Предложения со словосочетанием СИНИЕ МУНДИРЫ

Сбросив енотовую шубу, он остался в синем мундире с золотыми пуговицами, туго подпоясанном ремнём. Там он увидел группу стоявших спиной к нему солдат и двух автоматчиков «СС» в синих мундирах и фуражках. Справа и слева столба стояли фронты французских войск в синих мундирах с красными эполетами, в штиблетах и киверах. Сейчас он был довольно-таки осанист; на нём был строгий синий мундир с золотыми пуговицами, какие носят банковские рассыльные; над высоким тугим воротником нависал жирный двойной подбородок; чёрные глаза глядели из-под кустистых бровей внимательно и живо; обычно растрёпанные, седые волосы были безукоризненно причёсаны на пробор и напомажены. Из-за большого расстояния и надвигавшейся темноты он не мог разглядеть все детали происходившего — напрягая зрение, он мог лишь увидеть движение, тени, и — при свете, падавшем из освещённых окон полицейского участка — блеск латунных форменных пуговиц на
синих мундирах
двух полицейских, которые волокли по земле отчаянно извивающегося человека, который делал безуспешные попытки вырваться.

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: вспахать — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Положительное

Отрицательное

Тут лежали вперемешку пехотинцы и кирасиры, в белых и синих мундирах, саксонцы, вестфальцы, поляки. Парень замер на полуслове, когда в толпе мелькнули синие мундиры. На безупречно отглаженном синем мундире уже красовалось пятно от масла. Не успели мои ребята установить аппаратуру и подсветку, как открылась дверь, и двое вооружённых курсантов ввели в помещение молодого моряка в
синем мундире
. — Отрапортовал он худому бледному человеку в мешковатом синем мундире. Синий мундир лишь ещё больше подчёркивает военную выправку. Он был в синем мундире, раскрытом над белым жилетом, спускавшимся на круглый живот, в белых лосинах, обтягивающих жирные ляжки коротких ног, и в ботфортах. Он нашёл ключ в другой комнате, убив там двух автоматчиков в синих мундирах и ещё четырёх обычных солдат. Он уже видел чёрную дверь и уничтожил много офицеров и автоматчиков «СС» в синих мундирах, но получил небольшие ранения. На своём пути он уложил большую группу из солдат, включая белых офицеров и эсесовцев (
синих мундиров
). Люди в синих мундирах и киверах с яркими красными и зелёными султанами быстро заполняли поле перед русскими позициями. Рядом споро, но без суеты строились молодцы в синих мундирах. Её охраняли двое в синих мундирах. Издалека виднелись синие мундиры, широкие белые ремни, крест-накрест стягивающие грудь, высокие меховые шапки с красными султанами. Это были угрюмые, молчаливые и злые люди в синих мундирах, русские и чеченцы. Король, в синем мундире, в двух лентах и с двумя звёздами, в шарфе, со шпагою и с палкою, стоял у стола с своим камергером. За ними шли ещё и ещё, всего я насчитал двадцать четыре упряжки, везущих пушки и подводы, на которых сидели люди в
синих мундирах
. На наших холмах начиналась и тянулась до деревни в двух милях от нас пёстрая линия из красных и синих мундиров. Железнодорожники сдавали свои синие мундиры и оранжевые робы — и шли с удочкой на мост или ехали за город, где вставали на колени и молились чернозёму. Нелепо выделялся полный казак, затянутый в синий мундир с эполетами и георгиевскими крестами. Он всегда был в синем мундире с жёлтым подбоем и красным воротником, в жёлтом лосинном нижнем платье и огромных сапожищах с пребольшими шпорами. Он был в синем мундире, и казался ловок и развязен. Император лежал в высоком гробу, на чёрном бархатном катафалке, в голштинском
синем мундире
, ногами к окну. Прокурор отшатнулся. Встав, нервно зашагал по кабинету, то расстёгивая, то застёгивая пуговицы синего мундира. Под наскоро сооружённым навесом сидели офицеры в красных и синих мундирах. Напротив него сидел пристав в своём синем мундире, придерживая рукой саблю и не сводя взора со знаменитого маза-медвежатника. На перекрёстке прохаживался чернобородый индус-полицейский в жёлтой чалме и синем мундире. На нём важничал синий мундир, а на голове гордилась собой огромная шляпа с перьями. Но, когда он подошёл к пристани, взгляд его сразу остановился на двух фигурах в синих мундирах
полицейских. Ещё принимая фонд, я обратила внимание на две парные пастели: дама в белом платье и господин в синем мундире. За зелёными и синими мундирами солдат пестрели по-весеннему разряженные толпы москвичей, ожидавших царский поезд. Наш неожиданный гость щеголял в чёрных плисовых панталонах, красном жилете, синем мундире с серебряными пуговицами и серебряным галуном и шляпе с перьями. Один из них — молодой мужчина был явно из прокуратуры, что заметно было по его синему мундиру. Эти республиканцы до того глупы, что в синем мундире, треугольной шляпе и с трёхцветной кокардой можно пройти всюду. А завтра утром синие мундиры уйдут, и вы вольны будете отправиться, куда вам заблагорассудится. С них также снято было оружие; но на них оставили их
синие мундиры
. Почему бы не пригласить его пообедать с нами, прихватив с собой с полдюжины солдат в синих мундирах? Капитан в синем мундире с золотыми пуговицами, такой любезный и предупредительный, сам сообщил ей это за столом. Высокий, метра два с гаком, в синем мундире космической гвардии он смотрелся более чем брутально. Всё, что она разобрала, — синий мундир с золотым позументом, французский. Обычно там весь день торчал коротышка-полицейский в синем мундире с дубинкой в руках, но сейчас не было ни его, ни дубинки.

kartaslov.ru

Музыкантов Владимир - Синие мундиры. Текст песни и аккорды в до мажоре (C) для гитары и укулеле

При клике на аккорд он зазвучит! Настройки звукоизвлечения и темпа - ниже в караоке-плеере.
Вступление: C

C        E7    Am         E7
Синие мундиры, летние квартиры,
G      A    Dm Dm/C G7          C      C7
Скачет наша сотня вслед за командиром.
F                      Gm   A7    B
Трубы вдалеке рокочут, вознося державу,
D            Gm    C7         F
Снова сердце хочет подвигов и славы -
      G      G7    C
На войне как на войне!

Снова сердце бредит нежностью и лаской,
Мимо дама едет в аглицкой коляске.
Трубы вдалеке рокочут в честь державы русской,
Барышни лопочут только по-французски -
À la guerre comme à la guerre!

Глазки их стреляют, словно наши пушки,
По мосту гуляют - ах, какие душки!
Трубы вдалеке рокочут, предвещая драку.
Значит, этой ночью мы пойдём в атаку -
На войне как на войне!

Мы врагов не мучим - им целуем ручки,
Пусть они научат нас французским штучкам!
Трубы вдалеке рокочут, славя самодержца,
Нас не опорочит сгубленное сердце -
На войне как на войне!

Синие мундиры, штопаные дыры,
Засыпает сотня вместе с командиром.
Вдалеке затихли трубы, заиграли лиры,
Не забудут губы летние квартиры…

     Dm    Dm/C        E7
   А там и старость встретим,
      E7/F#  F
   Осушим стаканы…
                   C
   Вспомним крошку Кетти,
     G7           C
   Вспомним душку Жанну,
     E            F
   Вспомним чарку эля,
     A7       A7/C# Dm Dm/C
   Вспомним рюмку водки,
     F                C
   Вспомним ночь в борделе
     G            C
   С пухленькой кокоткой!

Кода: C | C

Качество подбора: оригинал, просмотров за неделю: 56, оригинальная тональность: c.

Поделись аккордами скорей и они к тебе не раз ещё вернутся!

akkordus.ru

СИНИЕ МУНДИРЫ. «Черная Салли» | Кальма Н.

 

— Они хотят обойти нас с фланга, — сказал сверху наблюдавший в слуховое окно Оуэн, — я вижу, как они передвигаются цепью мимо здания банка.

— Плохо дело, ребята, — заметил Гоу, вставляя новый патрон, — им ничего не стоит взорвать нас на воздух вместе со всем арсеналом.

Начинало смеркаться. Бойцы устали и были голодны. В пожарном сарае становилось темно, Холод проникал в разбитые окна. Снаружи наступила тишина. Казалось, враг чего-то выжидает, к чему-то готовится. Бойцы предпочли бы выстрелы: тишина действовала им на нервы.

— Я не понимаю, чего медлит капитан, — раздраженно заговорил Кук. — Нужно решаться на что-нибудь, иначе из нас сделают котлеты.

— Вы же знаете, отец уверен, что к нам придут на помощь. Он верит, что с минуты на минуту сюда явится большой отряд восставших невольников, — отозвался Оуэн, — он верит…

Но ему не пришлось договорить. За его плечами стоял отец. Джон Браун наклонился к уху Оуэна.

— Ты был прав, Оуэн, — прошептал он хрипло. — Мы попали в ловушку. Нет ни картечи, ядер, патронов хватит ненадолго. Теперь нужно подумать о людях.

Он жестом подозвал к себе бойцов.

— Необходимо прорваться к мосту и немедленно бежать в горы, — сказал он. — Мы окружены со всех сторон. По-видимому, негры восстаеут и придут к нам позже, когда мы будем в горах.

Он перевел дух.

— Возьмем с собой только самое необходимое оружие. В живых остался один мул. Мы построимся так, чтобы повозку с оружием поставить в середину. Бэнбоу, вам поручается авангард. Я и Оливер пойдем с правого крыла. Кука, Иосию и прочих раненых, а также девочку поместим центр. Заложников придется оставить здесь. Входить в переговоры о них бесполезно. Нас решили уничтожить любой ценой.

Он прислушался. На улице беспорядочно и восторженно галдели.

Оливер выглянул из окна:

— Опять беснуются. Повернулись к вашингтонской дороге и что-то орут…

К вашингтонской дороге? — переспросил Бэнбоу. — Уж не ждут ли они подкрепления? Ведь были же сведения о том, что федеральные войска в сорока милях отсюда…

Оуэн направился наверх, на свой наблюдательный пост. Остальные тем временем выкатили из пожарного сарая во двор повозку и побросали в нee ружья, револьверы, пачки патронов — все, что можно было увезти на одной лошади. Запрягли уцелевшего Рыжего. Мул дрожал и косился горячим глазом на ворота. Бэнбоу сбегал в караулку и привел Салли и Наполеона. Перед уходом глухой и девочка позаботились о том, чтобы хорошенько запереть пленников: иначе те могли бы воспользоваться моментом и напасть с тыла.

— Капитан, оружие погружено, — доложил Бэнбоу.

— По местам! — скомандовал Браун. — Ружья на изготовку. Без команды не стрелять! Откройте ворота!

Оливер и Гоу откатили в сторону пожарные машины, загораживающие ворота, и отодвинули железный засов. У всех бойцов были напряженные лица: все понимали серьезность минуты. Раненые старались стоять без посторонней помощи. Салли наморщила лоб и крепко ухватилась за куртку Наполеона. Глаза ее не отрываясь следили за отцом, стоявшим впереди, рядом с Гоу. Лицо мулата было озабоченно. Он держал палец на спуске ружья, плечи его были подняты… Скрипя на петлях, распахнулись ворота арсенала, и сразу навстречу бойцам завыли, зарычали бешеные голоса молодцов Вила Смайлса:

— Вот они! Бей их!

— Попались, голубчики!

— Долой аболиционистов! Бей негров!

— Подпустите их на сто ярдов! — скомандовал ясный голос Брауна. — Пли!

Почти одновременно с обеих сторон раздался залп. Тихая зеленая уличка наполнилась дымом, лязгом, стонами. Бился в оглоблях и вставал на дыбы раненый Рыжий. Повозка с оружием опрокинулась, и на мостовую посыпались ружья и револьверы. Все перемешалось. Краснолицые парни с выпученными глазами ревели во всю мочь:

— Долой аболиционистов! Долой!

Пошли в ход штыки и сабли. Дерущиеся сошлись лицом к лицу; они скользили и падали среди разбросанного оружия, кровавых луж, поваленных заборов. Бойцы Брауна оттеснили своих противников в дальний конец улицы, к стене городского сада.

— Они бегут! — закричал вдруг Оливер. — Друзья, путь свободен!

Подняв высоко над головой ружье, он ринулся вперед. На минуту перед бойцами мелькнуло его тонкое юношеское тело. Но грянул одинокий выстрел, и Оливер, беспорядочно взмахнув руками, упал ничком. Бойцы на минуту смешались. Джон Браун мгновенно подскочил к сыну и подхватил его на руки:

— Мальчик мой!

Но предаваться отчаянию было не время, и капитан крикнул бойцам:

— Не останавливаться! Я сам понесу его!

Он легко взвалил на плечи безжизненное тело Оливера.

— Вперед, друзья! Пробьемся к мосту! Гонцы устремились вслед за бегущими в беспорядке смайлсовцами. Мост был уже совсем близко, уже слышно было, как шумит река. Еще несколько шагов — и маленький отряд спасен. Но в это мгновение впереди произошла какая-то заминка. Бойцы услыхали восторженный рев врагов, и сейчас же из-за поворота показались синие мундиры солдат.

litresp.ru

«Синие мундиры» поздравили с 90-летием прокуратуры республики « БНК

Глава Коми Вячеслав Гайзер поздравил работников и ветеранов республиканской прокуратуры с 90-й годовщиной со дня образования ведомства и вручил государственные награды.

Фото Кирилла Затрутина

- На протяжении многих лет прокуратура является надежной опорой государства, твердо стоит на принципах законности и правопорядка. Главной задачей для нас остается защита конституционных прав и свобод человека, государственных и общественных интересов, усиление борьбы с преступностью, - отметил в своем выступлении прокурор республики Сергей Бажутов. – За всеми цифрами и показателями стоят сотни граждан, чьи права удалось защитить. Работа в прокуратуре не из легких, многим работникам приходится жертвовать личным временем и собственными интересами ради достижения общих целей, но они честно и добросовестно выполняют свой профессиональный долг.

От имени правительства региона и себя лично сотрудников и ветеранов прокуратуры поздравил и Вячеслав Гайзер.

- Оглядываясь на минувшие десятилетия, вряд ли можно переоценить роль прокуратуры в становлении и развитии государственных институтов в нашем регионе. Все эти годы ваше ведомство достойно выполняло свою главную функцию - являлось независимым гарантом конституционных прав и свобод граждан, базовым органом борьбы с преступностью, коррупцией, экономическими преступлениями. Работники прокуратуры всегда пользовались авторитетом и доверием у жителей нашего региона, а это лучший показатель эффективности вашей деятельности, - сказал Вячеслав Гайзер, выступая на торжественном собрании.

Из рук руководителя региона Почетная грамота республики досталась прокурору Усть-Вымского района Павлу Рочеву. Звание «Почетный юрист Республики Коми» присвоено пенсионерам органов прокуратуры - бывшим прокурорам региона Георгию Рукавишникову и Виктору Ковалевскому.

www.bnkomi.ru

СИНИЕ МУНДИРЫ. «Черная Салли» | Кальма Анна Иосифовна

 

– Они хотят обойти нас с фланга, – сказал сверху наблюдавший в слуховое окно Оуэн, – я вижу, как они передвигаются цепью мимо здания банка.

– Плохо дело, ребята, – заметил Гоу, вставляя новый патрон, – им ничего не стоит взорвать нас на воздух вместе со всем арсеналом.

Начинало смеркаться. Бойцы устали и были голодны. В пожарном сарае становилось темно, Холод проникал в разбитые окна. Снаружи наступила тишина. Казалось, враг чего-то выжидает, к чему-то готовится. Бойцы предпочли бы выстрелы: тишина действовала им на нервы.

– Я не понимаю, чего медлит капитан, – раздраженно заговорил Кук. – Нужно решаться на что-нибудь, иначе из нас сделают котлеты.

– Вы же знаете, отец уверен, что к нам придут на помощь. Он верит, что с минуты на минуту сюда явится большой отряд восставших невольников, – отозвался Оуэн, – он верит…

Но ему не пришлось договорить. За его плечами стоял отец. Джон Браун наклонился к уху Оуэна.

– Ты был прав, Оуэн, – прошептал он хрипло. – Мы попали в ловушку. Нет ни картечи, ядер, патронов хватит ненадолго. Теперь нужно подумать о людях.

Он жестом подозвал к себе бойцов.

– Необходимо прорваться к мосту и немедленно бежать в горы, – сказал он. – Мы окружены со всех сторон. По-видимому, негры восстаеут и придут к нам позже, когда мы будем в горах.

Он перевел дух.

– Возьмем с собой только самое необходимое оружие. В живых остался один мул. Мы построимся так, чтобы повозку с оружием поставить в середину. Бэнбоу, вам поручается авангард. Я и Оливер пойдем с правого крыла. Кука, Иосию и прочих раненых, а также девочку поместим центр. Заложников придется оставить здесь. Входить в переговоры о них бесполезно. Нас решили уничтожить любой ценой.

Он прислушался. На улице беспорядочно и восторженно галдели.

Оливер выглянул из окна:

– Опять беснуются. Повернулись к вашингтонской дороге и что-то орут…

К вашингтонской дороге? – переспросил Бэнбоу. – Уж не ждут ли они подкрепления? Ведь были же сведения о том, что федеральные войска в сорока милях отсюда…

Оуэн направился наверх, на свой наблюдательный пост. Остальные тем временем выкатили из пожарного сарая во двор повозку и побросали в нee ружья, револьверы, пачки патронов – все, что можно было увезти на одной лошади. Запрягли уцелевшего Рыжего. Мул дрожал и косился горячим глазом на ворота. Бэнбоу сбегал в караулку и привел Салли и Наполеона. Перед уходом глухой и девочка позаботились о том, чтобы хорошенько запереть пленников: иначе те могли бы воспользоваться моментом и напасть с тыла.

– Капитан, оружие погружено, – доложил Бэнбоу.

– По местам! – скомандовал Браун. – Ружья на изготовку. Без команды не стрелять! Откройте ворота!

Оливер и Гоу откатили в сторону пожарные машины, загораживающие ворота, и отодвинули железный засов. У всех бойцов были напряженные лица: все понимали серьезность минуты. Раненые старались стоять без посторонней помощи. Салли наморщила лоб и крепко ухватилась за куртку Наполеона. Глаза ее не отрываясь следили за отцом, стоявшим впереди, рядом с Гоу. Лицо мулата было озабоченно. Он держал палец на спуске ружья, плечи его были подняты… Скрипя на петлях, распахнулись ворота арсенала, и сразу навстречу бойцам завыли, зарычали бешеные голоса молодцов Вила Смайлса:

– Вот они! Бей их!

– Попались, голубчики!

– Долой аболиционистов! Бей негров!

– Подпустите их на сто ярдов! – скомандовал ясный голос Брауна. – Пли!

Почти одновременно с обеих сторон раздался залп. Тихая зеленая уличка наполнилась дымом, лязгом, стонами. Бился в оглоблях и вставал на дыбы раненый Рыжий. Повозка с оружием опрокинулась, и на мостовую посыпались ружья и револьверы. Все перемешалось. Краснолицые парни с выпученными глазами ревели во всю мочь:

– Долой аболиционистов! Долой!

Пошли в ход штыки и сабли. Дерущиеся сошлись лицом к лицу; они скользили и падали среди разбросанного оружия, кровавых луж, поваленных заборов. Бойцы Брауна оттеснили своих противников в дальний конец улицы, к стене городского сада.

– Они бегут! – закричал вдруг Оливер. – Друзья, путь свободен!

Подняв высоко над головой ружье, он ринулся вперед. На минуту перед бойцами мелькнуло его тонкое юношеское тело. Но грянул одинокий выстрел, и Оливер, беспорядочно взмахнув руками, упал ничком. Бойцы на минуту смешались. Джон Браун мгновенно подскочил к сыну и подхватил его на руки:

– Мальчик мой!

Но предаваться отчаянию было не время, и капитан крикнул бойцам:

– Не останавливаться! Я сам понесу его!

Он легко взвалил на плечи безжизненное тело Оливера.

– Вперед, друзья! Пробьемся к мосту! Гонцы устремились вслед за бегущими в беспорядке смайлсовцами. Мост был уже совсем близко, уже слышно было, как шумит река. Еще несколько шагов – и маленький отряд спасен. Но в это мгновение впереди произошла какая-то заминка. Бойцы услыхали восторженный рев врагов, и сейчас же из-за поворота показались синие мундиры солдат.

litresp.ru

Предложения со словосочетанием СИНИЙ МУНДИР

В этот раз на ней был синий мундир с золотыми эполетами, обшитый серебряными галунами. Дама щебетала и выбирала игрушки; в особенности ей понравилась фигурка в синем мундире и красных панталонах... На вышедшем был синий мундир. И тогда дедушка купил игрушку — большого солдата в синем мундире, с ружьём на плече, и поставил его возле кровати внучки. Мелькали знакомые синие мундиры.

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: выставить — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Положительное

Отрицательное

Не знаю, сынок, скорее всего — белое отребье, хотя на троих из них были синие мундиры, но это в принципе, одно и, то же. Синий мундир удивительно шёл к синим глазам офицера, и вообще офицер был молодым, красивым, подтянутым, ладным. Неужто я не знаю его проклятого носа, его зелёных глаз, его синего мундира и шляпы корабликом? Вдали на дороге, идущей мимо выгона, показался отряд из семи всадников в синих мундирах с красными обшлагами жандармерии. Почему бы не пригласить его пообедать с нами, прихватив с собой с полдюжины солдат в синих мундирах? Несмотря на чёрный с синим мундир, этот гражданский офицер ничем не напоминал ему флотского капитана. Но тут из дома вышел отец, а с ним двое в синих мундирах. Солдаты в синих мундирах спустились с городской стены. Но далеко проехать он не смог — кордон из нескольких стражников в синих мундирах и кирасах с королевским гербом на груди перегородил дорогу. Во всяком случае, не будучи богатым, он жил в своё удовольствие, щеголяя в красивом синем мундире, расшитом серебром. На нём был шитый золотом синий мундир с эполетами и множеством разных финтифлюшек. Как только он облачился в костюм, в его сторону из группы ящеров стоящих в стороне от стражников выдвинулся оллило в строгом синем мундире. — Уж не знаю, откуда они тут взялись, но, раз на них были синие мундиры, то это, верно, они. Синий мундир, усы сапожной щёткой и пистоль за поясом. Синий мундир с пунцово-красным воротником и отделкой по обшлагам, расшитым серебром; белые брюки, серебряные эполеты и шляпа с белыми перьями. Мальчик был облачён в синий мундир с красным воротником и золотыми пуговицами, придававший ему странно официальный вид. Место, о котором мы говорим, довольно странное, и там можно встретить самые фантастические наряды, но ваш синий мундир с жёлтыми нашивками вызовет бурю. Через несколько минут подъехала тележка, в ней сидел господин в синем мундире и золотой фуражке. У него были пышные, загнутые кверху чёрные усы. На самом деле, за синим мундиром скрывается живой человек. Она стирала синие мундиры и штопала серые носки вплоть до того дня, когда болезнь лёгких — смертельный дар сырости и холода — оборвала её жизнь. Первые ряды смели пулемётами — по красным штанам и синим мундирам даже в тумане было удобно целиться. Впрочем, большинство гвардейцев явились просто в парадной форме — отутюженных белых брюках и синих мундирах. На нём был синий мундир. Синий мундир, жёлтая подкладка, а в середине сладко. За порядком присматривало сразу несколько нарядов конной полиции, у загородок перед входом в здание цирка маячили синие мундиры констеблей. Это были те же синие мундиры, те же трёхцветные знамёна и острые штыки, те же, да не те. Рядом с ним стоял человек довольно высокий, сухощавый, с усами, в синем мундире с двумя петлицами на красном воротнике; в его чертах можно было прочесть целую повесть долгих несчастий: но теперь лицо его выражало спокойное удовольствие. Получив приглашение на завтрак с семьёй великого герцога, необходимо было являться во фраке с чёрным галстуком, а однажды, в день празднования семидесятилетия великого герцога, я с восьми утра был одет в синий мундир с медными пуговицами, и снял его лишь в семь вечера, чтобы переодеться в полную парадную форму. Если убивают солдата в синем мундире, то убивают солдата и в зелёном — на другой стороне... Наверно, число убитых в разных армиях не всегда одинаково, но это не отменяет общего беспощадного равновесия. Яркие фигуры янычар, неряшливых и наглых, исчезли совсем недавно, и синие мундиры и красные фески гавуров (султанских регулярных войск) выглядели ещё совсем непривычно. Крупный высокий мужчина с красным от загара лицом и большими пушистыми усами, в синем мундире с золотыми пуговицами, появившись на крыльце, немедленно разрушил неловкую статичность, возникшую минуту назад. В том смысле, что неизвестно, какой бы из меня получился библиотекарь, а вот в синем мундире агента группы «оборотней» я чувствовала себя на своём месте. Потом он уехал, и матушка горько плакала, а я глядел, как его синий мундир и белые панталоны удаляются по садовой дорожке, и не испытывал ни малейшего огорчения — со свойственным ребёнку бессознательным эгоизмом я чувствовал, что без него мы с матушкой гораздо ближе друг другу. Вообразив прокурора без синего мундира с петлицами и получив квартального алкаша, выпрашивающего у гастронома гривенники и подбирающего бутылки, он прямо-таки взорвался смехом. С тех пор как статский советник и подполковник (сменивший синий мундир на цивильное платье) вошли в калитку скромного арбатского особнячка и позвонили в колокольчик, миновало уже минут пять. Взглянув на их синие мундиры с белой выпушкой и красными бархатными отворотами, на их сабли, а главное — на кивера, обтянутые зелёной клеёнкой и украшенные трёхцветным плюмажем, даже немецкие крестьяне распознали бы в них военных врачей — людей учёных и достойных, в большинстве случаев любимых не только в армии, но и в странах, захваченных нашими войсками. По тротуарам толкалось множество народу: цыгане, поражающие своей бедностью крестьяне; жандармы с большими саблями, в красных и синих мундирах; сборщики налогов, разодетые как генералы, тоже с саблями; франтоватые армейские офицеры, увешанные медалями; солдаты в грязных лохмотьях, с ногами, обвязанными тряпками, хромые, ковыляющие на костылях, безрукие, безногие, выпущенные из перегруженных госпиталей, посинелые и ещё трясущиеся в тифу, — и всюду пленные австрийцы. Он делил с ними скудную трапезу и ночлег, наутро шёл некоторое время в компании таких же измождённых бойцов в синих мундирах, но никогда не задерживался надолго в их обществе. Как же расценивать подобное «творчество» людей в синих мундирах, обязанных по долгу службы стоять на страже законности, охранять права и свободы человека? Немцы, русские и англичане уже давно переодели войска в защитную форму, но французы начинали войну в красных штанах, красных кепи (у офицеров с белыми плюмажами), в синих мундирах и шинелях. Разбойники-бедуины, уже три часа кряду удерживавшие путешественников в смертельной западне, теперь во весь опор улепётывали от всадников в алых фесках и синих мундирах.

kartaslov.ru

rrulibs.com : Фантастика : Фэнтези : ГЛАВА 38 СИНИЕ МУНДИРЫ : Том Арден : читать онлайн : читать бесплатно

ГЛАВА 38

СИНИЕ МУНДИРЫ

Карета, похоже, свернула за угол.

Капеллан, которого чуть-чуть прижало к золоченой дверце, улучил мгновение и едва заметно приподнял занавеску. Нет, никакого угла он не обнаружил. Поворот карета совершила на вершине холма. Внизу, под холмом, капеллан увидел внушительный конвой. Зрелище, он был вынужден это признать, было весьма впечатляющее. Конечно, когда день за днем трясешься в карете, где душно, тесно и темно, можно и забыть о том, как замечательно твое сопровождение.

Перед взором капеллана предстали длинные вереницы окрашенных синей краской фургонов — конец обоза еще не был виден, фургоны терялись где-то в предыдущей долине. Впереди обоза маршировали шеренги пехотинцев в синих мундирах, а непосредственно за каретой гарцевали кавалеристы — также в синей форме, и притом на скакунах в синих попонах. В целом создавалось впечатление огромной синей змеи, которая, медленно извиваясь, ползла по холмам, повторяя все подъемы и спуски белесой дороги. На ветру трепетали синие флаги и штандарты. Уставленные вверх штыки как бы протыкали синий-синий воздух. До слуха капеллана донеслось мерное «бум-бум» барабана. И он понял, что, оказывается, слышал этот звук всю дорогу!

Синие мундиры шагали в Ирион.

Скоро пути конец. Скоро они придут.

Вот только в Ирион сразу не войдут. Командор отдал приказ о проведении самой тщательной разведки. Капеллан давно знал, каковы планы командира, но только теперь задумался об этих планах по-настоящему. И они его растревожили. Ну, так… совсем немного.

Тарнские долины можно представить по-разному. С двух сторон — так, по крайней мере, до сих пор полагал капеллан. Первый вариант: представить себе этакий пасторальный мирок — жирные со свинью, примерно тех же габаритов молочницы… ветряная мельница… чистая, веселая река. Любовные записочки, наколотые на сучки деревьев в лесу. Второй вариант был несколько менее привлекателен. Тут на ум приходили коровьи кизяки, длинные обеденные столы из грубо сколоченных досок, безобразная стряпня и крестьяне с щербатыми улыбками.

Прежде капеллан никогда не выезжал из Агондона, однако жизненного опыта ему хватало на то, чтобы понять: второй вариант гораздо реальнее. Капеллан думал о том, что прежде, говоря об обитателях Тарна, представлял себе существ неуклюжих, провинциальных болванов. Но до сих пор ни кому в голову не приходило, что эти болваны могут быть опасны. Капеллан с грустью смотрел на марширующее войско. Скажи ему кто-нибудь год назад, что он будет путешествовать вместе с таким вот грандиозным конвоем, он бы рассмеялся этому человеку в лицо.

Командор заерзал на сиденье.

— Капеллан!

— Командор?

— Я знаю, чем вы там занимаетесь.

Капеллан опустил занавеску и подумал о том, что его жизнь, кажется, возвращается на круги своя.

Старик командор обращался с ним в точности так, как в детстве мать.


Капеллана звали Эй Фиваль.

Будучи молодым человеком, он отличался красотой особого рода: с одной стороны, черты его лица были совершенны, идеальны, но с другой стороны, в них отсутствовала какая бы то ни было изюминка. А это означало, что характер у обладателя такой внешности может проявиться лишь в том случае, если на его долю выпадут более или менее серьезные испытания. Чаще всего жизнь такие испытания предоставляет, но не всегда. Разбитые надежды, неудачный любовный роман — все это могло миновать человека.

Так и было с Эем Фивалем. Беды обходили его стороной. Его нельзя было назвать глупым человеком — нет, он был по-своему мудр. Вот только ему очень недоставало опыта в определенных вещах.

В юности он очень заботился о своей болезненной матери. Однако забота эта скорее была для него повинностью, нежели чем-то иным. Он любил мать — потому что любить мать полагается. Он читал ей после обеда. Порой с ней даже бывало интересно. Мать была на короткой ноге с архимаксиматом, и когда она умерла, эта дружба способствовала тому, что молодой человек без особых проволочек был принят в члены ордена Агониса. Что еще того замечательнее — как раз в это же время появилась вакансия в главном храме Агондона — место чтеца канона. Эя Фиваля приняли.

Казалось, можно было бы позавидовать такой безмятежной жизни — Эй жил в роскоши, но при этом воспринимал то, что имел, как данность. Ничто не мешало ему, он не чувствовал никаких препон в своем продвижении по жизни. Правда, можно было бы заметить, что Фиваль мог бы продвинуться по службе, занять более высокое положение в рядах ордена агонистов. Да, заметить такое можно было бы, но замечали крайне редко. Ошибки совершить можно только при попытке что-либо сделать. У Эя Фиваля не было желания стать одним из сильных мира сего.

Время шло, но взрослый Фиваль сохранил свои юношеские убеждения — ну разве что они стали не столь ярко выраженными. Он по-прежнему был красив. За него мечтали бы выйти замуж многие женщины — но только до тех пор, пока не задумывались получше: а стоит ли? Черные одежды веры очень шли Фивалю. Круг Агониса всегда ярко сверкал на его груди, руки всегда были затянуты в безукоризненно белые перчатки. Но перчатки не прятали никаких секретов. Руки у Фиваля были самые обыкновенные — вот только он не желал ни к чему в этом мире прикасаться.

Да, его волновали события в королевстве, но совсем немного. Синекура главного агондонского храма давала Фивалю возможность бывать в гостях у самых знатных семейств. Пройдя жизненный путь до середины, он всегда имел свое уютное местечко за чайным столиком и за карточным столом, на обедах и балах.

Баловень жизни — ни дать ни взять. Многие высокопоставленные дамы избрали его своим сердечным поверенным. Его было трудно чем-либо удивить, а советы он всегда давал превосходные. Что же до самих дам, то они, конечно же, были очень набожны и много времени уделяли молитвам. А уж тем более — их духовный советник (так дамы именовали Эя Фиваля), и пускай злые языки утверждали, что он навещает их в несколько… ну, скажем так, интимной обстановке.

Между тем имя Эя Фиваля никогда не участвовало ни в одном скандале. Не было никого, кто относился бы к нему неприязненно. С другой стороны, не было никого, кто полагал бы, что Эй Фиваль на что-то такое способен. Один светский шутник как-то удачно пошутил. В будуары дам А, Б и В, сказал он, входили многие, однако Эй Фиваль входил только в их будуары. Это было правдой, и тем более несправедливым представлялось то, что теперь Эй Фиваль был вырван из такой приятной, удобной, привычной для него жизни.

В последнее время в шикарных гостиных Агондона начали поговаривать о Великом Возрождении. А надо сказать, что одним из замечательных качеств Эя Фиваля было его красноречие, говорил он столь же чудесно, сколь умел и слушать своих собеседников, а уж распространяться на любую тему мог сколько угодно, и притом весьма убедительно и логично. Но занудой Фиваль не был. Напротив: в разговор он вступал лишь тогда, когда требовалось, и умолкал ровнехонько тогда, когда чувствовал, что пора умолкнуть — да нет, даже, пожалуй, чуть пораньше. На это дело у Фиваля было чутье.

Примерно в то самое время, когда разговоры о Возрождении только-только начались, Эю Фивалю случилось быть по приглашению в доме леди Чем-Черинг — женщины, стоявшей чуть поодаль от привычного для Фиваля круга. Леди Чем-Черинг славилась тем, что обожала ругать провинции Эджландии за их безбожие. Ну и, естественно, разговор коснулся северных областей, где разрушение морали и веры было особенно ужасающим. И естественно, в разговор вступил Эй Фиваль. Взяв для примера Тарнские долины (на самом деле для Фиваля это название было нарицательным и означало не более чем «отдаленные провинции»), он сказал о том, что Возрождение должно пронестись по тамошним краям, словно лесной пожар по горам, по долам. От этого пожара должны были воспламениться сердца. Возрождение должно было (Фиваль до сих пор помнил слово в слово то, что сказал тогда) стать непрестанным, неугасимым, вечно горящим. То была одна из лучших проповедей Фиваля. Совершенно ясно — Возрождение становилось модой сезона. Следовательно, на время, покуда эта мода не прошла, Эй Фиваль мог побыть её глашатаем. И ничего при этом не потерять.

То есть так бы оно было, не возникни двух помех. Первой оказался архимаксимат. Он не присутствовал на приеме у леди Чем-Черинг, однако эта добрая госпожа была его закадычной подругой и вкратце пересказала содержание пламенной речи Фиваля.

Вторая помеха — что ж, второй помехой стало само время, хотя если и было что-то третье, то тут следовало бы вести речь о делах порядка интимного, и касалось это одного близкого приятеля леди Чем-Черинг. Пошел слух, будто бы предал эту интрижку огласке именно Эй Фиваль. Поговаривали, будто «сердечный поверенный» стал несколько беспечен.

Архимаксимат вызвал к себе Фиваля.

— Ах, Эй, мой мальчик! Милый мой Эй, — так начал беседу с молодым каноником архимаксимат, однако довольно быстро перешел на холодный, формальный тон. — Эй, сегодня я побывал на аудиенции у его императорского агонистского величества, — сообщил архимаксимат, хотя Фиваль отлично понял, что архимаксимат побывал не у самого короля, а у премьер-министра. — Уже целый цикл его величество не жалеет сил ради завоевания и усмирения непокорных зензанцев. Теперь кампания по их усмирению близится к концу. Теперь всем нам предстоит посвятить свои усилия моральной и духовной перестройке земель, вверенных нашему попечительству. Его величество издал указ, согласно которому в каждую из девяти провинций, а также в захваченные нами области Зензана, будут назначены военные губернаторы, которые станут там правителями.

Эти люди избраны из самых благородных героев войн, имевших место в течение последних циклов. Лорд Бараль, разбивший красномундирников на юге страны, станет главнокомандующим в Варби и Голлуче. Мидлексион станет графом Тонионским. Лорд Микэн, освободитель Рэкса, вернется в столицу Зензана. Принц-электор Джераль, адмирал лорд Крэль, генерал лорд Горголь — все они будут вознаграждены подобающим образом. И еще, ах да, конечно, Оливиан… — Архимаксимат сделал небольшую паузу. — Оливиан Тарли Вильдроп, герой осады Ириона, вернется в провинцию, где его имя будет овеяно славой во веки веков. Тебе что-нибудь известно о командоре Вильдропе, Эй?

Вопрос не был особо трудным: всякий в Агондоне что-то да слышал о герое осады Ириона, который теперь пребывал в такой невероятной немилости… Было несколько случаев, когда Эй Фиваль пылко осуждал Вильдропа в разговорах, призванных рассеять послеобеденную скуку. В разговорах всегда выходило, что Вильдроп — человек неплохой. Однако Эй Фиваль был неглуп. Архимаксимат назвал Вильдропа «героем». Он произнес слово «слава».

Это явно была какая-то проверка.

— Оливиан Тарли Вильдроп — великий человек, — сказал Эй Фиваль. — Я бы даже сказал, что он один из величайший людей в Эджландии. Он родился в простой семье, но словно ястреб вырвался из своей среды и взлетел к высотам военного искусства, став одним из самых отважных воинов нашего времени. Если бы не он, разве мы избавили бы от богопротивного правления красномундирников? Нет. Если бы не он, разве разбили бы мы окончательно последний оплот вианийцев? Смешно даже спрашивать об этом. Сейчас он старик, и нашлись бы такие, кто стал бы выискивать промахи в его карьере, но Вильдроп так долго служил короне, что промахи неизбежны. Однако я уверен, что он все еще способен на многое, да и заслужил не меньше.

Архимаксимат просто лучился довольством.

— Вот я и подумал, что ты, Фиваль, тот самый человек, который способен воздать Вильдропу по заслугам.

Эй Фиваль вежливо улыбнулся:

— Архимаксимат?


А теперь капеллан, находившийся так далеко от Агондона, шарил рукой по сиденью — искал трутницу. Пора было снова зажечь масляную лампу и прочесть очередные главы из книги «Служанка? Нет, госпожа!».

Капеллан думал о том, что нашлись бы такие, кто впал бы в отчаяние, получив такое назначение, как он.

Но не таков был Эй Фиваль.

Фитиль вспыхнул. Лампа разгорелась, освещая золотое тиснение томиков «Агондонского издательства» на подвесной полочке. И вдруг Фиваль припомнил, как когда-то давным-давно он слышал сплетню насчет того, кто на самом деле скрывался под псевдонимом загадочной «мисс Р».

Но это, конечно, была самая обычная сплетня.

rulibs.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *