ПВО США. Зенитно-ракетный комплекс Patriot. Противовоздушная оборона США

Неправильно говорить о современной американской противовоздушной обороне, не упоминая при этом противоракетные комплексы или ракетное оружие США. На сегодняшний день эти виды вооружений тесно интегрированы в единые многоуровневые системы. К ПВО США это относится в полной мере.

Североамериканские особенности ПВО

Главная особенность связана с географией и дружественной Канадой по соседству на континенте. Поэтому американо-канадское командование противовоздушной обороны носит объединенный характер, а межгосударственная система ПВО защищает не отдельные страны, а целый североамериканский континент. Такое объединение произошло в 1957 году, и с тех пор это военное сотрудничество приносит только пользу его участникам.

ПВО США по своей структуре чрезвычайно проста. Она состоит из двух компонентов:

  1. Система наземного наблюдения, включающая в себя самые разнообразные радары с сенсорными установками.
  2. Система воздушных сил, великолепно оснащенная и состоящая из устройств воздушного предупреждения и истребительной авиации из американских самолетов нового поколения E-3 AWACS, канадских бомбардировщиков CF-18 и «классических» американских истребителей F-15, 16, 22.

Самым важным элементом ПВО любой страны считается система контроля воздушного пространства. В США она состоит из системы постов с радиолокационным оборудованием, которые подчиняются обеим странам, включая Канаду. Они формируют особую Северную линию со своими оперативными центрами управления с региональным охватом.

Как российские ракеты привели к модернизации американской ПВО

Все было бы чудесно, если бы не печально знаменитое противостояние России и США в виде научно-технического соревнования, которое стоило безумно дорогих вложений для всех сторон.

В начале 1980-х годов новые советские баллистические ракеты средней и малой дальности оценивались американским командованием как серьезнейшая угроза безопасности США. Решением стал отказ от традиционной развернутой ПВО, состоящей из множества зенитно-ракетных установок, размещенных по всей территории страны.

Силы ПВО США резко сократились в численности и объеме, практически все зенитные системы и большая часть ЗРК были сняты с вооружения. Число дежурящих в воздухе самолетов контроля воздушного пространства также было значительно снижено.

Жертвой сокращения стала и ЗРК "Чапарэл", самоходная зенитная установка малой дальности. Этот малыш был в итоге снят с производства, несмотря на свою популярность среди зарубежных покупателей американского оружия.

В итоге система воздушного контроля была сокращена самым значительным образом - на всем пространстве североамериканского континента дежурило всего шесть самолетов-перехватчиков с 15-минутной готовностью. Главным аргументом было соображение о бессмысленности защиты воздушного пространства от боевой авиации, когда в небе за секунды могут возникнуть баллистические ракеты. На осень 2001 года пришелся самый пик сокращений в американо-канадской ПВО.

11 сентября 2001 года

Трагедия 11 сентября показала полную несостоятельность концепции защиты воздуха от вторжения врага. Конечно же, это событие повлекло за собой тотальные реформы и изменения.

На сегодняшний день континентальная часть Канады и США вновь контролируется ПВО из двух полновесных составных частей: наземной радиолокационной и воздушной авиационной. В совместную систему противовоздушной обороны под названием NORAD включены дополнительные радары нового поколения стационарного и мобильного форматов.

Воздушный контроль производится истребителями и самолетами системы АВАКС, постоянно находящимися в воздухе. А число авиационных перехватчиков на базах мгновенного реагирования стало больше в три раза.

Также было реализовано еще одно важнейшее изменение в менеджменте. Оно касалось полномочий в принятии решения атак объектов, захваченных террористами. Если раньше такое решение мог сделать только американский президент, то теперь при необходимости и экстренности ситуации атака может начата с разрешения командующего ПВО.

Истребители над городом

Еще одним важным и болезненным вопросом после 11-го сентября стала необходимость контроля воздушного пространства над крупными городами. Так или иначе, такой контроль возможен только в виде боевого дежурства грозных военных истребителей.

Если до 11-го сентября за боевое дежурство в небе США отвечало всего семь баз ВВС, то сейчас эту функцию несут тридцать военно-воздушных баз, вовлеченных в многоуровневую систему ПВО США. К ним относятся 130 самолетов-перехватчиков в сопровождении восьми самолетов AWACS в составе восьми эскадрилий.

Воздушная защита Вашингтона

Понятно, что небо над Вашингтоном требует особого контроля. Он обеспечивается специализированным авиационным отрядом ВВС Национальной гвардии с базой в соседнем штате Мэриленд. Также к вашингтонским дежурствам подключены самолеты пятого поколения F-22 «Рэптор» из знаменитой 27-ой эскадрильи.

Наземная часть ПВО Вашингтона обеспечивается тремя ЗРК норвежского производства NASAMS, которые находятся вокруг города. Эти компактные ЗРК были созданы для поражения целей на средних высотах, их можно назвать оружием «местного локального значения». Дальность поражения – не бог весть какая, всего 2,5-40 км, чего более чем достаточно для такого рода контроля. А вот высота поражения весьма примечательна уникальным разбросом: от 3 м до 16 км. Иными словами, установкам NASAMS по силам как цели с «бреющим» полетом, так и объекты, летящие на солидной высоте.

Одновременно происходит важнейший процесс возобновления классической ПВО с множеством объектов, интегрированных в общее радиолокационное поле. Это дорого, долго и технически непросто. Но, судя по всему, это будет сделано в срок и с должным качеством.

Модернизация американских систем ПВО

Зенитно-ракетный комплекс Patriot является основным видом ПВО США на вооружении в течение долгого времени. Это один из отличных примеров эффективной модификации оружия, начиная с середины двадцатого века по настоящее время.

ЗРК "Пэтриот" до сих пор не упоминался в данной статье по одной причине. Дело в том, что до данного абзаца речь шла лишь о ПВО на территории Соединенных Штатов. А "Пэтриот" не используется на территории США, это оружие предназначено для размещения только за границей. В большинстве своем это Европа и Ближний Восток.

В течение пяти лет, начиная с 2013 года, Конгресс выделил больше одного миллиарда долларов США на процесс модернизации комплекса "Пэтриот". Более того, в ближайшие пять лет на эту статью расходов запланирована сумма в 1,8 млрд долларов США.

Такие затраты и усилия связаны с нарастанием мировых угроз и направлены на повышение эффективности противовоздушной системы. В рамках этой же программы планируется модернизация системы связи и ликвидация проблем устаревания оборудования.

Главным результатом программы модернизации станет интеграция радаров и пусковых установок зенитно-ракетных комплексов США в единую сеть управления c другими оборонными системами, включая противоракетные комплексы. Ее название IAMD переводится как интегрированная система противовоздушной и противоракетной обороны армии США.

С чего началась модернизация

Все очень просто: программа модернизации системы противовоздушной обороны США с огромным бюджетом и амбициозными задачами началась после обнаруженных недостатков в ходе анализа эффективности вооружения в 2012 году. Недостатки и пробелы были ранжированы по приоритетности и широко опубликованы:

  • Коммуникационный пробел заключался в трудностях взаимодействия с армейскими подразделениями, межправительственными ведомствами и другими вовлеченными органами в ходе военных операций. Особенно страдала система радаров с ее составными элементами в виде сенсоров, предохранителей и сбора данных для формирования общей картинки воздушного пространства. Сама картинка создавалась без проблем, но использовать ее для стрельбы по задаваемым целям могли далеко не все участники процесса.
  • Низкая общая производительность вследствие недостатков в идентификации воздушных объектов, недостаточной высокой скорости реакции на ракетную угрозу и электронные атаки. К этой же группе недостатков отнесли недостаточную способность к обнаружению и уничтожению целей на задаваемой высоте.

Устранение недостатков

Тогда же было объявлено о новой программе в вооружении армии США в виде стратегии устранения обнаруженных недостатков. Правительство выделило для этого огромный бюджет. Программа интегрированной противовоздушной и противоракетной обороны продолжается по сей день.

Главным фактором устранения недостатков является создание новой боевой командной системы (IBCS) для подключения работающих радаров и ЗРК "Пэтриот" к централизованной сети обмена данными.

"Пэтриот" в контексте истории системы ПРО

Универсальный ЗРК "Пэтриот" начали разрабатывать в связи с появлением и быстрым развертыванием нового вооружения в СССР. Это были оперативно-тактические ракеты разной дальности. План был развернут еще в начале 1980-х годов.

Задачей нового комплекса ПВО США было поражение обычных воздушных целей (самолетов) и, самое главное, баллистических ракет малой и средней дальности. С самого начала эта программа так и называлась: «Полевая армейская система защиты от баллистических ракет».

Сегодняшний "Пэтриот" укомплектован радарной системой высокой точности и ракетой для воздушного перехвата боевых целей. Это один из самых популярных зенитных ракетных комплексов США в качестве экспорта.

Стоимость у "Пэтриота" на международном рынке заоблачная. Цена комплекта, необходимого для нормального функционирования в боевой обстановке (батареи, РЛС, контрольные станции и пр.), может достигать девяти миллиардов долларов США.

Что же касается пуска всего одной ракеты из комплекса, то он стоит примерно три миллиона долларов США.

Высокая цена никоим образом не снижает спрос на этот ЗРК среди покупателей. Они всегда стоят в очереди.

Нюансы наведения на цель

Это мобильный зенитный ракетный комплекс предназначается для поражения многочисленных воздушных целей:

  • баллистических ракет разной дальности;
  • самолетов, вертолетов и беспилотных аппаратов;
  • крылатых ракет.

Еще в 1974 году армейское руководство приняло решение о замене традиционной радиолокационной системы наведения ракет полуактивного типа на принципиально новую схему TVM. Она заключалась в наведении установки на цель через ракету, а не через бортовой приемник.

Дело в том, что ракета, выпущенная установкой, всегда ближе к цели, чем наземный локатор этой же установки. Поэтому данные с этого устройства будут точнее, чем с радиолокационной станции, расположенной на земле.

Данные с ракеты обрабатываются бортовым одноразовым компьютером системы управления. Команды управления формируются и просчитываются на земле, отправляются через радиоканал к ракете для дальнейшей отработки автопилотом.

Этот революционный подход делал траекторию полета самой оптимальной со значительной экономией энергии. А это приводило к увеличению радиуса действия. Первый тест провели в 1975 году, а в следующем году новая система стала называться Patriot. Так родилась знаменитая ЗРК "Пэтриот".

Серийное производство стартовало в 1982 году, а к боевой готовности "Пэтриот" приступил в 1984 году, на пике гонки вооружений между Россией и США.

Но прогресс не стоял на месте, в особенности в техническом развитии тактической ударной авиации. Программа в то время называлась коротко и ясно: система ПРО.

Сегодняшняя национальная противоракетная оборона НПРО представляет собой интегрированную многоуровневую систему слежения и перехвата ракет и других воздушных целей. Целью является защита территорий североамериканского континента и союзников США от баллистических ракет любого класса и вида.

В систему НПРО входят радиолокационные станции для раннего предупреждения о ракетных запусках, космических спутников для контроля запусков, наземных и морских устройств для наведения перехватчиков и пускового оборудования. Этой системе вооружений вполне по силам справиться с ракетами в космосе и земной атмосфере на любом участке траектории полета.

Плавучий радар и новая система ПРО

Стоимость плавучего радара, появившегося на свет в 2006 году, составляет больше 815 млн долларов США. SBX-1 стал первым плавучим радаром для контроля запусков самого грозного оружия - межконтинентальных баллистических ракет.

На сегодняшний день военные эксперты оценивают радар как ключевой элемент противоракетной обороны США нового поколения с короткой аббревиатурой GMD (Ground-based Midcourse Defense system).

Главный фокус внимания сосредоточен на среднем отрезке траектории полета боеголовки: поражение цели будет происходить именно на нем. Уникальность радара заключается и в его устойчивости к помехам, а также в великолепной избирательности: устройство может отличить многочисленные ложные цели, которые часто сопровождают баллистическое оружие, чтобы отвлечь внимание сверхчувствительных локаторов от настоящих боевых головок.

Более того, эта станция способна анализировать результаты работы перехватчиков по ракетам противной стороны. При неудачном выстреле она формирует задание для производства повторного залпа.

В 2007 году SBX-1 самостоятельно проплыла непростой морской путь длительностью больше месяца. Она переместилась из базы на Гавайях к Алеутским островам. Во время пути она участвовала в боевых учениях ПВО ВС США с параллельной калибровкой радара для будущей работы.

География локализации станции определена согласно ее заданию: отслеживание баллистических ракет, выпускаемых Китаем и КНДР. Ракеты-перехватчики, которые будут наводиться плавучим радаром, базируются в районе Аляски и Калифорнии.

Резюме

24 миллиарда долларов США – сумма, которая была потрачена Министерством обороны страны на интеграцию систем для захвата или нейтрализации ракетного оружия для защиты американце и их военных союзников за последние пятнадцать лет. Не все военные эксперты Вашингтона сходятся во мнении, что эти инвестиции были эффективными. Критики модернизации последних лет считают, что в итоге у Соединенных Штатов так и нет полноценной системы НПРО для защиты от массированных ракетных залпов из баллистических или крылатых ракет.

Такая ситуация сложилась вследствие нарушения баланса сил: любимым видом вооружений у Министерства обороны Соединенных Штатов были дорогостоящие устройства дальнего действия по принципу «земля – воздух» для уничтожения ракет в виде средних залповых пусков из Ирана или КНДР.

Предметом текущих серьезнейших обсуждений в Министерстве обороны являются новые инициативы в сфере противовоздушной и противоракетной обороны, которые помогли бы повысить степень защиты от серий последовательных пусков ракет разных классов. Речь идет не только о баллистическом вооружении. Самыми перспективными видами для инвестирования и усовершенствования являются боевые средства нового поколения с высокоточным управлением. Таким средством, например, уже является плавучая радарная платформа SBX-1.

Наблюдать за новостями об изменениях в противовоздушной системе обороны США интересно с точки зрения менеджмента, технического развития и, конечно же, политики.

fb.ru

Система ПВО Северной Америки (часть 1) » Военное обозрение

После окончания Второй мировой войны в американских вооруженных силах имелось значительное количество зенитных орудий среднего и большого калибра, малокалиберных зенитных автоматов и 12,7-мм пулемётных установок. К 1947 году около половины зенитных позиций 90 и 120-мм орудий на территории США были ликвидированы. Буксируемые орудия отправились на базы хранения, а стационарные зенитные установки законсервировали. Крупнокалиберные зенитки сохранились в основном на побережье, в районах крупных портов и военно-морских баз. Впрочем, сокращения коснулись и ВВС, значительную часть построенных в годы войны истребителей с поршневыми двигателями пустили на слом или передали союзникам. Это было связано с тем, что в СССР до средины 50-х не имелось бомбардировщиков, способных выполнить боевую задачу на континентальной части Северной Америки и вернуться обратно. Однако после окончания американской монополии на атомную бомбу в 1949 году, нельзя было исключить вариант, что в случае начала конфликта между США и СССР советские поршневые бомбардировщики Ту-4 будут совершать боевые вылеты в «одну сторону».


Маховик ядерной гонки раскручивался, 1 ноября 1952 года в США состоялось испытание первого стационарного термоядерного взрывного устройства. Через 8 месяцев в СССР была испытана термоядерная бомба РДС-6с. В отличие от американского экспериментального устройства высотой с двухэтажный дом – это был вполне пригодный для боевого применения термоядерный боеприпас.

В середине 50-х, несмотря на многократное превосходство американцев по числу носителей и количеству ядерных бомб, вероятность, что советские дальние бомбардировщики достигнут континентальной части США, увеличилась. В начале 1955 года в строевые части Дальней авиации начали поступать бомбардировщики М-4 (главный конструктор В.М. Мясищев), за ним последовали: усовершенствованный 3М и Ту-95(ОКБ А. Н. Туполева). Эти машины уже могли гарантированно достигнуть Североамериканского континента и, нанеся ядерные удары, вернуться обратно. Конечно, американское руководство не могло игнорировать угрозу. Как известно, кратчайший путь для самолетов, летящих из Евразии в Северную Америку, лежит через Северный полюс, и на этом пути было создано несколько рубежей обороны.

Радиолокационный пост DEW-линии на острове Шемия Алеутского архипелага

На Аляске, в Гренландии и северо-востоке Канады, на наиболее вероятных маршрутах прорыва советских бомбардировщиков была построена так называемая DEW-линия – сеть стационарных радиолокационных постов, соединенных между собой и командными пунктами ПВО кабельными линиями связи, и радиорелейными станциями. На нескольких постах, помимо РЛС обнаружения воздушных целей, впоследствии построили радиолокаторы предупреждения о ракетном нападении.

Схема расположения радиолокационных постов DEW-линии

Для противодействия советским бомбардировщикам в середине 50-х в США были образованы так называемые «Барьерные силы» для контроля воздушной обстановки вдоль западного и восточного побережий США. В единую централизованную сеть оповещения увязали береговые РЛС, корабли радиолокационного дозора, а также аэростаты ZPG-2W и ZPG-3W. Основным назначением «Барьерных сил», расположенных на атлантическом и тихоокеанском побережьях США, являлся контроль воздушного пространства с целью раннего предупреждения о приближающихся советских бомбардировщиках. «Барьерные силы» стали дополнением к радиолокационным станциям DEW-линии, расположенным на Аляске, в Канаде и в Гренландии.

Самолёт ДРЛО EC-121 пролетает над эсминцем радиолокационного дозора

Корабли радиолокационного дозора появился ещё в годы Второй мировой и использовались ВМС США главным образом на Тихом океане в составе крупных корабельных эскадр, с целью своевременного обнаружения японских самолётов. В конце 40-х начале 50-х для переоборудования в корабли радиолокационного дозора в основном использовались транспорты типа «Либерти» и эсминцы типа «Гиринг» военной постройки. На кораблях устанавливались РЛС: AN/SPS-17, AN/SPS-26, AN/SPS-39, AN/SPS-42 с дальностью обнаружения 170-350 км. Как правило, эти корабли в одиночку несли дежурство на удалении до нескольких сотен километров от своего берега и, по мнению адмиралов, были весьма уязвимы для внезапных атак боевых самолётов и подводных лодок. Желая снизить уязвимость морских средств дальнего радиолокационного контроля, в 50-е годы в США приняли программу Migraine. В рамках реализации данной программы радиолокаторы устанавливались на дизельные подводные лодки. Считалось, что подводные лодки, обнаружив врага на экранах радиолокаторов, после выдачи оповещения смогут укрыться от противника под водой.

Помимо переоборудования лодок, построенных в военное время, ВМС США получили две ДЭПЛ специальной постройки: USS Sailfish (SSR-572) и USS Salmon (SSR-573). Однако дизель-электрические субмарины для несения длительного дежурства не обладали необходимой автономностью и из-за небольшой скорости не могли действовать в составе быстроходных оперативных групп, и их эксплуатация по сравнению с надводными судами обходилась слишком дорого. В связи с этим предусматривалось строительство нескольких специальных АПЛ. Первой атомной лодкой с мощной РЛС обзора воздушной обстановки стала USS Triton (SSRN-586).


Планшет воздушной обстановки и консоли радаров в информационно-командном центре АПЛ «Тритон»


РЛС AN/SPS-26, установленная на АПЛ «Тритон», была способна обнаружить цель типа «бомбардировщик» на дальности 170 км. Впрочем, после появления достаточно совершенных самолётов ДРЛО от использования подводных лодок радиолокационного дозора решили отказаться.

В 1958 году началась эксплуатация самолётов ДРЛО E-1 Tracer. Эта машина была построена на базе палубного транспортного самолёта снабжения C-1 Trader. Экипаж «Трейсера» состоял лишь из двух операторов РЛС и двух пилотов. Функции офицера боевого управления приходилось выполнять второму пилоту. К тому же в самолёте не хватило места для аппаратуры автоматизированной передачи данных.

Самолёты ДРЛО E-1В Tracer

Дальность обнаружения воздушных целей достигала 180 км, что по меркам конца 50-х было неплохо. Однако в ходе эксплуатации выяснилось, что «Трейсер» не оправдал надежд, и количество построенных ограничилось 88 единицами. Информация о цели с борта «Трейсера» передавалась пилоту перехватчика голосом по радио, а не централизовано через пункт управления полетами и КП ПВО. По большей части «Трейсеры» эксплуатировались в палубной авиации, для самолёта ДРЛО сухопутного базирования дальность обнаружения и время патрулирования были неудовлетворительными.

Гораздо лучшими возможностями обладали самолёты радиолокационного дозора семейства ЕС-121 Warning Star. Базой для тяжелых самолётов ДРЛО с четырьмя поршневыми двигателями послужил военно-транспортный самолёт С-121C, в свою очередь созданный на основе пассажирского авиалайнера L-1049 Super Constellation.

Большие внутренние объёмы самолёта позволили размесить бортовые радиолокационные станции обзора нижней и верхней полусферы, а также аппаратуру передачи данных и рабочие места для экипажа численностью от 18 до 26 человек. В зависимости от модификации на «Варнинг Старах» устанавливались БРЛС: APS-20, APS-45, AN/APS-95 , AN/APS-103. Поздние варианты с усовершенствованным БРЭО получили автоматическую передачу данных наземным пунктам управления системой ПВО и станции радиотехнической разведки и постановки помех AN/ALQ-124. Характеристики радиолокационного оборудования тоже последовательно улучшались, например РЛС AN/APS-103, установленная на модификации ЕС-121Q, могла устойчиво видеть цели на фоне земной поверхности. Дальность обнаружения высоколетящей цели типа Ту-4 (В-29) при отсутствии организованных помех для РЛС AN/APS-95 достигала 400 км.

Смена операторов ЕС-121D

Ещё на этапе проектирования конструкторы уделили большое внимание удобству работы и условиям обитаемости экипажа и операторов радиоэлектронных систем, а также обеспечению защиты персонала от СВЧ излучения. Время патрулирования обычно составляло 12 часов на высоте от 4000 до 7000 метров, но иногда продолжительность полёта доходила до 20 часов. Самолёты использовались как в ВВС, так и во флоте. ЕС-121 серийно строились с 1953 по 1958 год. По американским данным, за это время ВВС и ВМС было передано 232 самолёта, их служба продолжалась до конца 70-х годов.

Помимо «Барьерных сил» и станций DEW-линии в США и Канаде в 50-е годы активно строились наземные радиолокационные посты. Первоначально предполагалось ограничиться сооружением 24 стационарных РЛС большой мощности для защиты подходов к пяти стратегическим областям: на северо-востоке, в районе Чикаго-Детройт, и на западном побережье в районах Сиэтл - Сан-Франциско.

Однако после того как стало известно о ядерном испытании в СССР, командование вооруженными силами США санкционировало строительство 374 радиолокационных станций и 14 региональных командных центров ПВО по всей континентальной части США. Все наземные РЛС, большая часть самолётов ДРЛО и кораблей радиолокационного дозора увязывалась в автоматизированную сеть неведения перехватчиков SAGE (англ. Semi Automatic Ground Environment) — система полуавтоматической координации действий перехватчиков путём программирования их автопилотов по радио находящимися на земле компьютерами. Согласно схеме построения американской системы ПВО, информация с радиолокационных станций о вторгшихся самолётах противника передавалась в региональный центр управления, который, в свою очередь, управлял действиями перехватчиков. После того как перехватчики поднимались в воздух, их наведение происходило по сигналам системы SAGE. Система наведения, работавшая по данным централизованной сети РЛС, обеспечивала выведение перехватчика в район цели без участия пилота. В свою очередь центральный командный пункт ПВО Северной Америки должен был координировать действия региональных центров и осуществлять общее руководство.

Первыми американскими РЛС, развёртываемыми на территории США, были станции AN / CPS-5 и AN / TPS-1B /1D времён Второй мировой войны. Впоследствии основу американо-канадской радиолокационной сети составили РЛС AN / FPS-3, AN / FPS-8 и AN / FPS-20. Эти станции могли обнаруживать воздушные цели на дальности долее 200 км.

РЛС AN / FPS-20

Для обеспечения детальной информацией о воздушной обстановке региональных командных центров ПВО строились радиолокационные комплексы, ключевой частью которых были стационарные РЛС большой мощности AN / FPS-24 и AN / FPS-26 с пиковой мощностью более 5 МВт. Первоначально вращающиеся антенны станций монтировались на железобетонных капитальных основаниях открыто, впоследствии для защиты от воздействия метеорологических факторов их стали укрывать радиопрозрачными куполами. При расположении на господствующих высотах станции AN / FPS-24 и AN / FPS-26 могли видеть высотные воздушные цели на дальности 300-400 км.

Радиолокационный комплекс на авиабазе Форт Лотон

В районах, где была высока вероятность прорыва бомбардировщиков на малой высоте, развертывались РЛС AN / FPS-14 и AN / FPS-18. Для точного определения дальности и высоты полёта воздушных целей в составе радиолокационных и зенитно-ракетных комплексов использовались радиовысотомеры: AN / FPS-6, AN / MPS-14 и AN / FPS-90.

Стационарный радиовысотомер AN / FPS-6

В первой половине 50-х основу ПВО континентальной части США и Канады составляли реактивные перехватчики. Для обороны с воздуха всей огромной территории Северной Америки в 1951 году имелось около 900 истребителей, предназначенных для перехвата советских стратегических бомбардировщиков. Кроме узкоспециализированных перехватчиков, к выполнению задач ПВО могли привлекаться многочисленные истребители ВВС и ВМС. Но самолёты тактической и палубной авиации не имели автоматизированных систем наведения на цель. Поэтому в дополнение к истребительной авиации было решено разработать и развернуть зенитно-ракетные комплексы.

Первыми американскими истребителями-перехватчиками, специально предназначенными для борьбы со стратегическими бомбардировщиками, были F-86D Sabre, F-89D Scorpion и F-94 Starfire.

Пуск НАР с борта перехватчика F-94

Для самостоятельного обнаружения бомбардировщиков с самого начала американские перехватчики оснащались бортовыми радиолокаторами. Атаковать вражеские самолёты первоначально предполагалось 70-мм неуправляемыми ракетами «воздух-воздух» Mk 4 FFAR. В конце 40-х годов считалось, что массированный залп НАР позволит уничтожить бомбардировщик, не входя в зону действия его оборонительных артиллерийских установок. На взгляды американских военных относительно роли НАР в борьбе с тяжелыми бомбардировщиками большое влияние оказало успешное использование люфтваффе реактивных истребителей Ме-262, вооруженных 55-мм НАР R4M. Неуправляемые ракеты Mk 4 FFAR также входили в состав вооружения сверхзвуковых перехватчиков F-102 и канадских CF-100.

Однако против бомбардировщиков с турбореактивными и турбовинтовыми двигателями, имеющими гораздо большую скорость полёта по сравнению с поршневыми «Крепостями», неуправляемые ракеты оказались не самым эффективным оружием. Хотя попадание в бомбардировщик 70-мм НАР было для него смертельным, разброс залпа из 24 неуправляемых ракет на дальности предельной дистанции огня 23-мм пушек АМ-23 равнялся площади футбольного поля.

В связи с этим ВВС США активно вели поиск альтернативных видов авиационного вооружения. В конце 50-х на вооружение принята неуправляемая ракета AIR-2A Genie «воздух-воздух» с ядерной боевой частью мощностью 1,25 кт и дальностью пуска до 10 км. Несмотря на относительно небольшую дальность пуска «Джина», достоинством этой ракеты была высокая надёжность и нечувствительность к помехам.

Подвеска ракет AIR-2A Genie на истребителе-перехватчике

В 1956 году ракету впервые запустили с борта перехватчика Northrop F-89 Scorpion, а в начале 1957 года приняли на вооружение. Подрыв БЧ осуществлялся дистанционным взрывателем, срабатывающим сразу же после завершения работы двигателя ракеты. Взрыв боеголовки гарантированно уничтожал любой самолёт в радиусе 500 метров. Но даже при этом поражение с её помощью скоростных высоко летящих бомбардировщиков требовало от пилота истребителя-перехватчика точного расчета пуска.

Истребитель-перехватчик F-89H, вооруженный управляемыми ракетами AIM-4 Falcon

Помимо НАР на вооружение истребителей ПВО в 1956 году поступила ракета воздушного боя AIM-4 Falcon с дальностью пуска 9-11 км. В зависимости от модификации ракета имела полуактивную радиолокационную или инфракрасную систему наведения. Всего было произведено около 40 000 ракет семейства «Фалкон». Официально эта УР снята с вооружения ВВС США в 1988 году вместе с перехватчиком F-106.

Вариант с ядерной боевой частью имел обозначение AIM-26 Falcon. Разработка и принятие на вооружение этой УР связаны с тем, что ВВС США хотели получить ракету с полуактивным радиолокационным наведением, способную эффективно поражать сверхзвуковые бомбардировщики при атаке на встречном курсе. Конструкция AIM-26 была практически идентична AIM-4. Ракета с ЯБЧ была немного длиннее, значительно тяжелее и имела почти вдвое больший диаметр корпуса. На ней использовался более мощный двигатель, способный обеспечить эффективную дальность пуска до 16 км. В качестве боевой части использовалась одна из самых компактных ядерных БЧ: W-54 мощностью 0,25 кт, весившая всего 23 кг.

В Канаде в конце 40-х - начале 50-х также велись работы по созданию собственных истребителей-перехватчиков. До стадии серийного производства и принятия на вооружение удалось довести перехватчик CF-100 Canuck. Самолёт поступил на вооружение в 1953 году, Королевские ВВС Канады получили более 600 перехватчиков этого типа. Как и на американских перехватчиках, разработанных в то время, для обнаружения воздушных целей и прицеливания на CF-100 применялась РЛС APG-40. Уничтожение бомбардировщиков противника должно было осуществляться двумя батареями, размещенными на законцовках крыла, в которых имелось 58 70-мм НАР.

Пуск НАР с канадского истребителя- перехватчика CF-100

В 60-е годы в частях первой линии ВВС Канады CF-100 сменил сверхзвуковой F-101B Voodoo американского производства, но эксплуатация CF-100 в качестве барражирующего перехватчика продолжалась до середины 70-х.


Учебно-тренировочный пуск НАР AIR-2A Genie с обычной боевой частью с канадского истребителя-перехватчика F-101B

В составе вооружения канадских «Вуду» имелись ракеты с ядерной боевой частью AIR-2A, что шло в разрез с безъядерным статусом Канады. По межправительственному соглашению между США и Канадой ракеты с ядерными боеголовками находились под контролем американских военных. Впрочем, непонятно как можно было контролировать в полёте пилота истребителя перехватчика, с подвешенной под его самолёт ракетой с ядерной боевой частью.

Кроме истребителей-перехватчиков и их вооружения, значительные средства в США тратились на разработку зенитных ракет. В 1953 году первые ЗРК MIM-3 Nike-Ajax начали разворачивать вокруг важных американских административно-промышленных центров и оборонных объектов. Иногда ЗРК располагались на позициях 90 и 120-мм зенитных орудий.

В комплексе «Найк-Аякс» использовалась «жидкостная» ЗУР с твердотопливным ускорителем. Наведение на цель происходило с помощью радиокоманд. Уникальной особенностью зенитной ракеты «Найк-Аякс» было наличие трёх осколочно-фугасных боевых частей. Первая, массой 5,44 кг, размещалась в носовой секции, вторая — 81,2 кг — в средней, и третья — 55,3 кг — в хвостовой. Предполагалось, что это позволит увеличить вероятность поражения цели, за счёт более протяжённого облака осколков. Наклонная дальность поражения «Найк-Аякс» составляла около 48 километров. Ракета могла поразить цель на высоте немногим более 21000 метров, двигаясь при этом со скоростью 2,3М.

Радиолокационные средства ЗРК MIM-3 Nike-Ajax

Каждая батарея «Найк-Аякс» состояла из двух частей: центрального пункта управления, где располагались бункеры для персонала, РЛС обнаружения и наведения, счётно-решающее оборудование, и технической пусковой позиции, на которой располагались пусковые установки, склады ракет, цистерны с топливом и окислителем. На технической позиции, как правило, имелось 2-3 хранилища ракет и 4-6 пусковых установок. Однако рядом с крупными городами, военно-морскими базами и аэродромами стратегической авиации иногда сооружались позиции от 16 до 24 пусковых установок.

Стартовая позиция ЗРК MIM-3 Nike-Ajax

На первом этапе развёртывания позиции «Найк-Аякс» не укреплялись в инженерном отношении. Впоследствии, с появлением необходимости защиты комплексов от поражающих факторов ядерного взрыва, были разработаны подземные ракетные хранилища. Каждый заглубленный бункер хранил 12 ракет, подававшихся горизонтально через раскрывающуюся крышу гидравлическими приводами. Поднятая на поверхность ракета на рельсовой тележке транспортировалась к горизонтально лежащей пусковой установке. После заряжания ракеты ПУ устанавливалась под углом в 85 градусов.

Несмотря на огромные масштабы развертывания (на территории США с 1953 по 1958 год было развёрнуто более 100 зенитных батарей), ЗРК MIM-3 Nike-Ajax обладал рядом существенных недостатков. Комплекс был стационарным и не мог перебазироваться в разумные сроки. Первоначально между отдельными зенитно-ракетными батареями не осуществлялся обмен данными, в результате чего несколько батарей могли вести обстрел одной и той же цели, но игнорировать другие. Этот недостаток был впоследствии исправлен путём введения системы AN/FSG-1 Missile Master компании Martin, позволявшей вести обмен информацией между счетно-решающими устройствами отдельных батарей и осуществлять координацию действий по распределению целей между несколькими батареями.

Большие проблемы вызывали эксплуатация и обслуживания «жидкостных» ракет из-за использования взрывоопасных и токсичных компонентов топлива и окислителя. Это привело к форсированию работ по ракете на твёрдом топливе и стало одной из причин снятия с вооружения ЗРК «Найк-Аякс во второй половине 60-х годов. Несмотря на непродолжительный срок эксплуатации, компании Bell Telephone Laboratories и Douglas Aircraft успели с 1952 по 1958 год поставить более 13 000 зенитных ракет.

На смену ЗРК MIM-3 Nike-Ajaх в 1958 году был принят на вооружение комплекс MIM-14 Nike-Hercules. Во второй половине 50-х годов американским химикам удалось создать рецептуру твёрдого топлива, пригодную для применения в зенитных ракетах большой дальности. По тем временам это было очень большое достижение, в СССР повторить подобное удалось только в 70-е годы в зенитно-ракетной системе С-300П.

По сравнению с «Найк-Аякс», новый зенитный комплекс имел почти втрое большую дальность поражения воздушных целей (130 вместо 48 км) и высоту (30 вместо 21 км), что достигнуто путем применения новой, более крупной и тяжелой ЗУР и мощных радиолокационных станций. Однако принципиальная схема построения и боевой работы комплекса осталась прежней. В отличие от первого советского стационарного ЗРК С-25 ПВО Москвы, американские ЗРК «Найк-Аякс» и «Найк-Геркулес» были одноканальными, что существенно ограничивало их возможности при отражении массированного налёта. В то же время одноканальный советский ЗРК С-75 обладал возможностью смены позиций, что повышало выживаемость. Но превзойти по дальности «Найк-Геркулес» удалось лишь в фактически стационарном ЗРК С-200 с «жидкостной» ракетой.

Стартовая позиция ЗРК MIM-14 Nike-Hercules

Первоначально система обнаружения и целеуказания ЗРК «Найк-Геркулес», работающей в режиме непрерывного излучения, была практически аналогична ЗРК «Найк-Аякс». Стационарная система имела средства опознавания государственной принадлежности авиации и средства целеуказания.


Стационарный вариант РЛС обнаружения и наведения ЗРК MIM-14 Nike-Hercules

В стационарном варианте зенитные комплексы объединялись в батареи и дивизионы. В составе батареи имелись все радиолокационные средства и две стартовые площадки по четыре пусковых установки. Каждый дивизион включает шесть батарей. Зенитные батареи обычно размещались вокруг защищаемого объекта на расстоянии 50-60 км.

Однако военных вскоре перестал устраивать чисто стационарный вариант размещения комплекса «Найк-Геркулес». В 1960 году появилась модификация Improved Hercules - «Усовершенствованный Геркулес». Пусть и с определёнными ограничениями, этот вариант уже можно было развернуть на новой позиции в разумные сроки. Помимо мобильности, модернизированный вариант получил новую РЛС обнаружения и модернизованные радары сопровождения цели, с повышенной устойчивостью к помехам и возможностью отслеживания высокоскоростных целей. Дополнительно в состав комплекса был введён радиодальномер, осуществлявший постоянное определение дистанции до цели и выдававший дополнительные поправки для счетно-решающего устройства.


Модернизированный мобильный радиолокационный комплекс ЗРК MIM-14 Nike-Hercules

Прогресс в миниатюризации атомных зарядов позволил оснастить ракету ядерной боевой частью. На ЗУР MIM-14 Nike-Hercules устанавливались ЯБЧ мощностью от 2 до 40 кт. Воздушный взрыв ядерной боеголовки мог разрушить летательный аппарат в радиусе нескольких сотен метров от эпицентра, что позволяло эффективно поражать даже сложные, малогабаритные цели вроде сверхзвуковых крылатых ракет. Большая часть зенитных ракет комплексов «Найк-Геркулес», развёрнутых в США, оснащалась ядерными боеголовками.

«Найк-Геркулес» стал первым зенитным комплексом с противоракетными возможностями, потенциально он мог перехватывать одиночные боеголовки баллистических ракет. В 1960 году ЗУР MIM-14 Nike-Hercules с ядерной боеголовкой удалось осуществить первый успешный перехват баллистической ракеты — MGM-5 Corporal. Впрочем, противоракетные возможности ЗРК «Найк-Геркулес» оценивались невысоко. Согласно расчётам, для уничтожения одного боевого блока МБР требовалось не менее 10 ЗУР с ЯБЧ. Сразу после принятия на вооружение противосамолётного комплекса «Найк-Геркулес» началась разработка его противоракетного варианта «Найк-Зевс» (подробней здесь: Система ПРО США). Также у ЗРК MIM-14 Nike-Hercules имелась возможность нанесения ядерных ударов по наземным целям, с заранее известными координатами.

Карта развёртывания ЗРК «Найк» на территории США

Всего в США к середине 60-х было развернуто 145 батарей «Найк-Геркулес» (35 построено заново и 110 переоборудовано из батарей «Найк-Аякс»). Это позволило обеспечить достаточно эффективную защиту основных промышленных районов. Но, по мере того как основную угрозу для объектов в США стали представлять советские МБР, численность развёрнутых на территории США ракет «Найк-Геркулес» стала снижаться. К 1974 году все ЗРК «Найк-Геркулес» за исключением батарей во Флориде и на Аляске были сняты с боевого дежурства. Стационарные комплексы раннего выпуска по большей части были утилизированы, а мобильные варианты после проведения восстановительного ремонта перебрасывались на заокеанские американские базы или передавались союзникам.

В отличие от Советского Союза, окруженного многочисленными базами США и НАТО, территории Северной Америки не угрожали тысячи боевых самолётов тактической и стратегической авиации, базирующиеся на передовых аэродромах в непосредственной близости от границ. Появление в СССР в значимых количествах межконтинентальных баллистических ракет сделало бессмысленным развёртывание многочисленных радиолокационных постов, зенитных комплексов и строительство тысяч перехватчиков. В данном случае можно констатировать, что миллиарды долларов, потраченные на защиту от советских дальних бомбардировщиков, были в итоге выброшены на ветер.

Продолжение следует…

По материалам:
https://fas.org/nuke/guide/usa/airdef/searching_the_skies.htm
http://www.boeing.com/history/products/mb-1-air-2-genie-missile.page

topwar.ru

Американский зенитный ракетный комплекс сверхбольшой дальности CIM-10 «Бомарк»

Монополия США на ядерное оружие закончилась 29 августа 1949 года после успешного испытания на полигоне в Семипалатинской области Казахстана стационарного ядерного взрывного устройства. Одновременно с подготовкой к испытаниям шла разработка и сборка образцов пригодных для практического использования.

В США полагали, что у Советского Союза не будет атомного оружия как минимум до середины 50-х. Однако уже в 1950 году в СССР имелось девять, а в конце 1951 года 29 атомных бомб РДС-1. 18 октября 1951 года первая советская авиационная атомная бомба РДС-3 была впервые испытана путём сброса её с бомбардировщика Ту-4.

Дальний бомбардировщик Ту-4, созданный на базе американского бомбардировщика В-29, был способен наносить удары по передовым базам США в Западной Европе, в том числе в Англии. Но его боевого радиуса действия оказалось недостаточно для нанесения ударов по территории США и возвращения обратно.

Тем не менее, в военно-политическое руководство Соединенных Штатов отдавало себе отчёт, что появление в СССР межконтинентальных бомбардировщиков лишь вопрос ближайшего времени. Эти ожидания вскоре полностью оправдались. В начале 1955 года в строевых частях Дальней авиации началась эксплуатация бомбардировщиков М-4 (главный конструктор В. М. Мясищев), за ним последовали: усовершенствованный 3М и Ту-95(ОКБ А. Н. Туполева).


Советский дальний бомбардировщик М-4

 

Основу ПВО континентальной части США вначале 50-х составляли реактивные перехватчики. Для обороны с воздуха всей огромной территории Северной Америки в 1951 году имелось около 900 истребителей, приспособленных для перехвата советских стратегических бомбардировщиков. В дополнение к ним было решено разработать и развернуть зенитно-ракетные комплексы.

Но в этом вопросе мнения военных разделились. Представители сухопутных войск отстаивали концепцию объектовой защиты, основанной на ЗРК среднего и дальнего радиуса действия «Найк-Аякс» и «Найк-Геркулес». Эта концепция предполагала, что объекты противовоздушной обороны: города, военные базы, промышленность, должны прикрываться каждый своими батареями зенитных ракет, увязанными в общую систему управления. Такая же концепция построения ПВО была принята в СССР.

 

Первый американский массовый ЗРК средней дальности MIM-3 «Найк-Аякс»

 
Представители ВВС, напротив, настаивали на том, что «объектовая ПВО» в век атомного оружия не является надежной, и предлагали ЗРК сверхбольшой дальности, способный осуществлять «территориальную оборону» — недопущение самолетов противника даже близко к обороняемым объектам. Принимая во внимание значительные размеры США, такая задача воспринималась как крайне важная.

Экономическая оценка проекта предложенного ВВС показала, что он целесообразней, и выйдет примерно в 2,5 раз дешевле при той же вероятности поражения. При этом требовалось меньше персонала, и защищалась большая территория. Тем не менее Конгресс, желая получить максимально мощную ПВО, одобрил оба варианта.

Уникальность ЗРК «Бомарк» заключалась в том, что с самого начала он разрабатывался как непосредственный элемент системы НОРАД. Система не имела ни собственных радаров ни систем управления. Их роль должна была играть Полуавтоматическая Система Наведения Перехватчиков (SAGE)

 

Один из множества вычислительных центров системы SAGE

 

Изначально предполагалось, что комплекс должен быть интегрирован с существующими РЛС раннего обнаружения, входившие в состав НОРАД, и системой SAGE (англ. Semi Automatic Ground Environment) — системой полуавтоматической координации действий перехватчиков путём программирования их автопилотов по радио находящимися на земле компьютерами. Которые и выводили перехватчики на приближающиеся вражеские бомбардировщики. Система SAGE, работавшая по данным радаров НОРАД, обеспечивала выведение перехватчика в район цели без участия пилота. Таким образом, ВВС требовалось разработать лишь ракету, интегрированную в уже существующую систему наведения перехватчиков.

CIM-10 Bomark с самого начала проектировался как составной элемент этой системы. Предполагалось, что ракета сразу же после запуска и набора высоты включит автопилот, и пойдет в район цели, автоматически координируя полет по системе управления SAGE. Самонаведение работало только при приближении к цели.

Фактически, требовалось создать только ракету и пусковую установку: самые сложные элементы системы, наведения и управления, уже существовали!

 

 

Летные испытания начались в конце июня 1952 года, но в связи с нехваткой оборудования испытания были отложены до 10 сентября 1952 года. Вторые испытания прошли 23 января 1953 г. на полигоне «Cape Canaveral», а третьи — 10 июня 1953. В 1954 было проведено 3 пуска. При завершении испытаний, в 1958 году, было выпущено 25 ракет и программа была передана на испытания на полигон «Santa Rosa Island». В ходе испытаний 1952-1958 гг. на полигоне «Cape Canaveral» было выпущено около 70 ракет. К 1 декабря 1957 года «Air Proving Ground Command » и «Air Force Armament Center» были объединены в единый испытательный центр ПВО «Air Proving Ground Center», где в дальнейшем и испытывался «Бомарк». (c)

Схема применения ЗРК CIM-10 Bomark

По сути, новая система ПВО представляла собой беспилотный перехватчик, и для неё на первом этапе разработки предусматривалось многоразовое использование. Беспилотный аппарат должен был применять против атакуемых самолётов ракеты «воздух-воздух», после чего совершать мягкую посадку с помощью парашютной спасательной системы. Однако из-за чрезмерной сложности такого варианта и затягивания процесса доводки и испытаний от него отказались.

В итоге разработчики решили строить перехватчик в одноразовом варианте, оснастив его мощной осколочной или ядерной боевой частью мощностью около 10 кт. По расчётам этого было достаточно, чтобы уничтожить самолёт или крылатую ракету при промахе ракеты-перехватчика в 1000 м. В дальнейшем для увеличения вероятности поражения цели применялись и другие типы ядерных боеголовок мощностью 0,1 — 0,5 Мт.

По конструкции ЗУР «Бомарк» представляла собой самолёт-снаряд (крылатую ракету) нормальной аэродинамической схемы, с размещением рулевых поверхностей в хвостовой части. Поворотные крылья имеют стреловидность передней кромки 50 град. Они не поворачиваются целиком, а имеют на концах треугольные элероны — консоль каждого около 1 м, которые обеспечивают управление полетом по курсу, тангажу и крену.

 

 

Запуск осуществлялся вертикально, при помощи жидкостного стартового ускорителя, разгонявшего ракету до скорости М=2. Стартовым ускорителем для ракеты модификации «А» служил ЖРД, работающий на керосине с добавкой несимметричного диметилгидразина и азотной кислоты. Этот двигатель, работавший около 45 сек, разгонял ракету до скорости, при которой включается ПВРД на высоте около 10 км, после чего начинали работать два собственных прямоточных воздушно-реактивных двигателя Marquardt RJ43-MA-3, работавших на бензине с октановым числом 80.

После запуска ЗУР вертикально летит до высоты крейсерского полета, затем разворачивается на цель. К этому времени РЛС сопровождения обнаруживает ее и переходит на автосопровождение, используя бортовой радиоответчик. Второй, горизонтальный участок полета, происходит на крейсерской высоте в район цели. Система ПВО SAGE проводила обработку данных локаторов и по кабелям (проложенным под землей) передавала их на ретрансляционные станции, вблизи которых пролетала в этот момент ракета. В зависимости от маневров обстреливаемой цели траектория полета ЗУР на этом участке может изменяться. Автопилот получал данные об изменениях курса противника, и координировал свой курс в соответствии с этим. При приближении к цели, по команде с земли включалась головка самонаведения, работающая в импульсном режиме (в трехсантиметровом частотном диапазоне).

Первоначально комплекс получил обозначение XF-99, потом IM-99 и только затем CIM-10A. Лётные испытания зенитных ракет начались в 1952 году. Комплекс поступил на вооружение в 1957 году. Серийно ракеты производились компанией «Боинг» с 1957 по 1961 год. Всего изготовлено 269 ракет модификации «А» и 301 модификации «В». Большинство развёрнутых ракет оснащались ядерными боевыми частями.

 

 

Ракеты запускались из блочных железобетонных укрытий, расположенных на хорошо защищенных базах, каждая из которых была оснащена большим количеством установок. Существовало несколько типов пусковых ангаров для ЗУР «Бомарк»: со сдвигаемой крышей, с раздвижными стенками и др.

 

 
В первом варианте блочное железобетонное укрытие (длина 18,3, ширина 12,8, высота 3,9 м) для пусковой установки состояла из двух частей: пускового отсека, в котором смонтирована собственно пусковая установка, и отсека с рядом комнат, где размещены контрольные приборы и аппаратура управления пуском ЗУР.

 

 

 

Для приведения пусковой установки в боевое положение гидроприводами раздвигаются створки крыши (два щита толщиной 0,56 м и весом 15 т каждый). Ракета поднимается стрелой из горизонтального в вертикальное положение. На эти операции, а также на включение бортовой аппаратуры ЗУР затрачивается до 2 минут.

База ЗУР состоит из цеха сборки и ремонта, собственно пусковых установок и компрессорной станции. В цехе сборки и ремонта производится сборка ракет, поступающих на базу в разобранном виде в отдельных транспортных контейнерах. В этом же цехе выполняется необходимый ремонт и обслуживание ЗУР.

 

October 1960, BOMARCs in New Jersey

 

Исходный план развёртывания системы, принятый в 1955 году, предусматривал развёртывание 52 ракетных баз со 160 ракетами на каждой. Это должно было полностью прикрыть территорию США от любого варианта воздушного нападения.

 

 
К 1960 было развернуто всего 10 позиций — 8 в США и 2 в Канаде. Развёртывание пусковых установок в Канаде связано с желанием американских военных как можно дальше отодвинуть рубеж перехвата от своих границ. Это было особенно актуально в связи с применением на ЗУР «Бомарк» ядерных БЧ. Первая эскадрилья «Бомарк» была развёрнута в Канаде 31 декабря 1963 года. Ракеты оставались в арсенале канадских ВВС, хотя при этом считались собственностью США и несли боевое дежурство под наблюдением американских офицеров.

 

Схема размещения позиций ЗРК «Бомарк» на территории США и Канады

Базы ЗРК «Бомарк» были развёрнуты в следующих точках.
США:
— 6-ой ракетный эскадрон ПВО (Нью-Йорк) — 56 ракет «А»;
— 22-ой ракетный эскадрон ПВО (Виржиния) — 28 ракет «А» и 28 ракет «В»;
— 26-ой ракетный эскадрон ПВО (Массачусетс) — 28 ракет «А» и 28 ракет «В»;
— 30-ый ракетный эскадрон ПВО (Мэн) — 28 ракет «В»;
— 35-ый ракетный эскадрон ПВО (Нью-Йорк) — 56 ракет «В»;
— 38-ой ракетный эскадрон ПВО (Мичиган) — 28 ракет «В»;
— 46-ой ракетный эскадрон ПВО (Нью-Джерси) — 28 ракет «А», 56 ракет «В»;
— 74-ый ракетный эскадрон ПВО (Миннесота) — 28 ракет В.

Канада:
— 446-ой ракетный эскадрон (Онтарио) — 28 ракет «В»;
— 447-ой ракетный эскадрон (Квебек) — 28 ракет «В».

В 1961 году на вооружение был принят усовершенствованный вариант ЗУР CIM-10В. В отличие от модификации «А», новая ракета имела твердотопливный стартовый ускоритель, улучшенную аэродинамику и усовершенствованную систему самонаведения.

 

CIM-10B
Радиолокационная станция самонаведения Westinghouse AN/DPN-53, работавшая в непрерывном режиме, существенно повышала возможности ракеты по поражению низколетящих целей. РЛС установленная на ЗУР CIM-10B могла захватить цель типа «истребитель» на дистанции 20 км. Новые двигатели RJ43-MA-11 позволили увеличить радиус до 800 км, при скорости почти 3,2 М. Все ракеты данной модификации снаряжались только ядерными боевыми частями, так как американские военные требовали от разработчиков максимальной вероятности поражения цели.

 

Воздушный испытательный ядерный взрыв над ядерным полигоном в пустыне Невада на высоте 4,6 км.

 

Впрочем, в 60-е годы в США ядерные боевые части ставились на всё что только можно. Так были разработаны и приняты на вооружение «атомные» безоткатки «Деви Крокет» с дальностью стрельбы несколько километров, неуправляемая ракета класса «воздух-воздух» AIR-2 «Джинни», управляемая ракета класса «воздух-воздух» — AIM-26 Falcon и т.д. Большинство развёрнутых на территории США ЗУР противовоздушного комплекса большой дальности MIM-14 «Найк-Геркулес» также оснащались ядерными БЧ.


Компоновочная схема ЗУР «Бомарк А» (а) и «Бомарк Б» (б): 1 — головка самонаведения; 2 — электронная аппаратура; 3 — боевой отсек; 4 — боевой отсек, электронная аппаратура, электробатарея; 5 — ПВРД

По внешнему виду модификации ракет «А» и «В» мало отличаются друг от друга. Головной радиопрозрачный обтекатель корпуса ЗУР, изготовленный из стеклотекстолита, прикрывает головку самонаведения. Цилиндрическую часть корпуса в основном занимает стальной несущий бак для жидкого топлива ПВРД. Их стартовый вес составляет 6860 и 7272 кг; длина 14,3 и 13,7 м соответственно. Они имеют одинаковые диаметры корпусов — 0,89 м, размах крыльев — 5,54 м и стабилизаторов 3,2 м.

 

Характеристики ЗУР CIM-10 модификаций «А» и «В»

 

 

Кроме возросшей скорости и дальности, ракеты модификации CIM-10В стали существенно безопасней в эксплуатации и проще в обслуживании. Их твердотопливные ускорители не содержали токсичных, едких и взрывоопасных компонентов.

Усовершенствованный вариант ракеты комплекса «Бомарк» существенно повысил возможности по перехвату целей. Но прошло всего 10 лет и этот ЗРК сняли с вооружения ВВС США. В первую очередь это было связано с производством и постановкой на боевое дежурство в СССР большого количества МБР, против которых ЗРК «Бомарк» был абсолютно бесполезен.

Планы перехвата советских дальних бомбардировщиков зенитными ракетами с ядерными боеголовками над территорией Канады, вызывали многочисленные протесты среди жителей страны. Канадцам совсем не хотелось любоваться «ядерным фейерверками» над своими городами ради безопасности США. Возражения жителей Канады против «Бомарков» с ядерными БЧ стали причиной отставки в 1963 году правительства премьер-министра Джона Дифенбейкера.

В итоге неспособность бороться с МБР, политические осложнения, высокая стоимость эксплуатации, сочетающаяся с отсутствием возможности перебазирования комплексов, привели к отказу от его дальнейшей эксплуатации, хотя большинство имеющихся ЗУР не выслужили положенного срока.

 

ЗРК MIM-14 «Найк-Геркулес»

 

Для сравнения, ЗРК большой дальности MIM-14 «Найк-Геркулес» принятый на вооружение практически одновременно с ЗРК CIM-10 «Бомарк» эксплуатировался в американских вооруженных силах до середины 80-х, а в армиях американских союзников до конца 90-х. После чего был заменён ЗРК MIM-104 «Пэтриот».

Снятые с боевого дежурства ЗУР CIM-10 после демонтажа с них боеголовок и установки системы дистанционного управления при помощи радиокоманд, эксплуатировались в 4571-я эскадрильи обеспечения до 1979 года. Они использовались в качестве мишеней имитирующих советские сверхзвуковые крылатые ракеты.

 

 

При оценке ЗРК «Бомарк» обычно высказываются два диаметрально противоположных мнения, от: «вундервафля» до «неимеющийаналогов». Самое забавное, что оба они справедливы. Летные характеристики «Бомарка» остаются уникальными до сих пор. Эффективный радиус действия модификации «А» составлял 320 километров на скорости 2,8 М. Модификация «B» могла разгоняться до 3,1 М, и имела радиус 780 километров. В тоже время боевая эффективность этого комплекса была во многом сомнительной.

В случае реальной ядерной атаки на США ЗРК «Бомарк» мог эффективно функционировать ровно до того момента пока была жива глобальная система наведения перехватчиков SAGE (что в случае начала полномасштабной ядерной войны представляется весьма сомнительным). Частичная или полная потеря работоспособности даже одного звена этой системы состоящей из: РЛС наведения, вычислительных центров, коммуникационных линий или станций передачи команд, — неминуемо приводила к невозможности вывода зенитных ракет CIM-10 в район цели.

 

 

Но так или иначе, создание ЗРК CIM-10 «Бомарк» стало крупным достижением американской авиационной и радиоэлектронной промышленности в годы «холодной войны». К счастью этот комплекс, стоявший на боевом дежурстве, так никогда и не был применён по прямому назначению. Сейчас эти некогда грозные зенитные ракеты, нёсшие ядерные заряды, можно увидеть только в музеях.

 

 

 

 

[источники]

источники
http://www.designation-systems.net
http://pvo.guns.ru
http://topwar.ru/66027-amerikanskiy-zenitnyy-raketnyy-kompleks-sverhbolshoy-dalnosti-cim-10-bomark.html

http://alternathistory.org.ua/vozdushnyi-shchit-ameriki-ekstradalnii-zrk-cim-10-bomarc

 

И еще напомню вам что нибудь интересное про ракеты:  вот например От российских ракет не скрыться авианосцам, а вот знаменитая Царь — ракета. Что мы знаем про то, как действует Система противоракетной обороны Москвы, а так же Система гарантированного ответного ядерного удара «Периметр» Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=57535

masterok.livejournal.com

Система ПРО США. Часть 1-я » Военное обозрение

Первые исследования по созданию систем, способных противодействовать ударам баллистических ракет, в Соединенных Штатах начались вскоре после окончания Второй мировой войны. Американские военные аналитики прекрасно отдавали себе отчёт в том, какую опасность могут представлять для континентальной части США баллистические ракеты, оснащённые ядерными зарядами. Во второй половине 1945 года представители ВВС инициировали проект «Wizard» (англ. «Волшебник»). Военные желали получить высокоскоростную управляемую ракету, способную осуществлять перехват баллистических ракет превосходящих по скорости и дальности германские Фау-2. Основная часть работ в рамках проекта велась учёными Мичиганского университета. С 1947 года на теоретические исследования в данном направлении ежегодно выделялось более 1 млн. $. Одновременно вместе с ракетой-перехватчиком проектировались РЛС обнаружения и сопровождения целей.


По мере проработки темы специалисты всё больше приходили к выводу, что практическое осуществление перехвата баллистических ракет оказалось гораздо более сложной задачей, чем это представлялось в самом начале работ. Большие сложности возникли не только с созданием противоракет, но и с разработкой наземной составляющей противоракетной обороны — РЛС раннего оповещения, автоматизированных систем управления и наведения. В 1947 году после обобщения и проработки полученного материала команда разработчиков пришла к выводу, что для создания необходимых компьютеров и систем управления потребуется не менее 5-7 лет.

Работы по программе Wizard продвигались очень медленно. В итоговом проектном варианте перехватчик представлял собой крупную двухступенчатую жидкостную ракету длиной около 19 метров и диаметром 1,8 метра. Ракета должна была разгоняться до скорости порядка 8000 км/ч и осуществлять перехват цели на высоте до 200 километров, при радиусе действия около 900 км. Для компенсации ошибок в наведении перехватчик должен был оснащаться ядерной боевой частью, при этом вероятность поражения вражеской баллистической ракеты оценивалась в 50%.

В 1958 году, после того как в США произошло разграничение сфер ответственности между ВВС, ВМС и армейским командованием, работы по созданию ракеты-перехватчика Wizard находившейся в ведении ВВС прекратились. Имевшийся задел по радиолокаторам нереализованной противоракетной системы в дальнейшем использовался при создании радиолокационной станции предупреждения о ракетном нападении AN/FPS-49.

РЛС AN/FPS-49, поставленная в начале 60-х на боевое дежурство на Аляске, в Великобритании и в Гренландии, представляла собой три 25-метровые параболические антенны с механическим приводом весом 112 тонн, защищённые радиопрозрачными стеклопластиковыми сферическими куполами диаметром 40 метров.

В 50-70-е годы оборона территории США от советских дальних бомбардировщиков осуществлялась зенитно-ракетными комплексами MIM-3 Nike Ajax и MIM-14 Nike-Hercules, находившимися в ведении сухопутных войск, а также дальними беспилотными перехватчиками ВВС — CIM-10 Bomarc. Большая часть зенитных ракет, развёрнутых на территории США, комплектовалась ядерными боевыми частями. Это делалось с целью повышения вероятности поражения групповых воздушных целей в сложной помеховой обстановке. Воздушный взрыв ядерного заряда мощностью 2 кт мог уничтожить всё в радиусе нескольких сотен метров, что позволяло эффективно поражать даже сложные, малогабаритные цели вроде сверхзвуковых крылатых ракет.

Зенитные ракеты с ядерными боеголовками MIM-14 Nike-Hercules обладали также некоторым противоракетным потенциалом, что было подтверждено на практике в 1960 году. Тогда при помощи ядерной боевой части был осуществлен первый успешный перехват баллистической ракеты — MGM-5 Corporal. Впрочем, американские военные не строили иллюзий относительно противоракетных возможностей комплексов «Найк-Геркулес». В реальной боевой обстановке противовоздушные комплексы с ракетами оснащёнными ядерными боевыми частями были способны перехватить не более 10% боеголовок МБР в очень небольшой зоне (подробней здесь: Американский зенитно-ракетный комплекс MIM-14 «Найк-Геркулес»).

Трёхступенчатая ракета комплекса «Найк-Зевс» представляла собой усовершенствованную ЗУР «Найк-Геркулес», на которой были улучшены разгонные характеристики за счёт применения дополнительной ступени. Согласно проекту она должна была иметь потолок до 160 километров. Ракета длиной около 14,7 метров и диаметром около 0,91 метра в снаряженном состоянии весила 10,3 тонны. Поражение межконтинентальных баллистических ракет за пределами атмосферы должно было осуществляться ядерной боевой частью W50 мощностью 400 кт с увеличенным выходом нейтронов. Весившая около 190 кг компактная БЧ при подрыве обеспечивала поражение неприятельской МБР на дистанции до двух километров. При облучении плотным нейтронным потоком вражеской боеголовки нейтроны спровоцировали бы самопроизвольную цепную реакцию внутри делящегося материала атомного заряда (так называемая «шипучка»), что привело бы к потере способности осуществить ядерный взрыв или к разрушению.

Первая модификация противоракеты «Найк-Зевс-А», известная также как «Nike-II», впервые стартовала в двухступенчатой конфигурации в августе 1959 года. Первоначально ракета имела развитые аэродинамические поверхности и была рассчитана на атмосферный перехват.

Запуск противоракеты «Найк-Зевс-А»

В мае 1961 года состоялся первый успешный запуск трёхступенчатой версии ракеты — «Nike-Zeus B». Через шесть месяцев, в декабре 1961 года, произошел первый учебный перехват, во время которого ракета «Найк-Зевс-В» с инертной БЧ прошла на расстоянии 30 метров от ЗУР «Найк-Геркулес», выступавшей в роли цели. В случае, если бы боеголовка противоракеты была боевой, условная цель оказалась бы гарантированно поражена.

Запуск противоракеты «Найк-Зевс-В»

Первые испытательные пуски по программе «Зевс» проводились с полигона Уайт Сэндс в Нью-Мексико. Однако этот полигон по ряду причин не подходил для испытаний систем противоракетной обороны. Межконтинентальные баллистические ракеты, запускаемые в качестве учебных целей, из-за близко расположенных стартовых позиций не успевали набрать достаточную высоту, из-за этого было невозможно имитировать траекторию входящей в атмосферу БЧ. Другой ракетный полигон, в Пойнт-Мугу, не удовлетворял требованиям безопасности: при перехвате баллистических ракет, стартующих с Канаверала, существовала угроза падения обломков на густонаселённые районы. В итоге в качестве нового ракетного полигона выбрали атолл Кваджалейн. Удаленный тихоокеанский атолл позволял в точности имитировать ситуацию перехвата боевых частей МБР, входящих в атмосферу. Кроме того, на Кваджалейне уже частично имелась необходимая инфраструктура: портовые сооружения, капитальная взлётно-посадочная полоса и РЛС (подробней об американских ракетных полигонах здесь: Ракетные полигоны США).

Специально для «Nike-Zeus » была создана РЛС ZAR (англ. Zeus Acquisition Radar — РЛС обнаружения «Зевс»). Она предназначалась для обнаружения приближающихся боеголовок и выдаче первичного целеуказания. Станция обладала очень значительным энергетическим потенциалом. Высокочастотное излучение РЛС ZAR представляло опасность для людей на расстоянии более 100 метров от передающей антенны. В связи с этим и с целью блокировки помех возникающих в результате отражения сигнала от наземных предметов передатчик был изолирован по периметру двойным наклонным металлическим забором.

Станция ZDR (англ. Zeus Discrimination Radar — РЛС селекции «Зевс») производила селекцию целей, анализируя разницу в скорости торможения сопровождаемых боеголовок в верхних слоях атмосферы. Отделяя реальные боеголовки от более легких ложных целей, торможение которых происходило быстрее.

Отсеянные с помощью ZDR настоящие боевые блоки МБР брались на сопровождение одной из двух РЛС TTR (англ. Target Tracking Radar — РЛС сопровождения целей). Данные с РЛС TTR о положении цели в реальном масштабе времени передавались в центральный вычислительный центр противоракетного комплекса. После запуска противоракеты в расчетный момент времени она бралась на сопровождение РЛС MTR (англ. MIssile Tracking Radar — РЛС сопровождения ракеты), и компьютер, сопоставляя данные со станций сопровождения, автоматически выводил противоракету в расчетную точку перехвата. В момент наибольшего сближения противоракеты с целью поступала команда на подрыв ядерной боевой части противоракеты.

Согласно предварительным расчётам проектировщиков, РЛС ZAR должна была за 20 секунд рассчитать траекторию цели и передать её на сопровождение РЛС TTR. Ещё 25—30 секунд было необходимо на то, чтобы запущенная противоракета уничтожила боеголовку. Противоракетная система могла одновременно атаковать до шести целей, на каждую атакуемую боеголовку могли наводиться две ракеты-перехватчика. Однако при использовании противником ложных целей количество целей, которые можно было уничтожить за минуту, существенно уменьшалось. Это было связано с тем, что радару ZDR было необходимо «отфильтровать» ложные цели.

В состав пускового комплекса «Nike-Zeus » по проекту входили шесть стартовых позиций, в составе двух РЛС MTR и одной TTR, а также 16 ракет, готовых к запуску. Информация о ракетном нападении и селекция ложных целей передавалась на все стартовые позиции от общих на весь комплекс радаров ZAR и ZDR.

Пусковой комплекс противоракетных перехватчиков «Nike-Zeus» имел шесть радиолокаторов TTR, что одновременно позволяло перехватить не более шести боевых блоков. С момента обнаружения цели и взятия её на сопровождение РЛС TTR на выработку огневого решения требовалось приблизительно 45 секунд, то есть система физически не могла перехватить более шести боеголовок атакующих одновременно. С учетом быстрого увеличения количества советских МБР прогнозировалось, что СССР сможет прорвать систему ПРО, просто запустив против охраняемого объекта одновременно больше боеголовок, перенасытив тем самым возможности радиолокаторов сопровождения.

После анализа результатов испытательных пусков противоракет «Найк-Зевс» с атолла Кваджалейн специалисты министерства обороны США пришли к неутешительному выводу о не слишком высокой боевой эффективности данного противоракетного комплекса. Кроме частых технических отказов, помехозащищённость РЛС обнаружения и сопровождения оставляли желать лучшего. С помощью «Nike-Zeus» можно было прикрыть от ударов МБР весьма ограниченный район, а сам комплекс требовал весьма серьёзных капиталовложений. К тому же американцы всерьёз опасались того, что принятие на вооружение несовершенной системы ПРО подтолкнёт СССР к наращиванию количественного и качественного потенциала средств ядерного нападения и нанесению превентивного удара в случае обострения международной обстановки. В начале 1963 года, несмотря на определённые успехи, программа«Nike-Zeus» была окончательно закрыта. Впрочем, это не означало отказа от разработки более эффективных противоракетных систем.

В начале 60-х в обеих сверхдержавах прорабатывались варианты использования в качестве превентивного средства ядерного нападения орбитальных спутников. Предварительно выведенный на низкую околоземную орбиту спутник с ядерной боеголовкой мог нанести внезапный ядерный удар по территории противника.

Дабы избежать окончательного свёртывания программы, разработчиками было предложено использовать имеющиеся противоракеты «Найк-Зевс» как оружие поражения низкоорбитальных целей. С 1962 по 1963 годы в рамках разработки противоспутникового оружия был проведена серия запусков на Кваджалейне. В мае 1963 года состоялся успешный перехват противоракетой учебной низкоорбитальной цели — разгонного блока ракеты-носителя «Аджена». Противоспутниковый комплекс «Найк-Зевс» нёс боевое дежурство на тихоокеанском атолле Кваджалейн с 1964 по 1967 гг.

Дальнейшим развитием программы «Nike-Zeus» стал проект противоракетной обороны «Nike-Х». Для реализации данного проекта велась разработка новых сверхмощных РЛС с ФАР, способных одновременно фиксировать сотни целей и новых вычислительных машин, обладавших гораздо большим быстродействием и производительностью. Что делало возможным одновременно наводить несколько ракет на несколько целей. Однако существенным препятствием для последовательного обстрела целей являлось использование ядерных боевых частей противоракет для перехвата боевых блоков МБР. При ядерном взрыве в космосе образовывалось облако плазмы непроницаемой для излучения радиолокаторов обнаружения и наведения. Поэтому с целью получения возможности поэтапного уничтожения атакующих боеголовок было принято решение увеличить дальность действия ракет и дополнить разрабатываемую систему противоракетной обороны еще одним элементом — компактной атмосферной ракетой-перехватчиком с минимальным временем реакции.

Новая перспективная система ПРО с противоракетами дальней заатмосферной и ближней атмосферной зонами стартовала под обозначением «Sentinel» (англ. «Страж» или «Часовой»). Дальняя заатмосферная противоракета, созданная на базе «Nike», получила обозначение LIM-49A «Spartan», а противоракета ближнего перехвата — «Sprint». Первоначально противоракетной системой предполагалось прикрыть не только стратегические объекты с ядерным оружием, но и крупные административно-промышленные центры. Однако после анализа характеристик и стоимости разрабатываемых элементов системы ПРО оказалось, что такие расходы на противоракетную оборону являются чрезмерными даже для американской экономики.

В дальнейшем ракеты-перехватчики LIM-49A «Spartan» и Sprint создавались в рамках противоракетной программы Safeguard (англ. «Мера безопасности»). Система «Сэйфгард» должна была защищать от обезоруживающего удара стартовые позиции 450 МБР «Минитмен».

Помимо ракет-перехватчиков, важнейшими элементами создаваемой в 60-70-е годы американской системы противоракетной обороны являлись наземные станции раннего обнаружения и сопровождения целей. Американским специалистам удалось создать весьма совершенные на тот момент радары и вычислительные комплексы. Успешная реализация программы Safeguard была бы немыслима без РЛС PAR или Perimeter Acquisition Radar (англ. РЛС периметрического обзора). РЛС PAR была создана на базе станции системы предупреждения о ракетном нападении AN/FPQ-16.

Этот очень крупный локатор с пиковой мощностью более 15 мегаватт был глазами программы «Safeguard». Он предназначался для обнаружения боеголовок на дальних подступах к защищаемому объекту и выдачи целеуказания. Каждый противоракетный комплекс имел по одной РЛС этого типа. На дальности до 3200 километров РЛС PAR могла увидеть радиоконтрастный объект диаметром 0,25 метра. Радар обнаружения системы ПРО устанавливался на массивном железобетонном основании, под углом к вертикали в заданном секторе. Станция, сопряженная с вычислительным комплексом, могла одновременно отслеживать и сопровождать десятки целей в космосе. Благодаря огромному радиусу действия имелась возможность своевременно обнаружить приближающиеся боеголовки и обеспечить запас времени для выработки огневого решения и перехвата. В данный момент это единственный действующий элемент системы «Сэйфгард». После модернизации РЛС в Северной Дакоте продолжила службу в качестве элемента системы предупреждения о ракетном нападении.

Cпутниковый снимок Google Earth: РЛС AN/FPQ-16 в Северной Дакоте

РЛС МSR или Missile Site Radar (англ. РЛС ракетной позиции) — была предназначена для сопровождения обнаруженных целей и запущенных по ним противоракет. Станция МSR находилась на центральной позиции комплекса ПРО. Первичное целеуказание РЛС МSR осуществляла от РЛС PAR. После захвата на сопровождение приближающихся боевых блоков с помощью РЛС МSR отслеживались как цели так и стартующие ракеты-перехватчики, после чего данные передавались для обработки на компьютеры системы управления.

Радиолокатор ракетной позиции представлял собой четырёхгранную усеченную пирамиду, на наклонных стенах которой размещались фазированные антенные решетки. Таким образом обеспечивался круговой обзор и имелась возможность непрерывно сопровождать приближающиеся цели и взлетевшие ракеты-перехватчики. Непосредственно в основании пирамиды был размещён центр управления комплекса противоракетной обороны.

Трёхступенчатая твердотопливная противоракета LIM-49A «Spartan» (англ. Спартанец) оснащалась 5 Мт термоядерной боеголовкой W71 массой 1290 кг. Боеголовка W71 по ряду технических решений была уникальной и заслуживает того, что бы её описали подробней. Она была разработана в Лаборатории имени Лоуренса специально для уничтожения целей в космосе. Так как в вакууме космического пространства ударная волна не формируется, основным поражающим фактором термоядерного взрыва должен был стать мощный поток нейтронов. Предполагалось, что под действием мощного нейтронного излучения в боевом блоке неприятельской МБР начнётся цепная реакция в ядерном материале, и та разрушится без достижения критической массы.

Однако в ходе лабораторных исследований и ядерных испытаний выяснилось, что для 5-мегатонной боеголовки противоракеты «Спартан» гораздо более действенным поражающим фактором является мощная вспышка рентгеновского излучения. В безвоздушном пространстве поток рентгеновских лучей мог распространяться на огромные расстояния без ослабления. Встречаясь с неприятельской боеголовкой, мощное рентгеновское излучение мгновенно разогревало поверхность материал корпуса боеголовки до очень высокой температуры, что приводило к взрывоподобному испарению и полному разрушению боеголовки. Для увеличения выхода рентгеновского излучения, внутренняя оболочка боеголовки W71 изготавливалась из золота.

Загрузка боеголовки W71 в испытательную скважину на острове Амчитка

Согласно лабораторным данным, при взрыве термоядерной боевой части противоракеты «Спартан» цель могла быть уничтожена на расстоянии в 46 километров от точки взрыва. Оптимальным, однако, считалось уничтожение боеголовки вражеской МБР на расстоянии не более 19 километров от эпицентра. Кроме уничтожения непосредственно боевых блоков МБР мощный взрыв гарантированно испарял легкие ложные боеголовки, облегчая таким образом дальнейшие действия перехватчиков. После того как противоракеты «Спартан» были сняты с вооружения, одна из «золотых» в прямом смысле боеголовок была задействована в самых мощных американских подземных ядерных испытаниях состоявшихся 6 ноября 1971 года на острове Амчитка архипелага Алеутские острова.

Благодаря увеличению радиуса действия противоракет «Спартан» до 750 км и потолку 560 км частично решалась проблема маскирующего эффекта, непрозрачных для радарного излучения плазменных облаков, образующихся в результате высотных ядерных взрывов. По своей компоновке LIM-49A «Spartan», будучи крупней, во многом повторяла противоракету LIM-49 «Nike Zeus». При весе в снаряженном состоянии 13 т она имела длину 16,8 метров при диаметре 1,09 метра.

Запуск противоракеты LIM-49A «Spartan»

Двухступенчатая твердотопливная противоракета «Sprint» предназначалась для осуществления перехвата боевых блоков МБР, прорвавшихся мимо противоракет «Спартан» после их входа в атмосферу. Преимущество перехвата на атмосферной части траектории заключалось в том, что более лёгкие ложные цели после входа в атмосферу отставали от реальных боеголовок. В силу этого противоракеты ближней внутриатмосферной зоны не имели проблем с фильтрацией ложных целей. В то же время быстродействие систем наведения и разгонные характеристики противоракет должны быть очень высокими, поскольку с момента входа боеголовки в атмосферу до её взрыва проходило несколько десятков секунд. В связи с этим размещение противоракет «Спринт» предполагалось в непосредственной близости от прикрываемых объектов. Поражение цели должно было происходить при взрыве ядерной боеголовки малой мощности W66. По неизвестной автору причине противоракете «Sprint» не было присвоено стандартное трехбуквенное обозначение принятое в системе вооруженных сил США.

Загрузка противоракеты «Sprint» в ШПУ

Противоракета «Спринт» имела обтекаемую коническую форму и благодаря очень мощному двигателю первой ступени за первые 5 секунд полёта разгонялась до скорости 10 М. При этом перегрузка составляла около 100g. Головная часть противоракеты от трения о воздух через секунду после запуска разогревалась до красноты. Для предохранения обшивки ракеты от перегрева она покрывалась слоем испаряющегося абляционного материала. Наведение ракеты на цель осуществлялось с помощью радиокоманд. Она была достаточно компактной, её масса не превышала 3500 кг, а длина 8,2 метра, при максимальном диаметре 1,35 метра. Максимальная дальность пуска составляла 40 км, а потолок — 30 метров. Запуск ракеты-перехватчика «Спринт» происходил из шахтной пусковой установки с помощью «миномётного» старта.

Пусковая позиция противоракет «Sprint»

По ряду причин военно-политического и экономического свойства век противоракет LIM-49A «Spartan» и «Sprint» на боевой службе оказался недолог. 26 мая 1972 года между СССР и США был заключен Договор об ограничении систем противоракетной обороны. В рамках заключённого соглашения стороны брали на себя обязательства отказаться от создания, испытания и развертывания систем или компонентов ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами, а также не создавать системы ПРО территории страны.

Запуск «Sprint»

Первоначально каждая страна могла иметь не более двух систем ПРО (вокруг столицы и в районе сосредоточения пусковых установок МБР), где в радиусе 150 километров могло быть развернуто не более 100 пусковых неподвижных противоракетных установок. В июле 1974 года, после дополнительных переговоров, был заключено соглашение, по которому каждой из сторон разрешалось иметь только одну такую систему: либо вокруг столицы, либо в районе пусковых установок МБР.

После заключения договора противоракеты «Спартан», несшие боевое дежурство всего несколько месяцев, в начале 1976 года были сняты с вооружения. Противоракеты «Спринт» в составе системы ПРО Safeguard несли боевое дежурство в окрестностях авиабазы Гранд Форкс в штате Северная Дакота, где находились шахтные пусковые установки МБР «Минитмен». В общей сложности противоракетную оборону Гранд Форкс обеспечивали семьдесят противоракет атмосферного перехвата. Из них двенадцать единиц прикрывали РЛС и станции наведения противоракетного комплекса. В 1976 году их также вывели из эксплуатации и законсервировали. В 80-е годы противоракеты «Спринт» без ядерных боеголовок использовались в экспериментах по программе СОИ.

Основной причиной отказа американцами от противоракет в середине 70-х была их сомнительная боевая эффективность при весьма значительных эксплуатационных расходах. Кроме того, защита районов развертывания баллистических ракет к тому моменту уже не имела особого смысла, так как около половины американского ядерного потенциала приходилась на баллистические ракеты атомных подводных лодок, вёдших боевое патрулирование в океане.

Атомные ракетные подводные лодки, рассредоточенные под водой на значительном удалении от границ СССР, были защищены от внезапной атаки лучше, чем стационарные шахты баллистических ракет. Время постановки на вооружение системы «Сэйфгард» совпало с началом перевооружения американских ПЛАРБ на БРПЛ UGM-73 Poseidon с РГЧ ИН. В перспективе же ожидалось принятие на вооружение БРПЛ «Trident» с межконтинентальной дальностью, которые можно было запускать из любых точек мирового океана. С учётом данных обстоятельств противоракетная оборона одного района развёртывания МБР, обеспечиваемая системой «Сэйфгард», представлялась слишком дорогим удовольствием.

Тем не менее, стоит признать, что американцам к началу 70-х удалось достигнуть значительных успехов в области создания как системы ПРО в целом, так и отдельных её компонентов. В США были созданы твердотопливные ракеты с очень высокими разгонными характеристиками и приемлемыми эксплуатационными качествами. Наработки в области создания мощных РЛС с большой дальностью обнаружения и высокопроизводительных компьютеров стали отправной точкой при создании других радиолокационных станций и автоматизированных систем вооружения.

Одновременно с разработкой противоракетных систем в 50-70-е годы велась работа по созданию новых радиолокаторов предупреждения о ракетном нападении. Одной из первых стала загоризонтная РЛС AN / FPS-17 с дальностью обнаружения 1600 км. Станции этого типа были построены в первой половине 60-х на Аляске, в Техасе и в Турции. Если радары, расположенные на территории США, возводились для оповещения о ракетном нападении, то РЛС AN / FPS-17 в местечке Диярбакыр на юго-востоке Турции предназначалась для слежения за испытательными пусками ракет на советском полигоне Капустин Яр.

РЛС AN / FPS-17 в Турции

В 1962 году на Аляске недалеко от авиабазы Клир начала функционировать РЛС обнаружения системы раннего ракетного предупреждения AN / FPS-50, в 1965 году к ней добавилась РЛС сопровождения AN / FPS-92. РЛС обнаружения AN / FPS-50 состоит из трех антенн и связанного с ними оборудования, осуществляющего мониторинг трех секторов. Каждая из трёх антенн контролирует сектор 40 градусов и может обнаруживать объекты в космосе на дальности до 5000 км. Одна антенна РЛС AN / FPS-50 занимает площадь, равную футбольному полю. Параболическая антенна РЛС AN / FPS-92 представляет собой 26-метровую тарелку, упрятанную в радиопрозрачный купол высотой 43 метра.

РЛС AN / FPS-50 и AN / FPS-92

Радиолокационный комплекс на авиабазе Клир в составе РЛС AN / FPS-50 и AN / FPS-92 находился в эксплуатации до февраля 2002 года. После чего был заменён на Аляске РЛС с ФАР AN / FPS-120. Несмотря на то, что старый радиолокационный комплекс официально не функционирует уже 14 лет, его антенны и инфраструктура до сих пор не демонтированы.

В конце 60-х после появления в составе ВМФ СССР стратегических подводных ракетоносцев вдоль атлантического и тихоокеанского побережья США началось возведение РЛС фиксации ракетных пусков с поверхности океана. Система обнаружения была введена в эксплуатацию в 1971 году. В её состав вошли 8 радиолокаторов AN / FSS-7 с дальностью обнаружения более 1500 км.

РЛС AN / FSS — 7

Станция предупреждения о ракетном нападении AN / FSS-7 базировалась на РЛС обзора воздушной обстановки AN/FPS-26 . Несмотря на почтенный возраст, несколько модернизированных РЛС AN / FSS-7 на территории США эксплуатируются до сих пор.

Cпутниковый снимок Google Earth: РЛС AN / FSS-7

В 1971 году в Великобритании на мысе Орфорднесс была построена загоризонтная станция AN / FPS-95 Cobra Mist с проектной дальностью обнаружения до 5000 км. Первоначально строительство РЛС AN / FPS-95 предполагалось на территории Турции. Но после Карибского кризиса турки не желали быть в числе приоритетных целей для советского ядерного удара. Опытная эксплуатация РЛС AN / FPS-95 Cobra Mist в Великобритании продолжалась до 1973 года. В связи с неудовлетворительной помехозащищённостью она была выведена из эксплуатации, и от строительства РЛС данного типа в дальнейшем отказались. В настоящее время здания и сооружения несостоявшейся американской РЛС используются британской вещательной корпорацией Би-би-си для размещения радиопередающего центра.

Более жизнеспособным оказалось семейство дальних загоризонтных РЛС с ФАР, первой из которых была AN / FPS-108. Станция такого типа была построена на острове Шемия, недалеко от Аляски.

РЛС AN / FPS-108 на острове Шемия

Остров Шемия в гряде Алеутских островов был выбран местом строительства загоризонтной РЛС не случайно. Отсюда было очень удобно собирать разведывательную информацию об испытаниях советских МБР, и отслеживать боевые блоки испытываемых ракет, падающие на мишенное поле полигона Кура на Камчатке. С момента ввода в строй станция на острове Шемия неоднократно модернизировалась. В настоящее время она используется в интересах Агентства по противоракетной обороне США.

В 1980 году была развёрнута первая РЛС AN / FPS-115. Эта станция с активной фазированной антенной решеткой предназначена для обнаружения баллистических ракет наземного и морского базирования и расчёта их траекторий на дальности более 5000 км. Высота станции составляет 32 метра. Излучающие антенны размещены на двух 30-метровых плоскостях с наклоном 20 градусов вверх, что даёт возможность сканирования лучом в пределах от 3 до 85 градусов над горизонтом.

РЛС AN / FPS-115

В дальнейшем радары предупреждения о ракетном нападении AN / FPS-115 стали базой, на которой создавались более совершенные станции: AN / FPS-120, AN / FPS-123, AN / FPS-126, AN / FPS-132, являющиеся в настоящее время основой американской системы предупреждения о ракетном нападении и ключевым элементом строящейся системы национальной ПРО.

Продолжение следует…

По материалам:
http://www.nuclearabms.info/NikeZeus.html
https://www.youtube.com/watch?v=IcyBBSZJURk
http://www.designation-systems.net/dusrm/index.html
https://fas.org/spp/military/program/nssrm/initiatives/clearu.htm

topwar.ru

ADATS. ЗРК. (США)

ADATS. ЗРК. (США)

ADATS (Air Defense Anti-Tank System — зенитная и противотанковая система) — американский самоходный зенитный ракетный комплекс.

Разработка многоцелевого ракетного комплекса АDATS, способного поражать как воздушные, так и наземные цели, была завершена швейцарской фирмой "Oerlikon Contraves" совместно с американской "Martin Marietta" в 1984 году.

Комплекс предназначен для борьбы с высокоскоростными низколетящими самолетами, вертолетами, беспилотными средствами разведки, а также с наземными бронированными целями. Он может использоваться для обороны как мобильных, так и стационарных объектов.

В апреле 1986 года был подписан контракт на производство и поставку вооруженным силам Канады (в период 1988 - 1989 годов) 36 многоцелевых ракетных комплексов АDАТS и 800 ракет к ним. В качестве потенциальных покупателей данного комплекса рассматриваются также США, Нидерланды, Бельгия, Турция и ряд других стран.

В 1987 г. он стал одной из 4 систем ПВО, принявшей участие и признанной победителем в конкурсе, организованном командованием ПВО Сил передового базирования США. Конкурс включал оценку точности обнаружения и сопровождения целей, выполняющих налет по типовым сценариям. Тем не менее на вооружение США по финансовым соображениям было принято только 8 комплексов ADATS.

ADATS. ЗРК. (США)

В состав ракетного комплекса АDATS входят:

  • восемь ракет в транспортно-пусковых контейнерах,
  • РЛС обнаружения воздушных целей,
  • электронно-оптический модуль сопровождения целей и наведения на них ракет,
  • ЭВМ и другое необходимое оборудование.

Боевой расчет три человека: командир, оператор и механик-водитель. Модульная конструкция комплекса позволяет монтировать его на гусеничных или колесных машинах различного типа.

Управляемая по лазерному лучу ракета ADATS выполнена по нормальной аэродинамической схеме, имеет твердотопливный двигатель с двумя режимами работы. Благодаря высокой максимальной скорости полета (М = 3) она способна на довольно больших дальностях поражать подвижные цели, видимые в течение короткого промежутка времени. В ракете применена кумулятивно-осколочная боевая часть, способная пробивать броню толщиной до 900 мм. Взрыватели двух типов; неконтактный используется при стрельбе по воздушным целям и контактный - по наземным бронированным. Время перезаряжания всех ракет без применения специальных устройств двумя членами боевого расчета составляет менее 10 минут.

Импульсно-доплеровская РЛС кругового обзора представляет собой усовершенствованный вариант радиолокационной станции LPD-20, разработанной итальянским отделением фирмы "Oerlikon Contraves". Станция может работать на месте и в движении, способна обнаруживать самолеты и вертолеты на дальностях до 24 км, летящие на высотах до 6 км. В зависимости от рельефа местности наземные бронированные цели она обнаруживает на дальности до 6 км. Передатчик РЛС, работающий в диапазоне волн 5,2 - 10,9 ГГц, выполнен на лампе бегущей волны и имеет быструю перестройку частоты. Процессор обеспечивает одновременное сопровождение до шести целей. РЛС объединена с системой опознавания "свой - чужой" и выдает на экран кругового обзора координаты цели (азимут и дальность) и ее принадлежность. В начале 80-х годов в США на Абердинском полигоне проводились оценочные испытания данной станции по обнаружению вертолетов на дальностях 5-18 км при угле места диаграммы направленности антенны от 0 до 1°. Сообщалось, что вертолет UН-1Н "Ирокез", летевший на малых высотах, обнаруживался РЛС в диапазоне дальностей 11-16 км с вероятностью 0,9. Устройства сопровождения обоих типов имеют широкое и узкое поля зрения (телевизионное — 4° и 0,9°, тепловизионное — 9° и 3,2°) и могут использоваться при слежении как за воздушными, так и за наземными целями. Телевизионное устройство, обладающее большой разрешающей способностью, применяется в светлое время суток при благоприятных метеоусловиях, а тепловизионное (диапазон длин волн 8—12 мкм), разработанное на основе системы ночного видения вертолета АН-64А "Apache", — при сопровождении воздушных целей не только в темное время, но и в сложных метеоусловиях.

ADATS. ЗРК. (США)

Электронно-оптический модуль сопровождения смонтирован на вращающейся башне между двумя сборками ракет. Он имеет гиростабилизированную платформу, на которой располагаются тепловизионное устройство, телевизионная камера, лазерная система наведения ракет (по кодированному лучу), лазерный дальномер на кристалле нитриево-алюминиевого граната с примесью неодима, инфракрасные гониометры, предназначенные для определения координат ракеты при работающем двигателе. Модуль позволяет сопровождать цели по углу места -1° до +90° при любом азимуте.

Инфракрасное и телевизионное (пассивные) устройства сопровождения были выбраны вследствие того, что они имеют малую массу, небольшие размеры, обладают высокой помехозащищенностью от средств РЭБ и хорошими характеристиками при сопровождении наземных и низколетящих воздушных целей, снижают вероятность поражения комплекса самонаводящимися противорадиолокационными ракетами. Устройства сопровождения обоих типов имеют широкое и узкое поля зрения (телевизионное — 4° и 0,9°, тепловизионное — 9° и 3,2°) и могут использоваться при слежении как за воздушными, так и за наземными целями. Телевизионное устройство, обладающее большой разрешающей способностью, применяется в светлое время суток при благоприятных метеоусловиях, а тепловизионное инфракрасное (диапазон длин волн 8—12 мкм), разработанное американской фирмой "Martin Marietta" на основе системы ночного видения боевого вертолета АН-64А "Apache",— при сопровождении воздушных целей не только в темное время, но и в сложных метеоусловиях.

Телевизионное устройство, примененное в комплексе ADATS, имеет большую разрешающую способность, чем инфракрасное, и обычно используется в качестве основного прибора сопровождения наземных целей. Его оптические каналы объединены с лазерным дальномером. Пассивные устройства сопровождения могут использоваться также для обнаружения воздушных и наземных целей, когда необходимо повысить скрытность боевого применения комплекса или в условиях сильного радиопротиводействия противника.

ADATS. ЗРК. (США)

Комплекс ADATS на шасси М113М2 авиатранспортабелен самолетом С-130 "Геркулес". Во время многочисленных испытаний, проходивших в различных климатических условиях (от -40°С до +70°С), комплекс ADATS показал устойчивую работу.

Комплекс ADATS может быть интегрирован с другими бронированными шасси или стационарными системами ПВО. Один из последних таких примеров — интегрирование в 1995 г. комплекса ADATS с шасси типа МО WAG Piranha (колесная формула 10x10). Этот вариант комплекса предназначен для противовоздушной обороны аэродромов, электростанций и других важных объектов. Предполагается использовать комплекс ADATS в морском варианте базирования как самостоятельной системы ПВО, так и интегрированной с другими типами противовоздушного вооружения.

Комплекс ADATS с помощью системы С3 (Command, Control and Communication) может объединяться в сетевую структуру, состоящую из шести комплексов. Образуется один тактический узел, связь в котором осуществляется с помощью одной из 2000 закрытых частот. Такой тактический узел позволяет комплексам ADATS иметь связь с другими РЛС и системами вооружения, а также аналогичными тактическими узлами. Один из шести комплексов ADATS считается главным, к его командиру поступает полная информация о координатах нахождения каждого комплекса, а также о текущей тактической обстановке. Кроме того, в состав тактического узла входит одна или несколько обзорных РЛС, обеспечивающих радиолокационной информацией все комплексы. Командир тактического узла руководит боевой работой комплексов, передает им боевые распоряжения по управлению вооружением, производит целераспределение на каждый комплекс по соответствующим каналам связи.

ADATS. ЗРК. (США)

Характеристики:

  • Экипаж, чел.: 3;
  • Длина корпуса, мм: 4860;
  • Ширина корпуса, мм: 2690;
  • Высота, мм: 2500;
  • Калибр и марка пушки: 1 × 25-мм;
  • Тип пушки: нарезная автоматическая;
  • Прицелы: оптический визир, РЛС;
  • Пулеметы: 1 × 12,7 мм;
  • Другое вооружение: 8 ЗУР MIM-146;
  • Тип двигателя: 6-цилиндров двухтактный дизель General Motors//Detroit Diesel 6V53;
  • Мощность двигателя, л. с.: 212;
  • Скорость по шоссе, км/ч: 58;
  • Тип подвески: индивидуальная торсионная.

modernweapon.ru

Система ПВО Северной Америки (часть 3) » Военное обозрение

В 1957 году в рамках двухстороннего соглашения, подписанного правительствами США и Канады, было создано объединенное американо-канадское командование ПВО Североамериканского континента (NORAD - North American Air Defence Command). На момент создания NORAD руководило действиями Командования военно-воздушной обороны ВВС США (USAF Air Defense Command), Канадским авиационным командованием (Canadian Air Command), Силами ПВО ВМС (Naval Forces CONAD/NORAD) и Командованием армейскими силами противовоздушной обороны (Army Air Defense Command). Штаб NORAD находится в противоатомном убежище в укрепленном бункере, внутри горы Шайенн в штате Колорадо, в окрестностях города Колорадо-Спрингс.


Основной вход в командный центр NORAD

Пика своего могущества NORAD достигло в первой половине 60-х годов. Тогда в интересах данной структуры на территории США и Канады функционировали сотни наземных радиолокаторов, в море и в воздухе несли дежурство десятки самолётов ДРЛО и кораблей радиолокационного дозора, на американской и канадской территории было развернуто более полутора сотен зенитно-ракетных комплексов, а американо-канадский парк истребителей перехватчиков превышал 2000 единиц. Всё это громоздкое дорогостоящее хозяйство предназначалось для защиты примерно от 200 советских стратегических бомбардировщиков.

Как уже говорилось в двух первых частях, в середине 60-х после постановки на боевое дежурство в СССР нескольких десятков МБР именно они, а не бомбардировщики, стали представлять основную угрозу для континентальной части США. Вот как в отношении советской ядерной угрозы и необходимости содержания и развёртывания новых систем ПВО высказался министр обороны США Джеймс Шлесинджер:

… если они (NORAD) не могут защитить свои города от стратегических ракет, то не стоит даже пытаться создать защиту от малочисленной советской бомбардировочной авиации…

Тем не менее полностью от защиты своих воздушных границ американцы не отказались. На смену дозвуковым перехватчикам F-86D, F-89 и F-94 пришли сверхзвуковые F-101 Voodoo, F-102 Delta Dagger, F-106 Delta Dart, F-4 Phantom II. Первые сверхзвуковые F-102, ставшие впоследствии одними из самых распространенных истребителей ВВС США, приступили к несению боевого дежурства в середине 1956 года.


Залповый пуск УР AIM-4 Falcon с истребителя-перехватчика F-102А

F-102 примечателен тем, что он был первым серийным сверхзвуковым истребителем с треугольным крылом. Кроме того, он стал первым перехватчиком, интегрированным в единую систему наведения и применения оружия SAGE. Всего ВВС США получили более 900 перехватчиков F-102. Эксплуатация этих самолётов продолжалась до 1979 года.

Что касается «Вуду», то их служба в ВВС США была не слишком продолжительной. Первые перехватчики F-101B начали поступать в эскадрильи ПВО в начале 1959 года. Однако военных они устроили не полностью, так как в процессе эксплуатации были выявлены многочисленные недостатки. Больше всего нареканий вызвала система управления огнем, поскольку она не соответствовала современным требованиям.


Учебно-тренировочный пуск «ядерной» НАР AIR-2A с обычной БЧ с борта перехватчика F-101F

Генералам Командования военно-воздушной обороны было из чего выбирать: уже в 1968 году количество эскадрилий, вооруженных перехватчиками F-101B, сократилось с 15 до 6. Однако в национальной гвардии США эти машины задержались до 1983 года. В течение долгого времени «Вуду» были основным перехватчиком в Королевских ВВС Канады. Первые перехватчики, одноместные CF-101B и двухместные CF-101F, достигли боевой готовности в Канаде в 1962 году. В Королевских ВВС Канады самолёты состояли на вооружении пяти авиационных эскадрилий. Для компенсации «естественной убыли» в лётных происшествиях и выработки лётного ресурса в ноябре 1970 года с базы хранения Дэвис-Монтан были получены 66 «новых» CF-101. При этом канадцы вернули в США 56 предельно изношенных CF-101В и CF-101F. Как уже говорилось в 1-й части, в состав вооружения канадских перехватчиков входили авиационные ракеты с ядерными боеголовками. Формально эти ракеты считались американскими, и Канада продолжала декларировать свой безъядерный статус.

В ВВС Канады «Вуду» в роли перехватчиков эксплуатировались до 1984 года. В целом стоит признать, что канадцы выбирали для вооружения своих эскадрилий ПВО не самые удачные самолёты. Для канадских ВВС в качестве многоцелевого истребителя, в том числе и для выполнения задач ПВО, был выбран F-104 Starfighter. Модификация СF-104S (CL-90) строилась по лицензии на предприятии Canadair Ltd. Эта машина имела очень много общего с западногерманским F-104G. Всего фирмой Canadair для ВВС Канады было построено 200 СF-104.

Пуск 70-мм НАР с борта канадского истребителя СF-104

После списания в Канаде истребителей F-101 «Старфайтеры» на некоторое время остались в этой стране единственным типом боевого самолёта, способным выполнять задачи ПВО. В 1987 году все СF-104, находившиеся в лётном состоянии, были переданы Турции. За годы эксплуатации «Старфайтеров» в Королевских ВВС Канады в авиакатастрофах погибло 25 пилотов. Справедливости ради стоит сказать, что по сравнению с «Вуду» у «Старфайтера» был более универсальный состав вооружения: для поражения воздушных целей в его арсенале имелись: 20-мм шестиствольная пушка M61A1 и УР AIM-9 Sidewinder с тепловой головкой самонаведения. В боевых действиях во Вьетнаме, где американцы пытались использовать против МиГов истребители F-101 и F-102 с УР AIM-4 Falcon, выявилось превосходство «Сайдвиндеров» над «Фалконами». Поэтому ракеты AIM-4 в Канаде применялись только на CF-101B/F. Впрочем, традиционные для американских и канадских перехватчиков 70-мм НАР FFAR в составе вооружения тоже сохранились.

Дальнейшим развитием F-102 Delta Dagger стал F-106 Delta Dart. Первая модификация F-106A поступила на боевое дежурство в октябре1959 года. За два года было построено 277 одноместных F-106A и 63 двухместных F-106B. Это в несколько раз меньше количества построенных F-101 и F-102, однако, благодаря постоянным доработкам и модернизации F-106 оставался на службе более 20 лет. Окончательное их списание из частей Национальной Гвардии США произошло в 1988 году.


F-106A сопровождает советский дальний бомбардировщик Ту-95. Снимок сделан в 1982 году, недалеко от северо-восточного побережья США напротив полуострова Кейп-Код

Такая длительность несения службы, несмотря на относительную немногочисленность, была связана с несколькими обстоятельствами. В истребителе «Дельта Дарт» удалось избавиться от многих недостатков, свойственных «Дельта Даггеру». При этом скорость полёта F-106 увеличилась до 2455 км/ч (2,3М), при боевом радиусе около 2000 км. Самолёт обладал очень хорошими разгонными характеристиками, потолок 17680 м он набирал за 450 секунд. Перехватчик пользовался успехом среди пилотов, это был простой в управлении и приятный для полётов самолёт. В пик своей популярности F-106 стояли на вооружении 13 эскадрилий Командования военно-воздушной обороны ВВС США. Ко всему этому на «Дельта Дарте» было установлено весьма совершенное даже по меркам середины 80-х годов БРЭО. Из всех истребителей-перехватчиков «сотой» серии именно на F-106 были максимально реализованы возможности автоматизированной системы наведения «Сэйдж». Компьютеризированная система наведения и управления огнем, установленная на F-106, осуществляла вывод в район цели, управляла всем процессом, начиная от захвата цели до пуска ракет. Пилоту оставалось лишь санкционировать пуск ракет и осуществлять взлёт и посадку. Другой интересной особенностью этого перехватчика было размещение двух НАР класса «воздух-воздух» с ядерной боевой частью AIR-2 Genie во внутренних контейнерах. Основываясь на боевом опыте, полученном в Юго-Восточной Азии, начиная с 1973 года, строевые F-106 в ходе проведения заводских ремонтов начали оснащаться 20-мм шестиствольной авиационной пушкой M61A1.
До появления истребителей 4 поколения самым совершенным перехватчиком в американских ВВС был F-4 Phantom II. Первоначально заказчиком этого самолёта являлись ВМС, однако под давлением министра обороны Роберта Макнамары, желающего стандартизировать истребительный парк и снизить эксплуатационные расходы, «Фантом» приняли на вооружение в ВВС. Первые истребители, известные как F-110A, поступили на вооружение в ноябре 1963 года. Вскоре самолёт переименовали в F-4С. Сравнительные испытания с F-106 продемонстрировали, что «Фантом» способен нести большее количество ракет воздушного боя. Его БРЛС могла обнаруживать цели на дальности на 25 % большей, при этом эксплуатация «Фантома» обходится на треть дешевле. А самое главное, несмотря на то, что БРЭО «Фантома» не было так глубоко интегрировано в систему наведения перехватчиков «Сэйдж», возможности РЛС и вооружения позволяли обстреливать бомбардировщики противника на большем расстоянии.

Пуск AIM-7 Sparrow с борта F-4Е

«Фантом» стал первым в мире серийный истребителем, несущим ракеты воздушного боя среднего радиуса действия. В состав его вооружения помимо 4 УР ближнего боя AIM-9 Sidewinder могли входить 4 ракеты средней дальности AIM-7 Sparrow с полуактивной радиолокационной ГСН. Начиная с 1963 года, велось производство модификаций AIM-7D/Е с дальностью пуска в «лоб» более 30 км. Ракеты «Спарроу» в середине 60-х оснащались стержневой боевой частью весом 30 кг и неконтактными взрывателями. По сравнению со стандартной УР американских перехватчиков AIM-4 Falcon, ракета AIM-7 Sparrow обладала намного лучшими боевыми характеристиками. После того как на модификации F-4Е в БРЭО перешли на более компактную и лёгкую радиоэлектронную элементную базу в носовой части самолёта освободилось место для встроенной 20-мм шестиствольной пушки. До этого авиационная пушка и снаряды подвешивались в специальной гондоле на внешней подвеске под фюзеляжем.

Хотя F-4 Phantom II в ВВС США использовался больше как истребитель-бомбардировщик и во время Вьетнамской войны стал известен в роли истребителя завоевания превосходства в воздухе, в эскадрильях ПВО для него тоже нашлась работа. В 60-80-е годы «Фантомы» неоднократно поднимались навстречу советским дальним бомбардировщикам Ту-95, приближавшимся к восточному побережью США в ходе тренировочных полётов. Высокие лётные данные, в сочетании с мощным вооружением и совершенным бортовым радиоэлектронным комплексом обеспечили этому самолёту завидное долголетие. Последние F-4 Phantom II в США были списаны в начале 90-х. Всего американские ВВС получили 2874 «Фантома».

Как уже говорилось в первой части, в США на развитие системы ПВО в период с середины 50-х до начала 60-х потратили миллиарды долларов. Вся территория США была разбита на секторы ПВО, находившиеся в зоне ответственности региональных командных центров.

Деление территории США на секторы ПВО

Но даже для американской экономики создание и содержание многоуровневой системы контроля воздушной обстановки, многочисленных перехватчиков и ЗРК было серьёзным бременем. Особенно дорогостоящей оказалась эксплуатация десятков кораблей дальнего радиолокационного дозора и самолётов ДРЛО ЕС-121. Известно, что развертывание всех элементов NORAD стоило дороже, чем Манхэттенский проект. Желая снизить затраты, связанные с получением радиолокационной информации вдали от своих берегов, в США в конце 50-х - начале 60-х велось строительство пяти «радиолокационных пикетов» на базе морских нефтяных буровых платформ. Радиолокационные платформы, известные также как «Техасские башни», стационарно устанавливались в открытом море на удалении нескольких сотен километров от Восточного побережья США и Канады.

«Техасская башня»

На «Техасских башнях» использовались мощные РЛС AN / FPS-24 и AN / FPS-26, укрытые от непогоды пластиковыми куполами. Доставка сменного персонала, припасов и топлива осуществлялась кораблями снабжения ВМС США. В 1961 году одна из радиолокационных башен оказалась разрушена во время сильного шторма, что послужило формальным поводом для вывода их с дежурства. Последняя «Техасская башня» была дезактивирована в 1963 году. На самом деле основной причиной отказа от морских платформ радиолокационного дозора стала их неактуальность, так как фиксировать пуски МБР они не могли. Из-за повреждений две платформы были затоплены.

DEW-линия и система «Сэйдж» являлись неотъемлемой частью глобальной системы ПВО Северной Америки NORAD. Работа системы автоматизированного наведения перехватчиков и обработка радиолокационной информации, поступающей с различных РЛС, осуществлялась вычислительными комплексами AN /FSQ-7 на ламповой элементной базе.

Созданная фирмой IBM вычислительная система была самой громоздкой из когда либо построенных. Вычислительный комплекс из двух работающих параллельно AN /FSQ-7 весил 250 тонн и содержал около 60000 электровакуумных ламп (49000 в компьютерах), потребляя до 3 МВт электроэнергии. Производительность ЭВМ составляла около 75 000 операций в секунду. Всего было построено 24 единицы AN /FSQ-7. Дальнейшим развитием AN /FSQ-7 стали системы обработки данных оборонного назначения AN / FSQ-8 , AN/GPA-37 и AN / FYQ-47.

Элемент вычислительного комплекса AN /FSQ-7 системы SAGE

Использование ламповых ЭВМ такого размера было весьма дорогостоящим удовольствием, тем более что для поддержания системы обработки и передачи данных с учётом невысокой надежности первых вычислительных систем требовалось многократное резервирование и дублирование.

Эксплуатация модернизированных ламповых ЭВМ продолжалась до начала 80-х годов, их окончательно списали после отказа от централизованной автоматизированной системы наведения перехватчиков «Сэйдж». После того как система «Сэйдж» была признана устаревшей, в конце 70-х годов началась разработка твердотельной системы боевого управления AN / FYQ-93, основанной на одном главном компьютере Hughes H5118ME и двух периферийных Hughes HMP-1116. Эксплуатация AN / FYQ-93 началась в 1983 году и длилась до 2006 года. В отличие от аппаратуры «Сэйдж», новая БИУС не обеспечивала автоматизированное наведение перехватчиков, а только отображала воздушную обстановку и транслировала её в другие региональные командные центры NORAD.

После отказа от несения постоянного боевого дежурства самолётами ДРЛО и кораблями радиолокационного дозора основная нагрузка по выдаче информации о воздушных целях и наведение перехватчиков были возложены в основном на стационарные наземные РЛС. Радиолокаторы AN / TPS-43 и AN / TPS-72, имеющиеся в распоряжении армейских подразделений ПВО, дислоцированных в США, не занимались постоянным освещением воздушной обстановки и развёртывались только на учениях или в кризисных ситуациях.

В 70-е годы американская радиолокационная сеть опиралась на РЛС AN / FPS-24, AN / FPS-26, AN / FPS-35 и дальнейшие варианты развития AN / FPS -20 - AN / FPS-66 , AN / FPS-67, AN / FPS-93. В середине 70-х на Аляске, в Канаде и в континентальной части США функционировало около 250 радиолокаторов средней и большой мощности. Финансирование канадских радиолокационных постов осуществлялось из бюджета США.

Строительство стационарной РЛС AN / FPS-117 в Канаде

В середине 80-х на вооружение американских вооруженных сил была принята трёхкоординатная РЛС AN / FPS-117 с АФАР. Модификации этой станции получили широкое распространение как в радарной сети оповещения NORAD, так и среди союзников США. Дальность обнаружения высотных целей у РЛС AN / FPS-117 может достигать 470 км. В середине 80-х на смену DEW-линии на Аляске и в Канаде пришла Система предупреждения «Север» (North Warning System - NWS). Основу этой системы составили РЛС AN / FPS-117 и AN / FPS-124.

Стационарная РЛС AN / FPS-117

Радиолокатор AN / FPS-117, использующийся в составе системы «Север», разработан специалистами компании «Локхид-Мартин» на базе РЛС AN/TPS-59, состоящей на вооружении КМП США. Радиолокаторы семейства AN/FPS-117 отличают увеличенная мощность излучения, различные линейные размеры АФАР, а также расширенные возможности по обнаружению тактических и оперативно-тактических ракет.


Антенна стационарной РЛС AN / FPS-117 под радиопрозрачным куполом

В отличие от AN / FPS-117 станция типа AN / FPS-124 с дальностью обнаружения 110 км изначально разрабатывалась как стационарная для использования на крайнем севере. Особенно большое внимание при создании этой станции было уделено возможностям по обнаружению маловысотных целей.

Стационарная РЛС AN / FPS-124

Благодаря замене высокоавтоматизированной РЛС AN / FPS-124 станций, построенных в 60-70-е годы, удалось повысить надёжность функционирования системы контроля воздушной обстановки в полярных широтах и в несколько раз снизить эксплуатационные расходы. Радиолокаторы AN / FPS-117 и AN / FPS-124 системы «Север» устанавливаются на капитальные бетонные основания, приёмопередающие антенны для предохранения от неблагоприятных метеорологических факторов закрываются радиопрозрачными куполами.


Схема размещения на территории США и Канады и зоны обнаружения РЛС AN/FPS-117 (красным цветом) и станций обнаружения низколетящих целей AN/FPS-124 (синим цветом)

Если РЛС AN / FPS-117 зачастую используются автономно, то станции меньшей дальности типа AN / FPS-124 развёрнуты в составе комплексных радиолокационных постов. Цепь таких постов до сих пор, хотя и в меньших масштабах, чем в прошлом, существует на территориях Аляски, Канады и Гренландии. Обмен информации в рамках системы «Север» осуществляется по кабельным линиям и спутниковым и радиорелейным каналам связи. Несколько лет назад компания Lockheed Martin получила $20 млн. на модернизацию РЛС, входящих в систему «Север».


Радиолокационный пост на Аляске в составе РЛС AN / FPS-117 и AN / FPS-124

В данный момент на континентальной части США функционирует примерно 110 стационарных радиолокационных постов. Примерно 15% из них - это старые военные станции типа AN / FPS-66 и AN / FPS-67. Остальные - РЛС типа ARSR-1/2/3/4 (Air Route Surveillance Radar – радар наблюдения воздушного маршрута), отличающиеся аппаратной частью, вычислительными средствами и программным обеспечением. Их совместно используют ВВС США и Федеральное управление гражданской авиации США (FAA - Federal Aviation Administration).

РЛС ARSR-1E

Наиболее современные станции ARSR-4 являются гражданским вариантом трёхкоординатной РЛС AN/FPS-130 производства «Нортроп-Грумман». Дальность обнаружения ARSR-4 крупных высотных целей достигает 450 км. На дальности до 100 км станция способна обнаруживать цели, летящие на предельно малой высоте. Благодаря высокой надёжности радарные посты ARSR-4 работают в автоматическом режиме, передавая информацию по каналам связи. Для защиты от ветра и осадков РЛС ARSR-4 размещаются под радиопрозрачным куполом диаметром 18 метров. С 1992 по 1995 год в США было развернуто 44 РЛС двойного назначения ARSR-4. Они работают и осуществляют двусторонний обмен в интересах NORAD и единой системы наблюдения за воздушным пространством ПВО-УВД JSS (JSS - Joint Surveillance System). В середине 90-х стоимость одной станции типа ARSR-4 в зависимости от места постройки составляла $13-15 млн.

РЛС ARSR-4

По состоянию на середину 2015 года в системе NORAD использовались стационарные радиолокаторы AN / FPS-66 и AN / FPS-67, AN/FPS-117, AN/FPS-124, ARSR-1/2/3/4 и мобильные станции AN/TPS-70/75/78. Мобильные радиолокаторы, как правило, не несут постоянного дежурства и являются своего рода резервом на случай выхода из строя стационарных РЛС или при необходимости усиления воздушного контроля на каком то направлении. Военные радары обслуживают 10 тысяч военнослужащих, около половины из них – национальные гвардейцы. В перспективе предусмотрено оснащение американских вооруженных сил новыми обзорными станциями - 3DELLR и многофункциональной AN/TPS-80, а также модернизация и продление срока эксплуатации существующих РЛС.

Продолжение следует…

По материалам:
https://fas.org/nuke/guide/usa/airdef/an-fps-20.htm
https://fas.org/nuke/guide/usa/airdef/an-fps-124.htm
http://www.lockheedmartin.com/us.html

topwar.ru

Система ПВО НАТО в Европе. Часть 2-я » Военное обозрение

Помимо глубокой модернизации существующих зенитных комплексов в первой половине 80-х на вооружение в странах НАТО принимали вновь разработанные ЗРК, созданные на основе современных достижений в области радиолокации, информационных технологий и ракетостроения. Новые противовоздушные системы создавались с учётом опыта боевых действий в локальных конфликтах. Ко всем без исключения ЗРК, появившимся в 80-е годы, предъявлялось требование реализации максимально возможной мобильности, помехозащищенности, способности эффективно действовать как в составе централизованных сил ПВО, так и автономно.


Ещё в середине 60-х наметилась тенденция создания зенитных комплексов на базе ракет воздушного боя. Пионером в этом отношении был американский ЗРК «Чапаррел» с ракетой AIM-9 Sidewinder. Использование уже готовой УР позволяло существенно снизить расходы и ускорить разработку. В то же время по сравнению с дальностью применения с авиационного носителя, дальность поражения воздушных целей при пуске с наземной пусковой установки несколько снижалась.

Швейцарская компания «Oerlikon Contraves Defence» в 1980 году создала зенитно-ракетно-артиллерийский комплекс — Skyguard-Sparrow. В нём использовалась комбинация двух систем: аппаратура управления огнем «Скайгард» спаренной 35-мм буксируемой зенитной установки «Эрликон» и американская ракета средней дальности «воздух-воздух» Sparrow AIM-7 с изменённой системой наведения. В ЗРАК «Скайгард-Спарроу» контроль воздушного пространства и опознавание обнаруженных целей осуществляется обзорной импульсно-доплеровской РЛС с дальностью обнаружения до 25 км. Сопровождение обнаруженных воздушных целей может вестись либо РЛС сопровождения, либо оптико-электронным модулем. Максимальная дальность пуска ЗУР — 10 км, досягаемость по высоте — 6 км.

Зенитный ракетно-артиллерийский комплекс «Скайгард-Спарроу» на позиции

В отличие от авиационной ракеты AIM-7 «Спарроу», где использовалась полуактивная радиолокационная ГСН, в зенитной ракете наведение на цель осуществляется с помощью ИК ГСН, созданной на базе пассивной инфракрасной головки самонаведения южноафриканской авиационной управляемой ракеты Darter. Захват воздушной цели (угол обзора 100°) может осуществляться как при нахождении ракеты на пусковой установке (до пуска), так и после старта. Второй способ используется для поражения целей, находящихся на удалении более 3 км от позиций ЗРК. При этом ракета запускается с упреждением в точку перехвата, вычисленную по данным РЛС сопровождения.

Пусковая установка комплекса «Скайгард-Спарроу» с четырьмя транспортно-пусковыми контейнерами монтировалась на шасси 35-мм спаренной буксируемой ЗСУ. Аппаратура управления ЗРК размещается в унифицированном буксируемом фургоне, в бронетранспортере или ином шасси. При относительно невысокой цене комплекс «Скайгард-Спарроу» в 80-е годы являлся достаточно эффективным средством объектовой ПВО ближней зоны. Его важным достоинством было использование в одной связке зенитно-артиллерийской и ракетной части, что в целом повышало эффективность и ликвидировало свойственную ЗРК «мёртвую зону». В то же время некоторые страны НАТО приобрели данный комплекс без зенитных орудий.

В Италии с использованием УР воздушного боя в начале 80-х создан всепогодный зенитный ракетный комплекс средней дальности Spada. В качестве средства поражения воздушных целей в ЗРК Spada применена твердотопливная ракета Aspide-1А, спроектированная на базе американской ракеты AIM-7E «Спарроу» с полуактивной ГСН.

Пуск ЗУР «Спада»

В состав комплекса входят: радиолокатор обнаружения, оперативный командный пункт и центр управления огнем. Все они размещены в стандартных аппаратных контейнерах на буксируемых прицепах. Аппаратные могут быть также установлены на местности с помощью домкратов. На домкратах также вывешиваются ПУ ЗУР, платформы с антеннами радиолокаторов обнаружения и подсвета. В огневой секции имеется один пункт управления и три пусковые установки ракет (по 6 ЗУР).

По сравнению с американским ЗРК «Хок» итальянский зенитный комплекс уступает по дальности — 15 км и высоте поражения цели — 6 км. Но при этом имеет более высокую степенью автоматизации, помехозащищенность, надежность и меньшее время реакции. В 1990 году в итальянских вооруженных силах имелось 18 ЗРК «Спада». Комплекс неоднократно модернизировался, самый современный вариант, созданный в конце 90-х, получил обозначение «Спада-2000». Дальность поражения воздушных целей у этого ЗРК составляет 25 км, что уже сравнимо с дальностью действия ЗРК «Хок».

Схема размещения позиций ЗРК «Спада-2000» в Италии


С помощью комплексов «Спада-2000» в Италии в прошлом осуществлялось прикрытие военно-воздушных баз. В настоящий момент итальянские ЗРК «Спада-2000» и «Хок» не несут постоянного боевого дежурства и лишь эпизодически разворачиваются во время учений.


При всех своих достоинствах комплексы «Спада» и «Скайгард-Спарроу» обладали возможностями борьбы с одиночными воздушными целями в пределах прямой видимости. Их возможности не позволяли бороться с групповыми целями и тактическими ракетами. То есть данные ЗРК могли относительно эффективно противодействовать фронтовой авиации, осуществляющей удары НАР и свободнопадающими бомбами, против бомбардировщиков с крылатыми ракетами они были малоэффективны. Практические работы по созданию ЗРК, предназначенного для замены одноканального ЗРК большой дальности «Найк-Геркулес», велись в США с начала 70-х годов. В 1982 году на вооружении подразделений ПВО Сухопутных войск США был принят новый многоканальный мобильный ЗРК большой дальности Patriot МIМ-104. Комплекс "Пэтриот" предназначен для прикрытия крупных административно-промышленных центров, районов сосредоточения войск, военно-воздушных и военно-морских объктов от всех существующих средств воздушного нападения. РЛС с ФАР AN/MPQ-53 способна одновременно обнаруживать и опознавать более 100 воздушных целей, непрерывно сопровождать восемь из них, представляющих наибольшую угрозу, осуществлять подготовку исходных данных для стрельбы, пуск и наведение до трех ракет на каждую цель. Зенитная батарея включает в себя 4-8 пусковых установок с четырьмя ракетами на каждой. Батарея является минимальным по составу тактико-огневым подразделением, которое может, самостоятельно выполнять боевую задачу.

Управление ЗУР МIМ-104 на траектории осуществляется комбинированной системой наведения. На начальном этапе полета ракета, управляемая микропроцессором, по программе выводится в заданную точку, на среднем – корректировка курса ракеты осуществляется с помощью радиокоманд, на конечном — наведение по методу сопровождение через ракету, сочетающем командное наведение с полуактивным. Использование указанного метода наведения позволило значительно снизить чувствительность аппаратуры зенитного комплекса к организованным радиоэлектронным помехам, а также даёт возможность осуществлять наведение ЗУР по оптимальным траекториям и поражать цели с высокой эффективностью.

Пуск ЗУР МIМ-104

Пусковые установки монтируется на двухосном полуприцепе или четырёхосном тяжелом тягаче повышенной проходимости. На пусковой установке имеется подъемная стрела, механизм подъема ЗУР и наведения по азимуту, привод для установки радиомачты, которая используется для передачи данных и приема команд на пункт управления огнем, аппаратура связи, агрегат питания и электронный блок управления. Пусковая может разворачивать ЗУР в контейнере по азимуту в пределах от +110 до −110° относительно своей продольной оси. Угол старта ракет фиксированный — 38° от линии горизонта. При расположении ЗРК «Пэтриот» на позициях за каждой пусковой установкой закреплён сектор стрельбы, при этом для предотвращения возникновения «мёртвых зон» сектора многократно перекрываются.

Несмотря на отдельные недостатки, ЗРК «Пэтриот» получил широкое распространение, в том числе и в вооруженных силах стран НАТО. В американские подразделения ПВО в Европе первые комплексы этого типа начали поступать в середине 80-х. Вскоре после принятия на вооружения встал вопрос о модернизации комплекса, в первую очередь с целью придания ему противоракетных свойств. Самой совершенной модификацией считается Patriot PAC-3. ЗУР МIМ-104 последнего варианта обеспечивает поражение воздушных целей на дальности 100 км и высоте 25 км. Противоракета ERINT, введённая в состав ЗРК специально для поражения баллистических целей, имеет максимальную дальность стрельбы до 45 км и высоту до 20 км.

Во второй половине 80-х в Западной Европе была создана самая мощная группировка ПВО за всю историю Североатлантического Альянса. Помимо ЗРК большой и средней дальности, в окрестностях авиабаз и крупных гарнизонов были развернуто на постоянной основе ЗРК малой дальности. Руководство альянса всерьёз опасалось прорыва на малых высотах советских самолётов фронтовой авиации, в первую очередь это относилось к фронтовым бомбардировщикам с изменяемой геометрией крыла Су-24, способным совершать скоростные маловысотные броски.

Расположение ликвидированных позиций ЗРК в Германии по состоянию на 1991 год

После окончания «Холодной войны» и роспуска «Организации варшавского договора» необходимость в столь масштабной и дорогостоящей системе противовоздушной обороны исчезла. Угроза вооруженного конфликта упала до минимального уровня, вооружение и техника некогда внушавшей странам Запада страх Советской армии оказались разделены «независимыми республиками», образовавшимися на просторах СССР. В этих условиях в армиях государств-членов НАТО на фоне сокращения военных бюджетов началось массовое списание противовоздушных систем и истребителей-перехватчиков, построенных в 60-70-е годы. В течение нескольких лет большинство эксплуатантов избавились от дальнобойных, но устаревших и громоздких ЗРК «Найк-Геркулес». Дольше всего эти комплексы прослужили в Италии и Турции, последние «Найк-Геркулес» были списаны в 2005 году. В 1991 году Великобритания отказалась от ЗРК большой дальности «Бладхаунд Мк 2», после чего ПВО Британских островов осуществлялось только истребителями. Противовоздушные комплексы средней дальности «Хок» ранних модификаций на ламповой элементной базе требовало значительных средств на поддержание их в рабочем состоянии, и от них тоже поспешили избавиться в большинстве стран НАТО.

В истребительных авиачастях без сожаления расстались с чрезвычайно аварийными «Старфайтерами». Однако и здесь были исключения, ВВС Италии эксплуатировали свои F-104S до февраля 2004 года. Вслед за «Старфайтерами» наступил черёд «Фантомов». Однако эти самолёты на службе задержались дольше, первыми от них отказались в 1992 году в британских RAF, в Испании F-4C служили до 2002 года, а «Люфтваффе» списали свой последний F-4FS 29 июня 2013 года. В Турции и Греции модернизированные «Фантомы» летают до сих пор.

В 1998 году в Сухопутных войсках США ЗРК MIM-72 Chaparral был заменён мобильным зенитным комплексом M1097 Avenger. Он создан с использованием уже существующих шасси и ракет. На базе автомобиля HMMWV («Хаммер») установлены два транспортно-пусковых контейнера по 4 ракеты FIM-92 Stinger с комбинированной ИК/УФ ГСН и зенитный пулемёт калибра 12,7-мм. Дальность поражения воздушных целей – 5,5 км, высота поражения – 3,8 км. Обнаружение воздушных целей осуществляется оптоэлектронной станцией, дальность до цели определяется лазерным дальномером. По дальности поражения «Эвенджер» несколько уступает ЗРК «Чапаррел», но при этом он значительно проще и надёжней.

По сравнению с 1991 годом в XXI веке боевой состав истребительной авиации стран НАТО сократился в разы. То же самое можно сказать и про ЗРК. Самыми современными комплексами, несущими боевое дежурство в Западной Европе, являются американские Patriot PAC-3. По состоянию на сегодняшний день они имеются на территории Германии, Греции, Голландии, Испании и Турции.

Спутниковый снимок Google earth: позиции ЗРК «Пэтриот» в Турции

Турция несколько лет назад организовала тендер на закупку ЗРК большой дальности. Победителем в нём оказался китайский FD-2000 (HQ-9), но под давлением США итоги конкурса были дезавуированы, и туркам был навязан американский ЗРК «Пэтриот». В данный момент несколько батарей «Пэтриот» установлены на позициях вдоль турецко-сирийской границы и в районе Босфора. При этом некоторые батареи «Пэтриот» используют инфраструктуру ранее имевшихся в Турции ЗРК «Найк-Геркулес». По всей видимости, эта часть батарей обслуживается турецкими расчётами, а другая часть находится под непосредственным контролем американских военных. Так, из западной Европы были переброшены две батареи для защиты американской авиабазы Инжерлик.

Спутниковый снимок Google earth: позиции ЗРК «Пэтриот» в ФРГ

В целом же количество зенитных комплексов большой дальности в Европе, эксплуатируемых американскими военными, сильно сократилось. Задачи ПВО американских объектов в ФРГ и находящихся здесь воинских контингентов возложены на ЗРК «Пэтриот» РАС-3 10-го командования противовоздушной и противоракетной обороны армии США (AAMDC). В настоящее время в ФРГ на постоянной основе несут дежурство 4 ЗРК. Но зачастую в целях экономии зенитные батареи несли дежурство в сокращённом составе, на позициях находилось всего 2-3 пусковых установки.

ПВО НАТО (NATINADS) разбито на две зоны: «Север» (оперативный центр Рамштайн, ФРГ) и «Юг» (оперативный центр Неаполь, Италия). Границы зон совпадают с границами региональных командований блока «Север» и «Юг». Северная зона ПВО распространяется на территории ФРГ, Бельгии, Чехии, Венгрии и Норвегии. Южная зона ПВО контролирует территорию Италии, Испании Греции, Португалии и Турции, части Средиземного и Черного морей. ПВО НАТО тесно взаимодействует с американской НОРАД, с национальными системами ПВО Франции, Испании, Португалии и Швейцарии, боевыми кораблями 6-го флота США в Средиземном море. Система ПВО НАТО в информационном плане опирается на сеть стационарных, мобильных и корабельных радиолокаторов и самолёты ДРЛО системы АВАКС, базирующиеся на аэродромах Великобритании, Германии и Франции. Кроме оборонных целей, система NATINADS используется для управления движением гражданских воздушных судов. Так, только на территории ФРГ постоянно действует два десятка радиолокационных постов. Главным образом, это стационарные РЛС двойного назначения, используемые также гражданскими диспетчерскими службами, а также мобильные радиолокаторы: AR 327, TRS 2215/TRS 2230, AN/MPQ-64, GIRAFFE АМВ, M3R сантиметрового и дециметрового диапазонов. Наибольшими возможностями обладают французская РЛС GM406F и американская AN / FPS-117.

РЛС AN / FPS-117

Обе станции позволяют контролировать воздушное пространство на дальности 400-450 км, могут работать в сложной помеховой обстановке и обнаруживать тактические баллистические ракеты. В 2005 году во Франции, в 100 км от Парижа, была введена в работу загоризонтная РЛС NOSTRADAMUS, способная обнаруживать высотные и средневысотные цели на дальности до 2000 км.

Окончание противостояния между США и СССР привело к прекращению реализации ряда программ перспективных образцов вооружений. В 90-е годы до стадии практического воплощения был доведён единственный совместный американо-норвежский проект NASAMS (англ. Norwegian Advanced Surface to Air Missile System).

Пуск ЗУР NASAMS

В ЗРК NASAMS, разработанном норвежской компанией Kongsberg Defence & Aerospace совместно с американской Raytheon, используется адаптированная для наземного использования ракета «воздух-воздух» средней дальности AIM-120 AMRAAM с активной радиолокационной ГСН. Поставки в войска комплекса NASAMS начались в конце 90-х. Наклонная дальность поражения ЗРК NASAMS составляет около 25 км, высота – около 10 км. Первоначально комплекс создавался как средство объектовой ПВО с возможностью быстрого перебазирования, для замены устаревающего ЗРК «Хок». В 2000-е появился мобильный вариант NASAMS-2. Сообщается, что в 2019 году планируется начать поставки модернизированного варианта с дальностью пуска 45-50 км и досягаемостью по высоте 15 км. В данный момент ЗРК NASAMS в НАТО помимо Норвегии используется вооруженными силами США и Испании.

Франция до середины 90-х проводила самостоятельную политику военного строительства. Но в этой стране не было на постоянном боевом дежурстве ЗРК средней и большой дальности, и ПВО страны обеспечивалось истребителями. Однако периодически во время учений неподалёку от важных центров промышленности, энергетики и военно-воздушных баз и на заранее подготовленных позициях происходит развёртывание ЗРК малой дальности Crotale-NG. Серийное производство Crotale-NG началось в 1990 году. В отличие от первых вариантов, благодаря достижениям в области миниатюризации электроники, все элементы комплекса размещены на одном шасси.

ЗРК Crotale-NG

ЗРК может размещаться на колесной или гусеничной платформе. В основном используются шасси полноприводных тяжелых армейских грузовиков, бронетранспортера М113 или танка АМХ-30В. Комплекс полностью автономен в процессе обнаружения до уничтожения воздушной цели, и в отличие от ранних вариантов «Кроталь» не нуждается во внешнем целеуказании. Дальность поражения Crotale-NG составляет от 500 до 10000 метров, высота - 15-6000 метров. Однако, несмотря на серьёзно возросшие характеристики, большого распространения обновлённый «Кроталь» не получил, и объём заказов в связи с международной разрядкой был сокращён в несколько раз. Помимо вооруженных сил Франции, Crotale-NG в НАТО имеется ещё в Греции.

Ракета VT1, входящая в состав ЗРК Crotale-NG, также используется в обновлённом германском войсковом комплексе Roland-3. Новая ракета «Роланд-3» по сравнению с ракетой «Роланд-2» имеет увеличенную скорость полета и дальность поражения воздушных целей. В Германии ЗРК устанавливается на шасси 10-тонного грузового автомобиля повышенной проходимости MAN (8x8). Авиатранспортабельный вариант на буксируемом полуприцепе для сил быстрого развертывания получил обозначение Roland Carol, он принят на вооружение в 1995 году. В ВВС ФРГ для защиты аэродромов используется 11 ЗРК «Роланд-3». Французские экспедиционные и аэромобильные силы имеют 20 комплексов в варианте Roland Carol.

Для борьбы с самолётами и вертолетами, действующими на малых высотах, предназначен немецкий самоходный ЗРК модульной конструкции «Ozelot», известный также как ASRAD. В качестве средства поражения в ЗРК используются ракеты «Stinger» или «Mistral».

ЗРК Ozelot

Комплекс может монтироваться на различные колёсные или гусеничные шасси. В случае размещения на компактном шасси БМД «Wiesel-2» трехкоординатная РЛС обнаружения HARD устанавливается на другой машине. Боевая машина ЗРК «Ozelot» имеет собственные средства обнаружения - телевизионную камеру и инфракрасный обнаружитель. Для определения дальности в состав оборудования входит лазерный дальномер. ЗРК «Ozelot» поступил на вооружение в 2001 году, всего в Бундесвер поставлено 50 комплексов. Ещё 54 машины на колёсном шасси «Хаммер» закупила Греция.

В 90-2000 годы во Франции, Италии, Великобритании и ФРГ предпринимались попытки создания перспективных зенитных систем. Это связано как с необходимостью замены устаревающих американских комплексов, созданных во время «Холодной войны», так и с желанием поддержать собственную промышленность. В 2000 году на выставке Asian Aerospace в Сингапуре был продемонстрирован французский ЗРК VL MICA. В нём используется УР MICA класса "воздух-воздух". Комплекс ближнего действия отличается компактностью и высокой эффективностью. В состав ЗРК входит четыре самоходных пусковых установки, командный пункт и РЛС обнаружения.

ЗРК MICA

В зависимости от боевой обстановки могут использоваться ракеты с активной импульсно-доплеровской радиолокационной головкой самонаведения (MICA-EM) или тепловизионной (MICA-IR). Максимальная дальность стрельбы - 20 км, максимальная высота поражаемых целей – 10 км.

Несколько лет назад начались испытания ЗРС SAMP-T. Данная зенитная система создавалась тремя европейскими государствами: Францией, Италией и Великобританией. Проект предполагал создание универсальной системы, опирающейся на ракеты Aster 15/30, способной бороться как с аэродинамическими, так и с баллистическими целями. Проектирование и испытания системы длились более 20 лет, и программа создания сухопутной ЗРС большой дальности неоднократно находилась под угрозой закрытия.

Испытания ЗРС SAMP-T

ЗРС SAMP-T во многом является прямым конкурентом американскому «Пэтриот», и американцы оказывали давление с целью свернуть создание европейской зенитной системы. На контрольных стрельбах, прошедших в 2011-2014 годах, продемонстрирована способность SAMP-T уничтожать воздушные цели на дальности до 100 км, на высоте до 25 км и перехватывать оперативно-тактические ракеты на дальности до 35 км. Зенитная система находится в опытной эксплуатации с 2011 года. В настоящий момент несколько батарей SAMP-T имеется в вооруженных силах Франции и в Италии, но постоянного боевого дежурства они не несут.

Более сложной и дорогостоящей зенитной системой является ЗРС MEADS. В данной программе задействованы фирмы ФРГ, Италии и США. В ЗРС MEADS предполагается использовать два типа ракет: IRIS-T SL и PAC-3 MSE. Первая является наземным вариантом германской УР "воздух-воздух" ближнего боя IRIS-T, вторая - модернизированной версией ракеты PAC-3. В состав зенитной батареи входит РЛС кругового обзора, две машины управления огнем и шесть мобильных пусковых установок с 12 ЗУР. Однако перспективы ЗРС MEADS пока туманны, только США потратили на эту программу уже больше 1,5 млрд. долл. Согласно заявленным рекламным характеристикам, новая система ПВО и ПРО будет способна поражать как самолеты, так и тактические баллистические ракеты с радиусом действия до 1000 километров. Изначально MEADS создавался для замены ЗРК «Пэтриот». В настоящее время зенитная система находится в стадии доводки и контрольных испытаний. Как ожидается, окончательное решение по ЗРС MEADS будет принято в 2018 году.

В Великобритании имеются только зенитные комплексы малой дальности. В середине 90-х на вооружение британских противовоздушных подразделений начал поступать глубоко модернизированный буксируемый ЗРК «Рапира-2000». По сравнению с ранними вариантами данного семейства «Рапира-2000» обладает существенно возросшими возможностями по борьбе с воздушным противником. Дальность пуска ЗУР Мк.2 возросла до 8000 м, кроме того, количество ЗУР на ПУ увеличилось в два раза — до восьми единиц. Благодаря введению в состав ЗРК РЛС Dagger появилась возможность одновременно обнаружить и вести до 75 целей. Сопряженная с РЛС ЭВМ распределяет и обстреливает цели в зависимости от степени их опасности. Новая РЛС наведения Blindfire-2000 обладает большей помехозащищённостью и надёжностью. В сложной помеховой обстановке или при угрозе поражения ЗРК противолокационными ракетами используется оптоэлектронная система наведения. Она сопровождает ЗУР по трассеру и выдаёт координаты вычислителю. С использованием РЛС сопровождения и оптических средств возможен одновременный обстрел двух воздушных целей.

В британских армейских подразделениях ПВО используются самоходные зенитные комплексы малой дальности Starstreak SP с лазерным наведением. ЗРК Starstreak SP может устанавливаться на различные колёсные и гусеничные шасси. В британской армии в качестве базы для зенитной самоходной установки выбрана гусеничная бронемашина Stormer. Поиск и сопровождение воздушных целей осуществляется пассивной инфракрасной системой ADAD.

ЗРК Starstreak SP

Оптоэлектронная система ADAD обнаруживает вертолёт на дальности 8 км, а истребитель – 15 км. Дальность поражения воздушных целей Starstreak SP составляет 7000 метров, но во время дождя или тумана, когда прозрачность воздуха падает, она может сокращаться в несколько раз. Использование ЗУР относительно компактного возимого комплекса «Старстрик» позволило существенно снизить стоимость разработки британского ЗРК, а собственная пассивная поисковая оптоэлектронная система расширила возможности по обнаружению воздушных целей.

ЗУР комплекса «Старстрик»

Особенностью ЗУР «Старстрик» является то, что после выхода ракеты из ТПК, маршевый, а правильнее сказать, разгонный двигатель работает в течение очень малого времени, разгоняя боевую часть до скорости более 3,5М. После этого автоматически отделяются три стреловидных боевых элемента, массой 900 г каждый. После отстрела разгонного блока «стрелы» на траектории летят по инерции и располагаются треугольником вокруг лазерного луча. Расстояние в полёте между «стрелами» составляет 1,5 м. Каждый стреловидный боевой элемент наводится на цель индивидуально по двум сканирующими пространство лазерным лучам. Лазерное излучение формируется прицельным узлом, один из лучей проецируется в вертикальной, а другой в горизонтальной плоскостях. Такой принцип наведения известен как «лазерная тропа». Бронепробиваемость боевого элемента «Старстрик» примерно соответствует 40-мм бронебойному снаряду, он способен пробить лобовую броню советской БМП-1.

В 2000-е годы, во Франции на вооружение ВМС и ВВС поступил новый многофункциональный истребитель Dassault Rafale, а в ВВС Германии, Италии, Испании и Великобритании начались поставки Eurofighter Typhoon. Первоначально Франция и другие ведущие европейские страны создавали новый истребитель совместно. Однако впоследствии взгляды сторон на то, каким должен быть новый боевой самолёт, разошлись, и Франция официально вышла из консорциума. Однако это не помешало крупному французскому капиталу продолжать участие в проекте Eurofighter. Истребитель «Тайфун» является детищем консорциума Alenia Aeronautica, BAE Systems и EADS. В настоящий момент в ВВС стран НАТО имеется более 400 истребителей «Еврофайтер Тайфун» и около 150 «Рафаль» во Франции. Одновременно с началом поставок истребителей 4-го поколения произошло списание истребителей-перехватчиков «Фантом» и «Торнадо».

На данный момент в составе ВВС НАТО в Европе имеется около 1600 боевых самолётов, способных выполнять задачи противовоздушной обороны. Впрочем, реальная боевая ценность этих машин не одинакова. Наряду с американскими F-15C, базирующимися на авиабазе Лейкенхит в Великобритании, F-16 различных модификаций, составляющими около половины авиационного парка ВВС НАТО, современными «Тайфунами», «Рафалями» и «Грипенами», имеется немало откровенно устаревших: F-4, F-5, МиГ-21 и нуждающихся в ремонте и модернизации МиГ-29 ранних серий.

Примерно столь же разношерстным является парк ЗРК. На момент распада «Восточного блока» в странах «Варшавского договора» без учёта ПВО СССР имелось около 200 стационарных позиций ЗРК С-125, С-75 и С-200. Если ЗРК С-75 и С-125 массово поступали союзникам СССР с середины-конца 60-х годов, то дальнобойные ЗРК С-200 в экспортном исполнении поставлялась в Болгарию, Венгрию, ГДР, Польшу и Чехословакию со второй половины 80-х. После «торжества демократии» страны Восточной Европы стали лихорадочно избавляться от «тоталитарного наследия». Большая часть зенитных комплексов была спешно «утилизирована» в течение нескольких лет.

СПУ ЗРК «Newa SC»

Однако в Польше сохранились маловысотные С-125. Более того, поляки их модернизировали, разместив пусковые на шасси танков Т-55. Польский вариант получил обозначение «Newa SC». Параллельно в польских подразделениях ПВО эксплуатируются несколько батарей американских ЗРК «Усовершенствованный Хок» для защиты от «российской угрозы». При строительстве национальной системы ПВО «Висла» в Польше запланирована закупка американских РЛС освещения воздушной обстановки AN / FPS-117 и ЗРК «Пэтриот» РАС-3.

Помимо маловысотных С-125 с твердотопливными ЗУР в ряде стран НАТО до недавнего времени эксплуатировались ЗРК С-75 с ракетами, требующими заправки жидким топливом и окислителем. Наиболее уникальной в этом отношении была Албания, где до 2014 года воздушное пространство страны охраняли ЗРК НQ-2 (китайский клон С-75). До сих пор в Румынии подступы к Бухаресту защищают советские ЗРК С-75М3 «Волхов».

Запуск ЗУР румынского ЗРК С-75М3«Волхов» на черноморском полигоне Корби

Незадолго до роспуска «Варшавского договора» Болгария и Чехословакия получили по одному зенитному дивизиону ЗРС С-300ПМУ. После «развода» с Чехией зрдн С-300ПМУ отошел Словакии. Там же до 2015 года эксплуатировались последние НАТОвские ЗРК «Квадрат» (экспортный вариант войскового ЗРК «Куб»). Согласно последней информации, словацкий С-300ПМУ нуждается в ремонте и модернизации, и постоянного боевого дежурства не несёт. Недавно стало известно, что словацкие официальные лица во время своего визита в Москву поднимали данный вопрос. Болгарский зрдн С-300ПМУ пока находится в рабочем состоянии и на постоянной основе защищает столицу Болгарии – Софию. Однако в связи с тем, что его срок эксплуатации уже превышает 25 лет, болгарский С-300 потребует ремонта и модернизации в самое ближайшее время.

СПУ словацкого ЗРК «Квадрат»

В 1999 году владельцем С-300ПМУ-1 стала Греция, при этом современные на тот момент ЗРС поставлялись в страну, являющуюся членом НАТО. Хотя первоначально заявлялось, что покупателем российских зенитных систем выступает Кипр. Болгарские и греческие С-300ПМУ/ПМУ-1 неоднократно участвовали в военных учениях НАТО. При этом главный упор на учениях делался не на противодействие средствам воздушного нападения, а на отработку методов борьбы с зенитными системами советского и российского производства. Кроме систем и комплексов большой и средней дальности, в ряде стран НАТО в подразделениях войсковой ПВО имеются мобильные ЗРК: «Стрела-10», «Оса» и «Тор». С учётом обострившихся в последнее время международных отношений и введённых против России санкций поставки для них запчастей, ремонт и обслуживание этих зенитных комплексов представляется проблематичным.

Схема размещения РЛС и ЗРК в странах НАТО (цветные треугольники – ЗРК, другие фигуры – РЛС)

При детальном рассмотрении структуры ПВО НАТО в Европе обращает на себя внимание явный дисбаланс между оборонительными зенитными системами и истребительной авиацией. По сравнению с временами советско-американского противостояния, количество ЗРК в странах НАТО сокращено в разы. В настоящий момент упор в деле обеспечения противовоздушной обороны делается на многофункциональные истребители, при этом практически все «чистые» истребители-перехватчики с вооружения сняты. Это означает, что в Североатлантическом Альянсе произошел отказ от оборонительной доктрины ПВО и акцент сделан на борьбу с воздушными целями как можно дальше от собственных прикрываемых объектов. Одновременно истребители, выделяемые для борьбы с воздушным противником, способны эффективно выполнять ударные задачи и даже быть носителями тактического ядерного оружия. Данный подход может быть эффективен только в случае завоевания превосходства в воздухе, что наряду с расширением НАТО на Восток вызывает большую озабоченность в России.

По материалам:
http://www.nato.int/cps/en/natolive/topics_8206.htm
http://fito-center.ru/oruzhie-i-boevaya-tehnika/43153-nazemnye-radiolokacionnye-stancii-pvo-pro-na-tvd-stran-nato-ch2-2010.html

topwar.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о