САУ (Самоходные артиллерийские установки) Второй мировой войны

Самоходные артиллерийские установки, или САУ, – это просто пушки, установленные на гусеничное шасси и прикрытые лёгкой противопульной или противоосколочной бронёй. Подобные образцы бронетехники, собственно, к танкам никакого отношения не имеют. Но так уж повелось, что самоходки очень часто воевали совместно с танками, а порой шли в бой вместо танков.

Огневая поддержка

Самоходные артиллерийские установки, следуя за танками или в рядах пехоты, поддерживали наступление танкистов и пехотинцев своим огнём или, наоборот, сидя в засаде, били прямой наводкой по наступающим танкам противника. Основным качеством самоходной пушки (в нашей стране принято называть «самоходная артиллерийская установка») является мощь и точность артиллерийского огня. Обычно на самоходке стояла более мощная пушка, чем на танке аналогичного веса. Бронирование для неё – не самое главное. Ведь самоходка не должна лезть напролом на передовые позиции противника. Её задача – стирать с лица земли выявленные цели, уничтожая их с дальних дистанций, оставаясь при этом недосягаемой для вражеских танковых и противотанковых пушек.

Во всех странах мира было произведено огромное количество самоходных орудий разных типов. На одних самоходных установках орудие стояло открыто, на других располагалось в полностью бронированных казематах (рубках). Многие самоходки имели поворотные башни и внешне ничем не отличались от обычных танков.

СУ-76

Самой распространённой самоходной пушкой в Красной армии была СУ-76 (самоходная установка с 76-мм пушкой), созданная в 1943 г. на базе лёгкого танка Т-70. Её орудие размещалось в полуоткрытой рубке в корме корпуса. Эта лёгкая самоходка, отличавшаяся высокой маневренностью и подвижностью, была незаменимым помощником советским пехотинцам. Подобных боевых машин за годы войны было выпущено рекордное количество – почти 14 тыс. штук. Более мощные, полностью бронированные, самоходные установки выпускались на базе танка Т-34. В зависимости от калибра установленного на них орудия они назывались

СУ-85, СУ-100, СУ-122.

Германские самоходные пушки типа «Веспе» или «Хуммель» во многом напоминали советскую СУ-76. Они также были полуоткрытыми, но вооружались более мощными 105- и 150-мм пушками соответственно. Сами немцы называли их самодвижущимися полевыми артиллерийскими системами. В американской армии получили широкое распространение самоходные установки, орудия которых устанавливались не только в рубке, но и в поворачивающейся башне, открытой сверху. Внешне они напоминали танк «Шерман», так как были выполнены на его базе.

«Веспе»

Штурмовые орудия

Во время войн не всё подчиняется классическим правилам. Вот и самоходная пушка «Штурмгешутц» стала исключением из правил. Начав войну в качестве пехотного штурмового артиллерийского орудия, не имевшего вообще никакого отношения к танковым войскам Германии (члены экипажа «Штурмгешутцев» считались не танкистами, а артиллеристами), эта боевая машина в середине войны была принята на вооружение танковых войск. Мало того, если в начале войны экипажам лёгких «Штурмгешутцев» предписывалось не вступать в поединки с танками противника, то в конце войны именно они составляли основу противотанковых подразделений вермахта. При этом, как и другие классические танки, «Штурмгешутцы» последних серий были оснащены и мощными пушками, и толстой бронёй. Эти самоходки получили и

пулемётное вооружение. Это была уже не просто артиллерийская установка, всего лишь поддерживающая войска огнём издалека, а настоящая боевая машина, предназначенная для ведения жестокого ближнего боя. Другими словами – самый настоящий танк, пусть и безбашенный.

Штурмовое орудие «Штурмгешутц» III начального периода войны имело короткоствольное орудие калибром 75 мм

Развитие бронетехники во время войны подчинялось единому закону развития жизни: выживает сильнейший. Не все боевые машины, созданные накануне или даже в годы войны, смогли «дожить» до её окончания. Типичным примером является германский тяжёлый танк «Тигр», производство которого  было прекращено в 1944 г. А вот «Штурмгешутцы», наоборот, не только производились до самого конца войны, но и их выпуск постоянно увеличивался. Именно «Штурмгешутцы» стали самыми массовыми образцами бронетехники Германии. Их было выпущено более 10 тыс. штук. Производить безбашенные боевые машины по упрощённой технологии оказалось намного легче, чем «нормальные» танки. И это дало свои результаты. «Штурмгешутц», может, и не был столь хорош, как Т-IV. Зато два «Штурмгешутца» на поле боя оказывались всё же эффективнее, чем один «Панцер».

Самоходные пушки «Штурмгешутц» выпускались на базе танков Т-III и Т-IV, а потому назывались «Штурмгешутц» III и «Штурмгешутц» IV. В конце войны они с тали самым востребованным немецким оружием.

За четыре года непрерывных боёв «Штурмгешутцы» видоизменились. Маневренные, оснащённые новой длинноствольной пушкой и пулемётами, имеющие достаточное бронирование, они оказались чуть ли не главным средством сдерживания наступающего противника. Их единственный серьёзный недостаток (неповорачивающаяся пушка) в условиях оборонительных боёв перестал быть столь уж явным. Ведь сидящим в засаде самоходкам не нужно поворачивать пушку для стрельбы во все стороны, что свойственно танкам, идущим в наступление.

Низкий силуэт самоходной пушки «Штурмгешутц» IV делал эту эту боевую машину малозаметной на местности

Разрушители городов

В годы Второй мировой войны самой сложной боевой задачей считалось взятие штурмом укреплённого оборонительного района, насыщенного долговременными огневыми точками (

дот), а также крупных городов, где каждый многоэтажный дом превращался в неприступную крепость. Для разрушения таких очагов сопротивления требовались исключительно мощные боевые машины. Фугасными и бетонобойными снарядами они должны были проламывать бреши в обороне противника. Американцы решали эту проблему ударами авиации и огнём дальнобойных пушек и гаубиц. Они устанавливали на шасси танков М-24 «Чеффи» 105-мм гаубицы, а на шасси танков М-3 и М-4 тяжёлые – 155-мм, 203-мм и даже 240-мм гаубицы. Сплошного бронирования эти самоходки не имели, так как предназначались для ведения огня с больших дистанций.

203-мм самоходная гаубица М-43 стреляла снарядами весом 90 кг на дальность до 17 км. Ответного огня можно было не опасаться

Столкнувшись в 1941 г. с яростным сопротивлением бойцов Красной армии, немцы поняли, что без сверхмощных танков сложно захватывать города. Осенью 1942 г. во время тяжёлой Сталинградской битвы идея создания такого оружия стала особенно актуальной. И в конце 1942 г. в Германии на базе среднего танка Т-IV спроектировали САУ

«Бруммбер» («медведь-гризли») с мощной 150-мм пушкой. Из-за очень толстой брони эту самоходку немцы называли штурмовым танком. Однако штурмовать советские города «медведям» не пришлось.

«Бруммбер»

Когда они появились, Красная армия уже наступала. Неповоротливый «Бруммбер» с короткоствольной пушкой не годился для боёв на открытой местности. Экзотический штурмовой танк «Штурмтигр» создали в 1943 г. на шасси тяжёлого танка Т-VI «Тигр». Конструкторы решили использовать ракетную установку, стреляющую реактивными снарядами весом почти в 350 кг! Снаряд длиной 1,5 м и диаметром 38 см, оснащённый реактивным двигателем, мог пролететь 5,5 км и разрушить многоэтажный дом: 130 кг взрывчатки пробивали железобетонную стену толщиной в 2,5 м. Страшное по своей разрушительной силе оружие создала фирма «Рейнметалл» для вооружения кораблей. Это был реактивный бомбомёт. Германские танкисты называли его мортирой. Поэтому и «ракетный» танк стали именовать «Штурммортир», но прижилось имя «Штурмтигр». В августе 1944 г. опытный «Штурмтигр» вместе с «Бруммберами» воевал в Варшаве. Чудовищное оружие уничтожало всё вокруг, превращая дома в руины.

«Штурмтигр»

Опытный «Штурмтигр» не имел необходимого бронирования. Его рубка была сварена из толстых листов обычного железа. Первый серийный танк со 150-мм бронёй вышел из цехов завода лишь в сентябре 1944 г. Всего же было сделано 18 таких супертанков…

Истребители танков

Самое страшное, что ждало германских солдат на Восточном фронте, – это появление неуязвимых русских танков КВ и Т-34. Вот почему уже в конце 1941 г. все силы германской промышленности были направлены на создание противотанковых средств поражения, в том числе и специальных

противотанковых самоходных орудий. При этом в германской армии для обозначения противотанковых самоходных орудий использовались два очень похожих термина: «Panzerjager» («Панцерягер») и «Jagdpanzer» («Ягдпанцер»). Слово «панцер» – это по-немецки «танк», слово «ягер» – « охотник». Слово «ягд» – «истребитель». «Панцерягер» можно перевести на русский язык как «охотник за танками» или «истребитель танков», а «ягдпанцер» – как «танк-истребитель». По смыслу вроде бы одно и то же. Так зачем же придумывать два разных названия? Ведь и то и другое означает не что иное, как просто «антитанк».

Термин «истребитель танков» существовал в германской армии. В британской, американской и Красной армиях истребители танков назывались противотанковыми самоходными пушками.

«Панцерягер»

В реальности всё было не так просто. Если вдуматься в смысл слов «истребитель танков», то под ним подразумевается всё что угодно и кто угодно. Это может быть и танк, и самоходная противотанковая пушка, и обычное буксируемое противотанковое орудие, и солдат с противотанковым ружьём, гранатой или бутылкой с зажигательной смесью. Это также может быть диверсант, заложивший мину на дороге, и, наконец, самолёт-штурмовик. А вот «танк-истребитель» – это уже однозначно что-то на гусеницах, с мощной пушкой и прикрытое толстой бронёй.

«Мардер» III

В германской армии так сложилось, что все «антитанки» делились на две группы. Первая группа истребителей танков – это просто гусеничные машины, предназначенные для перевозки установленной на них противотанковой пушки. Другими словами – это обычные противотанковые самоходные артиллерийские установки (САУ), прикрытые лёгкой бронёй, защищающей экипаж от пуль и осколков. Типичными представителями «охотников» были противотанковые САУ «Панцерягер» I,

«Мардер» («куница») или «Насхорн» («носорог»). Охотник тихо сидит в засаде или осторожно подбирается, чтобы дичь не вспугнуть, но никак не лезет напролом через бурелом или камыши. Так же действовали и германские истребители танков. Сидя в засаде и будучи хорошо замаскированными, они вели огонь по танкам противника до тех пор, пока их не засекали и по ним не открывался ответный огонь. После этого «охотники за танками», опасаясь получить вражеский снаряд, быстро ретировались или переползали на запасную огневую позицию.

В Красной армии лучшим истребителем танков считалась самоходная артиллерийская установка Су-100

Танки-истребители

Совсем по-иному воевали настоящие танки-истребители. Стандартный танк, как вы знаете, является оружием наступления. Он предназначен для того, чтобы «грудью» лезть на врага, а значит, он должен иметь не только мощную пушку, но и хорошее бронирование. Естественно, танк-истребитель также должен был обладать всеми этими качествами. Ведь ему полагалось не просто идти в атаку вместе с пехотой и обычными линейными танками, а идти в атаку на самом сложном направлении – там, где находились танки противника. В обороне танк-истребитель тоже должен был стоять насмерть, прикрываясь своей толстой бронёй, а не ускользать из-под обстрела, как истребители танков.

«Ягдпантера» была лучшим немецким танком-истребителем времён Второй мировой войны

Разрабатывать специальные танки-истребители немцы начали сразу же после того, как начали войну против нашей страны, когда убедились, что советские танки КВ и Т-34 представляют исключительно серьёзную угрозу не только пехоте, но и всем имеющимся в вермахте бронированным боевым машинам. Обычные линейные танки «Панцер» III и «Панцер» IV оказались беспомощны против советских танков. Нужно было срочно создавать боевые машины нового поколения, способные бороться с советскими танками. В 1943 г. первые танки-истребители уже появились на фронте – это были знаменитые «Фердинанды».

На следующий год появились «Ягдтигр» и «Ягдпантера». «Ягдтигр» был создан на базе «Королевского Тигра», а «Ягдпантера» представляла собой самоходную установку на базе тяжёлого танка «Пантера». Во всех этих боевых машинах пушка устанавливалась в неподвижной рубке-каземате. Танки-истребители представляли собой чрезвычайно мощные образцы бронетехники. Толщина лобовой брони корпуса на «Фердинанде» и «Ягдтигре» доходила до 200 мм! «Фердинанд» и «Ягдпантера» были вооружены мощнейшей 88-мм пушкой, а на «Ягдтигре» вообще стояло чудовищное орудие калибра 128 мм. Отдачу таких пушек не могла выдержать никакая башня. Вот почему их пришлось устанавливать в неподвижной рубке. Неуязвимость всего этого сооружения обеспечивалась лобовой бронёй рубки невиданной толщины – 250 мм! «Ягдтигр» был на 10 т тяжелее «Королевского Тигра». Доставка таких тяжёлых боевых машин к месту боёв превращалась в большую проблему. А ещё производство столь сложной боевой техники невозможно было наладить в массовом количестве.

Военная промышленность Германии смогла построить всего около 70 «Ягдтигров»

Что такое 90 «Фердинандов», 70 «Ягдтигров» и 400 «Ягдпантер» против тысяч советских танков? Наступающая Красная армия их просто не заметила. Лишь «Фердинанд» оставил о себе след в ис тории, «засветившись» в ходе боёв на Курской дуге.

Слон по имени «Фердинанд»

В 1941 г. единственным германским орудием, которое пробивало броню советских тяжёлых танков, оказалась 88-мм зенитная пушка. Для этих пушек разработали специальные бронебойные снаряды. С расстояния в один километр (именно на таких дистанциях велись танковые дуэли) бронебойный снаряд пробивал броню толщиной 150 мм. В то время ни у одного танка в мире не было столь толстой брони, потому можно с уверенностью говорить о том, что танк с такой пушкой мог стать «абсолютным» оружием. И такими пушками немцы решили вооружить 90 изготовленных на фирме «Порше» шасси для тяжёлого танка «Тигр». После того как весной 1942 г. «Тигр» профессора Порше проиграл конкурс фирме «Хеншель», бронекорпуса танков стояли без дела.

«Фердинанды» пошли в бой 6 июля 1943 г. на Курской дуге. За месяц боевых действий было уничтожено 39 этих машин

Новые машины производили неизгладимое впечатление. Это были не только самые мощные, но и самые тяжёлые и наиболее защищённые бронированные боевые машины в мире! Толщина их лобовой брони достигала 200 мм! По тем временам это была исключительно толстая броня. У всех германских средних танков начального периода войны толщина лобовой брони составляла 30–50 мм. К середине войны толщину брони увеличили до 80 мм, а у самого мощного танка «Тигр» её довели до 100–120 мм. А тут 200 мм!

Говорят, наименование «Фердинанд» машине дал Гитлер. Однако «Фердинанд» – это упрощённое название. Официальное обозначение нового стального монстра было очень сложным: «8.8-cm PaK-43/2 Sfl. L/ 71 Panzerjager Tiger (P) Sd.Kfz. 184 Ferdinand». В переводе на русский язык это звучит примерно так: «Самоходное противотанковое орудие с 88-мм пушкой РаК-43 второй модификации и длиной ствола в 71 калибр, выполненное на базе опытного танка «Тигр» модели конструктора Порше и имеющее отныне обозначение модель 184 и персональное название ”Фердинанд»». Создавался «Фердинанд» как танк-истребитель, но в бой пошёл как обычное штурмовое орудие. Экипажам «Фердинандов» пришлось прорывать линии обороны Красной армии на Курской дуге. Но почти все чудо-танки вскоре остановились: или подорвались на минах, или увязли в грязи, так и не выполнив поставленной боевой задачи.

«Фердинанд» был скорее не танком, а подвижной стальной крепостью. Даже с боков его прикрывала броня толщиной 80 мм

Танк-истребитель «Фердинанд» имел ещё одно официальное название. По аналогии с «Тигром», «Пантерой», «Медведем» и другими боевыми машинами вермахта, несущими «звериные» имена, «Фердинанд» получил наименование «Элефант» («слон»).

Легенда о «Фердинанде»

Две недели боёв под Курском сделали «Фердинанда» известным на весь мир. Огромную роль в этом сыграла как геббельсовская пропаганда, восхвалявшая «Фердинанда» как самый мощный и неуязвимый танк в мире, так и сводки советского командования, в которых каждый день упоминалось о подбитых и захваченных «Фердинандах». В те дни, похоже, все страсти кипели вокруг этой самоходки. Возможно, первопричиной интереса было необычное название. В названии «Фердинанд» красноармейцам слышалось что-то ненавистное, действительно ассоциирующееся с германским фашизмом.

Издалека «Фердинанд» напоминал своим внешним видом другие германские самоходные пушки – «Мардер», «Хуммель», «Веспе», «Насхорн»

Противотанковая САУ «Насхорн» («носорог») оснащалась такой же пушкой, что и «Фердинанд»

Тяжёлая 150-мм САУ «Хуммель» («шмель») вела огонь фугасными снарядами, каждый весом 43,5 кг

На Курской дуге «Фердинанд» олицетворял собой всю военную мощь Третьего рейха. Поджечь «Фердинанд» для советского солдата было куда престижнее, чем уничтожить любого другого фашистского «зверя». Кстати, за подбитый «Фердинанд» боец сразу же получал орден. И вскоре счёт подбитым «Фердинандам» пошёл на сотни. Но, как мы знаем, их всего-то построили 90 штук. Откуда тогда взялись остальные?

Во-первых, по ненавистному «Фердинанду» наши бойцы били из всех видов оружия. Об уничтожении вражеского самохода могли одновременно доложить командованию и танкисты, и артиллеристы, и пехотинцы, и лётчики. Так один подбитый «Фердинанд» в отчётах превращался в два, а то и в три или четыре. Такое происходило и происходит в армиях всех стран мира.

В общем, стоило появиться немецкой самоходке, у которой пушка торчала из рубки, расположенной в задней части корпуса, как по передовой разносился слух о том, что это «Фердинанд». В этом нет ничего удивительного. Стоит учесть и тот факт, что немецкие танки и самоходки часто имели камуфляжную окраску, затрудняющую их обнаружение. Вот и попробуй разберись, что это за пятнистое чудовище с длинной пушкой вылезает из-за сарая? В лучшем случае бойцам удавалось определить – танк это или самоходка. А дальше всё просто – если танк, значит, «Тигр». Ну а уж если самоходка, то «Фердинанд». Ведь названий других германских САУ наши бойцы не знали и в документах записывали их как «Фердинанд с 75-мм пушкой» или «Фердинанд со 105-мм пушкой». В общем, били «Мардеров» и «Хуммелей» и всех их засчитывали как «Фердинанды».

После Курской дуги «Фердинанды» массированно уже никогда не применялись . Вскоре все эти машины увезли на капитальный ремонт в Германию, а затем часть из них направили воевать в Италию.

Солдат без наград

Военная промышленность Германии не могла построить много тяжёлых стальных монстров. Куда большую опасность в те годы представляли лёгкие и грозные «Ягдпанцеры» IV, которых немцы выпустили почти в четыре раза больше, чем «Фердинандов», «Ягдтигров» и «Ягдпантер» вместе взятых. Проектировать истребитель танков «Ягдпанцер» IV начали в конце 1942 г. В то время Т-IV являлся основным танком вермахта. Немецкие танкисты этот танк знали и любили. Он был удобен и неприхотлив в эксплуатации. Базу Т-IV выбрали в качестве основы для будущего танка-истребителя. Мощную пушку поместили в бронированном каземате.

Толщину лобовой брони «Ягдпанцера» IV довели до 80 мм – по бронестойкости он сравнялся с «Ягдпантерой»

Низкий силуэт «Ягдпанцера» IV затруднял обнаружение, а мощная пушка поражала любую бронетехнику

«Ягдпанцер» IV, массовый танк-истребитель Германии (построено почти 2 тыс . штук), остался одним из самых малоизвестных образцов бронетанковой техники Третьего рейха. Его судьба сравнима с судьбой простого солдата: больше всех воевал, но слава, почести и награды достались «генералам» – «Фердинандам», «Ягдпантерам» и «Ягдтиграм».

К новому танку-истребителю предъявлялись высокие требования: толщина лобовой брони – до 200 мм, вооружение – 75-мм длинноствольная пушка. Но поняв, что с 200-мм бронёй танк увязнет в грунте, оставили 60-мм лобовую броню. Машина получила наименование «Ягдпанцер» IV. В декабре 1943 г. прототип боевой машины запустили в серийное производство с обычными 75-мм пушками: мощных пушек не хватало, они шли на вооружение «Пантер». Наличие дульного тормоза снижало отдачу при выстреле, но приводило к образованию клубов пыли, что демаскировало огневую позицию машины: пушка на «Ягдпанцере» располагалась ниже, чем на исходном танке. В полевых условиях экипажи снимали дульные тормоза. Вскоре и на заводах их перестали монтировать на стволы орудий. Истребители «Ягдпанцер» IV часто покрывали антимагнитной циммеритной обмазкой (тогда на броню нельзя прилепить магнитную мину). В их комплект входили сетчатые или 5-мм стальные бортовые экраны – средство против кумулятивных снарядов. Когда производство мощных противотанковых орудий в Германии возросло, на «Ягдпанцер» IV стали устанавливать длинноствольные пушки от «Пантеры». Выпускали эти машины до марта 1945 г. – до разрушения завода во время бомбардировки. Но производство танков-истребителей не прекратилось. Для «Ягдпанцеров» стали использовать шасси и корпуса танков Т-IV ранних модификаций с установкой на них неподвижных боевых рубок.

Последний «Ягдпанцер» IV стал выше. От ранних машин он отличался прямыми бортами нижней части корпуса и ступенькой на лобовом бронелисте

Уникальное оружие

Бытует мнение, что советские тяжёлые самоходные пушки Су-152 появились на фронте в ответ на применение немцами танков «Тигр», «Пантера» и «Фердинанд». Но это не так. С началом Великой Отечественной войны советской промышленности было не до создания таких самоходок. Танковые заводы приходилось эвакуировать из европейской части страны на восток. Производство бронетехники в это время сократилось. Танков в армии катастрофически не хватало. Все силы оборонной промышленности в начальный период войны были брошены на производство танков КВ и Т-34. Но когда советские танковые части начали переходить в контрнаступление, возникла необходимость создания нового вида наступательного оружия – сверхмощного танка, вооружённого 152-мм пушкой, способного уничтожать хорошо защищённые цели.

Су-152

И такое оружие было создано. Летом 1943 г. самоходное штурмовое орудие Су-152 на шасси танка КВ было направлено на усиление наших частей, обороняющих линию фронта на Курской дуге. Когда фашисты начали здесь наступление, то бросили в бой новейшие тяжёлые танки «Тигр», «Пантера», «Фердинанд» и «Бруммбер». Немцы предполагали, что по ним будут стрелять 76-мм пехотные и танковые орудия, и были уверены, что броня их танков выдержит огонь советских пушек. Появление на поле боя необычных «безбашенных» танков вызвало у гитлеровцев шок. Никакая броня не спасала немецкий танк от удара 50-килограммового бронебойного снаряда. Выпущенный с дальности в один километр, он проламывал броню толщиной 120 мм. При попадании 152-мм снаряда в германский танк тот буквально расползался по швам, а внутри его рассыпались все механизмы. Весь фашистский «зверинец» оказался бит. Красноармейцы в ходе Курской битвы дали самоходкам Су-152 меткое прозвище – «Зверобой». Немцы тоже оценили мощь новых самоходок, окрестив их «открывателями консервных банок».

В конце 1943 г. производство танков КВ прекратилось, приостановился и выпуск Су-152. Вместо танков КВ наши заводы начали выпускать ещё более мощный танк ИС-2. Новые самоходки, выполненные на базе танков ИС, получили обозначение ИСУ-152. Также в корпуса ИСУ-152 начали устанавливать танковую 122-мм пушку – такую же, что стояла на самом мощном танке ИС-2. Такие самоходки получили обозначение ИСУ-122. В бою экипажи ИСУ-122 производили в два раза больше выстрелов, чем экипажи танков ИС-2, вооружённые такой же пушкой. А всё потому, что, в отличие от тесной башни танка, в просторной рубке ИСУ-122 располагались два заряжающих.

ИСУ-122 в годы войны стала самой мощной противотанковой самоходной установкой

ИСУ-152 состояли на вооружении Советской армии до начала 1960-х гг., а во многих зарубежных странах даже до к онца 1970-х. Многие самоходки переоборудовали в ракетные установки

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Самые грозные советские самоходки времен войны

На фронтах Великой Отечественной войны советские САУ массово появились сравнительно поздно, лишь в конце 1942 года. Но это опоздание компенсировалось целой серией удачных машин, которых любили и уважали солдаты. О головной боли немецких танков и ДОТов — в этом материале.

Су-76


Самоходная артиллерийская установка Су-76 на улице Вены, 1945 год. Фото: В. Гальперин / РИА Новости www.ria.ru

Эта самоходная артиллерийская установка была создана в 1942 году на базе легкого танка Т-70. Всего же выпущенных САУ этого типа было более 13000! Такая популярность объясняется довольно просто. Во-первых, орудием Су-76 являлась универсальная дивизионная пушка ЗИС-3 калибром 76,2 миллиметра, которая на тот момент уже доказала свою пользу. Ее подкалиберные снаряды с дистанции в полкилометра могли пробивать любые танки противника, правда, «Тигры» и «Пантеры» все же рекомендовалось бить в борта. Во-вторых, открытая рубка машины помогала экипажу теснее взаимодействовать с пехотой, например, в условиях городского боя. Из минусов — почти полное отсутствие бронирования, лишь несколько миллиметров стали отделяли экипаж от шальных пулеметных очередей. Но все же эта САУ была очень популярна, ведь ее подвижность была как у легких танков Красной Армии, а орудие куда как сильнее.

Су-85 и Су-100


Самоходные орудия Су-100 на площадке Челябинского тракторного завода перед отправкой на фронт, 1942 год. Фото:архив ТАСС

Следующей вехой развития отечественных САУ стала Су-85, которая относилась к классу истребителей танков. Су-85 была построена на базе легендарного танка Т-34 в 1943 году, а ее орудием была 85-миллиметровая пушка Д-5С-85. Надо сказать, что это была первая САУ, которая могла на равных сражаться с танками немцев. С расстояния более километра экипаж Су-85 мог вывести из строя любой танк противника, например, «Пантера» легко пробивалась в маску орудия подкалиберными снарядами. Также САУ сохранила маневренность и скорость своего «родственника» Т-34, и эта подвижность много раз спасала экипажам Су-85 жизнь. И под огнем самоходка чувствовала себя не в пример комфортнее, чем Су-76 — наклонная броня уже была не противопульной и с достоинством держала удар.

С появлением у немцев новых танков типа «Тигр-2» и САУ «Фердинанд» остро встал вопрос об увеличении мощности орудий советских противотанковых САУ. Было решено использовать базу танка Т-34-85 и 100-миллиметровую пушку Д-10С. В рекордно короткие сроки, к зиме 1943 года, конструкторское бюро Уралмашзавода представило на суд комиссии новую самоходку Су-100. Главным отличием от Су-85, естественно, являлась новая, более мощная пушка и наклонная лобовая броня толщиной 75 миллиметров. Несмотря на короткие сроки разработки и в целом удачный проект, Су-100 появились на фронте лишь в январе 1945 года. Городские бои оказались «коньком» самоходки, которая зачастую одним выстрелом фугасного снаряда «сдувала» огневые точки врага. Интересно, что спустя 70 лет Су-100 все еще находится на вооружении либо на хранении в добром десятке стран мира, лишний раз доказывая свою простоту и надежность.

Су-152 и ИСУ-152


ИСУ-152 в Берлине, 1945 год. Фото: ТАСС

«Зверобои», «консервные ножи» и множество других прозвищ дали этим могучим близнецам. Боевое крещение Су-152 получила в великом сражении на Курской дуге, где сразу же зарекомендовала себя как прекрасный истребитель немецких «кошек». Орудие самоходки — 152-миллиметровая пушка МЛ-20С — комплектовалось всеми видами 152-миллиметровых снарядов, но на деле экипажам необходимы были лишь осколочно-фугасные и бетонобойные. Одного попадания такого многокилограммового «ядра», щедро начиненного тротилом, было достаточно, чтобы убить весь вражеский экипаж и сорвать с погона башню. Зачастую от такого попадание еще и детонировал боекомплект, потревоженный ударной волной — тогда все вокруг могли лицезреть бесплатный салют.

Известно интервью, которое дал фронтовому корреспонденту командир 399-го самоходного полка подполковник Кобрин:

«…Вы представьте себе такую картину… Как сейчас помню: высота 559,6. Командир Рыбалко с нами. Самоходная установка Клименкова тут же стоит — в охране штаба. Идет деловой разговор. И вдруг слева идут немецкие танки. Восемнадцать штук! Идут колонной… Что будет? Рыбалко чуточку изменился в лице — на щеках заходили желваки. Командует Клименкову, который стоял рядом: «Запретить путь немецким танкам огнем!» — «Есть запретить!» — отвечает Клименков и — к машине. И что вы думаете? Первым же снарядом с тысячи восьмисот метров зажег головной танк, второй начал из-за него выползать — он его подбил, третий полез — он и его разбил, а потом и четвертый… Остановил-таки гитлеровцев, они попятились, думая, что тут целая батарея».

Чудовищная мощь орудия повсеместно использовалась для подавления огневых точек и ДОТов врага. Даже если бетонная стена выдерживала попадание снаряда, то люди внутри получали контузии и разрыв ушных перепонок.

Ближе к концу войны появляется самоходка ИСУ-152, во многом очень схожая с предшественницей. Главным ее отличием является шасси танка ИС, а следовательно большая подвижность, полезная для городских боев. Известный танкист Дмитрий Лоза в своих мемуарах вспоминал:

«Самоходка, шлепая по асфальту широкими гусеницами, заняла позицию на одной из улиц, выходящей на юго-восточную сторону площади… То самое любопытство, которое сгубило больше девственниц, чем любовь, потащило нас на улицу посмотреть, как самоходчики одним снарядом разнесут на куски немецких артиллеристов с их пушкой. Танкисты и десантники расположились возле «зверобоя» и стали ждать… Венские улочки, разбегавшиеся в разные стороны от центральной площади, не широкие. Красивые дома с венецианскими окнами высятся по их обеим сторонам. Грохнул выстрел крупнокалиберной пушки самоходки. Резко колыхнулся воздух. Полтора этажа дома вместе с вражеским противотанковым орудием и его прислугой рухнуло на землю. А в нашем расположении от мощной воздушной волны выстрела с треском лопнули толстые стекла в домах, находившихся рядом с самоходной установкой. Их тяжелые осколки посыпались на головы «зрителей», в результате были ранены руки и спины у десяти человек, а у двоих сломаны ключицы. Благо танкисты были в шлемах, десантники — в касках, и головы остались целы!».

Как и Су-100, ИСУ-152 до сих пор несут службу в армиях Вьетнама и Северной Кореи, все так же приводя солдат в благоговение своей разрушительной мощью.

rg.ru

Самоходные гаубицы Второй мировой войны. СУ-5

В годы Второй мировой войны артиллерийские системы подкласса самоходных гаубиц, в отличие от других высокоподвижных самоходок, в качестве основного вооружения имели сравнительно короткоствольные орудия. В первую очередь гаубицы создавались для стрельбы с большими углами возвышения с закрытых позиций. Подобные артиллерийские системы активно применялись и странами оси, и союзниками.

Достаточно большой калибр используемых гаубиц позволял им эффективно бороться с полевыми укреплениями противника, особенно деревоземляными, с помощью мощных боеприпасов фугасного действия. В те годы, как и сейчас, многие самоходки создавались на базе серийных танков, что позволяло использовать их непосредственно на поле боя, в том числе для ведения огня прямой наводкой. В таком случае практически стиралась грань между самоходными гаубицами и штурмовыми орудиями, многие из которых также были вооружены короткоствольными орудиями — гаубицами или гаубицами-пушками.

Свое знакомство с самоходными гаубицами периода Второй мировой войны мы начнем с советской системы — СУ-5. Эта самоходка была разработана в Советском Союзе в первой половине 1930-х годов и выпущена небольшой серией всего в 33 машины.

СУ-5-2 с расчетом

СУ-5

СУ-5 — советская легкая самоходная артиллерийская система класса самоходных гаубиц, была создана на базе легкого танка Т-26 образца 1933 года. Стоит отметить, что в Советском Союзе имелась еще одна самоходная установка с тем же индексом. Еще в 1931 году работы над самоходной установкой СУ-5 вел опытный цех завода «Большевик» в Ленинграде. Данная самоходка строилась на базе гусеничного трактора «Коммунар». Работы велись в рамках проекта создания «самоходных установок вторых эшелонов». Вооружать эту машину планировалось 76-мм зенитной пушкой образцы 1915 года, бронирования установка не имела. Для уменьшения качки при стрельбе СУ-5 оснащалась четырьмя откидными упорами.

Опытный образец был собран весной 1932 года и успешно прошел серию испытаний. Была заказана даже опытная партия из 12 единиц для проведения полноценных войсковых испытаний, однако их сборка вскоре была остановлена, так как основным зенитным орудием РККА становилась 76-мм зенитная пушка образца 1931 года, для которой тракторное шасси было уже слишком слабым. От тракторных шасси в качестве базы для САУ в СССР быстро отказались.

В 1933 году параллельно с началом работ по созданию самоходных орудий большой мощности в Советском Союзе начались работы по созданию так называемого «малого триплекса» для дивизионной артиллерии, который должен был включать в себя САУ, оснащенные 76,2-мм полковым орудием, 121,9-мм гаубицей и 152,4-мм мортирой. Таким образом, планировалось закрыть весь спектр возможных боевых задач, стоящих перед частями РККА. За разработку всех трех самоходок было ответственно КБ опытного машиностроения имени Кирова (№185) под руководством С. А. Гинзбурга и П. Н. Сячинтова.

В качестве шасси для новых САУ был выбран полноценный танк — легкий танк Т-26 образца 1933 года, выпуск которого был налажен в Ленинграде. При этом существующая танковая компоновка совершенно не подходила для САУ, поэтому корпус танка была радикальным образом изменен конструкторами. Отделение управления самоходкой вместе с местом механика-водителя и органами управления, а также элементы трансмиссии все еще располагались в носовой части, однако моторное отделение было смещено к центру корпуса, от остальных отсеков оно было отделено бронеперегородками.

В моторном отсеке устанавливался стандартный бензиновый двигатель танка Т-26 мощностью 90 л.с. с укороченным карданным валом, главный фрикцион, радиатор, вентилятор, топливный и масляный баки, разделенные герметичными выгородками. На крыше корпуса были сделаны отверстия с бронированными жалюзи для входа охлаждающего воздуха, а также два люка, предназначенные для доступа к свечам, карбюратору, клапанам и масляному фильтру.

Боевое отделение, в котором располагались места для четырех членов расчета и само орудие, находилось в кормовой части корпуса. Для гашения отдачи во время ведения огня на землю опускался специальный сошник, находившийся на корме самоходки. Кроме него в случае необходимости могли применяться дополнительные бортовые упоры. При этом ходовая часть легкого танка Т-26 изменений не претерпела. Как и на серийных боевых машинах, применительно на каждый борт ходовая состояла из: 8 опорных катков, сблокированных в четыре тележки (1-2 и 3-4 тележки имели общую подвеску с амортизацией на листовых рессорах), 4 поддерживающих катков, заднего направляющего и переднего ведущего колеса.

Созданные самоходки получили общее название СУ-5 и имели единое шасси, однако в зависимости от установленного на него орудия имели разный индекс. Созданные САУ обозначались как СУ-5-1, СУ-5-2 и СУ-5-3. Самой легкой была САУ СУ-5-1, вооруженная 76,2-мм полковой пушкой образца 1902/30 годов (длина ствола 30 калибров). Самоходная установка СУ-5-2 вооружалась 121,9-мм гаубицей образца 1910/30 годов (длина ствола 12,8 калибра). Самоходная установка СУ-5-3 вооружалась 152,4-мм дивизионной мортирой образца 1931 года (длина ствола 9,3 калибра).

Заводские испытания всех трех самоходок были проведены с 1 октября по 29 декабря 1935 года. Всего САУ прошли: СУ-5-1 — 296 км, СУ-5-2 — 206 км и СУ-5-3 — 189 км. Стоит отметить, что последняя 1 ноября 1935 года была отправлена на парад в Москву. Помимо пробегов, самоходные артиллерийские установки прошли и серию испытаний стрельбой. Из САУ СУ-5-1 и СУ-5-2 было сделано по 50 выстрелов из 152-мм САУ СУ-5-3 — 23 выстрела. В ходе испытаний были сделаны следующие выводы: «Самоходные установки обладают необходимой тактической подвижностью, которая позволяет им перемещаться по дорогам и вне дорог. Переход в боевое положение для СУ-5-1 и СУ-5-2 — немедленно, для СУ-5-3 — 2-3 минуты (из-за необходимости вести огонь с упорами)».

Планом на 1936 год предусматривался выпуск партии из 30 САУ СУ-5. При этом советские военные отдали свое предпочтение модели СУ-5-2, вооруженной 122-мм гаубицей. От СУ-5-1 с 76,2-мм полковой пушкой они отказались в пользу модели АТ-1, а для 152-мм мортиры образца 1931 года шасси легкого танка Т-26 было слабоватым. Первые 10 серийных 122-мм самоходных гаубиц СУ-5-2 были готовы к лету 1936 года. Две из этих машин сразу же были отправлены в состав 7-го механизированного корпуса для прохождения в нем серии войсковых испытаний. Они проводились с 25 июня по 20 июля 1936 года в районе Луги. За это время пробег САУ составил 1014 и 988 километров, при этом каждая из них сделал по 100 выстрелов. Результаты войсковых испытаний самоходных гаубиц СУ-5-2 были следующими:

1. Самоходные артиллерийские установки СУ-5-2 выдержали войсковые испытания.
2. СУ-5-2 достаточно подвижны и прочны в походных условиях, обладают достаточной проходимостью по местности и устойчивы при ведении огня.
3. При внесении изменений и дополнений в конструкцию САУ желательно принять на вооружение механизированных соединений как артиллерию непосредственной огневой поддержки.
4. Как правило, САУ использовать с открытых позиций, как артиллерию сопровождения.

Основные выявленные недостатки:
— необходимо увеличить возимый боезапас до 10 снарядов;
— усилить рессоры;
— нужно увеличить мощность двигателя, так как самоходки перегружены;
— поменять месторасположение глушителя;
— отделение механика-водителя оборудовать вентиляцией.

Во время проведения войсковых испытаний были уточнены и ТТХ самоходных гаубиц СУ-5-2. Масса боевой машины составляла 10 тонн, что вело к перегрузке и быстрому перегреву силовой установки. Угол горизонтального обстрела из 122-мм гаубицы составлял 28-30°, угол возвышения гаубицы +60°, склонения — 0°. Возимый боезапас состоял из 4 снарядов и 6 зарядов к ним (заряжение раздельное). Высота линии огня — 1880 мм, скорострельность — до 4-5 выстрелов в минуту. Время перевода самоходной гаубицы из походного положения в боевое — не более 25-30 секунд.

СУ-5-2 на военном параде в Хабаровске, 1936 год

Несмотря на в целом положительные отзывы по результатам испытаний большого будущего впереди у самоходок не было. Количество выпущенных САУ СУ-5-2 было достаточно скромным. Следующая партия из 20 самоходных гаубиц уже имела увеличенный возимый боекомплект (до 8 выстрелов), дополнительный вентиляционный лючок над местом мехвода и немного сдвинутую в сторону выхлопную трубу. Часть самоходок была оснащена частично откидной бронезащитой расчета, который прикрывался бортовыми бронелистами толщиной 6 мм. Для того чтобы снизить нагрузку на ходовую часть подвеску самоходной установки усилили путем увеличения толщины коренных рессор на 1-1,3 мм. Данный шаг разработчиков не привел к существенным улучшениям, так как для такой тяжелой машины, какой была самоходка СУ-5-2, необходима была подвеска нового типа. Ко всему прочему ни одна самоходная гаубица СУ-5-2 так и не получила более мощный двигатель.

Улучшенный вариант САУ планировалось выпустить в первом полугодии 1937 года с последующей доработкой всех серийных машин, но жизнь распорядилась по-другому. Создателей САУ настигли репрессии. После ареста Сячинтова и ряда других конструкторов, работавших над данным проектом, тема самоходной артиллерии в РККА отошла на второй план, а самоходные артиллерийские установки, созданные под руководством арестованных конструкторов, попали в категорию «вредительских». Работы по программе «малый триплекс» были свернуты окончательно. Не мог не сказаться на проекте негативным образом и арест маршала Тухачевского, который был одним из главных инициаторов создания в стране самоходной артиллерии. Несмотря на это уже выпущенные самоходные гаубицы СУ-5-2 не были сняты с вооружения и продолжали эксплуатироваться в войсках.

О боевом применении самоходных гаубиц СУ-5-2 известно крайне мало. Что в целом неудивительно, учитывая, что они были выпущены очень ограниченной серией. Данные САУ поступали на вооружение отдельных механизированных корпусов и бригад поштучно, служа, главным образом, дополнением для обычной полевой артиллерии. Впервые СУ-5-2 использовались в боевых условиях в 1938 году. Это произошло во время боев с японцами возле озера Хасан. Установки действовали в составе артиллерийских батарей 2-го и 3-го танкового батальонов 2-й механизированной бригады ОДВА в районе высот Безымянная и Заозерная. Несмотря на небольшое количество данные 122-мм самоходные гаубицы хорошо себя проявили в качестве средства огневой поддержки танков и пехоты, получив высокие оценки в послебоевых отчетах.

Частично разрушенная СУ-5-2 и солдаты Вермахта не ее фоне

В следующий раз СУ-5-2 использовались уже во время Польского похода Красной Армии. Советские войска вошли на территорию Польши 17 сентября 1939 года. В рамках данной операции батарея самоходных гаубиц СУ-5-2 из состава 32-й танковой бригады прошла маршем 350 километров, ни разу не вступив в боевое столкновение с противником. После этого одной из самоходок потребовалось проведение капитального ремонта.

В дальнейшем оставшиеся СУ-5-2 почти не эксплуатировались, мирно доживая свой короткий век на военной службе в РККА. Несмотря на это, на 1 июня 1941 года в составе Красной Армии все еще имелось 28 самоходных гаубиц данного типа (11 находились на Дальнем Востоке, 8 в Западном и 9 в Киевском особом военном округах). Из них исправными были только 16 машин. Что-либо сказать об их боевом применении во время Великой Отечественной войны достаточно сложно. Скорее всего, все машины, имеющиеся в западных военных округах, были потеряны в первые дни войны. При этом часть из них была оставлена или брошена в виду различных технических неисправностей. Имеется лишь одна немецкая фотография, на которой запечатлена СУ-5-2 выведенная из строя на марше. Была данная самоходка уничтожена собственным экипажем или разбита немецкой авиацией неизвестно. До наших дней не сохранилось ни одной САУ СУ-5-2.

Тактико-технические характеристики СУ-5-2:
Габаритные размеры: длина — 4840 мм, ширина — 2440 мм, высота — 2560 мм, клиренс — 380 мм.
Боевая масса — 10,5 т.
Бронирование — от 15 мм (лоб корпуса) до 6 мм (днище и крыша корпуса).
Вооружение — 122-мм гаубица образца 1910/30 годов.
Боекомплект — 8 выстрелов.
Силовая установка — 4-цилиндровый карбюраторный двигатель воздушного охлаждения мощностью 90 л.с.
Максимальная скорость — 30 км/ч (по шоссе).
Запас хода — 170 км.
Экипаж — 5 человек.

/Сергей Юферев, topwar.ru/

army-news.ru

Самоходные гаубицы Второй мировой войны. Часть 14. Советские САУ

В СССР работы над созданием самоходных гаубиц велись еще в довоенный период. Однако единственной представительницей данного класса самоходных артиллерийских установок стала СУ-5 , которая в середине 1930-х годов была выпущена очень небольшой серией. Еще несколько проектов самоходных гаубиц так и не вышли за стадию прототипов. К таким проектам относилась САУ СУ-14, вооруженная 203-мм гаубицей Б-4 образца 1931 года. А вот серийные советские САУ времен войны, вооруженные гаубицами, к примеру, СУ-122, являлись по факту штурмовыми орудиями и могли выполнять функции самоходных гаубиц лишь в ограниченном объеме.

В довоенные годы в СССР велись также работы над созданием так называемого «среднего триплекса» -самоходных артиллерийских систем на базе среднего танка Т-28. На шасси танка планировалось установить 152-мм гаубицу, 203-мм мортиру и 76-мм пушку, которая могла бы использоваться и как зенитная, и как противотанковая. Данные проекты в конце 1930-х годов были рассмотрены в ГБТУ, но ни один из них не получил одобрения. Поэтому история САУ, базой для которых мог стать средний танк Т-28, достаточно быстро подошла к концу.

В то же время проект самоходной артиллерийской установки СУ-14 был проработан гораздо более детально, было даже выпущены две опытные установки СУ-14-1 и СУ-14-2. Последняя отличалась наличием 152-мм орудия БР-2, размещенного в бронированной рубке. До наших дней сохранилась именно САУ СУ-14-2, которая представлена в коллекции бронетанкового музея в подмосковной Кубинке.


СУ-14 во дворе завода № 185 (1934 год)


Задание по разработке средств механизации артиллерии большой и особой большой мощности было выдано Спецмаштресту еще 17 сентября 1931 года. Эскизные проекты были рассмотрены в июле следующего года и в целом получили одобрение. Прорабатывались два основных варианта: гаубичный с 203-мм орудием Б-4 и пушечный с 152-мм длинноствольным орудием БР-2. В качестве шасси для СУ-14 использовалось специальное шасси с использование узлов и агрегатов перспективного тяжелого танка (Т-35). Первое шасси было готово в мае 1934 года, однако из-за поломок трансмиссии, которую конструкторы заимствовали от среднего танка Т-28, доводка машины шла до конца июля. Дальнейшие испытания шли ни шатко, ни валко. Ломалась коробка передач, слетали траки, перегревался двигатель. В итоге САУ длительное время доделывалась, к примеру, 31 января 1935 года она получила главный фрикцион и коробку передач от тяжелого танка Т-35.

Эталонный образец боевой машины после всех переделок получил обозначение СУ-14-1. С апреля по сентябрь 1936 года он испытывался пробегом (порядка 800 км), а с 28 апреля по 29 ноября 1936 года и стрельбой на НИАПе. В качестве основного вооружения использовалась 203-мм гаубица образца 1931 года (Б-4) с верхним станком, поворотным и подъемным механизмами без каких-либо переделок. Для прицельной стрельбы применялась панорама Герца. Скорострельность составляла приблизительно один выстрел раз в две минуты. Для облегчения процесса заряжания 203-мм гаубицы с грунта, а также подачи снарядов в кокорах (специальных люльках) САУ оснащалась двумя кранами (лебедками) грузоподъемностью до 200 кг. Стрельба велась только с места, при этом самоходка закреплялась на грунте при помощи двух сошников, имевших электрический и ручной привод гидроцилиндров.


Доводке уже построенных образцов до серийного производства помешали репрессии. Сначала был арестованы создатель гаубицы Б-4 и начальник КБ завода «Большевик», а затем главный конструктор и руководитель работ по проекту СУ-14 П. И. Сячинтов, который был расстрелян за контрреволюционную деятельность. После этого работы над САУ были свернуты и две построенных самоходки переданы на хранение военному складу №37 в Москве. К проекту вернулись вновь в 1939 году. Самоходки экранировали, они получил полностью закрытую бронерубку и вновь прошли испытания, после чего в сентябре 1940 года были переданы на хранение НИБТ Полигону. Данные самоходные установки даже приняли участие в боях осенью 1941 года в ходе битвы за Москву, они использовались в районе станции Кубинка для ведения огня закрытых позиций по наступающим немецким войскам. Это было единственное боевое применение данных опытных САУ в Великой Отечественной войне.

СУ-122

Уже в ходе Великой Отечественной войны в СССР вернулись к вопросу постройки самоходной артиллерии. Так уже по результатам анализа первого полугодия боевых действий советские специалисты: как военные, так и инженерные работники очень высоко оценили эффективность немецких штурмовых орудий. 14-15 апреля 1942 года состоялся пленум артиллерийского комитета, на котором среди прочего обсуждался вопрос о разработке в стране безбашенного «штурмового танка». Еще одной причиной появления подобных проектов были серьезные потери материальной части Красной Армиейв 1941 году, а также оставление большого числа производственных мощностей и ресурсно-сырьевой базы. В этой связи безбашенные танки рассматривались как более простая в производстве замена обычным танкам. К примеру, разработанный конструкторами УЗТМ проект безбашенного танка У-33 на базе стандартной тридцатьчетверки был гораздо проще в производстве, отказ от башни позволил снизить трудоемкость изготовления на 27%.

19 октября 1942 года Государственный комитет обороны (ГКО) своим постановлением обязал УЗТМ и завод № 592 в срочном порядке разработать бронированную 122-мм самоходную гаубицу, предназначенную для подавления огневых точек, а также борьбы с танками противника. Уже к 29 октября того же года на основе ранее уже разработанных на УЗТМ проектов был готов новый проект САУ, получивший обозначение У-35.


Государственные испытания новинки прошли на Гороховецком артиллерийском полигоне с 5 по 19 декабря 1942 года. По результатам испытаний самоходная артиллерийская установка У-35 была принята на вооружение под обозначением СУ-122. При этом данная боевая машина была так необходима на фронте, что список из 48 необходимых доработок конструкции решили проигнорировать. Первая серия СУ-122 пошла в производство «как есть», без устранения выявленных недостатков. Справедливости ради стоит отметить, что коллектив завода сумел ликвидировать большую их часть еще до конца 1942 года. Лишь предсерийная партия самоходок СУ-122, состоявшая из 10 боевых машин, имела «ломаную» лобовую часть, не оснащалась вентилятором и бронированием артиллерийского панорамного прицела, отличалась недостаточными размерами маски орудия. Серийные СУ-122, которые начали сходить с конвейера УЗТМ в январе 1943 года имели сплошную лобовую плиту, новую маску, которая исключала попадание осколков и пуль внутрь боевой рубки при повороте орудия, увеличенные топливные баки и другие улучшения.

СУ-122 стала средней по массе советской самоходной артиллерийской установкой класса штурмовых орудий, с некоторыми ограничениями ее можно было использовать и как самоходную гаубицу. Данная машина стала одной из первых созданных в Советском Союзе САУ, которая была принята в крупносерийное производство. Стимулами к ее созданию стали необходимость дать советским танковым и механизированным частям мощное и главное высокомобильное средство огневой поддержки, а также необходимость максимального упрощения конструкции среднего танка Т-34 в очень тяжелых для страны условиях середины 1942 года. Выпуск данной САУ продолжался с декабря 1942 года по август 1943 года, когда в производстве ее сменил истребитель танков СУ-85, созданный на базе СУ-122. Всего за это время УЗТМ собрал 638 самоходок данного типа, включая опытный экземпляр.

САУ СУ-122 имела ту же компоновку, что и все другие советские серийные самоходные установки периода Великой Отечественной войны, за исключением СУ-76. Полностью бронированный корпус делился на две части. Экипаж, 122-мм гаубица и боезапас располагались в передней части в броневой рубке, которая совмещала в себе и отделение управление, и боевое отделение. Силовая установка и трансмиссия находились в корме боевой машины. Три члена экипажа САУ располагались с левой стороны от орудия: впереди сидел механик-водитель, затем наводчик, и сзади них — заряжающий, два других члена экипажа — командир самоходки и замковый располагались справа от орудия. Топливные баки были размещены вдоль бортов САУ между шахтами узлов индивидуальной пружинной подвески, в том числе и в обитаемом пространстве самоходки. Это не лучшим образом сказывалось на взрывобезопасности, а также выживаемости экипажей СУ-122 в случае поражения машины вражескими снарядами.


Основным вооружением самоходной артиллерийской установки СУ-122 стала модификация М-30С нарезной 122-мм дивизионной гаубицы образца 1938 года (М-30). При этом различия между качающимися частями буксируемого и самоходного вариантов были минимальными, они были вызваны необходимостью подгонки гаубицы под монтаж в стесненном боевом отделении САУ. 122-мм орудие устанавливалось на тумбовой установке, подкрепленной поперечной балкой справа от плоскости продольной симметрии самоходки. Данная гаубица имела ствол длиной 22,7 калибра, дальность ведения огня прямой наводкой составляла 3,6 км, максимально возможная дальность стрельбы — 8 км. Диапазон углов возвышения орудия составлял от −3° до +25°, сектор горизонтального наведения орудия был ограничен значением в 20 градусов.

Боекомплект самоходной установки СУ-122 составлял 40 (32-35 для ранних вариантов) выстрелов раздельно-гильзового заряжания. Метательные заряды в гильзах и 122-мм снаряды были уложены вдоль бортов САУ, а также у задней стенки боевого отделения. Скорострельность 122-мм гаубицы М-30С составляла до 2-3 выстрелов в минуту. В состав боекомплекта самоходки могла быть включена почти вся номенклатура 122-мм гаубичных боеприпасов, однако чаще всего большую часть боекомплекта составляли осколочно-фугасные снаряды, а для борьбы с бронированными целями противника использовались кумулятивные боеприпасы.

Ходовая часть СУ-122 была практически полностью и без изменений заимствована от среднего танка Т-34. Она состояла из 5 двускатных опорных катков большого диаметра с резиновыми бандажами, ленивца и ведущего колеса (применительно на каждый борт). Поддерживающие катки отсутствовали, так как верхняя ветвь гусеничной ленты опиралась на опорные катки самоходки. Ленивцы с механизмом натяжения гусеницы размещались спереди, а ведущие колеса гребневого зацепления — сзади.

САУ СУ-122 направляются на передовую у Нарвских ворот в Ленинграде.


Первые боевые испытания новых самоходок прошли с 3 по 12 февраля 1943 года. Целью данных испытаний стала отработка тактики применение СУ-122 в боевых условиях. Наиболее удачным вариантом было признано использование САУ для поддержки наступающих танков и пехоты огнем с коротких остановок, находясь на удалении 300-600 метров от них. Благодаря этому по ходу прорыва вражеской обороны они занимались подавлением выявляемых огневых точек противника, а затем могли отбивать танковые контратаки противника (однако 122-мм гаубица с раздельно-гильзовым заряжанием и низкой скорострельностью не особо этому способствовала). В ходе испытаний проводились также стрельбы с закрытых позиций, однако из-за позиционного характера боев данное применение было редким, огневая поддержка от имевшихся в наличии буксируемых дивизионных орудий была достаточной.

В апреле 1943 года был принят штат для среднего самоходно-артиллерийского полка вооруженного САУ СУ-122. Данный штат был признан удачным и просуществовал до конца Великой Отечественной войны. Организационно полк состоял из 4-х батарей по 4 самоходки СУ-122 в каждой, а также одного командирского танка Т-34, который входил во взвод управления, в котором также имелся бронеавтомобиль БА-64.

Наиболее активно СУ-122 использовались на фронтах Великой Отечественной войны во второй половине 1943 года и в начале 1944 года. Но уже к апрелю 1944 года они стали редкими машинами в парке советской бронетехники (были потеряны в боях или списывались после выработки ресурса), а до конца войны в частях уцелели единичные экземпляры, которые, тем не менее, приняли участие в битве за Берлин. Чаще всего СУ-122 использовались в роли штурмовых орудий, случая ведения ими огня с закрытых позиций были довольно редкими. Обычно самоходки использовались для поддержки танков и пехоты, идя вместе с ними в атаку и подавляя огнем противотанковые орудия противника и уничтожая другие помехи наступлению.


Тактико-технические характеристики СУ-122:
Габаритные размеры: длина корпуса — 6950 мм, ширина — 3000 мм, высота — 2235 мм, клиренс — 400 мм.
Боевая масса — 29,6 т.
Бронирование — 15 (днище) — 45 мм (лоб и борта корпуса и рубки).
Вооружение — 122-мм гаубица М-30С.
Боекомплект — 40 снарядов.
Силовая установка — V-образный дизельный двигатель В-2-34 жидкостного охлаждения максимальной мощностью 500 л.с.
Максимальная скорость — 55 км/ч (по шоссе), до 20 км/ч (по пересеченной местности).
Запас хода — 600 км (по шоссе).
Экипаж — 5 человек.

Источники информации:
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/su-14.htm
http://armedman.ru/tanki/1919-1936-bronetehnika/samohodnaya-artilleriyskaya-ustanovka-su-14.html#_-14-1
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/su-122.htm
Материалы из открытых источников

www.globalwarnews.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.