В Чечне за день произошло четыре теракта

По данным агентств, боевики совершили нападения на посты ДПС и отделения полиции. Бандиты были уничтожены. Рамзан Кадыров назвал данные атаки попыткой сорвать Курбан-байрам

Фото: Елена Афонина/ТАСС

Обновлено в 17:41

Нападение на отделение полиции было совершено в понедельник, 20 августа, в чеченском городе Шали. Двое вооруженных ножами боевиков хотели попасть в здание и ранили двух сотрудников правоохранительных органов. Об этом пишет ТАСС.

По последним данным, во время нападения ранения получили пятеро полицейских и двое случайных прохожих. Четверо террористов уничтожены (трое из них подростки), один задержан.

Первое нападение произошло на территории ОМВД Шалинского района. Двое боевиков напали на полицейских с ножами. Оба бандита были уничтожены.

Вторая атака произошла на въезде в Грозный. Боевик бросил в пост ДПС гранату, которая не взорвалась. После этого он на большой скорости врезался в полицейских, которые открыли огонь на поражение. Боевика ликвидировали.

Третье нападение было совершено на въезде в город Шали. Смертник применил самодельное взрывное устройство. Никто из полицейских или гражданских лиц не пострадал, боевик задержан.

Четвертая атака произошла в самом Грозном. В результате перестрелки на пересечении улиц Исаева и Первомайской получили ранения полицейский и двое прохожих. Боевика уничтожили.

Ситуацию в Чечне прокомментировал полковник запаса ФСБ, бывший глава подразделения КГБ по борьбе с терроризмом Владимир Луценко:

Владимир Луценко полковник запаса ФСБ, бывший глава подразделения КГБ по борьбе с терроризмом

Террористическая группировка «Исламское государство», запрещенная на территории РФ, взяла на себя ответственность за нападения на полицейских, сообщают СМИ.

Глава Чечни Рамзан Кадыров написал в своем Telegram-канале, что цель нападений — омрачить праздник Курбан-байрам. В свою очередь, заместитель муфтия республики Аслан Абдуллаев заявил, что совершившие нападения не имеют ничего общего с исламом и не являются мусульманами.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru

7 текстов, которые помогут понять, что происходит в Чечне

Глава Чечни Рамзан Кадыров и глава парламента республики Магомед «Лорд» Даудов сделали ряд заявлений, в которых объяснили, кто именно развязал против власти РФ «невиданную по своим масштабам и коварству информационно-террористическую войну», разжигает межнациональную рознь, дискредитирует руководство страны, распространяет панические настроения среди граждан. Чеченские чиновники назвали представителей российской внесистемной оппозиции «врагами России» и диверсантами — среди них главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, сатирик Виктор Шендерович, политики Алексей Навальный и Илья Яшин, правозащитник Игорь Каляпин, оппозиционер Лев Пономарев, — потребовали судить их «по всей строгости» за подрывную деятельность и пригрозили кавказской овчаркой Кадырова Тарзаном. Разговор о предателях России не утихает уже неделю, успел обрасти флешмобами, взаимными оскорблениями и требованиями отправить Кадырова в отставку за угрозы.

Чтобы объяснить, что вообще происходит в Чеченской Республике, «Сноб» предлагает ознакомиться с этими текстами.

1. «Центровой из Центороя. Интервью с Рамзаном Кадыровым», Анна Политковская, 21 июня 2004

В июне 2004 года журналист «Новой газеты» Анна Политковская отправилась в очередную командировку в Чечню и после долгих переговоров смогла добиться интервью с Рамзаном Кадыровым, который тогда только стал первым вице-премьером правительства Чеченской Республики по силовому блоку. До этого Рамзан возглавлял службу безопасности своего отца, Ахмата Кадырова, первого президента республики, но, как замечает Политковская, допустил его трагическую смерть 9 мая 2004 года от взрыва на стадионе «Динамо» в Грозном. Интервью проходило в тяжелых условиях, Кадыров угрожал Политковской убийством и обвинял ее во всех проблемах республики, приводил в помещение, где проходила беседа, сдавшихся и подавленных сторонников Аслана Масхадова, главы непризнанной Чеченской республики Ичкерия.

«Сегодня он крайне агрессивен, взведен, бешеный, временами просто визжит. За его спиной — высокий парень в бейсболке и черной куртке. Он все время подзуживает: “Тебя надо было расстрелять еще в Москве, на улице, как там у вас в Москве расстреливают… Тебя надо было расстрелять…” Рамзан вторит: “Ты — враг… Расстрелять… Ты — враг… […]Будешь писать опровержение, что я не бандит?! Будешь? — орет Кадыров, явно играя на камеру. Она работает постоянно и оказывается “пресс-службой Федерации бокса ЧР”. — Я тебе докажу. Ты — враг. Я тебя заставлю. Ты — хуже Басаева. Ты встала между чеченцами. И русские генералы встали… Если бы не вы, мы бы давно договорились”».

2. «3 дела в чеченском суде. Репортаж из Грозного», Егор Сковорода, «Сноб». 16 апреля 2014 года

Журналист Егор Сковорода специально для «Сноба» отправился в Грозный, чтобы посетить Верховный суд Чечни и изучить типичные дела, которые слушаются в суде. Пытки, похищения, жестокое обращение, запуганные адвокаты, электрошокер, сломанные ребра, подброшенные наркотики и отмененные по пожеланию Кадырова решения суда присяжных.  

«”Их поймали, и они признались в своих преступлениях… а эти зашли и оправдали их. Как это!?” — негодовал Кадыров, по словам которого, среди присяжных “некоторых купили, других запугали”. Он предложил вообще ликвидировать суд присяжных на территории Чечни.

На следующий день родственники сами передали Альви Абдурахманова полиции, хотя решение суда об оправдании никто не отменял. После этого Альви пропал. Через несколько дней его увидели родные Магомеда Акаева, которых вызвали в уголовный розыск: Акаева тоже искали из-за “неправильного оправдания”. Они передали Мадине слова полицейских о том, что она может “прийти и посмотреть” на брата. “Он, конечно, был морально подавленным, говорил мне, чтобы я никуда не обращалась и что нам никто уже не поможет”, — рассказывает Мадина, сестра Альви». 

3-4. «Каково быть геем в Чечне» и «Я не хочу слышать», Ксения Леонова, Colta.ru

Журналист Ксения Леонова прожила в Грозном месяц и все это время собирала человеческие истории. Главная ее находка — история 25-летнего юноши

snob.ru

Современная этнополитическая ситуация в Чеченской Республике

14:00, 23 июля 2008г.

Объективный исследователь, исходя из постулата о том, что на Северном Кавказе сложилась необычная, по сравнению с другими регионами Российской Федерации, этнополитическая ситуация должен признать, что ее состояние в Чеченской Республике выступает в предельно обнаженном и драматическом виде.
Специфика современной этнополитической ситуации в Чеченской Республике во многом определяется трагическими событиями конца XX - начало XXI века, в результате которых была уничтожена среда обитания ее населения, деформирована материальная и духовная культура.Одним из тяжких последствий пережитого является резкое нарушение веками сложившейся многообразной национальной структуры республики, утраты полнокровной полиэтничности, что негативно отражается на процессах развития межнациональных отношений, как в Чечне, так и в регионах Российской Федерации, особенно в субъектах ЮФО, куда мигрировала значительная часть населения Чеченской Республики независимо от их национальностей.
В связи с постепенной стабилизацией общественно-политической ситуации в Чеченской Республике в общественном мнении и в выступлениях политиков встает вопрос о необходимости возрождения полиэтничности республики.
Возрождение полиэтничности – сложная проблема, сопряженная с решением комплекса социально-экономических задач, которые обеспечат привлекательность жизненных условий в Чеченской Республике. Поэтому здесь необходим глубоко осмысленный и ответственный подход, исключающий волюнтаризм и политические спекуляции.
Отмечая важность и общественную значимость этого вопроса для гармонизации межнациональных отношений в нашей республике и ее успешной интеграции в российское этнополитическое и культурное пространство, мне хотелось бы остановиться на причинах исхода из Чечни русского и русскоязычного населения. Это тем более необходимо, когда по этому вопросу часто возникают политические спекуляции.
Отток русского и русскоязычного населения из ЧИАССР начался задолго до «чеченской революции»; и он непосредственно связан с социально- экономическими проблемами, которые стали возникать еще в середине 70-х годов XX столетия.
Как известно, русское и русскоязычное население г. Грозного находилось в тесной связи с промышленным производством: нефтедобычей, нефтепереработкой, машино-приборостроением. Именно индустриальный рабочий класс, состоящий исключительно из русских, определял экономические, политические и культурные процессы, протекающие в республике. По некоторым данным количество промышленных рабочих русской национальности в ЧИАССР достигло до 100 тыс. человек, тем временем удельный вес чеченцев в этой сфере был несравнимо меньше.
Эта диспропорция в социально-классовой структуре населения республики образовалась из-за того, что за все годы существования Советской власти рабочий класс из числа чеченцев, составляющих основное население республики, в должной мере так и не был сформирован.
Почему это произошло? Во многом это объясняется рядом субъективных факторов, в числе которых – искусственное ограничение городскими властями притока коренного сельского населения на промышленные объекты г. Грозного, при существенном дефиците квалифицированных рабочих кадров.
Первый волна оттока русского и русскоязычного населения из ЧИАССР началась во второй половине 70-х годов, когда уровень годовой добычи нефти в республике понизился с 21 млн. тонн в 1971 году – до 8 млн. тонн в 1975 году.
В связи с падением добычи нефти в ЧИАССР, ее столица – г. Грозный по обеспечению товарами первой необходимости был переведен из первой категории в третью. Открытие новых нефтеносных районов Севера и Сибири, где началась интенсивная добыча нефти, способствовало оттоку тысяч высококвалифицированных рабочих кадров из г. Грозного.
Для освоения новых нефтеносных районов квалифицированные рабочие отправлялись не столько за романтикой, сколько за высокими заработками и более лучшими социальными условиями.
Вторая волна оттока русского и русскоязычного населения из Чечни связана с периодом Горбачевской перестройки, когда руководителей предприятий и организаций стали выбирать рабочие коллективы, а первых руководителей республик, краев и областей – местные партийные организации. Демократические процессы в обществе лишали номенклатуру, чиновников былых привилегий.
Третья волна. Оттока русскоязычного населения из Чечни связана с событиями 1991г., когда Д.Дудаев и его сторонники насильственным путем захватили власть и изгнали законный орган ЧИАССР – Верховный Совет. Безусловно, последние события оказали прямое воздействие на исход русскоязычного населения, расшатали систему устойчивых межнациональных отношений, сложившуюся в ЧИАССР в 70-80 годах прошлого столетия. Демократические процессы в ЧИАССР вынудили покинуть партийно-советскую элиту, десятки лет существовавшую за счет государственных привилегий. Она спасовала перед «дудаевцами» и в спешном порядке оставила «поле боя». Перебравшись в другие регионы России, она неплохо устроила свою жизнь. Многие из чиновников успешно интегрировались в зарождающийся в стране капитализм.
Между тем, малообеспеченная часть русскоязычного населения Чечни была брошена на произвол судьбы, как партноменклатурой, так и центральной властью.
Четвертая волна оттока русскоязычного населения из Чечни связана с периодом правления Д.Дудаева, когда перестали платить зарплату, пенсию нависла реальная угроза для жизни беззащитных людей. Среди них были высококвалифицированные специалисты в области нефтедобычи и нефтепереработки, образования, здравоохранения, профессорско-преподавательский состав вузов.
Последними покинули республику малообеспеченная часть русского и русскоязычного населения, пострадавшая в период правления Д. Дудаева а также, кто выжил после первой войны. Эта часть населения республики пострадала от масхадовского режима. При явном попустительстве органов власти она подверглась гонениям со стороны преступных элементов. Это наиболее обездоленная часть русскоязычного населения, лишившись полностью жилья и имущества, стала пятой волной миграции.
Если в 1989 г. в ЧИАССР проживало более 80 наций и народностей СССР, в том числе 294 тысячи русских, 163, 8 тысяч ингушей, 12, 6 тысяч украинцев, 14,8 тысяч армян , 9,9 тысяч кумыков, 6,9 тысяч ногайцев и т. д., то по переписи населения 2002 г. в республике проживают: 40,6 тысяч русских, 8,9 тысяч кумыков, 3,6 тысяч ногайцев, 0,8 тысяч украинцев и т.д. Из этих цифр видно, что в Чеченской Республике фактически установилась моноэтничность.
Отток русского и русскоязычного населения из Чечни не является следствием вражды на межнациональной и межконфессиональной ненависти между русскими и чеченцами – это следствие вражды между политиками, которые преследовали корыстные цели, обогащались за счет конфликтов и войн. Это подтверждает исход из республики значительной части населения чеченской национальности, которые проживают во многих субъектах Российской Федерации и европейских стран. Таков итог бездарной национальной политики, которая проводилась федеральными и ичкерийскими властями.
Политический режим, установившийся в Чеченской Республике в 1991 – 1994 и в 1996-1999 годах, а также нечистоплотные политические персоны федерального Центра, способствовавшие становлению и укреплению этого режима и представители некоторых СМИ, которые используя любую ситуацию для личного «пиара» создали негативный фон вокруг Чеченской Республики и демонический образ чеченца – несут главную ответственность за трагедию и страдания многих сотен тысяч жителей Чеченской Республики.
Несмотря на известные события и старания деструктивных сил, и сегодня в республике вместе с чеченцами бок о бок в дружбе и мире, разделяя их страдания проживает более 30 национальностей, которые принимают активное участие в политической, экономической, социальной и культурной жизни республики.
Яркие примеры тому проведение 23 марта 2003 г. референдума по принятию Конституции ЧР, выборы Первого Президента ЧР А.А.Кадырова и выборы депутатов в Парламент Чеченской Республики, которые состоялись 27 ноября 2005г.
Среди 333 кандидатов в депутаты Парламента Чеченской Республики были представители 8 политических партий России, 19 женщин и более 10 представителей различных этносов, проживающих в Чеченской Республике.
В своих выступлениях в электронных и печатных СМИ Президент ЧР Р.А. Кадыров отмечает, что восстановление экономики и социальной сферы республики не представляется возможным без возрождения полнокровной полиэтничности Чеченской Республики.
Мне представляется, что этот вопрос должен быть краеугольным в государственной национальной политике в нашей республике.

Начальник отдела по национальной В.В. Гериханов
политике Министерства ЧР
по национальной политике,
печати и информации

{mosloadposition user9}

chechnyatoday.com

Новости дня: Чечня просто выходит из себя - Свободная Пресса

Глава Чечни Рамзан Кадыров поручил подчиненным «уточнить» административные границы его республики. С соседней Ингушетией этой границы формально и так не существует уже четверть века — что уже не раз было поводом для кровопролитных стычек. Сейчас — новый виток взаимных территориальных споров двух горских республик с очень горячим населением.

Как Сунженский район делили

В Чечне комиссия, которая призвана уточнить административные границы республики, уже приступила к работе. В ее состав вошли члены правительства, руководители муниципалитетов, а также несколько общественников — председатель республиканского отделения Русского географического общества Рашид Арсаев, председатель Общественной палаты региона Исмаил Денильханов и, как ни странно, даже чеченский муфтий Салах Межиев. Возглавил комиссию человек, который считается вторым по влиятельности в республике после Рамзана Кадырова — председатель парламента Магомед Даудов.

Рабочая, в общем-то, для любого другого региона ситуация с уточнением административных границ в случае с Чечней мгновенно стала поводом для опасений. Болезненнее всего отреагировали на предложение Кадырова в соседней Ингушетии, с которой у Чечни многолетние территориальные споры. Напомним: они тянутся с 1992 года, когда была разделена существовавшая в составе Советского Союза Чечено-Ингушская АССР. Тогда в результате этого политического процесса Сунженский район оказался поделен фактически пополам, а Малгобекский — отошел к Ингушетии.

Читайте также

Канжальская битва аукнулась беспорядками в Нальчике

Массовые волнения в КБР могут стать началом больших проблем на всем Северном Кавказе

Позднее и на Малгобекский район, и на принадлежащую Ингушетии часть Сунженского претензии неоднократно предъявляли чеченские власти. Наконец, в ноябре 2012 года Рамзан Кадыров подписал закон, согласно которому к Чечне отходили город Карабулак, а также два сельсовета Малгобекского района (станица Вознесенская и село Аки-Юрт) и три сельсовета Сунженского района Ингушетии (станицы Нестеровская, Троицкая и село Чемульга).

Одновременно распоряжением Рамзана Кадырова была создана государственная комиссия «по уточнению и согласованию» границы Чечни с Ингушетией.

Разумеется, и создание комиссии, и уж тем более — принятие в Чечне нового закона о Сунженском районе встретило бурный протест в Ингушетии.

Евкуров не стеснялся в выражениях

После подписания Кадыровым закона о Сунженском районе не стеснялся в выражениях ингушский лидер Юнус-бек Евкуров: «Все свои амбиции Кадыров решил вынести за пределы своей республики, выйдя за рамки своих полномочий… Граница между Ингушетией и Чечней — она устоявшаяся… Попытка любой стороны пересмотреть [ее] приведет к конфликту», — пригрозил Евкуров.

Ингушские депутаты потребовали отменить чеченский закон. Но ничего не добились. Более того, ситуация на границе стремительно обострялась: в апреле 2013 года в районе селения Аршты состоялась потасовка между чеченскими и ингушскими силовиками. Другой острейший конфликт чеченских и ингушских силовиков (на сей раз уже не просто потасовка, а перестрелка) произошел в августе 2014 года.

Несмотря на то, что скандальный чеченский закон о Сунженском районе до сих пор не отменен, с 2014 года территориальный спор находился в спящем состоянии. Пока в июле нынешнего года на границе снова не стало горячо: в Ачхой-Мартановском районе начали строить высокогорную дорогу, которая проходит вблизи административной границы между республиками. Она связала урочище Терхи (там находится заброшенное село Галанчож-Терхи — бывший центр упраздненного в сталинские времена Галанчожского района, о восстановлении которого также не раз высказывался Рамзан Кадыров) и селение Ялхарой. Ингушская сторона поспешила заявить, будто дорога местами углубилась на территорию Ингушетии.

К слову, дорожные строители работали в горах под охраной чеченского спецназа. Помимо дороги на Ялрахой по поручению Кадырова также будут построены дороги до покинутых аулов Кей-Мокх и Акка. Они также вблизи чечено-ингушской границы. Что на фоне создания комиссии об «уточнении» злополучной границы только подливает масла в огонь в отношениях двух республик.

Озеро в горах как повод для раздора

Территориальные споры у Чечни были и с Дагестаном. В мае 2013 года Кадыровым была создана рабочая группа, призванная определить принадлежность высокогорного озера Кезеной-Ам (на его берегу чеченские инвесторы планировали строить туристско-рекреационный центр). Само собой, рабочая группа установила, что все озеро с прилегающей территорией входит в границы Чечни, а жители Дагестана используют эти земли незаконно.

Здесь ранее располагался Чеберлоевский район, также упраздненный в сталинские годы — после депортации чеченцы сюда массово так и не вернулись (несмотря на то, что в 2012 году Кадыров восстановил район, здесь по-прежнему проживают лишь несколько сотен семей).

Впрочем, одностороннего изменения административной границы с Дагестаном, как и в случае с Ингушетией, не произошло. И на сегодня с официальной точки зрения озеро находится частью — на территории Чечни, частью — Дагестана. Хотя неизвестно, какое решение примет новая комиссия под руководством Магомеда Даудова. Да и уже сейчас по поручению Кадырова в Чеберлоевском районе начато восстановление заброшенных аулов, кладбищ, мечетей, медресе. Потом начнут строить дороги, как и вблизи от границы с Ингушетией.

Ефремов: границы на Кавказе не должны быть политическими

— Проблема границ в СКФО, разумеется, является дестабилизирующим фактором. Но до тех пор, пока эти границы используются в политических целях. Даже если в основе лежит экономика или историческая память, все это не опасно, пока такие противоречия не пытаются использовать в политическом поле. А так происходит только потому, что есть «серая» зона в законе, — говорит в беседе со «Свободной прессой» руководитель общественной организации Дмитрий Ефремов, который много лет проработал на государственном телевидении в Чечне.

Читайте также

Россияне просто спят на долларах

Потому что потеряли доверие к банкам и снова прячут деньги под матрасами

«СП»: — Что за «серая» зона?

— Если говорить о Северном Кавказе, то главным дестабилизирующим фактором, на мой взгляд, является отсутствие вменяемой стратегии развития горных территорий и законодательства в этой области. Законодательства, учитывающего, в том числе, интересы местного населения.

В этой связи вполне применим опыт «дальневосточного гектара». Разумеется — с оговорками и с учетом северокавказской специфики. В горы, в первую очередь, должны получить право вернуться люди, предки которых жили там. Они могут вернуться к родным руинам, начать вести хозяйство. Стоящие там памятники должны быть каталогизированы и законсервированы. На начало ведения хозяйственной деятельности может быть дан определенный срок. И если в его временных рамках участок не был освоен, логично вновь выставить его для оформления прав. Но уже без преференций автохтонам. Таким образом живое будет жить.

«СП»: — Политика Кадырова по восстановлению Галанчожского и Чеберлоевского районов, безусловно, правильная. Но чеченских соседей пугает, что могут вторгнуться на их территорию.

— Вот возникает претензия со стороны ингушской администрации: почему чеченцы прокладывают по их земле дорогу? Но уместен вопрос: «А почему вы сами за три десятка лет этого не сделали?».

А развивать горы на Кавказе есть чем и кому. И это не только многомиллиардные крупные проекты «Корпорации развития Северного Кавказа». Я сейчас привел простой кейс, который может быть закреплен законодательно. А границы между субъектами РФ, будь то Московская и Калужская области, или Чечня и Дагестан, должны быть условными. Но только не политическими.

svpressa.ru

Ситуация в Чеченской республике / Идеи и люди / Независимая газета

В конце ноября Руслан Хасбулатов побывал в Чеченской Республике. После поездки он направил в правительство РФ аналитическую записку о положении дел в регионе. "НГ" сегодня публикует этот документ.

1. ОБЩАЯ ОБСТАНОВКА

ЧЕЧЕНСКОЙ Республики как единого социально-экономического организма более не существует. Действовавшие веками производственные, торговые, снабженческие и иные формы организованной связи между населенными пунктами или полностью исчезли, или существуют в зачаточной форме, случайно прорываясь через мощные блокираторы. Население республики в глухой изоляции от внешнего (по отношению к республике) мира. Изоляция - это наиболее успешная часть проведенной контртеррористической операции, которая фактически превратилась в войну против всего мирного населения республики. Это - факт, реальность.

Обстановка в Чеченской Республике предельно кризисная. Прежде всего жизнь населения в республике находится под реальной угрозой по всем направлениям: с точки зрения безопасности, наличия условий жизнеобеспечения (продовольствие, вода, медицинская помощь), возможностей передвижения, доступа к информации и т.д. Безработица составляет более 80% трудоспособного населения. Никакой экономики в республике не существует, не созданы условия для возрождения даже первичных, кустарных форм хозяйствования на селе, люди полностью лишены возможности зарабатывать на жизнь трудом. Предпринятые действия для воссоздания системы образования и медицинского обслуживания далеко не адекватны масштабам задач, и работники, занятые в них, не в состоянии нормально выполнять свои должностные обязанности. Школы, вузы, больницы фактически не подготовлены (хотя официальные лица утверждают обратное) к нормальной деятельности. В республике свирепствуют все виды и формы заболеваний, к тому же очевидно и то, что абсолютно все население нуждается в медико-психологическом обследовании на стационарной базе. Пережить две страшные войны, а в трехлетний период между ними - условия концлагеря масхадовского режима... - все это оставило глубокие психологические отклонения и травмы. Эта проблема замалчивается. Однако эта проблема в Чечне выражена еще более, чем та, которая обозначилась после трагедии подлодки "Курск", когда государство немедленно предприняло серьезные меры по оказанию медико-психологической помощи родственникам и сослуживцам экипажа.

Источники существования

Источниками существования людей являются:

а) помощь родственников, находящихся за пределами республики;

б) заработная плата, выплачиваемая федеральными властями работникам бюджетной сферы;

в) гуманитарная помощь;

г) нелегальная деятельность, в частности - вывоз металла (в том числе цветного) с разрушенных предприятий и операции с нефтью. Эти сферы ныне контролируются военными чиновниками (которые заменили бывших хозяев - начальников отрядов боевиков). Но занята в этой сфере часть местного населения, в основном та же, что и при Масхадове.

Все, что поступает из этих источников, позволяет всего лишь продлевать жизнь; люди похожи на тени, видны явные признаки недоедания и отсутствия активной деятельности; заметны нарушения психики.

Такая обстановка, с одной стороны, препятствует возвращению людей, особенно двух категорий: потенциальных предпринимателей и людей интеллектуального труда, без которых немыслимо ни решение проблемы миростроительства в целом, ни тем более восстановление народного хозяйства в каких-то приемлемых формах.

С другой стороны, такая обстановка благоприятствует вхождению в систему республиканской и местной власти представителей маргинальных слоев, которые и правили республикой на всем протяжении 90-х годов. Трудно понять логику федеральных властей в этих вопросах.

Военно-политическая обстановки в республике

Основные военные отряды боевиков были разгромлены уже вскоре после взятия города (точнее, развалин) Грозного зимой-весной 2000 года. Приблизительно с марта-апреля началась новая фаза в этой "странной войне", множество эпизодов которой наглядно свидетельствовали о нежелании армии довершить полный разгром отрядов боевиков. Соответственно началось их некоторое "возрождение". По-видимому, в Генштабе решили, что полезно "продлить войну". "Мирное сосуществование" воинских частей и полуразгромленных, прячущихся групп боевиков - это распространенное явление весны-лета 2000 года, о котором хорошо информировано население. Общеизвестный прием - после ухода из какого-то села группы боевиков начинается планомерное уничтожение данного населенного пункта.

Имитация активных действий, в том числе военных

Генералитет буквально вцепился в чеченскую войну и не намерен ее завершать, поскольку она дает огромные возможности, немыслимые в условиях мира: непрерывное возрастание политической роли в обществе, мощное финансирования, чины и должности (вчерашние полковники сегодня генерал-полковники), материальное благополучие, чей источник отнюдь не только казна, и т.д. Это происходит не в силу каких-то субъективных качеств военных, не в силу склонности к жестокости и насилию (хотя отдельные офицеры, несомненно, обладают и такими мерзкими склонностями), а в силу объективных интересов страны (социальной группы) как таковой. Эти узкие интересы выражает Генеральный штаб, который болезненно переживал поражение в прошлой войне в Чечне. Усилиями Генштаба и его политических союзников были сотворены мифы о том, что прошлую "войну армия проиграла благодаря вмешательству политиков". Это утверждение очень далеко от правды. Правда же состоит в том, что прошлая война велась так же бездарно, как и нынешняя, и она была полностью проиграна армией и Генштабом. Проиграна (в том числе) в результате вызванного действиями армии недовольства населения Чечни, поскольку войска вели себя, как жестокие оккупанты, прибегая к репрессиям в отношении мирных граждан. Известно, что профессиональный военный (офицер) всю жизнь готовится к войне, и, коль скоро она началась, он "выжимает" из нее все, что возможно. А если идет такая война, как в Чечне, когда можно безнаказанно совершать любые деяния, в том числе в плане личного обогащения, при минимальном риске, - такая война просто мечта. Но для "продления войны" нужно создавать мифы, кричать о "грозном противнике", "сломленном но не уничтоженном"; посылать "наверх" секретные донесения с ложными характеристиками "поведения" народа, который, якобы "сочувствует бандитам", и т.д. Такая политика военного руководства в Чечне фактически ведет к дальнейшей массовой гибели гражданского населения, препятствует его включению в общую работу по прекращению партизанщины, не дает возможности сформировать эффективно действующую республиканскую систему МВД и милиции, которая, и это вне сомнений, смогла бы в краткие сроки ликвидировать остатки отрядов боевиков, опираясь на помощь населения и частей армии.

Содержание политики "имитации" войны

Любая мелкая стычка выдается за тяжелый бой с сепаратистами. Под это подверстываются даже взаимные столкновения федеральных сил, часто завершающиеся гибелью солдат и офицеров, подозрительна и "минная война". Ураганные обстрелы, ведущиеся ночами из всех видов тяжелого оружия, видимо, тоже вплетаются в ткань "имитации" войны, хотя некоторые утверждают, что таким варварским способом уничтожают накопившиеся за десятилетия снаряды, высвобождая для выгодной реализации медные гильзы.

То, что сообщает пресса (даже самые, казалось бы, правдивые факты), по большей части не соответствует истине, что же касается официальных сообщений - то и подавно.

Испытание новых видов и типов оружия

Очевидно и то обстоятельство, что продление войны диктуется и определенными интересами военно-промышленных предприятий, разработчиков новой военной техники и средств ведения войны. Чечня - это удачный и выгодный полигон для испытаний: абсолютная изоляция и закрытость региона, отсутствие республиканских и местных властей, с которыми необходимо согласовывать такого рода действия, безответственность за наносимый экологический ущерб и, самое главное, люди в качестве подопытных кроликов, за судьбы которых не приходится нести никакой ответственности. Это - реальность, данность.

Жестокое обращение с населением

В целом ряде публикаций и выступлений по итогам первой чеченской войны я называл одним из главных факторов поражения жестокость по отношению к мирному населению. Жестокое обращение военных с народом в этой войне намного превосходит все то, что было ранее, в той первой бесславной войне. И в тот период, и ныне идеологи армии и командиры совершили и совершают роковую ошибку (или преступление?), воспитывая солдат и офицеров в духе ненависти к мирным горцам. За основу такого "воспитания" берутся выхватываемые из контекста слова прославленных полководцев XIX века (Ермолова, Барятинского и др.) типа того, что "хороший чеченец - мертвый чеченец", и т.д. При этом не обращается внимание на конкретную политику, например, генерала Ермолова, которая сводилась к бережному, честному, рыцарскому отношению к мирным чеченцам, старикам, детям, женщинам. Ермолов жестко наказывал целые казачьи подразделения за проявленную ими жестокость, разорение аулов, снимал офицерские погоны с командиров за такого рода действия, оказывал большую материальную и медицинскую помощь людям, строил дороги, мосты, города. Ермолов был не только покоритель, но и созидатель. А чем могут похвалиться "чеченские генералы", оставляющие после себя разрушенные города, пепелища, плачущих вдов и сирот?

Варварское уничтожение Грозного

Ничем, кроме мотивов мести, невозможно объяснить уничтожение этого города. Здесь совершенно не сохранилось ни одного не разрушенного здания. Какая военная необходимость была в этом? Любопытно, что многие уцелевшие от воздушного и артиллерийского налетов здания были сожжены и взорваны армией уже после того, как из города были выбиты боевики и он перешел под федеральный контроль. Подход скорее всего буквально скопирован с того, какой применили нацисты в ходе Второй мировой войны после поражения варшавского восстания - один из красивейших городов Европы был превращен в руины. Другого аналога мировая практика XX века не знает (ведь уничтожен крупный населенный пункт с 400-тысячным населением). Даже Сталинград и Берлин не были разрушены до такой степени. Грозный, основанный Ермоловым в 1818 году, был одним из красивейших городов Северного Кавказа - с мощно развитой промышленностью и производственной инфраструктурой стоимостью более чем в 70-80 млрд. долл. (на начало 90-х годов). Разрушенный жилищный фонд (по минимальным расценкам) оценивается в 20-30 млрд. долл.

Предельная жестокость и насилия в различных формах, в том числе публичные избиения на улицах, произвольные задержания людей, немотивированная стрельба по людям и пр., стали обычной практикой. Процветает, по сути, хищение людей - под любым предлогом и даже без предлога солдаты в масках и на машинах без номеров арестовывают людей, преимущественно молодых, увозят их, избивают, часто требуют выкуп от родственников, превратив это в ремесло. Особенно свирепствуют так называемые контрактники, которые снова и снова возвращаются в республику с целью наживы и утоления нездоровой страсти к насилию.

Мародерство - наиболее развитая сторона в действиях многих солдат и офицеров

Вся история войн, по крайней мере с персидских походов греческих и римских полководцев, показывает, что мародерство - прямой путь к разложению армии, в особенности, если армия склонна увлекаться алкоголем. Это уже произошло и воинских частях армии и МВД на территории Чеченской Республики. Отчасти это следствие полного отсутствия федерального контроля за сегментом армии в этой республике. Здесь нет ни правительственно-президентского, ни парламентского (гражданского) контроля, нет даже контроля со стороны самого военного ведомства. Военная прокуратура, покрывая преступления среди военных, прямо содействует разложению армии, а высшие чины армии и МВД не знают конкретной ситуации, ограничиваясь докладами из Чечни нижних чинов.

Практика произвольных арестов невинных людей, издевательства, пытки, вымогательства, создание искусственных затруднений в передвижении для гражданского населения, бездумные, совершенно необъяснимые с точки зрения здравого смысла действия, направленные на уничтожение Грозного, - все это и многое другое в короткие сроки лишило армию ее объявленной цели - стать освободительницей народа от преступно-репрессивного масхадовского режима.

Денежный фактор в политике "имитации" войны

Остатки разрушенной промышленности демонтируются и вывозятся - вначале вывозили цветной металл, ныне - любой металл. Это делается организованно, под охраной вооруженных людей армии или МВД. Особо важную роль играет нефть. Известно, что при Дудаеве стали появляться примитивные мини-заводы по "домашней" перегонке нефти. В период правления Масхадова их число не превышало 1000 единиц - после установления контроля над республикой федеральными силами (с марта 2000 года) количество мини-заводов быстро возрастало и ныне превышает 2000 единиц. Они полностью контролируются комендантами районов и начальниками воинских частей. Например, в пригородном Пятнадцатом совхозе (Грозненский сельский район), считавшемся "вотчиной" Вахи Арсанова (вице-президент), до войны действовало около 30 таких предприятий, ныне действует более 60 единиц. Нефтепродукты вывозятся с этих предприятий под усиленной охраной воинских команд армии и МВД за пределы республики. Обо всем этом превосходно осведомлено население республики. Можете себе представить, к какому выводу оно приходит.

Во многом денежному фактору подчинены пресловутые зачистки, когда устраиваются массовые облавы в населенных пунктах и городских кварталах в целях якобы "проверки документов" или поимки "боевиков". В ходе таких зачисток осуществляются вымогательства и захваты заложников под видом "подозрительных лиц". Позже начинается длительный и мучительный поиск арестованных и их выкуп родственниками. На большинстве блокпостов существует открытое мздоимство: заплати - проедешь.

Политики изоляции населения

Целям изоляции населения Чечни от России и внешнего мира подчинено и откровенное нежелание открыть воздушный и железнодорожный пути сообщения, возможности для чего существуют уже полгода. Эта мера сама по себе внесла бы существенный вклад в дело общего урегулирования ситуации, но, очевидно, задача заключается не в таком развитии событий.

Деятельность, препятствующая объединению народа и интеллектуалов из республики

В народе уже давно существует понимание необходимости объединения народа как для решения задач ликвидации последствий дудаевско-масхадовского правления, так и восстановления народного хозяйства. Однако некоторые специфические официальные организации и их служащие исходя из "своего" понимания этой проблемы предпринимают энергичные, хотя и скрытые, действия с целью недопущения единства народа и его более или менее известных представителей, живущих, в том числе, вне Чечни, в различных городах России. Проводится тактика "вбрасывания" каких-то сомнительных "лидеров", которые прямо и непосредственно разрушают процесс взаимодействия и сотрудничества между разными влиятельными лицами. Провоцируются столкновения даже между объявленными "лидерами" в самой Чечне. С какой целью проводится эта подрывная деятельность, наносящая огромный ущерб народу, попавшему в беду? Это не соответствует целям и задачам, объявленным президентом, и интересам государства в Чечне. И как позволите понимать эти далеко не сложные, скорее примитивные, игры в то время, когда гибнут тысячи людей, и причина их гибели - уже далеко не только и не столько в масхадовых, басаевых и хаттабах, сколько в политике, проводимой властью?

ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Я не думаю, что в целом проводимая политика имеет в своей основе сознательный выбор. Скорее всего Генштаб выторговал право для армии "навести порядок" и с этой задачей откровенно не справляется. Одно дело разгромить военные отряды Масхадова - с этой задачей армия более или менее успешно справилась уже к концу 1999 - началу 2000 года, хотя и не сумела провести операции в рамках собственно контртеррористической деятельности, позволив себе стать на путь тотального разрушения населенных пунктов.

Величайшей ошибкой явилось то обстоятельство, что армия присвоила себе решение сложнейших комплексных вопросов миростроительства в постконфликтный период, не имея об этой проблеме ни малейшего представления. В задачи ни одной армии в мире не входит миростроительство. Армии выполняют всего лишь одну из подзадач. Поручив выполнение совершенно несвойственных Вооруженным силам сложнейших комплексных проблем, государство получило адекватное следствие - армия стала автономным самодостаточным механизмом насилия и даже дополнительным дестабилизатором (раздражителем), над которым контроль со стороны федеральных властей почти полностью утерян.

В Генштабе и среди генералов в Чечне, похоже, преобладает весьма узкий взгляд - будто силой, страхом и репрессиями можно привести к покорности народ. На практике этот подход привел к политике уничтожения народа, к сползанию к геноциду, расширению конфликта за пределы Чеченской Республики.

Самонадеянная уверенность в том, что "конфликт не выходит за пределы Чечни", а "все население окружающих республик поддерживает федеральные Вооруженные силы, воюющие в Чечне", - явное заблуждение. Если отбросить дежурные выступления руководителей республик, то подавляющая часть их населения с нарастающим беспокойством смотрит на все то, что происходит в соседней Чечне, и на то, каким образом федеральные войска наводят "конституционный порядок". Они проецируют это на свою собственную судьбу и связывают произвол с нарастанием этнической напряженности в РФ, с все большим отчуждением федеральных властей от нужд, интересов и специфических особенностей народов Северного Кавказа. В недрах общественных низов зреет мощное недовольство Москвой.

Безработная молодежь в этих республиках все больше склоняется на сторону "борцов за ислам". Морально-нравственный вакуум, образовавшийся в 90-е годы среди народов Северного Кавказа, энергично заполняется различными политизированными религиозными учениями, в том числе пресловутым ваххабизмом, распространение которого идет необычайно динамично, хотя и в скрытых формах. Особенно успешно развиваются идеи о "едином Кавказе" (разумеется, не в пределах России) и, как о промежуточном этапе к этому, о "единой Северо-Кавказской федеративной Республике". Во многом это следствие чрезмерно жестоких последствий тотального применения тяжелых средств ведения войны, жертвой которого стали не террористы, а невинный народ, трагическое положение которого не является секретом для жителей всего Северного Кавказа.

Более откровенно и открыто осуждают чеченскую политику Кремля закавказские народы, традиционно питающие надежды на воссоединение с Россией, хотя бы в отдаленной перспективе.

На фоне чеченской войны представилась легкая возможность проводить антироссийский политический курс и тактику быстрого сближения с НАТО, поскольку Россия представляется в образе жестокого врага, способного безжалостно уничтожить целые народы. Эти крайне негативные для интересов России процессы могут буквально "взорваться", если, к примеру, в российской экономике произойдет сбой и в стране усилится (даже временно) социально-экономическая напряженность.

Другое вполне вероятное направление в развитии событий - переход "особо непримиримых" к тактике террора на территории собственно России, чего пока что, слава Богу, не наблюдалось, хотя потуг доказать обратное, как помним, было достаточно. Кстати, эти потуги длительное время активизировались российскими СМИ и некоторыми должностными лицами, откровенно провоцирующими своими выступлениями античеченские настроения в обществе. Отдельные доброжелательные высказывания президента не меняют общей мрачной картины в пропагандистской кампании, которая последовательно ведется годами.

Возможен новый этап осложнения в международных отношениях. Это тоже реальность, если не будет остановлен маховик произвола и не начнутся фундаментальные восстановительные работы как база миротворчества в постконфликтный период. В настоящее время "чеченская проблема" в международной сфере как бы "заморожена", но она не сошла со сцены и не "угасла". Это надо понять.

ОБЩЕЕ РЕЗЮМЕ

Необходимо коренным образом изменить подходы к решению проблем Чеченской Республики. Какой бы сложной ситуация ни была, ее можно урегулировать, и некоторые конкретные предложения относительно того как это осуществить, мною уже высказывались в целом ряде выступлений в печати.

www.ng.ru

Кавказский Узел | Ситуация в Чечне за три недели до референдума

Владимир Бабурин: В Чечне продолжается форсированная подготовка к намеченному на 23 марта референдуму по Конституции республики. В Грозном демонстративно демонтируются блок-посты. По словам властей, обстановка в Чечне становится все более спокойной, а через три недели, оставшиеся до референдума, волноваться и вовсе будет не о чем. Рассказывает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Муса Хасанов:

Муса Хасанов: Заместитель руководителя Центризбиркома Увайс Арцханов считает, что за 20 дней, остающихся до проведения всенародного референдума по принятию новой Конституции, республика на 95 процентов готова к проведению этого мероприятия, и особых проблем с организационными работами у сотрудников 414 избирательных участков, расположенных на территории республики, нет. Списки жителей Чечни, имеющих право на участие в референдуме по Конституции республики, будут полностью составлены к концу этой недели. Исходя из данных, предоставленных органами местного самоуправления республики, в настоящее время в Чечне проживают около 507 тысяч избирателей, однако, со слов Арцханова, эти данные требуют тщательной проверки. Избирательная комиссия Чечни 3 марта начала проверку данных о том, сколько граждан, имеющих чеченскую регистрацию и проживающих за пределами республики, хотят принять участие во всенародном референдуме. Для вынужденных переселенцев, временно проживающих в Ставропольском крае, Дагестане, Карачаево-Черкесии и Ингушетии на приграничных с Чечней территориях будут организованы передвижные избирательные участки, размещенные у автобусов.

Около 10 процентов участников чеченского референдума составят военнослужащие из 42-й мотострелковой дивизии Минобороны России, дислоцированные в пригороде Грозного на постоянной основе. По данным штаба Объединенной группировки российских войск в Чечне, с наступлением марта месяца начата подготовка вывода избыточных армейских подразделений и бронетехники, дислоцированных в республике. В настоящее время численность российских военнослужащих, находящихся в Чечне, превышает 80 тысяч человек. Также российским командованием в преддверии референдума ликвидированы более 10 блок-постов, располагавшихся на территории чеченской столицы. Правда, за счет упраздненных постов усилены КПП вокруг Грозного и на федеральной трассе "Кавказ". Правоохранительные органы Чечни, со слов Увайса Арцханова, полностью взяли под свою охрану все избирательные участки и членов избирательных комиссий 20 районов республики, а российские силовые подразделения командованием Объединенной группировки войск переведены на усиленный режим несения службы, который продлится до окончания референдума по принятию чеченской Конституции.

Однако, несмотря на все меры безопасности, предпринимаемые руководством Чечни и командованием российских силовых подразделений, бойцы чеченских вооруженных формирований не только не прекратили, но наоборот, активизировали диверсионно-подрывную деятельность в Грозном и в других наиболее крупных населенных пунктах республики. Как сообщают военные источники, за последние дни активизировали свою деятельность и работники подпольного телевидения Ичкерии, которые, разбившись на мобильные группы, посредством телерадиопередатчиков кустарного производства в различное время суток в большинстве районов республики передают последние заявления чеченского лидера Аслан Масхадова и полевых командиров чеченских сил сопротивления, призывающих чеченский народ, цитирую: "Не принимать участие в референдуме, навязанном российским властями и кучкой национал-предателей во главе с Ахмадом Кадыровым", - конец цитаты.

Исходя из сложившейся в Чечне ситуации, очевидно, что предстоящий референдум не станет началом политического урегулирования, ведущего к окончанию кровопролития в Чечне. И все же, по всей вероятности, референдум будет проведен в намеченные сроки. По крайней мере, никто из участников подготовки референдума не собирается от него отказываться.

Владимир Бабурин: Чеченскую тему мы продолжим обсуждать с депутатом Государственной Думы России, сопредседателем партии "Либеральная Россия" Сергеем Юшенковым, он здесь, в Московской студии, и в Пражской студии - наш корреспондент Андрей Бабицкий. Первый вопрос у меня такой: действительно, блок-посты на чеченских дорогах разбираются, это сообщают и наши корреспонденты, это показывают практически все без исключения российские телеканалы и зарубежные журналисты, которые имеют возможность работать в Чечнею. Действительно объявлено о том, что будут выплачены компенсации тем, кто потерял жилье во время проведения контртеррористической операции в Чечне. Действительно объявлено о том, что 5 марта и 7 марта будут выводиться войска, будут выводиться они и далее. Сергей Николаевич, первый вопрос к вам, как вы полагаете, это переход к какой-то новой фазе чеченской кампании, или все это делается только исключительно, чтобы каким-то образом обеспечить 23 марта референдум по чеченской Конституции?

Сергей Юшенков: Этих фаз уже было столько много, что я уже думаю, и вы, и я вряд ли смог бы сосчитать, сколько было этих фаз, вывода войск, завершения военной части операции, и так далее, и тому подобное. То, что федеральные власти пытаются хотя бы придать референдуму законный толк и вид, и выводят войска для этого, ну, может быть, это послужит началом действительно какого-то мирного процесса, дай Бог, как говорится, но мне в это верится с трудом, потому что эскалация напряженности в Чеченской Республике, по-моему, только расширяется, прошу прощения за тавтологию, но, во всяком случае, усиливается, и здесь мы имеем ситуацию, суть которой заключается в том, что федеральные власти пытаются представить всему миру, что в Чечне нет никаких боевых действий, что там нормализуется обстановка, разбираются блок-посты, выводятся войска и что можно референдум признать легитимным. Хотя мне непонятно, почему вообще тогда блок-посты там сооружали. Ведь никакого чрезвычайного положения в Чечне не вводилось, а контртеррористическая операция не предполагает ни применения вооруженных сил, ни установления того режима, фактически режима чрезвычайного положения, который сегодня существует в Чечне.

Владимир Бабурин: Тот же вопросы в Прагу Андрею Бабицкому. Андрей, вы теперь наблюдаете за тем, что происходит в Чечне, издалека. Несколько лет назад вы работали на выборах в Чечне и не нашли тогда практически ни одного избирательного участка. Какое ощущение у вас от нынешней ситуации, от тех действий, которые федеральные власти сейчас проводят в Чечне - разборка блок-постов, обещание вывода войск, обещание выплаты компенсаций, и так далее?

Андрей Бабицкий: Я хочу сказать, что я несколько месяцев назад был в Грозном, поэтому у меня есть более свежие впечатления о ситуации в Чечне. Вы говорите о процессах, которые признаете уже самой постановкой реальными - вывод войск, ликвидация блок-постов. Я бы сказал, что мне все-таки не представляется, что это такие уж очевидные вещи, потому что вывод тысячи военнослужащих вовсе не означает уменьшения или сокращения воинского контингента в Чечне. Ликвидация нескольких блок-постов в Грозном - это не значит, что условия передвижения по Чечне будут существенно облегчены. Выплата компенсаций ? здесь, в общем, есть о чем поговорить, я скажу два слова позже...

Все-таки, мы говорим о косметических мерах, которые имеют своей целью продемонстрировать определенное улучшение обстановки в Чечне в преддверии референдума, но это очень условный смысл всех этих процессов, потому что вот этот обвал информации позитивной о как бы переменах, затронувших все сферы чеченского общественного быта, этот обвал информации, в общем, заставляет предположить, что исключительно какими-то рациональными причинами вся эта информационная агония не ограничивается. Здесь, мне кажется, не очень годится такое сугубо функциональное, манифестирующее голый результат, объяснение. Я бы сказал, что нам стоило поискать мистику вот этого странного взгляда из центра в Чечню, провоцирующего вот этот обвал информации, ее недержание. Мне кажется, мы должны сказать не только о пропагандистском характере всей это кампании, но, прежде всего, следует предположить, что ее источником является некая политическая воля, которую, я думаю, мы можем отождествить с Кремлем, и, на мой взгляд, эта политическая воля - она выстраивает очень простую картину миру. Она представляет себе чеченское общество, как, скажем, некий колбасный мир, колбасное общество, мир жующих механизмов, которому нужна питательная среда. Что я имею в виду: когда говорят о выплате компенсаций, каком-то улучшении - это попытка подкупа, шантаж наоборот. Фактически это такое сообщение чеченцам: мы сделаем то-то, то-то, мы сделаем, может быть, вам жизнь более безопасной, мы выделим какие-то деньги, но, пожалуйста, не противьтесь нашему намерению провести референдум.

Владимир Бабурин: Вы упомянули о компенсациях, но я думаю, может, нам стоит сейчас эту тему опустить и попробовать где-нибудь в ближайшие дни связаться с адвокатом Абдуллой Хамзаевым, который в то время, когда он был свободен от судебного процесса по делу Буданова (он был защитником потерпевшей стороны - родственников убитой Будановым Эльзы Кунгаевой), он пытался не то, что получить компенсацию за свой разрушенный дом, а хотя бы начать судебные тяжбы с государством, пока это было безуспешно. А вопрос у меня про два других судебных процесса ? то же дело Буданова, он все-таки Верховным судом не был признан невменяемым, и второй процесс, который получил продолжение и дошел до суда, это процесс человека по фамилии Лапин, по кличке Кадет, который угрожал убийством журналистке Анне Политковской. Дело это тянулось, там был совершенно издевательский момент, когда суд постановил провести графологическую экспертизу посланий Кадета, где он угрожал Анне Политковской. Послания были по электронной почте - какое графологическое исследование можно провести? И, тем не менее, сейчас дело Буданова куда-то сдвинулось, и дело Кадета неожиданно дошло до суда. Андрей, вы тоже считаете это явлением того же порядка, условно говоря, цитирую вас, "подкупом"?

Андрей Бабицкий: Вы знаете, нет. Что касается дела Буданова, то я думаю, что у Верховного суда просто не было другого выхода, как открыть заново процесс, потому что если бы Верховный суд принял иное решение, вся его, и без того достаточно хрупкая, репутация рухнула бы в одночасье. Но я должен сказать, посмотрите, по каким основаниям Верховный суд фактически отправил дело на доследование - по тем основаниям, что во время судебного следствия в Ростове было допущено огромное количество процессуальных нарушений, то есть, не по существу вынесенного приговора, а по процессуальным нарушениям. Это раз. Что касается ситуации с Анной Политковской, я думаю, что какое бы решение ни было принято в этом случае, мы должны понимать, что, в принципе, сегодня журналисты, работающие по чеченской тематике, все находятся в угрожаемом положении, поскольку фактически они все лишены возможности работать в соответствии с правилами и нормами журналистики в Чечне, в том случае, если они пытаются идти против тех положений, которые являются обязательными для работы в Чечне и установлены соответствующими службами. Я имею в виду и ведомство Сергея Ястржембского и пресс-центр федеральной группировки - в этом случае они выходят на поле, где их на каждом шагу подстерегает опасность. Так что, в общем, дело одного журналиста в этой ситуации вряд ли способно изменить общую тенденцию, равно, как и дело Буданова. Фактически, то решение, которое, как мне кажется, сформировало основной смысл для действующей армии - оно уже принято.

Владимир Бабурин: Тот же вопрос Сергею Юшенкову, как вы полагаете, следует ли считать вот эти два шага, суда - суд над Будановым и суд над Лапиным, который сейчас, вероятно, начнется, самостоятельными шагами судопроизводства, или все же правильнее было бы их тоже увязать с 23 марта и референдумом в Чечне?

Сергей Юшенков: Верховный суд не только по делу Буданова выносил подобного рода решения. Давайте вспомним. Это и по делу Никитина, тоже так рассматривалось, частично было удовлетворено ходатайство Григория Пасько. Я все же смею надеяться, что Верховный суд может принимать самостоятельные решения. В противном случае здесь Андрей Бабицкий совершенно прав, что его репутация, конечно, мгновенно рухнет. То, что вернули дело на доследование по процессуальным мотивам, это очень важно тоже. Может быть, Верховный суд на данной стадии, я боюсь ошибиться и брать на себя смелость утверждать прямо противоположно, что, может, на этой стадии достаточно того, что было нарушено процессуальное законодательство. Тем не менее, наверное, все же какой-то шажок к независимости судебной власти проявлен. Другой вопрос - мы не знаем механизмов принятия этих решений, может быть, это сугубо политические решения, и именно в преддверии референдума 23 марта.

Владимир Бабурин: Еще один вопрос, я хочу напомнить нашим слушателям, что Сергей Николаевич Юшенков - член Комитета по безопасности Государственной Думы, снимаются сейчас блок-посты в Чечне, в общем, в этой республике и без того было неспокойно, и не следует забывать совсем недавние происшествия, когда и были блокпосты, и, тем не менее, был взорван Дом правительства. В Чечне были и продолжаются и похищения людей, и масса других преступлений. То, что сейчас не будет блок-постов, как вы полагаете, как член Комитета по безопасности, как это отразится на безопасности населения, которое эти блокпосты, как говорят федеральные власти, должны защищать от бандитов?

Сергей Юшенков: Именно мое мнение, как члена Комитета по безопасности Государственной Думы, состоит именно в том, что это незаконные сооружения на территории Чечни, которые не предусматриваются законом о борьбе с терроризмом. Подобный режим, и комендантский час, и ограничение режима проезда, и так далее, возможно установить только в рамках чрезвычайного положения. Я здесь тоже соглашусь с Андреем, конечно же, ликвидация нескольких блок-постов не означает ликвидацию блок-постов вообще и не означает ликвидацию ограничений на передвижение и нахождение в Чечне. Все равно это будет компенсировано какими-то подвижными отрядами, которые будут заниматься поборами с тех, кто собирается находиться в Чечне.

Опубликовано 4 марта 2003 года

www.kavkaz-uzel.eu

СИТУАЦИЯ В ЧЕЧНЕ ГЛАЗАМИ ПАРЛАМЕНТАРИЕВ

Большинство парламентариев убеждены, что хотя основные конфликты и теракты в Чечне прекращены, война остановлена, но говорить о решении всех проблем в этом регионе, включая окончательное завершение военных действий в Чеченской республике, преждевременно. По их мнению, работа по стабилизации обстановки в Чечне еще не закончена, и утверждение Рамзана Кадырова о том, что республика является самым спокойным регионом на Северном Кавказе, скорее, можно считать преувеличением.

Некоторые депутаты даже подвергли резкой критике высказывания Кадырова, подчеркнув, что он выдает желаемое за действительное.

Наш корреспондент обратилась к представителям верхней и нижней палат парламента с вопросом: "Действительно ли можно говорить о достижении полного мира и стабильности в Чечне?"
Председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике, представитель в СФ от Государственной Думы Астраханской области Геннадий Горбунов выразил сомнения в том, что действительно можно говорить об окончательном завершении военных действий в Чечне.
"Нет полных оснований для таких уверенных утверждений, что Чечня стала самым стабильным регионом на Северном Кавказе: периодически возникают обострения ситуации в республике, сложностей там по-прежнему остается много", - заявил сенатор.

"Заявления Кадырова у меня вызывают некоторые сомнения, вряд ли есть поводы для такого оптимизма", - отметил глава комитета.

Работа по стабилизации обстановки в Чечне еще не закончена, и утверждение Рамзана Кадырова о том, что Чечня является самым спокойным регионом на Северном Кавказе, скорее можно считать преувеличением, заявил первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, представитель в СФ от правительства Вологодской области Валерий Федоров.

"Президенту страны, конечно, приятно слышать такие заявления, ведь он стремится к обеспечению стабильности и безопасности, но на мой взгляд, утверждение Рамзана Кадырова о том, что Чечня сейчас стала самым спокойным регионом на Северном Кавказе, является все-таки преувеличением", - подчеркнул сенатор.

По мнению зампреда комитета, "работы по стабилизации обстановки в Чечне еще много - и федеральному центру, и силовым структурам, и местным органам власти придется прилагать максимум усилий, чтобы окончательно закрепить успех". "Когда две недели назад выступал глава ФСБ Патрушев, он заявил о том, что последняя амнистия боевиков прошла очень успешно. Возможно, нужно будет провести еще не одну амнистию, а это говорит о том, что работа еще не завершена", - отметил В.Федоров.

"Еще остались в Чечне и небольшие бандформирования, и много одиночек-бесшабашников, и Запад продолжает посылать своих эмиссаров, поэтому ставить точку еще рано", - заключил парламентарий.

Основные конфликты и теракты в Чечне прекращены, сама война остановлена, но говорить о решении всех проблем на Северном Кавказе и в Чечне преждевременно, считает член Комитета Совета Федерации по делам СНГ, представитель в СФ от администрации Курганской области Олег Пантелеев.

"Конфликты и теракты в Чечне прекращены, так что можно сказать, что в целом эта война выиграна", - отметил сенатор.

"Достаточно вспомнить для сравнения Россию 90-х годов, когда постоянно происходили взрывы, теракты, шла сама война в Чечне, сейчас это все остановлено, поэтому вполне можно говорить о большом успехе в этом направлении", - убежден парламентарий.

Вместе с тем, подчеркнул член комитета, "говорить о решении всех проблем на Северном Кавказе и в Чечне было бы несколько преждевременным". "Очень многое зависит от наших органов безопасности - сейчас потребуется большая, возможно, на первый взгляд незаметная, кропотливая оперативная работа", - считает сенатор. "Самое главное, что уже удалось совершить существенный скачок в ситуации с Чечней - перейти от разрушения к созиданию", - уверен О.Пантелеев.

Кроме того, продолжил парламентарий, "очень важна идеологическая работа с населением, когда к людям приходит понимание того, что от федеральной власти идет благо, а экстремисты и религиозные фанатики - это зло". "Если удастся донести до всех жителей Чечни это понимание, тогда можно с уверенностью сказать, что на войне в Чечне поставлен крест и больше пожар войны не разгорится", - подытожил сенатор.

Более оптимистичной точки зрения придерживается заместитель председателя Комиссии Совета Федерации по делам молодежи и спорта, представитель в СФ от Законодательного собрания Приморского края Игорь Пушкарев.
Ситуация в Чечне постепенно стабилизируется, и в самой беспокойной до недавнего прошлого республике восстанавливается хозяйство, убежден Игорь Пушкарев.

"Если раньше каждый день что-то происходило в Чечне, и каждый день мы ждали каких-то неприятных сюрпризов, то теперь плохие новости приходят оттуда все реже и реже, и я даже уже не припомню, когда последний раз слышал что-то подобное о Чечне", - рассказал сенатор.

По словам парламентария, "люди возвращаются в свои дома, возрождается и восстанавливается хозяйство – какой же показатель может быть лучше этого". "Это заслуга и федерального правительства, которое выделило большие средства на восстановление порядка в республике, и местных властей, которые, по всей видимости, правильно и эффективно расходуют эти средства", - считает И.Пушкарев.

"Для всех очень важно, чтобы боевые действия прекратились и больше никто о них не вспоминал, кроме как в курсе истории, и я думаю, что сейчас для этого делается все возможное", - заключил сенатор.

Заявление Кадырова полностью соответствует действительности, убежден член Комиссии Госдумы по проблемам Северного Кавказа Ахмар Завгаев.

"Обстановка в Чечне сегодня лучше, чем во многих регионах России", - заявил депутат.

Парламентарий подчеркнул, что "заявление Кадырова полностью соответствует действительности, поскольку сегодня правоохранительные органы Чеченской республики полностью выполняют задачу по соблюдению общественного порядка. Поэтому вопрос о терроризме на территории Чечни уже полностью отпал". "Рамзан Кадыров за короткое время сумел направить потенциал населения в созидательное русло. А самое главное, за последние 1,5 года республика пришла к межнациональному согласию", - отметил депутат.

"В своем заявлении Кадыров еще поскромничал, потому что ситуация в республике намного стабильней, чем во многих субъектах РФ", - заключил Ахмар Завгаев.

Заявлению Рамзана Кадырова о стабилизации ситуации в Чечне стоит верить, считает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам местного самоуправления Гаджимет Сафаралиев.

"Трудно оценить реальную обстановку в Чечне, но сравнив ее с ситуацией в республике год назад, можно увидеть улучшения, что благоприятно отразится на внутреннем климате России", - заявил депутат.

Парламентарий отметил, что боится быть некомпетентным в вопросе улучшения обстановки в республике, поскольку не знает ситуации там на данный момент. Но, продолжил первый зампред комитета, "если президент республики говорит о стабилизации и об окончании военных действий в Чечне, то ему надо верить. По крайней мере, потому, что там действительно стало спокойней", - подчеркнул он.

При этом депутат выразил надежду, что Рамзан Кадыров будет и впредь выполнять все свои обещания. "Развитие же Чеченской республики принесет пользу как России, так и всем соседям Чечни", - подытожил Гаджимет Сафаралиев.

Напряженная атмосфера в Чеченской республике будет еще долго сохраняться, считает заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности Виктор Илюхин.

"Новый президент Чечни пытается выдать желаемое за действительное, потому что республика еще долго будет переживать последствия 1994-1996 годов", - заявил депутат.

Парламентарий отметил, что "действительно, в Чеченской республике сегодня нет широкомасштабных боевых действий. Но напряженная атмосфера там еще сохраняется. И для того, чтобы действительно "затянулись" раны, и было вылечено сознание людей, необходимо еще время".

Зампред комитета рассказал, что "есть информация о перегруппировке сепаратистов на Северном Кавказе, которые центр тяжести своих "раскольнических действий" будут переносить на Дагестан, Адыгею и Краснодарский край". Видимо, предположил депутат, "Кадырову известна эта информация, поэтому он и заявляет, что сегодня в Чечне спокойно". Но, заключил Виктор Илюхин, "из-за последних событий, происходящих в Ингушетии, у меня бы не было такого оптимизма, как у Кадырова в его заявлениях, хотя бы потому, что эта республика находится по соседству с Чечней".

То, что происходит сегодня в Чечне, вряд ли укладывается в понятие "мирная жизнь", считает член Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Виктор Алкснис.

"Кадыров сам себя компрометирует своим заявлением, поскольку в Чечне продолжается вооруженный мятеж и боевые действия, гибнут люди", - заявил депутат в интервью REGIONS.RU/"Новости Федерации", комментируя заявление Рамзана Кадырова об окончательном завершении военных действий в Чеченской республике и превращении ее в самый стабильный регион Северного Кавказа. "Мне за него стыдно", - добавил он.

Парламентарий сообщил, что "сегодня в Чечне взорвали БТР с контрактниками. В результате взрыва 3 человека погибли и 5 получили ранения. Прокуратура Чечни возбудила уголовное дело по факту случившегося". "И после этого Кадыров считает, что в республике установился мир?", - задался вопросом депутат.

В этой связи, подчеркнул Виктор Алкснис, "это - очень несерьезное заявление, которое можно объяснить молодостью Рамзана Кадырова".

Как уже сообщали Regions.ru, президент Чечни Рамзан Кадыров заявил об окончательном и бесповоротном завершении военных действий на территории Чеченской республики.

"Первый президент Ахмат Кадыров заявлял, что его цель не остановить, а покончить с войной раз и навсегда и сегодня можно с уверенностью говорить, что эта цель достигнута", - говорится в первом послании президента народу и парламенту республики, посвященном 100 дням с момента вступления им в должность главы региона. По мнению президента, "Чеченская республика сегодня превратилась из очага напряженности в самый стабильный регион на Северном Кавказе".

"Растут доходы населения, сокращается число бедных и малоимущих семей, почти полностью решена проблема с беженцами, сотни семей справили новоселье", - подчеркивается в послании.

Кадыров убежден, что "путем демократизации власти можно объединить и мобилизовать общество". По его мнению, "уже в 2008 году необходимо провести выборы в органы местного самоуправления".

Президент отметил, что "не всем нравятся успехи в деле восстановления республики". "Но мы выбрали свой путь вместе с Россией во имя процветания наших народов", - подчеркивается в послании.

Президент затронул в послании практически все сферы жизнедеятельности: социально-экономическую, сельское хозяйство, здравоохранение, образование, культуру, науку, экологию и спорт.

Итоги социально-экономического развития за прошедший год, по мнению Кадырова, свидетельствует об экономическом подъеме. "1 тысяча 870 квадратных метров муниципального жилья восстанавливается за счет внебюджетных средств в городах Грозный, Гудермес, Аргун. Восстановлены улицы, дороги, площади", - отмечает президент.

"Для закрепления и развития позитивных тенденций разработана программа "Социально- экономическое развитие Чеченской республики на 2008-2011 годы", целью которой является также снижение уровня безработицы, повышение реальных доходов граждан увеличение валового регионального продукта в 2 раза", - отмечается в послании.

Анна ВЛАДИМИРОВА, при содействии пресс-службы Совета Федерации

u-f.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о