Нельзя нарочито подтасовывать слова оппонентов — Российская газета

Может быть, немногие жарче, чем я, присоединятся к его словам: «Да, сталинизм был ужасен, тоталитаризм плох, а коммунизм есть, возможно, фальшивая утопия, но, оценивая свое недавнее прошлое, надо опираться на твердые знания, а не на догадки или эмоции. В ходе репрессий и во время коллективизации погибло много людей — скажите, пожалуйста, сколько? Назовите их имена. Пора обнародовать точный мартиролог жертв тоталитарной власти». Давно пора, давно. Но автор продолжает: «А не гадать, кто прав — Солженицын, который говорит о 67 миллионах, или его оппоненты, настаивающие на цифре в три миллиона».

Однако сопоставление этих двух цифр абсолютно некорректно. Такое сопоставление делают многочисленные блогеры различного нравственного и интеллектуального уровня, обвиняя Солженицына во лжи, чаще всего с использованием ненормативной лексики. Отвечать им бессмысленно, ибо их тексты демонстрируют с полной очевидностью, что «Архипелага» они не читали, во всяком случае, того места, где Солженицын говорит о 67 миллионах. Но не отозваться на подобное сравнение несравнимых чисел, сделанное чтимым мною автором, я не могу. Тем более, что из этого недолжного сравнения он делает весомый вывод: «Если мы с вами узнаем, что погибло не 66,7 миллиона, как пишет Солженицын, а три миллиона, как показывают архивы, то это уже не позволит говорить о геноциде советского народа».

Недобросовестные оппоненты приписывают Солженицыну утверждение, что в ГУЛАГе погибло 66 миллионов человек

Так что же «пишет Солженицын» и что «показывают архивы»?

Недобросовестные оппоненты приписывают Солженицыну утверждение, что в ГУЛАГе погибло 66 миллионов человек. Между тем вот его точные слова:

«По подсчетам эмигрировавшего профессора статистики И.А. Курганова, от 1917 до 1959 года без военных потерь, только от террористического уничтожения, подавлений, голода, повышенной смертности в лагерях и включая дефицит от пониженной рождаемости, — [внутреннее подавление] обошлось нам в… 66,7 миллиона человек (без этого дефицита — 55 миллионов)» («Архипелаг ГУЛАГ», часть 3, гл. 1; курсив мой. — Н.С.). И в одном из интервью 1976 года: «Профессор Курганов косвенным путем подсчитал, что с 1917 года по 1959 только от внутренней войны советского режима против своего народа, то есть от уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян на уничтожение, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами, — только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек» (Публицистика: В 3 т. Т. 2. С. 451; курсив мой. — Н.С.).

Итак, цифра проф. Курганова, которую приводит Солженицын, включает — сверх ГУЛАГа — Гражданскую войну, Красный террор первых лет советской власти, голод, коллективизацию со ссылкой крестьян, где погибла четверть высланных, да еще больше 10 миллионов ожидаемых, но не рожденных.

А «три миллиона», которые предлагают сравнивать с вышеприведенным числом, — это, по данным НКВД, погибшие только в ГУЛАГе, и не с 1917 по 1959, а с 1929 по 1953. И данные эти — без смертности во время следствия, во время этапов, среди сосланных народов и разных групп населения, — то есть и по ГУЛАГу неполные.

А вот что написано в «Архипелаге» о расстрелах 1937-1938 годов: «Какой правовед, какой уголовный историк приведет нам проверенную статистику? где тот спецхран, куда бы нам проникнуть и вычитать цифры? Их нет. Их и не будет. Осмелимся поэтому лишь повторить те цифры-слухи, которые посвежу, в 1939-40 годах, бродили под бутырскими сводами и истекали от крупных и средних павших ежовцев, прошедших те камеры незадолго (они-то знали!). Говорили ежовцы, что в два эти года расстреляно по Союзу полмиллиона «политических» и 480 тысяч блатарей (59-3, их стреляли как «опору Ягоды»; этим и подрезан был «старый воровской благородный» мир)» (часть 1, гл. 11). Сегодняшние историки, в том числе В.Н. Земсков, приводят цифру расстрелянных «политических» за 1937-1938 — 681 692 человека. Существенно больше, чем пишет Солженицын.

Можно, конечно, спорить, явился ли ленинский Брестский мир спусковым крючком для крупномасштабной гражданской войны, был ли голодомор начала 30-х следствием неурожая или результатом фискальной политики советской власти, спорить можно о многом, но нельзя нарочито подтасовывать слова оппонентов, нельзя тиражировать фальшивки — иначе мы никогда не приблизимся к трезвой оценке нашего недавнего прошлого.

rg.ru

Фальсификация сталинской истории. Сколько людей сидело в ГУЛАГе?

Насколько страшно было жить, то есть насколько был велик риск оказаться «в жерновах машины» при Сталине и не на основе россказней телеклоунов и предателей, а на языке цифр?

Обязательно должна быть четкая государственная статистика, без учета не то что миллионами людей – мастерской из ста человек управлять невозможно.

Никто из серьезных ученых не подверг сомнению государственную статистику СССР, объявив ее сфальсифицированной – иначе пришлось бы сделать совершенно дикое допущение, что в начале-середине 30-х годов ХХ века по всем лагерям, тюрьмам и следственным изоляторам синхронно велась двойная бухгалтерия, а проводили ее люди, которые наперед знали и были озабочены тем, как будут представлены и рассмотрены данные через десятки лет после их смерти.

Давайте рассмотрим статистические данные. Попутно выясним, сколько правдивы в истерии о том, что Индустриализация в СССР была проведена силами многих миллионов «рабов-заключенных».

Крупнейший специалист в данном вопросе, ученый с мировым именем Виктор Земсков, лично работавший с архивами приводит следующие данные:

«В страшном 37-м» в ГУЛАГе находилось 1.196.369 чел, из которых 87% составляли уголовники. В 38 году в ГУЛАГе было уже 1.881.570 человек, то есть туда массово поступили «жертвы 37-го», уголовники составляли 81%.

С 39-го года и до начала Войны количество заключенных стало уменьшаться. Самый маленький процент уголовников был в 1947 году – 40% из 1.7 млн. заключенных –лагеря наполнились полицаями, бендеровцами, фашистскими приспешниками и прочими «безвинными жертвами».

«Максимальное число заключенных в ГУЛАГе, приходившееся на 1 января 1950 г., составляло 2 561 351 человек» Из них уголовников было 77%.

Так много это или мало — почти 1.9 миллиона заключенных в «пик массовых репрессий»? Давайте сравним с «в оплотом демократии» — США, где в настоящий момент, в мирное время в тюрьмах находится более 2.3 млн человек. Население США – около 300 млн, а СССР тех лет – около 200 млн. Если пересчитать США на население СССР, то получается, что в США сейчас было бы 1.53 млн, что несколько меньше, чем «в пик сталинских массовых репрессий» -1.88 млн, несколько больше, чем в «страшном 37-м» и примерно равно количеству заключенных в СССР 1939 года — 1.66 млн. Подчеркиваю – всех заключенных ГУЛАГа.

Количество заключенных в тюрьмах России в 2000 году – примерно 1.1 млн человек, что при пересчете на население СССР (145 млн против 200 млн) примерно на 25% больше, чем в 1937 году и настолько же меньше, как в 1938 году. То есть не то что заметной — практически никакой разницы нет. Вероятность оказаться в тюрьме в те годы при Сталине и в России при Ельцине была практически одинаковой. Испытываете ли Вы, уважаемый читатель, парализующий ужас при мысли о тюрьме? Ложитесь ли Вы каждую ночь спать в страхе, не зная, заберет ли вас ночью милиция или ФСБ?

Кстати, количество «зэков» в СССР всегда составляло менее двух процентов трудовых ресурсов СССР тех лет (около 120 млн), так что утверждения о том, что «индустриализация проведена руками зеков» — наглое и беспардонное вранье. Никак не могли 2% внести не то что решающий, а даже заметный вклад в экономику, более того, их можно было занять разве что на неквалифицированных работах. Но самое главное, что к 1938 году основные задачи Индустриализации были уже успешно выполнены, а сама Индустриализация завершена примерно на 80%, она уже шла 10 лет – с 1928 года и была практически закончена в 1939 году, когда ХVIII съезд внес организационные изменения в отраслевые управленческие структуры ВКП(б).

До 1938 года в лагерях и колониях находилось всего около 1 миллиона заключенных, а в самые трудные годы Индустриализации и вовсе около 0.5 миллиона, как, например, в 1934 году. То есть все годы Индустриализации, включая 1937 и речи не было ни о каких «миллионах зеков».

Среднее количество заключенных в период Индустриализации составляло примерно 0.8 процента от трудовых ресурсов СССР. Можно с полным основанием заявить, что вклад заключенных в построении экономики СССР ничтожен.

Что, кстати, без вопросов признают серьезные исследователи. Грустно смотреть на наших соотечественников, повторяющий, как попугаи, беспардонную ложь, не будучи в состоянии, подобно младшим школьникам, сравнить два числа.

Странно, почему не слышно голосов о том, что экономика России или США в наши дни основывается на рабском труде заключенных – для этого намного больше оснований, чем для СССР середины 30-х годов?

И все это после того как подросло поколение беспризорников Гражданской, в экстремальных условиях заброски тысяч диверсантов из Румынии, Польши, Венгрии, Финляндии, Китая… В условиях, когда страна была фактически военным лагерем, одна война за другой: басмачество, КВЖД, Испания, Хасан, затем Халхин-Гол… И при всем при том количество заключенных на душу населения практически такое же, как в США сейчас.

Обратите внимание на то, когда увидела свет статья Земскова – июнь 1991 года. То есть мерзавцы в верхушке все прекрасно знали (он получил особое разрешение с самого верха) и целенаправленно лгали обществу в СМИ! Это преступление перед своим народом, тем более тяжкое, что оно осуществлялось как акция прикрытия другого чудовищного преступления — уничтожения своей страны.

Может быть в СССР все население было ангельски законопослушным, а в тюрьмах сидели сплошь невиновные? Увы«в действительности число осужденных по политическим мотивам (за “контрреволюционные преступления”) в СССР за период с 1921 г. по 1953 г., т.е. за 33 года, составляло около 3,8 млн. человек.» (там же).

То есть никаких «десятков миллионов жертв» не было и близко. Осужденными по «политическим мотивам» здесь считаются полицаи, каратели, басмачи, агенты иностранных разведок, диверсанты и т.д. Причем осужденных к совершенно разным наказаниям, включая ссылку и высылку (765 180 чел).

В конце 80-х годов по распоряжению Горбачёва была создана «комиссия по реабилитации», которая в расширенном виде продолжила свою работу в «демократической России» (О реабилитации жертв политических репрессий”. Закон РФ от 18 октября 1991).

«По данным Генпрокуратуры, всего за время действия закона “О реабилитации жертв политических репрессий” пересмотрено 636 302 уголовных дела в отношении 901127 человек, из которых 637614 реабилитировано.»

Позвольте, а где же «многие миллионы жертв»?! Ведь именно это было главным мотивом уничтожения преступной системы. То есть СССР — страна, приговоренная к смерти, была невиновна?!

Назвать деятельность этой комиссии до крайности пристрастной будет слишком мягко — то, что там творилось, можно назвать выражением «полный беспредел» — реабилитировались все скопом, оправдывались совершенно явные преступники, «пересмотр дела» занимал в лучшем случае несколько минут. О многом говорит попытка реабилитировать Власова, которая не удалась только из-за массового возмущения ветеранов. Немногие открытые уголовные дела показывают беспредельные по своей наглости «оправдания» диверсантов и шпионов, схваченных при переходе границы с оружием в руках.

Председателем этой «комиссии» был известный мерзавец и предатель Яковлев, согласно его указанию «поскольку все внесудебные органы были антиконституционными формированиями, то, следовательно, все приговоры, на основании которых производились репрессии, были недействительны, а потому, стало быть, все без исключения репрессированные автоматически объявляются реабилитированными». Вообще, назначить Яковлева на это дело еще почище, чем поставить Геббельса председателем Нюрнберского трибунала, а Иуду Искариота – защитником Христа на суде.

Про антиконституционность, кстати – это вранье, «тройки» по сути были трибуналами, которые в ускоренном варианте в основном рассматривали дела тех лиц, виновность которых не подлежала сомнению, например схваченных с поличным – с оружием при переходе границы и т.п. Еще во времена Горбачева было «реабилитировано» примерно 900 тыс.

Часто сюда пытаются приплюсовать около 700 тыс. «реабилитированных» при Хрущеве. Но реабилитированных, то есть признанных невиновными политических тогда было около 15 тыс., остальные были просто амнистированы или им снизили сроки наказания. То есть к «невинным жертвам» приписывают по мнению хрущевцев, излишне сурово наказанных и прощенных преступников. Эти 700 000 подверглись реабилитации уже яковлевской комиссией, то есть это люди посчитанные дважды.

Кстати, найти настоящее количество попавших под «необоснованные массовые реабилитации» не так просто. Официальный результат яковлевской комиссии – 637 614 чел. Позвольте, а где «32 миллиона безвинных жертв», как заявлял сам Яковлев [5] в 2006 на встрече с «президентом» Путиным?

Абстрактные числа мало что говорят среднему человеку – он, как правило не оперирует ими в конкретном исчислении в своей повседневной жизни. Давайте рассмотрим — были ли основания у советских людей панически бояться Сталина и «массовых репрессий»? Два десятка лет лжецы всех мастей визжат с телеэкрана и в газетах, что да, был просто ужас, выжить в «мясорубке массовых репрессий» было огромной удачей, а весь народ просто колотило от ужаса. «Все» ложились спать в холодном поту, не зная, пойдут ли они завтра утром на работу или же окажутся в подвалах НКВД. При этом ссылаются на слова неких «очевидцев» и «переживших» бабушек, которые якобы всю жизнь провели в страхе.

Бабушки бабушками, мало ли кто что помнит сейчас и как интерпретирует со слов третьих лиц, есть ли возможность посмотреть на происходящие события непредвзято, с числами? Тем более есть огромное количество бабушек и родственников, утверждающих обратное. Правда без доступа к телеящику.

Есть и довольно простая, доступная каждому, называется «сравнительный анализ рисков», чем мы сейчас и займемся. Каким был риск оказаться «репрессированным» во времена Сталина и насколько это много по сравнению с другими, более привычными нам событиями, которых следует опасаться?

Вы ужаснетесь, но после уничтожения СССР, по официальной статистике бандитами было убито свыше полумиллиона человек, а более миллиона получили тяжкие телесные повреждения.

В общем, за годы перехода России к демократии преступники убивали примерно по 30 тысяч человек в год.

За 33 года, которые Сталин был у власти приговорено к расстрелу было примерно 650 тыс. человек, приговор приведен в исполнение был менее чем в 50% процентов случаев. Население СССР при Сталине составляло примерно 200 млн. чел, население России сейчас менее 150 млн., что мы, естественно, примем во внимание в наших оценках.

Во времена Сталина в стране пожило свыше 300 миллионов человек – выросло и сменилось целое поколение. Шансы получить смертный приговор тогда составляли менее 1/500, а быть реально расстрелянным – менее 1/1000.

Итак, бояться НКВД и Сталина в годы первых пятилеток люди не имели никаких оснований. Они и не боялись, утверждающие это – лгут, лгут также как они лгут про десятки миллионов «репрессированных». Бояться погибнуть «в расстрельном подвале НКВД» советскому человеку смысла не было никакого, если он не преступник или ушибленный на голову, тем более информация о них, мягко говоря, не афишировалась. Практически по всем свидетельствам доклад Хрущева был шоком для людей – они и не подозревали о «массовых репрессиях». Что ж это за «массовые репрессии» о которых люди не подозревают?! Не ведать о многих миллионах жертв, это то же самое, что и не подозревать, например, о том, что в Гражданскую, оказывается людей убивали и они умирали от голода и тифа (примерно 7 млн человек). Совсем как в школьном сочинении современного дебила «поколения пепси»: «Из книг Солженицына советские люди узнали, как страшно жить в этой стране…» Как говорится «но комментс».

Хорошо, с расстрелами выяснили, а как обстоит дело с парализующим ужасом «оказаться в застенках»? Шанс оказаться в застенках при Сталине практически такой же, как сейчас оказаться в тюрьме в США или России.

Давайте опять проведем сравнительный анализ и сравним с другими рисками.

По совершенно запредельным лживым оценкам Яковлева безвинными жертвами были названы примерно 1.5 млн человек (при Горбачеве и Ельцине), это, кстати из 3.8 млн человек, вообще осужденных по «политическим» статьям. То есть даже у яковлевских подонков не поднялась рука реабилитировать многих власовцев, басмачей, латышских карателей и пр., такие ледянящие душу преступления они совершили. Эти полтора миллиона – совершенно запредельное, бессовестное и подлое вранье, такое же как «десятки миллионов репрессированных» но мы примем его за точку отсчета на какое то время.

Давайте сравним числа. В настоящее время сейчас преступники убивают или тяжело калечат примерно 100 тыс. человек в год. Это только то, что регистрирует наша «демократическая милиция». Однако «нет тела — нет дела» — каждый год в России без вести пропадает около 100 тысяч человек (только о которых заявили родственники) из которых свыше 10 тысяч пропадает навсегда, тем не менее в стране за время «демократических преобразований» официально насчитывается около 100 тысяч неопознанных трупов

В год на дорогах России погибает более 30 тыс. человек, около 300 тысяч получает увечья, учтем, что увечья, приведшие к непоправимой потере здоровья составляют примерно 100 тыс.

Итого получаем, что в результате установившегося в России режима, приведшего к запредельной для нашей страны преступности и крайней опасности перемещения в стране ежегодно погибают минимум 60 000 человек, получает тяжелые ранения свыше 200 000 человек, пропадает без вести свыше 10 тысяч человек.

Двести семьдясят тысяч человек в год! За 17 лет «в освобожденной от большевиков стране» в результате действия или преступного бездействия государственной власти погибло, пропало без вести или было тяжело ранено с нанесением непоправимого вреда здоровью примерно 4 миллиона 600 тысяч человек только согласно официальным данным!

Сравните это даже с высосанными из пальца яковлевскими 1.5 млн «жертв» — в три раза меньше за в 2 раза больший срок в стране, население которой составляет менее 75% от СССР времен Сталина. В 8 раз более опасно! Кстати, при Сталине убийств было примерно 6-10 тыс. в год в 200 миллионной стране. Даже с учетом их и количества раненых бандитами в те годы жить при Сталине было в 6 раз безопаснее, чем в сегодняшней России.

Теперь понятно, почему мы взяли яковлевскую цифирь? Тут уж можно брать с потолка хоть 2.5 миллиона «репрессированных» — картину это принципиально не изменит.

То есть шансов безвинно пострадать (быть расстрелянным или оказаться в тюрьме или ссылке) во времена Сталина было в 6 раз меньше, чем быть убитым или искалеченным преступниками в «освобожденной» стране, причем считая даже по совершенно беспредельному, шулерскому счету уничтожителей СССР и агентов влияния нашего геополитического врага.

В реальности же риски жизни в обществе для обычного человека периода «демократической России» более чем на порядок превосходят риски для советского человека времен Сталина. Вот так.

Так кто же боялся ложиться спать в те времена? Преступники и их пособники. Например, шпион или вор в любые времена в любой стране, ложась спать, не знают, проснутся ли они утром в своей постели или им распахнет объятия камера предварительного заключения.

Так что сам собой приходит вывод, что при Сталине страдала от ужаса «пятая колонна» и лица ей горячо сочувствующие, а народу бояться не было никаких оснований.

Страдали ли в те суровые годы невиновные? Конечно, страдали, как страдают и сейчас. Было и сведение счетов, и подлые подставы завистников, и ошибки следственных органов и в результате всего этого – судебные ошибки, которые есть везде.

В благополучной Америке, например, «ошибка правосудия» составляет около 5% осуждённых. Это официальные данные, основанные на признании самих американских судьей. Это означает, что в тюрьмах США в настоящий момент безвинно сидит свыше ста тысяч человек, а сколько их будет за 30 лет? Кстати, правозащитники и ассоциации адвокатов называют число в 2-3 раза большее.

Значит ли это, что человечеству следует отказаться от правосудия? Увы, в любом обществе судебные ошибки — зло, которого никак не удается избежать. Из того, что при операции умирает определённый процент больных, не следует то, что операции надо вовсе отменить. Точно также никому в голову не приходит отменить суды и следственные органы, несмотря на все их издержки и недостатки – отказ от них приведет к несравненно более тяжелым последствиям. Если это сделать, в обществе будет невозможно жить. Единственное что можно сделать, это по возможности периодически возвращаться к пересмотру дел, что и происходит во всех странах.

Интересно было бы оценить масштабы ошибок в СССР? Брать данные Яковлева, как уже говорилось, еще более неосмотрительно, чем доверяться Иуде Искариоту.

Тем не менее оценки сделать можно — по сообщению Аристова, направленному 17 октября 1956 года в ЦК КПСС, комиссиями по реабилитации были рассмотрены дела на 176 325 человек, из которых 100 139 были освобождены, а 42 016 были снижены сроки наказания. Из числа осуждённых за политические преступления на свободу вышли 50 944 человека. Это не реабилитация, потому что в это число включены люди как несправедливо (по мнению хрущевцев), наказанные, так и освобожденные в результате снижения сроков как уже отбывшие наказание. 42 000 так и не освободили, хотя сроки заключения снизили.

Но интересно не это – самое главное в этих данных то, что количество реабилитированных (назовем их так) «политических» (50 944) практически равно количеству реабилитированных уголовников (100 139 — 50 944 = 49 195), то есть, нет никакого перекоса в несправедливом отношении в осуждении политических преступников. Интересный факт, не правда ли? Все это означает, что подавляющее большинство осуждённых было виновно совершенно явным образом.

Казалось бы, можно сделать вывод о том, что «репрессии вообще миф, времена были суровые, врагов много, кое-где порой встречались отдельные недостатки, но ничего экстраординарного не было». Более того, рассматривавший дела осуждённых преступников Генеральный прокурор России Казанник публично заявил, что «во времена Сталина законность не нарушалась».

Так неужели репрессий не было? Нет. Я утверждал не это, а то, что нет ничего экстраординарного в количестве осуждённых и то, что подавляющее их большинство были виновны. Вывод, о то, что репрессий не было тоже не верен. Репрессии имели место, но их масштаб чудовищно преувеличен разношерстной компанией антисоветчиков.

 

 

http://krasvremya.ru/chudovishhnaya-lozh-o-politicheskix-repressiyax-v-sssr/

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

sputnikmir.wordpress.com

История: Наука и техника: Lenta.ru

Совсем недавно, в 2017 году, Россия встретила 80-летие Большого террора. Президент Владимир Путин торжественно открыл «Стену скорби» — памятник жертвам массовых политических репрессий. Поэтому известие об умышленном уничтожении в архивах учетных данных узников ГУЛАГа многие встретили с недоумением и негодованием. Так ли это на самом деле и сколько людей пострадало в годы сталинского террора, «Ленте.ру» рассказал директор Музея истории ГУЛАГа, руководитель Фонда Памяти Роман Романов.

«Лента.ру»: Когда вы узнали о проблеме сохранности учетных данных узников ГУЛАГа?

Роман Романов: В нашем музее уже больше двух месяцев работает Центр документации, призванный помочь людям искать их репрессированных родственников. Мои коллеги регулярно направляют запросы в соответствующие инстанции с просьбой предоставить необходимые сведения. Когда наш партнер Сергей Прудовский, изучая судьбу конкретного человека, обратился в УМВД по Магаданской области, ему ответили, что его личное дело уничтожили еще в 50-е годы, а вместо него завели учетную карточку. Но оказалось, что и эту карточку тоже уничтожили на основании межведомственного приказа МВД, Минюста, МЧС, Минфина и Минобороны, ФСБ, ФСО, СВР и других силовых органов. Этот приказ вышел в 2014 году под грифом «для служебного пользования».

Кадр: фильм «Завещание Ленина»

То есть этот документ нельзя посмотреть и узнать, как именно сформулированы его положения?

Да. Я могу предположить, что он немного про другое, но в Магаданской области его трактуют именно так. Мы сейчас выясняем масштаб бедствия, но это очень странная история. В других регионах подобные материалы (личные дела, учетные карточки и другие сведения о судьбе репрессированных) мы регулярно получаем без особых сложностей как из МВД, так и из ФСБ. И нигде эти документы не уничтожаются. Поэтому этот конкретный случай вызвал у нас тревогу, и теперь мы хотим разобраться, что это на самом деле: вольная трактовка ведомственных инструкций на местах или за этим последует что-то еще. Но печален сам факт, что из-за уничтожения учетной карточки про этого конкретного человека мы больше никогда ничего не узнаем.

Чем именно важны эти учетные карточки?

Именно этим. В большинстве случаев это единственный документ, по которому можно проследить судьбу репрессированного человека. Если заключенный погибал в лагере, то его личное дело отправляли на бессрочное хранение в архив. Если человек доживал до выхода на свободу, то дело уничтожали, а взамен заводили учетную карточку, где указывались персональные данные и его передвижения по местам заключения с датой освобождения.

Сколько эти карточки должны были храниться?

Здесь возникает вопрос: должна ли эта первичная документация относиться к архивному фонду России? Как только мы узнали о таком неприятном случае в Магаданской области, то сразу направили соответствующий запрос в Росархив, и теперь ждем оттуда ответа. Другое письмо с описанием возникшей ситуации мы отправили руководителю Совета по правам человека при президенте, председателю рабочей группы по реализации Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий Михаилу Александровичу Федотову. Он пообещал нам помочь.

Разве по закону можно уничтожать первичную документацию, если других архивных источников о судьбе человека не осталось?

Собственно, именно это мы и хотим выяснить. В данном конкретном случае в Магаданской области учетную карточку человека уничтожили со ссылкой на межведомственный подзаконный акт, который мы даже посмотреть не можем.

Если этот документ вышел еще в 2014 году, есть ли угроза того, что большинство сведений об узниках ГУЛАГа могут оказаться потерянными?

Не думаю. Я уже упоминал, что в других регионах подобная информация хранится, оцифровывается и предоставляется нам без особых проблем. То, что произошло в Магадане, — это первый такой случай из сотни аналогичных запросов. Ведь для родственников репрессированных хранящаяся в этих карточках информация просто бесценна.

Материалы по теме

00:00 — 5 августа 2017

Большинство из них знает только то, что дедушку или прадедушку арестовали в 1937 или 1938 году, а что с ним случилось дальше — неизвестно. Если все эти карточки уничтожить, то навсегда утрачивается огромный пласт информации о судьбах миллионов наших соотечественников, пострадавших в годы массовых репрессий. Мы просто теряем этих людей, и вместе с ними теряем память о них.

О каком количестве людей идет речь? Сколько их прошло через ГУЛАГ?

Есть официальное число — 20 839 633 человека. Однако некоторые осуждались не по одному разу (в том числе уже находясь в местах заключения), поэтому реальное число заключенных было несколько меньшим.

Это за все годы советской власти?

Нет, это только за период с 1930-го, когда было создано Главное управление лагерей, по 1956 год. В 1938-1939 годы, 1941-1942 годы и в 1948-1953 годы число узников ГУЛАГа резко возрастало. Это было вызвано усилением репрессивной политики сталинской власти в эти годы.

Сведения о составе заключенных, содержащихся в исправительно-трудовых и особых лагерях и исправительно-трудовых колониях МВД-УМВД в 1941-1953 гг. (по характеру преступлений). Государственный архив РФ. Фонд 9492 (Министерство юстиции СССР). Опись 5. Дело 190

Эта цифра касается только политических заключенных?

Нет, это общее число заключенных за этот период. О гулаговской статистике можно прочитать отдельную лекцию. Некоторые политические заключенные проходили по бытовым или уголовным статьям (например, по печально известному «Закону о трех колосках»). Но были случаи, когда и уголовников-рецидивистов осуждали за «антисоветскую деятельность».

Известно, что за так называемые «контрреволюционные преступления» были осуждены более четырех миллионов человек. Но вычленить реальное число политических узников из всего огромного количества заключенных сталинского ГУЛАГа сейчас очень трудно. А если еще и учетные карточки будут уничтожать, то мы этого вообще никогда не узнаем.

Как вы думаете, вся эта ситуация с уничтожением карточек — это бюрократический эксцесс отдельных исполнителей или признак целенаправленной кампании по стиранию памяти о ГУЛАГе?

Нет, я полагаю, что мы в данном случае имеем дело с административно-хозяйственным казусом. Не думаю, что можно вести речь о какой-либо кампании. Память о сталинских репрессиях до сих пор остается для нашего общества настолько болезненной, что никому не придет в голову специально уничтожать архивные документы. Тем более, что у нас существует Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, а в прошлом году «Стену скорби» открывал сам президент.

О чем говорит этот инцидент с уничтоженной учетной карточкой?

Что теперь нужно пересмотреть всю концепцию хранения и предоставления архивной информации. Ее нужно успеть отсканировать и обеспечить хранение в цифровом формате. Сейчас огромное количество архивных материалов рассредоточено по всей стране в разных ведомственных архивах. Зачастую они хранятся, как придется, и должным образом не систематизированы.

Материалы по теме

00:04 — 8 июня 2016

Причем успешный опыт подобной работы у нас в стране есть. Удалось же Минобороны оцифровать колоссальный массив информации о наших гражданах, участвовавших в Великой Отечественной войне, и создать сайты ОБД «Мемориал» и «Подвиг народа». Думаю, миллионы жертв политических репрессий тоже этого заслужили.

Но эту деятельность, например, ведет общество «Мемориал».

«Мемориал» делает правильное и нужное дело, но это все-таки общественная организация, ресурсы которой весьма ограничены. База данных «Мемориала» основывается не только на источниках из ведомственных архивов, но и на сведениях из региональных Книг Памяти. Но в этих Книгах зачастую встречается огромное количество ошибок. Поэтому работа ОБД «Мемориал» Минобороны и деятельность общества «Мемориал» — это как небо и земля.

То есть наше государство этой проблемой не занимается?

Занимается, но явно недостаточно. С 2014 года разрабатывалась Федеральная целевая программа (ФЦП) по увековечению памяти жертв политических репрессий. Михаил Александрович Федотов и возглавляемый им Совет по правам человека именно этим и занимались. Однако в итоге вместо ФЦП в 2015 году правительство России утвердило соответствующую Концепцию государственной политики.

Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

«Стена скорби» — памятник жертвам массовых политических репрессий в Москве. Открыт 30 октября 2017 года

В этой Концепции есть что-нибудь про архивы?

Конечно. И про их доступность, и про оцифрованность. Но Концепция тем и отличается от Федеральной целевой программы, что это не документ прямого действия с соответствующим финансированием. Концепцией можно руководствоваться в самом общем смысле — но, к сожалению, не более того.

В случае Минобороны существовала осознанная государственная политика: было оформлено поручение президента, принята соответствующая Федеральная целевая программа, задействованы колоссальные людские и материальные ресурсы. И здесь нужно идти тем же путем — просто для этого нужно проявить политическую волю.

lenta.ru

Количество заключённых в лагерях ГУЛАГ

Статья статистического характера. Есть у нас в необъятной немало историков и не очень, которые указывают на непомерно раздутые цифры численности заключённых в период Сталинских репрессий. Обычно после такого заявления следует дальнейший комментарий о том, что доля заключённых относительно общего количества населения была небольшой и для большинства граждан незаметной.

Я приведу некоторые цифры, прикреплю сканы документов из Госархива РФ. Экономических и прочих причин репрессий касаться не будем — только цифры и документы.

Считать будем за период с 1934-го по 1954-ый года. Сразу оговорюсь, что подсчитать можно только грубо, ниже объясню почему.

Итак, численность заключённых в разный период времени:

Тут есть определённый нюанс, указанный в примечании — данные приведены без списочного состава колоний и тюрем. Насколько это большие цифры, я обозначу следующими документами.

Но, нам пока нужно знать движение, т.е., сколько каждый год поступало в ГУЛАГ. Эти данные мы возьмём из следующей таблицы:

В этой справке приведены данные тоже без учёта колоний и тюрем. По ней мы посчитаем количество осужденных в период с 1934-го по 1944-ый год Почему не дальше? Потому что с 1945-го есть таблицы с уже более полными данными.

Итак, для расчёта возьмём цифру заключённых, которые значились на начало 1934 года (510 307 человек) и начнём к ней прибавлять количество прибывших. Количество вновь заключённых у нас будет равно цифре в колонке «Всего прибыло» минус цифре из колонки «Из лагерей НКВД». В итоге за период 1934-1944 годов у нас получится 6 646 056 человек.

Насколько много заключённых содержалось в колониях и тюрьмах, которые не учтены в таблицах выше?

Как видим, в лагерях, по которым мы смотрели количество заключённых, содержалось лишь 50-55% состава, на самом деле количество заключённых в общей сложности в два раза больше. Прослеживая динамику движения заключённых из таблиц, которые я приведу ниже, грубая цифра заключённых, прошедших через ГУЛАГ за период с 1934 года по 1944 год составляет в среднем 10 млн человек. Вообще, с учётом анализа документов по конкретным лагерям отдельными исследователями приводится цифра до 14 млн, но по факту отследить на сегодняшний день ротацию и движение по лагерям, колониям и тюрьмам невозможно. ГУЛАГ представлял собой огромных размеров бюрократический аппарат, в котором было много сложных элементов — лагеря реструктуризировались, укрупнялись, ликвидировались, во время войны эвакуировались, меняли место дислокации и тому подобное. Отсюда мы и имеем расплывчатость цифр. 6 646 056 человек за указанный период является минимально подтверждённой цифрой. Понятно, что цифра была гораздо больше, но насколько — абсолютно точно неизвестно, только в пределах допущений.

Берём следующие годы:

В этих таблицах данные приведены с учётом колоний и цифры мы будем смотреть по колонке «прибыло». Тем не менее, цифры не являются полностью точными, так как определить из документов миграцию между тюрьмами, лагерями и колониями невозможно. Исходя их характера таблиц будем рассматривать эти цифры относительно максимальными.

За 1948-ой год у меня данных по ротации нет и я их не нашёл. Динамика изменения численности есть:

По косвенным данным из других документов ротация составила примерно 1,4 млн человек, что, в принципе, совпадает с заявлением Л.П. Берии в 1953-м году о том, что ежегодно осуждалось 1,5 млн человек.

Итак, если посмотреть «Прибыло» с 1945-го по 1954-ый год (без 1948-го), то у нас получится 15 694 952 человека. Из них примерно 20% должна составлять внутренняя миграция в пенитенциарной системе. Итого у нас «остаётся» примерно 12,5 млн, плюс 1,4 млн 1948-го года — итого 13,9 млн заключённых за десять лет после войны. Это максимальная цифра, нижней исследователи считают  порядка 10 млн.

Прибавляем к нашим максимальным 13,9 млн минимальные 6,6 млн подтверждённых за предыдущее десятилетие — получаем на выходе 20,4 млн заключённых.

Если взять более реальную цифру за 1934-1944 года в 10 млн и прибавить к ней минимальные 10 млн за следующее десятилетие, то получим всё те же 20 млн.

Итак, количество заключённых, прошедших через ГУЛАГ за период 1934-1954 годы:

Минимальное — 16,5 млн человек

Среднее — 20 млн человек

Максимальное — 27,9 млн человек

Как я уже сказал, точные цифры на сегодняшний день подсчитать не представляется возможным. Другой вопрос, что некоторые отдельные личности не хотят оперировать не то, что средней численностью, но и даже минимальной.

Для сравнения:

Всего во время Великой отечественной войны в период 1941-1945 годов в СССР было мобилизовано 14,2 млн человек. В последующее десятилетие после войны столько же пересидело по лагерям.

Потери во Второй мировой войне у СССР составили примерно 12 млн военнослужащих (плюс 4,4 млн пленных и пропавших без вести), ещё минимум 10 млн гражданского населения. Общие потери составили почти 14% населения всей страны, при этом касались наиболее здорового и трудоспособного населения. За последующее десятилетие ещё минимум 5% населения побывало в лагерях ГУЛАГ. Это каждый 20-ый житель. Можно ли это назвать незаметным?

В годы послевоенного «расцвета» в ГУЛАГе одномоментно находилось стабильно 2,5 млн заключённых, что составляло 1,5% от населения. Часто именно этой цифрой часто оперируют при оценке размаха репрессий и она действительно выглядит небольшой — что такое 1,5%. Тем не менее, это одномоментный  показатель.

На самом деле, следует смотреть, сколько через ГУЛАГ прошло в сумме — 5-7,5% населения без учёта тех, кто попадал в лагеря до войны и во время неё. К 1954-му году общее число бывших ЗК могло достигать 10% населения по стране в целом и до 60% населения отдельных населённых пунктов, которые заключённые строили и потом остались в них на поселение.

leopard-fil.ru

ГУЛАГ: проблема цифр | Историческая память: XX век

Главное управление лагерей (в сокращенном написании — ГУЛАГ).

Типичное государственно-бюрократическое учреждение. Оно являлось важной составной частью советской системы органов исполнения наказаний. В течение 30-летнего (с 1930 по 1960 г.) периода существования этого главка его ведомственная принадлежность и полное название неоднократно менялись. В разные годы ГУЛАГ находился в ведении ОГПУ СССР, НКВД СССР, МВД СССР, МЮ СССР. Полное название главного управления менялось в зависимости от входивших в его состав структурных подразделений, например, с 1934 по 1938 г. главк именовался как Главное управление лагерей, трудовых поселений и мест заключения, а с 1939 по 1956 г. — Главное управление исправительно-трудовых лагерей и колоний. В официальном делопроизводстве вне зависимости от существовавшего в данный момент названия чаще всего употреблялось сокращение ГУЛАГ, которое использовалось как самостоятельный термин, имевший грамматические признаки мужского рода (написание ГУЛаг практически никогда не употреблялось).1

ГУЛАГ — это особый лагерь, и даже не просто «архипелаг», это громадная страна, что невидимо существовала и расширялась во времени и пространстве сталинского режима… Мы должны ввести элементы географического мышления, чтобы понять ГУЛАГ…2

И вот историк Борис Керженцев дает нам карту.3

«Громадная страна»? Да. В пространстве.

Но смотреть необходимо не только в пространстве. Но и во времени. ГУЛАГ: (полностью) 1930-х, (полностью) 1940-х и (с оговоркой) 1950-х годов. В зависимости от «оговорки» — 25 – 30 лет истории СССР. 25 – 30 лет.

И Борис Керженцев, комментируя карту, замечает (цитата):

Поосторожнее с цифрами. Внимание: за период с 1940 по 1955 годы специальными судами (военными трибуналами, транспортными и лагерными судами) а так же судебными органами республик СССР было осуждено 35 830 000 человек…

Вот нам всем и «поосторожнее с цифрами». Более 35 миллионов. Лишь за 15 лет. Цифры к карте ГУЛАГа?

А что такое «было осуждено» — не расшифровывается. Как не расшифровывается и «на сколько осуждено». И вообще может и «не на сколько» некоторые? Или: на 6 месяцев – это ГУЛАГ? Или…

Проблема. Количество заключенных ГУЛАГа. Цифры. Которые в советское время официально не публиковали.

*   *   *

В 1945 г. в Риме польские офицеры Сильвестр Мора и Петр Зверняк издали на французском языке книгу «Советское правосудие».4

Книга содержала сотни документальных свидетельств, полученных от польских граждан, освобожденных из заключения в 1941 — 1942 гг. и добившихся возможности выехать из СССР. Собранные и опубликованные материалы не только описывали трагедии отдельных личностей, но и давали полное представление обо всей системе лагерей в целом. В книге приводились сведения об общей численности заключенных. В частности, сообщалось, что, по мнению русских заключенных, во времена Ежова было более 40 млн арестованных. Польские авторы считали эту цифру преувеличенной, но охотно описывали такой случай: один лагерный служащий, хвастаясь мощью и огромной территорией России, заявил группе польских заключенных: «Польша имеет всего 35 млн жителей. В нашей стране мы имеем столько только заключенных». И вот на этом основании…

Из книжки в книжку, из статьи в статью пошли по миру (не в СССР, а за рубежами СССР) в конце 1940-х пошли по миру гулять цифры: «в ГУЛАГе содержится 35 – 40 млн. человек».

Первой же научной работой на тему ГУЛАГа стала книга Д. Даллина и Б. Николаевского «Принудительный труд в Советской России»5, вышедшая в США в 1947 г. и вскоре переизданная в Европе на английском и немецком языках.  К наиболее актуальным вопросам, рассматриваемых в работе, относились следующие: какова общая численность заключенных, сколько всего лагерей и как они организованы.

И вот – численность.

В главе «Сколько лагерей и заключенных?» приводились сведения на конец 1920-х годов со ссылкой на бывшего чиновника ГПУ Н.И. Киселева-Громова о 662 257 заключенных, находившихся во всех лагерях. Тут же указывалось, что другой чиновник ГПУ, сбежавший в 1930 г. в Финляндию, под присягой заявил, что осенью 1929 г. под надзором ОГПУ работали 734 тыс. заключенных. В любом случае, книга Д. Даллина и Б. Николаевского начинает историю ГУЛАГа (рубеж 20-х – 30-х гг.) с того, что заключенных в ГУЛАГе менее 1 миллиона человек.

Затем, применяя разные техники подсчета (но без первичных документов) авторы выходят на цифры в десятки миллионов: Мы убеждены, что для 1940 — 1942 годов число в 15 000 000 является умеренным…

Хотя бы не 35 – 40 млн единовременно содержится в ГУЛАГе (как по данным Мора и Зверняка), а (в среднем) 10 – 20 млн. Это по расчетам Д. Даллина и Б. Николаевского.

Но вот такая «арифметика» и склеивалась во многих следующих работах иностранных историков:

— единовременно содержалось около 15 млн. человек;

— но всего через ГУЛАГ (за все годы) прошло 40 млн. человек.

Все эти расчеты строились различно: сколько вообще лагерей, сколько там в принципе могло размещаться человек, какое количество газет выписывалось для заключенных (и на сколько человек приходился один экземпляр газеты) и т.п. Но расчеты были без официальных документов самого ГУЛАГа.

И тут грянула «горбачевская перестройка» и «новая ельцинская Россия». Документы всё же появились. Да, многое было уничтожено (или скрыто до сих пор), но многое и появилось. Во всяком случае, экономическая и производственная сторона ГУЛАГа (а это ж экономика: стройки, производство…) стала более-менее ясна. И уточнена. В том числе и цифры.

Уже из 21 века Галина Иванова, пересмотрев сотни и сотни документов, замечает:Советское руководство никогда не публиковало сведений о численности заключенных. Ежегодно сотни тысяч вновь осужденных людей пополняли бараки ГУЛАГа. Максимальный уровень концентрации заключенных в местах лишения свободы отмечался летом 1950 г., когда в лагерях, колониях и тюрьмах содержалось более 2,8 млн человек. Такое же число советских граждан находилось в ссылке и на спецпоселении. Всего за годы существования ГУЛАГа через лагеря, колонии и тюрьмы прошло более 20 млн человек, из них каждый пятый был осужден к лишению свободы за так называемые «контрреволюционные преступления».6

Итак.

От 1 (одного) до 2 – 3-х миллионов единомоментно заключенных в ГУЛАГе. Со ссылкой и спецпоселениями – до 5 млн. Единовременно.

Всего (за всё время существования ГУЛАГа) – около (или «чуть более») 20 млн. человек. Из них 4 – 5 млн. – по «политическим», «контрреволюционным» статьям (иногда надуманно осуждены по этим статьям, иногда нет).

Никаких других («более больших» цифр) не просматривается. Это всё, что есть у историков. Так и Википедия замечает… Кстати, в статье «ГУЛАГ» всё забили в свободном пространстве, на мой взгляд, «любители занижать», цифры приводятся минимальные. Вот так:

В начале 30-х годов в ГУЛАГе содержалось примерно — 200 тысяч человек. Перед войной — это уже порядка 1 миллиона. И самые большие цифры — конец 40-х, начало 50-х годов — это 2,5 миллиона в год в среднем.

Всего за эти годы существования системы ГУЛАГ через него прошли 15 — 18 миллионов человек. Из них скончались в лагерях примерно 1,5 миллиона.7

Может быть вот так – брать минимальные цифры, чуть занижать – это и более правильно. Как заметил историк Борис Керженцев – «поосторожнее с цифрами». Может быть.

Но, на мой взгляд, всё же более правильно сказать, что через ГУЛАГ прошло около 20 миллионов человек (а не 15 – 18 млн.). Около 20 млн.

Это страшная цифра. Огромная. Гигантская. И зачем её еще завышать? Зачем валить всё в кучу, и «звонить» (как Борис Керженцев), что 35 миллионов и больше? Зачем? Чтоб для сталинистов самому же создать возможность сказать: «Да врёте вы всё»?

Даже если принять цифру в «35 млн. осужденных»… То при чем тут цифры именно ГУЛАГа? При чем карта ГУЛАГа? Вот, например:

…с 1946 по 1953 – по приговорам гражданских судов, вступивших в законную силу, в СССР было осуждено свыше 12 млн. человек, из них почти 4,3 млн. – приговорены к лишению свободы…

http://demoscope.ru/weekly/2007/0313/tema03.php

Так? 4,3 из 12-ти…

Единственное в чем прав историк Керженцев (вслед за Солженицыным): «в наших тюрьмах были по преимуществу — русские пленники». И лишь потом: украинские, белорусские, татарские…

Если это важно.

—————————

Иванова Г.М. История ГУЛАГа, 1918 — 1958: социально-экономический и политико-правовой аспекты

Подорога В. ГУЛАГ в уме: наброски и размышления

Керженцев Б. // http://www.diletant.ru/blogs/51101/8483/

Mora Sylvester, Zwierniak Pierre. La Justice Sovietique

Dallin D.J. & Nicolaevsky B.I. Forced labor in Soviet Russia

Иванова Г.М. см. 1

http://ru.wikipedia.org/wiki/ГУЛаг

Поделиться ссылкой:

Похожее

istpamyat.ru

архивы против лжи » Военное обозрение

Подлинные данные показывают реальность, которая коренным образом отличается от той, которую со школьной скамьи внедряется в умы людей как на Западе, так и в самой России. Миф о «кровавом СССР» был создан, чтобы оболгать и очернить Россию-СССР и советскую цивилизацию как главного противника Запада на планете.
В частности, создателей мифа о «кровавом терроре» в СССР не интересовал состав преступлений, совершенных заключенными. Те, кто был осужден советскими репрессивно-карательными органами, всегда предстают в работах «разоблачителей» невинными жертвами сталинизма. А ведь на деле большинство заключенных были обычными уголовниками: ворами, убийцами, насильниками и т. п. И такие люди никогда не считались невинными жертвами в любое время и в любой стране. В частности, в Европе и США, на Западе в целом вплоть последнего периода новейшей истории наказания в отношении преступников были весьма суровыми. А в нынешних Соединенных Штатах такое отношение существует вплоть до нашего времени.

Советская карательная система не была чем-то из ряда вон выходящим. В 1930-е годы советская карательная система включала: тюрьмы, трудовые лагеря, трудовые колонии ГУЛАГа и специальные открытые зоны. В трудовые лагеря направляли тех, кто совершил серьёзные преступления (убийства, изнасилования, экономические преступления и т. д.). Это в значительной степени распространялось и на тех, кто был осужден за контрреволюционную деятельность. Другие преступники, приговорённые к срокам более 3 лет, также могли попасть в трудовые лагеря. После отбытия определённого срока в трудовом лагере заключенный мог попасть на более мягкий режим в трудовую колонию или специальную открытую зону.

Трудовые лагеря были обычно зонами больших размеров, в которых заключенные жили и работали под пристальным наблюдением и охраной. Заставить их работать было объективной необходимостью, так как общество не могло взять обузу с полноценным содержанием заключенных в полной изоляции и неприкосновенности. По состоянию на 1940 год было 53 трудовых лагеря. Очевидно, что, если в настоящее время провести опрос граждан России на тему правильности работы заключенных, то большинство будет согласно с тем, что преступники должны работать, чтобы содержать себя и по возможности возмещать материальный ущерб обществу и пострадавшим от их рук людям.

В систему ГУЛАГ также входили 425 трудовых колоний. Они были гораздо меньше, чем лагеря, с не столько жестким режимом содержания и меньшим надзором. В них направлялись заключенные с небольшими сроками – осужденные за менее серьезные уголовные и политические преступления. Они имели возможность работать на свободе на предприятиях и в сельском хозяйстве и были частью гражданского общества. Специальные открытые зоны были большей частью сельскохозяйственными территориями для тех, кто был отправлен в ссылку (например, кулаков в ходе коллективизации). Люди, вина которых была меньше, могли отбывать срок в этих зонах.

Как показывают цифры из архивов, политических заключенных было намного меньше, чем уголовных, хотя клеветники СССР пытались и пытаются показать обратное. Так, один из ведущих клеветников СССР, англо-американский писатель Роберт Конквест утверждал, что в 1939 году в трудовых лагерях было 9 млн. политзаключенных и ещё 3 млн. человек умерло в 1937–1939 гг. Всё это, по его мнению, политические заключенные. По Конквесту, в 1950 году было 12 млн. политзаключенных. Однако архивные данные показывают, что в 1939 году общее число заключенных было чуть более 2 млн. человек: из них в трудовых лагерях ГУЛАГ – 1,3 млн. человек, из них 454 тыс. были осуждены за политические преступления (34,5%). А не 9 млн., как утверждал Конквест. В 1937–1939 гг. в лагерях умерло 166 тыс. человек, а не 3 млн., как сообщает западный профессиональный дезинформатор. В 1950 году насчитывалось всего 2,5 млн. заключенных, в трудовых лагерях ГУЛАГа – 1,4 млн., из них контрреволюционеры (политзаключенные) – 578 тыс., а не 12 миллионов!

Цифры же ещё одного профессионального лжеца, Александра Солженицына, о 60 млн. и более человек, умерших в трудовых лагерях, вообще нет необходимости анализировать из-за их полной абсурдности.

Как много людей было приговорено к смертной казни до 1953 года? Конквест сообщает, что большевики убили в период с 1930 по 1953 г. 12 млн. политзаключенных в трудовых лагерях. Из них примерно 1 млн. человек было уничтожено в 1937—1938 гг. Солженицын сообщает о десятках миллионов убитых, из них не менее 3 млн. – только в 1937–1938 гг.

Архивы говорят иное. Советский и российский историк Дмитрий Волкогонов, заведовавший при президенте Б. Ельцине советскими архивами, привёл такую цифру: между 1 октября 1936 года и 30 сентября 1938 года было 30 тыс. 514 человек, приговоренных к смертной казни военными трибуналами. Другая информация идёт от данных КГБ: к смертной казни за контрреволюционную деятельность было приговорено 786 098 человек в период с 1930 по 1953 годы (то есть за 23 года). При этом большинство было осуждено в 1937–1938 гг. Необходимо также принять во внимание тот факт, что не все приговорённые к смерти были на самом деле казнены. Значительную часть смертных приговоров заменяли сроками в трудовых лагерях.

Ещё одна клевета на СССР – неограниченный срок пребывания в тюрьмах и лагерях. Мол, тот, кто попал туда, никогда уже не выходил. Это очередная ложь. Большинство тех, кто попал в заключение в сталинский период, были осуждены на срок, как правило не более 5 лет. Так, уголовные преступники в РСФСР в 1936 году получили следующие приговоры: 82,4 % — до 5 лет, 17,6 % — 5-10 лет. 10 лет были максимально возможным сроком до 1937 года. Политзаключенные, осужденные гражданскими судами в СССР в 1936 году, получили приговоры: 42,2 % — до 5 лет, 50,7 % — 5-10 лет. Что касается приговоренных к заключению в трудовых лагерях ГУЛАГа, где устанавливались более длительные сроки заключения, то статистика 1940 года показывает, что тех, кто отбывал там до 5 лет, было 56,8 %, от 5 до 10 лет – 42,2 %. Только 1 % заключенных получил срок более 10 лет. То есть большая часть заключенных имела сроки до 5 лет.

Количество же умерших в трудовых лагерях колеблется из года в год: от 5,2 % — в 1934 году (при 510 тыс. заключенных в трудовых лагерях), 9,1 % — в 1938 году (996 тыс. заключенных) до 0,3 % (1,7 млн. заключенных) в 1953 году. Самые высокие цифры в самые тяжелые годы Великой Отечественной войны: 18 % — 1942 год (на 1,4 млн. заключенных), 17% — в 1943 году (983 тыс.). Далее идёт постоянный и большой спад смертности: от 9,2 % в 1944 году (663 тыс.) до 3% — в 1946 году (600 тыс.) и 1% в 1950 году (1,4 млн.). То есть по мере прекращения войны, налаживания материальных условий жизни в стране смертность в местах заключения резко сократилась.

Очевидно, что смертность в лагерях была связана не с «кровавым режимом» и личными жесткими наклонностями Сталина и его окружения, а с общими проблемами страны, недостатком ресурсов в обществе (особенно нехваткой лекарств и продовольствия). Самыми страшными были годы великой войны, когда вторжение гитлеровского «евросоюза» привело к геноциду советского народа и резкому падению уровня жизни даже на свободных территориях. В 1941-1945 гг. в лагерях умерло более 600 тыс. человек. После войны, когда условия жизни в СССР стали быстро улучшаться, как и здравоохранение (в частности, антибиотики массово вошли в практику), смертность в лагерях также резко пошла вниз.

Таким образом, сказки о многих миллионах и даже десятках миллионов человек, сознательно уничтоженных при Сталине, – это чёрный миф, созданный врагами Союза на Западе в ходе информационной войны и поддержанный антисоветчиками в самой России. Цель мифа – очернение и дискредитация советской цивилизации в глазах человечества и самих граждан России. Происходит разрушение и переписывание подлинной истории в интересах Запада.

topwar.ru

Потери России в результате коммунистических преступлений. О «подсчетах» в «Архипелаг ГУЛАГ»


Концлагерь Бутугычач. Фото: Николай Никитин/Фотохроника ТАСС

Оригинал взят у holmogor в Говорил ли Солженицын о «100 миллионах репрессированных»?
Нет. Не говорил. Как и в случае с «призывом сбросить на СССР атомную бомбу» и с фальшивым «письмом маршала Чуйкова», с Солженицыным снова воюют при помощи подделок.
100 миллионов — это Достоевский в Бесах. Солженицын говорил о 110 миллионах общих демографических потерь за 40 лет соввласти. При этом он ссылался на подсчеты профессора Курганова.
Выдумывал ли свои цифры Курганов? При всей топорности подсчетов он почти идеально попал в цифру военных демографических потерь как ее видит сегодня Росстат. Прикидка в 66 миллионов невоенных потерь выглядит дикой, пока ее не начинаешь пересчитывать снизу. Если жертв прямых репрессий получается всего-то 5 миллионов, то общие демографические потери сопоставимы с предположенными Кургановым. Цифры могут и должны обсуждаться, но голословно обвинять Солженицына или хотя бы Курганова во лжи нет никаких оснований.
__________________________________________________________________________ 

https://tsargrad.tv/articles/vral-li-solzhenicyn-o-100-millionah-repressirovannyh_97537   Исследование историка и публициста Егора Холмогорова на тему демографических потерь в России от Революции до Второй мировой войны

Есть широко распространенный в неосталинистских кругах мем «ложь Солженицына о 100 миллионах репрессированных», постепенно трансформировавшийся в «100 мульонов расстрелянных лично Сталиным».

Всякий раз, когда мне его приводят, я прошу привести цитату из Солженицына, где он об этом что-либо говорит. Но цитату привести не могут. Точнее могут, но совсем другую.

«По подсчётам эмигрировавшего профессора статистики И. А. Курганова, от 1917 до 1959 года без военных потерь, только от террористического уничтожения, подавлений, голода, повышенной смертности в лагерях и, включая дефицит от пониженной рождаемости, — оно обошлось нам в… 66,7 миллиона человек (без этого дефицита — 55 миллионов).

Шестьдесят шесть миллионов! Пятьдесят пять!

Свой или чужой — кто не онемеет?

Мы, конечно, не ручаемся за цифры профессора Курганова, но не имеем официальных. Как только напечатаются официальные, так специалисты смогут их критически сопоставить. (Уже сейчас появилось несколько исследований с использованием утаённой и раздёрганной советской статистики, — но страшные тьмы погубленных наплывают те же)». (А. Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ. т.2; ч.3; гл.1)

Как видим, в данном случае Солженицын с оговоркой «не ручаемся» ссылается на статью И.А. Курганова «Три цифры», в которой проведена статистико-демографическая оценка последствий красной катастрофы. При этом он говорит о 55 или 65 миллионах потерь.

То есть фраза «100 миллионов репрессированных», в любом случае, — вранье, независимо от достоверности или недостоверности цифры в 65. Она выдумана борцами с Солженицыным.

Откуда это вранье взялось? Оно взялось путем искажения смысла выступления Солженицына на испанском телевидении в 1976 году, когда им было сказано следующее.

«От конца гражданской войны, собственно, и началась война режима против своего народа. На Западе двенадцать лет тому назад опубликовано статистическое исследование русского профессора Курганова. Конечно, никто никогда не опубликует официальной статистики, сколько погибло у нас в стране от внутренней войны режима против народа. Но профессор Курганов косвенным путём подсчитал, что с 1917 года по 1959-й только от внутренней войны советского режима против своего народа, то есть от уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян на уничтожение, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами, — только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек. Этой цифры почти невозможно себе представить. В неё нельзя поверить. Профессор Курганов приводит другую цифру: сколько мы потеряли во Второй мировой войне. Этой цифры тоже нельзя представить. Эта война велась, не считаясь с дивизиями, с корпусами, с миллионами людей. По его подсчётам, мы потеряли во Второй мировой войне от пренебрежительного, от неряшливого её ведения 44 миллиона человек! Итак, всего мы потеряли от социалистического строя — 110 миллионов человек! Поразительно, что Достоевский в конце прошлого века предсказал, что социализм обойдётся России в сто миллионов человек».

Как видим, «100 миллионов» — это слова не Солженицына и не Курганова, а Достоевского.

«…как мiр ни лечи, все равно не вылечишь, а срезав радикально сто миллионов голов и тем облегчив себя, можно вернее перескочить через канавку…» (Ф. М. Достоевский. Собр. соч., ГИХЛ, Москва, 1957. Том 7. Роман «Бесы», стр. 421-424).

Претензии за 100 миллионов нужно адресовать Федору Михайловичу. У Солженицына же со ссылкой на Курганова 66+44, то есть 110 миллионов. Но не репрессированных, а общих демографических потерь народа России за 1917-1959 годы.  Не «расстрелянных лично Сталиным», равно как и вообще не расстрелянных, а грубая прикидка общих демографических потерь.

Итак:

1. Солженицын не говорил про «100 миллионов»; 2. Солженицын не говорил про «100 миллионов репрессированных» или «100 миллионов казненных»; 3. Солженицын всегда ссылался на источник, откуда взял называемые им цифры демографических потерь – подсчеты профессора Курганова.

А.И. Солженицын. Фото: www.globallookpress.com

Теперь оценим, насколько достоверны были подсчеты Курганова, опубликованные им в статье «Три цифры в газете «Новое русское слово» в 1964 году. Быть может, они были настолько заведомо абсурдны, что приличному человеку как Солженицын было бы просто стыдно на них ссылаться, даже как на приблизительные цифры в отсутствие других?

Итак:

Курганов И.А. Настоящая фамилия Кошкин. Родился в 1895 году. Бухгалтер. Колчаковский офицер.

С 1924 года — доцент Ленинградского института народного хозяйства имени Ф. Энгельса.

В 1934-1935 годах — профессор Ленинградского института советской торговли имени Ф. Энгельса.

С 1936 года — профессор Ленинградского финансово-экономического института (ЛФЭИ).

С 1940 года — доктор экономических наук (тема диссертации: «Вопросы учёта основных фондов»).

Всего в советский период издал свыше 60 работ по бухгалтерскому учёту.

В декабре 1942 года покинул Ессентуки вместе с отступавшими немецкими войсками. Добрался до Берлина, где работал сварщиком на заводе. Участвовал в деятельности «власовского» движения в качестве члена национального совета Комитета освобождения народов России (КОНР).

Итого — убежденный антикоммунист, ученый, но не демограф, а профессиональный бухгалтер.

Курганов рассчитал свои цифры именно бухгалтерскими, а не демографическими методами.

Он предположил, что на основании дореволюционного коэффициента естественного прироста, численность населения в границах СССР на 1959 год должна была составлять 319 млн человек. По советской статистике численность советского населения составила 208 миллионов человек.  Отсюда Курганов сделал вывод, что потеря населения за советский период составила 110 миллионов.

На самом деле эта цифра должна была бы быть большей, так как рассчитывать прирост, исходя из дореволюционного коэффициента естественного прироста некорректно — в 1920-е открыт пенициллин, весь мир испытывал первый демографический переход, сокращалась детская смертность. При этом второй демографический переход с падением рождаемости еще не начался. То есть дельта была бы еще выше.

Из 110 миллионов потерь 44 миллиона * Курганов отнес на Вторую мировую войну. «СССР за время Второй мiровой войны потеряло весь свой естественный прирост (15,4 млн,) и, кроме того, 28,6 млн или 14,5 % своего довоенного количества».

Цифра потери довоенного населения совпадает с хрестоматийной последние 30 лет цифрой в 27 миллионов. Росстат в 2015 году исчислил эти потери в 25,5 миллионов. Потери в результате нерождений были исчислены Кургановым в 15,4 миллионов. Росстат исчислил эти потери в 13,9 миллионов. В подсчетах Росстата каждый может убедиться, заглянув в сборник 2015 года «Великая Отечественная война. Юбилейный статистический сборник».

Таким образом, военные цифры Курганова совпадают практически полностью, и это подтверждает, что считать данный бухгалтер умел.

Третья цифра Курганова – «66 миллионов получена» Кургановым чисто бухгалтерски. Он взял 110 миллионов предположенной им общей потери и отнял 44 миллиона военной потери, которая может быть возложена на некомпетентность коммунистов, но лишь косвенно.

«Таким образом, в невоенное время, во время революции и революционного преобразования России народ потерял шестьдесят шесть миллионов семьсот тысяч человек. Такова наша третья цифра».

Никакого просчета «снизу» Курганов в данном случае не давал. И, конечно, относиться к этому бухгалтерскому упражнению всерьез, как к демографическим данным, — невозможно и, быть может, Солженицыну не стоило его и упоминать. Но, Курганов нигде не говорит о «репрессированных». Он говорит об общих демографических потерях от всей совокупности причин.

Давайте проверим эту бухгалтерию подсчетом «снизу».

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА — 12,5 млн.

12,5 миллионов потерянного населения. (Эрлихман В. В. Потери народонаселения в XX веке.: Справочник — М.: Издательский дом «Русская панорама», 2004)

Из них 2,5 миллионов убитых комбатантов,

2 миллиона убитых в результате террора. Соотношение жертв красного и белого террора 4:1

2 миллиона эмигрировавших.

6 миллионов умерших от голода и эпидемий.

Эти цифры могут оспариваться, но с оспариванием их следует обращаться к господину Эрлихману.

ГОЛОД — 13,5 млн.

1921-22. Советское центральное статистическое управление определило дефицит населения за период с 1920 по 1922 гг. равным 5,1 млн человек.

1932-1933. Заявление Государственной Думы «Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР» называет 7 миллионов погибших. Оценки демографов от 2,5 до 8 млн.

1946-47. Сверхсмертность в 1946 составила 800 тыс человек. Оценка демографами жертв голода от 1 до 1,5 млн.

РАСКУЛАЧИВАНИЕ — 0,7 млн.

4 миллиона сосланных. 600 тыс погибших в местах ссылки (консервативная оценка В.Н. Земскова). 90 тыс погибших в пути.

ТЕРРОР — 2,5 млн человек (минимальная оценка)

1930-1953 — аресты по политическим статьям — 3,8 млн человек, расстрелы — 786 тыс человек.

1930-1953 — смерть в местах заключения 1,7 млн человек.

Максимальная оценка А.Г. Вишневским репрессивных потерь достигает 6 млн человек.

Оценка общего числа прошедших через тюрьмы, лагеря и спецпоселения дается на уровне 25 млн человек, фактически каждый четвертый гражданин трудоспособного возраста.

Итого, прямая потеря населения от внешних обстоятельств большевистского периода составляет по основным статьям (а есть еще не основные, такие как потери в ходе Тамбовского восстания — 11 тыс. человек и таких неосновных статей может набраться на несколько миллионов) — 33 млн человек.

33 млн человек. Это уже половина кургановской цифры демографических потерь, мультипликация которой с нерождениями, преждевременными смертями прошедших через лагеря даст цифру, пожалуй, и большую, чем кургановские 66 миллионов.

Таким образом, ни Курганова, ни цитирующего его Солженицына, невозможно обвинить ни в том, что они лгут, утверждая о 110 или, хотя бы, 66 миллионах «репрессированных», поскольку они говорят обо всех демографических потерях народа в результате «войны советской власти с собственным народом», а не только о казненных в результате вынесения смертных приговоров.

Нельзя их упрекнуть и в том, что они называют заведомо абсурдную и нереалистичную цифру таких демографических потерь.

Даже без учета нерождений и преждевременной смертности от естественных причин, подсчетом «снизу» на основании современных демографических материалов получается цифра потерь населения в 33 млн человек, большая часть которых приходится на гражданскую войну и три волны голода в Советской России.

Разумеется, эта цифра может быть оспариваться и подвергаться пересмотру в сторону снижения. В современной демографии можно наблюдать как тенденцию к занижению репрессивных потерь в работах В.Н. Земскова, так и тенденцию к их завышению в работах А.Г. Вишневского. Но речь идет именно о дискуссии и возражениях оппонентам, об обосновании других цифр, а не о праве утверждать, что Солженицын или Курганов «лгут», называя такие цифры. Даже если бы Курганов, а, вслед за ним, с оговорками, Солженицын, заблуждались, то у них были известные основания заблуждаться – пересчет их приблизительных цифр на современные данные дает весьма сходные значения.

Говорить о «лжи Солженицына» нет никаких оснований. Зато лгунами являются те, кто приписывает ему слова о «100 миллионах репрессированных».
_________________________________________________________
Примечание:
«Из 110 миллионов потерь 44 миллиона * Курганов отнес на Вторую мировую войну.»

«сопредседатель движения «Бессмертный полк России» представил доклад «Документальная основа Народного проекта «Установление судеб пропавших без вести защитников Отечества», в рамках которого были проведены исследования убыли населения СССР в 1941-45 гг. Он изменил представление о масштабах потерь СССР в Великой Отечественной войне.

Согласно рассекреченным данным Министерства обороны РФ, потери Советского союза во Второй мировой войне составляют 41 миллион 979 тысяч, а не 27 миллионов, как считалось ранее. Это — без малого одна треть современного населения Российской Федерации. За этой страшной цифрой скрываются наши отцы, деды, прадеды. Те, кто отдал свою жизнь за наше будущее. И, пожалуй, самое большое предательство — забыть их имена, их подвиг, их героизм, которые сложились в нашу общую великую Победу.

— Общая убыль населения СССР 1941-45 гг. — более 52 миллионов 812 тысяч человек. Из них безвозвратные потери в результате действия факторов войны — более 19 миллионов военнослужащих и около 23 миллионов гражданского населения. Общая естественная смертность военнослужащих и гражданского населения за этот период могла составить более 10 миллионов 833 тысяч человек (в т.ч. 5 миллионов 760 тысяч — умерших детей в возрасте до четырёх лет). Безвозвратные потери населения СССР в результате действия факторов войны составили почти 42 миллиона человек…Приведенные сведения подтверждены огромным количеством подлинных документов, авторитетных публикаций и свидетельств.»
https://polkrf.ru/news/1275/parlamentskie_slushaniya_patrioticheskoe_vospitanie_bessmertnyiy_polk

Юбилейный статистический сборник «Великая Отечественная война» Федеральная служба государственной статистики, Москва 2015, посвящен 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. http://www.gks.ru/free_doc/doc_2015/vov_svod_1.pdf

harmfulgrumpy.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о