрелой» и имеет шеврон с надписью «СМЕРШ—2», однако расшифровывается не «Смерть шпионам», а «Смерть шакалам». Уже почти год за ней кто только не охотился, всё никак, даже и близко, никаких данных. Вот мы с министром и подумали дать поручение тебе поработать с этой структуркой. Пока они нам не мешают, а даже как-то и помогают убирать тех или иных первых руководителей ОПГ города, так обильно расцветших в наши годы после распада страны, и мы никак пока не боремся с ними, нет законности, да и личного состава, способного пойти на прямую стычку с бандюгами практически нет». Генерал подошёл к бару в зеркальном буфете, открыл его, достал два дутых бокала и налив по чуть коричневой жидкости с запаянной чёрной бутылки без названия, подал один Бивневу, продолжил: «Пей, хороший коньяк, настоящий француз». Бивнев пригубил и поставил свой бокал на край стола. «Так может, раз такое дело, пусть помогают и дальше? Как я понял сильного шума в городе нет. Бандюги не жалуются, пресса молчит, а их чистят и чистят по-тихому. Может это бандюги сами рекламу гонят?». «Нет, Саша, жалобы идут в прямые уши большим чиновникам, с которыми и связаны своими заморочками бандюги, а те, в свою очередь, давят на правительство Питера, а оно на нас. Так что, чтобы пока не поднимать большого шума, чтобы всё осталось на уровне сарафанного радио, надо бы их выследить и найти, хорошо бы живых, а нет, то хотя бы зачистить, ну что мне тебя профессионала учить-то». «Я Вас понял, товарищ комиссар» по старинке назвав должность начальника главка Бивнев зная, что ему такое название нравилось. Допив коньяк он вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

    1

    Светало. Волнений у Бивня пока не было, хотя из отпуска по ранению не вернулся с Лисичанска прапорщик срочной службы Куценко. Всё бы ничего, но домой он уехал с табельным «ПМ» выданным ему, вместе с наградой, на постоянное ношение. Бивень, как чувствовал, не хотел выдавать оружия бойцам на «постоянку», но руководство отдало приказом, а он, как руководитель группы и командир подразделения, не мог ослушаться команды. Саша вытащил тихонько свою руку из-под головы спящей Наташи, встал. Кровать не прилично скрипнула. Бивень подошёл к полутёмному ещё окну. Дождя почти не было. На ветке акации прямо перед закрытой форточкой собиралась стайка сонных воробьёв, или как здесь на Донбассе их называют «горобцами». Бивень тронул пальцами стекло окна и стайка, испугавшись резкого движения, вспорхнула и перелетела на соседнее дерево, усевшись по выше. «Сегодня лететь, а Куцего нет» – размышлял он: «Водопьянов Сергей ночевал у «мамы», Сергей Арсентьев в общаге у своей молодой супруги Алёнки, его Наташа с ним, а Куцего всё нет. Что же могло произойти? Придётся писать рапорт о том, что один боец не прибыл с отпуска. Неприятностей перед ротацией не избежать». Бивень походил по комнате, поставил на электро плиту чайник и пошёл умываться в ванную комнату. Наплескавшись в холодной, протечной воде с крана, он насухо обтёрся махровым полотенцем, которые заботливая Наташа вывесила на двери ванной на забитые кем-то в двери гвоздики. Засвистел пронзительно свисток на закипевшем чайнике. Бивень залил пустой чайничек–заварник кипятком, прополоскал его, слил кипяток в раковину и засыпав свежий индийский со слониками чай в чайничек—заварник залив его часть крутым кипятком, поставил на стол прикрыв полотенцем. Чай распахся на всю кухню своим ароматом, как будто бы приглашая всех к чаепитию. Бивень долил в заварник ещё кипятка до полного и снова прикрыл полотенцем. «Ой! Как у тебя здесь приятно пахнет!» вышла в кухню Наташа, застёгивая лёгкий халатик и прижимаясь всем телом к мужу. «Иди, приводи себя в порядок, а я пока приготовлю нам завтрак» целуя любимую сказал Бивень. Порезав полу копчёную «Краковскую» колбаску кружочками, Саша бросил всё на разогретую сковородку. Запах усилился. Обжарив кружки Саша разбил в сковороду четыре яйца, которые издав приятный звук поджарки отпустили ещё в воздух и свой вкусный запах. «Ну ты и нажарил! Слюнки потекли в ванной. Корми давай свою жену, дорогой мой!» напевая слова вышла из ванной Наташа и уселась за стол. Саша налил в чашки душистый чай, в тарелки разделил содержимое сковороды и молодая семья с аппетитом позавтракала. «Я вымою всё сама, дорогой. Иди собирайся».

    В девять утра вся команда, кроме Куцего, была в сборе. «Сейчас приедет наш УаЗ и отвезёт нас в донецкий аэропорт, где в полдень будет борт до Москвы, а там вечером транспортник в Душанбе, так что к утру должны быть «дома», хотя и домом это уже не назовёшь. Наш центр перепрофилировали в кинологический центр погран войск страны. Там, наверное, уже и новый командир есть.» с жалостью в голосе сообщил собравшимся командир. «Мы будем продолжать службу до моей ротации и Вашего дембеля, а «спецов» потом перераспределят по частям дослуживать контрактные сроки. Скорее всего у нас больше и выходов не предвидится, ходить некуда стало». Он прошёлся по комнате, заглянул в лица каждого своего товарища и продолжил: «Есть у меня к Вам предложение конечно, но озвучу его там на месте, когда соберёмся все оставшиеся». Бойцы заулыбались услышанному. С улицы послышался звук сигнала подъехавшей машины. «Всё, присели на дорожку» скомандовал Бивень. Все сели, но через минуту уже выходили с вещами и грузились в стоящую «буханку». За рулём сидел новый человек в камуфляже, но без опознавательных знаков. Наташа вышла последней и протянула водителю ключи от квартиры. «Слава, передашь кому надо» приказала она. «Есть!» тихо ответил Слава и положил ключи в «бардачок» автомобиля. Машина плавно тронулась с места всё набирая скорость по Донецкой объездной, увозя группу к аэропорту. Попрощавшись с новым водителем, группа пошла с технической стороны к спец проходной. У полураскрытой, металлической двери на пропуске сидели, на выставленной скамье, двое сержантов милиции, с лежащими на их коленках АКСУ и курили. Прапорщик погранец что-то быстро писал в своём журнале. «Здравия желаем!» поздоровался Бивнев с сидящим прапорщиком: «Вот наше разрешение на проход» протянул он бумагу. Прапор оторвал взгляд от своего журнала, глянул на документ и вскочив на ноги низким голосом завопил: «Ну товарищи, дорогие, Вас же самолёт ждёт, а ему уже вылетать положено. Бегом, бегом на «КАРУ» он Вас довезёт до борта». Оранжевый «КАР» с длинным пустым кузовом стоял за проходом у «флокса». Пройдя через двери и выйдя на ту сторону проходной, группа расселась на борт «Кара». Наташу пригласил техник на второе место рядом с водительским. Клацнул электро мотор и техника будущего полетела визжа, набирая скорость на второй передаче к стоящему борту ИЛ 76 в грузопассажирском исполнении. Взойдя на борт и рассевшись по жёстким деревянным скамьям услышали характерный звук запуска двигателей. Через время самолёт, оторвавшись от донецкой земли, взял курс на столицу нашей Родины, красавицу Москву.

     

    В столице дождило. До борта на Душанбе ещё было время и, чтобы не терять драгоценного времени, решили перекусить. В солдатской «ожидалке» никого не было. Подвинув две длинные скамейки к высокому, грязному, видно, что давно не мытому окну, спецы достали свои запасы и отдали их Наташе, которая и принялась сооружать общий, чуть ли не «шведский» стол. На обилие продуктов было приятно смотреть: в закрытых литровых банках—вареники и пельмени вперемешку, помидоры и огурцы солёные, грибы маринованные, пирог капустный, вареный картофель, варенные куры и конечно же разные колбасы. «Эх! Да под такое добро по соточке не помешало бы» разволновался Сергей Арсентьев. «Доставай, давай, женатик. Выставляться, когда думаешь? Или зажал?» с издевкой спросила Наташа у молодого мужа. Сергей глянул в глаза командиру. Бивнев тяжело вздохнул, но спорить с Наташей не осмелился. «Ладно, только по граммульке» согласился он. Сергей разлил в посуду домашний, крепучий, мамин самогон. Бульбочки долго не уходили с поверхности налитого. «Сергей, мы тебя все от сердца поздравляем с бракосочетанием. Живите дружно. А мы с Наташей следом за Вами». Выпили. В начале все кушали молча, но после второй разговор, как обычно, зашёл за боевые и переключился на не приехавшего Ивана Куценко. «Товарищ командир, я чувствую, что с нашим Куцым случилась беда» выдал взволнованно Сергей Водопьянов: «Вы же его знаете, он не такой человек, не трус, видно попал в историю, да ещё эти пистолеты, будь они не ладные». Все загрустили. Сан. Саныч ничего не говорил, да и что он мог сказать, сам прекрасно понимал, что Куцый куда-то попал. Наташа стала убирать остатки продуктов и складывать всё в месте в один пакет. Прибежал посыльный и пригласил командира к начальнику военного аэродрома. Бивень ушёл. Не было его около часа. На подошедшего командира внимательно глядело несколько пар глаз. «Что там?» спросила Наташа. «Варианта два. Один мягкий, ТУ 104, но завтра. Второй жесткий, такой, как летели с Донецка сюда, но через час и уже вечером мы дома. Спорить никто не стал, все поняли, что Бивень уже принял решение. Через час самолёт плавно набирал высоту, унося «спецов» в далёкий Таджикистан.

    С аэродрома в Душанбе ещё пару часов полёта на АН24 и вот уже внизу маленький аэродром, его даже по старинке называли аэровокзалом, а не аэропортом. «Смотрите, Наташа, а вон и наша «ласточка» стоит. Ожидает Ромик Галиев!» восторженно показал пальцем в иллюминатор Сергей Водопьянов. На стоянке у входа в вокзал стоял их Газ—66 с закрытым тентом в кузове. После всех формальностей «спецы» подошли к машине. Ромик появился как чёрт из табакерки откуда-то сзади неся в руках бумажный пакет с мороженным. «Салям Алей кум» как-то мягко поприветствовал всех ефрейтор. «Здорово Ромул, как дела?» обнял его командир. Смущённый Ромул внимательно рассматривал не знакомую, красивую девушку в форме прапорщика, но с тёмно-синими петлицами с общевойсковыми эмблемами (он понимал, что это КГБ, но зачем она здесь?). «Познакомься Ромул, это Наташа, моя супруга, будет жить и работать в нашей части». Рома осторожно пожал руку девушке и ещё больше покраснел. «Вот, угощайтесь пожалуйста» неожиданно протянул свой пакет Наташе смущённый парень. «Спасибо, не откажусь, очень пить охота» сказала Наташа. Для Ромы это уже была команда. Он, не спрашивая разрешения у Бивнева, сорвался с места и как молодой сайгак побежал в буфет. «Отбились все от рук» только и успел сказать Бивнев: «Ты мне пожалуйста дисциплинку не разлагай своими хотюньчиками, ибо они все станут перед тобой на задние лапки и будут глядя в твои красивые глазки ждать команды». Рома уже подбегал назад неся три бутылки «лимонада» и бутылку минералки в своих руках. «Вот, пожалуйста, выбирайте, и, наверное, все тоже хотят пить». Он только сейчас взглянул в глаза командира, понял, что ужасно прокололся и смутившись ещё больше сказал: «Простите меня товарищ подполковник». «Всё забыто, спасибо тебе, и я тоже хочу пить» приобнял за плечи водителя Бивнев. «Наташа, ты садись в кабину, а мы в кузов» скомандовал командир. Усадив жену в не совсем уютную кабину и отдав ей одну бутылку лимонада, группа влетела с вещами в просторный кузов и принялась за Ромкино угощение. Машина плавно тронулась. До Пархара больше двух часов, можно и вздремнуть. Ромик аккуратно, но быстро гнал этот раз свою «ласточку», стараясь объехать любую кочку, ведь у него в салоне впервые сидела девушка, пусть она и жена командира, но красивая и настоящая. Весна бушевала своими красками. Полевая дорога еле просматривалась, казалось, что водитель знал её с закрытыми глазами. На бескрайних полях, которые тянулись до самых гор Великого седого Памира, буйно цвели цветы богатые своим разноцветьем. От этого и запах в машине менялся с каждым дуновением тёплого, пока ещё не сухого и жаркого, ветерка. Табуны лошадей свободно паслись на просторах, а вот и отары овец, которые никто и никогда не считал. Верховые пастухи и большое количество собак—пастухов рядом с отарой. Наташа ела мороженное и с удовольствием рассматривала пока не знакомые для себя пейзажи. Она знала, что жить они здесь будут не так долго, что Бивневу уже выслали ротацию, а ему самому подыскивают службу по его физическим возможностям. После очередного ранения заниматься профессией «спеца» он физически уже не мог, хотя всё это скрывалось, но всему всегда приходит конец. Бивнев уже говорил, что возможен и перевод на службу в МВД. Наташа видела, как по-прежнему смущён её водитель. «А как Ваша фамилия?» протягивая парню бутылку с ситром спросила она. «Галиев. Ромул Галиев я. Спасибо я уже пил пока Вас ожидал» отказался он. «Рома значит?». «Да, по-Вашему можно и так, но правильно Ромул. Парни называют просто Ромик» ответил он. «Тогда, и я Вас буду называть просто Ромик» сказала девушка и улыбнулась. Улыбка тут же передалась и на лицо парня. «Хорошо, называйте» уже с выдохом ответил он. Дальше они уже беседовали как два старых приятеля. Наташа задавала вопросы, а радостный простак Ромик на них откровенно и честно отвечал. Наташа лишний раз оттачивала свои навыки в психологии. Любая дорога рано или поздно заканчивается, вот и этот путь закончился. Рома подал сигнал издали, но его уже так давно все заметили, что и шлагбаум, и ворота как обычно были полностью распахнуты, а четыре огромные немецкие овчарки, как всегда сидели на своих местах перекрыв проезд и ждали команды. Машина остановилась. Из тени, создающей массетью и дувалом, вышел крепыш парень и подняв ладонь руки на уровень пояса молча дал умным животным команду. Собаки медленно поднялись и так же медленно и молча, постоянно оглядываясь на стоящий авто, исчезли. «Саблюк, ты снова цирк устроил? Я твои спектакли хорошо знаю—Куклачёв ты наш» весело с кузова прикрикнул командир. «Куклачёв с кошками, а я с собаками, товарищ командир. Привет Сан. Саныч! С прибытием Вас!» уже с улыбкой приветствовал командира Саблюк. «Привет, Володя, как ты?». Саблюк отдал честь пропуская въехавший на территорию транспорт. «Всё, дома!» выдохнул Ромик, глядя на реакцию Наташи. «Да… Уж… Дома» прошептала она оглядываясь.

    Девушка сразу же взялась за порядок. В холостяцкой «берлоге» Саныча хоть и было не замусорено и на первый взгляд всё же довольно чисто, но женский взгляд тем и отличается от взгляда мужского, что замечает даже не большую, но нечистоплотность. Да и не спорил с ней никто. Сложив вещи в шкаф она тут же принялась за тряпку. Саныч переодевшись в спортивное трико и чмокнув Наташу для приличия в щёчку, обувши красы выскочил на улицу. «Фу…Ну вот и началась семейная жизнь» подумал он облегчённо вздыхая. Саныч пробежался по не метенной аллейке и выскочив на спортивный городок остановился опешивши. Все его старания и труды кто-то куда-то давно засунул. Посреди футбольного, ранее ухоженного поля стояла большая армейская палатка, а в песочной яме для прыжков в длину вырыли глубокую яму, поставили деревянную стенку буквой «П» и соорудили обычный солдатский уличный сортир из которого страшно пахло. «Ну вот, позанимался» подумал он проходя дальше. На месте турника и брусьев красовался сбитый из шести окрашенных синим, моек и навешенной над ними двухсотлитровой бочкой с водой теперь оборудован солдатский умывальник и тут же душ под открытым небом. Уже полностью с испорченным настроением Бивнев прошёл по всей территории, ещё вчера его и больше никого, базы подготовки «спецов» –секретной базы. Там, чуть дальше у самих въездных ворот, возле хозяйства Саблюка теперь разрасталась стройка века—кинологический центр по подготовке собак для несения службы на границе. Рота, не меньше, сильно загоревших на жарком таджикском солнце солдат с лопатами в руках и под команду стоящего с расставленными в ширь ногами полного сержанта, копали длинную яму под фундамент будущего питомника. Бивнев прошёл мимо и остановился уже рядом со своим питомником, где его Саблюк Володя держал и учил шесть немецких овчарок. «Добрый вечер товарищ командир!» поприветствовал его выскочивший вслед за животными «спец». Бивнев прошёл в загородку и присел на подставленный солдатский табурет. «Пока нас не было у Вас отобрали наш центр» тяжело вздыхая выдавил из себя покрасневший командир. «Да, строят с утра и до ужина, мешают мне заниматься с собаками, отвлекают». «Володя, ты уже довольно давно не показывал мне достижения твоих питомцев.» Саблюк смутился, как девочка в мужской раздевалке. «Что, прямо сейчас?». «Ну а что? Время до ужина есть, давай, покажи и расскажи». «Хорошо, садитесь вот сюда в тень на широкую скамейку, Вам будет удобно» засуетился Саблюк. Он трижды хлопнул в ладони и с приоткрытой двери вольера выскочили шесть огромных собак, все немецкие овчарки, одна из них совершенно чёрная и ровно в ряд, как в кино, сели на против стоящего перед ними Саблюка. Володя чуть приподнял ладонь на опущенной по швам правой руки и все животные смирно улеглись с под кладеными под морды передними лапами. Саблюк начал говорить. «Представляю шесть животных, которые обучены мною на территории учебного центра и готовые к работе. Две собаки возрастом четыре года каждая несут самостоятельно службу по круглосуточной охране территории. Они делают всё, кроме подъёма шлагбаума и записей в журналах. В это время двое животных заметно напряглись, сели и стали прислушиваться. «Видать учуяли транспорт и теперь волнуются, что не на своём месте» поглаживая двоих крупных особей сказал Володя: «Предлагаю их отпустить на службу». Бивнев чуть заметно кивнул. Саблюк поднял ладонь правой руки к своему уху. Две собаки поднялись с места и внимательно наблюдали за кинологом. Он приложил ладонь к уху, этого оказалось достаточным, чтобы обе овчарки убежали на свой пост. Остальные четыре как лежали спокойно, так и не пошевелились. Чёрный пёс оскалился и тихо зарычал. Все остальные подняли головы и одновременно повернулись в сторону шума. Трое стройбатовцев тащили свой инструмент в каптёрку готовясь к ужину. Их полевая кухня во всю уже пахла свежей сваренной кашей и заправленной по всему солдатской тушёнкой. Володя хлопнул ладошкой по колену и животные потеряли всякий интерес к шедшим, приняли свою прежнюю позу. Бивнев с удовольствием наблюдал за Володей. «Скажи, а что голосом ты команды им не даёшь?». Я учу своих питомцев самих голоса не подавать. Молча нападающая собака на много опасней бегущей с лаем. «Ну вот на пример ты смог бы дать им команду, чтобы они остановили эту троицу, но не кусали?». «Кусать они не будут, только для боевого применения нужен голос и отточенная команда «фас», а так, да вот смотрите». Володя поднял ладонь руки до пояса, собаки сели и напряглись. Кинолог вытянул руку в сторону идущих бойцов строительного фронта и все животные тихо, без лая кинулись им на перерез. Чёрный прыгнул первым и сбив одного солдатика с ног, упёрся обеими лапами ему в грудь чуть оскалив зубы и тихо рыча. То же выполнили ещё две собаки, а четвёртая, которой не достался фигурант тренировки, бегала по кругу вокруг лежащих и внимательно наблюдала за происходящим вокруг. Солдаты вопили в три голоса, призывая к помощи. Их шанцевый инструмент разлетелся в разные стороны, они все лежали на спинах и закрывали лица ладонями рук. Володя дважды хлопнул в ладошки, а потом ещё раз по своему бедру. Животные оставили своих пленных и не спеша приблизились к хозяину. Он потрепал благодаря каждую по загривку и тихо скомандовал: «Место». Все собаки тут же исчезли в своих вольерах. «Вот, как-то так на первый случай. Вообще—то они у меня много чего могут. На нож идут легко, выстрелов не боятся совершенно, чтобы ударить такую собаку, надо ещё этому научиться». «Я смотрю откормленные они. Сколько раз в день кормишь?». «Раз. А после трёх лет их и надо кормить всего раз по их нормам и только на ночь перед их отдыхом. Хотя собака практически всегда на посту». «Мне понравилось» откровенно сказал Бивнев: «А эта новая команда, что составит тебе конкуренцию?». «Вряд-ли, да и тут будут готовить собак только для границы, не то, что мы. Мой «Арап» –тот, что полностью чёрный, красавец, ни одной белой волосинки, чистокровный, так он мину даже в пластике чувствует на глубине до пол метра, я его ещё на «горыныча» подсадил, правда 1\3 положенной дозы, но всё равно в карманах находит и героин». «Ладно, Володя, пошли на ужин, там сегодня поговорим о нашем будущем». «Хорошо, сейчас собакам воды дам и прибегу» заволновался Саблюк. Бивнев, довольный увиденным, медленным шагом пошёл в расположение, чтобы вместе с женой идти на ужин.

     

    Семён Егоров уж расстарался к приезду командира с супругой—на ужин был и суп с лапшой, и гвоздь программы—сибирские пельмени размером в нормальный украинский вареник они не влезли целиком в рот и надкусив его надо было в начале высосать весь бульон, а только после этого жевать. Бивнев принёс фляжку с водкой. Выпили все, даже не пьющий Ромул и тот глядя на понравившуюся ему Наташу, сделал глоток. Бивнев наблюдал за своим коллективом. Все оставались такими-же, какими он их оставил перед заданием и поездкой в Донбасс. Егоров принёс свежезаваренный на травах чай и в глубокой тарелке душистый мёд. После ужина все оставались на своих местах. Егоров плотно прикрыл входную дверь. Десять пар глаз внимательно глядели на своего командира. Все ждали того, обещанного им, серьёзного разговора о дальнейшей службе. «Друзья» начал говорить командир: «Пройдёт не так много времени и нам всем придётся расставаться. Как я понимаю Арсентьев, Суша и Водопьянов после службы уедут в свой Донбасс и там продолжат свою жизнь, у меня вот—вот ротация. После такого ранения я не могу рассчитывать на дальнейшую службу в «спецах» ГРУ, по предварительным раскладам мне придётся работать или в МВД, или в лучшем случае в КГБ если возьмут. Наташа поедет со мной в Ленинград. А Вы, все мои товарищи, где бы Вы хотели служить или пойдёте на гражданку работать?». Вопрос застал всех в врасплох. Саша Квашинин поднялся первым: «Сан. Саныч, мы с тобой служим уже много лет. Ты научил меня всему, что знаешь и умеешь сам. Ты мне не просто командир, ты мне как родной человек. Думать я всегда доверял твоей голове, поэтому я бы хотел остаться в той же должности рядом с тобой. Устрой и меня рядом. Ехать мне всё равно некуда и не к кому. Я с тобой.». «Квакуша» поглядел внимательно в глаза Бивнева и тихо присел. Ромик вскочил вторым: «Командир, я тоже с тобой. Ну что я там в своей степи на лошадях буду ездить, мне права там и не надо. Я буду тебя возить, личным шофёром. Я давно уже хотел сам поговорить, но если такой расклад—возьмите пожалуйста и меня. Я с Вами». «Командир!» поднялся и обратился к Бивневу Саблюк. «Я тоже ранен, мы с тобой в том бою много голов чужих уложили, но и меня чужая пуля достала. Ну ты уже раз за меня поручился, и я остался в «спецах», а не был списан. Профессия «кинолога» мне нравится, да и востребована она в МВД. Ехать мне особо то и некуда. Родители в селе в Рязани, там у них ещё кроме меня девять душ детей, так что всё равно самому мне строить свою судьбу. Я бы тоже вместе с Вами поехал. Возьмите меня пожалуйста». У Наташи от услышанного разговора заблестели глаза. Она как будто отвернулась к окну и быстро смахнула набежавшие слёзы. Володя Вагин поднялся с места и опустив голову тихо произнёс: «Простите меня, ребята. Я уже пообещал маме, что после контракта приеду домой. Она давно хочет внуков, я ведь у неё один, отец погиб в тайге, его медведь задрал, вот мы и жили вдвоём. Она не хотела, чтобы я и на контракт подписался, но честно скажу надо были деньги ей на операцию по зрению, и я остался. Простите меня, я с Вами всегда, но поеду осенью домой в Сибирь». «И я не смогу» поднялся Самсоненко: «Честно скажу, после того, чем мы там за речкой занимались, хотя и по приказу, и вроде бы за правду, но не хочу больше. Четыре года осенью закончу и домой. Простите за откровенность. Я не трус, но не могу больше. Пойду киномехаником у меня в кинотеатре дед мой работает, вот я его и заменю». «Егорыч, ну а ты?» спросил «кока» Бивнев. «Вы же знаете, Сан. Саныч, что ехать мне некуда. Маму мою мы вместе с Вами похоронили, спасибо Вам за помощь, я бы не справился сам. Комнату в общаге, где мы с мамой проживали, отдали другим. Мне и голову склонить негде. Я с Вами, если надо будет могу что угодно приготовить, ну и всё остальное, чему Вы меня научили, я не забыл и умею пользоваться. Я с Вами». «Хорошо, значит со мной в Ленинград кроме жены ещё четверо взрослых сыновей» разрядил обстановку командир. Ужин закончился. Завтра наступал обычный трудовой день на службе Родине.

    На Наташу возложили самые ответственные дела. В штабе не было человека на связи и плюс к этому за длительное время накопилось столько различных бумаг, которые просто сбрасывались при получении на длинный стол, что они стали попросту сыпаться уже на пол. Вот всё это и необходимо было разгребать и разносить по папкам хрупкой девушке. Наташа не жаловалась. Во время её службы в КГБ ей приходилось ночами сидеть над различными документами и если мужику такая работа была в тягость, то ей она даже доставляла удовольствие. Она любила бумаги и бумаги любили и поддавались её рукам. Бивнев ждал ротации. Дни проходили за днями. После ранения ему было достаточно тяжело заниматься тем, любимым когда-то ремеслом и боевой подготовкой, да и простой бег был ему в тягость теперь. Бойцы это понимали и старались всячески оградить своего командира от нестерпимой боли, которая каждый раз возникала на его лице при подходе к турнику или брусьям. Но Бивнев крепился и старался не падать ни духом, ни в грязь лицом. Но с собаками больше не бегал. Пришёл приказ на Куценко. Сан. Саныч долго внимательно читал его, как будто изучая знакомые буквы и так не смог до конца понять, какое же это преступление совершил его Иван? На посланный им запрос пришёл лаконично стандартный ответ с прямым намёком не лезть не в своё дело. Через три месяца на конец пришла ротация. К нему на смену приехал молодой старший лейтенант родом с Узбекистана Айдар Мурадов. Бывший замполит, погранец с горной заставы, имел уже награду—медаль за «БЗ». Бивневу он понравился сразу. С собой он привёл последнюю на этом учебном пункте группу из восьми узбеков, рослых, крепких, круглолицых и узкоглазых парней, очень сильно похожих друг на друга. Егоров не удержался и пошутил: «Как Вы их различать станете? Им надо бирки пришить к нагрудным карманам». «Разберёмся как ни будь» не зло ответил старший лейтенант.

    Все спецы, отслужившие свои срока службы, собирались домой и ждали только ротации командира, чтобы уехать вместе. Группа, собранная Бивневым из его же спецов, оставалась на месте, чтобы ждать официального вызова на новое место службы, которую обещал их командир. Через десять дней старший лейтенант приступил официально к обязанностям командира учебного подразделения. Вечером «Кок» приготовил прощальный ужин. С погребки принесли красного, чуть терпкого виноградного вина. Настроения не было ни у кого. Бивнев с Наташей уезжали утром в Ленинград, Арсентьев, Суша и Водопьянов в свой Донбасс, а остальная команда пока будет заниматься с вновь прибывшими новобранцами, готовя из них свою замену и настоящих помощников для старлея. Пили не много. Вспоминали свои выходы на зачистки, боестолкновения, погибших товарищей, мечтали только о хорошем, рассказывали о своих будущих работах на гражданке. Арсентьев сказал, что продолжит служить в милиции. Спали плохо. Утром на завтраке старались не глядеть друг другу в глаза, чтобы не дай Бог не показать чуть мокрые кончики глаз у каждого. Все понимали, что расстаются на всегда. Услужливый Ромик Галиев помогал всем с погрузкой, подал руку Наташе, помогая ей влезть в не совсем удобную для женщины кабину своего Газ 66ть. Саблюк открыл ворота, и машина тронулась. Пока пыль не перестала кружиться на грунтовой дороге после проезда машины, все провожающие стояли и махали ей в след головными уборами. Закончился целый период в жизни, начинался новый.

    Буква «Ш» в СМЕРШе, 5 букв, первая буква Ш — ответы на кроссворды и сканворды

    wordmap

    нет оценок

    шпион

    Слово «шпион» состоит из 5 букв:

    — первая буква Ш

    — вторая буква П

    — третья буква И

    — четвертая буква О

    — пятая буква Н

    Посмотреть значение слова «шпион» в словаре.

    Альтернативные варианты определений к слову «шпион», всего найдено — 50 вариантов:

    • «Засланец»
    • «Перекупщик» государственных тайн
    • Агент врага
    • Агент иностранной разведки или завербованный ею человек
    • Агент не нашей разведки
    • Агент разведки
    • Агент-нелегал
    • Вражеский агент
    • Детективный роман Джона Ле Карре «…, пришедший с холода»
    • Для него болтун — находка
    • Для них разведчик, а кто для нас?
    • Добытчик военных тайн
    • Другое название лазутчика
    • Его находка — это болтун
    • Жертва СМЕРШа
    • Живая «заноза» в стане врага
    • Замечательный человек Рихард Зорге — с точки зрения японских спецслужб
    • Засланный агент
    • Засланный казачок
    • Значение буквы «Ш» в аббр.
      СМЕРШ
    • Искатель болтунов
    • Их разведчик
    • Какая профессия объединяет Иисуса Навина, Вольтера, Даниэля Дефо, Бомарше, Джакомо Казанову и Д. И. Менделеева
    • Картина Василия Верещагина
    • Кто получает деньги за то, что вынюхивает и подглядывает?
    • Кто шифрует свои сообщения руководству?
    • Лазутчик из ЦРУ
    • Лазутчик по-другому
    • Наш разведчик за бугром
    • Не наш разведчик
    • Неблагозвучное название разведчика
    • Охотник за болтунами
    • Получающий деньги за военные тайны
    • Разведчик
    • Разведчик глазами врагов
    • Разведчик недружественного нам государства
    • Разведчик неприятеля
    • Разведчик с вражеской стороны
    • Резидент
    • Роман Джеймса Фенимора Купера
    • Роман Ф. Купера
    • Свой среди чужих
    • Секретный агент
    • Соглядатай
    • Тайный агент
    • Тайный агент по сыску, слежке за кем-нибудь
    • Томаса Альфредсона «…, выйди вон!»
    • Фильм Брайана Леванта «… по соседству»
    • Штирлиц по своей сути
    • Штирлиц по своей сути, если сбросить со счетов, то, что мы его любим

    Дополнительно

    • Слова из слова «шпион»
    • Рифма к слову «шпион»
    • Значение слова «шпион»
    • Определения слова «шпион»
    • Сочетаемость слова «шпион»
    • Ассоциации к слову «шпион»
    • Синонимы к слову «шпион»
    • Разбор по составу слова «шпион»
    • Разбор слова «шпион»
    • Перевод на английский «шпион»
    • Перевод на немецкий «шпион»

    Комментарии 0

    Только что искали:

    хутасрьл 2 секунды назад

    децтон 2 секунды назад

    старичок вздохнул 3 секунды назад

    перестеленного 3 секунды назад

    карлег 8 секунд назад

    изрекающие 8 секунд назад

    акванавт 9 секунд назад

    флагов 9 секунд назад

    адонилена 10 секунд назад

    водитель 11 секунд назад

    пронзал 11 секунд назад

    мушкетерскому 15 секунд назад

    вскипятить океан 15 секунд назад

    ямайкасы 16 секунд назад

    откиданною 16 секунд назад

    Ваша оценка

    Закрыть

    Спасибо за вашу оценку!

    Закрыть

    Последние игры в словабалдучепуху

    Имя Слово
    Угадано
    Время Откуда
    Игрок 1 конусообразность 144 слова 2 часа назад 83. 135.243.206
    Игрок 2 промазывание 79 слов 2 часа назад 83.135.243.206
    Игрок 3 beneath 0 слов 2 часа назад 109.252.159.97
    Игрок 4 напористость 69 слов 3 часа назад 83.135.243.206
    Игрок 5 трефа 8 слов 5 часов назад 213.110.143.127
    Игрок 6 секретаришка 5 слов 22 часа назад 178.159.125.167
    Камень комиссарство 27 слов 23 часа назад 212.66.43.224
    Играть в Слова!
    Имя Слово Счет Откуда
    Игрок 1 гарус 53:51 32 минуты назад 178. 207.231.41
    Игрок 2 налог 35:35 39 минут назад 178.207.231.41
    Игрок 3 цапка 51:51 48 минут назад 178.207.231.41
    Игрок 4 киска 59:54 53 минуты назад 178.207.231.41
    Игрок 5 ведро 51:52 1 час назад 178.207.231.41
    Игрок 6 ересь 48:48 1 час назад 176.59.104.50
    Игрок 7 уника 48:50 2 часа назад 37.144.39.1
    Играть в Балду!
    Имя Игра Вопросы Откуда
    Макс На одного 20 вопросов 16 часов назад 176. 96.225.157
    Макс На одного 5 вопросов 16 часов назад 176.96.225.157
    ДИМА На двоих 10 вопросов 22 часа назад 93.170.48.105
    Tvoya_mamka На одного 10 вопросов 1 день назад 141.98.138.0
    Анус На одного 20 вопросов 2 дня назад 109.161.50.205
    Соня На одного 10 вопросов 3 дня назад 217.66.156.62
    PL000040247703 На одного 20 вопросов 4 дня назад 37.225.54.147
    Играть в Чепуху!

    Интервью с ветераном ВОВ Авербух Борис (Бер) Яковлевич — НКВД и СМЕРШ

    Б. А. — Родился в 1922 году в Кишиневе, в семье фармацевтов.

    Мой отец в царское время работал в аптеке у хозяина в Чемышлие, а потом открыл свою собственную аптеку в нижней, рабочей части города. Папа умер от гриппа-«испанки» в 1925 году, и через несколько лет мама снова вышла замуж, мой отчим также был владельцем аптеки.

    Еще до прихода Советов в Бессарабию я закончил гимназию.

    Приход Советской власти не был для нас чем-то неожиданным, за день до того как начался «освободительный поход» мы с приятелем Мозесом Розенцвайгом слышали, как по «Радио Бухарест» объявили: «Завтра Красная Армия оккупирует Бессарабию».

    В 1940 году, после установления Советской власти, наш дом и аптеку национализировали, а нас просто выставили на улицу, но потом, видимо, сжалились, и разрешили занять в нашем же доме квартиру из двух свободных комнат.

    Почти всех кишиневских фармацевтов Советы вскоре арестовали как «угнетателей рабочего класса», но это было дикой чушью, никто из них не был эксплуататором, так как не имел наемной рабочей силы. Я поступил учиться в сельскохозяйственный институт и спустя несколько месяцев после начала учебы на меня кто-то донес, что я «буржуйского происхождения», но тем не менее меня не исключили из института, а только лишили стипендии. Через две недели после начала войны мы покинули Кишинев и вместе с тысячами другим беженцев двинулись на восток. Добрались до Одессы, откуда поездом после долгого пути мы добрались до Сталинграда, но город был переполнен беженцами, и мы, в числе других, на пароходе были отправлены по Волге в Астрахань, но и здесь нас не оставили. Вскоре мы оказались в Махачкале, откуда опять переплыли через Каспий и попали в Среднюю Азию. Мы продолжали скитаться, кочевали с места на место, Сталинабад, Ордженикдзебад, не имея никаких средств к существованию.

    А тех евреев, кто не успел бежать с Буковины и из Бессарабии от немцев и румын — ждала смерть. Например, мои дядя и тетя, Роза и Лев Ганкины, не смогли далеко уйти, попали под румынскую оккупацию и умерли от голода в концентрационном лагере Богдановка, куда их пригнали румыны. Там же, от голода и расстрелов, погибли многие наши друзья и бывшие соседи.

    В армию меня не призывали, так как я считался «западник»-«бессарабец», с нами в 1941 году в военкоматах даже разговаривать не хотели, мы были заклеймены как «ненадежные».

    Только весной 1942 года меня мобилизовали в Трудовую Армию и направили в Уральск, куда прибыл эвакуированный оборонный завод по производству морских мин.

    Сначала мы строили заводские цеха, а потом сами в них и работали на производстве. Инженерный состав завода был еще старый, «ленинградский», а в цехах работали только «западники» -трудармейцы, евреи Бессарабии, Польши, Западной Белоруссии и Прибалтики, которым Советская власть отказала в доверии, только из-за того, что мы родились не в том месте…

    Г.К. — Каким было отношение к трудармейцам из Вашего рабочего батальона?

    Б.А. — Нас более-менее сносно кормили, а жили мы в здании школы, где прямо в классах были сооружены нары. Работа была тяжелой, но тогда никто не жаловался на усталость, время было для всех трудное, голодное, военное, и мы знали, что всем сейчас нелегко.

    На работу мы ходили без конвоя, и, кстати, заводские ИТР и местные жители относились к нам без какой-либо враждебности. Но многих нахождение в глубоком тылу, в тот момент, когда идет битва с нашим кровным и заклятым врагом — угнетало, и в один день все евреи из Польши и Прибалтики решились на смелую авантюру, построились в колонну и пошли строем к зданию горисполкома, где стали требовать отправки и Польскую Армию или сразу на фронт…

    Такой демарш власть не прощала, сразу появилась милиция, энкэвэдэшники, и эту колонну вывели за город. Назад на завод никто из них не вернулся, и мы так толком ничего не узнали о судьбе этой группы «польских евреев»…

    Куда их отправили: в лагерь за колючую проволоку?, или на другой оборонный объект?- не знаю, но даже за своими вещами никому из них вернуться не дали.

    Я тоже не хотел оставаться в тылу, и любой ценой решил уйти на фронт.

    Из нашего рабочего батальона попасть в армию было просто невозможно. Рядом со мной на нарах спал бывший секретарь комсомола Румынии по фамилии Лейбович, но даже ему отказали в призыве. Мой родной брат, 1919 г.р., учившийся до прихода Советской власти в Бухарестском университете, тоже несколько раз пытался уйти на фронт добровольцем, но его в армию не взяли, хотя позже его перевели из Трудовой Армии служить переводчиком в лагере для румынских военнопленных в городе Асбесте.

    В начале осени сорок второго года я узнал, что есть постановление, обязывающее отправлять студентов из Трудармии на продолжение учебы в ВУЗах, имевших статус «оборонного значения». Я стал действовать, пришел в Уральский горвоенкомат, чтобы получить документы о освобождении из рядов «трудармейцев». Военком сразу понял, что я замыслил и сказал: «У тебя на заводе » железная бронь» от призыва, а как с завода уйдешь, ты бронь потеряешь…», но я к этому и стремился. Получив документы, я сел на поезд и поехал в Алма-Ату, уже как свободный человек, «студент», но вскоре после приезда в казахстанскую столицу я заболел брюшным тифом, месяц пролежал в больнице, и когда меня выписали, то я от слабости и голода еле ноги передвигал. Встал на учет в военкомате, попросил ускорить мой призыв, написал заявление как доброволец, и через месяц, уже как студент «не имеющий брони», был призван в армию в январе 1943 года. Из Алма-Атинского военкомата, нас привели на пересылку, где переодели в армейское обмундирование, и сразу, без направления в Алма-атинский окружной запасной полк, нас посадили в эшелон, составленный из товарных вагонов, и повезли на запад.

    Тот факт, что нас, не умеющих стрелять и окапываться, сразу повезли на фронт, меня не так поразил, как удивил личный состав моего призыва. Почти все новобранцы в нашем эшелоне (за редким исключением), были бандитами, мелкими уголовниками, шпаной и «бытовиками», только что выпущенными из мест заключения «в связи с призывом в Красную Армию».

    В моем вагоне ехали на фронт два еврея «из студентов» и пятьдесят амнистированных зэков.

    Чего только от них я не наслышался по дороге, и про «жидов, засевших в глухой обороне на базаре в Ташкенте», и про «жидов-комиссаров». Самое обидное, что Советская власть сама сознательно способствовала таким антисемитским настроениям, ведь так называемые «жиды, окопавшиеся в Ташкенте», мужчины-евреи призывного возраста — поголовно были беженцами — «западниками», которых власть не хотела призывать в Красную Армию, и эта власть всех «поляков» и «бессарабцев» одним росчерком пера зачислила в категорию СОЭ — ненадежный «социально опасный элемент». В сорок втором году все же начался призыв «прибалтов» в национальные стрелковые дивизии. Только в конце 1943 года военкоматы стали потихоньку призывать в армию «польских евреев», в основном уроженцев Западной Белоруссии и Западной Украины, и направляли их служить не только в Красную Армию, но и в части Войска Польского и в чехословацкую бригаду, а для «румынских евреев»-«бессарабцев» до самого конца войны существовал запрет на армейский призыв. Причем этот запрет не был секретным, и несколько моих товарищей по гимназии так и провели всю войну, вкалывая ежедневно до седьмого пота на оборонных предприятиях, в шахтах или на лесоповале в составе Трудовой Армии…

    Ехали через Актюбинск на Москву, а потом нас повернули на Харьков, на Юго-Западный фронт. Когда мы туда прибыли, то оказывается, что нас не ждали, наш эшелон с пополнением, вообще, «в списках не значился», а потом еще выяснилось, что никто из нас не прошел даже минимального первоначального красноармейского курса обучения. На месте нас стали распределять по фронтовым запасным частям, я сначала попал в ЗАПе в роту минометчиков, потом меня отправили в учбат стрелковой дивизии, готовивший сержантский состав для пехоты. Командовал нашим учебным батальном майор Адамов, замполитом был капитан Зильберг. Когда медицинская комиссия отбирала солдат в учбат, то врач учбата, спросил меня, не являюсь ли я бывшим студентом, и когда узнал, что я учился на 2-м курсе, а до войны неплохо знал все что связано с фармацевтикой, так сразу назначил меня батальонным санинструктором.

    В бой наш учбат вступил только в середине лета 1943 года, а до этого шла обычная подготовка сержантская состава, каждые 3 месяца выпускалось в части очередные 300-400 новых сержантов, но жернова войны быстро перемалывали людские резервы, и бойцов, непосредственно на самой передовой линии, всегда катастрофически не хватало.

    Г.К. — Насколько тяжелой была служба в учебном батальоне?

    Б.А. — Не все ребята выдерживали нагрузки и особенно моральное напряжение, ведь все знали, что из этого учбата есть только одна дорога, в пехоту, в первую траншею, где смерть или тяжелое ранение неизбежны. Еще до того как нас вывели на передовую, застрелилось двое бойцов, помню их фамилии: Власов и Давыдов. Один из них смог покончить с собой выстрелом из автомата. Комсорг батальона также погиб, так и не успев принять участие в боях, во время чистки оружия случайным выстрелом ранил себя в живот и скончался затем в санбате.

    Гоняли нас в этом учебном батальоне очень сильно, у одного красноармейца, еврея по национальности, стали опухать ноги, так врач батальона обвинил его в предумышленном членовредительстве, мол, специально глотает мыло, чтобы заболеть, и парня отправили в трибунал, а оттуда уже в штрафную роту, но это ведь был нелепый и дикий поклеп, все знали что у «мыльников» совсем другие симптомы, при чем тут ноги, но вот и он «попал под раздачу» ни за что, ни про что… Люди прибывали в учбат из тыловых запасных полков, измученные голодом и муштрой, находясь на пределе физических возможностей, а у нас хоть кормили нормально, но боевая подготовка выматывала бойцов.

    Помню, как в июне 1943 года прибыло пополнение из Уфы, семнадцатилетние ребята, изголодавшие в «запасном полку» и внешне выглядевшие, как «синие скелеты»…

    Г.К. — Когда учебный батальон стали использовать как обычную стрелковую часть?

    Б.А. — Учбат стрелковой дивизии не был отдельным, всегда считался обычной линейной стрелковой частью, и это была повсеместная практика — во время наступления учебный батальон вел бои, как и все, а в обороне был резервом комдива.

    В июле 1943 года нас подняли по тревоге, мы совершили 70 километровый марш-бросок, шли в дикую жару, без отдыха и долгих перекуров, добрались до какой-то станции, нас посадили в эшелон и привезли на станцию Валуйки, которую беспрерывно бомбили. Мы выгружались под бомбежкой, нам приказали рассредоточиться.

    Помню, как в деревне Старая Еремовка заскочил в хату, а там тысячи коробок от португальских сардин. Мы обрадовались, думали, вот сейчас поедим, а коробки оказались пустыми, немцы просто из пустых консервных жестянок выложили «стену»…

    Немцы видно заметили дым от нашей полевой кухни и уже скоро прилетели десять пикировщиков и стали бомбить деревню. В этот момент вплотную к хате разорвалась крупная авиационная бомба, и хата стала рушиться прямо на наши головы…

    Мне повезло, я отделался только сильной контузией, но в этой бомбежке учбат потерял убитыми и ранеными почти половину своего состава.

    Мы потом собрали трупы товарищей и похоронили их в общей братской могиле.

    Потом пошла череда боев, мы наступали, несли тяжелые потери, а потом уперлись в Днепр.

    Нам приказали форсировать реку, мы сами вязали самодельные плоты и ночью стали переправляться. Немцы закидывали нас минами, расстреливали на воде из пулеметов, а многие бойцы не умели плавать и камнем шли на дно, после того как немцы разбивали своим огнем хилые плоты. Те, кому повезло живыми добраться до правого берега Днепра, были встречены огнем в упор. Там до нас уже пытались высадиться наши штрафники, и весь берег был завален их трупами. Немцы нас ждали…Тяжелые воспоминания…

    Но самые тяжелые бои были уже на Никопольском плацдарме, в районе села Китайгородка, где мы захватили траншеи в неудачном месте, в низине, там немцы держали позиции над нами и сверху закидывали нас минами, били по нам, как в тире… Было на плацдарме холодно, голодно, довольно тоскливо… Пришлось еще испытать на своей шкуре — что такое танковая атака, когда на нас пустили «тигры»… До сих пор не могу забыть ночной бой в районе этой Китайгородки.

    Это было нечто страшное, все перемешалось, все стреляли в темноте наугад, не разбирая, где свои, где чужие, и точно не видя, куда летят наши пули. Огонь с четырех сторон…

    Г.К. — Как из пехоты попали в СМЕРШ?

    Б.А. — В батальоне знали, что я свободно владею немецким языком, и в конце 1943 года прямо в первой траншее появился старший лейтенант-«особист» и стал у меня допытываться, кто я, где призывался, за что награжден медалью, и откуда знаю немецкий язык.

    Через несколько недель на рассвете меня зовет к себе взводный и, показывая на стоящего рядом с ним автоматчика, приказывает: «Следуй за ним». И только мы с автоматчиком вылезли из окопов, как немцы нас заметили и стали бить по нам из минометов.

    Зачем меня вызвали и куда ведут, я понятия не имел, но, пройдя километров семь, мы добрались до штаба дивизии, где автоматчик «передал» меня какому-то лейтенанту. Рядом с лейтенантом стоял старшина, который задал офицеру вопрос: «А как этого оформлять? Как его кормить? Как задержанного, или как своего?». И только тут я понял, что меня привели в СМЕРШ.

    Завели в блиндаж, в котором находился майор, начальник отдела контрразведки СМЕРШ нашей дивизии. Майор, задав «дежурные вопросы», кто такой и так далее, вдруг спросил в суровом тоне: «Если мы тебя завтра в румынский тыл на парашюте сбросим, ты готов к выполнению такого задания?!», и я ответил: «Так точно! Готов!», плохо представляя, как я буду прыгать в тыл врага, без парашютной подготовки. После этого мне дали сопровождающего, который повел меня дальше в тыл. Пришли в село Марьевка, где разместился штаб нашей 8-й гвардейской Армии. Здесь, уже в армейском отделе КР СМЕРШ, со мной разговаривал пожилой подполковник по фамилии Цвигун: «Вы Авербух? Знаете немецкий язык? Вот вам документы, переведите, о чем здесь говорится?». Я взял в руки несколько листов немецких документов, на которых стоял гриф «Совершенно секретно», и на первом листке был текст с пометкой «Для всех офицеров вермахта», в котором немецкие офицеры оповещались, что «на стороне вермахта воюют калмыцкие подразделения, которые прекрасно зарекомендовали себя в боях, являются верными соратниками и командует калмыками капитан такой-то, и следует относиться к калмыцким подразделениям, как к самым преданным и верным союзникам»… Я перевел этот текст.

    Мне приказали явиться к начальнику «немецкого отдела» контрразведки СМЕРШ 8-й гв. Армии. Я был зачислен в отдел на должность переводчика, но никаких «особых» документов подтверждающих мою службу в отделе контрразведке, кроме отпечатанной на машинке справки, я не имел. Текст справки гласил следующее: «Сержант Б.Я. Авербух является переводчиком отдела СМЕРШ 8-й гв. Армии, и имеет право на проверку любого военнослужащего Красной Армии»…

    Г.К. — Что такое «немецкий отдел» армейской контрразведки?

    Б.А. — Отдел КР СМЕРШ армии Чуйкова делился на два подразделения: «немецкий» и «русский» отделы. Наш отдел — «немецкий» — занимался только пленными немцами, а «русский отдел » — военнослужащими Красной Армии обвиненными в трусости, измене, шпионаже, антисоветской пропаганде и предательстве, а также бывшими гражданами СССР, находившимися на службе у противника. И хоть оба этих отдела, как говорится, находились «на одной улице», никто из нас, рядовых работников, не рисковал проявлять любопытство и в какой-то мере интересоваться, а что там, в соседнем отделе, творится, кого «взяли», что за дела ведут, это была своя полная автономия, куда нос совать было чревато. Руководил контрразведкой армии генерал-майор Витков.

    Начальником «немецкого отдела» СМЕРШ был майор Андруков, порядочный, симпатичный русский человек, ушедший из жизни в апреле 1945. Его смерть была до обидного нелепой. Андруков лично готовил группу, задачей которой ставился захват руководства рейха в Берлине, но внезапно слег с перитонитом и скончался от этой напасти. Перед смертью он позвал нас проститься с ним. Мы похоронили майора Андрукова в немецком городе Зоненберг…

    Его заместителем был капитан Мордвинов, кубанский казак, который ненавидел евреев всей душой, и мое присутствие в отделе периодически вызвало у него приступы неприкрытой злости. Кроме того моим непосредственным начальником являлся старший лейтенант Трайдук, украинец, бывший комсомольский секретарь из Ворошиловграда, попавший в «особисты» из шифровальщиков. Трайдук на меня все время косился с подозрением, а потом, когда увидел, как я случайно встретил на какой-то станции своих товарищей по стрелковому батальону, и как они кинулись меня обнимать, то произнес: «А ты свой, настоящий парень… На других евреев не похож…». Судьба Трайдука сложилась трагически, хотя войну он прошел без единой царапины.

    В августе 1945 года он сошел с ума, его увезли в госпиталь. Причина помешательства Трайдука была довольно странной: когда сообщили что американцы сбросили на Японию атомную бомбу, то он впал в прострацию, лежал в кровати и все время повторял: «Не может быть. Теперь они нас смогут победить. Не может быть…». Пару дней все думали, что это просто блажь с перепоя, но когда Трайдук стал окончательно заговариваться и вести себя неадекватно, то прибыли медики из армейского госпиталя и сказали, что старший лейтенант «съехал с катушек», и забрали его.

    Кроме меня в «немецком отделе» был еще один штатный переводчик, из «кадровых чекистов». Армейский отдел контрразведки имел свою следственную часть, которой командовал майор Остромобильский, и в подчинении которого находилось человек 5-7 следователей.

    Были свои оперативные работники и своя рота охраны, писаря, машинистки, делопроизводители, и если попытаться подсчитать личный состав всего отдела КР нашей 8-й Армии, то получится меньше ста человек…

    Г. К. — С чего начиналась Ваша служба в качестве переводчика отдела контрразведки?

    Б.А. — Мои служебные функции были простыми — переводить на допросах пленных, переводить захваченные штабные и прочие документы. Интенсивность допросов была разная, например, когда мы стояли в селе Ново-Покровское, то приходилось в день переводить на 10-12 допросах, и там среди немцев попадались «факельщики» и каратели.

    Также меня могли привлечь к переводу на суде военного трибунала, так, например, в Гарволине я переводил в трибунале, когда судили немецкого унтер-офицера, обвиненного в участии в массовых расстрелах советских людей, он участвовал в акция по уничтожению еврейского населения и лично убивал. Его вина была полностью доказана и унтера приговорили к повешению…

    Г.К. — Как вели себя на допросах немцы в 1944- 1945 годах? Как держались?

    Б.А. — Возможно вы сейчас удивитесь, но я скажу следующее. Мне пришлось переводить на сотнях допросов, и почти до самой капитуляции, все немцы свято верили, что Германии победит, они постоянно упоминали о новом секретном сверхоружии, которое пообещал Гитлер, и пленные были уверены, что это «оружие» поможет им взять вверх над нами…

    Весной 1945 года переводил на допросе немца, ученого-ракетчика, который сказал буквально следующее: «Мы тут с вами сидим, разговариваем, а в это время над нами в воздухе летят три реактивных «мессершмитта». Вам нас не победить»…

    А мы тогда и не знали, что у немцев появились реактивные истребители.

    Допрашиваем немецкого летчика-аса, кавалера Золотого Креста. В плен он попал не в бою, а случайно, два немецких самолета столкнулись в воздухе, и ему пришлось спасаться на парашюте. Летчик держался на допросе очень спокойно и гордо, и нас «заверил»: «Будьте спокойны. Мы все равно вас победим!».

    При этом, все немцы, даже самые отпетые фанатики, на допросах давали исчерпывающие ответы на вопросы следователей, и отношение к немцам было корректным. Кормили арестованных немцев также как и простых красноармейцев, с одной полевой кухни.

    Мордобой на допросах использовался крайне редко, и только в том случае, если слишком наглый немец попадался…

    Г.К. — Скажем, пленного немца допросили, получили нужную информацию. Какова была дальнейшая судьба пленного? В трибунал, на сборный пункт военнопленных, или «к стенке»?

    Б.А. — Любой из этих вариантов, перечисленных вами, мог иметь место. Не было никакой отчетности, сколько немцев привели в отдел СМЕРШа и сколько потом передано на пункт сбора военнопленных или в трибунал. Судьбу немцев после окончания допросов решал капитан Мордвинов, он определял, кто «уже лишний», а кому жить дальше…

    Помню как решали — как поступить с гестаповцем Крамером, это был пожилой немец, руководивший в свое время депортацией евреев Праги в лагеря уничтожения. Этот Крамер был уже выжившим из ума, в трибунале возиться с сумасшедшим тоже никто не хотел, и тогда Мордвинов приказал: «гестаповца в расход». Обычно «лишних» пристреливали бойцы-автоматчики из роты охраны армейского СМЕРШа. Среди них был один бывший партизан, двадцатилетний парень Адам Кричмарек, вся семья которого погибла в Варшавском гетто, так он был у нас главным «исполнителем», другими словами — сам вызывался «сопроводить лишнего немца в ближайший лес»…В принципе, тогда все происходящее все было справедливым, «невинные ангелочки» среди немцев, без крови на руках, в СМЕРШ не попадались… Каждый понес свою кару…

    Г. К. — «Власовцы» или диверсанты из перешедших на немецкую сторону бывших бойцов РККА также попадали на следствие в Ваш отдел?

    Б.А. — Чтобы к нам приводили «власовцев» я такого не помню. Это вообще в войну было маловероятно, чтобы «власовца» живым довели до штаба армии?

    Как правило, их пристреливали сразу после пленения или во время конвоирования.

    А диверсантами и прочими изменниками из бывших сограждан занимался соседний «русский отдел» имевший своих следователей и оперативников. Там служили весьма свирепые ребята, не знавшие жалости и снисхождения, но еще раз повторюсь, даже просто интересоваться работой этого отдела было чревато, каждый отдел жил своей жизнью и занимался только своей работой в ограниченных инструкциями рамках. Никто никому не задавал лишних вопросов…

    Это СМЕРШ, здесь всегда свои «правила хорошего тона»…

    В свое время мне попалась для перевода секретная брошюра выпущенная для подготовки офицеров Абвера, и там в тексте была одна фраза — «… офицер немецкой контрразведки должен знать только то, что он должен знать…». Мой начальник Трайдук так и не смог понять смысл этого предложения.

    Г.К. — Насколько в армии был силен страх перед СМЕРШем?

    Насколько работники контрразведки были «независимы» от армейского начальства?

    Б.А. — Редко кто мог себе позволить «плевать на «особистов» с высокой колокольни».

    Права у СМЕРШа были почти не ограничены, но и сами «особисты» не могли быть все время над законом. Сразу после войны был арестован начальник отдела контрразведки 8-й гв. Армии генерал Витков и комендант штаба капитан Орлик, боевой и бесшабашный офицер, родом из Харькова. Причины ареста и дальнейшую судьбу этих людей нам никто не сообщил, ходили потом слухи, что они «погорели на трофеях»…

    И в контрразведке иногда «исчезали» люди, потом выяснялось, что такой-то арестован и отдан под трибунал. Но к своим у «особистов» были и «скидки», в 1946 году одного майора-«смершевца» просто вышибли из Германии за роман с немкой-аристократкой, а будь на его месте простой пехотный офицер, дело могло бы закончиться и трибуналом, так как по приказу командующего ОГСВГ были запрещены «неслужебные контакты» и «сожительство с немками», это приравнивалось, ни много, ни мало, к «измене Родине».

    У нас один еврей, штабной парикмахер, стал встречаться с немкой, и она от него забеременела. Парикмахер обратился в СМЕРШ с просьбой разрешить ему жениться на немке, а на следующий день он просто исчез…Арестовали по-тихому, а что с ним стало дальше?…

    Да и в самом отделе КР иногда плелись хитрые интриги, один «подставлял» другого, проводились всякие подлые проверки «бдительности и надежности» личного состава отдела.

    Я, простой сержант-переводчик, старался держаться как можно дальше от офицеров отдела, и ни во что не вникать, чтобы не попасть в «разработку», так как понимал, что если узнают, что я скрыл свое социальное происхождение, это хорошим не кончится.

    Но была у нас в штабе армии одна женщина, старший лейтенант, военфельдшер, которая ходила с орденом Ленина на гимнастерке, который она получила, якобы за то, что вынесла с поля боя сотню раненых с оружием. Над этим орденом все потешались, эта военфельдшер поле боя за всю войну ни разу не видела, ее «боевые действия» происходили только в штабе, в генеральских кроватях, но она нескольким людям судьбу покалечила, видимо, по указке начальника СМЕРШа.

    Один раз, уже после войны, когда мы стояли в Веймаре, эта военфельдшер решила и меня «подвести под трибунал». Была арестована группа немецких девушек 16-18 лет, предположительно завербованных в «Верфольф», всех их посадили в глубокую яму, и стали допрашивать. Так выполнялся приказ Берии о массовой проверке немецкой молодежи, членов «Гитлерюгенда» оказавшихся на территории занятой нашими войсками.

    Трое из них сразу согласились на сотрудничество со СМЕРШем, и как-то одна из этих девушек заходит в комнату где я находился, и начинает мне рассказывать, что вот ее изнасиловали наши танкисты, а я не такой, я порядочный, и, фактически в открытую, начинает предлагать себя.

    Сразу понял, что здесь что-то не так, и когда внезапно открылась дверь, и в комнату зашла эта военфельдшер-провокатор, то все стало на свои места. Это была подстава, за дверью только и ждали, когда я наброшусь на эту молодую немку.

    Не все старшие командиры боялись СМЕРШ, например, наш командарм Чуйков имел огромный авторитет, и не боялся никого. Это был легендарный человек. Иногда мы по утрам наблюдали, как Чуйков ездит на лошади рядом со штабом армии, и в этих конных выездках его всегда сопровождал капитан-адъютант, родной брат Чуйкова.

    Г.К. — Общаться с командармом не доводилось?

    Б.А. — Нет. У Чуйкова в штабе были свои переводчики. Но один раз довелось увидеть Чуйкова близко. Второго мая 1945 года всем штабу армии приказали собраться в большом зале здания. Пришло в этот зал примерно человек восемьсот. Появился Чуйков со всеми своими заместителями, и тут я впервые увидел командарма, а также генерала Вайнруба.

    Чуйков молча постоял минуту, а потом вместе со свитой развернулся и покинул зал.

    Никто не произносил никаких слов, не было речей. Мы поняли, что так командарм вместе с нами помянул минутой молчания всех бойцов и офицеров 8-й гв. Армии погибших в берлинских боях.

    Из большого начальства мне пришлось «пообщаться» только с начальником контрразведки фронта генералом Вадисом и его заместителем генералом Зелениным. После войны, когда эти два генерала смотрели «трофейные» немецкие кинокартины, меня привлекали к синхронному переводу во время просмотра фильмов.

    Г.К. — Немцы после войны легко шли на вербовку и на сотрудничество с нашими армейскими спецслужбами?

    Б.А. — Я был далек от оперативной работы, так что мало что могу сказать на ваш вопрос.

    Методы склонения немцев к сотрудничеству были разными, например, как-то в Веймар привезли под охраной рыжеволосую немку. Потом стало известно, что это дочь Паулюса, и через нее «хотели повлиять» на фельдмаршала, заставить Паулюса выступить на Нюрнбергском процессе и заклеймить вермахт, как «преступную организацию»…Что добавить…

    Немцы соревновались в доносах друг на друга, только если раньше обыватели «стучали» в гестапо, то теперь доносили в СМЕРШ и в городские комендатуры…

     

    Г.К. — «Немецкий отдел» СМЕРШа 8-й Армии привлекался для проведения специальных операций во время штурма Берлина?

    Б.А. — Безусловно… Покойный Андруков, например, по указанию командования готовил спецгруппу, мечтал лично «поймать Гитлера», но не сложилось.

    Вся деятельность отдела на территории Германии изобиловала интересными случаями и нестандартными ситуациями. В районе Вильгельдан был случайно обнаружен настоящий подземный город, все выглядело как обычная станция метро, и наше командование подумало, что именно здесь спрятан золотой запас рейха. Наша группа получила приказ пройти по коридору, ведущему от «города» в направлении на запад. Мы долго шли по узкому коридору, пока тропинка не оборвалась, и мы не уперлись в яму. Спустили вниз на веревке бойца, но в яме ничего не оказалось, нам пришлось вернуться назад. Обнаруженные подземные секретные тоннели вели к Берлину на протяжении 60 километров.

    В Берлине отделом КР армии был захвачен «штаб Гиммлера». Утром колонна «виллисов» (в каждой машине кроме водителя еще два человека), двинулась по улицам города в сторону рейхсканцелярии, справа от нас горел аэродром Темпельгоф. Водители вели машины так, будто родились в Берлине. Мы кинулись в здание, я с Мордвиновым сразу на 2-й этаж, где немец, унтер, стоявший на посту, даже не стал сопротивляться.

    Мордвинов забрал у него пистолет «вальтер» и передал его мне.

    Нами был захвачен один из подручных Гебельса, главный после него пропагандист рейха Ханс Фриче, и генерал Витков стал допрашивать его на месте, я переводил.

    На вопрос: «Когда вы последний раз видели Гитлера?», Фриче ответил: «Скорее всего фюрера уже нет в живых. Сорок восемь часов тому назад, я видел как солдаты СС несли канистры с бензином, и не трудно догадаться…, для чего»…Я повел Фриче вниз, к нашим машинам, он шел спокойно, подбрасывая в руках серебряную монету, а потом спросил: «Что будет со мной?», и я ответил ему прямо: «Вашу судьбу решит командование».

    3-го мая было получено очередное задание — захватить документы на даче Гебельса в Ванзее.

    Уже было известно, что Гебельс мертв. Мы точно знали куда ехать, но когда прибыли на место то удивились, ожидали увидеть роскошную виллу, а попали в скромный маленький дачный домик, заставленный бедной мебелью. Никаких документов или трофеев на даче Гебельса мы не обнаружили, я забрал фотографии его дочек, которые передал командованию. Запомнился белый ботинок-протез, который «остался без хозяина». В тот же день мне довелось побывать в еще горящем рейхстаге, добрались до четвертого этажа, но там все было в дыму.

    Расписываться на стенах рейхстага я почему-то не стал…

    Г.К. — Многие фронтовики в своих интервью говорят, что полковые и дивизионные оперуполномоченные отдела СМЕРШ только «шили дела» по поводу и без, и увешивали себя орденами, не совершая на фронте ничего героического.

    Ваше отношение к подобным высказываниям?

    Б.А. — Насчет орденов — я с ними соглашусь. В СМЕРШе для офицеров на ордена не скупились, и никто не мог понять, как «работает наградная кухня» в отделе контрразведки. Старший лейтенант Трайдук за полтора года получил четыре боевых ордена, при этом ни разу не был на передовой. Он, ни разу не ходивший за линию фронта и не принимавший участия в ликвидации какой-либо диверсионной группы, имел боевых наград на кителе больше, чем любой стрелковый комбат.

    Рядовых красноармейцев и сержантов, служивших в СМЕРШе, почти не награждали, только в самом конце войны отметили несколько человек орденами и медалями.

    Я пришел в контрразведку с боевой медалью, и в мае 1945 года за участие в спецоперации во время штурма Берлина меня наградили орденом Красной Звезды.

    А вот насчет огульной негативной оценки деятельности Особых Отделов — это откровенный перебор. Количество обезвреженных органами контрразведки предателей, диверсантов, шпионов, карателей и прочей сволочи — говорит само за себя.

    Конечно, деятельность смершевцев непосредственно в передовых частях, была неоднозначной, там действительно было много произвола, как тогда говорили — «лес рубят, щепки летят», под трибунал на войне отдавали и подводили за любую мелочь.

    В СМЕРШе служили разные люди, были и такие сволочи, кто «шил дела», но были и порядочные и справедливые, те, кто рисковал жизнью и честно выполнял свой офицерский долг. Я всяких повидал. На эту тему можно говорить долго, но каждый останется при своем мнении…

    Г.К. — Как Вы можете охарактеризовать отношение армии к гражданскому населению?

    Б.А. — Всякое случалось на первых порах после вторжения в Германию.

    Я помню, что творилось первые три дня после захвата Штеттина, все дороги были покрыты перьями от перин, на подходах к городу были поставлены плакаты — «Кровь за кровь!», а трупы гражданских тут и там не вызывали ни у кого удивления. Как будто монгольская орда прошла.

    А когда командованию стало ясно, что пришла пора срочно обуздать мстительный порыв передовых частей, тогда и появился приказ маршала Жукова — «За насилие и мародерство — отдавать под трибунал и расстреливать»…

    Затем появилась статья Александрова «Товарищ Эренбург упрощает», и командиры вместе с политработниками и трибунальцами смогли вернуть дисциплину в армейских частях.

     

    Г.К. — Сам факт, что из пехоты Вы попали служить переводчиком в подразделение СМЕРШ, как Вами воспринимался? Насколько опасной была Ваша служба в ОКР?

    Б.А. — Я туда сам служить не напрашивался. Мне отдали приказ, я его выполнил. Конечно, на передовой, в пехоте, меня бы непременно убило, а так, волею случая, я уцелел на войне…

    До Берлина оставалось километров шестьдесят, и тут я случайно столкнулся в штабе армии с лейтенантом-«смершевцем» из моего полка, который первым проверял меня на Никопольском плацдарме. Я спросил его: «Как там мой батальон?», а он в ответ махнул рукой и произнес: «Никого не осталось»… В СМЕРШе у меня было всего несколько случаев, когда я мог погибнуть, а в пехоте у рядового бойца каждый день был как последний.

    Погибнуть можно было везде, и на передовой, и в армейском тылу, смерть не всегда разбирала — кто, где, когда и кого первым к себе прибрать…

    Кстати, один раз Трайдук фактически спас мне жизнь, мы шли по лесу, и я увидел на земле приоткрытую полированную деревянную коробку, и только потянулся к ней, как Трайдук закричал: «Не закрывай! Это мина!», так и оказалось…

    В самом конце войны, я чуть не погиб по-глупому. Во Франфуркт-на-Одере на территории конюшни был устроен временный лагерь для военнопленных, там собрали примерно тысячу немцев. Мы весной 1945 года все немного «расслабились», так как привыкли наблюдать, как тысячные колонны пленных спокойно идут в наш тыл под конвоем из семи-десяти бойцов, и мы, вообще, перестали чего-либо бояться. Я зашел на территорию лагеря один, и сам не заметил, как немцы окружили меня «стеной» со всех сторон, да так грамотно это сделали, что охране лагеря я не был виден. И тут один верзила двухметрового роста валит меня на землю и начинает душить… Уже через несколько секунд раздался выстрел, пуля попала немцу прямо в лоб, и мертвый детина завалился на землю рядом со мной, а остальные отхлынули по сторонам.

    Спас меня офицер из нашего отдела, лейтенант Гусев, молодой, смекалистый парнишка. Оказывается, он негласно меня страховал, и когда немцы «закрыли» меня, сразу почувствовал неладное, поднялся на вышку и с расстояния ста метров, первым же выстрелом попал в этого «героя рейха». Посмотрели документы у убитого, думали эсэсовец, а оказался военфельдшером…

    Г.К. — После войны Вам не предлагали офицерскую карьеру в контрразведке?

    Как, вообще, складывалась Ваша жизнь в послевоенное время?

    Б.А. — Предлагали, даже хотели послать на офицерские курсы, но я, как мог, откручивался от таких предложений, так как не хотел служить в СМЕРШе по многим причинам, но в первую очередь опасался, что когда станут дотошно изучать мое личное дело уже «в мирных условиях», то факт сокрытия «непролетарского социального происхождения» мне дорого обойдется.

    В 1946 году в Группе оккупационных войск в Германии стали довольно интенсивно арестовывать евреев, обычно из бывших «западников», им вменяли в вину «измену Родине», якобы, за намерение сбежать в Палестину через американскую оккупационную зону, и когда одного такого, старшего сержанта, провели под конвоем мимо меня, я понял, что и меня в любой момент могут вот так арестовать и обвинить в чем угодно…

    Я попадал под указ о демобилизации из армии как бывший студент, но «уйти на гражданку» получилось только в 1946 году. Незадолго до этого брат написал мне письмо — «… если надумаешь демобилизоваться, поезжай в Москву, к родителям моей жены, они тебя примут…». Так я и сделал. В СМЕРШе мне выдали справку, что я служил переводчиком в отделе контрразведки, и на прощание капитан Мордвинов вдруг произнес: «Если тебе на «гражданке» не понравится, то в течение месяца ты можешь вернуться к нам»…

    Поехал в Москву, решил поступить на учебу в институт иностранных языков.

    Ректор при приеме посмотрел на меня: «А вы, вообще, советский гражданин?», … я был одет в приличный заграничный костюм, привезенный из Германии, и это его озадачило, так как подавляющее большинство демобилизованных еще долго донашивали кителя и гимнастерки. Приняли меня в ИнЯз без долгой волокиты: демобилизованный фронтовик, орденоносец, знает несколько языков, бывший студент, раз в СМЕРШе служил — значит, проверен и благонадежен, так что тут не к чему было докопаться, по закону обязаны были зачислить.

    Я стал студентом 1-го курса немецкого отделения института иностранных языков.

    В группе 15 человек — почти все студенты были из семей профессуры или посольской номенклатуры, но были и дети крупных руководителей страны, со мной в одной группе училась, например, дочь министра тяжелой промышленности Малышева. Из нашей группы готовили «референтов». На всю группу — только двое «без роду и племени», не имеющих отношения к «элите»: я и еще один парень — еврей, из бывших диверсантов, мой одногодок, кавалер нескольких орденов. Это был молчаливый, совсем седой парень, и как-то в откровенном разговоре он мне сказал, что три года провоевал в немецком тылу.

    Но через год я решил оставить учебу и вернулся в Кишинев. Восстановился на учебе в своем сельскохозяйственном институте, на факультете виноделия и виноградарства. В 1951 году стал работать в Кишиневском филиале Всесоюзного института виноделия (сам институт находился в Ялте), в 1955 году стал заведующим лаборатории республиканского ВинТреста, а потом работал в НИИ виноделия, и за организацию первого в СССР поточного производства хереса был удостоен Госпремии. В 1972 году родной брат уехал в Израиль, а в 1979 году я решил уехать из СССР и подал прошение на выезд в ОВИРе. Меня вызвали в республиканское КГБ, и там один полковник начал меня «уламывать»: «Ваш брат уехал, а сейчас и вы за ним… Что вам не хватает? Мы всем вас обеспечим, только попросите. Мы предлагаем вам написать статью с осуждением эмиграции. Это в ваших интересах. Откажетесь — пожалеете».

    Я сказал ему, что мне всего хватает, от Советской власти мне ничего не нужно, но ничего никуда писать не буду, и полковник мне клятвенно пообещал, что меня никогда из СССР не выпустят.

    Я смотрел на этого «лопающегося» от своей важности полковника и усмехался про себя, ну куда ему до наших офицеров СМЕРШа из 8-й гвардейской Армии, те были орлы хоть куда, а этот — …, измельчал нынче народ… Уже тридцать лет как я живу со своей семьей на исторической Родине.

    Интервью и лит.обработка:Г. Койфман

    смерш — Перевод на английский — примеры русский

    Премиум История Избранное

    Реклама

    Скачать для Windows Это бесплатно

    Загрузите наше бесплатное приложение

    Реклама

    Реклама

    Нет объявлений с Премиум

    Французский

    Арабский Немецкий Английский испанский Французский иврит итальянский Японский Голландский польский португальский румынский Русский Шведский турецкий украинец китайский

    Английский

    Синонимы арабский Немецкий Английский испанский Французский иврит итальянский Японский Голландский польский португальский румынский Русский Шведский турецкий украинец китайский язык Украинский

    Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.

    Эти примеры могут содержать разговорные слова на основе вашего поиска.

    СМЕРШ

    Interrogé par le SMERSH , l’homme révéla que l’uranium était à Neustadt.

    На допросе СМЕРШ мужчина показал, что уран находится в Нойштадте.

    Les questions opérationnelles des équipes furentfectées au SMERSH , военная контрразведывательная организация.

    Оперативные вопросы по бригадам были возложены на СМЕРШ войсковой контрразведки.

    Смерш va vraiment être très en colère.

    Смерш будет очень недоволен этими деньгами.

    Смерш croyait que vous gagneriez au baccara.

    Смерш верил, что можно выиграть в баккару.

    Le jour où Smersh a enfin éliminé le James Bond original.

    День Смерш окончательно устранил оригинального Джеймса Бонда.

    Ты заключенный Смерш .

    Вы заключенный Смерш .

    СМЕРШ АК/ВОГ Комплект снаряжения местности.

    СМЕРШ АК/ВОГ Комплект полевого снаряжения.

    Vous entrez dans Smersh , le quartier général du Dr Noah.

    Теперь вы входите в штаб-квартиру Смерш доктора Ноя.

    Accueil Bretelles d’équipement tactiques russes smersh sposn sso airsoft

    Главная Российская тактическая экипировка погоны смерш спосн ссо страйкбол

    Quelque 25000 комбатантов подпольных подпольных войск, не 300 высших офицеров армии внутренних дел, захваченных в плен подразделениями НКВД и оперативными группами СМЕРШ осенью 1944 г. , подчиненных массовым депортациям против гулагов.

    Около 25 000 польских подпольщиков, в том числе 300 высших офицеров Армии Крайовой, были захвачены частями НКВД и Оперативная группа СМЕРШ осенью 1944 г. Потерпела массовую депортацию в ГУЛАГ.

    Полковник Роза Клебб является членом высшего ранга Агентства по борьбе с советской разведкой СМЕРШ , или она руководит отделом № 2 (операции и казни).

    Полковник Клебб — высокопоставленный сотрудник внушающего страх российского контрразведывательного агентства СМЕРШ 9.0036, где она работает надзирателем отдела II (операции и казни).

    En tant qu’agent du département de contre-espionnage of l’Union Soviétique ( Smersh ), votre миссия состоит из помощника заключенных à s’échapper, саботажа вражеских установок и разоблачения секретных документов.

    Вы должны принять участие в Смерти Шпионам за Смерш или агента контрразведки Советского Союза, освобождая заключенных, диверсируя и извлекая важные документы в специальных миссиях.

    Mon neveu, a la tête de Смерш ?

    Мой племянник начальник Смерш ?

    СМЕРШ означает littéralement en russe, mort à Spies, qui était le nom d’un ансамбль служб контрразведки dans l’armée soviétique formés au cours de la seconde guerre mondiale.

    СМЕРШ буквально означает по-русски «Смерть шпионам», так назывался набор отделов контрразведки в Советской Армии, сформированный во время Второй мировой войны.

    Il a fallu 19000 НКВД, СМЕРШ и отряды НКГБ для изгнания 650000 чеченцев, ингушей, калмыков и карочаев на восточной УРСС (стр.).

    Для депортации 650 000 чеченцев, ингушей, калмыков и карочаев на «восток СССР» потребовалось 19 000 человек НКВД, СМЕРШа и НКГБ (с.).

    В «Казино Рояль» Бонд выполняет миссию против двойного русского агента во Франции и летучих мышей с членами СМЕРШ , вымышленным агентством советской разведки.

    В «Казино Рояль» Бонд выполняет миссию против русского двойного агента во Франции и сражается с членами СМЕРШ , вымышленного советского разведывательного агентства.

    Русе СМЕРШ монтр-браслет Молния «Mort aux Espions» faite pour GRU URSS Langue

    Российские СМЕРШ часы наручные Молния «Смерть шпионам» РЕПЛИКА часы СССР Язык

    Рюкзак ВОГ-5М военный / страйкбольный чехол для специального оборудования для 5 ВОГ-25 или 25П гранатометных ударов, использующих систему Смерш , эффективную защиту в соответствии со стандартами.

    Описание Российский подсумок ВОГ-5М для военного/страйкбольного снаряжения СПОСН Сумка ССО на 5 гранатометов ВОГ-25 или 25П, используется с системой Смерш , также крепится к ремню.

    Les de contre-espionnage militaire, le SMERSH , fut mis à вклад pour trouver et arrêter l’homme et l’amener à les deux physiciens.

    Услуги СМЕРШ Военная контрразведка была задействована, чтобы найти и арестовать мужчину и доставить к нему двух физиков.

    История концентрируется на организованном заговоре по номеру СМЕРШ , агентству по борьбе с советской разведкой, которое ведет убийцу Джеймса Бонда и дискредитирует МИ-6.

    История сосредоточена на заговоре СМЕРШ , советского контрразведывательного агентства, с целью убить Бонда таким образом, чтобы дискредитировать как его самого, так и его организацию.

    Возможно неприемлемый контент

    Примеры используются только для того, чтобы помочь вам перевести искомое слово или выражение в различных контекстах. Они не отбираются и не проверяются нами и могут содержать неприемлемые термины или идеи. Пожалуйста, сообщайте о примерах, которые нужно отредактировать или не отображать. Грубые или разговорные переводы обычно выделены красным или оранжевым цветом.

    Зарегистрируйтесь, чтобы увидеть больше примеров это простой и бесплатный

    регистр Соединять

    Ничего не найдено для этого значения.

    Больше возможностей в нашем бесплатном приложении

    Голос и фото перевод, офлайн функций, синонимов , спряжение , обучение игры

    Результаты: 85.1 Timelapsed 5 мс.

    Документы Корпоративные решения Спряжение Синонимы Проверка грамматики Помощь и о

    Индекс слова: 1-300, 301-600, 601-900

    Индекс выражения: 1-400, 401-800, 801-1200

    Индекс фразы: 1-400, 401-800, 801-1200

    — Перевод на английский — примеры испанский

    Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.

    Эти примеры могут содержать разговорные слова на основе вашего поиска.

    El bolso ruso especial vog-5m militares/ bolsa de equipo del airsoft para 5 vog-25 o tiros de la granada de 25 puntos, usados ​​con el sistema смерш , también se unió con el cinturón

    Сумка специальная российская вог-5м подсумок для 5 гранатометов вог-25 или 25п, используется с системой смерш , также крепится к ремню.

    El más conocido fue el SMERSH (1943-1946) creado durante la Gran Guerra Patria.

    Самым известным было СМЕРШ (1943-1946) создан в годы Великой Отечественной войны.

    Relámpago ruso del reloj de la vendimia — muestra SMERSH y muerte a los espías.

    Старинные русские часы Молния — знак СМЕРШ и Смерть шпионам.

    Es posible que sea un miembro de SMERSH .

    Не исключено, что он является сотрудником СМЕРШ .

    La gente dice que usted estaba en SMERSH .

    Говорят, вы были в СМЕРШ .

    Es una operación encubierta de Smersh , сеньор.

    Международная помощь матерям — Смерш Операция прикрытия, сэр.

    Están inggresando a los cuarteles de Smersh del Dr. Noah.

    Теперь вы входите в штаб-квартиру Смерш доктора Ноя.

    El día en que Smersh finalmente eliminó al mismísimo Джеймс Бонд.

    День Смерш окончательно ликвидировал оригинального Джеймса Бонда.

    Smersh pensaba que podrías ganar al baccarat.

    Смерш верил, что можно выиграть в баккару.

    Es una operación encubierta de Smersh , Sr.

    Это операция прикрытия Смерш , сэр.

    СМЕРШ АК/ВОГ Комплект экипировки.

    СМЕРШ АК/ ВОГ Комплект полевого снаряжения.

    Las cuestiones operativas del proyecto se encomendaron al SMERSH el servicio de contrainteligencia militar.

    Операционные вопросы для команд были возложены на СМЕРШ военная контрразведка.

    Задержанный по номеру СМЕРШ , русский отдел контрразведки, 7 сентября 1945 года.

    Охотин был арестован СМЕРШ , Управление контрразведки России, 7 сентября 1945 года.

    El Potencial asesino de Bond es el verdugo de СМЕРШ Красный Грант, ип psycopata cuyos импульсы homicidas, совпадающие с луной llena.

    Убийцей Бонда должен стать СМЕРШ палач Рэд Грант, психопат, чьи смертоносные побуждения совпадают с полнолунием.

    Las actividades del SMERSH también incluían el «filtrar» los soldados recuperados de campos de prisioneros enemigos.

    9Деятельность 0035 СМЕРШ включала «фильтрацию» солдат и подневольных рабочих, освобожденных из плена.

    Sin embargo ese cuaderno se perdió en los archivos de SMERSH y su búsqueda desde 1979 ha sido infructuosa.

    Однако этот блокнот был утерян в архиве СМЕРШ , и поиски его с 1979 года не дали результатов.

    Интеррогадо пор эль СМЕРШ , el hombre acceptió que el uranio se encontraba en Neustadt.

    На допросе в СМЕРШ мужчина показал, что уран находится в Нойштадте.

    Tengo el registro de la entrevista del SMERSH , después de venir aquí, no hay nada.

    У меня есть запись интервью по СМЕРШ , после этого и приходя сюда, ничего нет.

    El análisis de Beevor es que Wallenberg fue арестовано por SMERSH , y ejecutado en julio de 1947′.

    Согласно анализу Бивора, Валленберг был арестован СМЕРШ и казнен в июле 1947 года.

    Chaleco táctico militar ruso especial Smersh RPK, hecho para el uso con la ametralladora ligera del…

    Жилет специальный военный российский тактический Смерш РПК, предназначенный для использования с ручным пулеметом Калашникова РПК…

    Возможно неприемлемый контент

    Примеры используются только для того, чтобы помочь вам перевести искомое слово или выражение в различных контекстах. Они не отбираются и не проверяются нами и могут содержать неприемлемые термины или идеи. Пожалуйста, сообщайте о примерах, которые нужно отредактировать или не отображать. Грубые или разговорные переводы обычно выделены красным или оранжевым цветом.

    Зарегистрируйтесь, чтобы увидеть больше примеров Это простой и бесплатный

    регистр Соединять

    ФУТБОЛКА FROM RUSSIA WITH LOVE INSPIRED SMERSH FLEMING JAMES BOND

    • Для дома
    • bathroomwall
    • ФУТБОЛКА FROM RUSSIA WITH LOVE INSPIRED SMERSH FLEMING JAMES BOND
    • Другие дизайны, которые могут вам понравиться
    • Просмотренные товары

    Бриллианты ДЖЕЙМС БОНД Вдохновлены навсегда Казино Whyte House

    20,00 фунтов стерлингов

    20,00 фунтов стерлингов

    Доступные варианты

    Мужская футболка / маленькая / черная — 20,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-синяя — 20,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / средняя / черная — 20,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / средняя / темно-синяя — 20 фунтов стерлингов 20. 00Мужская футболка / большая / черная — 20 фунтов стерлинговМужская футболка / большая / темно-синяя — 20 фунтов стерлинговМужская футболка / большая X / черная — 20 фунтов стерлингов Футболка / XX Large / Black — £20.00Мужская футболка / XX Large / Navy Blue — £20.00Мужская футболка / 3X Large / Black — £20.00Мужская футболка / 4X Large / Black — £22.00Мужская футболка -Рубашка / 5X Large / Black — 22,00 фунтов стерлингов Женская футболка / Small / Black — 20,00 фунтов стерлингов Женская футболка / Medium / Black — 20,00 фунтов стерлингов Женская футболка / Large / Black — 20,00 фунтов стерлингов Женская футболка / X Large / Черный — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / XX Large / Черный — 20 фунтов стерлингов С длинным рукавом / Маленький / Черный — 24 фунта стерлингов С длинным рукавом / Средний / Черный — 24 фунта стерлингов Длинный рукав / XX Large / Black — £24.00Женский жилет / Small / Black — £20.00Женщины n’s Vest / Small / Navy Blue — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / Medium / Black — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / Medium / Navy Blue — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / Large / Black — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов / X Large / Black — £20. 00Женский жилет / X Large / Темно-синий — £20.00Женский жилет / XX Large / Black — £20.00Женский жилет / XX Large / темно-синий — £20.00Толстовка / Small / Black — £34.00Толстовка / Маленькая / темно-серая — 34 фунта стерлингов Толстовка / средняя / черная — 34 фунта стерлингов Толстовка / средняя / темно-серая — 34 фунта стерлингов Толстовка / большая / черная — 34 фунта стерлингов Большой / Темно-серый — 34,00 фунтов стерлингов Худи / XX Большой / Черный — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка / XX Большой / Темно-серый — 34,00 фунтов стерлингов

    Бренд: ванная комнатастена

    Код товара: 2024-man-SM-черный

    Наличие: В наличии

    ДЖЕЙМС БОНД Шпион, который меня любил LIPARUS

    0

    0

    0

    20,00 фунтов стерлингов

    Доступные варианты

    Мужская футболка / маленькая / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-серая — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-синяя — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / средняя / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / Medium / Charcoal — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Medium / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Large / Black — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка. / Large / Charcoal — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / Black — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / Charcoal — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / XX Большой / Черный — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / XX Large / Темно-синий — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / XX Large / Темно-серый — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / 3X Large / Черный — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / 4X Large / Черный — 22,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / 5X Large / Черный — 22,00 фунтов стерлингов Женская футболка / маленький / черный — 20,00 фунтов стерлингов Женская футболка / маленький / темно-синий — 20,00 фунтов стерлингов Женская футболка / средний размер / черный — 20 фунтов стерлингов 20. 00Женская футболка / среднего размера / темно-синяя — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / большая / черная — 20 фунтов стерлингов женская Футболка / Большая / Темно-синяя — 20 фунтов стерлингов. -Рубашка / XX Large / Темно-синий — 20,00 фунтов стерлинговДлинный рукав / Маленький / Черный — 24,00 фунтов стерлинговДлинный рукав / средний / черный — 24,00 фунтов стерлингов — £24,00Женский жилет / Маленький / Черный — £20,00 Женский жилет / Средний / Черный — £20,00Женский жилет / Большой / Черный — £20,00Женский жилет / X Large / Черный — £20,00Женский жилет / XX Large / Черный — £20,00 Толстовка с капюшоном / маленькая / черная — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка с капюшоном / маленькая / темно-серая — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка с капюшоном / средняя / черная — 34,00 фунтов стерлингов X Large / Black — 34,00 фунтов стерлингов Hoodie / X Large / Charcoal — 34,00 фунтов стерлингов Hoodie / XX Large / Black — 34,00 фунтов стерлингов Hoody / XX Large / Charcoal — 34,00 фунтов стерлингов

    Бренд: ванная комнатастена

    Код товара: 2027-man-SM-черный

    Наличие: В наличии

    ДЖЕЙМС БОНД Казино Рояль вдохновлен HOTEL SPLENDIDE

    £20. 00

    20,00 фунтов стерлингов

    Доступные опции

    Мужская футболка / маленькая / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-серая — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-синяя — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / средняя / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / Medium / Charcoal — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Medium / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Large / Black — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Large / Charcoal — 20 фунтов стерлингов. — 20,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / Black — 20,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / Темно-серый — 20,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / Navy Blue — 20,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / XX Large / Black — £20.00Мужская футболка / XX Large / Charcoal — £20.00Мужская футболка / XX Large / Navy Blue — £20.00Мужская футболка / 3X Large / Black — £20. 00Мужская футболка / 4X Large / Black — £20.00 22.00Мужская футболка / 5X Large / Black — £22.00Женская футболка / Small / Black — £20.00Женская футболка / Small / Navy Blue — £20.00Женская футболка / Medium / Black — £20.00Женская футболка Рубашка / Средняя / Темно-синяя — £20.00Женская футболка / Большая / Черная — £20.00Женская футболка / Большая / Темно-синяя — £20.00 20.00Женская футболка / X Large / Black — £20.00Женская футболка / X Large / Navy Blue — £20.00Женская футболка / XX Large / Black — £20.00Женская футболка / XX Large / темно-синяя — £20.00 20.00Longsleeve / Small / Black — £24.00Longsleeve / Medium / Black — £24.00Longsleeve / Large / Black — £24.00Longsleeve / X Large / Black — £24.00Longsleeve / XX Large / Black — £24.00Женский жилет / Small / Black — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / маленький / темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / средний размер / черный — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / средний размер / темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / большой размер / черный — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / большой размер / темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / X Large / Черный — £20. 00Женский жилет / X Large / темно-синий — £20.00Женский жилет / XX Large / черный — £20.00Женский жилет / XX Large / темно-синий — £20.00Толстовка / Small / Black — £34.00 Толстовка / Small / Charcoal — 34,00 £ Толстовка / Medium / Black — 34,00 £ Толстовка / Medium / Charcoal — 34,00 £ т. е. / X Large / Charcoal — 34 фунта стерлингов / XX Large / Black — 34 фунта стерлингов Hoodie / XX Large / Charcoal — 34 фунта стерлингов

    Бренд: ванная комнатастена

    Код товара: 2031-мужской-SM-черный

    Наличие: В наличии

    ДЖЕЙМС БОНД You Only Live Twice вдохновлен OSATO

    £20,00

    20,00 фунтов стерлингов

    Доступные опции

    Мужская футболка / маленькая / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-серая — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / средняя / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / средняя / темно-серая — 20 фунтов стерлингов Большая / Черная — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Большая / Темно-серая — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / X Large / Black — 20,00 фунтов стерлингов. — 20,00£Мужская футболка / XX Large / Темно-серый — 20,00£Мужская футболка / 3X Large / Black — 20,00£Мужская футболка / 4X Large / Black — 22,00£Мужская футболка / 5X Large / Black — £22,00 22.00Женская футболка / маленькая / черная — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / средняя / черная — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / большая / черная — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / X Large / черная — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / XX Large / Black — £20.00Longsleeve / Small / Black — £24.00Longsleeve / Medium / Black — £24.00Longsleeve / Large / Black — £24.00Longsleeve / X Large / Black — £24.00Longsleeve / XX Large / Black — £24.00 Женский жилет / маленький / черный — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / маленький размер / темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / средний / черный — £20.00Женский жилет / средний / темно-синий — £20.00Женский жилет / большой / черный — £20. 00Женский жилет / большой / темно-синий — £20.00Женский жилет / большой / черный — £20.00Женский жилет / X Large / Темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / XX Large / Черный — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / XX Large / Темно-синий — 20 фунтов стерлингов Hoodie / Small / Black — 34 фунта стерлингов Hoodie / Small / Charcoal — 34 фунта стерлингов Hoodie / Medium / Черный — 34 £ Худи / Средний / Темно-серый — 34 фунтов стерлингов Толстовка / большой / черный — 34 фунтов стерлингов / Черный — 34 фунта стерлингов. Худи / XX Large / Темно-серый — 34 фунта стерлингов

    Бренд: ванная комнатастена

    Код товара: 2022-man-SM-черный

    Наличие: В наличии

    ДЖЕЙМС БОНД Вдохновленный Голдфингером ENTREPRISES AURIC

    20,00 фунтов стерлингов

    20,00 фунтов стерлингов

    Доступные опции

    Мужская футболка / маленькая / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-серая — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / кардинал — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-синяя — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / Medium / Black — £20. 00Мужская футболка / Medium / Charcoal — £20.00Мужская футболка / Medium / Cardinal — £20.00Мужская футболка / Medium / Navy Blue — £20.00Мужская футболка / Large / Black — £20.00Мужская футболка / Large / Charcoal — £20.00Мужская футболка / Large / Cardinal — £20.00Мужская футболка / Large / Navy Blue — £20.00Мужская футболка / X Large / Black — £20.00Мужская футболка -Рубашка / X Large / Charcoal — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / X Large / Cardinal — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / X Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / XX Large / Black — 20 фунтов стерлингов. Рубашка / XX Large / Charcoal — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / XX Large / Cardinal — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / XX Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / 3X Large / Black — 20 фунтов стерлингов. / 4X Large / Black — 22 фунта стерлингов. Мужская футболка / 5X Large / Black — 22 фунта стерлингов. Женская футболка / Small / Black — 20 фунтов стерлингов. 00Женская футболка / маленькая / темно-синяя — £20,00Женская футболка / средняя / черная — £20,00Женская футболка / средняя / темно-синяя — £20,00Женская футболка / большая / черная — £20,00Женская футболка / Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов Женская футболка / X Large / Black — 20 фунтов стерлингов Женская футболка / X Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлингов Женская футболка / XX Large / Black — 20 фунтов стерлингов Женская футболка / XX Large / Navy Blue — £20.00Longsleeve / Small / Black — £24.00Longsleeve / Medium / Black — £24.00Longsleeve / Large / Black — £24.00Longsleeve / X Large / Black — £24.00Longsleeve / XX Large / Black — £24.00 Женский жилет / маленький / черный — £20.00Женский жилет / маленький / темно-синий — £20.00Женский жилет / средний / черный — £20.00Женский жилет / средний / темно-синий — £20.00Женский жилет / большой / черный — £20.00Женский жилет / Большой / Темно-синий — £20.00Женский жилет / X Large / Черный — £20.00Женский жилет / X Large / Темно-синий — £20. 00Женский жилет / XX Large / Черный — £20.00Женский жилет / XX Large / Темно-синий — £20.00Толстовка с капюшоном / Маленький / Черный — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка / маленькая / угольно-серая — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка / средняя / черная — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка / средняя / угольно-серая — 34,00 фунтов стерлингов Худи / X Large / Темно-серый — 34,00 £ Толстовка / XX Large / Черный — 34,00 £0003

    Бренд: ванная комнатастена

    Код товара: 2020-man-SM-черный

    Наличие: В наличии

    ДЖЕЙМС БОНД Вдохновленный Moonraker DRAX AIR FREIGHT

    £20,00

    20,00 фунтов стерлингов

    Доступные опции

    Мужская футболка / маленькая / черная — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / маленькая / белая — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / маленькая / светло-голубая — 20 фунтов стерлингов. Рубашка / Средний / Черный — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Средний / Белый — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / Средний / Серый — 20 фунтов стерлингов. Черный — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / большая / белая — 20 фунтов стерлингов. Мужская футболка / большая / светло-голубая — 20 фунтов стерлингов. 20.00Мужская футболка / X Large / White — £20.00Мужская футболка / X Large / светло-голубая — £20.00Мужская футболка / X Large / Heather Grey — £20.00Мужская футболка / XX Large / Black — £20.00 20.00Мужская футболка / XX Large / White — £20.00Мужская футболка / XX Large / Light Blue — £20.00Мужская футболка / XX Large / Heather Grey — £20.00Мужская футболка / 3X Large / Black — £20.00 20.00Мужская футболка / 3X Large / White — 20,00£Мужская футболка / 4X Large / Black — 22,00£Мужская футболка / 4X Large / W hite — £22.00Мужская футболка / 5X Large / Black — £22. 00Мужская футболка / 5X Large / White — £22.00Женская футболка / Small / Black — £20.00Женская футболка / Small / Navy Blue — £20.00 20.00Женская футболка / маленькая / синяя — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / средняя / черная — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / средняя / синяя — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / средняя / темно-синяя — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / Large / Black — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / Large / Blue — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / X Large / Black — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / X Large / Темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женская футболка / X Large / Синий — 20 фунтов стерлингов Женская футболка / XX Large / Черный — 20 фунтов стерлингов Женская футболка / XX Large / Синий — 20 фунтов стерлингов Женская футболка / XX Large / Темно-синий Синий — 20 фунтов стерлинговДлинный рукав / Маленький / Черный — 24 фунта стерлингов / Черный — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / Маленький / Темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / Medium / Black — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / Medium / Navy Blue — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / Large / Black — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / Large / Navy Blue — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / X Large / Black — 20 фунтов стерлингов Большой / Темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / XX Большой / Черный — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / XX Большой / Темно-синий — 20 фунтов стерлингов Толстовка / Маленький / Черный — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка / Маленький / Темно-серый — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка / Средний / Черный — 34,00 £ Толстовка с капюшоном / Medium / Charcoal — 34,00 £ Толстовка с капюшоном / Large / Black — 34,00 £ — 34,00 фунтов стерлингов Толстовка / XX Large / Темно-серый — 34,00 фунтов стерлингов

    Бренд: ванная комнатастена

    Код товара: 2029-мужской-SM-черный

    Наличие: В наличии

    ДЖЕЙМС БОНД Вдохновленный Goldfinger AURIC STUD

    £20,00

    20,00 фунтов стерлингов

    Доступные варианты

    Мужская футболка / маленькая / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-серая — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / маленькая / темно-синяя — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / средняя / черная — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / Medium / Темно-серый — £20. 00Мужская футболка / Medium / Navy Blue — £20.00Мужская футболка / Large / Black — £20.00Мужская футболка / Large / Charcoal — £20.00 Большая / темно-синяя — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / Black — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / Темно-серый — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / X Large / темно-синяя — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / XX Большой / Черный — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / XX Large / Темно-серый — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / XX Large / Темно-синий — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / 3X Large / Черный — 20 фунтов стерлингов Мужская футболка / 4X Large / Черный — 22,00 фунтов стерлингов Мужская футболка / 5X Large / Черный — 22,00 фунтов стерлингов Женская футболка / маленький / черный — 20,00 фунтов стерлингов Женская футболка / маленький / темно-синий — 20,00 фунтов стерлингов Женская футболка / средний размер / черный — 20 фунтов стерлингов 20.00Женская футболка / среднего размера / темно-синяя — 20 фунтов стерлинговЖенская футболка / большая / черная — 20 фунтов стерлингов женская Футболка / Большая / Темно-синяя — 20 фунтов стерлингов. -Рубашка / XX Large / Темно-синий — 20,00 фунтов стерлинговДлинный рукав / Маленький / Черный — 24,00 фунтов стерлинговДлинный рукав / средний / черный — 24,00 фунтов стерлингов — 24 фунта стерлингов Женский жилет / маленький / черный — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / маленький размер / темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / средний размер / черный — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / средний размер / темно-синий — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / большой размер / черный — 20 фунтов стерлингов Женский жилет / большой / темно-синий — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / большой X / черный — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / большой размер X / темно-синий — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / большой размер XX / черный — 20 фунтов стерлинговЖенский жилет / большой размер XX / темно-синий — 20 фунтов стерлингов Толстовка / маленькая / черная — 34 фунта стерлингов Толстовка с капюшоном / маленькая / темно-серая — 34 фунта стерлингов Толстовка с капюшоном / средняя / черная — 34 фунта стерлингов Толстовка с капюшоном / средняя / темно-серая — 34 фунта стерлингов Худи e / X Large / Black — 34 фунта стерлингов Hoodie / X Large / Charcoal — 34 фунта стерлингов Hoodie / XX Large / Black — 34 фунта стерлингов Hoodie / XX Large / Charcoal — 34 фунта стерлингов

    Бренд: ванная комнатастена

    Код товара: 2019-man-SM-черный

    Наличие: В наличии

    ${название}

    {{если доступно}} {{if compare_at_price > цена}} ${Shopify. formatMoney(compare_at_price, window.money_format)} {{/если}} ${Shopify.formatMoney(цена, window.money_format)} {{еще}} Распродано {{/if}}

    Советский офицер СМЕРШ > Восточный фронт > Свидетельства > WW2History.com

    WW2History.com

    «Блестящий и очень оригинальный веб-сайт. Он предлагает великолепный, новый и вдохновляющий способ изучения самой ужасной войны в истории.» Профессор сэр Ян Кершоу

    • Домашний
    • Видео
    • Показания
    • Ключевые моменты
    • Эксперты
    • Магазин
    • Блог Лоуренса Риса
    • О нас

    Восточный фронтФевраль 1943 г.

    • ПРЕДЫДУЩИЕ ПОКАЗАНИЯ
    • СЛЕДУЮЩЕЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО