ИСУ-152-1 и ИСУ-152-2: Суперзверобои » Военное обозрение

Великую Отечественную войну, равно как и Вторую Мировую в целом, часто именуют войной моторов. И правда, появление в войсках огромного количества моторизированной техники кардинально изменило тактику и стратегию войны. Одним из классов новой техники был танк. Появление более мощных двигателей позволило конструкторам-танкостроителям развернуть настоящую гонку вооружений: уже в середине Второй Мировой ни у кого не было сомнений, что краеугольным камнем практического применения танка является противостояние орудия и брони. Вот и наращивались толщина бронелистов и калибр пушек.
Пожалуй, самым эффективным самоходным отечественным средством борьбы с вражескими танками была САУ ИСУ-152. 152-мм орудие МЛ-20С позволяло надежно поражать бронированную технику противника на таких дальностях, с которых «Тигры» или «Пантеры» просто не могли ответить. В войсках эту самоходку даже прозвали «Зверобоем» за эффективное уничтожение немецких «котов». Ну а рассказы о том, как немецкому танку срывало башню после попадания, долго еще будут будоражить воображение людей и вызывать массу споров. В то же время, орудие МЛ-20С по своей сути было пушкой-гаубицей и, как следствие, имело ствол средней длины и относительно малую начальную скорость снаряда. Увеличение длины ствола могло значительно увеличить боевые показатели самоходки. По этой причине в самом начале 1944 года конструкторское бюро завода №100 под руководством Ж.Я. Котина в инициативном порядке берется за создание обновленной версии ИСУ-152. В качестве нового шестидюймового орудия ОКБ-172 (главный конструктор И.И. Иванов) предложило свою новую разработку – пушку БЛ-8. Это орудие было создано на основе довоенной БЛ-7 и изначально проектировалось с учетом особенностей установки на самоходках. Котина предложение устроило и проект ИСУ-152-1 (обозначение состоит из калибра и номера опытной модернизации исходной САУ) стал создаваться именно под эту пушку.

Великая Отечественная, среди прочего, запомнилась и авральными темпами работ. ИСУ-152-1 тоже постигла такая «участь». Первый опытный экземпляр этой самоходной артустановки отправили на полигон уже в июле-месяце. Внешне новая машина получилась грозной. К суровому облику исходной ИСУ-152 добавился длинный ствол пушки с огромным дульным тормозом. Большая часть конструкции перешла опытной самоходке практически без изменений. Поэтому бронекорпус, как и на изначальной ИСУ-152, разделялся на два отделения – моторно-трансмиссионное и боевое. Силовая установка по-прежнему состояла из 12-цилиндрового V-образного дизеля В-2-ИС (520 л.с.), многодискового главного фрикциона и четырехступенчатой коробки передач. Ходовая часть тоже была полностью заимствована у ИСУ-152.

Главное, да в принципе и единственное, отличие ИСУ-152-1 от ИСУ-152 крылось в новом орудии. Пушка БЛ-8 устанавливалась в рамке на лобовой бронеплите. Узел крепления позволял наводить пушку в пределах от -3°10’ до +17°45’ по вертикали и от 2° (влево) до 6°30’ (вправо) по горизонтали. Разница в углах горизонтальной наводки объясняется особенностями установки орудия: оно монтировалось не по центру лобовой плиты, что стало причиной ограничений из-за движения казенника в рубке. 152-мм пушка БЛ-8 имела поршневой затвор и устройство продувки ствола после выстрела. Отдельно стоит остановиться на дульном тормозе орудия. Как видно из его конструкции, он работает по интересной схеме. При выстреле пороховые газы бьют в передний стакан и создают импульс, направленный вперед. После удара газы под давлением следуют назад, где часть их выбрасывается через боковые окна, а оставшийся поток перенаправляется в стороны задней тарелкой тормоза. Таким образом удалось значительно уменьшить количество пороховых газов, уходящих в сторону рубки САУ без особых потерь в эффективности тормоза. Боекомплект пушки состоял из 21 выстрела раздельного заряжания различных типов. Снаряды и гильзы укладывались так же, как и на исходной ИСУ-152, по бортам и у задней стенки рубки. Номенклатура боеприпасов также не претерпела изменений. Это были бронебойно-трассирующие снаряды 53-БР-540 и осколочно-фугасные 53-ОФ-540. Для самообороны экипажа предполагалось оснащать самоходку двумя пистолетами-пулеметами ППШ или ППС с боеприпасами и набором гранат. Также в перспективе планировалось устанавливать на башне крупнокалиберный пулемет ДШК. Однако дополнительного вооружения ИСУ-152-1 в итоге так и не получила.

Экипаж ИСУ-152 из пяти человек – командир, механик-водитель, наводчик, заряжающий и замковый – также сохранился и на ИСУ-152-1.

В июле 1944 года опытный экземпляр ИСУ-152-1 под названием «объект 246» был доставлен на Ржевский полигон. Уже первые стрельбы и поездки по полигону оставили неоднозначное впечатление. Более длинный ствол орудия значительно повысил начальную скорость снаряда. Так, бронебойный 53-БР-540 имел начальную скорость 850 м/с против 600 м/с у пушки-гаубицы МЛ-20С. В результате обстрел бронеплит различной толщины произвел настоящий фурор среди испытателей. С километровой дальности опытная самоходка гарантированно пробивала броню любых немецких танков, причем даже в случае попадания под небольшими углами. В порядке эксперимента толщину бронированной плиты, по которой велся огонь, постепенно увеличивали. 150 миллиметров – пробита. 180 – пробита. Наконец, 203. По нормали пробивалась даже такая броня.

БЛ-8 на базе ИСУ-152 (фото http://yuripasholok.livejournal.com)

С другой стороны, у обновленной самоходки хватало проблем. Дульный тормоз новой конструкции не показывал расчетных характеристик, а ствол оказался менее живучим, чем требовалось. Кроме того, его длина мешала нормально передвигаться по пересеченной местности. Пятиметровая «труба» вкупе с небольшими углами вертикальной наводки и отсутствием поворотной башни очень часто буквально упиралась в землю и требовалась помощь со стороны. Наконец, новое орудие было тяжелее МЛ-20С и усилило нагрузку на переднюю часть ходовой. Ухудшилась маневренность и проходимость.

Опыт с ИСУ-152-1 признали частично удачным, но требующим серьезных доработок. В идеале, для приведения новой самоходки в нормальный вид требовались новый двигатель большей мощности, новая конструкция подвеса орудия с большими углами вертикальной наводки, что в конечном счете потребовало бы перекомпоновать всю бронерубку и даже изменить ее размеры. Выигрыш в боевых характеристиках посчитали недостаточным поводом для столь серьезной доработки. Однако единственная опытная самоходка ИСУ-152-1 не пропала и стала основой для очередной модернизации.


В качестве последнего шанса для обновления ИСУ-152 конструкторам завода №100 и ОКБ-172 разрешили доработать пушку и испытать оборудованную ей самоходку. К концу 44-го года конструкторский коллектив И.И. Иванова уменьшил длину ствола пушки БЛ-8, доработал казенную часть и конструкцию креплений к лобовой бронеплите самоходки-носителя. Получившееся орудие БЛ-10 было установлено на «объект 246» вместо признанного неудачным БЛ-8. Второй вариант модернизации ИСУ-152 был назван ИСУ-152-2 или «объект 247». Начавшиеся в декабре 1944 года испытания «объекта 247», как это ни странно, показали отсутствие улучшения ситуации в какой-либо области. Маневренность и проходимость остались такими же, как и у ИСУ-152-1, а показатели бронепробиваемости, в свою очередь, немного упали.

ИСУ-152 с БЛ-10

К моменту завершения испытаний ИСУ-152-2 стало ясно, что подобные модернизации «Зверобоя» уже не имеют практической ценности. Самоходок с пушками МЛ-20С и так было достаточно, да и боевые характеристики позволяли им совершенно спокойно выполнять свои задачи вплоть до конца войны. Да и послевоенные перспективы подобной машины виделись весьма смутными. Холодная война еще даже не витала в воздухе, а основной проблемой советской промышленности было доведение Великой Отечественной войны до победного конца. Доведение пушки БЛ-10 посчитали ненужным и прекратили, а единственный построенный экземпляр ИСУ-152-2, до этого бывший ИСУ-152-1, был отправлен на хранение. Сегодня его можно увидеть в Бронетанковом музее в г. Кубинке.

topwar.ru

Советские САУ времен войны (часть 6) – ИСУ-122/152 » Военное обозрение

ИСУ-152 – советская тяжелая САУ завершающего периода Великой Отечественной войны. В названии самоходки аббревиатура ИСУ означает, что САУ создана на базе нового тяжелого танка ИС. Добавление буквы «И» в обозначении установки потребовалось, для того чтобы отличить машину от уже существующей самоходки СУ-152, созданной на базе танка КВ-1С. Индекс 152 обозначал калибр используемого орудия.

Разработка новой тяжелой самоходки конструкторским бюро опытного завода №100 велась в июне-октябре 1943 года, а уже 6 ноября 1943 года новая САУ была принята на вооружение РККА. Тогда же Челябинский Кировский завод (ЧКЗ) приступил к ее производству, которое продолжалось до 1946 года. Несколько машин данной марке в 1945 году выпустил также Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ). САУ ИСУ-152 активно применялась на завершающем этапе Великой Отечественной войны и приняла участие практически во всех крупных сражениях данного этапа, сыграв важную роль в разгроме нацистской Германии и ее европейских союзников. Помимо Красной Армии, ИСУ-152 находилась на вооружении армий Чехословакии и Польши.


После окончания войны ИСУ-152 прошли модернизацию и длительное время состояли на вооружении армии СССР. Также данные самоходки поставлялись на экспорт в Египет. Переданные Египту САУ приняли участие в арабо-израильских вооружённых конфликтах на Ближнем Востоке. САУ ИСУ-152 были сняты с вооружения Советской армии лишь в середине 1970-х годов. Небольшое количество уцелевших от переплавки машин в настоящее время можно встретить в музеях различных стран мира, также часть машин установлено на постаменты и выполняет роль памятников. Всего до 1946 года было выпущено 3242 самоходки ИСУ-152.

ИСУ-152


САУ ИСУ-122 относилась к типу полностью бронированных самоходок с передним расположением бронерубки. Данная машина была создана на базе САУ ИСУ-152 посредством замены гаубицы-пушки МЛ-20С обр. 1937/43 годов на 122-мм полевую пушку А-19 обр. 1931/37 годов с изменением подвижного элемента бронирования орудия. Данная САУ появилась на свет с целью увеличение противотанкового действия самоходки на больших дальностях ведения огня. Высота линии огня САУ ИСУ-122 составляла 1790 мм. Экипаж машины состоял из 4 или 5 человек, его размещение было аналогичным размещению в самоходке вооруженной 152-мм гаубицей. В том случае, если экипаж САУ состоял из 4 человек, то функцию заряжающего выполнял замковый.

Установка ИСУ-122 была принята на вооружение Красной Армии 12 марта 1944 года. Данная самоходка, как и ИСУ-152, серийно производилась в Челябинске на заводе ЧКЗ. Серийное производство САУ продолжалось с апреля 1944 по сентябрь 1945 года. До 1 июня 1945 года в Челябинске было собрано 1435 САУ ИСУ-122, которые достаточно активно использовались на всех фронтах Великой Отечественной войны. Всего за время серийного производства заводские цеха покинуло 1735 машин.

Особенности конструкции ИСУ-152

САУ ИСУ-152 обладала той же компоновкой, что и все остальные серийные советские самоходки военного времени (за исключением СУ-76). Полностью бронированный корпус самоходки делился на 2 части. Орудие, боезапас к нему и экипаж находились впереди в бронированной рубке, которая совмещала в себе отделение управления и боевое отделение. Двигатель и трансмиссия располагались в корме самоходной установки.


Броневой корпус САУ изготавливался методом сварки из катаных бронеплит толщиной 90, 75, 60, 30 и 20 мм. Броневая защита самоходки была противоснарядной, дифференцированной. Бронеплиты рубки были установлены под рациональными углами наклона. В сравнении с предыдущей моделью самоходной установки того же назначения и класса – СУ-152, бронекорпус САУ ИСУ-152 отличался чуть большей высотой (так как он не обладал такой глубиной посадки, как у машин созданных на без КВ-1С) и более просторным пространством бронерубки. Увеличение внутреннего объема достигалось за счёт уменьшения углов наклона бортовых и скуловых бронелистов. Связанное с этим незначительное уменьшение защищённости компенсировалось увеличением толщины бронирования данных частей рубки. Рост объема рубки положительным образом сказывался на условиях работы экипажа САУ.

Экипаж САУ ИСУ-152 состоял из 5 человек. Три члена экипажа находились слева от орудия. Впереди было место механика-водителя, сразу за ним находился наводчик орудия, а сзади сидел заряжающий. Командир самоходки и замковый располагались с правой стороны от орудия. Посадка и высадка экипажа осуществлялась через прямоугольный двухстворчатый люк, расположенные на стыке крышевого и заднего листов бронерубки, а также через круглый люк, находящийся справ от орудия. Еще один круглый люк, находящийся слева от орудия, использовался для вывода наружу удлинителя панорамного прицела и не использовался для посадки экипажа. В корпусе САУ имелся также аварийный люк, расположенный в днище.

Все люки, которые использовались для посадки/высадки экипажа, а также люк артиллерийской панорамы оснащались перископическими приборами Mk IV, которые использовались для наблюдения за обстановкой на поле боя (всего 3 штуки). Механик-водитель САУ вел наблюдение за дорогой при помощи смотрового прибора с триплексом, который прикрывался от осколков специальной бронезаслонкой. Этот прибор размещался в бронированном люке-пробке на лобовой бронеплите САУ слева от орудия. Во время маршей и в спокойной обстановке данный люк-пробка мог быть выдвинут вперед, обеспечивая механику-водителю лучший обзор с его рабочего места.


Основным вооружением САУ была гаубица-пушка МЛ-20С калибра 152,4 мм, которая монтировалась в специальной рамке на лобовой бронеплите рубки и имела вертикальные углы наведения в диапазоне от -3 до +20 градусов. Сектор горизонтальной наводки равнялся 20 градусам (по 10 в каждую сторону). Высота линии огня равнялась 1,8 м., дальность прямого выстрела по целям высотой 2,5-3 м., составляла 800-900 метров, дальность стрельбы прямой наводкой – 3,8 км. Максимальная дальность стрельбы – 13 км. Выстрел можно было произвести при помощи механического или электрического спуска. Боекомплект орудия состоял из 21 выстрела раздельного заряжания.

С начала 1945 года на данные САУ начали устанавливать крупнокалиберные 12,7-мм зенитные пулеметы ДШК, оснащенные коллиматорным прицелом К-8Т. ДШК монтировался на специальной турельной установке на правом круглом люке, который использовался командиром машины. Боекомплект пулемета равнялся 250 патронам. Для самообороны экипаж также мог использовать 2 пистолета-пулемета ППС или ППШ с боекомплектом в 1491 патрон, а также 20 гранат Ф-1.

САУ ИСУ-152 оснащалась V-образным четырёхтактным 12-цилиндровым дизелем В-2-ИС, который выдавал максимальную мощность в 520 л. с. (382 кВт). Дизель оснащался топливным насосом НК-1 высокого давления с корректором подачи топлива и всережимным регулятором РНК-1. Для очистки воздуха, поступающего в двигатель, применялся фильтр типа «Мультициклон». Дополнительно в моторно-трансмиссионном отделении самоходки монтировались подогревающие устройства, которые служили для облегчения пуска двигателя в холодное время года. Также данные устройства могли использоваться для подогрева боевого отделения САУ в зимних условиях. Самоходка оснащалась тремя топливными баками. Два из них находились в боевом отделении, еще один – в МТО. Дополнительно на САУ могло быть установлено 4 наружных топливных бака, которые не были связаны с топливной системой двигателя.

ИСУ-122


Особенности конструкции ИСУ-122


Основным отличием САУ ИСУ-122 от ИСУ-152 было орудие, в остальном эти самоходки были практически полностью идентичны. ИСУ-122 вооружались пушкой А-19 образца 1931/37 года. В мае 1944 года в конструкцию данного орудия были внесены изменения, которые нарушили их взаимозаменяемость с ранее выпущенными стволами. Модернизированное орудие получило название «122-мм самоходная пушка обр. 1931/1944 г.). Устройство пушки А-19 во многом повторяло МЛ-20С, оба орудия имели поршневой затвор, вот только длина ствола А-19 была существенно выше и составляла 46,3 калибра. А-19 отличалась от МЛ-20С меньшим калибром, увеличенной на 730 мм. длиной, меньшим числом нарезов и отсутствием дульного тормоза.

Для наводки орудия применялись поворотный механизм винтового типа и подъемный механизм секторного типа. Углы вертикальной наводки лежали в диапазоне от -3 до +22 градусов, а углы горизонтальной наводки составляли 10 градусов в обе стороны. Дальность стрельбы прямой наводкой равнялась 5 км., максимальная дальность стрельбы была 14,3 км. Скорострельность орудия – 2-3 выстрела в минуту.

Уже в апреле 1944 года в КБ завода № 100 была спроектирована САУ ИСУ-122С, которая представляла из себя модернизированный вариант самоходки. В июне созданный образец прошел испытания и уже 22 августа был принят на вооружение Красной Армии. В том же месяце САУ пошла в серийное производство. САУ ИСУ-122С производилась на ЧКЗ параллельно с другими самоходками. ИСУ-122С отличалась от ИСУ-122 использованием новой пушки – Д-25С обр. 1944 года, которая имела дульный тормоз и клиновой полуавтоматический затвор. Длина ствола орудия составляла 48 калибров. За счет использования казенной части пушки и компактных противооткатных устройств удалось увеличить скорострельность орудия, которая при слаженной работе экипажа возрастала до 6 выстрелов в минуту. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 5 км, максимальная дальность стрельбы возросла до 15 км. Боекомплект орудия так же как и у пушки А-19 составлял 31 снаряд. Внешне ИСУ-122С отличалась от ИСУ-122 новой литой маской орудия толщиной – 120-150 мм. и стволом.

ИСУ-122С


Боевое применение

Организационно ИСУ-152/122 применялись в составе отдельных тяжелых самоходных полков (ОТСАП). Каждый полк имел на вооружении 21 самоходку в составе 4 батарей по 5 машин и одной командирской САУ. Часто ИСУ заменяли в частях СУ-152 или шли на формирование вновь создаваемых частей. Несмотря на официально установленную одинаковую тактику использования САУ ИСУ-152 и ИСУ-122, их по возможности старались не перемешивать в составе одного подразделения, хотя на практике был ряд полков, в которых САУ использовались совместно. Всего до конца войны было сформировано 53 ОТСАП.

Тяжелые САУ использовались для уничтожения долговременных фортификационных сооружений и полевых укреплений противника, борьбы с танками на дальних дистанциях, поддержки наступающих войск. Боевой опыт продемонстрировал, что ИСУ-152 способна успешно справляться со всеми этими задачами, при этом было выявлено и своеобразное разделение труда между самоходками. ИСУ-122 больше подходили для истребления бронетехники противника, а ИСУ-152 для борьбы с укреплениями и штурмовых действий. При этом ИСУ-152 могла бороться с любой бронетехникой вермахта. Сами за себя говорят ее прозвища: советское «Зверобой» и немецкое «Dosenoffner» (вскрыватель консервных банок).

Солидное бронирование позволяло САУ сближаться на расстояния недоступные для буксируемой артиллерии и поражать цели прямой наводкой. При этом ИСУ обладали хорошей ремонтопригодностью и хорошей живучестью под воздействием огня противника.

Правда, выявились в боях и слабые стороны ИСУ-152. Ограниченные углы горизонтальной наводки делали машину уязвимой для фланговых атак (справедливости ради стоит отметить, что этим страдали и САУ вермахта). Меньший угол возвышения орудия (20 градусов против 65 у буксируемого варианта гаубицы) сужал возможность маневра огнем на дальних дистанциях. Из-за применения выстрелов раздельного заряжания, которые обладали большой массой, страдала скорострельность (до 2 выстрелов в минуту), что несколько уменьшало эффективность борьбы с немецкой бронетехникой, особенно в ближнем бою. Ну и, наконец, возимый боезапас из 20 выстрелов, которого часто оказывалось недостаточно в боевых условиях. При этом погрузка боекомплекта в САУ была достаточно утомительной операцией, которая могла отнять до 40 минут. Стоит отметить, что все эти недостатки были обратной стороной достоинств, которыми обладала ИСУ-152. Большая эффективность артиллерийского огня самоходки напрямую была связана с использованием крупнокалиберных снарядов раздельного заряжания.

ИСУ-122С во время штурма Кенигсберга


Слабые стороны, которыми обладала единичная самоходка, опытные командиры старались компенсировать их правильным использованием. Во время отражения танковых атак САУ во избежание флангового обхода строились веером. При ведении огня с закрытых позиций, боеприпасы к самоходкам доставлялись заранее и в то время, когда часть машин вела огонь, другие осуществляли перезарядку, что обеспечивало беспрерывность артиллерийского воздействия по противнику.

Наибольшую свою эффективность ИСУ продемонстрировали во время штурма городов и укрепленных полос немецкой обороны. Особенно здесь выделялась ИСУ-152, чей 43-кг фугасный снаряд делал самоходку страшнейшим врагом для окопавшегося неприятеля. Немалая часть успеха во время штурма Кенигсберга и Берлина лежит именно на советских самоходчиках, воевавших на данных машинах. Свои последние залпы во время Второй мировой войны ИСУ-152 сделали на другом конце Евразии, в ходе наступательной операции Красной Армии против японской Квантунской армии.

Тактико-технические характеристики: ИСУ-122/152
Масса: 46 т.
Габаритные размеры:
Длина 9,85/9,05 м., ширина 3,07 м., высота 2,48 м.
Экипаж: 5 чел.
Бронирование: от 20 до 90 мм.
Вооружение: 122-мм пушка А-19С/152-мм гаубица-пушка МЛ-20С, 12,7-мм пулемет ДШК
Боекомплект: 30/21 снаряд, 250 патронов к пулемету
Двигатель: двенадцатицилиндровый V-образный дизельный двигатель В-2-ИС мощностью 520 л.с.
Максимальная скорость: по шоссе – 35 км/час, по пересеченной местности – 15 км/ч.
Запас хода: по шоссе – 220 км., по пересеченной местности – 140 км.

topwar.ru

night-panther » Советские САУ времен войны– ИСУ-122/152

 

 ИСУ-152 – советская тяжелая САУ завершающего периода Великой Отечественной войны. В названии самоходки аббревиатура ИСУ означает, что САУ создана на базе нового тяжелого танка ИС. Добавление буквы «И» в обозначении установки потребовалось, для того чтобы отличить машину от уже существующей самоходки СУ-152, созданной на базе танка КВ-1С. Индекс 152 обозначал калибр используемого орудия.

Разработка новой тяжелой самоходки конструкторским бюро опытного завода №100 велась в июне-октябре 1943 года, а уже 6 ноября 1943 года новая САУ была принята на вооружение РККА. Тогда же Челябинский Кировский завод (ЧКЗ) приступил к ее производству, которое продолжалось до 1946 года. Несколько машин данной марке в 1945 году выпустил также Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ). САУ ИСУ-152 активно применялась на завершающем этапе Великой Отечественной войны и приняла участие практически во всех крупных сражениях данного этапа, сыграв важную роль в разгроме нацистской Германии и ее европейских союзников. Помимо Красной Армии, ИСУ-152 находилась на вооружении армий Чехословакии и Польши.

После окончания войны ИСУ-152 прошли модернизацию и длительное время состояли на вооружении армии СССР. Также данные самоходки поставлялись на экспорт в Египет. Переданные Египту САУ приняли участие в арабо-израильских вооружённых конфликтах на Ближнем Востоке. САУ ИСУ-152 были сняты с вооружения Советской армии лишь в середине 1970-х годов. Небольшое количество уцелевших от переплавки машин в настоящее время можно встретить в музеях различных стран мира, также часть машин установлено на постаменты и выполняет роль памятников. Всего до 1946 года было выпущено 3242 самоходки ИСУ-152.

                                                                                                                   ИСУ-152

САУ ИСУ-122 относилась к типу полностью бронированных самоходок с передним расположением бронерубки. Данная машина была создана на базе САУ ИСУ-152 посредством замены гаубицы-пушки МЛ-20С обр. 1937/43 годов на 122-мм полевую пушку А-19 обр. 1931/37 годов с изменением подвижного элемента бронирования орудия. Данная САУ появилась на свет с целью увеличение противотанкового действия самоходки на больших дальностях ведения огня. Высота линии огня САУ ИСУ-122 составляла 1790 мм. Экипаж машины состоял из 4 или 5 человек, его размещение было аналогичным размещению в самоходке вооруженной 152-мм гаубицей. В том случае, если экипаж САУ состоял из 4 человек, то функцию заряжающего выполнял замковый.

Установка ИСУ-122 была принята на вооружение Красной Армии 12 марта 1944 года. Данная самоходка, как и ИСУ-152, серийно производилась в Челябинске на заводе ЧКЗ. Серийное производство САУ продолжалось с апреля 1944 по сентябрь 1945 года. До 1 июня 1945 года в Челябинске было собрано 1435 САУ ИСУ-122, которые достаточно активно использовались на всех фронтах Великой Отечественной войны. Всего за время серийного производства заводские цеха покинуло 1735 машин.

Особенности конструкции ИСУ-152

САУ ИСУ-152 обладала той же компоновкой, что и все остальные серийные советские самоходки военного времени (за исключением СУ-76). Полностью бронированный корпус самоходки делился на 2 части. Орудие, боезапас к нему и экипаж находились впереди в бронированной рубке, которая совмещала в себе отделение управления и боевое отделение. Двигатель и трансмиссия располагались в корме самоходной установки.

Броневой корпус САУ изготавливался методом сварки из катаных бронеплит толщиной 90, 75, 60, 30 и 20 мм. Броневая защита самоходки была противоснарядной, дифференцированной. Бронеплиты рубки были установлены под рациональными углами наклона. В сравнении с предыдущей моделью самоходной установки того же назначения и класса – СУ-152, бронекорпус САУ ИСУ-152 отличался чуть большей высотой (так как он не обладал такой глубиной посадки, как у машин созданных на без КВ-1С) и более просторным пространством бронерубки. Увеличение внутреннего объема достигалось за счёт уменьшения углов наклона бортовых и скуловых бронелистов. Связанное с этим незначительное уменьшение защищённости компенсировалось увеличением толщины бронирования данных частей рубки. Рост объема рубки положительным образом сказывался на условиях работы экипажа САУ.

Экипаж САУ ИСУ-152 состоял из 5 человек. Три члена экипажа находились слева от орудия. Впереди было место механика-водителя, сразу за ним находился наводчик орудия, а сзади сидел заряжающий. Командир самоходки и замковый располагались с правой стороны от орудия. Посадка и высадка экипажа осуществлялась через прямоугольный двухстворчатый люк, расположенные на стыке крышевого и заднего листов бронерубки, а также через круглый люк, находящийся справ от орудия. Еще один круглый люк, находящийся слева от орудия, использовался для вывода наружу удлинителя панорамного прицела и не использовался для посадки экипажа. В корпусе САУ имелся также аварийный люк, расположенный в днище.

Все люки, которые использовались для посадки/высадки экипажа, а также люк артиллерийской панорамы оснащались перископическими приборами Mk IV, которые использовались для наблюдения за обстановкой на поле боя (всего 3 штуки). Механик-водитель САУ вел наблюдение за дорогой при помощи смотрового прибора с триплексом, который прикрывался от осколков специальной бронезаслонкой. Этот прибор размещался в бронированном люке-пробке на лобовой бронеплите САУ слева от орудия. Во время маршей и в спокойной обстановке данный люк-пробка мог быть выдвинут вперед, обеспечивая механику-водителю лучший обзор с его рабочего места.

Основным вооружением САУ была гаубица-пушка МЛ-20С калибра 152,4 мм, которая монтировалась в специальной рамке на лобовой бронеплите рубки и имела вертикальные углы наведения в диапазоне от -3 до +20 градусов. Сектор горизонтальной наводки равнялся 20 градусам (по 10 в каждую сторону). Высота линии огня равнялась 1,8 м., дальность прямого выстрела по целям высотой 2,5-3 м., составляла 800-900 метров, дальность стрельбы прямой наводкой – 3,8 км. Максимальная дальность стрельбы – 13 км. Выстрел можно было произвести при помощи механического или электрического спуска. Боекомплект орудия состоял из 21 выстрела раздельного заряжания.

С начала 1945 года на данные САУ начали устанавливать крупнокалиберные 12,7-мм зенитные пулеметы ДШК, оснащенные коллиматорным прицелом К-8Т. ДШК монтировался на специальной турельной установке на правом круглом люке, который использовался командиром машины. Боекомплект пулемета равнялся 250 патронам. Для самообороны экипаж также мог использовать 2 пистолета-пулемета ППС или ППШ с боекомплектом в 1491 патрон, а также 20 гранат Ф-1.

САУ ИСУ-152 оснащалась V-образным четырёхтактным 12-цилиндровым дизелем В-2-ИС, который выдавал максимальную мощность в 520 л. с. (382 кВт). Дизель оснащался топливным насосом НК-1 высокого давления с корректором подачи топлива и всережимным регулятором РНК-1. Для очистки воздуха, поступающего в двигатель, применялся фильтр типа «Мультициклон». Дополнительно в моторно-трансмиссионном отделении самоходки монтировались подогревающие устройства, которые служили для облегчения пуска двигателя в холодное время года. Также данные устройства могли использоваться для подогрева боевого отделения САУ в зимних условиях. Самоходка оснащалась тремя топливными баками. Два из них находились в боевом отделении, еще один – в МТО. Дополнительно на САУ могло быть установлено 4 наружных топливных бака, которые не были связаны с топливной системой двигателя.

                                                                                                                       ИСУ-122

Особенности конструкции ИСУ-122

Основным отличием САУ ИСУ-122 от ИСУ-152 было орудие, в остальном эти самоходки были практически полностью идентичны. ИСУ-122 вооружались пушкой А-19 образца 1931/37 года. В мае 1944 года в конструкцию данного орудия были внесены изменения, которые нарушили их взаимозаменяемость с ранее выпущенными стволами. Модернизированное орудие получило название «122-мм самоходная пушка обр. 1931/1944 г.). Устройство пушки А-19 во многом повторяло МЛ-20С, оба орудия имели поршневой затвор, вот только длина ствола А-19 была существенно выше и составляла 46,3 калибра. А-19 отличалась от МЛ-20С меньшим калибром, увеличенной на 730 мм. длиной, меньшим числом нарезов и отсутствием дульного тормоза.

Для наводки орудия применялись поворотный механизм винтового типа и подъемный механизм секторного типа. Углы вертикальной наводки лежали в диапазоне от -3 до +22 градусов, а углы горизонтальной наводки составляли 10 градусов в обе стороны. Дальность стрельбы прямой наводкой равнялась 5 км., максимальная дальность стрельбы была 14,3 км. Скорострельность орудия – 2-3 выстрела в минуту.

Уже в апреле 1944 года в КБ завода № 100 была спроектирована САУ ИСУ-122С, которая представляла из себя модернизированный вариант самоходки. В июне созданный образец прошел испытания и уже 22 августа был принят на вооружение Красной Армии. В том же месяце САУ пошла в серийное производство. САУ ИСУ-122С производилась на ЧКЗ параллельно с другими самоходками. ИСУ-122С отличалась от ИСУ-122 использованием новой пушки – Д-25С обр. 1944 года, которая имела дульный тормоз и клиновой полуавтоматический затвор. Длина ствола орудия составляла 48 калибров. За счет использования казенной части пушки и компактных противооткатных устройств удалось увеличить скорострельность орудия, которая при слаженной работе экипажа возрастала до 6 выстрелов в минуту. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 5 км, максимальная дальность стрельбы возросла до 15 км. Боекомплект орудия так же как и у пушки А-19 составлял 31 снаряд. Внешне ИСУ-122С отличалась от ИСУ-122 новой литой маской орудия толщиной – 120-150 мм. и стволом.

                                                                                                                ИСУ-122С

Боевое применение

Организационно ИСУ-152/122 применялись в составе отдельных тяжелых самоходных полков (ОТСАП). Каждый полк имел на вооружении 21 самоходку в составе 4 батарей по 5 машин и одной командирской САУ. Часто ИСУ заменяли в частях СУ-152 или шли на формирование вновь создаваемых частей. Несмотря на официально установленную одинаковую тактику использования САУ ИСУ-152 и ИСУ-122, их по возможности старались не перемешивать в составе одного подразделения, хотя на практике был ряд полков, в которых САУ использовались совместно. Всего до конца войны было сформировано 53 ОТСАП.

Тяжелые САУ использовались для уничтожения долговременных фортификационных сооружений и полевых укреплений противника, борьбы с танками на дальних дистанциях, поддержки наступающих войск. Боевой опыт продемонстрировал, что ИСУ-152 способна успешно справляться со всеми этими задачами, при этом было выявлено и своеобразное разделение труда между самоходками. ИСУ-122 больше подходили для истребления бронетехники противника, а ИСУ-152 для борьбы с укреплениями и штурмовых действий. При этом ИСУ-152 могла бороться с любой бронетехникой вермахта. Сами за себя говорят ее прозвища: советское «Зверобой» и немецкое «Dosenoffner» (вскрыватель консервных банок).

Солидное бронирование позволяло САУ сближаться на расстояния недоступные для буксируемой артиллерии и поражать цели прямой наводкой. При этом ИСУ обладали хорошей ремонтопригодностью и хорошей живучестью под воздействием огня противника.

Правда, выявились в боях и слабые стороны ИСУ-152. Ограниченные углы горизонтальной наводки делали машину уязвимой для фланговых атак (справедливости ради стоит отметить, что этим страдали и САУ вермахта). Меньший угол возвышения орудия (20 градусов против 65 у буксируемого варианта гаубицы) сужал возможность маневра огнем на дальних дистанциях. Из-за применения выстрелов раздельного заряжания, которые обладали большой массой, страдала скорострельность (до 2 выстрелов в минуту), что несколько уменьшало эффективность борьбы с немецкой бронетехникой, особенно в ближнем бою. Ну и, наконец, возимый боезапас из 20 выстрелов, которого часто оказывалось недостаточно в боевых условиях. При этом погрузка боекомплекта в САУ была достаточно утомительной операцией, которая могла отнять до 40 минут. Стоит отметить, что все эти недостатки были обратной стороной достоинств, которыми обладала ИСУ-152. Большая эффективность артиллерийского огня самоходки напрямую была связана с использованием крупнокалиберных снарядов раздельного заряжания.

                                                                              ИСУ-122С во время штурма Кенигсберга

Слабые стороны, которыми обладала единичная самоходка, опытные командиры старались компенсировать их правильным использованием. Во время отражения танковых атак САУ во избежание флангового обхода строились веером. При ведении огня с закрытых позиций, боеприпасы к самоходкам доставлялись заранее и в то время, когда часть машин вела огонь, другие осуществляли перезарядку, что обеспечивало беспрерывность артиллерийского воздействия по противнику.

Наибольшую свою эффективность ИСУ продемонстрировали во время штурма городов и укрепленных полос немецкой обороны. Особенно здесь выделялась ИСУ-152, чей 43-кг фугасный снаряд делал самоходку страшнейшим врагом для окопавшегося неприятеля. Немалая часть успеха во время штурма Кенигсберга и Берлина лежит именно на советских самоходчиках, воевавших на данных машинах. Свои последние залпы во время Второй мировой войны ИСУ-152 сделали на другом конце Евразии, в ходе наступательной операции Красной Армии против японской Квантунской армии.

Тактико-технические характеристики: ИСУ-122/152
Масса: 46 т.
Габаритные размеры:
Длина 9,85/9,05 м., ширина 3,07 м., высота 2,48 м.
Экипаж: 5 чел.
Бронирование: от 20 до 90 мм.
Вооружение: 122-мм пушка А-19С/152-мм гаубица-пушка МЛ-20С, 12,7-мм пулемет ДШК
Боекомплект: 30/21 снаряд, 250 патронов к пулемету
Двигатель: двенадцатицилиндровый V-образный дизельный двигатель В-2-ИС мощностью 520 л.с.
Максимальная скорость: по шоссе – 35 км/час, по пересеченной местности – 15 км/ч.
Запас хода: по шоссе – 220 км., по пересеченной местности – 140 км.

 

источник      topwar.ru


night-panther.com

САУ ИСУ-152, модель


САУ ИСУ 152 (ISU 152)

Small note in English:
The ISU-152 was a Soviet self-propelled gun developed and used during World War II. It was unofficially nicknamed zveroboy(Russian: Зверобой; "Beast killer".) in response to several large German tanks and guns coming into service. Since the ISU-152 has no turret, aiming the gun was awkward which had to be done by repositioning the entire vehicle using the tracks, therefore it was used as mobile artillery to support more mobile infantry and armor attacks. It continued service into the 1970s and was used in several campaigns and countries.

Осенью 1943 года тяжёлый танк КВ-1с был снят с производства в пользу более мощного и совершенного ИС-1. В связи с этим пришлось снимать с производства и довольно удачную самоходку СУ-152, созданную на базе танков КВ. Однако поскольку шасси КВ и ИС были конструктивно довольно сходны, появилась возможность создания, артсамохода уже на базе нового тяжелого танка.

При разработке установка получила заводское обозначение «объект 241». Ведущим конструктором был назначен Г. Н. Москвин. Общее же руководство осуществлял заместитель наркома танковой промышленности СССР, главный конструктор Челябинского тракторного завода Жозеф Яковлевич Котин.

Жозеф Яковлевич Котин

Опытный образец изготовили к середине октября. В течение нескольких недель артсамоход проходил испытания на НИБТ Полигоне в Кубинке и АНИОПе в Гороховце, а 6 ноября 1943 года постановлением ГКО он был принят на вооружение под обозначением ИСУ-152, и в декабре началось серийное производство новой САУ.
Компоновка ИСУ-152 принципиальными новшествами не отличалась. Боевая рубка, изготовленная из катаных броневых листов, устанавливалась в передней части корпуса, объединяя в один объем отделения управления и боевое. Моторно-трансмиссионное отделение находилось в кормовой части корпуса. Носовая часть корпуса на установках первых выпусков изготавливалась литой, на машинах последних выпусков имела сварную конструкцию. Количество и размещение членов экипажа были такими же, как и у СУ-152. Если экипаж состоял из четырех человек, то обязанности заряжающего выполнял замковый. Для посадки экипажа в крыше рубки имелись два круглых люка в передней части и один прямоугольный в кормовой. Все люки закрывались двухстворчатыми крышками, в верхних створках которых были установлены приборы наблюдения МК-4. В лобовом листе рубки располагался смотровой лючок механика-водителя, закрывавшийся броневой пробкой со стеклоблоком и смотровой щелью.

Экипаж ИСУ-152 состоял из пяти человек. Командиры самоходок и механики-водители, как правило, были лейтенантами или младшими лейтенантами. Остальные члены экипажа по штатному расписанию были сержантского или рядового состава.
Конструкция боевой рубки ИСУ-152 принципиальным изменениям не подверглась. Из-за меньшей ширины танка ИС, по сравнению с KB, пришлось уменьшить наклон бортовых листов с 25° до 15° к вертикали, а наклон кормового листа ликвидировать вовсе. Толщина брони при этом возросла с 75 до 90 мм у лобового листа рубки и с 60 до 75 мм у бортовых. Маска пушки имела толщину 60 мм, а впоследствии была доведена до 100 мм.
Силовая установка и трансмиссия были заимствованы у танка ИС-1. На ИСУ-152 устанавливался 12-цилиндровый четырехтактный дизель В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. при 2000 об/мин. Общая емкость трех топливных баков составляла 520 л. Еще 300 л перевозилось в трех наружных баках, не подключенных к системе питания. Подача топлива принудительная, с помощью 12-плунжерного топливного насоса высокого давления НК1.
Ходовая часть ИСУ-152 применительно к одному борту состояла из шести сдвоенных литых опорных катков диаметром 550 мм и трех поддерживающих катков. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца с 14-ю зубьями каждый. Направляющие колеса – литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц, взаимозаменяемые с опорными катками. Подвеска – индивидуальная торсионная. Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки штампованные, шириной 650 мм и шагом 162 мм. Зацепление цевочное.
Основное вооружение ИСУ-152 составляла 152,4-миллиметровая гаубица-пушка МЛ-20 с поршневым затвором и щелевым дульным тормозом.

152,4-миллиметровая гаубица-пушка МЛ-20

 Она устанавливалась с помощью рамки в лобовой части броневой рубки со смещением к правому борту от продольной оси машины. Высота линии огня составляла 1800 мм. Для облегчения заряжания к люльке орудия был прикреплен лоток и поставлена дополнительная тяга к спусковому механизму. Кроме того, цапфы пушки-гаубицы были вынесены вперед. Углы вертикальной наводки составляли от -3 до +20 градусов, по горизонтали – в секторе 10 градусов. Для стрельбы прямой наводкой применялся телескопический прицел СТ-10 с полунезависимой линией прицеливания, для ведения огня с закрытых огневых позиций – панорама Герца с удлинителем, объектив которой выходил из рубки через открытый левый верхний люк. При стрельбе в ночных условиях шкалы прицела и панорамы, а также прицельная и орудийная стрелки подсвечивались электрическими лампочками прибора «Луч 5».
Боекомплект составлял 21 выстрел раздельного гильзового заряжания. Начальная скорость бронебойного снаряда при массе 48,78 кг составляла 600 м/с, осколочно-фугасного при массе 43.56 кг – 655 м/с. Бронебойный снаряд на дальности 1000 м пробивал броню толщиной 123 мм. С октября 1944 года на вращающемся погоне основания командирского люка стала устанавливаться зенитная турель с 12,7-мм пулеметом ДШК и коллиматорным прицелом К8-Т. Боекомплект к пулемету составлял 250 патронов. Кроме того, в боевом отделении укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ-41 с боекомплектом 1491 патрон (21 диск) и 20 ручных гранат Ф-1.
Боевое применение ИСУ-152
Главной боевой функцией ИСУ-152 была огневая поддержка наступающих танков и пехоты. Её осколочно-фугасные снаряды были весьма эффективны как против неукрытой пехоты (с установкой взрывателя на осколочное действие), так и против укреплений, таких как ДОТы и траншеи (с установкой взрывателя на фугасное действие). Одного попадания такого снаряда в обычный городской дом средних размеров было достаточно для уничтожения всего живого внутри.
ИСУ-152 были были незаменимы в уличных боях, таких как штурмы Будапешта Кёнигсберга и Берлина, Хорошее бронирование самоходки позволяло ей выдвигаться на дистанцию выстрела прямой наводкой для уничтожения вражеских огневых точек. Для обычной буксируемой артиллерии это было смертельно опасно из-за вражеского пулемётного и прицельного снайперского огня.
Чтобы уменьшить потери от огня фаустников, в городских боях ИСУ-152 использовались по одной-две самоходки вместе с пехотным отделением (штурмовой группой) для их защиты. Обычно штурмовая группа включала снайпера, автоматчиков и иногда ранцевого огнемётчика. Крупнокалиберный пулемёт ДШК на ИСУ-152 был эффективным оружием для уничтожения фаустников, скрывающихся на верхних этажах зданий, за завалами и баррикадами.

ИСУ-152 могла также успешно выступать в роли истребителя танков, хотя существенно уступала специализированным истребителям танков, которые вооружались противотанковыми пушками. Для поражения бронецелей предназначался бронебойный снаряд БР-540 массой 48,9 кг. Раздельное заряжание резко снижало темп огня до 1—2 выстрелов в минуту, но попадание БР-540 в цель было очень разрушительным, шанс уцелеть после него был ничтожно мал. Против танков мог использоваться и осколочно-фугасный снаряд ОФ-540 - кинетическая энергия такого снаряда была столь высока, что зачастую при попадании он срывал баню вражеского танка.
Правда, в 1944-45 годах в Красной армии уже появилось достаточное количество специализированных истребителей танков типов СУ-85, СУ-100 и ИСУ-122, поэтому боевые столкновения ИСУ-152 с вражеской бронетехникой были уже не такими частыми, как у СУ-152 в 1943 году, когда последняя была единственным советским мощным противотанковым средством. ИСУ-152 старались больше использовать в качестве штурмового орудия, поскольку её огневая мощь существенно превосходила любые другие советские танки и САУ.
После второй мировой войны, ИСУ-152 использовались при подавлении Венгерского восстания 1956 года, где они ещё раз подтвердили свою огромную разрушительную мощь. Особенно эффективным было использование ИСУ-152 в роли мощнейшей «противоснайперской винтовки» для уничтожения скрывавшихся в жилых домах Будапешта снайперов повстанцев, наносивших значительный урон советским войскам. Иной раз только наличия самоходки поблизости было достаточно, чтобы обитатели дома в страхе за свою жизнь и имущество выдворяли из него засевших там снайперов или бутылкометателей.

Благодарю источник данной статьи: http://www.opoccuu.com/isu-152.htm

ИСУ-152

Боевая масса, т

46,0

Экипаж, чел.

5

История

Производитель

Кировский завод

Годы разработки

1943

Годы производства

1943—1946

Годы эксплуатации

1943—1974

Количество выпущенных, шт.

3242

Размеры

Длина корпуса, мм

6543

Длина с пушкойвперёд, мм

9050

Ширина, мм

3070

Высота, мм

2870

База, мм

4310

Колея, мм

2420

Клиренс, мм

470

Бронирование

Тип брони

катаная

Лоб корпуса (верх), мм/град.

60/78°

Лоб корпуса (низ), мм/град.

90/−30°

Борт корпуса (верх), мм/град.

75/15°

Борт корпуса (низ), мм/град.

90/0°

Корма корпуса (верх), мм/град.

60/49°

Корма корпуса (низ), мм/град.

60/−41°

Днище, мм

20

Крыша корпуса, мм

30

Лоб рубки, мм/град.

90/30°

Маска орудия, мм/град.

100

Борт рубки, мм/град.

75/15°

Корма рубки, мм/град.

60/0°

Крыша рубки, мм/град.

30

Вооружение

Калибр и марка пушки

152,4-мм гаубица-пушка МЛ-20С обр. 1937/43 гг.

Длина ствола, калибров

28

Боекомплект пушки

ИСУ-152: 21
ИСУ-152М: 20
ИСУ-152К: 30

Углы ВН, град.

−3…+20

Углы ГН, град.

−3..+7

Дальность стрельбы, км

до 13

Прицелы

СТ-10, Панорама Герца

Пулемёты

1 × 12,7-мм ДШК

Подвижность

Тип двигателя

V‑образный 4‑тактный 12‑цилиндровый дизель

Мощность двигателя, л. с.

520

Скорость по шоссе, км/ч

40

Скорость по пересечённой местности, км/ч

15—20

Запас хода по шоссе, км

350—500

Запас хода по пересечённой местности, км

140—300

Удельная мощность, л. с./т

11,2

Тип подвески

индивидуальная торсионная

Удельное давление на грунт, кг/см²

0,82

Преодолеваемый подъём, град.

36

Преодолеваемая стенка, м

1,0

Преодолеваемый ров, м

2,5

Преодолеваемый брод, м

1,3

 

https://en.wikipedia.org/wiki/ISU-152


  Модель предоставлена:

МИНИМОДЕЛС

Магазин для моделистов в Санкт-Петербурге.
Расположен по адресу:
Торфяная дорога, дом. 7
Напротив метро "Старая деревня", ТРК "Гуливер"
График работы: ежедневно с 10:00 до 22:00 без перерыва на обед.
телефон 441-23-27

Особая благодарность руководству магазина:
Сорокину Ярославу Владимировичу
Зенкиной Нине Андреевне

memo-randum.net

ИСУ-152-1 Википедия

ИСУ-152-1

Советская опытная тяжёлая самоходно-артиллерийская установка ИСУ-152-1 (ИСУ-152БМ)
Боевая масса, т 47
Экипаж, чел. 5
Количество выпущенных, шт. 1
Длина с пушкой вперёд, мм 11 820
Ширина, мм 3070
Высота, мм 2340
Клиренс, мм 470
Тип брони катаная + литой лоб
Лоб корпуса (верх), мм/град. 60/78°
Лоб корпуса (низ), мм/град. 90/−30°
Борт корпуса (верх), мм/град. 75/15°
Борт корпуса (низ), мм/град. 90/0°
Корма корпуса (верх), мм/град. 60/49°
Корма корпуса (низ), мм/град. 60/−41°
Днище, мм 20
Крыша корпуса, мм 30
Лоб рубки, мм/град. 90/30°
Маска орудия, мм/град. 100
Борт рубки, мм/град. 75/15°
Корма рубки, мм/град. 60/0°
Крыша рубки, мм/град. 30
Калибр и марка пушки 152-мм БЛ-8
Боекомплект пушки 21
Углы ВН, град. −3,16…+17,75°
Углы ГН, град. 8,5°
Прицелы СТ-10, панорама Герца
Тип двигателя V-образный 4-тактный 12-цилиндровый дизель
Мощность двигателя, л. с. 520
Скорость по шоссе, км/ч 35
Скорость по пересечённой местности, км/ч 10—15
Запас хода по шоссе, км 170
Запас хода по пересечённой местности, км 120
Удельная мощность, л. с./т 11,3—11,4
Тип подвески торсионная индивидуальная
Удельное давление на грунт, кг/см² 0,84
Преодолеваемый подъём, град. 32°
Преодолеваемая стенка, м 1,0
Преодолеваемый ров, м 2,5
Преодолеваемый брод, м 1,3—1,5

ИСУ-152-1 (ИСУ-152БМ, Объект 246) — опытная советская тяжёлая самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Великой Отечественной войны. В названии машины аббревиатура ИСУ означает «самоходная установка на базе танка ИС» или «ИС-установка». Индекс 152-1 означает калибр основного вооружения машины и первую опытную модификацию базового варианта САУ ИСУ-152; в альтернативном наименовании буквы БМ оз

ru-wiki.ru

Самоходно-артиллерийская установка ИСУ-152

В конце 1943 года в связи со снятием с производства танка КВ-1С, на базе которого выпускалась тяжелая СУ-152, встал вопрос о продолжении выпуска тяжелых самоходок со 152,4-мм пушкой-гаубицей на базе нового тяжелого танка ИС-1. Учитывая опыт, накопленный при создании и производстве СУ-152, новую самоходную установку создали в весьма короткие сроки и уже до конца 1943 года получившие название "ИСУ-152" новые самоходные установки начали поступать на фронт.

Как и у СУ-152, у новой самоходно-артиллерийской установки пушка-гаубица смонтирована со смещением вправо в боевой рубке, расположенной в передней части шасси. Выступающие вперед противооткатные устройства орудия прикрыты массивной броневой маской. На крыше боевой рубки монтировалась турельная установка крупнокалиберного зенитного пулемета. В качестве средств связи на самоходной установке использовалась радиостанция 10Р или 10РК и танковое переговорное устройство ТПУ-4БисФ. Для управления огнем использовались телескопический и артиллерийский панорамный прицелы, обеспечивавшие ведение стрельбы как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Командир установки вел наблюдение за полем боя с помощью перископа, расположенный слева от пушки механик-водитель имел свои приборы наблюдения.

Из воспоминаний Н. М. Синева

Николай Михайлович СИНЕВ - доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР. В годы Великой Отечественной войны работал заместителем главного конструктора танкового КБ, возглавлявшегося Ж. Я. Котиным. Под руководством Котина незадолго до войны был создан один из лучших тяжелых танков - КВ, а в 1942-1945 годах более совершенные тяжелые танки ИС, а также несколько серий самоходных артиллерийских установок на базе КВ и ИС.

"В конце 1942 года в ходе одной из боевых операций в районе Невской Дубровки наши войска захватили новейший тяжелый танк вермахта "Тигр". За ночь трофей переправили на правый берег Невы, а затем - в тыл. Вскоре после этого конструктор советских тяжелых танков Ж. Я. Котин, в КБ которого я тогда работал, получил приказ командировать в Ленинград нескольких специалистов для изучения конструкции "Тигра" и его тактико-технических характеристик. Это поручили заместителю главного конструктора А. С. Ермолаеву и двум видным работникам КБ.

А в один из январских дней 1943 года, часов в 10 вечера, Котин неожиданно собрал всю свою "гвардию": заместителей, нескольких начальников ведущих конструкторских бригад и руководителей опытного производства. В комнату, где сидело человек 15, вошли Котин, заместитель Председателя Совнаркома, нарком танковой промышленности В. А. Малышев и командующий бронетанковыми и механизированными войсками РККА Я. Н. Федоренко.

Малышев сообщил: появление на фронте гитлеровских тяжелых танков "Тигр" дает основания считать, что, готовясь к летней кампании, противник уже начал оснащать ударные подразделения такими машинами, которые способны не только противостоять нашим Т-34 и КВ, но и превзойти их в огневой мощи. Особое значение - подчеркнул нарком - имеет вооружение "Тигра", 88-мм пушка с начальной скоростью снаряда более 800 м/с, усиленное бронирование, высокая удельная мощность двигателя и маневренность.

- Что же будем делать, товарищи конструкторы?, - обратился нарком к присутствующим, - наш новый тяжелый танк ИС еще не готов к серийному производству, его 122-мм пушка пока отрабатывается Ф. Ф. Петровым. У нас, видимо, есть один только выход, кстати, одобренный Верховным Главнокомандованием, - взяться за создание на базе КВ-1С мощных самоходных артиллерийских установок, оснащенных орудиями, уже находящимися в серийном производстве.

Тогда в Танкограде выпускался КВ-1С, модернизированный вариант широко известного тяжелого танка, поступившего на вооружение перед войной. Суть модернизации заключалась во внедрении восьмискоростной коробки передач (ведущий разработчик Н. Ф. Шашмурин) и планетарного механизма поворота, кстати, впервые в нашей стране (ведущий разработчик - преподаватель Военной академии бронетанковых войск инженер-подполковник А. И. Благонравов). На КВ-1С установили новые узлы системы охлаждения двигателя несколько повышенной мощности. Однако вооружение танка осталось прежним - 76-мм пушка с начальной скоростью снаряда 660 м/с.

На следующий день после совещания Котин вместе с двумя специалистами из КБ вылетел на артиллерийский завод, а через сутки позвонил мне:

- Задержусь еще на 2-3 дня, отгружаю 152-мм гаубицу. А вы не теряйте времени, начинайте проработку, как одеть ее броней, чтобы неподвижная башенная надстройка самоходки не выходила из габарита КВ-1С!

Назавтра гаубица прибыла на завод. Затащили в механосборочный цех, вызвали туда конструкторов, артиллеристов-башенщиков, опытных модельщиков. По эскизным чертежам сразу же стали сооружать из фанеры вокруг стоявшей на тумбе гаубицы имитацию корпуса с учетом толщины стенок. Труднее всего оказалось обеспечить пространство внутри башни, необходимое для большого (1 м) отката орудия. Позже, используя опыт разработки дульного тормоза для 122-мм пушки, решили сократить откат, применив подобное устройство и на новой САУ. Однако вместе с тем необходимо было подать ствол орудия вперед, выдвинув выступом его тяжелую опору, качающуюся бронировку (маску), обеспечив при этом хорошую балансировку всей подвижной системы.

...К возвращению Котина главный вопрос - вписывается гаубица в габариты КВ-1С или нет - решили положительно. Похоже было, что удастся даже разместить внутри самоходки два десятка 49-кг фугасных снарядов. К концу января 1943 года головной образец САУ-152 был готов к ходовым и артиллерийским испытаниям.

Ясный, морозный день. Самоходка вышла из заводских ворот и остановилась в песчаном карьере. Выстрел болванкой с дистанции 80 м. Неожиданно громкий. Машина дернулась, слегка присела и откатилась почти на метр. Необычно среагировал на происходящее главный инженер завода Э. М. Майдельман - он упал на снег.
" Вот и первая жертва!", - пошутил кто-то из нас.

Самоходку тщательно осмотрели. Все в порядке, только несколько балансиров катков дошли до упора. Но теперь-то началось самое главное, ведь никто из представителей Главного артиллерийского управления не знал, какой будет траектория тяжелого фугасно-осколочного или бронебойного снаряда при стрельбе прямой наводкой. Дело в том, что все выверенные таблицы стрельб для 152-мм гаубицы были составлены только для навесного огня. Наши сомнения можно было разрешить лишь на полигоне.
Туда и отправилась наша САУ-152.

Прибыли. Мороз около 30°С. Приступили к стрельбе болванками по фанерным щитам со стороной 2 м. Дистанция 500 м - попадание. 800 м - попадание. 1000 м - попадание! 1200 м - "ура!". Значит, наша САУ способна подавлять доты и дзоты противника и расстреливать его танки на значительном расстоянии. Нужно еще учесть, что на полигоне испытатели пользовались довольно примитивными приспособлениями для наводки, да и артиллерийская подготовка расчета оставляла желать лучшего.

Надо отметить, что конструкторы, испытатели, работники цехов опытного завода тогда работали по две смены подряд, а то и круглосуточно. По этому поводу домашние мрачно шутили: "Ну и ночуйте на работе, нам же только лучше - как-никак, а просторнее..." Действительно, в то время в Челябинске сосредоточились сотни тысяч эвакуированных, которых иной раз приходилось селить даже на кухнях, а в жилых комнатах размещались по две-три семьи.

...Параллельно с испытаниями САУ-152 мы вели разработку рабочей документации, согласовывали ее с технологами. С февраля 1943 года началось изготовление серийных корпусов, узлов и деталей, а в марте были собраны первые машины, которые немедленно ушли на фронт.

Опыт боевого применения САУ-152 выдвинул перед нами новые проблемы. В частности, потребовалось как-то обеспечить противовоздушную защиту колонн самоходок на марше. Обдумав несколько вариантов, мы предложили устанавливать на крышах командирских люков 12,7-мм пулеметы и всего за две недели разработали необходимые чертежи.

Потом пришлось заняться улучшением автономной системы вентиляции боевого отделения. В успехе этой работы немалую роль сыграла группа аэродинамиков Ленинградского политехнического института во главе с доцентом А. Ф. Лесохиным, которая после эвакуации была включена в состав экспериментального отдела нашего опытного завода. С их помощью удалось почти в 3 раза увеличить производительность вентиляционной системы, очищающей боевое отделение от пороховых газов. Вот так, день за днем, постоянно учитывая пожелания фронтовиков, труженики тыла совершенствовали самоходные установки, громившие на передовой нацистские "тигры", "пантеры" и прочее бронированное зверье...

...В середине июля 1943 года, в разгар ожесточенных боев на Курской дуге, поступило распоряжение Ставки - к 1 августа доставить в Москву для показа Верховному Главнокомандующему образцы новой техники. Тогда Государственному Комитету Обороны предстояло принять решение о серийном производстве тяжелого танка ИС и созданной на его базе самоходки ИСУ-152. Надо сказать, что несколько сотен САУ-152 (на базе КВ-1С) и уралмашевские САУ-100 (100-мм пушки на шасси Т-34) уже успешно показали себя на Белгородско-Курском направлении. В те дни исход битвы на Курской дуге был уже очевиден, однако до Победы было еще далеко, и забота Верховного Главнокомандования о дальнейшем усилении наступательной мощи нашей армии была вполне понятна.

Помню, поздно ночью Котин вызвал меня на завод и сообщил, что принято решение о составе эшелона, направляемого в Москву. Возглавить его предстояло мне. На шести железнодорожных платформах следовало разместить два танка ИС (со 122-мм и 152-мм пушками), ИСУ со 152-мм гаубицей, самоходку со 122-мм пушкой, созданную также на базе ИС, и две САУ-100, разработанные «Уралмашем» на базе Т-34. Мне предстояло немедленно начать формирование экипажей и подготовку материальной части.

Мы включили в состав эшелона товарный вагон с дизельным топливом, смазкой, запчастями (включая дизель В-2), инструментом и оснасткой и пассажирский вагон для нашей команды из 28 человек. Экипаж каждой машины состоял из опытных водителей-испытателей, мотористов, трансмиссионщиков и ведущего инженера-испытателя, выполнявшего обязанности командира.

В Москву наш танковый эшелон специального назначения прибыл по зеленой улице, без задержек, 31 июля и разгрузился в Черкизове. Прошло несколько дней. Экипажи жили в бытовках эвакуированного завода на казарменном положении. Время от времени к нам заезжали представители Управления бронетанковых сил, Академии бронетанковых и механизированных войск, руководители наркоматов танковой промышленности и вооружения. Запомнился ночной визит наркома вооружения Д. Ф. Устинова. Облачившись в комбинезон, он залезал внутрь машин, пытливо рассматривал боевые отделения, обстоятельно расспрашивал экипажи. Наркому было тогда 35 лет, и он поражал нас своей энергией и отличным знанием боевой техники.

В августе Москва осветилась залпами самого первого салюта. Сколько радости было у москвичей и у нас, уральцев, услышавших и увидевших эти яркие сигналы грядущей Победы! 7 августа Котин сказал мне, что решением ГКО танки ИС и самоходки на их базе принимаются на вооружение, поэтому нужно срочно откорректировать чертежи и улучшить кое-что в конструкции. После этого предстояло за 2-3 недели изготовить два усовершенствованных танка, которым присвоили индекс ИС-2. Сегодня же Котин срочно вылетает в Челябинск, и демонстрировать технику в Кремле доверено мне. "Так что держись, Николай!" - закончил он разговор со свойственной ему озорной улыбкой.

На следующий день меня вызвали в наркомат и приказали по телефону объявить отряду "готовность номер один". Меня предупредили, что при проходе колонны к Кремлю ее встретит Малышев, от которого мы получим указания. Через 15 мин я уже был среди возбужденных товарищей, которые успели вывести машины из цеха и построить на заводском дворе. Мы выехали из полупустынного Черкизова, решив направиться по Русаковской улице, потом свернуть на Красносельскую, двигаться по Маросейке к Кремлю. Недалеко от Разгуляя нас встретил на "фордике" Малышев и приказал идти к Ильинским воротам.

Весь маршрут я стоял на головном ИСе, держась за поручни башни и сигнализируя колонне флажком. Но... у Ново-Басманной нас остановил длинный конский обоз, занявший середину улицы. Да и потом нам пришлось несколько раз приостанавливаться, а времени было в обрез! Я опасался, что с непривычки (ИСы впервые были оборудованы планетарным механизмом поворота) кто-нибудь из водителей, орудуя не одним, а двумя тормозами, вдруг пережжет механизм включения и выключения планетарки. Обошлось...

И вот танки и самоходки развернулись перед зданием Верховного Совета. Головная машина ИС встала напротив входа в него. Перед машинами и за ними выстроились офицеры охраны. Мы принялись было протирать стволы и башни от пыли, но тут раздалась команда "Смирно!".

Из дверей вышел И. В. Сталин, члены ГКО, за ними нарком танковой промышленности В. А. Малышев и командующий бронетанковыми и механизированными войсками Я. Н. Федоренко, другие представители Верховного Главнокомандования. Увидя нас, К. Е. Ворошилов поднял руку и негромко сказал: "Привет кировцам!"

Подойдя к головному ИСу, Сталин спросил Малышева о двигателях танков, о километраже, который машины пройдут без ремонта, о ресурсе гусениц (их танки тогда изготавливались из менее износостойкой кремнистой стали). Потом, указывая на длинноствольную 122-мм пушку, Сталин заметил, что это внушительное и сильное оружие подходит для тяжелого танка в отличие от гаубицы, которая хороша для тяжелой самоходки. Как я уже говорил, рядом с головной машиной демонстрировался ИС со 152-мм пушкой, а третьей в ряду стояла ИСУ-152.

Затем он направился к ИСУ-152 и неожиданно для всех легко поднялся на ее корпус, резким движением руки отвергнув попытку одного из генералов помочь. Заглянув в командирский люк, спросил:

- А как обстоит дело с вентиляцией боевого отделения?

Водитель-испытатель Костя Трифонов не растерялся:

- Товарищ Сталин, для этих самоходок отработана улучшенная вентиляция, она имеет в три раза больший расход воздуха, и опасность задымления и загазовывания башни газами от выстрелов совершенно исключена!

После 25-минутного осмотра новой техники Сталин веско сказал:

- Вот на этих танках и будем кончать войну!"



< Назад   Вперед >

pro-tank.ru

Тяжёлая самоходная установка ИСУ-152

В связи с принятием осенью 1943 года на вооружение Красной Армии нового тяжелого танка ИС и снятием с производства КВ-1С, возникла необходимость создания тяжелой САУ уже на базе нового тяжелого танка. Постановление Государственного Комитета обороны № 4043сс от 4 сентября 1943 года предписывало Опытному заводу № 100 в Челябинске совместно с техническим управлением Главного бронетанкового управления Красной Армии до 1 ноября 1943 года спроектировать, изготовить и испытать артсамоход ИС-152 на базе танка ИС.
При разработке установка получила заводское обозначение «объект 241». Ведущим конструктором был назначен Г.Н.Москвин. Опытный образец изготовили в октябре. В течение нескольких недель САУ проходила испытания на НИБТПолигоне в Кубинке и АНИОПе в Гороховце. 6 ноября 1943 года постановлением ГКО новую машину приняли на вооружение под обозначением ИСУ-152, а в декабре началось ее серийное производство.
Компоновка ИСУ-152 принципиальными новшествами не отличалась. Боевая рубка, изготовленная из катаных броневых листов, устанавливалась в передней части корпуса, объединяя в один объем отделения управления и боевое. Моторно-трансмиссионное отделение находилось в кормовой части корпуса. Носовая часть корпуса на установках первых выпусков изготавливалась литой, на машинах последних выпусков имела сварную конструкцию. Количество и размещение членов экипажа были такими же, как и у СУ-152. Если экипаж состоял из четырех человек, то обязанности заряжающего выполнял замковый. Для посадки экипажа в крыше рубки имелись два круглых люка в передней части и один прямоугольный в кормовой. Все люки закрывались двухстворчатыми крышками, в верхних створках которых были установлены приборы наблюдения МК-4. В лобовом листе рубки располагался смотровой лючок механика-водителя, закрывавшийся броневой пробкой со стеклоблоком и смотровой щелью.
Сама по себе конструкция боевой рубки принципиальным изменениям не подверглась. Из-за меньшей ширины танка ИС, по сравнению с KB, пришлось уменьшить наклон бортовых листов с 25° до 15° к вертикали, а наклон кормового листа ликвидировать совсем. Толщина брони при этом возросла с 75 до 90 мм у лобового листа рубки и с 60 до 75 мм у бортовых. Маска пушки имела толщину 60 мм, а впоследствии была доведена до 100 мм.
Крыша рубки состояла из двух частей. Передняя часть крыши приваривалась к передним, скуловым и бортовым листам. В ней, помимо двух круглых люков, делалось отверстие для установки вентилятора боевого отделения (посередине), которое снаружи закрывалось броневым колпаком, и также предусматривались лючок для доступа к заливной горловине левого переднего топливного бака (слева) и отверстие антенного ввода (справа). Задний лист крыши выполнялся съемным и крепился болтами. Следует отметить, что установка вытяжного вентилятора стала существенным достоинством ИСУ-152, по сравнению с СУ-152, в которой вытяжной принудительной вентиляции не было вообще и члены экипажа во время боя порой теряли сознание от скапливавшихся пороховых газов.

Одна из первых серийных ИСУ-152 на полигоне. 1944 год.
Впрочем, по воспоминаниям самоходчиков, и на новой машине вентиляция оставляла желать лучшего - при открывании затвора после выстрела лавина густого порохового дыма, похожая на сметану, струилась из ствола орудия и медленно растекалась по полу боевого отделения.
Крыша над моторно-трансмиссионным отделением состояла из съемного листа над двигателем, сеток над окнами воздухопритока к двигателю и броневых решеток над жалюзи. В съемном листе имелся люк для доступа к узлам и агрегатам двигателя, закрывавшийся откидной крышкой. В задней части листа располагались два лючка для доступа к заправочным горловинам топливного и масляного баков. Средний кормовой лист корпуса в боевом положении привинчивался болтами, при ремонте он мог быть откинут на петлях. Для доступа к агрегатам трансмиссии в нем имелись два круглых люка, закрывавшихся откидными броневыми крышками. Днище корпуса было сварено из трех броневых листов и имело лючки и отверстия, закрывавшиеся броневыми крышками и пробками.
152-мм гаубица-пушка МЛ-20С обр. 1937/43 г. монтировалась в литой рамке, игравшей роль верхнего станка орудия, и защищалась литой же броневой маской, заимствованной у СУ-152. Качающаяся часть самоходной гаубицы-пушки имела незначительные отличия, по сравнению с полевой: были установлены откидной лоток для облегчения заряжания и дополнительная тяга к спусковому механизму, ручки маховиков подъемного и поворотного механизмов находились у наводчика слева по ходу машины, цапфы были вынесены вперед для естественного уравновешивания. Вертикальные углы наведения колебались в пределах от -3° до +20°, горизонтальные - в секторе 10°. Высота линии огня составляла 1800 мм. Для стрельбы прямой наводкой применялся телескопический прицел СТ-10 с полунезависимой линией прицеливания, для ведения огня с закрытых огневых позиций служила панорама Герца с удлинителем, объектив которой выходил из рубки через открытый левый верхний люк. При стрельбе в ночных условиях шкалы прицела и панорамы, а также прицельная и орудийная стрелки подсвечивались электрическими лампочками прибора «Луч 5». Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 3800 м, наибольшая - 6200 м. Скорострельность - 2 - 3 выстр./мин. Орудие имело электрический и механический (ручной) спуски. Гашетка электроспуска находилась на ручке маховика подъемного механизма. На орудиях первых выпусков использовался механический (ручной) спуск. Подъемный и поворотный механизмы секторного типа крепились на кронштейнах к левой щеке рамки.
Боекомплект составлял 21 выстрел раздельного гильзового заряжания с бронебойно-трассирующими остроголовыми снарядами БР-540 с донным взрывателем МД-7 с трассером, осколочно-фугасными пушечными и стальными гаубичными гранатами ОФ-540 и ОФ-530 с взрывателями РГМ-2 (или РГМ, Д-1), осколочными гаубичными гранатами сталистого чугуна О-530А, которые размещались в боевом отделении. бронебойно-трассирующие снаряды находились в нише броневой рубки с левой стороны рубки в специальных рамках, осколочно-фугасные гранаты - там же, гильзы с боевыми зарядами в нише броневой рубки в специальных рамках и в хомутиковой укладке. Часть гильз с боевыми зарядами размещалась на днище под орудием. Выстрелы комплектовались следующими зарядами: № 1 переменным Ж11-545, уменьшенным переменным Ж-545У или ЖП-545У, полным переменным ЖН-545 или Ж-545 без одного равновесного пучка и специальным ЖН-545Б или Ж-545Б под бронебойно-трассирующий снаряд. Начальная скорость бронебойного снаряда при массе 48,78 кг составляла 600 м/с, осколочно-фугасного при массе 43,56 кг - 600 м/с. Бронебойный снаряд на дальности 1000 м пробивал броню толщиной 123 мм.
На части машин с октября 1944 года на вращающемся погоне командирского люка стала устанавливаться зенитная турель с 12,7-мм пулеметом ДШК обр. 1938 г. Боекомплект к пулемету составлял 250 патронов. Кроме того, в боевом отделении укладывались два пистолета-пулемета ППШ (позже - ППС) с боекомплектом 1491 патрон и 20 ручных гранат Ф-1.
Силовая установка и трансмиссия были заимствованы у танка ИС-1 (ИС-2). На ИСУ-152 устанавливался 12-цилиндровый четырехтактный дизель В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. при 2000 об/мин. Цилиндры располагались V-образно под углом 60°. Степень сжатия 14 - 15. Масса двигателя 1000 кг.

Тяжелая самоходно-артиллерийская установка ИСУ-152 во дворе Челябинского Кировского завода.
Весна 1944 года.
          Общая емкость трех топливных баков составляла 520 л. Еще 300 л перевозилось в трех наружных баках, не подключенных к системе питания. Подача топлива принудительная, с помощью двенадцатиплунжерного топливного насоса высокого давления НК1.
          Система смазки - циркуляционная, под давлением. В бак встроен циркуляционный бачок, обеспечивавший быстрый прогрев масла и возможность пользоваться методом разжижения масла бензином.
          Система охлаждения - жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. Радиаторов - два, пластинчато-трубчатых, подковообразной формы, установленных над центробежным вентилятором.
          Для очистки воздуха, поступающего в цилиндры двигателя, на танке устанавливались два воздухоочистителя марки ВТ-5 типа «мультициклон». В головки воздухоочистителей были встроены форсунки и запальные свечи для подогрева всасываемого воздуха зимой. Кроме того, для подогрева охлаждающей жидкости в системе охлаждения двигателя использовались фитильные обогреватели, работавшие на дизельном топливе. Эти же обогреватели обеспечивали и обогрев боевого отделения машины на длительных стоянках. Пуск двигателя осуществлялся инерционным стартером, имевшим ручной и электрический приводы, или с помощью баллонов со сжатым воздухом.
Трансмиссия САУ включала в себя многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по ферродо), четырехступенчатую восьмискоростную коробку передач с демультипликатором, двухступенчатые планетарные механизмы поворота с многодисковым блокировочным фрикционом и двухступенчатые бортовые передачи с планетарным рядом.
Ходовая часть САУ применительно к одному борту состояла из шести сдвоенных литых опорных катков диаметром 550 мм и трех поддерживающих катков. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца с 14-ю зубьями каждый. Направляющие колеса - литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц, взаимозаменяемые с опорными катками. Подвеска - индивидуальная торсионная. Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки штампованные, шириной 650 мм и шагом 162 мм. Зацепление цевочное.
Для внешней радиосвязи на машинах устанавливалась радиостанция 10Р или 10РК, для внутренней - переговорное устройство ТПУ-4-бисФ. Для связи с десантом на корме имелась кнопка звуковой сигнализации.
С 1944 по 1947 год было изготовлено 2790 самоходных установок ИСУ-152. Следует отметить, что, как и в случае с ИС-2, к выпуску самоходных орудий на его базе должен был подключиться Ленинградский Кировский завод. До 9 мая 1945 года там собрали первые пять ИСУ-152, а до конца года - еще сто. В 1946 и 1947 годах производство ИСУ-152 осуществлялось только на ЛКЗ. Боевое приминение
С весны 1944 года тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 перевооружались установками ИСУ-152 и ИСУ-122. Их переводили на новые штаты и всем присваивали звание гвардейских. Всего до конца войны было сформировано 56 таких полков, в каждом имелась 21 машина ИСУ-152 или ИСУ-122 (часть из этих полков - смешанного состава). 1 марта 1945 года 143-я отдельная танковая Невельская бригада в Белорусско-литовском военном округе была переформирована в 66-ю гвардейскую Невельскую тяжелую самоходно-артиллерийскую бригаду РВГК трехполкового состава (1804 человека, 65 ИСУ-122, 3 СУ-76).
Тяжелые самоходно-артиллерийские полки, приданные танковым и стрелковым частям и соединениям, в первую очередь использовались для поддержки пехоты и танков в наступлении. Следуя в их боевых порядках, САУ уничтожали огневые точки противника и обеспечивали пехоте и танкам успешное продвижение. В этой фазе наступления САУ становились одним из основных средств отражения танковых контратак. В ряде случаев им приходилось выдвигаться вперед боевых порядков своих войск и принимать удар на себя, обеспечивая тем самым свободу маневра поддерживаемых танков.
Так, например, 15 января 1945 года в Восточной Пруссии, в районе Борове, немцы силою до одного полка мотопехоты при поддержке танков и самоходных орудий контратаковали боевые порядки нашей наступавшей пехоты, вместе с которой действовал 390-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк.
Пехота под давлением превосходящих сил противника отошла за боевые порядки самоходчиков, встретивших удар немцев сосредоточенным огнем и прикрывших поддерживаемые подразделения. Контратака была отбита, и пехота вновь получила возможность продолжать свое наступление.

ИСУ-152 использованная в качестве неподвижной огневой точки. Западный берег Суэцкого канала, Генифские холмы, к югу от г.Исмайлии. 1973 год.

Тяжелые САУ иногда привлекались к участию в артподготовках. При этом огонь велся как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. В частности, 12 января 1945 года во время Сандомирско-Силезской операции 368-й гвардейский полк ИСУ-152 1-го Украинского фронта в течение 107 минут вел огонь по опорному пункту и четырем артиллерийским и минометным батареям противника. Выпустив 980 снарядов, полк подавил две минометные батареи, уничтожил восемь орудий и до одного батальона солдат и офицеров противника. Интересно отметить, что дополнительные боеприпасы заранее выкладывались на огневых позициях, однако прежде всего расходовались снаряды, находившиеся в боевых машинах, иначе был бы значительно снижен темп стрельбы. Для последующего пополнения тяжелых САУ снарядами требовалось до 40 минут, поэтому они прекращали огонь заблаговременно до начала атаки.
Весьма эффективно тяжелые САУ использовались в борьбе с танками противника. Например, в Берлинской операции 19 апреля 360-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк поддерживал наступление 388-й стрелковой дивизии. Части дивизии овладели одной из рощ восточнее Лихтенберга, где и закрепились. На другой день противник силою до одного полка пехоты при поддержке 15 танков начал контратаковать. При отражении атак в течение дня огнем тяжелых САУ было уничтожено 10 немецких танков и до 300 солдат и офицеров.
В боях на Земландском полуострове в ходе Восточно-Прусской операции 378-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк при отражении контратак успешно применял построение боевого порядка полка веером. Это обеспечивало полку обстрел в секторе 180°, чем облегчало борьбу с танками противника, атакующими с разных направлений. Одна из батарей ИСУ-152, построив свой боевой порядок веером на фронте протяженностью 250 м, успешно отразила 7 апреля 1945 года контратаку 30 танков противника, подбив шесть из них. Батарея потерь не понесла. Лишь две машины получили незначительные повреждения ходовой части.
На заключительном этапе Великой Отечественной войны характерной особенностью применения самоходной артиллерии стали бои в крупных населенных пунктах, в том числе хорошо укрепленных. Как известно, наступление на крупный населенный пункт является весьма сложной формой боя и по своему характеру во многом отличается от наступательного боя в обычных условиях. Боевые действия в городе почти всегда расчленялись на ряд отдельных местных боев за отдельные объекты и узлы сопротивления. Это вынуждало наступавшие войска для ведения боя в городе создавать специальные штурмовые отряды и группы, обладавшие большой самостоятельностью. Штурмовые отряды и штурмовые группы являлись основой боевых порядков соединений и частей, ведущих бой за город.
Самоходно-артиллерийские полки и бригады придавались стрелковым дивизиям и корпусам, в последних они полностью или частями придавались стрелковым полкам, в которых использовались для усиления штурмовых отрядов и групп. В состав штурмовых групп включались самоходно-артиллерийские батареи и отдельные установки (обычно две). САУ, входившие в состав штурмовых групп, имели задачи непосредственного сопровождения пехоты и танков, отражения контратак танков и самоходных орудий противника и закрепления на занятых объектах.
Тактико-технические характеристики
тяжёлой самоходной установки ИСУ-152
Год выпуска     1943
Экипаж     5
Масса, т     46
Габаритные размеры:
    длина, м
    ширина, м
    высота, м

   9,05
    3,07
    2,48
Клиренс, м     0,47
Броневая защита, мм    Лоб корпуса 60-90 мм
    Борт корпуса 75 мм
    Корма 60 мм
    Крыша 30 мм
    Днище 20 мм
Вооружение    152-мм пушка-гаубица МЛ-20С
    12,7-мм пулемёт ДШК
Боезапас    21 выстрел
    250 патронов
Двигатель    "В-2ИС", дизельный
    12-цилиндровый, 520 л.с
Коробка передач    4-ступенчатая трёхвальная
танковая с демультипликатором
Среднее удельное
давление на грунт, кг/см2
   0,8
Запас топлива, л    500+360
Запас хода, км    220
Макс. скорость, км/ч    35
Преодолеваемые препятствия:
    подъём, град
    крен, град
    ров, м
    стенка, м
    брод, м

    36
    30
    2,5
    1
    1,3
Выпущено, шт    2790
Сопровождая пехоту, САУ огнем прямой наводкой с места, реже с коротких остановок уничтожали огневые точки и противотанковые орудия противника, его танки и самоходки, разрушали завалы, баррикады и дома, приспособленные для обороны, и тем самым обеспечивали продвижение войск. Для разрушения зданий иногда применялся залповый огонь, дававший весьма хорошие результаты. В боевых порядках штурмовых групп самоходно-артиллерийские установки обычно двигались совместно с танками под прикрытием пехоты, если же танки отсутствовали, то они передвигались вместе с пехотой. Выдвижение самоходно-артиллерийских установок для действий впереди пехоты оказалось неоправданным, так как они при этом несли большие потери от огня противника.
В 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта в боях за город Познань в состав штурмовых групп 74-й гвардейской стрелковой дивизии были включены по две-три ИСУ-152 394-го гвардейского тяжелого самоходно-артиллерий-ского полка. 20 февраля 1945 года в боях за 8-й, 9-й и 10-й кварталы города, непосредственно прилегавшие к южной части крепостной цитадели, штурмовая группа в составе взвода пехоты, трех ИСУ-152 и двух танков Т-34 очищала от противника квартал № 10. Другая группа в составе взвода пехоты, двух самоходно-артиллерийских установок ИСУ-152 и трех огнеметных ТО-34 штурмовала 8-й и 9-й кварталы. В этих боях САУ действовали быстро и решительно. Они приближались к домам и в упор уничтожали размещенные в окнах, подвалах и других местах зданий немецкие огневые точки, а также проделывали проломы в стенах зданий для прохода своей пехоты. При действиях вдоль улиц самоходки двигались, прижимаясь к стенам домов и уничтожая огневые средства противника, расположенные в зданиях на противоположной стороне. Своим огнем установки взаимно прикрывали друг друга и обеспечивали продвижение пехоты и танков. Вперед самоходно-артиллерийские установки продвигались поочередно перекатами, по мере продвижения пехоты и танков. В результате кварталы были быстро заняты нашей пехотой и немцы с большими потерями отошли в цитадель.
ИСУ-152 находилась на вооружении Советской Армии до 1970-х годов, вплоть до начала поступления в войска САУ нового поколения. При этом ИСУ-152 дважды модернизировалась. Первый раз в 1956 году, когда САУ получила обозначение ИСУ-152К. На крыше рубки установили командирскую башенку с прибором ТПКУ и семью смотровыми блоками ТНП; боекомплект гаубицы-пушки МЛ-20С увеличили до 30 выстрелов, что потребовало изменение расположения внутреннего оборудования боевого отделения и дополнительных боеукладок; вместо прицела СТ-10 был установлен усовершенствованный телескопический прицел ПС-10. На всех машинах смонтировали зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 300 патронов. На САУ поставили двигатель В-54К мощностью 520 л.с. с эжекционной системой охлаждения. Емкость топливных баков увеличили до 1280 л. Была усовершенствована система смазки, конструкция радиаторов стала другой. В связи с эжекционной системой охлаждения двигателя изменили и крепление наружных топливных баков. Машины оборудовались радиостанциями 10-РТ и ТПУ-47. Масса самоходки возросла до 47,2 т, однако динамические характеристики остались прежними. Запас хода возрос до 360 км.
Второй вариант модернизации имел обозначение ИСУ-152М. На машину установили доработанные агрегаты танка ИС-2М, зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 250 патронов и приборы ночного видения.

bronetehnika.narod.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *