"Катюша": мониторинг СМИ с доставкой в Кремль

Ввиду скудного объема общедоступной информации о "Катюше" можно нарисовать лишь некую общую картину.

  Катюша Медиалогия
Дата выхода на рынок 2011* 2003
Штат сотрудников, чел. 150** 250
База данных СМИ 20 000 32 000
База данных блогеров и соцмедиа есть 92 000
Макс глубина архива источников, лет н.д. 10
Текстовые версии телеканалов есть 10
Оценка заметности публикации да*** да
Оценка негатива/позитива да*** да
Методы поиска объектно-ориентированный + контекстный объектно-ориентированный + контекстный
Ленты информагентств н.д. 3
Рейтинги СМИ н.д.
газеты, журналы, ТВ, радио, ИА
Рейтинги персон, компаний н.д. да

* — дата начала разработки системы
** — работающих с системой "Катюша"
*** — предположительные данные

 

По отдельным внешним параметрам "Катюша" уступает "Медиалогии". Со слов руководителя департамента мониторинга и анализа "М 13" Александры Дорониной, система состоит из нескольких модулей и адаптируется под каждого заказчика индивидуально в соответствии с предъявляемыми требованиями.

"Сравнивать "Катюшу" с "Медиалогией", равно как и с любой другой системой, на наш взгляд, не совсем корректно. Также некорректно сравнивать стоимость, которая в каждом конкретном случае определяется индивидуально, исходя из объема задач и функций", — утверждает Доронина.

Также Доронина опровергала появившиеся ранее в некоторых СМИ утверждения, что система не поддерживает объектно-ориентированного поиска и отсутствие платных лент: "Список подключенных источников в системе мы раскрываем только в рамках клиентского договора. Могу сказать, что в системе есть платные ленты".

ria.ru

Оружие Победы: реактивная система залпового огня «Катюша». Инфографика | Инфографика | Вопрос-Ответ

Что русскому «катюша», то немцу — «адское пламя». Прозвище, которое солдаты вермахта дали советской боевой машине реактивной артиллерии, вполне себя оправдывало. Всего за 8 секунд полк из 36 мобильных установок БМ-13 выпускал по противнику 576 снарядов. Особенностью залпового огня являлось то, что одна взрывная волна накладывалась на другую, вступал в силу закон сложения импульсов, что в разы усиливало разрушительный эффект. Осколки сотен мин, разогретых до 800 градусов, уничтожали всё вокруг. В результате территория площадью в 100 гектаров превращалась в выжженное поле, изрешечённое воронками от попадания снарядов. Спастись удавалось лишь тем гитлеровцам, кому в момент залпа посчастливилось оказаться в надёжно укреплённом блиндаже. Фашисты такое времяпрепровождение называли «концертом». Дело в том, что залпы «катюш» сопровождались страшным рёвом, за этот звук солдаты вермахта наградили реактивные миномёты ещё одним прозвищем — «сталинские орга’ны».

Смотрите в инфографике АиФ.ru, как выглядела система реактивной артиллерии БМ-13.

Рождение «катюши»

В СССР было принято говорить, что «катюшу» создал не какой-то отдельный конструктор, а советский народ. Над разработкой боевых машин действительно трудились лучшие умы страны. К созданию реактивных снарядов на бездымном порохе в 1921 году приступили сотрудники ленинградской Газодинамической лаборатории Н. Тихомиров и В. Артемьев. В 1922 году Артемьева обвинили в шпионаже и в следующем году отправили отбывать срок на Соловки, в 1925 году он вернулся обратно в лабораторию.

В 1937 году реактивные снаряды РС-82, которые разрабатывали Артемьев, Тихомиров и присоединившийся к ним Г. Лангемак, были приняты на вооружение Рабоче-Крестьянского Красного воздушного флота. В том же году в связи с делом Тухачевского все, кто работал над новыми видами вооружений, подверглись «чистке» со стороны органов НКВД. Лангемака арестовали как немецкого шпиона и в 1938 году расстреляли. Летом 1939 года разработанные при его участии авиационные реактивные снаряды были успешно применены в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

С 1939 по 1941 гг. сотрудники московского Реактивного научно-исследовательского института И. Гвай, Н. Галковский, А. Павленко, А. Попов работали над созданием самоходной многозарядной установки реактивного огня. 17 июня 1941 года она приняла участие в демонстрации новейших образцов артиллерийского вооружения. На испытаниях присутствовали нарком обороны Семён Тимошенко, его заместитель Григорий Кулик и начальник Генерального штаба Георгий Жуков.

Самоходные установки реактивного огня показывали последними, и сперва грузовики с закреплёнными сверху железными направляющими никакого впечатления на уставших представителей комиссии не произвели. Но сам залп запомнился им надолго: по свидетельствам очевидцев, военачальники, увидев поднявшийся столб пламени, на некоторое время впали в ступор. Первым в себя пришёл Тимошенко, он в резкой форме обратился к своему заму: «Почему о наличии такого оружия молчали и не докладывали?». Кулик пытался оправдаться тем, что эта артсистема просто до недавнего времени была не до конца доработана. 21 июня 1941 года, буквально за несколько часов до начала войны, Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин после осмотра реактивных миномётов принял решение о развёртывании их серийного производства.

Подвиг капитана Флёрова

Первым командиром первой батареи «катюш» стал капитан Иван Андреевич Флёров. Руководство страны выбрало Флёрова для испытания сверхсекретного оружия в том числе потому, что он отлично себя зарекомендовал во время советско-финской войны. В то время он командовал батареей 94-го гаубичного артиллерийского полка, огню которого удалось прорвать «линию Маннергейма*». За проявленный героизм в боях у озера Саунаярви Флёров был отмечен орденом Красной Звезды.

Полноценное боевое крещение «катюш» произошло 14 июля 1941 года. Машины реактивной артиллерии под руководством Флёрова произвели залпы по железнодорожной станции Орша, на которой было сосредоточено большое количество живой силы, техники и провианта противника. Вот что об этих залпах написал в своём дневнике начальник генерального штаба Вермахта Франц Гальдер: «14 июля под Оршей русские применили неизвестное до этого времени оружие. Огненный шквал снарядов сжёг железнодорожную станцию Орша, все эшелоны с личным составом и боевой техникой приехавших военных частей. Плавился металл, горела земля».

Адольф Гитлер встретил новость о появлении нового чудо-оружия русских очень болезненно. Шеф абвера** Вильгельм Франц Канарис получил от фюрера взбучку за то, что его ведомство ещё не выкрало чертежи реактивных установок. В результате на «катюши» была объявлена самая настоящая охота, к которой привлекли главного диверсанта Третьего Рейха Отто Скорцени.

Батарея Флёрова же тем временем продолжала громить врага. После Орши последовали успешные операции под Ельней и Рославлем. 7 октября Флёров и его «катюши» оказались в окружении в вяземском котле. Командир сделал всё, чтобы спасти батарею и прорваться к своим, но в итоге попал в засаду у деревни Богатырь. Оказавшись в безвыходном положении, Флёров*** и его бойцы приняли неравный бой. «Катюши» выпустили по врагу все снаряды, после чего Флёров совершил самоподрыв реактивной установки, примеру командира последовали остальные батарейцы. Взять пленных, равно как и получить «железный крест» за захват сверхсекретной техники, гитлеровцам в том бою не удалось.

Флёров был посмертно награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. К 50-летию Победы командиру первой батареи «катюш» присвоено звание Героя России.

«Катюша» против «ишака»

Вдоль линии фронтов Великой Отечественной войны «катюше» нередко приходилось обмениваться залпами с небельверфером (нем. Nebelwerfer — «туманомёт») — немецкой реактивной установкой. За характерный звук, который этот шестиствольный 150-миллиметровый миномёт издавал при стрельбе, советские солдаты прозвали его «ишаком». Впрочем, когда бойцы Красной армии отбивали вражескую технику, презрительная кличка забывалась — на службе нашей артиллерии трофей сразу же превращался в «ванюшу». Правда, нежных чувств к этому оружию советские солдаты не питали. Дело в том, что установка не являлась самоходной, 540-килограммовый реактивный миномёт приходилось буксировать. При стрельбе его снаряды оставляли в небе густой шлейф дыма, что демаскировало позиции артиллеристов, которых мог тут же накрыть огонь вражеских гаубиц. 

Небельверфер. Немецкая реактивная установка. Фото: Commons.wikimedia.org

Сконструировать свой аналог «катюши» лучшие конструкторы Третьего Рейха до конца войны так и не сумели. Немецкие разработки либо взрывались во время испытаний на полигоне, либо не отличались точностью стрельбы.

Почему систему залпового огня прозвали «катюшей»?

Солдаты на фронте любили давать имена оружию. Например, гаубицу М-30 называли «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». БМ-13 же поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», так фронтовики расшифровали сокращение РС (реактивный снаряд). Кто и почему первым назвал реактивный миномёт «катюшей», доподлинно неизвестно. Наиболее распространённые версии связывают появление прозвища:

  • c популярной в военные годы песней М. Блантера на слова М. Исаковского «Катюша»;
  • с буквой «К», выбитой на раме установки. Таким образом свою продукцию маркировал завод имени Коминтерна;
  • с именем возлюбленной одного из бойцов, которое он написал на своей БМ-13.

*Линия Маннергейма — комплекс оборонительных сооружений длиной 135 км на Карельском перешейке.

**Абвер — (нем. Abwehr — «оборона», «отражение») — орган военной разведки и контрразведки Германии в 1919–1944 годах. Входил в состав Верховного командования Вермахта.

***Последнее боевое донесение капитана Флёрова: «7 окт. 1941 г. 21 час. Попали в окружение у деревни Богатырь — 50 км от Вязьмы. Будем держаться до конца. Выхода нет. Готовимся к самовзрыву. Прощайте, товарищи».

www.aif.ru

Катюша" БМ-8, Реактивные снаряды М-8 : Русский Инженерный портал

Как известно, советская полевая артиллерия вступила в Великую Отечественную войну с самоходной пусковой установкой БМ-13, рассчитанной для осколочно-фугасных снарядов М-13. Был создан и осколочный реактивный снаряд М-8, но разработка пусковой для него находилась в стадии завершения. Но уже в августе 1941 года появилась установка БМ-8-36 (последняя цифра — число направляющих). Установка монтировалась на шасси трехосного грузовика ЗИС-6. В боях под Москвой, применяется и БМ-8-48, размещенная на шасси двухтонки ГАЗ-ААА из-за нехватки грузовиков Зис-6 вызванной эвакуацией завода имени Сталина.


ТTХ - РС M-8:
  • калибр: 82мм;
  • дальность: 5515м;
  • вес: 8кг;
  • вес ВВ: 0.64кг;
Пусковые установки:
  • БM-8 - 6, M-8х 6, - Станок пулемета;
  • БM-8 - 8, M-8х 8, - Малый Бронекатер;
  • БМ-8-12, M-8х12, - Мотоцикл, Аэросани;
  • БМ-8-36, M-8х36, - Грузовик ЗиС-6;
  • БМ-8-24, M-8х24, - Танки: Т-40 и Т-60, Большой Бронекатер;
  • БМ-8-48, M-8х48, - Грузовик 6x6, Ж. Д. бронеплощадка;
  • БМ-8-72, M-8х72, - Ж. Д. платформа;

Реактивная система залпового огня "Катюша" БМ-8-24

БМ-8-24 — это лёгкая по массе советская самоходно-артиллерийская установка (САУ) класса реактивных систем залпового огня. Машины этой марки серийно выпускались на московском заводе «Компрессор» путём демонтажа башни и установки пакета направляющих для 24 неуправляемых ракет М-8 калибра 82 мм с пусковым оборудованием на лёгких танках типов Т-40 и Т-60. После снятия с производства танка Т-60 выпуск САУ БМ-8-24 также был прекращён, артиллерийскую часть стали монтировать на грузовиках.

Реактивная система залпового огня "Катюша" БМ-8-48

Существенным фактором, повышающим тактическую мобильность частей реактивной артиллерии вооруженных установками БМ-8-48, стало то, что в качестве базы для пусковой установки был использован мощный американский грузовой автомобиль "Студебеккер US 6х6". Этот автомобиль имел повышенную проходимость, обеспечивающуюся мощным двигателем, тремя ведущими осями (колесная формула 6х6), демультипликатором, лебедкой для самовытаскивания, высоким расположением всех частей и механизмов, чувствительных к воздействию воды. Созданием этой пусковой установки была окончательно завершена отработка серийной боевой машины БМ-8-48. В таком виде она и провоевала до конца войны.


Пусковые установки М-8 особого назначения.

Осенью 1942 года, в период боев в предгорьях Кавказа, войска получили горно - вьючные пусковые для снарядов М-8, шестизарядные БM-8-6 на станке пулемета. А двенадцати - ствольные установки БМ-8-12 монтировались на тяжёлые мотоциклы и аэросани.

РСЗО М-8-24 - Новое оружие стальных крепостей.

В решающие дни битвы под Москвой 1941 г., в Горьковской области железнодорожники строят для фронта два бронепоезда: «Козьма Минин» и «Илья Муромец». Крепкие, приземистые, намного ниже прежних, с наклонной броней и литыми башнями: по всему - новое слово в практике бронепоездного строительства. И по своей огневой мощи они в несколько раз превосходили созданные ранее боевые машины: на них впервые появились реактивные установки залпового огня М-8-24 и надежное зенитно-артиллерийское прикрытие.

Благодаря хорошему вооружению «Козьма Минин», к примеру, мог обеспечить большую концентрацию огня и вести прицельную стрельбу до 12 км, то есть круговая зона обстрела доходила до 24 км. Эти особенности бронепоезда хорошо дополнялись возможностью возить с собой большой боезапас.


РСЗО "Катюша" БМ-13 на флоте.

Ракетные бронекатера, впервые появившились на Волге в тяжелом 1942 году. Терновский, возглавлявший артиллерию Охраны водного района Новороссийской базы, впервые увидел такие снаряды в феврале 1942 года у летчиков. Он сразу оценил возможности, открываемые новым оружием перед легкими морскими силами. По настоянию Терновского командующий Новороссийской базой капитан I ранга Г. Н. Холостяков запросил у командования авиации Черноморского флота несколько комплектов 82-мм РС с самолетными системами запуска для испытаний. Второго марта с направляющих, укрепленных на 45-мм орудиях катера МО-084, был произведен первый выстрел, и в тот же день, чуть позднее, - запуск РС в воздух и стрельба по буксируемому щиту.

Спустя месяц МО-034, охранявший на переходе транспорт «Пестель», дал ракетный залп по фашистскому самолету, выходившему в атаку на наш конвой. Стена мощных разрывов, ставшая перед торпедоносцем, ошеломила летчика, и он отвернул к берегу. Первым кораблем, потопленным советскими ракетными катерами, стала фашистская шхуна, пытавшаяся в ночь на 20 сентября 1942 года скрытно приблизиться к нашему берегу для высадки диверсантов. Артиллеристы находившегося в дозоре охотника МО-051 повредили ее, а торпедный катер ТКА № 54 с самодельными ракетными установками двумя залпами добил вражеское судно. А в ночь на 4 февраля 1943 года, впервые в истории для поддержки десанта с моря была успешно осуществлена стрельба РС «катюша» с тральщика «Скумбрия».

В январе 1942 года командование ВМФ заказало промышленности пусковые установки с сухопутных боевых машин БМ-8 и БМ-13. Быстрее всего пошли работы по созданию варианта под 82-мм снаряды, так как Реактивный научно-исследовательский институт еще до войны испытал поворотное устройство на 24 снаряда для танка. Благодаря этому в мае были готовы опытные образцы М-8-М башенно-палубного типа с 12 двутавровыми балками для 24 снарядов. Основание с качающейся частью и сиденьем наводчика поворачивалось на 360°, угол возвышения направляющих менялся от 5° до 45°, пуск всех 24 «эрэсов» осуществлялся за 7 с. Созданный конструкторами новый тип оружия был испытан в боевых условиях на кораблях Волжской военной флотилии, причем М-8-М монтировались как на малых, так и на больших бронекатерах, а М-13-М1 - только на больших. 29 ноября 1942 года приказом наркома ВМФ все типы пусковых установок были приняты на вооружение.

В конце года началось формирование отдельного дивизиона так называемых минных катеров 3-й бригады речных кораблей флотилии. В его состав должны были войти два отряда - шесть минометных катеров типа «Ярославец» с установкой М-13-М1 и два отряда новых торпедных катеров Г-5 серии 11-бис, снабженные М-8-М. Эти катера, строившиеся в Тюмени, были чисто артиллерийскими - жолобные торпедные аппараты на них уже при постройке закрывались дюралюминиевыми листами. Позднее в Рыбинске спустили на воду четыре больших минных катера БКМ, спроектированных специально под М-13-М1. Это были первые советские ракетные катера специальной постройки. Эти корабли вместе с бронекатерами, вооруженными РС, на заключительном этапе войны широко использовались для огневой поддержки приречных флангов сухопутных войск, при высадке десантов и выполнении многих других боевых задач.

Хорошо показали себя созданные на базе торпедных Г-5 артиллерийские катера с установкой М-8-М. В боях на Черном море они удачно взаимодействовали с торпедными. Когда появлялся отряд вражеских кораблей, на них устремлялись торпедоносцы. Это заставляло противника группироваться теснее, и он становился более уязвимым для «эрэсов». Дав залп по такой цели, артиллерийский катер отходил на перезарядку «катюши», а в это время его торпедные собратья связывали противника огнем пулеметов и пушек.

В июле - августе 1943 года СКБ завода «Компрессор» в сжатые сроки разработало три установки в морском исполнении: 8-М-8, 24-М-8 и 16-М-13. У них были усилены крепления РС на направляющих, увеличены скорости наведения и снижены усилия на штурвалах наведения. Новые корабельные установки применялись до самых последних дней войны и монтировались на кораблях многих типов и классов: морских бронекатерах, мелкосидящих тендерах и больших охотниках.


РCЗО "Катюша" БМ-8-24 в Германской армии.

Ни одна армия воюющих стран не имела реактивных установок такого высокого качества. Необходимо отметить, что Германское командование высоко оценило "эффектный" дебют нового русского оружия и немедленно начало на него охоту. Немецкая авиация интенсивно бомбила предполагаемые районы расположения батарей. Предпринимались попытки уничтожать их артиллерийским огнем. Для захвата батареи к нам в тыл забрасывались диверсанты. Фашистское командование объявило о выдаче крупной награды тем, кто захватит и доставит к ним новое грозное оружие русских.

Конечно, рано или поздно, противнику удалось всё-таки добыть уцелевшие образцы РС-ов и Германские инженеры, неспособные создать простое и технологичное оружие, скопировали наш реактивный снаряд М-8 и установку БМ-8-24, которые они устанавливали на трофейные французские бронетранспортёры s303(f). В немецких войсках "Катюша" получила название «сталинские органы» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.


Использованы материалы порталов:
  1. http://www.weltkrieg.ru
  2. http://www.new-factoria.ru
  3. http://world.guns.ru
  4. http://www.arms.ru

operation-barbarossa.narod.ru

История катюши - Ракетное оружие - Военная техника - Каталог статей


История создания катюши берёт своё начало ещё в допетровские времена.

 

 


Генерал Лейтенант Александр Дмитриевич Засядко



Командир Ракетного заведения  полковник Константин Иванович Константинов


2-дюймовая ракета системы Константинова на станке его же конструкции

 На Руси первые ракеты появились в XV веке. К концу XVI века в России хорошо знали устройство, способы изготовления и боевого применения ракет. Об этом убедительно свидетельствует «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки», написанный в 1607-1621 годах Онисимом Михайловым. С 1680 года в России существовало уже специальное Ракетное заведение. В XIX веке ракеты, предназначенные для поражения живой силы и материальной части противника, были созданы генерал-майором Александром Дмитриевичем Засядько. Работы по созданию ракет Засядко начал в 1815 году в инициативном порядке на собственные средства. К 1817 году ему удалось на базе осветительной ракеты создать боевую ракету фугасного и зажигательного действия.

 

В конце августа 1828 года из Петербурга под осажденную турецкую крепость Варну прибыл гвардейский корпус. Вместе с корпусом прибыла и первая русская ракетная рота под командованием подполковника В. М. Внукова.

 

Рота была сформирована по инициативе генерал-майора Засядко. Ракетная рота получила первое боевое крещение под Варной 31 августа 1828 года во время атаки турецкого редута, расположенного у моря южнее Варны. Ядра и бомбы полевых и корабельных орудий, а также разрывы ракет, заставили защитников редута укрыться в норах, сделанных во рву. Поэтому, когда охотники (добровольцы) Симбирского полка бросились на редут, турки не успели занять свои места и оказать атакующим эффективного сопротивления.

 

5 марта 1850 года командиром Ракетного заведения был назначен полковник Константин Иванович Константинов – внебрачный сын великого князя Константина Павловича от связи с актрисой Кларой Анной Лоренс. В период его нахождения на этой должности на вооружение русской армии были приняты 2-, 2,5– и 4-дюймовые ракеты системы Константинова. Вес боевых ракет зависел от типа боевой части и характеризовался следующими данными: 2-дюймовая ракета весила от 2,9 до 5 кг; 2,5-дюймовая — от 6 до 14 кг и 4-дюймовая — от 18,4 до 32 кг.

 

Дальности стрельбы ракет системы Константинова, созданных им в 1850-1853 годах, были весьма значительны для того времени. Так, 4-дюймовая ракета, снаряженная 10-фунтовыми (4,095 кг) гранатами, имела максимальную дальность стрельбы 4150 м, а 4-дюймовая зажигательная ракета — 4260 м, в то время как четвертьпудовый горный единорог обр. 1838 г. имел максимальную дальность стрельбы всего лишь 1810 метров. Мечтой Константинова было создание воздушной ракетной установки, стреляющей ракетами с воздушного шара. Проведённые опыты доказали большую дальность стрельбы ракетами с привязного аэростата. Однако добиться приемлемой кучности не удалось.

 

После смерти К. И. Константинова в 1871 году ракетное дело в русской армии пришло в упадок. Боевые ракеты эпизодически и в небольшом количестве применялись в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Более успешно ракеты применялись при покорении Средней Азии в 70-80-х годах XIX века. Решающую роль они сыграли при взятии Ташкента. В последний раз ракеты Константинова применялись в Туркестане в 90-е годы XIX века. А в 1898 году боевые ракеты были официально сняты с вооружения русской армии.

 

Новый импульс развитию ракетного оружия был дан во время первой мировой войны: в 1916 году профессор Иван Платонович Граве создал желатиновый порох, усовершенствовав бездымный порох французского изобретателя Поля Вьеля. В 1921 году разработчики Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев из газодинамической лаборатории приступили к разработке реактивных снарядов на основе этого пороха.

 

На первых порах у газодинамической лаборатории, где создавалось ракетное оружие, трудностей и неудач было больше, чем успехов. Однако энтузиасты – инженеры Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев, а затем и Г. Э. Лангемак и Б. С. Петропавловский упорно совершенствовали свое «детище», твердо веря в успех дела. Потребовались обширные теоретические разработки и бесчисленные эксперименты, которые в итоге привели к созданию в конце 1927 года 82-мм осколочного реактивного снаряда с пороховым двигателем, а вслед за ним и более мощного, калибром 132 мм. Испытательные стрельбы, проведенные под Ленинградом в марте 1928 года, обнадеживали – дальность составляла уже 5-6 км, хотя рассеивание по-прежнему было большим. Долгие годы его не удавалось значительно снизить: изначальная концепция предполагала снаряд с оперением, не выходящим за его калибр. Ведь направляющей для него служила труба – простая, легкая, удобная для монтажа.

 

В 1933 году инженер И. Т. Клейменов предложил делать более развитое оперение, более чем в два раза превышающее по своему размаху калибр снаряда. Кучность стрельбы повысилась, увеличилась и дальность полета, но пришлось конструировать новые открытые – в частности, рельсовые – направляющие для снарядов. И снова годы экспериментов, поисков...

 

К 1938 году основные трудности в создании мобильной реактивной артиллерии были преодолены. Сотрудники московского РНИИ Ю. А. Победоносцев, Ф. Н. Пойда, Л. Э. Шварц и другие разработали 82-мм осколочные, осколочно-фугасные и термитные снаряды (PC) с твердотопливным (пороховым) двигателем, который запускался дистанционным электрозапалом.

Боевое крещение РС-82, смонтированные на самолетах-истребителях И-16 и И-153, прошли 20 августа  1939 года на реке Халхин-Гол. Подробно об этом событии рассказано ТуТ.

 

В то же время для стрельбы по наземным целям конструкторы предложили несколько вариантов мобильных многозарядных пусковых установок залпового огня (по площадям). В их создании под руководством А. Г. Костикова принимали участие инженеры В. Н. Галковский, И. И. Гвай, А. П. Павленко, А. С. Попов.

 

Установка состояла из восьми открытых направляющих рельсов, связанных между собой в единое целое трубчатыми сварными лонжеронами. 16 реактивных 132-мм снарядов массой по 42,5 кг фиксировались с помощью Т-образных штифтов сверху и снизу направляющих попарно. В конструкции была предусмотрена возможность менять угол возвышения и разворота по азимуту. Наводка на цель производилась через прицел вращением рукояток подъемного и поворотного механизмов. Установку монтировали на шасси грузового автомобиля ЗиС-5, причем в первом варианте сравнительно короткие направляющие располагались поперек машины, получившей общее название МУ-1 (механизированная установка). Это решение было неудачным – при стрельбе машина раскачивалась, что существенно уменьшало кучность боя.

 

 

 

Установка МУ-1, поздний вариант. Расположение направляющих ещё поперечное, но в качестве шасси уже используется ЗиС-6. На такой установке одновременно помещалось 22 снаряда, и она могла вести огонь прямой наводкой. Если бы вовремя догадались добавить выдвижные лапы, то такой вариант установки по боевым качествам превзошёл бы МУ-2, принятую впоследствии на вооружение под индексом БМ-12-16.

 

Снаряды М-13, содержавшие по 4,9 кг взрывчатого вещества, обеспечивали радиус сплошного поражения осколками 8-10 метров (при установке взрывателя на «О» — осколочное) и действительного поражения 25-30 метров. В грунте средней твердости при установке взрывателя на «3» (замедление) создавалась воронка диаметром 2-2,5 метра и глубиной 0,8-1 метр.

 

В сентябре 1939 года была создана реактивная система МУ-2 на более подходящем для этой цели трехосном грузовике ЗИС-6. Автомобиль представлял собой грузовик повышенной проходимости с двухскатной ошиновкой задних мостов. Длина его при 4980-миллиметровой колёсной базе составляла 6600 миллиметров, а ширина равнялась 2235 мм. На автомобиле был установлен тот же рядный шестицилиндровый с карбюраторный двигатель водяным охлаждением, что устанавливался и на ЗиС-5. Диаметр его цилиндра был равен 101,6 мм, а ход поршня составлял 114,3 мм. Таким образом, его рабочий объём был равен 5560 кубическим сантиметрам, так что указываемый в большинстве источников объем в 5555 куб. см является результатом чьей-то ошибки, растиражированной впоследствии многими серьёзными изданиями. При 2300 об/мин двигатель, имевший 4,6-кратную степень сжатия, развивал неплохую по тем временам 73-сильную мощность, но из-за большой нагрузки максимальная скорость ограничивалась 55 километрами в час.

 

В этом варианте удлиненные направляющие устанавливались вдоль автомобиля, задняя часть которого перед стрельбой дополнительно вывешивалась на домкратах. Масса машины с экипажем (5-7 человек) и полным боекомплектом составляла 8,33 т, дальность стрельбы достигала 8470 м. Только за один залп продолжительностью  8-10 секунд боевая машина выстреливала на позиции врага 16 снарядов, содержащих 78,4 кг высокоэффективного взрывчатого вещества. Трехосный ЗИС-6 обеспечивал МУ-2 вполне удовлетворительную подвижность на местности, позволял ей быстро совершать марш-маневр и смену позиции. А для перевода машины из походного положения в боевое было достаточно 2-3 минут. Однако при этом установка приобрела другой недостаток– невозможность стрельбы прямой наводкой и, как следствие, большое мёртвое пространство. Тем не менее, наши артиллеристы научились впоследствии его преодолевать и даже стали применять катюши против танков.

 

 

25 декабря 1939 года Артиллерийским управлением Красной Армии были одобрены 132-мм реактивный снаряд М-13 и пусковая установка, получившая название БМ-13. НИИ-З получил заказ на изготовление пяти таких установок и партии реактивных снарядов для проведения войсковых испытаний. Кроме того, артиллерийское управление Военно-Морского флота также заказало одну пусковую установку БМ-13 дня испытания ее в системе береговой обороны. В течение лета и осени 1940 года НИИ-3 изготовил шесть пусковых установок БМ-13. Осенью того же года пусковые установки БМ-13 и партия снарядов М-13 были готовы для испытаний.

 

 

1 – коммутатор, 2 – бронещиты кабины, 3 – пакет направляющих, 4 – бензобак, 5 – основание поворотной рамы, 6 – кожух подъемного винта, 7 – подъемная рама, 8 – походная опора, 9 – стопор, 10 – поворотная рама, 11 – снаряд М-13, 12 – стоп-сигнал, 13 – домкраты, 14 – аккумулятор пусковой установки, 15 – рессора буксирного прибора, 16 – кронштейн прицела, 17 – рукоятка подъемного механизма, 18 – рукоятка поворотного механизма, 19 – запасное колесо, 20 – распределительная коробка.


17 июня 1941 года на подмосковном полигоне во время осмотра образцов нового вооружения Красной Армии были произведены залповые пуски из боевых машин БМ-13. Нарком обороны Маршал Советского Союза Тимошенко, нарком вооружения Устинов и начальник Генерального штаба генерал армии Жуков, присутствовавшие на испытаниях, дали высокую оценку новому оружию. К показу были подготовлены два опытных образца боевой машины БМ-13. Одна из них была заряжена осколочно-фугасными реактивными снарядами, а вторая — осветительными реактивными снарядами. Были сделаны залповые пуски осколочно-футасных реактивных снарядов. Все мишени в районе падения снарядов были поражены, горело все, что могло гореть на этом участке артиллерийской трассы. Участники стрельб дали высокую оценку новому ракетному оружию. Тут же на огневой позиции было высказано мнение о необходимости скорейшего принятия на вооружение первой отечественной установки РСЗО.

 

21 июня 1941 года, буквально за несколько часов до начала войны, после осмотра образцов ракетного оружия Иосиф Виссарионович Сталин принял решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 и о начале формирования ракетных войсковых частей. Из-за угрозы надвигавшейся войны это решение было принято, несмотря на то, что пусковая установка БМ-13 еще не прошла войсковых испытаний и не была отработана до стадии, допускающей массовое промышленное изготовление.

 

Командир первой экспериментальной батареи катюш капитан Флёров. 2 октября батарея Флёрова попала в Вяземский котёл. Батарейцы прошли по вражеским тылам более 150 километров. Флёров сделал всё возможное, чтобы спасти батарею и прорваться к своим. В ночь на 7 октября 1941 года колонна машин батареи Флёрова попала в засаду у деревни Богатыри Знаменского района Смоленской области. Оказавшись в безвыходном положении, личный состав батареи принял бой. Под шквальным огнём они взорвали машины. Многие из них погибли. Будучи тяжело раненым, командир взорвал себя вместе с головной пусковой установкой.

2 июля 1941 года из Москвы на Западный фронт выступила первая в Красной Армии экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Флерова. 4 июля батарея вошла в состав 20-й армии, войска которой занимали оборону по Днепру в районе города Орши.

 

В большинстве книг о войне – как научных, так и художественных – днём первого применения «катюши» названа среда, 16 июля 1941 года. В тот день батарея под командованием капитана Флерова нанесла уда по только что занятой противником железнодорожной станции Орша и уничтожила скопившиеся на ней эшелоны.

 

Однако на самом деле батарея Флёрова была впервые задействована на фронте двумя днями ранее: 14 июля 1941 года было осуществлено три залпа по городу Рудня Смоленской области. Этот городок с населением всего в 9 тысяч человек находится на Витебской возвышенности на реке Малая Березина в 68 км от Смоленска у самой границе России и Белоруссии. В тот день немцы захватили Рудню, и на базарной площади городка скопилось большое количество военной техники. В этот момент на высоком крутом западном берегу Малой Березины и появилась батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова. С неожиданного для противника западного направления она ударила по базарной площади. Едва смолк звук последнего залпа, один из бойцов-артиллеристов по фамилии Каширин во весь голос запел популярную в те годы песню «Катюша», написанную в 1938 году Матвеем Блантером на слова Михаила Исаковского.  Через два дня, 16 июля, в 15 часов 15 минут батарея Флёрова нанесла удар по станции Орша, а полтора часа спустя – по немецкой переправе через Оршицу. В тот день к батарее Флёрова был прикомандирован сержант-связист Андрей Сапронов, обеспечивавший связь батареи с командованием. Едва лишь сержант услышал про то, как Катюша выходила на высокий берег, на крутой, он тут же вспомнил, как только что на такой же высокий и крутой берег входили пусковые установки реактивных снарядов, и, докладывая в штаб, 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии о выполни Флёровым боевого задания, связист Сапронов сказал: «Катюша спела на отлично». 

 

2 августа 1941 года начальник артиллерии Западного фронта генерал-майор И. П. Крамар сообщал: «По заявлениям комсостава стрелковых частей и наблюдениям артиллеристов, внезапность такого массированного огня наносит большие потери противнику и настолько сильно действует морально, что части противника в панике бегут. Там же отмечалось, что противник бежит не только с участков, обстреливаемых новым оружием, но и с соседних, находящихся на расстоянии 1-1,5 км от зоны обстрела.

 

А вот как рассказывали о катюше враги: «После залпа оргáна Сталина из нашей роты численностью 120 человек, – заявил на допросе немецкий обер-ефрейтор Харт, – в живых осталось 12. Из 12 станковых пулеметов цел остался один, да и тот без лафета, а из пяти тяжелых минометов – ни одного».

 

Ошеломляющий для противника дебют реактивного оружия побудил нашу промышленность форсировать серийный выпуск нового миномета. Однако для «катюш» поначалу не хватало самоходных шасси – носителей реактивных установок. Попытались восстановить производство ЗИС-6 на Ульяновском автозаводе, куда в октябре 1941 года эвакуировали московский ЗИС, но отсутствие специализированного оборудования для производства червячных мостов не позволило сделать это. В октябре 1941 года на вооружение был принят танк Т-60 со смонтированной на месте башни установкой БМ-8-24. Она вооружалась реактивными снарядами РС-82.

 

В сентябре 1941 — феврале 1942 года в НИИ-3 была разработана новая модификация 82-мм снаряда М-8, которая имела такую же дальность (около 5000 м), но почти в два раза больше взрывчатого вещества (581 г) по сравнению с авиационным снарядом (375 г).

 

К концу войны был принят на вооружение 82-мм снаряд М-8 с баллистическим индексом ТС-34 и дальностью стрельбы 5,5 км.
В первых модификациях реактивного снаряда М-8 применяли ракетный заряд, изготовленный из нитроглицеринового пороха баллистического типа марки Н. Заряд состоял из семи цилиндрических шашек с наружным диаметром 24 мм и диаметром канала 6 мм. Длина заряда была 230 мм, а вес 1040 г.
Для увеличения дальности полета снаряда ракетная камера двигателя была увеличена до 290 мм, а специалисты ОТБ завода № 98 после испытания ряда вариантов конструкций заряда отработали заряд из пороха НМ-2, состоявший из пяти шашек с наружным диаметром 26,6 мм, диаметром канала 6 мм и длиной 287 мм. Вес заряда составил 1180 г. С применением этого заряда дальность полета снаряда увеличилась до 5,5 км. Радиус сплошного поражения осколками снаряда М-8 (ТС-34) составлял 3-4 м, а радиус действительного поражения осколками составлял 12-15 метров.

 

 

Младшая сестра Катюши – установка БМ-8-24 на шасси танка Т-60
 

 

Установка БМ-13-16 на шасси гусеничного тягача СТЗ-5.Опытные образцы пусковых установок для снарядов М-13 на шасси СТЗ-5 прошли полигонные испытания в октябре 1941 года и были приняты на вооружение. Их серийное производство было начато на заводе им. Коминтерна в Воронеже. Однако 7 июля 1942 года немцы захватили правобережную часть Воронежа, и сборка установок прекратилась.

 

Реактивными пусковыми установками оснащались также гусеничные тягачи СТЗ-5, получаемые по ленд-лизу автомобили повышенной проходимости Форд-Мармон, Интернационал Джиемси и Остин. Но наибольшее число «катюш» монтировалось на полноприводные трехосные автомобили Студебекер. В 1943 году в производство были запущены снаряды М-13 со сварным корпусом, с баллистическим индексом ТС-39. Снаряды имели взрыватель ГВМЗ. В качестве топлива использовался порох НМ-4.
Основной причиной низкой кучности реактивных снарядов типа М-13 (ТС-13) был эксцентриситет тяги реактивного двигателя, то есть смещение вектора тяги от оси ракеты из-за неравномерного горения пороха в шашках. Это явление легко устраняется при вращении ракеты. В этом случае импульс силы тяги будет всегда совпадать с осью ракеты. Вращение, придаваемое оперенной ракете с целью улучшения кучности, называется проворотом. Ракеты с проворотом не следует путать с турбореактивными ракетами. Скорость проворота оперенных ракет составляла несколько десятков, в крайнем случае сотен, оборотов в минуту, что не достаточно для стабилизации снаряда вращением (причем вращение происходит на активном участке полета, пока работает двигатель, а потом прекращается). Угловая скорость турбореактивных снарядов, не имеющих оперения, составляет несколько тысяч оборотов в минуту, чем создается гироскопический эффект и, соответственно, более высокая точность попадания, чем у оперенных снарядов, как невращающихся, так и с проворотом. В обоих типах снарядов вращение происходит за счет истечения пороховых газов основного двигателя через маленькие (несколько миллиметров в диаметре) сопла, направленные под углом к оси снаряда.

 

 

 

Реактивные снаряды с проворотом за счет энергии пороховых газов у нас называли УК — улучшенной кучности, например М-13УК и М-31УК.

 

Снаряд М-13УК но своему устройству отличался от снаряда М-13 тем, что на переднем центрирующем утолщении имелось 12 тангенциальных отверстий, через которые вытекала часть пороховых газов. Отверстия просверлены так, что пороховые газы, вытекая из них, создавали вращающий момент. Снаряды М-13УК-1 отличались от снарядов М-13УК устройством стабилизаторов. В частности, стабилизаторы М-13УК-1 изготовлялись из стального листа.

 

С 1944 года на базе Студебекеров стали выпускаться новые, более мощные установки БМ-31-12 с 12 минами М-30 и М-31 калибра 301 мм, весом по 91,5 кг (дальность стрельбы – до 4325 м). Для повышения кучности стрельбы были созданы и освоены поворачивающиеся в полете снаряды М-13УК и М-31УК улучшенной кучности.

 

Пуск снарядов производился с трубчатых направляющих сотового типа. Время перевода в боевое положение составляло 10 минут.  При разрыве 301-мм снаряда, содержавшего 28,5 кг ВВ, образовывалась воронка глубиной 2,5 м и диаметром 7-8 м. Всего за годы войны было произведено 1184 машины БМ-31-12.

 

 

БМ-31-12 на шасси Студебекера US-6

 

Удельный вес реактивной артиллерии на фронтах Великой Отечественной войны постоянно возрастал. Если в ноябре 1941 года было сформировано 45 дивизионов «катюш», то и 1 января 1942 года их насчитывалось уже 87, в октябре 1942 года – 350, а в начале 1945-го – 519. К концу войны в Красной Армии насчитывалось 7 дивизий, 40 отдельных бригад, 105 полков и 40 отдельных дивизионов  гвардейских минометов. Ни одна крупная артподготовка не проходила без катюш.

 

БМ-13-16 на шасси ЗиЛ-157

 

В послевоенное время катюши собирались заменить установкой БМ-14-16, смонтированной на шасси  ГАЗ-63, но принятая на вооружение в 1952 году установка смогла заменить катюшу лишь частично, и поэтому до самого внедрения в войска установки Град катюши продолжали выпускаться на шасси автомобиля ЗиС-151, ЗиЛ-157 и даже ЗиЛ-131.

 

БМ-13-16 на шасси ЗиЛ-131

nik191-1.ucoz.ru

Реактивная система залпового огня БМ-13 "Катюша"

Реактивная система залпового огня БМ-13 "Катюша"

После принятия на вооружение авиации 82-мм реактивных снарядов класса "воздух-воздух" РС-82 (1937 год) и 132-мм реактивных снарядов класса "воздух-земля" РС-132 (1938 год) Главное артиллерийское управление поставило перед разработчиком снарядов – Реактивным НИИ – задачу создания реактивной полевой системы залпового огня на основе снарядов РС-132. Уточненное тактико-техническое задание было выдано институту в июне 1938 года.

В соответствии с этим заданием к лету 1939 года институт разработал новый 132-мм осколочно-фугасный снаряд, получивший позднее официальное название М-13. По сравнению с авиационным РС-132 этот снаряд имел большую дальность полета и значительно более мощную боевую часть. Увеличение дальности полета было достигнуто за счет увеличения количества ракетного топлива, для этого потребовалось удлинить ракетную и головную части реактивного снаряда на 48 см. Снаряд М-13 имел несколько лучшие, чем РС-132, аэродинамические характеристики, что позволило получить более высокую кучность.

К снаряду была разработана также самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант, был создан на базе грузового автомобиля ЗИС-5 и обозначался МУ-1 (механизированная установка, первый образец). Проведенные в период с декабря 1938 года по февраль 1939 года полигонные испытания установки показали, что она не в полной мере отвечает поставленным требованиям. С учетом результатов испытаний Реактивный НИИ разработал новую пусковую установку МУ-2, которая в сентябре 1939 года была принята Главным артиллерийским управлением для полигонных испытаний. По результатам окончившихся в ноябре 1939 года полигонных испытаний институту были заказаны пять пусковых установок для проведения войсковых испытаний. Еще одну установку заказало Артиллерийское управление Военно-Морского Флота для использования ее в системе береговой обороны.

21 июня 1941 года установка была продемонстрирована руководителям ВКП(6) и Советского правительства и в тот же день, буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 (боевая машина 13).

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе "Компрессор". Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

В ходе войны производство пусковых установок в срочном порядке было развернуто на нескольких предприятиях, обладавших различными производственными возможностями, в связи с этим в конструкцию установки вносились более или менее существенные изменения. Таким образом, в войсках использовалось до десяти разновидностей пусковой установки БМ-13, что затрудняло обучение личного состава и отрицательно сказывалось на эксплуатации боевой техники. По этим причинам была разработана и в апреле 1943 года принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н, при создании которой конструкторы критически проанализировали все детали и узлы в целях повышения технологичности их производства и снижения стоимости, в результате чего все узлы получили самостоятельные индексы и стали универсальными.

Состав

В состав БМ-13"Катюша" входят следующие боевые средства:

Боевая машина (БМ) МУ-2 (МУ-1) ;

Реактивные снаряды .

Реактивный снаряд М-13:

Снаряд М-13 состоит из головной части и порохового реактивного двигателя. Головная часть по своей конструкции напоминает артиллерийский осколочно-фугасный снаряд и снаряжена зарядом взрывчатого вещества, для подрыва которого используются контактный взрыватель и дополнительный детонатор. Реактивный двигатель имеет камеру сгорания, в которой помещен пороховой метательный заряд в виде цилиндрических шашек с осевым каналом. Для воспламенения порохового заряда используются пирозапалы. Образующиеся при горении пороховых шашек газы истекают через сопло, перед которым расположена диафрагма, препятствующая выбросу шашек через сопло. Стабилизация снаряда в полете обеспечивается с помощью хвостового стабилизатора с четырьмя перьями, сваренными из стальных штампованных половинок. (Такой способ стабилизации обеспечивает более низкую кучность по сравнению со стабилизацией вращением вокруг продольной оси, однако позволяет получить большую дальность полета снаряда. Кроме того, использование оперенного стабилизатора весьма существенно упрощает технологию производства реактивных снарядов).

Дальность полета снаряда М-13 достигала 8470 м, но при этом имело место весьма значительное рассеивание. По таблицам стрельбы 1942 года при дальности стрельбы 3000 м боковое отклонение составляло 51 м, а по дальности — 257 м.

В 1943 году был разработан модернизированный вариант реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК (улучшенной кучности). Для повышения кучности стрельбы у снаряда М-13-УК в переднем центрирующем утолщении ракетной части выполнены 12 тангенциально расположенных отверстий, через которые во время работы ракетного двигателя выходит часть пороховых газов, приводящая снаряд во вращение. Хотя дальность полета снаряда при этом несколько уменьшилась (до 7,9 км), улучшение кучности привело к уменьшению площади рассеивания и к возрастанию плотности огня в 3 раза по сравнению со снарядами М-13. Принятие снаряда М-13-УК на вооружение в апреле 1944 года способствовало резкому увеличению огневых возможностей реактивной артиллерии.

Пусковая установка РСЗО"Катюша":

К снаряду разработана самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант - МУ-1 на базе грузового автомобиля ЗИС-5 имел 24 направляющих, установленных на специальной раме в поперечном положении по отношению к продольной оси автомобиля. Ее конструкция позволила производить пуск реактивных снарядов только перпендикулярно продольной оси автомашины, причем струи горячих газов повреждали элементы установки и корпус ЗИС-5. Не обеспечивалась также безопасность при управлении огнем из кабины водителя. Пусковая установка сильно раскачивалась, что ухудшало кучность стрельбы реактивных снарядов. Заряжание пусковой установки с передней части направляющих производить было неудобно и требовало много времени. Автомашина ЗИС-5 имела ограниченную проходимость.

Более совершенная пусковая установка МУ-2 на базе грузового автомобиля повышенной проходимости ЗИС-6 имела 16 направляющих, расположенных вдоль оси автомобиля. Каждые две направляющие соединялись, образуя единую конструкцию, именовавшуюся "спаркой". В конструкцию установки был введен новый узел – подрамник. Подрамник позволил вести сборку всей артиллерийской части пусковой установки (как единого агрегата) на нем, а не на шасси, как было ранее. В собранном виде артиллерийская часть относительно легко монтировалась на шасси любой марки автомобиля при минимальной доработке последней. Созданная конструкция позволила уменьшить трудоемкость, время изготовления и стоимость пусковых установок. Вес артиллерийской части был снижен на 250 кг, стоимость – более чем на 20 процентов.Существенно повышены были и боевые и эксплуатационные качества установки. За счет введения бронирования бензобака, бензопровода, боковых и задней стенок кабины водителя была повышена живучесть пусковых установок в бою. Был увеличен сектор обстрела, повысилась устойчивость пусковой установки в походном положении, усовершенствованные подъемный и поворотный механизмы позволили увеличить скорость наведения установки на цель. Перед пуском боевая машина МУ-2 поддомкрачивалась аналогично МУ-1. Силы, раскачивающие пусковую установку, благодаря расположению направляющих вдоль шасси автомашины, прилагались по ее оси на два домкрата, находившиеся вблизи центра тяжести, поэтому раскачивание стало минимальным. Заряжание в установке производилось с казенной части, то есть с заднего конца направляющих. Это было удобнее и позволяло значительно ускорить операцию. Установка МУ-2 имела поворотный и подъемный механизмы простейшей конструкции , кронштейн для крепления прицела с обычной артиллерийской панорамой и большой металлический бак для горючего, установленный сзади кабины. Стекла кабины закрывались броневыми откидными щитами. Напротив сиденья командира боевой машины на передней панели был смонтирован небольшой прямоугольный ящичек с вертушкой, напоминающий диск телефонного аппарата, и рукояткой для поворачивания диска. Этот прибор носил название "пульт управления огнем" (ПУО). От него шел ж

mirznanii.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *