Стрелковый комплекс пуля-патрон-оружие » Военное обозрение

Введение

Прогресс огнестрельного оружия всегда был связан с развитием его основных компонентов – пуль, боеприпасов и систем автоматики. На данный момент сформировался стандартный стрелковый комплекс, в состав которого входят калиберные пули оживальной формы, унитарные патроны с бутылочной гильзой и газовый двигатель механизма перезаряжания.


Однако стандартный комплекс ещё в 1946 году продемонстрировал свою неспособность обеспечить требуемую точность стрельбы очередями из неудобных положений даже в случае использования промежуточных патронов с уменьшенным пороховым зарядом. Разработанные в последующие годы малоимпульсные патроны, линейная компоновка стрелкового оружия и прямой газовый привод затворной группы принципиально не изменили ситуацию.

Альтернативные решения последних 60 лет также не смогли продемонстрировать значимых преимуществ перед стандартным комплексом:
— работоспособность систем автоматики с полусвободным затвором ограничена временем ведения огня до начала коксования канавок Ревелли (обеспечивающих целостность стреляных гильз при их откате на пике давления пороховых газов) в патроннике ствола;

— отказоустойчивость лафетных систем и систем сбалансированной автоматики с реечно-шестеренчатой передачей оказалась кратно меньше, чем у стандартных, из-за усложненного механизма и высоких ударных нагрузок;
— массо-габаритные характеристики многоствольных систем автоматики, выполненных из оружейных сортов стали, не соответствуют критериям ручного стрелкового оружия;
— полимерные гильзы и безгильзовые патроны так и не смогли избавиться от соответственно плавления и самовозгорания в стволе при ведении интенсивной стрельбы очередями;
— подкалиберные стреловидные пули оказались неустойчивы на траектории полета из-за большой парусности и малого гироскопического момента, их высокая пробиваемость сопровождалась низким останавливающим действием, которое могло быть увеличено только за счет снижения пробиваемости.

Последняя по времени отечественная программа разработки стрелкового оружия в рамках создания повой экипировки военнослужащих «Ратник» завершилась компромиссом — принятием на вооружение стандартного ижевского изделия с измененной эргономикой и полустандартного ковровского изделия со сбалансированной автоматикой.

С другой стороны, прогресс в области защитного снаряжения в виде бронежилетов с керамическими пластинами свел на нет все достижения в области конструкции пуль не только малоимпульсных, но и высокоимпульсных патронов стрелкового оружия калибра 7,62х51/54 мм и менее, заставив рассматривать возможность перехода к ведению одиночного огня с использованием магнум-патронов, т.е. по сути возврата к 1914 году.

Тупиковость создавшейся ситуации была признана на государственном уровне в мае 2017 года, когда Министерство обороны США в лиц Контрактного управления Департамента армии направило оружейным компаниям предложения о представлении образцов стрелкового оружия в рамках программы создания промежуточной боевой винтовки ICSR (Interim Combat Service Rife) и программы замены автоматического оружия отделения М249 SAW (Squad Automatic Weapon), причем без каких либо предварительных требований в части использования конкретных систем автоматики и типов боеприпасов (в отличие от всех ранее проведенных программ).

Можно прогнозировать, что выигравшими конкурсные процедуры станут те, кто сумеет предложить комплексное решение, основанное на инновационном подходе как к системам автоматики ручного стрелкового оружия, так и к их боеприпасам. Комплексное решение должно быть ориентировано на бронепробиваемость всех существующих и перспективных типов защитного снаряжения, а также обладать повышенной кучностью стрельбы очередями из неудобных положений и большим носимым запасом патронов без снижения достигнутого уровня надежности.

В нашей стране аналогичные конкурсы без предварительных технических требований еще не объявлены. В связи с этим представляется целесообразным вынести на публичное обсуждение нижеследующее комплексное решение пуля – патрон – оружие, ориентированное на замену существующих образцов стрелкового оружия в штате мотострелкового отделения: автоматов, снайперских винтовок и ручных пулеметов.

Предлагаемый боеприпас

Для восстановления утраченного преимущества средств поражения над средствами защиты предлагается принципиальное решение – переход на использование подкалиберных твердосплавных пуль, позволяющих выйти в лидеры в соревновании с керамической броней. Для уменьшения парусности и увеличения гироскопического момента в качестве поражающего элемента предлагается подкалиберная коническая пуля без хвостового оперения, со смещенным вперед центром тяжести (за счет торцевой полости) и толкающим поддоном, приобретающая вращение в стволе с овально-винтовой сверловкой системы Ланкастера. Конструкционным материалом пули служит вольфрамовый сплав ВНЖ, поддона – полимер полиамидимид с фторопластовым покрытием, образованным методом прямого фторирования. В состав патрона входит прессованный метательный заряд из двухосновного пороха, содержащего в том числе октоген для обеспечения скорости горения на уровне насыпного нитропороха меньшей плотности.

Небольшие размеры подкалиберной пули дают возможность применить телескопический патрон с минимальным упаковочным объемом. Конструкционным материалом гильзы патрона служит алюминий, наполненный дисперсными волокнами оксида алюминия, которые придают полученному композит прочность на уровне патронной латуни. С целью исключения самовоспламенения алюминия при растрескивании естественного покрытия из оксидной пленки, а также четырехкратного уменьшения коэффициента трения в патроннике на поверхность гильзы последовательно наносятся пластичное медное покрытие и полиимидный лак с графитовым наполнителем. Антифрикционные и термостойкие свойства лака позволяют применить систему автоматики с полусвободным затвором без использования канавок Ревелли в патроннике ствола, а также вести стрельбу на накате затвора. Гильза патрона имеет фланец уменьшенного диаметра для захода затвора с выбрасывателем в глубь патронника ствола.

Металлическая подкалиберная пуля по весу равна металлокерамическому сердечнику пули патрона 7Н39 при том, что её начальная скорость увеличена в 1,6 раза, поперечная нагрузка в процессе пробития преграды – в 4 раза.

Малый вес предлагаемого патрона дает возможность в 1,5 – 2 раза увеличить количество носимого боезапаса. Большой диаметр гильз телескопических патронов позволяет также снаряжать их дозвуковыми калиберными пулями большой массы в полимерной оболочке для обеспечения режима бесшумной стрельбы. Подробно конструкция телескопического патрона под титулом SPEAR описана в статье «Патроны стрелкового оружия с подкалиберными пулями», опубликованной на «Военном обозрении» в апреле 2018 года.

Выбор системы автоматики

Стабильность удержания ручного стрелкового оружия при стрельбе очередями из неудобных положений определяется его импульсной диаграммой. В идеальном случае оружие должно быть однонаправленно нагружено импульсами отдачи от первого и до последнего выстрела без смещения центра тяжести оружия в процессе производства очереди. Этот крайний случай достигается в системах со свободным затвором, замедленным своей инерцией и возвратной пружиной, при стрельбе на накате затвора без его удара в затыльник ствольной коробки и сбалансированности массы затвора противовесом, перемещающимся во встречном направлении. Однако использование свободного затвора влечет за собой увеличение массы затвора и противовеса в размере 3-4 кг, что вдвое увеличит вес самого оружия.

Другим решением в этом направлении является лафетная система автоматики, основанная на использовании в оружии подвижного стреляющего агрегата ствол-ствольная коробка-подаватель патронов, замедленного своей инерцией и возвратной пружиной. Реализация сбалансированной автоматики в лафетной схеме также вызовет двукратное увеличение веса ручного стрелкового оружия. Кроме того, сложность механики лафетной схемы существенно уменьшает надежность функционирования оружия в полевых условиях.

Импульсная диаграмма стандартного оружия с газовым двигателем предельно усложнена и включает четыре импульса, направленных назад, и два импульса, направленных вперед: от удара пороховых газов в затвор, от удара пороховых газов в газовый поршень, от удара затворной рамы в затвор, от удара затворной рамы в затыльник ствольной коробки, от удара затвора в ствол и от удара затворной рамы в затвор. Система сбалансированной автоматики с двумя газовыми поршнями компенсирует только два импульса из шести: от удара пороховых газов в газовые поршни и от удара затворной рамы и балансира в противоположные оконечности ствольной коробки. Кроме того, ствол оружия дополнительно опирается на газблок и не является свободно вывешенным, на него действует опрокидывающий момент от удара газов в газблок.

Импульсная диаграмма оружия с полусвободным затвором, замедленным своей инерцией, возвратной пружиной и затворной рамой, связанной с затвором роликовой передачей, включает три импульса, направленных назад , и два импульса, направленных вперед: от удара пороховых газов в затвор, от удара затворной рамы в затыльник ствольной коробки, от удара затвора в ствол и от удара затворной рамы в затвор. Система сбалансированной автоматики в сочетании со стрельбой на накате полусвободного затвора уменьшает количество импульсов до двух. Однако роликовая передача между затвором и затворной рамой требует дополнительного привода для противомассы системы сбалансированной автоматики, рычажная передача создает опрокидывающий момент.

В 1937-38 годах в Коврове советским конструктором Юрием Федоровичем Юрченко была разработана инновационная система сбалансированной автоматики с полусвободным затвором, замедленным кривошипно-шатунным механизмом (тема ОКР «Шквал»). Балансир кривошипа одновременно служил противомассой системы сбалансированной автоматики, которая работала в безударном режиме – скорость затвора в крайних положениях возвратно-поступательного движения равнялась нулю благодаря особенностям кинематики данного типа передачи. Стрельба велась на накате затвора. Импульсная диаграмма оружия состояла из одного импульса, возникавшего при ударе пороховых газов в затвор. Темп стрельбы пулемета ЮАС соответствовал требованию, предъявленному к нему ВВС РККА – на уровне 2000 выстрелов в минуту. Нарезка канала ствола выдерживала 600 выстрелов (один боевой вылет истребителя), что предопределило отказ от применения этого одноствольного пулемета по мере перехода на пушечное авиационное вооружение с вдвое меньшим темпом стрельбы. Другой особенностью ЮАС было то, что единственный кривошип механизма передачи совершал колебательное движение и при изменении направления своего вращения передавал опрокидывающий момент на планер самолета (момент гасился массой планера и двигателя самолета).

Сбалансированность, безударность и однонаправленность импульса отдачи, достигаемая в системе автоматики с полусвободным затвором, замедленным кривошипно-шатунным механизмом, позволяет обеспечить повышенную кучность стрельбы очередями из неудобных положений без усложнения оружия, увеличения его массы и снижения надежности. Для применения подобной системы автоматики в конструкции стрелкового оружия необходимо решить ряд технических проблем:
— компенсировать опрокидывающий момент, возникающий при изменении направления вращения кривошипа;
— устранить термопластический износ нарезки канала ствола;
— лимитировать расход патронов в одной очереди при высокотемповой стрельбе.

Первая проблема решается применением двух кривошипов, вращающихся в противоположных направлениях, вторая – посредством использования гладкого ствола со сверловкой Ланкастера, третья – путем ограничения длины очереди тремя выстрелами.

При этом необходимо отметить, что достигнутый темп стрельбы ЮАС на уровне 2000 выстрелов в минуту соответствует темпу стрельбы стрелкового оружия лафетной схемы (G11 и АН-94), а также отвечает выводам ГРАУ МО РФ по итогам проведения конкурса «Абакан» в части повышенной эффективности ведения высокотемповой стрельбы фиксированными очередями.

Специфичным преимуществом автоматического оружия с полусвободным затвором является консольно вывешенный ствол, опирающийся только на ствольную коробку. Данная конструктивная особенность делает указанную систему автоматики наиболее оптимальным выбором для самозарядных снайперских винтовок с минутной точностью стрельбы. В свою очередь использование одной и той же модели оружия в качестве автомата и самозарядной винтовки позволяет унифицировать стрелковое вооружение мотострелкового отделения.

Полная унификация стрелкового вооружения пехотного отделения, включающего еще и ручной пулемет, достигается использованием магазинов повышенной емкости. Известные в этой области решения имеют эксплуатационные недостатки:
— четырехрядный коробчатый магазин АК-12 емкостью 60 патронов после их частичного израсходования становится неработоспособным в случае резкого встряхивания и нарушения порядка расположения патронов, средние ряды которых не опираются на стенки магазина;

— барабанный магазин РПК-16 емкостью в 96 патронов имеет большие габариты и вес в расчете на один патрон.
Наиболее оптимальным выбором является двухрядный коробчатый магазин повышенной емкости, располагаемый вдоль оси ствола по примеру примененного в FN P90. Подобный магазин не выступает за габариты оружия и в связи с этим защищен от повреждений. Последнее обстоятельство снижает уровень требований к прочности магазина, позволяя существенно уменьшить его вес.

Характерной особенностью снайперской винтовки и ручного пулемета является ствол большого удлинения, что отличает их от короткоствольного автомата, предназначенного в том числе для оперирования в ограниченном пространстве боевых машин. Как правило, эту проблему решают с помощью сменных стволов, что уменьшает носимый боезапас на величину веса сменного ствола и делает стрелка небоеспособным на время замены стволов. Рациональным выбором является использование компоновочной схемы буллпап, позволяющей сократить длину оружия путем размещения ствольной коробки в прикладе и за счет этого установить в автомате длинный ствол от снайперской винтовки/ручного пулемета. С целью ведения стрельбы с упором приклада как в правое так и в левое плечо выброс стреляных гильз должен производиться по направлению вниз.

Предлагаемый образец оружия

Образец унифицированного стрелкового оружия пехотного отделения под титулом VAR со сбалансированной безударной автоматикой и полусвободным затвором, замедленным кривошипно-шатунным механизмом, предназначенный для высокоточной стрельбы одиночными выстрелами и высокотемповой стрельбы фиксированными очередями, основан на следующих конструктивно решениях:
— компоновка буллпап;
— интегрированная ложа, объединяющая приклад, цевье, приемник магазина, крепежную планку, рельсовые направляющие, крепежно-вентиляционные отверстия, посадочные места антабок оружейного ремня, полую рукоятку управления с защитной скобой и откидной крышкой;
— ствол с встроенным дульным тормозом-компенсатором, съемными пламегасителем и фиксатором ствола;
— ствольная коробка с направляющими затворной рамы, посадочными местами кривошипов, ударно-спускового механизма и защелки магазина;
— затворная группа, состоящая из затворной рамы, затвора, ударника с боевой пружиной, выбрасывателя стреляных гильз, подавателя патронов и соединительного элемента;
— механизм безударной сбалансированной автоматики, включающий шатуны, кривошипы с балансирами и возвратные пружины;
— ударно-спусковой механизм (УСМ), рукоятка взведения затвора, спусковой крючок, предохранитель и соединительные тяги, защелка и экстрактор магазина;
— коробчатый магазин повышенной емкости, расположенный вдоль оси ствола с вертикальной ориентацией патронов.

Количество деталей при полной разборке оружия составляет 35 единиц без учета деталей УСМ. Резьбовые соединения и крепежные штифты в конструкции оружия не используются, за исключением резьбового соединения ствола со ствольной коробкой. Полная разборка оружия производится после извлечения из ложа единственной детали – фиксатора ствола, крепящегося с помощью клипсы.

Пустотелый корпус ложа с открытыми торцами выполнен методом литья из полимера — полиэфиркетонэфиркетонкетона (PEKKEK), наполненного дискретным углеволокном. Удельная прочность полученного композита соответствует дюралюминию, рабочая температура находится в пределах от – 60 до +280 градусов Цельсия. Поверхность корпуса защищена от механического износа и фотохимической деструкции полимерным лаком с керамическим наполнителем (диоксидом кремния).

Внутри ложа располагаются поперечная перегородка, воспринимающая силу отдачи от кольцевого выступа казенника ствола, и продольная перегородка, делящая цевье на два яруса: в нижнем ярусе размещается ствол, в верхнем – приемник магазина (во всю длину магазина) с загрузочным окном в переднем торце ложа. Ствольная коробка располагается в полости приклада, окно выброса гильз – на нижней поверхности шейки приклада. Верхняя поверхность цевья выполнена в форме крепежной планки для прицельных приспособлений, нижняя поверхность цевья – в форме рельсовых направляющих для подствольного гранатомета, тактической рукоятки и сошек. Вентиляционные отверстия по бокам верхнего яруса цевья выполняют роль контрольных окон за расходом патронов в магазине, вентиляционные отверстия нижнего яруса цевья – роль посадочных мест для лазерного целеуказателя и фонаря. Передняя антабка оружейного ремня заходит в ответный проем цевья, задняя антабка – в ответный проем приклада/ствольной коробки. Полость рукоятки управления служит местом хранения гибкого шомпола с принадлежностями. Нажимная клавиша защелки магазина располагается на верхней поверхности приклада, ползунковая клавиша предохранителя – на правой поверхности цевья над защитной скобой спускового крючка.

УСМ куркового типа обеспечивает самозарядную стрельбу одиночными выстрелами с закрытого затвора и автоматическую стрельбу фиксированными очередями с открытого затвора (за исключением первого выстрела в очереди). Затворная задержка отсутствует в связи с наличием промежуточного подавателя патронов, извлекающего их из магазина в процессе отката подвижных элементов автоматики, что требует обязательного ручного отвода затвора от ствола после каждой смены магазина.

Сборка оружия осуществляется путем соединения ствола и ствольной коробки внутри ложа. Соединение производится с помощью резьбы, нанесенной на внешнюю поверхность казенника ствола и внутреннюю поверхность муфты ствольной коробки. Перед соединением в ствольной коробке монтируются детали ударно-спускового и кривошипно-шатунного механизмов, а также затворная группа, защелка магазина, тяги спускового крючка и предохранителя. Детали механизмов фиксируются с помощью упора торцов их осей во внутренние стенки ложа, а также с помощью клипсовых соединений. Экстрактор магазина в виде пластинчатой пружины монтируется в выступе верхней полки ложа.

Детали предлагаемого образца оружия

Ствол выполнен из оружейной стали с карбонитрацией поверхности, повышающей твердость до уровня гальванического хромового покрытия (1200 HV) и при этом не изменяющей геометрию поверхности (в отличие от хромирования), что особо важно для снайперских винтовок. Канал ствола имеет гладкий овально-винтовой профиль. На внешнюю поверхность ствола нанесены долы для интенсификации отвода тепла. В дульной части ствола образован дырчатый тормоз-компенсатор, на который надевается штатный пламегаситель, оснащенный клипсовым креплением к долам. Пламегаситель может заменяться глушителем звука выстрелов с цанговым креплением. На казенном срезе ствола образованы копирные направляющие для подавателя патронов.

Ствольная коробка выполнена из стали с композитным покрытием NP3 (никель-политетрафторэтилен-фосфор), защищающим от коррозии металла, прилипания порохового нагара и износа трущихся поверхностей в условиях отсутствия смазки и пылевого загрязнения. Твердость покрытия после закалки достигает 1000 кгс/кв.мм и превышает твердость хромомолибденовой стали, коэффициент сухого трения скольжения составляет 0,3 против 0,8 у стали без покрытия. В боковых стенках ствольной коробки образованы фланцы, являющиеся внешними обоймами подшипников скольжения кривошипов. Края боковых поверхностей ствольной коробки служат направляющими для затворной рамы. Боковые стенки связаны горизонтальными полками, в верхней полке образовано отверстие для клавиши защелки магазина. Передний торец ствольной коробки выполнен в виде муфты крепления ствола, задний торец – в виде затыльника приклада. Под фланцами размещены посадочные места деталей УСМ, над фланцами – посадочное место защелки магазина. В промежутке между затыльником и фланцами расположено место крепления задней антабки оружейного ремня.

Составляющие элементы затворной группы изготовлены из стали с применением покрытия NP3. Затворная рама с образованными на её заднем торце посадочными местами шатунов служит базовым элементом, куда устанавливается неподвижный затвор, выполненный в виде штока, заходящего на несколько миллиметров в патронник ствола. Внутри затвора располагаются ударник и боевая пружина сжатия, между затворной рамой и затвором – выбрасыватель в виде плоской пластинчатой пружины с зубом. На зеркале затвора выполнена чашка с вырезом под выбрасыватель. Затворная рама и затвор скрепляются соединительным элементом с клипсой в виде кольцевой пластинчатой пружины. Вверху затворной рамы установлен одноплечий рычажный подаватель патронов с приводной пружиной кручения и захватом в виде полукруглой пластинчатой пружины с цилиндрическими выступами и краевым упором, заходящим в проточку фланца гильзы. Торцевые поверхности подавателя контактируют с копирными выступами пенька ствола, боковые поверхности – с цилиндрическими выступами захвата.

Элементы безударной сбалансированной автоматики выполнены из стали с применением покрытия NP3. В состав автоматики входят два шатуна с полыми осями вращения кривошипов, два кривошипа с внутренними обоймами подшипников скольжения и эксцентричными балансирами, а также две возвратные пружины кручения правой и левой навивки. Во фланцах ствольной коробки кривошипы фиксируются в осевом направлении выступающими кромками внутренних обойм и посредством опирания на внутреннюю поверхность стенок ложа. Возвратные пружины диаметром 66 мм и длиной 16 мм размещаются внутри полых осей вращения кривошипов, связывая их с шатунами с помощью заведения противоположных концов пружин в радиальные отверстия в указанных деталях.

Элементы УСМ выполнены из стали и располагаются между стенками ствольной коробки на поперечных осях, вставленных в отверстия стенок ствольной коробки и фиксируемых с помощью упора во внутренние стенки ложа. Курок размещается в свободном пространстве между кривошипами, пружина курка опирается на нижнюю полку ствольной коробки. Спусковой крючок и предохранитель связаны с УСМ тягами. Односторонний предохранитель ползункового типа доступен как для указательного пальца правой руки, так и для большого пальца левой руки.

Защелка магазина выполнена из стали в виде двуплечего рычага с поперечной осью, проходящей сквозь отверстия в ствольной коробке. Защелка оснащена пружиной кручения, клавишей нажатия и зацепами, контактирующими с ответными выступами магазина. Экстрактор магазина представляет собой фасонную пластинчатую пружину с упором и клипсами, заходящими в отверстия стенок ложа.

П-образная рукоятка взведения затвора седельного типа выполнена из такого же полимерного композита что и ложа, расположена на уровне верхнего яруса цевья и свободно опирается на соединительный элемент затворной группы (для обеспечения своей неподвижности во время стрельбы). Горизонтальные толкатели рукоятки входят в направляющие, расположенные вдоль стенок ложа за скосами боковой поверхности верхнего яруса цевья. От произвольного перемещения рукоятка фиксируется двумя прорезными пружинами сжатия, выполненными из полимерного композита, расположенными в вертикальных опорах рукоятки и заходящими своими скошенными торцами в ответные углубления нижнего яруса цевья.

Работа системы автоматики

Работа системы автоматики реализуется с помощью следующих компоновочных решений:
— до выстрела патрон в патроннике ствола удерживается зубом выбрасывателя затвора, заходящего вглубь патронника на величину отката стреляной гильзы до сброса давления пороховых газов в стволе;
— одиночный выстрел и первый выстрел в очереди происходят при неподвижном затворе, второй и последующие выстрелы в очереди – при накате затвора на ствол;
— в процессе отката стреляной гильзы ускорение вращения кривошипов превышает ускорение поступательного движения затворной группы пропорционально плечу рычага, образованного между шатунами и кривошипами;
— под действием давления со стороны стрелянной гильзы затворная группа движется назад, а центр масс балансиров кривошипов – вперед, в крайнем заднем положении затворной группы её скорость кинематически замедляется до нуля без контакта с затыльником ствольной коробки;
— вращение кривошипов замедляется до нуля силой упругости возвратных пружин, после чего затворная группа начинает накатывать на ствол, а центр масс балансиров кривошипов начинает двигаться в обратном направлении вплоть до упора затворной рамы в пенек ствола (при стрельбе одиночными выстрелами или последним патроном в очереди) или до накола капсюля очередного патрона (при стрельбе очередью).

Угол недохода кривошипов до передней мертвой точки вращения составляет от 5 градусов (упор затворной рамы в пенек ствола при стрельбе одиночными выстрелами или первым выстрелом в очереди) до 10 градусов (накат затворной группы при стрельбе вторым и последующими выстрелами в очереди). После выстрела кривошипы начинают вращаться в противоположных направлениях с поворотом соответственно на 175 и 170 градусов вплоть до достижения задней мертвой точки вращения, где затворная группа и кривошипы останавливаются и под действием силы упругости возвратных пружин начинают движение в обратном направлении. При ручном перезаряжании оружия заданные направления вращения кривошипов обеспечивается разносторонней навивкой возвратных пружин.

Магазин в приемнике цевья располагается продольно, патроны в магазине – вертикально пулями вверх. Извлечение патронов из магазина производится рычажным подавателем затворной группы, поднимающимся вверх при упоре рычага в копирные выступы пенька ствола и опускающимся вниз под действием приводной пружины. Удержание патрона в процессе его разворота на 90 градусов осуществляется упругим захватом подавателя ( охватывающего гильзу с боков и упирающегося в проточку фланца гильзы), отражение стреляной гильзы или осечного патрона – торцем следующего патрона или упором захвата подавателя (в случае израсходования патронов в магазине). Заведение проточки фланца гильзы в зуб выбрасывателя затвора осуществляется в момент достижения кривошипом задней мертвой точки вращения при нулевой скорости поступательного движения затворной группы.

Аксессуары

Короб и подаватель магазина выполнены из прозрачного пластика – полиарилата, армированного однослойной сетчатой оплеткой из углеволокна и покрытого полиарилатным лаком с керамическим наполнителем. Пружина и крышка магазина выполнены из стали с покрытием NP3.

Короб и крышка имеют прямоугольное поперечное сечение, проем в торце короба — эллиптическое поперечное сечение. Краевые выступы проема образуют упоры для крышки, которая вставляется ребром в полость короба с последующим разворотом на 90 градусов. Суженная головная часть короба имеет выступы для захода зацепов защелки магазина. Нижние грани короба имеют скосы пропорционально уменьшенным размерам фланцев гильз. В торце короба скосы завершаются выступами, препятствующими неправильной установке магазина в приемнике цевья.

Подаватель и пружина имеют эллиптическое поперечное сечение, при этом хвостовик подавателя заходит внутрь пружины, витки которой опираются на внутреннюю поверхностью короба в диаметрально разнесенных точках. Точечный контакт подвижных частей магазина с неподвижными обеспечивает минимальное трение в условиях пылевого загрязнения (в отличии от стандартных магазинов с линейным контактом между подавателем и коробом).

Патроны в магазине располагаются в два ряда с перестроением в один ряд в головной части короба, ориентация патронов в пристегнутом магазине – пулями вверх. Удержание патронов в магазине осуществляется за счет упора крайнего патрона в головную перемычку короба (без применения губок). Снаряжение и извлечение патронов из магазина производится в поперечном направлении.

Гибкий шомпол состоит из стальных рукоятки и винта, связанных полимерной нитью. На торцах рукоятки образованы рабочие поверхности шлицевой отвертки и шестигранного ключа. В состав принадлежностей входит ершик и протяжка, оснащенные гайками для накручивания на винт шомпола.

Оружейный ремень включает ленту с укрепленными на концах двухщелевой пряжкой и шлевкой, а также двумя антабками, оборудованными скобами для продевания ленты и карабинами для пристегивания к посадочным местам ложа.

Тактико-технические характеристики стрелкового комплекса

Система сбалансированной автоматики – полусвободный затвор, замедленный кривошипно-шатунным механизмом с двумя кривошипами, вращающимися в разных направлениях. Канал ствола – с овально-винтовой сверловкой системы Ланкастер. УСМ – куркового типа. Компоновка оружия – буллпап с выбросом стреляных гильз вниз.

Режимы ведения огня – самозарядная стрельба одиночными выстрелами с закрытого затвора и автоматическая стрельба фиксированными очередями по три выстрела на накате затвора с темпом 2000 выстрелов в секунду.

Длина оружия — 860 мм, длина ствола без ДТК — 600 мм, длина прицельной линии — 510 мм. Ширина оружия — 44 мм, высота без прицельных приспособлений — 200 мм.

Коробчатый двухрядный магазин, габариты — 610х42х20 мм, емкость – 90 патронов.

Вес оружия без магазина и прицельных приспособлений — 3,5 кг, вес снаряженного магазина – 0,9 кг, количество носимого боезапаса в заплечном ранце – 10 магазинов с 900 патронами.

Калибр телескопического патрона – 9/3х40 мм, диаметр стенки гильзы – 10 мм, диаметр фланца гильзы – 8 мм, вес патрона – 7,4 грамма, вес подкалиберной пули – 1,8 грамма, вес толкающего поддона – 0,8 грамма.

Начальная скорость подкалиберной пули — 1360 м/с, суммарный импульс пули и поддона – 3,5 кгм/с, дульная энергия пули – 1664 Дж. Поперечная нагрузка пули: в полете – 0,28 г/кв. мм; в процессе пробития преграды с деформацией торцевой полости – 0,56 г/кв. мм.

topwar.ru

Наша система стрелкового вооружения — лучшая в мире

Автомат Калашникова, снайперская винтовка Драгунова, «Винторез» Сердюкова… Эти и многие другие образцы стрелкового оружия давно превратились в настоящие символы отечественного ОПК. При этом в массовом сознании почему-то отсутствует понимание того, что любое, даже великолепно сконструированное стрелковое оружие будет абсолютно бесполезным без столь же великолепных по своим характеристикам боеприпасов.

Чтобы в какой-то мере восстановить status quo, корреспондент Федерального агентства новостей встретился с по-настоящему уникальным человеком — Владиславом Дворяниновым.

«Магнетрон» и его последствия

Владислав Николаевич — кандидат технических наук, лауреат премии имени Ленинского комсомола, премии имени С. И. Мосина и премии правительства Российской Федерации 2004 года в области науки и техники. Он более пяти десятков лет отдал работе в стенах Ордена Октябрьской революции Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения — ЦНИИТОЧМАШ.

При непосредственном участии Дворянинова было создано немало современных российских боевых патронов, включая 7,62-мм винтовочный снайперский патрон 7Н1. Между прочим, 7Н1 с пулей СН оказался первым специальным армейским патроном к снайперскому оружию.

Владислав Николаевич является автором около 40 патентов Российской Федерации и авторских свидетельств на изобретение. Не так давно была издана его уникальная четырехтомная монография «Боевые патроны стрелкового оружия». Иными словами, Владислав Николаевич — это настоящий отечественный гуру мира патронов!

— Владислав Николаевич, 52 года вы проработали в ЦНИИТОЧМАШ. Фактически, вы всю жизнь занимались разработкой патронов. Как вообще получилось, что вы стали конструктором-патронщиком?

— Если говорить честно, то в какой-то мере, это произошло случайно. Во время войны наша семья была эвакуирована из Москвы в Казахстан, так что школу я заканчивал в Алма-Ате. И вот там, в десятом классе, я прочитал научно-технический роман «Магнетрон» Георгия Бабата и Анны Гарф. Это толстенное познавательное произведение о разработке первых отечественных радиолокаторов. Там очень хорошо описывалась работа конструкторов, подчеркивалась важность их труда для обороны страны.

Я и раньше подумывал о профессии инженера-конструктора, а после «Магнетрона» эта профессия превратилась в мою мечту. Очень хотелось стать разработчиком приборов военного назначения. Раздобыл я справочник для поступающих в вузы, полистал его и вроде бы нашел то, что мне было нужно — Ленинградский военно-механический институт, приборостроительный факультет. «Вот оно!» — подумал я. Родители пытались отговорить, но куда там… Поехал я в Ленинград.

— Поступили?

— Поступил. Уже в ходе учебы в институте, где-то на третьем курсе, стало окончательно ясно, что наш факультет готовит инженеров-механиков широкого профиля, но…

— Но?

— …Но в основном для предприятий патронной промышленности, а не радиоэлектроники. В 1960 году, при распределении, я отказался остаться в аспирантуре с перспективой стать преподавателем ЛВМИ и изъявил желание работать в подмосковном Климовске, в НИИ-61 (будущий ЦНИИТОЧМАШ) — единственном в стране научно-исследовательском институте, разрабатывавшем стрелковые боеприпасы. Там я и проработал 23 года инженером-конструктором и еще 29 лет — в должности начальника головного, ведущего в СССР, СНГ и России отдела по боеприпасам стрелкового огнестрельного оружия.

— Почему же не захотели в аспирантуре остаться?

— Скажем так, этот «вектор движения» мне показался достаточно скучным. Хотелось изобретать, что-то придумывать, делать настоящее дело и испытывать радость от достижения наконец-то достигнутой цели.

— И как, радость испытывали?

— А как же. Я помню, когда мы впервые получили приличные результаты по кучности стрельбы, мой соратник Виктор Алексеевич Петров не выдержал и закричал: «Ура, кучность в наших руках!» Правда, мы тот боеприпас еще 15 лет дорабатывали… Однако, радость от первых успехов была пусть и короткой, но, поверьте, незабываемой.

Владислав Дворянинов. Фото с доски почёта ЦНИИТОЧМАШ. 1973 год.

«Повезло — меня не взяли!»

— Всегда ли ваша работа приносила вам только радость?

— Нет, конечно. После начала работы в НИИ-61 я достаточно быстро оказался ответственным исполнителем по самостоятельной научно-исследовательской работе. На следующий год я вновь стал ответственным за самостоятельную НИР. А на третий год меня включили в группу одного из самых известных наших патронщиков — Петра Федоровича Сазонова, разработавшего, в частности, конструкцию пули, позже использованную при создании 5,45-мм патрона. Сазоновскую пулю называют лучшей пулей XX века!..

Так вот, оказался я в группе Сазонова просто технологом на подхвате. Мало того, нашу тему по разработке единого автоматно-винтовочного патрона закрыли. И я оказался не у дел. Все трудятся, а я — нет. Неподалеку открылось конструкторское бюро сельскохозяйственной техники. Я был настолько расстроен случившимся, что даже как-то попробовал туда устроиться на работу.

— Получилось?

— Повезло — меня не взяли! Это был первый и последний раз, когда я подумывал о смене работы. И что вы думаете? Как только я в том КБ получил отказ, тут же мне досталась новая интересная тема — оперенные подкалиберные пули, работе над которыми я отдал потом 17 лет и был этим несказанно счастлив!

— Что, на ваш взгляд, самое сложное в работе конструктора-патронщика?

— Пожалуй, удача стать участником не только начала разработки боеприпаса, но и доведения этого боеприпаса до принятия на вооружение. Следует понимать, что в любой системе стрелкового оружия патрон является определяющей, но самой консервативной ее частью. После окончания разработки и освоения производства патрон по своим размерам, конструкции, баллистике уже не подлежит принципиальным изменениям. Новые же типы патронов разрабатываются только при рождении новых видов вооружения или при перевооружении, что происходит достаточно редко.

— Насколько редко?

— В среднем, через 25 лет. В промежутке же идет либо модернизация уже принятых на вооружение боеприпасов, либо научные исследования. Конечно, такие исследования нужны. Например, те же исследования причин, влияющих на пробивное действие пуль. Но эти исследования все же для конструктора не столь значимы, как разработка и принятие выстраданного нового образца на вооружение. Поэтому самое сложное в жизни патронщика — это оказаться современником и участником реальных работ, а не только научных поисков, исследований и теоретических расчетов. И, во всех случаях, сложным является не ремесленная, а творческая составляющая работы конструктора — предложить что-то новое, оригинальное. Разобраться в причинах, найти решение и добиться нужного результата, недоступного ранее.

— Мосин, Симонов, Шпагин, Дегтярев, Драгунов, Токарев, Макаров, Стечкин, Калашников, Ярыгин, Сердюков… Фамилии отечественных конструкторов-оружейников у нас известны многим. Фамилий же разработчиков боеприпасов для стрелкового оружия в России не знает почти никто. Почему так получилось?

— Думаю, такой результат получился в силу нескольких факторов. До появления в XIX веке унитарного патрона боеприпас для стрелкового оружия чаще всего был предельно простой конструкции и какого-то конкретного автора просто не имел. К этому добавим то, что огнестрельное оружие традиционно притягивало к себе больше внимания, чем боеприпасы. Оружие любят, коллекционируют, изучают. Оружию часто присваивают фамилию того, кто его разработал. Под один и тот же патрон создано большое количество разных образцов. И стреляя, например, из какого-нибудь пистолета, вы прежде всего обращаете внимание на то, что держите в руках именно это оружие, а патрон… Он «тот же самый, обычный».

Поэтому интерес к используемым патронам и их создателям значительно слабее и вызван ошибочным заблуждением о простоте всего, что связано с патронами. Мол, что такое патрон? Это всего лишь капсулированная гильза, пороховая навеска да пуля… Между тем, мощь любого стрелкового комплекса определяется именно патроном. Профессионал первым делом всегда спросит, не какая у тебя винтовка, а под какой она патрон.

Мелодрама вокруг 5,45-мм патрона

— Значительная часть российской общественности весьма критически относится к отечественным патронам, считая, что характеристики и качество изготовления иностранных боеприпасов заметно выше. Вы разделяете это мнение?

— Я считаю, что отечественная система стрелкового вооружения, включая патроны, до сих пор является лучшей в мире. Понятно, что, с одной стороны, всяк кулик свое болото хвалит. С другой стороны, лично я хорошо знаю, о чем говорю. Даже если обратиться к современным иностранным оценкам, то увидим, что практически в каждом объективном анализе, касающемся реального положения дел, прямым текстом констатируется факт нашего превосходства. Тем самым, обосновывается необходимость новых, как всегда очень амбициозных программ развития стрелковых боеприпасов, оружия и вспомогательных систем.

— На чем основаны подобные выводы?

— Такие выводы они делают исходя из сравнительного анализа реальных технических и боевых характеристик наших современных патронов, значительно модернизированных за последние годы. Например, не так давно у нас приняты на вооружение сразу два новых 5,45-мм автоматных патрона: 7Н39 — с повышенной бронепробиваемостью и 7Н40 — улучшенной кучности. Последний обеспечивает кучность стрельбы одиночными выстрелами по нормативу для снайперского винтовочного патрона, то есть в 5 раз лучше по площади рассеивания в сравнении с обычным штатным патроном 7Н6.

При этом, по данным корректных и объективных сравнительных испытаний, хорошо известно, что отечественный автомат АК-74 по эффективности стрельбы очередями превосходит лучшие зарубежные аналоги — например, ту же винтовку М16 — примерно в 1,3 раза, но одновременно уступал им при стрельбе одиночными выстрелами патроном 7Н6 также в 1,3 раза.

— Это было вызвано лучшей технической кучностью иностранных 5,56-мм патронов при стрельбе одиночными выстрелами?

— Да. И вокруг этого долго велись жаркие споры — какой фактор важнее? С разработкой же патрона 7Н40 все подобные споры можно прекратить, как говорится, «за явным преимуществом» нашего нового патрона. Не вдаваясь в подробности, также отмечу, что во всех других стрелковых калибрах отечественные патроны ничем не уступают лучшим зарубежным аналогам.

— И все же нередко приходится слышать претензии к качеству российских патронов.

— Что касается качества изготовления наших патронов, то тут надо разделять боевые патроны и коммерческие, предназначенные для гражданского рынка — охотников, практической стрельбы, целевого спорта. Поскольку к ним, все-таки, предъявляются разные требования. По боевым патронам у нас вопросов и проблем нет. С коммерческими же ситуация несколько иная, хотя я не считаю себя специалистом в этой области. Но уверен, что когда (и если) в нашей стране стрелковые виды спорта получат развитие и реально широкую доступность, ситуация в корне изменится аналогично западным странам, где гражданский оборот патронов и оружия имеет многовековые традиции, а объем этого рынка весьма велик и никак не сопоставим с нашим. Но такие изменения не могут и не должны происходить в одночасье, конечно.

— Таким образом, можно сделать вывод, что баллистика, поражающее действие и иные характеристики отечественных боевых патронов — на высоте?

— Мало того, в отношении поражающего действия отечественных боеприпасов нашим патронщикам даже приходилось доказывать иностранцам, что оно не столь высоко, как считают на Западе.

— Простите, это как?

— В 1980 году западным специалистам стало известно об использовании советскими войсками в Афганистане нового автомата под оригинальный патрон калибра 5,45. Одновременно появились слухи о том, что пуля патрона 5,45 не только «ядовитая», но и за счет якобы легко разрушаемой ее пустотелой в головной части оболочки имеет огромное поражающее действие. Что не совместимо с требованиями Гаагской декларации 1899 года. До этого момента в фокусе внимания международных организаций находилась проблема чрезмерно тяжелых огнестрельных ранений 5,56-мм пулями американского патрона М193. И тут появился не менее страшный советский 5,45-мм патрон!

— Полагаю, американцы немедленно принялись всячески «бить в колокола» и порицать советских конструкторов за их бесчеловечность.

— И не только американцы. Шведы и западные немцы — тоже. Один из депутатов Бундестага даже сделал запрос своему правительству: «Что оно собирается предпринять, чтобы запретить новое советское 5,45-мм оружие, которое противоречит международному праву?»

— Чем же это все закончилось?

— Было доказано, что все выдвинутые в адрес советского 5,45-мм патрона обвинения несостоятельны. Зато конструкции пуль 5,56-мм и 7,62-мм патронов НАТО, хотя формально и не противоречат Гаагской конвенции, на деле подлежат запрещению к применению как приносящие излишние страдания при ранениях. Подробно эту мелодраматическую историю я описал в своей монографии «Боевые патроны стрелкового оружия».

О «Точности» и не только

— Ваша монография, состоящая из четырех книг, увидела свет в 2015 году. Впервые в одном русскоязычном издании оказалась объединена и изложена подробная история патронов чуть ли не с доисторических времен и до наших дней. Насколько мне известно, монография писалась вами целых 17 лет. Как и когда у вас возникла идея создания столь монументального труда?

— Я начал работу над этими книгами в апреле 1995 года, а практически закончил в 2012-м. Как возникла идея их написания? В качестве ответа приведу цитату из своего собственного дневника того времени: «Почему появилось такое желание? Главная причина — тревога за будущее моей профессии, которой отдал всю жизнь. Зная, как трудно десятилетиями создавалась отечественная школа разработчиков стрелкового вооружения, и видя, как она гибнет, сердце щемит от тревоги за Россию… Эти строки я пишу в начале 1995 года. Мизерное финансирование, хронические неплатежи и отсутствие каких-либо надежных планов на перспективу привели к обескровливанию подавляющего большинства оборонных предприятий, НИИ и КБ…

В стремлении выжить ушла практически вся молодежь и специалисты среднего возраста, а также часть зрелых специалистов — золотой запас! Из нашего отдела из 55 человек ушло 28 [на начало 1995 года]… А что будет через несколько лет, когда ведущие специалисты начнут уходить на пенсию? Кому передавать опыт?» Написано именно тогда, в 1995 году, искренне. Мне кажется, что дополнительных комментариев не требуется.

— Действительно, исчерпывающий ответ. Позвольте еще один вопрос по патронной тематике. Принятие на вооружение в 2017 году российского снайперского комплекса «Точность», использующего отечественный аналог боеприпаса .338 Lapua Magnum (8,670 мм), наделало за рубежом немало шума. В пособии армии США Russian New Generation Warfare Handbook указывалось, что появление у российских силовиков снайперской винтовки под патрон .338 LM заставит американских снайперов серьезно пересмотреть свою тактику. В статье Russian Army Snipers Have Rifles and Ammo That Can Pierce U.S. Body Armor, опубликованной аналитическим изданием The National Interest, автор утверждал, что русские винтовки под .338 LM делают бесполезными любые американские средства индивидуальной бронезащиты. Действительно ли появление у России своего аналога боеприпаса .338 LM серьезно расширяет возможности российских снайперов?

— Да, новый снайперский комплекс «Точность» разработан и принят на вооружение специальных подразделений наших силовых структур. Но я не вижу в этом никакой сенсации — как только решили, что подобный комплекс нужен свой, он и был разработан. Что лишний раз подтвердило высокий профессионализм наших конструкторов. В результате получились два хороших снайперских патрона полностью отечественного производства — с обыкновенной и бронебойной пулями. Патроны аналогичны и взаимозаменяемы с иностранными, но конструкция пуль своя. В итоге финальные характеристики наших патронов, как по кучности, так и по бронепробиваемости, превзошли лучшие иностранные аналоги, действительно предоставив нашим бойцам более широкие возможности…

Но подобный комплекс для нашей страны — далеко не первый. Например, в 2005 году на вооружение Российской армии сразу в трех калибрах были приняты новые снайперские патроны и оружие под них, в том числе 9,3х64-мм патрон 7Н33, который лишь немногим уступает патрону комплекса «Точность».

Слева направо: 7,62х54 снайперский 7Н14; 9х63 снайперский 7Н33; 8,6х70 снайперский «Точность»

— Бытует мнение, что стрелковое оружие и, соответственно, боеприпасы к нему, на текущий момент достигли предела своих возможностей. Мол, чего-то большего без изменения физических принципов работы оружия и перехода к каким-нибудь электромагнитным ружьям, рельсотронам или жидким метательным веществам достичь невозможно. Так ли это?

— Рассуждая сегодня о перспективах дальнейшего развития, необходимо хорошо понимать, что, во-первых, боевые качества любого комплекса определяются его практической эффективностью и что даже такие «красивые» характеристики, как кучность или бронепробиваемость, являются важными, но лишь одними из общего множества всех факторов, влияющих на конечный результат. Поэтому, например, никому не пригодится супербронебойная пуля, если вероятность ее попадания в цель (из-за увеличенного в погоне за этой пробиваемостью импульса отдачи) будет составлять всего 1–2 %.

Во-вторых, любой патрон или перспективная система метания поражающих элементов, согласно законам физики, была и будет комбинацией разных параметров и требований, прямо противоречащих друг другу. И выбор приоритетов, вариантов сочетания этих параметров должен исходить только из обоснованных технических требований к решению конкретной задачи. А не так, как это частенько происходит в наши дни, когда сначала рождается «новый оптимальный чудо-патрон», а затем для него маркетологами набираются «преимущества».

В-третьих, стрелковое оружие нельзя рассматривать само по себе, без учета его взаимодействия со всеми другими видами современных вооружений, адекватного анализа стоящих перед каждым видом задач. Поскольку хорошо известно, что ошибочные критерии или требования к эффективности приводят к неправильным тенденциям в направлении развития, потере огромных средств, усилий и времени.

— То есть, о рельсотронах говорить рановато…

— Конкретно про рельсотроны и прочие чудеса я фантазировать не стану, но в целом тема действительно очень серьезная, поскольку приходится во многом согласиться с тем, что возможности дальнейшего развития патронов именно классической схемы на сегодня практически исчерпаны. Вследствие чего получить принципиально новый уровень эффективности на этом пути невозможно. Что не исключает востребованности в будущем при определенных обстоятельствах таких неклассических схем патронов, как стреловидные боеприпасы в однопульном или многопульном вариантах. Не исключаю появления автоматического оружия на базе патронов с минимальными импульсами отдачи в сочетании с гранатометными элементами оружия, предназначенными для поражения сильнозащищенных целей.

— О каких целях идет речь?

— Например, о все более входящих в моду наземных боевых роботах на гусеничной платформе… В любом случае, для заметного продвижения вперед в деле разработки новых стрелковых комплексов требуются интенсивные поиски, глубокие научные исследования и изобретения. Но это уже задача нынешнего и следующего поколения патронщиков и оружейников. Конечно, с использованием богатейшего опыта предшественников, ибо знание — самое непобедимое оружие!

__________________________________________
P.S. Наша беседа с Владиславом Николаевичем продолжалась пару часов, и, разумеется, в публикуемый текст из нее попало далеко не все. Тем не менее, хочется подвести некую черту. Если хотите — поставить своеобразный постскриптум, посвященный плеяде ветеранов советского ВПК.

Это удивительные люди. Те из них, кто еще жив, очень часто до сих пор деятельны и энергичны. Это настоящие кладези знаний, опыта, информации. Они ушли на пенсию, когда их ресурс еще был далеко не исчерпан. Они НЕ НАРАБОТАЛИСЬ, как бы парадоксально это ни звучало в наше время. И как же они скучают по своей работе!.. Чтобы на Державу. Чтобы что-нибудь глобальное и неизведанное!.. Не первый раз замечаю, как у этих людей загораются глаза, когда (чаще всего — совершенно случайно) подбрасываешь им какую-нибудь задачку. Почти мгновенный анализ, учет всех pro et contra, после чего они тебе на пальцах объясняют наиболее приемлемый вариант решения…

Совершенно потрясающие люди. Великое им спасибо за то, что они были и есть.

/Андрей Союстов, riafan.ru/

army-news.ru

Комплекс автоматического стрелкового оружия Барышева » Военное обозрение

Рассказывая об отечественном автоматическом оружии двадцатого столетия, нельзя обойти вниманием один из самых любопытных комплексов, который создан не в отраслевых научно-исследовательских институтах или конструкторских бюро крупнейших оружейных предприятий, а талантливым конструктором-одиночкой Анатолием Филипповичем Барышевым. Он наметил новый путь создания легкого автоматического оружия пехоты с использованием целого спектра самых разнообразных боеприпасов, начиная от малоимпульсного автоматного патрона калибра 5,45 мм и заканчивая 30-мм гранатометным выстрелом. Этот путь предполагает существенное повышение ряда боевых качеств оружия, в том числе лучшее пробивное действие пуль при поражении противника, снабженного средствами индивидуальной защиты.

Разработанный Барышевым комплекс (модуль) стрелкового оружия с новым запирающим узлом включает в себя: автоматы АБ-5,45 под автоматный патрон калибра 5,45х39 мм и АБ-7,62 под автоматный патрон калибра 7,62х39 мм; автоматическую винтовку АВБ под винтовочно-пулеметный патрон калибра 7,62х53 мм; 12,7-мм крупнокалиберный пулемет КПБ и 30-мм автоматический ручной гранатомет АРГБ под штатный выстрел ВОГ-17. Над созданием этого оружия инженер начал работать еще в 1962 году, а уже в 1969-м он получил авторское свидетельство на новую конструкцию запирающего устройства канала ствола. В течение нескольких десятилетий конструктор довел свое оружие до промышленного уровня, и в восьмидесятых годах его образцы испытывали сначала в Вооруженных силах, а затем и представители КГБ СССР и войск специального назначения ГРУ МО СССР. Мнения об оружии Барышева разделились. Военные, имевшие простой, надежный и, что самое главное, полностью отработанный комплекс оружия Калашникова (автомат АК-74, ручной пулемет РПК-74 и единый пулемет ПКМ), не нуждались в более совершенном оружии, поскольку для постановки новых образцов в производство, изготовления его необходимого количества и освоения в войсках требовались колоссальные финансовые затраты и достаточно много времени. А вот представители специальных служб ратовали за срочное принятие оружия Барышева на вооружение, что было обусловлено его превосходством над аналогичными отечественными и зарубежными образцами. Однако последовавший вскоре распад нашего государства и озабоченность силовых структур совершенно другими проблемами, и в первую очередь собственным выживанием, привели к тому, что вопрос о принятии на вооружение всего комплекса оружия Барышева или хотя бы отдельных его составных был поставлен под очень большое сомнение. Но настойчивый конструктор продолжил свою работу, и в 1993 году Комитет Российской Федерации по патентам и патентным знакам выдает Анатолию Филипповичу патент № 2002195 на изобретение “запирающего механизма стрелкового или артиллерийского оружия”. Таким образом, еще раз официально была признана уникальность, промышленное значение и технологичность механизма запирания Барышева.


Отсутствие у себя на родине поддержки от официальных структур вынудило Анатолия Филипповича искать помощь для продолжения своих работ за рубежом. Оружием русского конструктора заинтересовалась небольшая чешская оружейная фирма LCZ-Group, занимавшаяся в основном перепродажей оружия за границей. По договору LCZ-Group получила от Барышева модуль, состоявший из 7,62-мм автомата, 7,62-мм автоматической винтовки, 12,7-мм крупнокалиберного пулемета и 30-мм автоматического гранатомета, и, кроме того, совершенно новый 9-мм пистолет В-50 с магазином на 14 патронов. Уже первая открытая демонстрация этого оружия на международной оружейной выставке IDET-95 в Брно произвела настоящий фурор в мире. Однако чешская фирма в нарушение договора выставила на IDET-95 оружие Барышева, попытавшись выдать его за собственные разработки, причем под своей маркой (с индексами LCZ B-10/B-40), попутно изъяв из рекламы фамилию конструктора и номера авторских свидетельств. Попытки нечестных оружейных дельцов продать патент на это оружие на Запад были мгновенно пресечены, а договор между Барышевым и LCZ-Group расторгнут. Новейшее отечественное оружие вернулось на родину, которая, как несколько позже выяснилось, по-прежнему в нем не нуждалась. Хотя использованные в оружии Барышева оригинальная система запирания канала ствола, модульный принцип построения (за счет широкой унификации всех образцов), применение в конструкции современных технологических решений не только могут определить на многие десятилетия наиболее динамичное развитие основного индивидуального оружия пехоты, но и значительно снизят затраты на его производство, облегчив его эксплуатацию и освоение в войсках.

Оружие Барышева относится к системам автоматики, которые используют для работы полусвободный затвор. Все образцы этого оружия имеют очень своеобразные узлы запирания, созданные по единой схеме. Их особенностью является то, что наряду со своей основной функцией они обеспечивают еще и частичное поглощение энергии отдачи оружия, поскольку детали затвора — боевая личинка, затворная рама, остов затвора и запирающий рычаг — жестко не соединены между собой, поэтому значительная часть энергии отдачи во время выстрела расходуется на последовательное приведение их в движение, что, в свою очередь, за счет соударения подвижных элементов и растягивания их действия по времени существенно, как минимум в 2,5-3 раза, уменьшает силу отдачи. Снижение силы отдачи, воздействующей при выстреле на стрелка, позволило не только повысить точность стрельбы в режиме ведения автоматического огня непрерывными очередями, но и одновременно с этим уменьшить в 2-3 раза массу оружия, а также использовать любые виды боеприпасов стрелкового оружия, начиная от малоимпульсных автоматных и заканчивая мощными гранатометными выстрелами. При сохранении кучности стрельбы это позволило добиться отказа от установки подобного оружия на сложные и тяжелые станки и обойтись простой и легкой двуногой сошкой. К бесспорным достоинствам новой системы можно отнести и отказ от газового двигателя (газового поршня, газовой камеры и газоотводных путей), что значительно упростило и удешевило конструкцию оружия и повлияло на улучшение его эксплуатационных качеств.

Стрельба в оружии Барышева ведется с так называемого заднего шептала, т.е. подвижные части автоматики перед выстрелом находятся в заднем положении, а в незапертом патроннике патрон отсутствует. Такое конструктивное решение более характерно для пистолетов-пулеметов, пулеметов и автоматических пушек. Новая конструкция оружия Барышева позволила, в отличие от штатных образцов отечественного стрелкового оружия, в которых из-за большого рассеивания при стрельбе даже короткими очередями на дистанции свыше 50 м только первая пуля имеет вероятность попасть в цель (а попадание в противника более чем одной пулей возможно лишь при стрельбе в упор), сделать автоматический огонь основным видом стрельбы, и стрелок уже на дистанции 200-400 м с высокой степенью вероятности может поразить цель. Рассеивание при стрельбе очередями из автомата Барышева как минимум в 10 раз ниже, чем у штатного оружия.

Особенно убедительно преимущества нового механизма проявились в крупнокалиберном пулемете КПБ и автоматическом гранатомете АРГБ, которые при стрельбе непрерывным огнем с сошки обеспечивают достаточную устойчивость, имея значительно меньшую массу, чем подобные штатные образцы — станковый крупнокалиберный пулемет НСВ-12,7 “Утес” и автоматический станковый гранатомет АГС-17 “Пламя”. Уменьшение массы крупнокалиберного оружия конструкции Барышева, помимо всего прочего, позволило сократить расчет с 2-3 человек до одного стрелка и резко повысить его маневренность, что крайне важно для ведения боевых действий в городе, в полевых фортификационных сооружениях, в лесу, т.е. в тех сложных условиях боя, где стрелковое оружие имеет приоритетное значение. Наличие подобного оружия в войсках сразу же может положительно сказаться на изменении тактики ведения боя и расширении возможностей стрелкового подразделения.


7,62-мм автомат Барышева АБ-7,62 с откинутым прикладом

Автоматы Барышева АБ-5,45 и АБ-7,62 предназначены для поражения живой силы и техники противника на дистанциях до 600 м. Они имеют определенные преимущества перед штатными автоматами системы Калашникова АКМ и АК-74 как по массо-габаритным характеристикам, в том числе и за счет складного приклада очень удачной конструкции, так и по простоте устройства. У них взамен газовой трубки установлена рукоятка для переноски оружия. Ударно-спусковой механизм допускает два режима ведения огня: одиночный и автоматический. Флажковый предохранитель одновременно является и переключателем вида огня. Пробивное действие пуль и дальности прямого выстрела при стрельбе из АБ-5,45/7,62 и АКМ/АК-74 фактически одинаковы. В то же время при стрельбе из автоматов АБ-7,62 отдача значительно меньше, чем даже у АК-74, и ствол при стрельбе очередями не уводит вверх. Это позволяет вести значительно более точный огонь непрерывными очередями на большие дистанции, чем из АКМ.


7,62-мм автоматическая винтовка Барышева АВБ

Автоматическая винтовка Барышева АВБ предназначена для точной стрельбы на дистанциях до 800 м по удаленным малоразмерным целям — живой силе и технике противника, показывающимся в поле зрения стрелка на короткое время. По своим массо-габаритным характеристикам эта винтовка близка к СВД. Однако, будучи всего лишь на 0,4 кг тяжелее, чем оружие Драгунова, АВБ является единственной системой, разработанной под мощный винтовочный патрон обр.1908 г., позволяющей на дальности до 200 м вести прицельный огонь очередями из неустойчивых положений, в том числе стоя с плеча, и направленным огнем — с прикладом, прижатым к боку. Как и автомат АБ, винтовка АВБ снабжена рукояткой для переноски, складным прикладом и может укомплектовываться как легкой сошкой, заменяющей цевье, так и цевьем, выполненным из ударопрочной пластмассы. Отдача при стрельбе из винтовки Барышева ощущается немногим больше, чем при стрельбе из АКМ. Поэтому после некоторой тренировки средний стрелок при стрельбе короткими очередями сериями по 10 выстрелов стабильно укладывает все пули в стандартную грудную мишень на дистанции 25 м. Но даже и такая удачная винтовка имеет свои минусы. В первую очередь — малая емкость 10-зарядного стандартного магазина от СВД. Особенно зримо этот недостаток проявляется при стрельбе автоматическим огнем. Кроме того, при достаточно коротком стволе из-за использования в винтовке АВБ мощных патронов обр. 1908 г. во время стрельбы не совсем удачная конструкция дульного устройства допускает слишком громкий звук выстрела и большой выхлоп дульного пламени, что демаскирует стрелка, особенно в ночное время.


12,7-мм крупнокалиберный пулемет Барышева КПБ с магазином

Крупнокалиберный пулемет Барышева КПБ предназначен для поражения легкобронированной техники или низколетящих самолетов и вертолетов противника на дистанциях до 600 м. По массе и габаритам КПБ значительно выигрывает в сравнении со станковыми крупнокалиберными пулеметами (ДШКМ, НСВ), в то же время значительно, более чем в 2 раза, уступая им в практической скорострельности. Пулемет КПБ, как и остальные образцы оружия Барышева, имеет складной приклад и сошку, а также планку для установки разнообразных оптических и ночных прицелов. К его особенностям относится новая магазинная система питания 12,7-мм крупнокалиберными патронами Б-32. Магазин, устанавливаемый в пулемете КПБ сверху ствольной коробки, заполняется патронами из заранее снаряженных обойм, благодаря чему пулемет Барышева показывает неплохую боевую скорострельность — до 50 выстр/мин. В то же время конструкция этого оружия значительно проще и не менее надежна в работе, чем ленточное питание в современных крупнокалиберных пулеметах.


30-мм автоматический ручной гранатомет Барышева АРГБ

Автоматический ручной гранатомет Барышева АРГБ предназначен для поражения осколочными гранатами одиночных и групповых целей противника на дистанциях до 1000 м. Для ведения огня непрямой наводкой гранатомет оснащен оптическим прицелом с боковым уровнем и механизмом угломера, съемной сошкой и складным прикладом-сошником. Практически все достоинства, характерные для пулемета КПБ, полностью воплотились и в ручном автоматическом гранатомете Барышева. АРГБ по массо-габаритным характеристикам существенно опережает все известные системы автоматических гранатометов. Гранатомет также имеет магазинную систему питания 30-мм гранатометными выстрелами ВОГ-17, что положительно сказалось на существенном улучшении его маневренности. АРГБ может использоваться как очень мощное оружие огневой поддержки мотострелкового подразделения. Подобное оружие незаменимо для непосредственного огневого сопровождения пехоты, особенно в наступательном бою, в боевых действиях в усложненных условиях: в населенных пунктах, в окопах, в горах. В гранатомете также в полной мере раскрылись достоинства полусвободного затвора системы Барышева, позволив вести достаточно действенный автоматический огонь мощными выстрелами из неустойчивых положений с хода и стоя с бедра на дальности 400-500 м. При стрельбе из АРГБ отдача ощущается не больше, чем при стрельбе из 40-мм подствольного гранатомета ГП-25, установленного на автомате. При стрельбе из устойчивых положений (лежа с сошки) значительную часть отдачи эффективно гасит встроенный в приклад амортизатор, повышая таким образом кучность боя.

topwar.ru

Система огнестрельного (стрелкового) оружия - это... Что такое Система огнестрельного (стрелкового) оружия?


Система огнестрельного (стрелкового) оружия

   1) в баллистике определенный вид стрелкового оружия, отличающийся оригинальностью конструктивных особенностей деталей и механизмов, воспринимающих действие пороховых газов и обеспечивающих автоматическое перезаряжание и производство выстрела, способом запирания канала ствола затвором и др. Широкое распространение понятия «С.о. (с.) о.» имело в конце XIX — начале XX в., когда каждый револьвер и пистолет представляли собой оригинальную систему, напр, револьверы: лефоше, смит-вессон, веблей, наган, пистолеты: браунинг, кольт, маузер и др. При обозначении современных видов стрелкового оружия понятие «С.о. (с.) о.», как правило, не применяется, т. к. многочисленные образцы его являются, по существу, усовершенствованными моделями нескольких известных систем;

   2) стрелковое оружие, названное по имени изобретателя или предприятия, впервые разработавшего и запатентовавшего его.

Криминалистическая энциклопедия. — М.: Мегатрон XXI. Белкин Р. С.. 2000.

  • Система
  • Система транспортного средства

Смотреть что такое "Система огнестрельного (стрелкового) оружия" в других словарях:

  • Калибр оружия — Калибр определяется по внутреннему диаметру ствола. ствол в 18 калибров Калибр  диаметральный размер канала ствола по его полям; одна из основных величин, определяющих мощь огнестрельного оружия. Калибр определяется у гладкоствольного оружия по… …   Википедия

  • Скользящий затвор — Продольно скользящий затвор винтовки Генри Винчестера с кривошипно шатунным запиранием. Открывается и закрывается движением спусковой скобы …   Википедия

  • СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ — ручное огнестрельное оружие, в котором для выбрасывания поражающего элемента из канала ствола используется сила давления газов, образующихся при сгорании пороха или специальной горючей смеси. Термин стрелковое оружие относится к всевозможным… …   Энциклопедия Кольера

  • Калибр — У этого термина существуют и другие значения, см. Калибр (значения). Пули различных калибров …   Википедия

  • Полусвободный затвор — В пулемёте Шварцлозе перераспределение энергии отдачи между передней и задней частями затвора достигалось за счёт системы связывающих их рычагов  закреплённого на остове затвора шатуна и к …   Википедия

  • Механизмы запирания и отпирания канала ствола — Механизм запирания и отпирания канала ствола  совокупность деталей, предназначенных для запирания канала ствола во время выстрела и отпирания после него. Узел запирания  совокупность деталей, входящих в механизм запирания и отпирания… …   Википедия

  • Свободный затвор — Работа свободного затвора на примере пистолета. I  положение перед выстрелом; II  давление пороховых газов превысило давление форсирования, пуля врезается в нарезы ствола, но гильза, удерживаемая инертной массой затвора и трением стенок …   Википедия

  • Винтовка — (винтовальная пищаль) царя Алексея Михайловича Романова. 1654 год, Москва, мастер Григорий Вяткин. Винтовка (первоначально  «винтовал …   Википедия

  • Автомат Калашникова — У этого термина существуют и другие значения, см. Автомат Калашникова (значения). Автомат Калашникова …   Википедия

  • Патрон — ПАТРОНЫ 8. Патрон Устройство, в которое в зависимости от назначения вставляется лампа или стартер для их крепления и присоединения к электрической сети Источник: СТ СЭВ 1069 78: Устройства электроустановочные светотехнические. Термины и… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

criminalistics.academic.ru

Наша система стрелкового вооружения — лучшая в мире!

Автомат Калашникова, снайперская винтовка Драгунова, «Винторез» Сердюкова… Эти и многие другие образцы стрелкового оружия давно превратились в настоящие символы отечественного ОПК. При этом в массовом сознании почему-то отсутствует понимание того, что любое, даже великолепно сконструированное стрелковое оружие будет абсолютно бесполезным без столь же великолепных по своим характеристикам боеприпасов.

Чтобы в какой-то мере восстановить status quo, корреспондент Федерального агентства новостей встретился с по-настоящему уникальным человеком — Владиславом Дворяниновым.


«Магнетрон» и его последствия

Владислав Николаевич — кандидат технических наук, лауреат премии имени Ленинского комсомола, премии имени С. И. Мосина и премии правительства Российской Федерации 2004 года в области науки и техники. Он более пяти десятков лет отдал работе в стенах Ордена Октябрьской революции Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения — ЦНИИТОЧМАШ.

При непосредственном участии Дворянинова было создано немало современных российских боевых патронов, включая 7,62-мм винтовочный снайперский патрон 7Н1. Между прочим, 7Н1 с пулей СН оказался первым специальным армейским патроном к снайперскому оружию.

Владислав Николаевич является автором около 40 патентов Российской Федерации и авторских свидетельств на изобретение. Не так давно была издана его уникальная четырехтомная монография «Боевые патроны стрелкового оружия». Иными словами, Владислав Николаевич — это настоящий отечественный гуру мира патронов!

— Владислав Николаевич, 52 года вы проработали в ЦНИИТОЧМАШ. Фактически, вы всю жизнь занимались разработкой патронов. Как вообще получилось, что вы стали конструктором-патронщиком?

— Если говорить честно, то в какой-то мере, это произошло случайно. Во время войны наша семья была эвакуирована из Москвы в Казахстан, так что школу я заканчивал в Алма-Ате. И вот там, в десятом классе, я прочитал научно-технический роман «Магнетрон» Георгия Бабата и Анны Гарф. Это толстенное познавательное произведение о разработке первых отечественных радиолокаторов. Там очень хорошо описывалась работа конструкторов, подчеркивалась важность их труда для обороны страны. Я и раньше подумывал о профессии инженера-конструктора, а после «Магнетрона» эта профессия превратилась в мою мечту. Очень хотелось стать разработчиком приборов военного назначения. Раздобыл я справочник для поступающих в вузы, полистал его и вроде бы нашел то, что мне было нужно — Ленинградский военно-механический институт, приборостроительный факультет. «Вот оно!» — подумал я. Родители пытались отговорить, но куда там… Поехал я в Ленинград.

— Поступили?

— Поступил. Уже в ходе учебы в институте, где-то на третьем курсе, стало окончательно ясно, что наш факультет готовит инженеров-механиков широкого профиля, но…

— Но?

— …Но в основном для предприятий патронной промышленности, а не радиоэлектроники. В 1960 году, при распределении, я отказался остаться в аспирантуре с перспективой стать преподавателем ЛВМИ и изъявил желание работать в подмосковном Климовске, в НИИ-61 (будущий ЦНИИТОЧМАШ) — единственном в стране научно-исследовательском институте, разрабатывавшем стрелковые боеприпасы. Там я и проработал 23 года инженером-конструктором и еще 29 лет — в должности начальника головного, ведущего в СССР, СНГ и России отдела по боеприпасам стрелкового огнестрельного оружия.

— Почему же не захотели в аспирантуре остаться?

— Скажем так, этот «вектор движения» мне показался достаточно скучным. Хотелось изобретать, что-то придумывать, делать настоящее дело и испытывать радость от достижения наконец-то достигнутой цели.

— И как, радость испытывали?

— А как же. Я помню, когда мы впервые получили приличные результаты по кучности стрельбы, мой соратник Виктор Алексеевич Петров не выдержал и закричал: «Ура, кучность в наших руках!» Правда, мы тот боеприпас еще 15 лет дорабатывали… Однако, радость от первых успехов была пусть и короткой, но, поверьте, незабываемой.


Владислав Дворянинов. Фото с доски почёта ЦНИИТОЧМАШ. 1973 год.
«Повезло — меня не взяли!»

— Всегда ли ваша работа приносила вам только радость?

— Нет, конечно. После начала работы в НИИ-61 я достаточно быстро оказался ответственным исполнителем по самостоятельной научно-исследовательской работе. На следующий год я вновь стал ответственным за самостоятельную НИР. А на третий год меня включили в группу одного из самых известных наших патронщиков — Петра Федоровича Сазонова, разработавшего, в частности, конструкцию пули, позже использованную при создании 5,45-мм патрона. Сазоновскую пулю называют лучшей пулей XX века!.. Так вот, оказался я в группе Сазонова просто технологом на подхвате. Мало того, нашу тему по разработке единого автоматно-винтовочного патрона закрыли. И я оказался не у дел. Все трудятся, а я — нет. Неподалеку открылось конструкторское бюро сельскохозяйственной техники. Я был настолько расстроен случившимся, что даже как-то попробовал туда устроиться на работу.

— Получилось?

— Повезло — меня не взяли! Это был первый и последний раз, когда я подумывал о смене работы. И что вы думаете? Как только я в том КБ получил отказ, тут же мне досталась новая интересная тема — оперенные подкалиберные пули, работе над которыми я отдал потом 17 лет и был этим несказанно счастлив!

— Что, на ваш взгляд, самое сложное в работе конструктора-патронщика?

— Пожалуй, удача стать участником не только начала разработки боеприпаса, но и доведения этого боеприпаса до принятия на вооружение. Следует понимать, что в любой системе стрелкового оружия патрон является определяющей, но самой консервативной ее частью. После окончания разработки и освоения производства патрон по своим размерам, конструкции, баллистике уже не подлежит принципиальным изменениям. Новые же типы патронов разрабатываются только при рождении новых видов вооружения или при перевооружении, что происходит достаточно редко.

— Насколько редко?

— В среднем, через 25 лет. В промежутке же идет либо модернизация уже принятых на вооружение боеприпасов, либо научные исследования. Конечно, такие исследования нужны. Например, те же исследования причин, влияющих на пробивное действие пуль. Но эти исследования все же для конструктора не столь значимы, как разработка и принятие выстраданного нового образца на вооружение. Поэтому самое сложное в жизни патронщика — это оказаться современником и участником реальных работ, а не только научных поисков, исследований и теоретических расчетов. И, во всех случаях, сложным является не ремесленная, а творческая составляющая работы конструктора — предложить что-то новое, оригинальное. Разобраться в причинах, найти решение и добиться нужного результата, недоступного ранее.

— Мосин, Симонов, Шпагин, Дегтярев, Драгунов, Токарев, Макаров, Стечкин, Калашников, Ярыгин, Сердюков… Фамилии отечественных конструкторов-оружейников у нас известны многим. Фамилий же разработчиков боеприпасов для стрелкового оружия в России не знает почти никто. Почему так получилось?

— Думаю, такой результат получился в силу нескольких факторов. До появления в XIX веке унитарного патрона боеприпас для стрелкового оружия чаще всего был предельно простой конструкции и какого-то конкретного автора просто не имел. К этому добавим то, что огнестрельное оружие традиционно притягивало к себе больше внимания, чем боеприпасы. Оружие любят, коллекционируют, изучают. Оружию часто присваивают фамилию того, кто его разработал. Под один и тот же патрон создано большое количество разных образцов. И стреляя, например, из какого-нибудь пистолета, вы прежде всего обращаете внимание на то, что держите в руках именно это оружие, а патрон… Он «тот же самый, обычный».

Поэтому интерес к используемым патронам и их создателям значительно слабее и вызван ошибочным заблуждением о простоте всего, что связано с патронами. Мол, что такое патрон? Это всего лишь капсулированная гильза, пороховая навеска да пуля… Между тем, мощь любого стрелкового комплекса определяется именно патроном. Профессионал первым делом всегда спросит, не какая у тебя винтовка, а под какой она патрон.


Мелодрама вокруг 5,45-мм патрона

— Значительная часть российской общественности весьма критически относится к отечественным патронам, считая, что характеристики и качество изготовления иностранных боеприпасов заметно выше. Вы разделяете это мнение?

— Я считаю, что отечественная система стрелкового вооружения, включая патроны, до сих пор является лучшей в мире. Понятно, что, с одной стороны, всяк кулик свое болото хвалит. С другой стороны, лично я хорошо знаю, о чем говорю. Даже если обратиться к современным иностранным оценкам, то увидим, что практически в каждом объективном анализе, касающемся реального положения дел, прямым текстом констатируется факт нашего превосходства. Тем самым, обосновывается необходимость новых, как всегда очень амбициозных программ развития стрелковых боеприпасов, оружия и вспомогательных систем.

— На чем основаны подобные выводы?

— Такие выводы они делают исходя из сравнительного анализа реальных технических и боевых характеристик наших современных патронов, значительно модернизированных за последние годы. Например, не так давно у нас приняты на вооружение сразу два новых 5,45-мм автоматных патрона: 7Н39 — с повышенной бронепробиваемостью и 7Н40 — улучшенной кучности. Последний обеспечивает кучность стрельбы одиночными выстрелами по нормативу для снайперского винтовочного патрона, то есть в 5 раз лучше по площади рассеивания в сравнении с обычным штатным патроном 7Н6. При этом, по данным корректных и объективных сравнительных испытаний, хорошо известно, что отечественный автомат АК74 по эффективности стрельбы очередями превосходит лучшие зарубежные аналоги — например, ту же винтовку М16 — примерно в 1,3 раза, но одновременно уступал им при стрельбе одиночными выстрелами патроном 7Н6 также в 1,3 раза.

— Это было вызвано лучшей технической кучностью иностранных 5,56-мм патронов при стрельбе одиночными выстрелами?

— Да. И вокруг этого долго велись жаркие споры — какой фактор важнее? С разработкой же патрона 7Н40 все подобные споры можно прекратить, как говорится, «за явным преимуществом» нашего нового патрона. Не вдаваясь в подробности, также отмечу, что во всех других стрелковых калибрах отечественные патроны ничем не уступают лучшим зарубежным аналогам.

— И все же нередко приходится слышать претензии к качеству российских патронов.

— Что касается качества изготовления наших патронов, то тут надо разделять боевые патроны и коммерческие, предназначенные для гражданского рынка — охотников, практической стрельбы, целевого спорта. Поскольку к ним, все-таки, предъявляются разные требования. По боевым патронам у нас вопросов и проблем нет. С коммерческими же ситуация несколько иная, хотя я не считаю себя специалистом в этой области. Но уверен, что когда (и если) в нашей стране стрелковые виды спорта получат развитие и реально широкую доступность, ситуация в корне изменится аналогично западным странам, где гражданский оборот патронов и оружия имеет многовековые традиции, а объем этого рынка весьма велик и никак не сопоставим с нашим. Но такие изменения не могут и не должны происходить в одночасье, конечно.

— Таким образом, можно сделать вывод, что баллистика, поражающее действие и иные характеристики отечественных боевых патронов — на высоте?

— Мало того, в отношении поражающего действия отечественных боеприпасов нашим патронщикам даже приходилось доказывать иностранцам, что оно не столь высоко, как считают на Западе.

— Простите, это как?

— В 1980 году западным специалистам стало известно об использовании советскими войсками в Афганистане нового автомата под оригинальный патрон калибра 5,45. Одновременно появились слухи о том, что пуля патрона 5,45 не только «ядовитая», но и за счет якобы легко разрушаемой ее пустотелой в головной части оболочки имеет огромное поражающее действие. Что не совместимо с требованиями Гаагской декларации 1899 года. До этого момента в фокусе внимания международных организаций находилась проблема чрезмерно тяжелых огнестрельных ранений 5,56-мм пулями американского патрона М193. И тут появился не менее страшный советский 5,45-мм патрон!

— Полагаю, американцы немедленно принялись всячески «бить в колокола» и порицать советских конструкторов за их бесчеловечность.

— И не только американцы. Шведы и западные немцы — тоже. Один из депутатов Бундестага даже сделал запрос своему правительству: «Что оно собирается предпринять, чтобы запретить новое советское 5,45-мм оружие, которое противоречит международному праву?»

— Чем же это все закончилось?

— Было доказано, что все выдвинутые в адрес советского 5,45-мм патрона обвинения несостоятельны. Зато конструкции пуль 5,56-мм и 7,62-мм патронов НАТО, хотя формально и не противоречат Гаагской конвенции, на деле подлежат запрещению к применению как приносящие излишние страдания при ранениях. Подробно эту мелодраматическую историю я описал в своей монографии «Боевые патроны стрелкового оружия».

О «Точности» и не только

— Ваша монография, состоящая из четырех книг, увидела свет в 2015 году. Впервые в одном русскоязычном издании оказалась объединена и изложена подробная история патронов чуть ли не с доисторических времен и до наших дней. Насколько мне известно, монография писалась вами целых 17 лет. Как и когда у вас возникла идея создания столь монументального труда?


— Я начал работу над этими книгами в апреле 1995 года, а практически закончил в 2012-м. Как возникла идея их написания? В качестве ответа приведу цитату из своего собственного дневника того времени: «Почему появилось такое желание? Главная причина — тревога за будущее моей профессии, которой отдал всю жизнь. Зная, как трудно десятилетиями создавалась отечественная школа разработчиков стрелкового вооружения, и видя, как она гибнет, сердце щемит от тревоги за Россию… Эти строки я пишу в начале 1995 года. Мизерное финансирование, хронические неплатежи и отсутствие каких-либо надежных планов на перспективу привели к обескровливанию подавляющего большинства оборонных предприятий, НИИ и КБ… В стремлении выжить ушла практически вся молодежь и специалисты среднего возраста, а также часть зрелых специалистов — золотой запас! Из нашего отдела из 55 человек ушло 28 [на начало 1995 года]… А что будет через несколько лет, когда ведущие специалисты начнут уходить на пенсию? Кому передавать опыт?» Написано именно тогда, в 1995 году, искренне. Мне кажется, что дополнительных комментариев не требуется.

— Действительно, исчерпывающий ответ. Позвольте еще один вопрос по патронной тематике. Принятие на вооружение в 2017 году российского снайперского комплекса «Точность», использующего отечественный аналог боеприпаса .338 Lapua Magnum (8,670 мм), наделало за рубежом немало шума. В пособии армии США Russian New Generation Warfare Handbook указывалось, что появление у российских силовиков снайперской винтовки под патрон .338 LM заставит американских снайперов серьезно пересмотреть свою тактику. В статье Russian Army Snipers Have Rifles and Ammo That Can Pierce U.S. Body Armor, опубликованной аналитическим изданием The National Interest, автор утверждал, что русские винтовки под .338 LM делают бесполезными любые американские средства индивидуальной бронезащиты. Действительно ли появление у России своего аналога боеприпаса .338 LM серьезно расширяет возможности российских снайперов?

— Да, новый снайперский комплекс «Точность» разработан и принят на вооружение специальных подразделений наших силовых структур. Но я не вижу в этом никакой сенсации — как только решили, что подобный комплекс нужен свой, он и был разработан. Что лишний раз подтвердило высокий профессионализм наших конструкторов. В результате получились два хороших снайперских патрона полностью отечественного производства — с обыкновенной и бронебойной пулями. Патроны аналогичны и взаимозаменяемы с иностранными, но конструкция пуль своя. В итоге финальные характеристики наших патронов, как по кучности, так и по бронепробиваемости, превзошли лучшие иностранные аналоги, действительно предоставив нашим бойцам более широкие возможности… Но подобный комплекс для нашей страны — далеко не первый. Например, в 2005 году на вооружение Российской армии сразу в трех калибрах были приняты новые снайперские патроны и оружие под них, в том числе 9,3х64-мм патрон 7Н33, который лишь немногим уступает патрону комплекса «Точность».


Слева направо: 7,62х54 снайпеский 7Н14; 9х63 снайперский 7Н33; 8,6х70 снайперский "Точность"
— Бытует мнение, что стрелковое оружие и, соответственно, боеприпасы к нему, на текущий момент достигли предела своих возможностей. Мол, чего-то большего без изменения физических принципов работы оружия и перехода к каким-нибудь электромагнитным ружьям, рельсотронам или жидким метательным веществам достичь невозможно. Так ли это?

— Рассуждая сегодня о перспективах дальнейшего развития, необходимо хорошо понимать, что, во-первых, боевые качества любого комплекса определяются его практической эффективностью и что даже такие «красивые» характеристики, как кучность или бронепробиваемость, являются важными, но лишь одними из общего множества всех факторов, влияющих на конечный результат. Поэтому, например, никому не пригодится супербронебойная пуля, если вероятность ее попадания в цель (из-за увеличенного в погоне за этой пробиваемостью импульса отдачи) будет составлять всего 1–2 %.
Во-вторых, любой патрон или перспективная система метания поражающих элементов, согласно законам физики, была и будет комбинацией разных параметров и требований, прямо противоречащих друг другу. И выбор приоритетов, вариантов сочетания этих параметров должен исходить только из обоснованных технических требований к решению конкретной задачи. А не так, как это частенько происходит в наши дни, когда сначала рождается «новый оптимальный чудо-патрон», а затем для него маркетологами набираются «преимущества».
В-третьих, стрелковое оружие нельзя рассматривать само по себе, без учета его взаимодействия со всеми другими видами современных вооружений, адекватного анализа стоящих перед каждым видом задач. Поскольку хорошо известно, что ошибочные критерии или требования к эффективности приводят к неправильным тенденциям в направлении развития, потере огромных средств, усилий и времени.

— То есть, о рельсотронах говорить рановато…

— Конкретно про рельсотроны и прочие чудеса я фантазировать не стану, но в целом тема действительно очень серьезная, поскольку приходится во многом согласиться с тем, что возможности дальнейшего развития патронов именно классической схемы на сегодня практически исчерпаны. Вследствие чего получить принципиально новый уровень эффективности на этом пути невозможно. Что не исключает востребованности в будущем при определенных обстоятельствах таких неклассических схем патронов, как стреловидные боеприпасы в однопульном или многопульном вариантах. Не исключаю появления автоматического оружия на базе патронов с минимальными импульсами отдачи в сочетании с гранатометными элементами оружия, предназначенными для поражения сильнозащищенных целей.

— О каких целях идет речь?

— Например, о все более входящих в моду наземных боевых роботах на гусеничной платформе… В любом случае, для заметного продвижения вперед в деле разработки новых стрелковых комплексов требуются интенсивные поиски, глубокие научные исследования и изобретения. Но это уже задача нынешнего и следующего поколения патронщиков и оружейников. Конечно, с использованием богатейшего опыта предшественников, ибо знание — самое непобедимое оружие!


P.S. Наша беседа с Владиславом Николаевичем продолжалась пару часов, и, разумеется, в публикуемый текст из нее попало далеко не все. Тем не менее, хочется подвести некую черту. Если хотите — поставить своеобразный постскриптум, посвященный плеяде ветеранов советского ВПК.

Это удивительные люди. Те из них, что еще живы, очень часто до сих пор деятельны и энергичны. Это настоящие кладези знаний, опыта, информации. Они ушли на пенсию, когда их ресурс еще был далеко не исчерпан. Они НЕ НАРАБОТАЛИСЬ, как бы парадоксально это ни звучало в наше время. И как же они скучают по своей работе!.. Чтобы на Державу. Чтобы что-нибудь глобальное и неизведанное!.. Не первый раз замечаю, как у этих людей загораются глаза, когда (чаще всего — совершенно случайно) подбрасываешь им какую-нибудь задачку. Почти мгновенный анализ, учет всех pro et contra, после чего они тебе на пальцах объясняют наиболее приемлемый вариант решения…

Совершенно потрясающие люди. Великое им спасибо за то, что они были и есть.

pravdoryb.info

rrulibs.com : Наука, Образование : Технические науки : Система стрелкового вооружения : читать онлайн : читать бесплатно

Система стрелкового вооружения


Для поражения противника применяются различные огневые средства, но самым массовым остается стрелковое оружие. Оно состоит на вооружении всех родов войск и видов вооруженных сил. Неслучайно «самым главным» оружием последних 50 лет считают автомат Калашникова. Значение «легкого» оружия и носимых средств огневой поддержки особенно велико в локальных войнах, контрпартизанских и антитеррористических операциях, которые стали основным типом военных конфликтов современной эпохи. В таких конфликтах уничтожение рассредоточенной живой силы противника гораздо важнее захвата или уничтожения объектов инфраструктуры, и тут стрелковое оружие незаменимо. Да и в широкомасштабной войне оно становится главным средством поражения при бое в городе, в лесу, в горах, когда возможности других средств ограничены. Такие условия боевые уставы относят обычно к «особым условиям боя», но это вовсе не означает их редкость или исключительность. Напротив, бои в таких условиях все более становятся обычными. Разнообразие и быстрое изменение ситуаций боя, характера целей и задач требуют наличия на вооружении подразделений оружия с различными боевыми свойствами.

Совокупность боевых средств (вооружения и военной техники), которыми оснащены вооруженные силы, образуют систему вооружения. В современных военных конфликтах активно участвует не только армия, но и вооруженные подразделения правоохранительных органов, большую роль играют части и подразделения специального назначения различных силовых структур государства. Стрелковое оружие, состоящее на их вооружении и предназначенное для решения боевых и оперативно-служебных задач, относят к «боевому». Образцы боевого стрелкового оружия России и будут рассмотрены далее.

Все многообразие современного стрелкового оружия можно свести в определенные группы. Для этого существуют различные подходы к его классификации. Одной из них считается классификация по боевым возможностям.


rulibs.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *