Содержание

Восточная война 1877-1878 годов — РИА Новости, 01.03.2020

В восточной части Болгарии Рущукский отряд под командованием цесаревича Александра Александровича блокировал турецкую армию в крепостях Шумла, Варна, Силистрия. В это же время начали наступление сербские армии. Используя благоприятную ситуацию, отряд генерала Гурко 13 декабря 1877 года совершил героический переход через Балканы и занял Софию. Отряд генерала Федора Радецкого, пройдя через Шипкинский перевал, разбил противника у Шейново. Заняв Филиппополь (ныне Пловдив) и Адрианополь (ныне Эдирне), русские войска двигались на Константинополь. 18 января 1878 года войска под командованием генерала Михаила Скобелева взяли Сан-Стефано (западный пригород Константинополя). Кавказская армия под командованием генерала Михаила Лорис-Меликова одну за другой взяла крепости Ардаган, Каре, Эрзерум. Обеспокоенная успехами России, Англия послала военную эскадру в Мраморное море и вместе с Австрией угрожала разрывом дипломатических отношений в случае захвата русскими войсками Константинополя.

19 февраля 1878 года были подписаны условия «прелиминарного» (предварительного) мирного договора. По Сан-Стефанскому договору Турция признавала независимость Черногории, Сербии и Румынии; уступала Черногории и Сербии некоторые области; соглашалась на образование из своих болгарских и македонских областей независимого болгарского государства — «Великой Болгарии»; обязывалась ввести в Боснии и Герцеговине необходимые реформы. России Османская империя уступала обратно устья Дуная, отошедшие от России в 1856 году, а сверх того — города Батум и Карс с окружающей территорией.

Условия Сан-Стефанского мира были опротестованы Англией и Австро-Венгрией, которые не соглашались на столь чувствительное ослабление Турции и желали извлечь из обстоятельств свою пользу. Под их нажимом Россия была вынуждена передать статьи договора на международное обсуждение. Дипломатическому поражению России способствовала позиция канцлера Германии Бисмарка, взявшего курс на сближение с Австро-Венгрией.

На Берлинском конгрессе (июнь — июль 1878 года) Сан-Стефанский мирный договор был изменен: Турции возвращалась часть территорий, в том числе крепость Баязет, сумма контрибуции сокращалась в 4,5 раза, Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину, а Англия получила остров Кипр.

Вместо «Великой Болгарии» создавалось фактически самостоятельное, но вассальное по отношению к султану Болгарское княжество, территориально ограниченное на юге линией Балканских гор.

Берлинский трактат 1878 года вызвал глубокое недовольство всего русского общества и повел к охлаждению отношений России не только с Англией и Австрией, но и с Германией.

Балканские страны и после своего освобождения оставались ареной соперничества крупных европейских государств. Европейские державы, вмешивались в их внутренние дела, активно воздействовали на их внешнюю политику. Балканы стали «пороховым погребом» Европы.

Несмотря на все это, русско-турецкая война 1877 — 1878 годов имела большое положительное значение для балканских народов. Ее важнейшим результатом явилось устранения турецкого владычества на большой части территории Балканского полуострова, освобождение Болгарии и оформление полной независимости Румынии, Сербии, Черногории.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

История: Наука и техника: Lenta.

ru

В череде непрерывных русско-турецких конфликтов XVIII-XX веков освободительная война 1877-1878 годов занимает особое место. Стала ли она долгожданным реваншем России за проигранную Крымскую войну? Могла ли тогда российская армия взять Константинополь (Стамбул) и завладеть черноморскими проливами? Почему маркиз Солсбери и британская королева Виктория хотели воевать с Россией из-за Турции? Почему эта война сплотила русское общество, но стала прологом к Первой мировой? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Лапин.

«Лента.ру»: Почему так получилось, что эта война стала едва не единственным случаем в нашей истории, когда ее больше хотело российское общество, нежели власть?

Владимир Лапин: Если позволите, начну издалека. Каждая новая война несет на себе отпечаток войны предшествующей. Истоки турецкой кампании 1877-1878 годов следует искать не только в Крымской войне, а даже в войнах наполеоновской эпохи — прежде всего в Отечественной войне 1812 года.

Владимир Лапин

Дело в том, что до начала XIX века любые войны в России были делом государя и власти. Но именно война 1812 года и заграничный поход в Европу 1812-1815 годов породили национальное самосознание и создали русскую нацию, которая сразу осознала себя нацией победителей и освободителей. И такая особенность рождения нашей нации наложила свой отпечаток на весь ход русской истории.

В каком смысле?

Мы неизбывно ощущаем себя победителями и освободителями — и в этом осознаем свою миссию. И очень болезненно реагируем, когда этот почетный статус подвергается сомнению. В России все проверяется войной. Например, Екатерина II выиграла все войны, которые вела, поэтому ей прощали и непопулярные реформы, и то, что она незаконно занимала трон. Но стоило ее сыну Павлу I проиграть войну с Францией (ту самую, во время которой Суворов переходил через Альпы), как он тут же получил табакеркой в висок. Поэтому победа в войне 1877-1878 годов, несмотря на все издержки, подтвердила правильность курса реформ Александра II.

Материалы по теме

00:03 — 12 августа 2017

Крымская война, поначалу называемая Восточной, тоже начиналась под лозунгом освобождения братьев-славян от турецкого ига и защиты православных святынь в Палестине. И когда в 1875-1876 годах турки утопили в крови христианские восстания в Боснии и Герцеговине и в Болгарии, власть и русское общество были единодушны: война с Турцией неизбежна. Этот порыв, когда власть парадоксальным образом оказалась под сильным общественным нажимом, стал закономерным следствием роста национального самосознания в России в XIX веке.

Известно, что император Александр II долго колебался, прежде чем объявить войну. Он опасался повторения Крымской войны, неудачи в которой свели его отца в могилу?

Российскому императору было чего бояться, потому что ситуация была весьма неустойчивой. Он понимал, что если в конфликт вмешается Европа, для России это будет иметь катастрофические последствия. К тому же Александр II помнил, какой разорительной была Крымская война для российской экономики. Ведь всякая война — это запредельно дорогое удовольствие. Но эти деньги ему были нужны для продолжения великих реформ — преобразования тоже требуют огромных затрат. Поэтому война Александру II пришлась совсем некстати, но он никак не мог от нее уклониться.

Фрагмент фильма Леонида Парфенова «Александр II» из цикла «Российская империя»

Вы говорили, что эта война очень важна прежде всего своими последствиями и что память об этой войне очень причудлива и специфична в плане использования ее для обслуживания национального исторического мифа. Что вы под этим подразумеваете?

Под историческим мифом я подразумеваю не какую-то выдумку, а национальную версию событий прошлого. Я говорил о дальнейшей трактовке этой войны будущими историками. Для России она действительно стала и победоносной, и освободительной. По ее итогам наша страна преодолела тяжелые последствия неудачной Крымской войны и восстановила свой престиж в мире. Но я имел в виду последствия для отношений России с освобожденными народами.

Это прежде всего касается Болгарии, которая после обретения независимости, добытой во многом русской кровью, взяла курс на союз с Австро-Венгрией и Германией. В 1886 году Россия разорвала с ней дипломатические отношения и дело чуть не дошло до войны. Что характерно, в обеих мировых войнах XX века Болгария была на стороне врагов нашей страны. Сербский король Милан Обренович после освобождения от турецкой власти тоже стал ориентироваться на Австро-Венгрию, а в 1885 году развязал войну против Болгарии.

Почему так получилось?

Я недавно видел публикацию в одной болгарской газете 1890-х годов. Там есть фраза, смысл которой сводится к тому, что болгары питают глубокую благодарность к русским героям-освободителям, но различают братский русский народ и официальную Россию. Видимо, в правящих кругах новообразованных балканских государств побаивались чрезмерного влияния Петербурга. Недаром в Болгарии на троне утвердилась немецкая династия.

Тут сразу приходит на ум известная цитата из Достоевского, что «не будет у России и никогда еще не было таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными».

Это все так. Парадоксально, но чем больше независимых государств создавалось на территории бывших османских владений в Европе, тем дальше оказывалась Россия от своей заветной мечты — Константинополя.

Почему?

Чтобы наступать на Константинополь во время Крымской войны, русским войскам требовалось только перейти границу с Османской империей. К началу русско-турецкой войны 1877-1878 годов вместо двух подконтрольных туркам княжеств Валахии и Молдавии уже существовала единая Румыния, с которой нужно было предварительно договариваться. После этой войны появилось еще и единое болгарское государство.

Картина Николая Дмитриева-Оренбургского «Переправа русской армии через Дунай у Зимницы 15 июня 1877 года»

Понятно, что в таких условиях об овладении Константинополем сухопутным путем можно было забыть, поэтому все последующие планы российского генерального штаба по захвату черноморских проливов предусматривали только высадку десанта. Но это была явная авантюра, что наглядно показала неудачная Дарданелльская операция британцев во время Первой мировой войны.

Если не ошибаюсь, в основе военной кампании лежал новаторский по тем временам план молниеносной войны генерала Обручева, во многом предвосхитивший концепцию германского блицкрига в будущих мировых войнах. Он предусматривал после переправы через Дунай наступать по трем направлениям через Балканы, затем захватить в клещи и разгромить основные силы турок и завершить войну стремительным броском к Константинополю. Почему ход боевых действий пошел не так? Почему российским войскам пришлось с огромными потерями трижды штурмовать Плевну, а потом оборонять Шипку?

У нас начисто забыли победную русско-турецкую войну 1828-1829 годов, когда в считаные месяцы Россия блестяще разгромила Османскую империю и решила все свои стратегические задачи. Такой успех был возможен во многом благодаря тому, что Россия полностью контролировала Черное море, а логистическое обеспечение действий русских войск осуществлялось морским путем. Но после Крымской войны Россия потеряла свой Черноморский флот, и к началу войны 1877-1878 годов только приступила к его восстановлению.

Поэтому снабжение нашей армии на Балканах могло осуществляться только по суше. Обручев действительно был талантливым военачальником и составил смелый и толковый план наступления. Но тут возникла ситуация как в известном стихотворении Льва Толстого, сочиненном при осаде Севастополя во время Крымской войны: «Чисто писано в бумаге, да забыли про овраги». Учитывая сложный рельеф местности и отсутствие нормальных дорог, русская армия завязла в пути и испытывала колоссальные трудности в снабжении.

Картина Николая Дмитриева-Оренбургского «Сдача крепости Никополь 4 июля 1877 года»

Вторая проблема — стереотипное мышление командного состава. Это, кстати, характерная черта не только нашей армии. Генералы, как известно, всегда готовятся к прошедшей войне. В то время у российских военачальников не было изжито идущее с XVII-XVIII веков и устаревшее в промышленную эпоху представление об организации театра военных действий как пространства, разделенного зонами крепостей. Взятие четырехугольника турецких крепостей в Болгарии стало своего рода фетишем для русского командования, хотя их можно было взять в осаду и обойти, стремительно продвигаясь дальше на Константинополь.

Насколько я понимаю, в той войне хорошо себя показали военачальники среднего звена вроде Гурко, Скобелева и Драгомирова, а высшее великокняжеское командование, состоящее из родственников императора, особыми воинскими дарованиями не блистало.

Не совсем соглашусь в оценке высшего командования — оно вовсе не было бездарным. Великий князь Николай Николаевич войсками руководил неплохо, и даже цесаревич Александр Александрович (будущий император Александр III), командовавший Рущукским отрядом, проявил себя хорошо. Но здесь выявилась третья проблема русской армии — отсутствие должного взаимодействия между войсками. Много кто влиял на принятие ключевых решений, но мало кто мог взять ответственность за их исполнение.

Наверное, нужно учесть еще и то, что Россия вступила в эту войну, когда милютинская реформа армии еще не завершилась?

Конечно. То, что армию отправили на войну во время реформирования, сильно сказалось на ее боеготовности. Сильно оплошала и российская военная разведка, проглядевшая серьезное перевооружение турецкой армии накануне войны. В результате вооружение и оснащение русских войск оказались на порядок хуже, чем у противника. К тому же из-за просчетов разведки и прочих организационных провалов турки беспрепятственно заняли Плевну, что потом дорого стоило русской армии.

Как вы думаете, почему на Кавказском фронте наступление русских войск оказалось более успешным, чем на Балканах? Хотя и там, как мы знаем, случилось Баязетское сидение.

К сожалению, об этом событии у нас больше знают по известной книге Валентина Пикуля, где много неточностей и просто прямых искажений. Тем, кто хочет знать, как там все было на самом деле, я советую прочитать роман Бориса Васильева «Господа офицеры» из дилогии «Были и небыли». С военно-стратегической точки зрения Баязетское сидение стало не самым значительным эпизодом той войны, хотя оно предотвратило турецкое вторжение в Восточную Армению.

Но знать о нем стоит, потому что это была яркая и героическая страница нашей военной истории, когда русские солдаты и офицеры на протяжении 23 дней отбивались от превосходящих сил противника под укрытием обветшалых укреплений, не имея необходимого запаса воды и продовольствия.

И все-таки — почему на кавказском театре военных действий у России дела шли благополучнее? Кстати, и в Первой мировой войне было точно так же.

Это правда, тогда русская армия под командованием генерала Николая Юденича дошла до Трапезунда и даже до Анатолии. Во всех русско-турецких войнах, начиная с кампании 1806-1812 годов, боевые действия на Кавказе для нас складывались более успешно, чем на Балканах.

Картина Льва Лагорио «Отбитие штурма крепости Баязет 8 июня 1877 года»

Во-первых, там турецкая армия была слабее той, что воевала на Балканах, где защищала подступы к своей столице. Во-вторых, в кампании 1877-1878 годов на Кавказском фронте у нас действовали грамотные генералы, за плечами которых был опыт участия в Кавказской войне против горцев. К тому же там было много офицеров из числа грузин и армян — взять хотя бы одного из героев той войны Арзаса Тергукасова. У всех у них имелась своя мотивация воевать с турками.

Почему обо всех войнах с Турцией на кавказском направлении у нас всегда говорили меньше, чем о боевых действиях на Балканах?

Это можно объяснить европоцентричностью нашего сознания. В России всегда больше интересовались войнами на европейском театре военных действий, поэтому кавказское направление всех русско-турецких войн оставалось на периферии внимания как современников, так и потомков.

В начале 1878 года русские войска остановились в 12 километрах от Константинополя, но не стали его штурмовать, хотя турецкая столица на тот момент была совершенно беззащитной. Почему?

Во-первых, когда огромная армия входит в большой и богатый город, всегда есть риск потери ее боеспособности и превращения в банду мародеров. Неизвестно, как могли сложиться события Отечественной войны 1812 года, если бы Наполеон не поддался соблазну захватить Москву. Мы все знаем, чем это для него закончилось.

Материалы по теме

00:11 — 3 мая 2016

Во-вторых, весь опыт войн России не только с турками, но и с прочими азиатскими противниками показывал их слабость в открытых полевых сражениях. Но в своих городах, ощущая поддержку местных жителей (особенно черни), они дрались гораздо отчаяннее. Иными словами, если бы русская армия вошла в Константинополь, последствия могли быть непредсказуемыми.

В-третьих, взятия русскими войсками Константинополя не могли допустить в европейских столицах — Вене, Берлине, Париже и Лондоне. Для европейских держав это было бы немыслимо, поскольку подобная акция полностью нарушала сложившийся баланс сил. Я подозреваю, что в Петербурге всерьез даже и не рассматривали такой вариант, зная о возможных катастрофических последствиях.

Но какой вариант рассматривала Россия? Когда Достоевский с воодушевлением писал «Константинополь должен быть наш», он наверняка был не одинок в этом желании, хотя в преддверии войны Россия официально заверяла Великобританию, что не собирается захватывать турецкую столицу и черноморские проливы.

Да, это так. Была известная нота Горчакова.

Но современный историк Олег Айрапетов указывает, что «в случае превращения Константинополя в вольный город, предусматривалось создание русского укрепления на Босфоре с правом Великобритании оккупировать вход в Дарданеллы». То есть в Петербурге могли существовать и другие планы?

У писателя Льва Кассиля есть повесть «Кондуит и Швамбрания», где он рассказывает, как в детстве они с братом придумали идеальную сказочную страну. Все российские дореволюционные прожекты насчет Константинополя и черноморских проливов — это такой военно-политический «Кондуит и Швамбрания». Умные люди в Петербурге понимали их неосуществимость, особенно после создания независимых Румынии и Болгарии.

Русский солдат на фоне мечети Селимие в Эдирне (Адрианополе) в 1878 году

Допустим, Россия добилась бы в 1878 году создания военного укрепления на Босфоре. Но как бы осуществлялось его снабжение? Разумеется, только по морю, но для этого пришлось бы создавать еще один Черноморский флот. Где взять на это ресурсы? То есть вместо решения прежних проблем Россия получила бы колоссальную головную боль на долгие годы вперед. Но я опять повторю: великие европейские державы в любом случае этого бы не допустили.

Но даже Сталин после 1945 года хотел создать советскую военно-морскую базу в черноморских проливах.

И что — кто-нибудь ему это позволил? К чему-нибудь это привело?

Разве что к тому, что Турция быстро запросилась в НАТО.

Вот именно. Никогда и ни при каких обстоятельствах другие великие державы не допустили бы контроля нашей страны над черноморскими проливами.

Но во время Первой мировой войны Британия и Франция на это согласились.

Вы говорите об англо-франко-русском соглашении от 18 марта 1915 года. Но не факт, что союзники стали бы его потом исполнять, особенно если Дарданелльская операция увенчалась бы успехом.

Если вернуться к событиям 1877-1878 годов — какой стратегический план был у России в отношении Константинополя?

Я думаю, что угрозой захвата Константинополя предусматривалось взять турок за горло и продиктовать им любые условия мирного договора. Это уже было в 1829 году в Адрианополе, это повторилось в 1878 году в Сан-Стефано.

Насколько вообще выполнимым был Сан-Стефанский мир, выгодный прежде всего России и Болгарии? Я где-то читал такую версию, что турки намеренно согласились на него в надежде, что оно неизбежно рассорит Россию с остальной Европой, а болгар — с остальными балканскими народами. В итоге именно так и случилось.

Мне трудно сказать, на что надеялись турки, но я хочу обратить внимание на одно обстоятельство, которое в отечественной историографии обычно замалчивают. Сан-Стефанский договор 1878 года стал прямым нарушением секретного Рейхштадтского соглашения, заключенного Россией и Австро-Венгрией в 1876 году. Для Петербурга было важным накануне предстоящей войны с Османской империей обеспечить нейтралитет Вены и не допустить повторения ситуации Крымской войны, когда высока была угроза получения удара в спину от Австро-Венгрии.

Поэтому по Рейхштадтскому соглашению Россия признавала австро-венгерскую оккупацию Боснии и Герцеговины и обязывалась не допускать создания на Балканах крупного славянского государства. Причем все это делалось за спиной балканских народов — ни сербов, ни болгар никто не спрашивал. Я не исключаю, что Сан-Стефанский договор стал для России игрой на повышение ставок.

В каком смысле?

Подписанием этого договора мы как бы демонстрировали болгарам, что сделали для них все, что смогли, но если не получилось — то во всем виновата коварная Европа, а Рейхштадтское соглашение как бы и ни при чем.

Картина Алексея Попова «Защита «Орлиного гнезда» орловцами и брянцами 12 августа 1877 года»

Но Сан-Стефанским договором были недовольны не только великие европейские державы, но и все соседи Болгарии: публично возмущалась Греция, Сербия вступила в тайные переговоры с Австро-Венгрией, Румыния предъявляла претензии России из-за южной Бессарабии.

Это неудивительно. Вы сами сказали, что на Балканах от Сан-Стефанского договора выиграла только Болгария. В результате все, кому Россия помогала на Балканах, не только обиделись на нее, но и передрались между собой. Особенно это касается постоянных конфликтов Сербии и Болгарии из-за Македонии, которые продолжились и в XX веке.

Ваши коллеги-историки пишут, что в 1877-1878 годах «в британской прессе началась настоящая антирусская истерия», российский посол в Лондоне Шувалов не нашел общий язык с новым министром иностранных дел «ястребом» маркизом Солсбери, а королеву Викторию считал сошедшей с ума и в донесении Александру II отзывался о ней так: «Английской конституции недостаточно, чтобы пресечь влияние этой женщины, вбившей себе в голову мысль о войне с нами… Наши примирительные попытки терпят неудачу… Британцы усматривают только два возможных варианта — либо война с Россией, либо унижение Англии». Почему Великобритания столь остро реагировала на конфликт России с Турцией?

Позиция Великобритании в этой ситуации была ясна и понятна: начиная с XVI века ее внешняя политика основывалась на противостоянии с самой сильной континентальной державой Европы. Сначала это была Испания, а потом Франция. После побед Екатерины II над турками и Александра I над Наполеоном это «почетная» роль досталась России, незадолго до Первой мировой войны ее сменила Германия. Поэтому никакой особенной русофобии тут искать не надо — Великобритания просто стремилась максимально обеспечить свои интересы — так, как она их понимала.

Сейчас это назвали бы политикой сдерживания.

Совершенно верно. К тому же в Лондоне тогда были весьма обеспокоены российской экспансией в Среднюю Азию.

Великобритания действительно была готова в 1878 году воевать с Россией?

Конечно. В Мраморное море вошла британская эскадра, а русские войска стояли напротив на европейском берегу. Это была очень взрывоопасная ситуация.

Почему в 1878 году, как и в Крымскую войну, Россия вновь оказалась в полной международной изоляции? Почему в Европе у нас снова не нашлось союзников?

Во-первых, международная репутация России тогда оставляла желать лучшего. И хотя в нашей стране уже проходили великие реформы Александра II, за ней тянулся тяжелый шлейф деспотического «жандарма Европы», созданный в эпоху Николая I.

Во-вторых, война России с Османской империей, как я уже говорил, была вызвана скорее внутренними причинами и оказалась неизбежной, но проблема была в том, что наши цели и задачи полностью противоречили интересам ведущих европейских держав. Австро-Венгрия категорически не желала создания на своих южных рубежах большого славянского государства. Германию Россия раздражала с 1875 года, когда из-за ее вмешательства немцам пришлось отказаться от новой войны с французами.

Бисмарк обиделся, что русские не позволили ему добить Францию, но Париж хотя бы из благодарности мог поддержать нас на Берлинском конгрессе?

Франция тогда еще не оправилась от разгрома 1871 года и событий Парижской коммуны. Ее авторитет на международной арене был сильно подорван, и ее голос не имел решающего значения.

Картина Антона фон Вернера «Берлинский конгресс»

Чем на самом деле для России стал Берлинский конгресс, пересмотревший условия Сан-Стефанского мира — национальным позором или приемлемым компромиссом, спасшим страну от войны со всей Европой?

Я бы вообще так вопрос не ставил. Была вполне возможна война с Великобританией, но вряд ли России угрожал вооруженный конфликт со всей Европой. У нашей страны для этого просто не имелось ни ресурсов, ни возможностей. Поэтому на Берлинском конгрессе Россия получила максимум из того, что позволяла ситуация. К тому же наши дипломаты, особенно престарелый канцлер Горчаков, в Берлине вели себя вяло и пассивно.

Как вы считаете, стала ли эта война реваншем за Крымскую войну, хоть и полученным большой ценой?

Безусловно, при всех издержках это была победоносная война. Россия на Берлинском конгрессе сохранила лицо, а его результаты в общих чертах подтвердили Рейхштадтское соглашение. Я считаю, что именно стараниями российских дипломатов вся ответственность за такое половинчатое решение болгарского вопроса перекладывалась исключительно на европейские державы.

Но, кажется, русское общество тяжело восприняло итоги Берлинского конгресса, посчитав его ударом по престижу нашей страны. Причем так полагали и консерваторы, и либералы.

Глубокая обида на Европу объединила в России всех. Но кто в русском обществе знал о Рейхштадтском соглашении 1876 года?

Можно ли сказать, что именно после Берлинского конгресса появилось отчуждение между властью и обществом, а вокруг Александра II возник вакуум, приведший его к гибели от рук террористов в 1881 году?

Я так не думаю. Великие реформы Александра II продолжились, хотя и несколько замедлились после войны. Россия понесла тяжелые финансовые потери, но не настолько катастрофические, как после Крымской войны. Гораздо больше на общественные настроения в России повлияли коррупционные скандалы во время боевых действий.

То есть?

Русско-турецкая война 1877-1878 годов стала первой войной в России, где важную роль играли средства массовой информации. В войсках находилось немало российских и зарубежных журналистов. Разумеется, их репортажи существенно влияли на общественное мнение как внутри России, так и за ее пределами. Когда корреспонденты писали о многочисленных злоупотреблениях в снабжении русской армии, это вызывало негативную реакцию в обществе.

Даже цензура не мешала?

Нет, и это понятно. В России всегда дозволялось обличать конкретных чиновников и отдельные «недостатки на местах» — нельзя было только ругать власть.

Что вы можете сказать о международных последствиях русско-турецкой войны 1877-1878 годов?

Она стала прологом к Первой мировой войне и создала для нее предпосылки. Впрочем, так всегда бывает — итоги одной войны становятся причинами следующей. Результаты Берлинского конгресса предопределили формирование двух коалиций, столкнувшихся в 1914 году. Россия отвернулась от Германии и постепенно стала сближаться с Францией, что потом привело к созданию Антанты. После событий 1878 года был окончательно поставлен крест на почти полуторавековом альянсе нашей страны с Австро-Венгрией.

Картина Василия Верещагина «Побежденные. Панихида»

В свою очередь, Вена в 1879 году заключила с Берлином Двойственный союз, явно направленный против Петербурга. Когда Османская империя по решению Берлинского конгресса уступила Кипр Великобритании, это привело к турецко-германскому сближению. Тут немаловажную роль сыграло усиление английского влияния в Персии.

Если говорить о братьях-славянах, то освободительная война 1877-1878 годов не разрешила всех противоречий между ними. Даже наоборот, ослабление и последующее выдавливание Османской империи из Европы привело к противоположному результату. Стоило туркам уйти с Балкан, как местные народы с удовольствием принялись резать друг друга. Ничего удивительного тут нет — таков итог распада всех империй. В итоге Балканы стали пороховым погребом Европы, который рванул в 1914 году. Но в 1878 году обо всех этих последствиях, разумеется, никто не думал.

Русско-турецкая война 1877–1878. Ликбез. Общественные итоги — VATNIKSTAN

Вой­ны, кро­ме непо­сред­ствен­ных дипло­ма­ти­че­ских ито­гов с пере­де­лом гра­ниц, выпла­той кон­три­бу­ций, ростом или поте­рей вли­я­ния на дру­гие госу­дар­ства, неред­ко вле­кут за собой и внут­ри­по­ли­ти­че­ские послед­ствия. Поэто­му обзор дипло­ма­ти­че­ских ито­гов рус­ско-турец­кой вой­ны 1877–1878 годов будет непо­лон, если мы не раз­бе­рём, что она озна­ча­ла для рус­ско­го общества.


Вопрос о неза­ви­си­мо­сти и само­опре­де­ле­нии бал­кан­ских сла­вян дав­но инте­ре­со­вал обще­ствен­ность Рос­сий­ской импе­рии, кото­рая пре­тен­до­ва­ла на титул объ­еди­ни­те­ля всех сла­вян­ских наро­дов, а импе­ра­то­ры зача­стую про­воз­гла­ша­ли себя защит­ни­ка­ми сла­вян­ско­го мира. Апрель­ское вос­ста­ние 1876 года в Бол­га­рии взбу­до­ра­жи­ло обще­ство, и здесь инте­ре­сы госу­дар­ства сов­па­да­ли с инте­ре­са­ми насе­ле­ния. Впер­вые все обра­зо­ван­ные слои жаж­да­ли осво­бо­ди­тель­ной вой­ны с Турцией.

Кон­сер­ва­то­ры счи­та­ли, что это уси­лит импе­ра­тор­скую власть. Либе­ра­лы рас­счи­ты­ва­ли на рост осво­бо­ди­тель­ных дви­же­ний в Рос­сии, дей­ствия кото­рых при­ве­дут стра­ну к кон­сти­ту­ции. Рево­лю­ци­о­не­ры-народ­ни­ки вос­при­ни­ма­ли борь­бу сла­вян на Бал­ка­нах при­зна­ком «соци­аль­но-рево­лю­ци­он­ной борь­бы» и пола­га­ли, что вой­на ожи­вит поли­ти­че­ское само­со­зна­ние нации и при­ве­дёт к кру­ше­нию цариз­ма в империи.

Обще­ство тре­бо­ва­ло, что­бы Алек­сандр II решил­ся на вой­ну с тур­ка­ми, кото­рые звер­ски уни­что­жа­ли сла­вян­ских бра­тьев, а так­же пере­стал ори­ен­ти­ро­вать­ся на Авст­ро-Вен­грию — одну из глав­ных опор угне­те­ния сла­вян­ских народов.

Тем не менее, импе­ра­тор и его окру­же­ние хоте­ли отсро­чить вой­ну. Министр ино­стран­ных дел Алек­сандр Гор­ча­ков и министр финан­сов Миха­ил Рей­терн счи­та­ли, что Рос­сия пока не гото­ва к воен­ным дей­стви­ям, так как она не окон­ча­тель­но завер­ши­ла модер­ни­за­цию воен­ной систе­мы, а Чер­но­мор­ский флот был не так укреп­лён, как того тре­бо­ва­лось. Одна­ко при дво­ре сфор­ми­ро­ва­лась «пар­тия вой­ны», при­вер­жен­ца­ми кото­рой были посол в Кон­стан­ти­но­по­ле Нико­лай Игна­тьев, наслед­ник пре­сто­ла Алек­сандр Алек­сан­дро­вич, вели­кий князь Кон­стан­тин Нико­ла­е­вич. Так­же к ним при­мкнул воен­ный министр Дмит­рий Милю­тин. Он заявлял:

«Нам нужен мир, но мир не во что бы то ни ста­ло, а мир почёт­ный, хотя бы его и при­шлось добы­вать войной».

Дмит­рий Милютин

Из днев­ни­ко­вых запи­сей Милю­ти­на вид­но, что министр счи­тал пози­цию дипло­ма­тов в июне 1876 года слиш­ком пас­сив­ной, пола­гая, что Рос­сии пора при­нять меры. Одна­ко ему виде­лись и воз­мож­ные буду­щие труд­но­сти на этом пути:

«Ни одна из пяти дер­жав не дума­ет ни в каком слу­чае взять­ся за ору­жие; мно­гие из них толь­ко того и хотят, что­бы Рос­сия одна втя­ну­лась в небла­го­дар­ную борь­бу с полу­вар­вар­ским госу­дар­ством; в слу­чае успе­ха ей не дадут вос­поль­зо­вать­ся пло­да­ми, а меж­ду тем она сде­ла­ет­ся на извест­ное вре­мя неспо­соб­ной вме­ши­вать­ся в дела Европы».

Канц­лер Гор­ча­ков так­же счи­тал, что Авст­ро-Вен­грия и Гер­ма­ния рас­счи­ты­ва­ют втя­нуть Рос­сию в круп­ную вой­ну с Тур­ци­ей, где она поте­ря­ет мно­же­ство ресур­сов, и гер­ман­ские госу­дар­ства смо­гут тем самым упро­чить своё вли­я­ние на Бал­ка­нах. Он пола­гал, что Рос­сий­ской импе­рии необ­хо­ди­мо избе­жать вой­ны и остать­ся в согла­сии с осталь­ной Евро­пой по восточ­но­му вопросу.

А вот опять мне­ние воен­но­го министра:

«Даже преж­ние пес­си­ми­сты, сомне­вав­ши­е­ся в суще­ство­ва­нии рус­ской армии после всех реформ послед­них 10–15 лет, долж­ны были успо­ко­ить­ся. В осо­бен­но­сти заме­ча­те­лен был бод­рый, сме­лый вид тепе­реш­не­го сол­да­та срав­ни­тель­но с преж­ним, заби­тым, запу­ган­ным стра­даль­цем. Госу­дарь после каж­до­го смот­ра соби­рал вокруг себя офи­це­ров, гово­рил им несколь­ко слов, на кото­рые они отве­ча­ли взры­вом вос­тор­жен­ных „ура!“».

Нико­лай Игна­тьев, посол, заклю­чив­ший Сан-Сте­фан­ский мир­ный дого­вор 1878 года, до нача­ла вой­ны высту­пал за актив­ную внеш­нюю поли­ти­ку на Восто­ке и счи­тал, что Тур­ция не выдер­жит мощ­но­го уда­ра рос­сий­ском армии. Он же пола­гал, что в Кон­стан­ти­но­по­ле не может быть ино­го пра­ви­те­ля, кро­ме рос­сий­ско­го императора:

«Мы ни в каком слу­чае не можем допу­стить в Царь­гра­де госу­да­ря иноверного».

Нико­лай Игнатьев

Либе­раль­но-кон­сер­ва­тив­ная обще­ствен­ность вся­че­ски под­тал­ки­ва­ла пра­ви­тель­ство к дей­стви­ям. Широ­кие бла­го­тво­ри­тель­ные акции, в свя­зи с бол­гар­ским и серб­ским сопро­тив­ле­ни­ем, устра­и­ва­лись по всей Рос­сии. Круж­ки для сбо­ров были уста­нов­ле­ны в церк­вях, на желез­но­до­рож­ных стан­ци­ях, в теат­рах и мага­зи­нах. Устра­и­ва­лись бла­го­тво­ри­тель­ные вече­ра, где высту­па­ли обще­ствен­ные дея­те­ли, к мне­нию кото­рых при­слу­ши­ва­лась мас­са населения.

На Бал­ка­ны отправ­ля­лись тыся­чи доб­ро­воль­цев, гото­вых участ­во­вать в войне за осво­бож­де­ние сла­вян­ских бра­тьев. Так, в июне 1876 года отстав­ной гене­рал Миха­ил Чер­ня­ев воз­гла­вил серб­скую армию. Кста­ти, этот же гене­рал был вла­дель­цем доволь­но кон­сер­ва­тив­но­го печат­но­го орга­на «Рус­ский мир» и был соли­да­рен по мно­гим вопро­сам со сла­вя­но­фи­ла­ми. Ему, как и сла­вя­но­фи­лам, был чужд бюро­кра­тизм и ино­зем­щи­на, а в част­но­сти, и воен­ные рефор­мы Дмит­рия Милютина.

Конеч­но, одни­ми из глав­ных идей­ных вдох­но­ви­те­лей вой­ны про­тив тур­ков ока­за­лись сла­вя­но­фи­лы. Иван Акса­ков, пред­се­да­тель Сла­вян­ско­го коми­те­та, писал:

«Вой­ну ведёт поми­мо пра­ви­тель­ства сам рус­ский народ».

Поми­мо Чер­ня­е­ва, доб­ро­воль­ца­ми ста­ли мно­гие вид­ные дея­те­ли обще­ства. К при­ме­ру, на вой­ну отпра­ви­лись вра­чи Скли­фо­сов­ский, Пиро­гов и Бот­кин, писа­те­ли Гар­шин и Успен­ский, худож­ни­ки Поле­нов и Маков­ский, рево­лю­ци­о­не­ры Крав­чин­ский, Кор­ба, Кле­менц и Сажин. Льва Тол­сто­го едва уда­лось отго­во­рить от подоб­но­го же начи­на­ния. Вооб­ще при­ме­ча­тель­но, что мно­гие из куль­тур­ной сре­ды пред­ве­ща­ли вой­ну как «осво­бо­ди­тель­ную» и были гото­вы к её нача­лу. Писатель-«западник» Иван Тур­ге­нев в романе «Нака­нуне» вос­пел геро­и­че­ско­го бол­га­ри­на Инса­ро­ва — рево­лю­ци­о­не­ра и бор­ца за осво­бож­де­ние сво­ей роди­ны. Бол­гар­ский поэт Иван Вазов в нояб­ре 1876 года писал:

«По всей Бол­га­рии сейчас
Одно лишь сло­во есть у нас,
И стон один, и клич: Россия!»

Штаб 12-го кор­пу­са в Бол­га­рии. Худож­ник Павел Кова­лев­ский. 1878 год

Не всё обще­ство в Рос­сии при­вет­ство­ва­ло воен­ные дей­ствия про­тив Осман­ской импе­рии. Об этом сви­де­тель­ству­ют мему­а­ры Ели­за­ве­ты Сали­ас де Тур­не­мир, кото­рая писа­ла под псев­до­ни­мом Евге­ния Тур «Вос­по­ми­на­ния о войне 1877–1878 гг.». При­ве­дём отры­вок из её мемуаров:

«В апре­ле меся­це 1877 года, после тре­вож­ной зимы, в про­дол­же­ние кото­рой вся почти Москва вол­но­ва­лась, тре­буя вой­ны за осво­бож­де­ние бол­гар, вой­на, нако­нец, была реше­на. Я не раз­де­ля­ла обще­го настро­е­ния, напро­тив того, я совер­шен­но враж­деб­но отно­си­лась к страст­но­му настро­е­нию всей сла­вя­но­филь­ской пар­тии и боль­шин­ства пуб­ли­ки, увлёк­шей­ся мыс­лию, одни о вос­со­зда­нии един­ства „сла­вян­ско­го“, дру­гие чисто рели­ги­оз­ною мыс­лию об осво­бож­де­нии „еди­но­вер­цев“ хри­сти­ан от ига турец­ко­го, басур­ман­ско­го, как гово­ри­ли в про­стом народе».

По мне­нию Евге­нии Тур, вой­на мог­ла при­ве­сти Рос­сию к изо­ля­ции. Она счи­та­ла, что сто­ит боль­шее вни­ма­ние уде­лять внут­рен­ней поли­ти­ке импе­рии, а не внеш­ней. Кро­ме Евге­нии Тур, про­тив­ни­ка­ми вой­ны были и дру­гие вид­ные дея­те­ли. К при­ме­ру, рус­ский исто­рик, социо­лог, пси­хо­лог и пуб­ли­цист Кон­стан­тин Каве­лин, кото­рый в пись­ме к обще­ствен­но­му дея­те­лю Кон­стан­ти­ну Гро­ту ука­зы­вал на про­бле­мы внут­ри Рос­сии, кото­рые не реше­ны к нача­лу войны.

Писа­тель Кон­стан­тин Ста­ню­ко­вич так­же пред­по­ла­гал, что преж­де­вре­мен­ная вой­на при­ве­дёт Рос­сию к боль­ше­му кри­зи­су и был осто­ро­жен в выска­зы­ва­ни­ях. В про­из­ве­де­нии «В мут­ной воде» он обли­чи­тель­но пока­зал, как в вос­тор­жен­ном Петер­бур­ге люди порой не заме­ча­ли, как близ­кие теря­ли сво­их род­ных на око­пах близ Шип­ки или Плевны.

Ата­ка Зелё­ных гор вой­ска­ми гене­рал-май­о­ра Миха­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Ско­бе­ле­ва в 1877 году. Худож­ник Нико­лай Дмит­ри­ев-Орен­бург­ский. 1883 год

Послед­ствия вой­ны оста­ви­ли отпе­ча­ток на всей обще­ствен­ной мыс­ли Рос­сий­ской импе­рии. Выяви­лось мно­же­ство поро­ков управ­ле­ния в армии, даже во внут­рен­них рефор­мах люди уви­де­ли неза­вер­шен­ность, а из-за это­го и бое­спо­соб­ность армии была подорвана.

«На Шип­ке всё спо­кой­но» — одна из самых ярких работ худож­ни­ка Васи­лия Вере­ща­ги­на, эта кар­ти­на ярко опи­сы­ва­ют всю неор­га­ни­зо­ван­ность армии, став­шую след­стви­ем циниз­ма её выс­ше­го руко­вод­ства. Эти­ми сло­ва­ми — «На Шип­ке всё спо­кой­но» — докла­ды­вал началь­ству гене­рал Фёдор Радец­кий, когда на самом деле на Шип­кин­ском пере­ва­ле замер­за­ли и голо­да­ли сот­ни сол­дат и доб­ро­воль­цев, кото­рым не хва­та­ло при­па­сов, еды и обмундирования.

Мно­гие слои обще­ства ста­ли кри­ти­ко­вать власт­ный режим, кото­рый поз­во­лил евро­пей­ским монар­хам раз­де­лить то, что было добы­то кро­вью рус­ско­го сол­да­та. Либе­ра­лы про­те­сто­ва­ли: поче­му на рус­ских шты­ках в Бол­га­рию при­не­се­на кон­сти­ту­ция, а меж­ду тем царь не реша­ет­ся даро­вать кон­сти­ту­цию самой Рос­сии? По сло­вам извест­но­го либе­ра­ла Ива­на Пет­рун­ке­ви­ча, рос­си­яне «вче­раш­них рабов сде­ла­ли граж­да­на­ми, а сами вер­ну­лись домой по-преж­не­му рабами».

Опыт загра­нич­ных похо­дов 1812 года слов­но повто­рял­ся. По сви­де­тель­ству Алек­сандра Кор­ни­ло­ва, позор­ный для Рос­сии исход Бер­лин­ско­го кон­грес­са «вме­сте с тем спо­со­бом веде­ния вой­ны, кото­рый обу­сло­вил ряд неудач, а так­же и воров­ством, кото­рое обна­ру­жи­лось и на этот раз при постав­ке при­па­сов… всё это созда­ло чрез­вы­чай­ное него­до­ва­ние и обостре­ние настро­е­ния в широ­ких кру­гах рус­ско­го общества».

На Шип­ке всё спо­кой­но. Три­птих. Худож­ник Васи­лий Вере­ща­гин. 1878–1879 годы

Сто­ит отме­тить, что своё недо­воль­ство пока­зы­ва­ли не толь­ко рево­лю­ци­он­но настро­ен­ные слои обще­ства, но даже кон­сер­ва­тив­ные кру­ги со сла­вя­но­фи­ла­ми во гла­ве. Иван Акса­ков в пуб­лич­ном выступ­ле­нии на засе­да­нии «Сла­вян­ско­го обще­ства» обру­шил­ся на уни­зи­тель­ное пове­де­ние рос­сий­ских дипло­ма­тов в Бер­лине, он дерз­нул даже под­верг­нуть рез­кой кри­ти­ке само­дер­жав­ную власть «за без­за­ко­ние и неправ­ду» (за что, невзи­рая на почтен­ный воз­раст и заслу­ги, был выслан импе­ра­то­ром из Москвы).

Обы­ден­ный вопрос для каж­до­го обще­ства, потря­сён­но­го и не пони­ма­ю­ще­го, как побе­да так лег­ко мог­ла ускольз­нуть: «Кто вино­ват?». При­чин мно­же­ство: гру­бые ошиб­ки коман­до­ва­ния, ковар­ство союз­ни­ков, неза­вер­шен­ность реформ и так далее.

Тем не менее, вой­на пока­за­ла и мно­же­ство поло­жи­тель­ных черт харак­те­ра рядо­вых рус­ских сол­дат, кото­рые с храб­ро­стью вое­ва­ли и отста­и­ва­ли неза­ви­си­мость сла­вян­ских наро­дов. Так­же и сре­ди гене­ра­лов появи­лись насто­я­щие герои, такие как Ско­бе­лев или Гур­ко. Извлёк ли цар­ский режим уро­ки из дипло­ма­ти­че­ско­го пора­же­ния в Бер­лине, ска­зать слож­но, так как будут ещё вой­ны и вслед за ними такие же про­бле­мы. Но если бы не помощь Рос­сий­ской импе­рии, кто зна­ет, когда бал­кан­ские госу­дар­ства смог­ли бы обре­сти независимость.


Историк о завоевании Россией турецкого Карса в войне 1877–1878 годов

Какие земли отвоевала Россия у Турции в войне 1877–1878 годов, какие кавказские народы воевали вместе с русскими и почему с территориальными трофеями в итоге пришлось расстаться, «Газете.Ru» рассказал кандидат исторических наук Ваагн Крбекян, автор книги «Участие армян в русско-турецкой войне 1877–1878 годов».

— Обнаружение останков русского офицера в турецком Ардагане в апреле этого года заставило вспомнить о почти уже забытой войне 1877–1878 годов, начавшейся 140 лет назад. Каковы были цели той войны?

— После Крымской войны Россия ставила перед собой задачу вернуть военно-морской флот на Черное море и восстановить свое влияние на Балканах. Целый ряд событий способствовал тому, что Россия оказалась вовлеченной в эту войну.

В первую очередь, это, конечно, политика турецких властей на Балканах.

Восстание в Боснии и Герцеговине, вмешательство Черногории и Сербии, начало боевых действий, поражение сербов и вмешательство России уже на стороне сербов. И наконец, массовая резня болгарского населения в Болгарии. И поскольку все возможности дипломатического решения конфликта на Балканах были исчерпаны, Россия приняла решение достать меч из ножен и разрубить этот балканский гордиев узел. Вмешательство России, безусловно, связано с ее стремлением прийти на помощь своим единоверным и единокровным братьям на Балканах.

Примечательно в связи с этим, что знаменитый лидер либеральной партии в 1868–1894 годах, четырежды становившийся премьер-министром Великобритании, сэр Уильям Гладстон считал, что Россия оказала славянским народам «услуги столь величественные и основательные, какие когда-либо великая держава оказывала угнетенному народу».

— Какова была численность русских войск на Кавказе и сколько народов принимало участие в походе на нашей стороне?

— В эту войну под ружье встало до 40 тыс. жителей края, что сопоставимо с силами главного корпуса на начальном этапе войны. Историк Ш.В. Мегрелидзе, автор монографии «Вопросы Закавказья в истории русско-турецкой войны», указывал, что тем или иным образом из числа жителей Кавказа в войне принимало участие до 500 тыс. человек. Именно единство армии и народа явилось залогом грядущей победы.

Действующий корпус, который переходил границу по трем направлениям, состоял из трех отрядов — Ахалцихского, Александропольского и Эриваньского. Они составляли 65 тыс. человек при 189 орудиях. При этом с турецкой стороны в Анатолии было 60 тыс. человек при 96 орудиях, не считая крепостных пушек.

Война на Малоазиатском театре непосредственно затрагивала интересы армян, которые проявили исключительную активность на всех этапах войны. Это и руководство крупными армейскими соединениями, и добровольческое движение, в котором участвовали жители Восточной Армении, и та деятельная поддержка, которую оказали наступающей русской армии западные армяне, за что впоследствии понесли невосполнимые человеческие и материальные потери.

В войну 1877–1878 годов Александропольский, Ахалцихский и Закатальский конно-иррегулярные полки целиком состояли из армян, кроме того, они входили в состав Грузинского дворянского полка, Борчалинской сотни, Елизаветпольского полка, Эриванского дворянского дивизиона и Бакинской дворянской части. Армяне были и в рядах высшего офицерства: командующий корпусом генерал от кавалерии М.Т. Лорис-Меликов, инициатор и организатор знаменитого штурма крепости Карс в ночь с 5 на 6 ноября 1877 года, генерал-лейтенант И.Д. Лазарев, начальник Эриваньского отряда генерал-лейтенант А.А. Тер-Гукасов, генерал-майоры Б.М. Шелковников, Я.К. Алхазов, И.Е. Лорис-Меликов, Н.Я. Денибеков.

close

100%

А.Н. Нерсисян отмечает, что из армян в войне «принимали участие семь армянских генералов и, по неполным данным, более 500 офицеров. Из коих было убито и ранено 70 человек». Согласно другому историку Х.Г. Бадаляну: «Только при штурме Карса участвовали поручик Абрамеликов, капитаны Арутюнов и Долуханов, генералы Алхазов, Кишмишев, Лазарев, подполковник Меликов, генерал-адъютант Лорис-Меликов, а также добровольческий полк под командованием полковника Ениколопова».

Местное армянское население обеспечивало действующую армию транспортом, участвовало в лечении раненых, снабжало войска продовольствием, охраняло границу.

Турецкие армяне служили проводниками, гонцами, доставляли ценную информацию. Так, при ночном штурме Карса из 11 проводников и переводчиков в штурмующих колоннах восемь были армяне. Участвовали в войне и другие народы, в том числе и азербайджанцы. Так, Исмаил-хан Нахичеванский был одним из участников защиты Баязета, за что получил орден Св. Георгия IV степени. Что касается грузин, то, по свидетельству князя Арчила Чавчавадзе, одна только эта фамилия отправила на войну 17 человек, из которых трое удостоились ордена Св. Георгия.

— Как накануне войны выглядела граница с Турцией?

— Так же, как сейчас, — вдоль реки Аракс Ахалциха и Ахалкалаки вошли в состав России после русско-турецкой войны 1828–1829 годов, а Восточная Армения — по итогам русско-персидской войны 1826–1828 годов. Закавказье делилось на губернии: Тифлисская, Эриваньская, Елизаветпольская, Бакинская и т.д. Эриваньская губерния имела те же границы, что и Эриваньское ханство. В нее входил и Нахичеванский уезд.

— Какими были территориальные приобретения в этой войне?

— Война продлилась меньше года — началась в апреле 1877 года, а 3 марта следующего года был заключен Сан-Стефанский прелиминарный договор. На западе России была возвращена Бессарабия, в Малой Азии согласно XIX ст. этого договора России отходили

«Ардаган, Карс, Батум, Баязет и территория до Соганлука».

Все эти города, в том числе и Батуми, до этой войны входили в состав Османской империи. Кстати, во время войны турки при помощи броненосцев высадили десант и захватили Сухуми, который был освобожден Бебутом Мартиросовичем Шелковниковым. От турок город освобождал его отряд в составе 2500 человек, который, выйдя из Сочи и продвигаясь по побережью, игнорируя ураганный обстрел трех турецких броненосцев,

сумел освободить Гагры, Пицунду, Гудауту и, наконец, Сухуми.

За этот подвиг Шелковников получил звание генерал-майора. Столица Восточной Анатолии — город Эрзерум по итогам этой войны также был занят русской армией. Но по договорам, заключенным между Россией и Турцией, он отошел Турции. В XIX веке Эрзерум русские брали дважды, а Карс — трижды. Именно на это обстоятельство указывал канцлер Российской империи и министр иностранных дел князь Александр Михайлович Горчаков, когда доказывал англичанам невозможность очередной передачи Карса туркам, ради которого было пролито столько русской крови.

— Почему вы решили посвятить свое исследование этой войне?

— Когда я писал свою монографию, то пользовался не только архивными материалами, но и книгами, сборниками документов из фондов Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. Причем некоторые сотрудники очень удивлялись тому, что события русско-турецкой войны разворачивались не только на Балканах, но и на Кавказе. Ведь все знают осаду Плевны, оборону Шипки. На что я им возражал, что в четырех русско-турецких войнах XIX века русские были вынуждены трижды брать Карс. Причем только во время неудачного штурма 17 сентября 1856 года в Крымскую войну русские войска потеряли под стенами Карса около семи тысяч человек.

Кстати, в 2010 году монография усилиями известного болгарского переводчика, кавалера ордена Кирилла и Мефодия Арманда Степановича Басмаджияна была переведена на болгарский язык.

Собственно говоря, поэтому я и написал эту книгу. Я хотел рассказать, что была такая война. Что была такая Кавказская армия.

Что эта Кавказская армия была лучшая в империи.

Это не мои слова, а слова специалистов — например, участника боевых действий французского генерала де Курси, очевидца войны, английского корреспондента Чарльза Уильямса, знаменитого профессора Военной академии Генерального штаба генерал-лейтенанта В.А. Потто, начальника штаба Верховного главнокомандующего в Первую мировую войну генерала от инфантерии М.В. Алексеева.

Потому что Кавказская армия — особая. На Кавказ обычно отправляли вольнолюбивых людей, умеющих самостоятельно мыслить, принимать решения. Это были неординарные личности, а Кавказ был местом их ссылки. Со времен Ермолова Кавказская армия принципиально отличалась от остальных войск в империи.

Здесь не было палочной дисциплины, не было муштры и шагистики.

Здесь поощрялась частная инициатива и отвага, умение быстро и неординарно мыслить. Более полувека Россия воевала против горцев, и очень много боевых традиций Кавказская армия переняла именно от них. Например, куначество — дружба противников на поле брани, когда с одной стороны горцы, а с другой стороны русское воинство не только воюют, но и дружат, потому что они — кунаки. Генерал-майор Б.М. Колюбакин писал:

«На духовный строй войск Кавказской армии, несомненно, еще сильно влияли качества и воинские обычаи нашего более чем 60-летнего противника, который, фанатично ведя с нами борьбу, борьбу не на жизнь, а на смерть, ярко проявлял несравненное личное мужество, доходившее порой до полного презрения к смерти, любовь к свободе и славе, беззаветное молодчество, выручку боевых товарищей, находчивость, осторожность, соединенную с решительностью, и удивительную способность применяться к самым разнообразным условиям обстановки …

Одновременно при мирных сношениях горцы проявляли твердость в держании раз данного слова, уважение к старшим, рыцарскую вежливость, святость гостеприимства и особый вид дружбы между врагами, так называемое куначество».

— Кто проживал на завоеванных в результате боевых действий турецких территориях и кем они управлялись?

— Население здесь было многонациональным. Как, впрочем, и везде на Кавказе, здесь проживали армяне, которые составляли большинство местного населения — 25,3%,

но были русские, турки, курды, татары — 0,8%, как тогда называли азербайджанцев. Были и другие национальности: белорусы, башкиры, эстонцы, немцы.

close

100%

— А турки с этих территорий не изгонялись?

— В конце XIX века турки составляли вторую по численности группу населения — 22% населения. Кто должен был их изгонять? По итогам Сан-Стефанского договора и Берлинского конгресса произошел свободный взаимообмен местного населения. Всем тем, кто желал переселиться в Турцию с территорий, отошедших к России, разрешался свободный переход. Впрочем, как и в обратном направлении. В Карсской области была установлена царская администрация.

— И была построена железная дорога из Гюмри в Карс, которая, кажется, действовала до 1993 года?

— Да, эта очень важная железная дорога, после 1991 года являющаяся важным индикатором армяно-турецких отношений, была сдана в эксплуатацию 1 декабря 1899 года.

Бум железнодорожного строительства начался при Александре II, продолжился при Александре III и распространился по всей империи. С середины 60-х годов XIX века началось строительство железных дорог на Кавказе. Чем Россия, и это очень важно отметить, будучи империей, отличалась от Британской или Французской? Тем, что ее территориальный рост был фактически приграничным ростом. Она росла по периметру. Знаменитый британский историк сэр Арнольд Тойнби писал,

что «экспансия русских всегда носила оборонительный характер. Они отодвигали свои границы подальше от основной территории».

И те территории, которые присоединяла к себе Россия, автоматически становились русскими территориями. И границы этих присоединенных земель с сопредельными странами становились русскими границами. Таким образом, Россия была кровным образом заинтересована в том, чтобы создать на местах соответствующую инфраструктуру. Создать возможности для поступательного и цивилизованного развития местного населения. Чтобы присоединяемые земли не были очагами восстания и недовольства. Поэтому строились железные дороги, создавалась инфраструктура, развивалась промышленность и торговля.

Железная дорога была жизненно необходима для осуществления бесперебойной связи окраин с метрополией, чтобы решать оперативные задачи. Крымская война показала Александру II, что России нужны реформы. Почему?

Потому что англичане из Лондона на пароходах до Крыма добирались за месяц, в то время как русские войска из центральных губерний до того же Крыма, по бездорожью, добирались целых пять.

— Завоеванная Карсская область стала отдельным регионом или вошла в состав Ереванской губернии?

— Карсский пашалык был переименован в Карсскую область и просуществовал в составе империи до 1917 года. Его территория составляла примерно 17 800 квадратных километров. В него входил и Ардаганский округ. В марте 1918 года был заключен Брестский мир, согласно которому большевики вернули область Турции. Но в результате Мудросского перемирия, в октябре 1918-го года турки все эти земли были вынуждены вернуть. И Карсскую область вернули армянам, турки покинули захваченные земли.

С присоединением Карса территория Республики Армения составила около 70 тыс. кв. км (ныне ~30 тыс.).

— То есть в какой-то момент эти территории перестали быть в составе Российской Империи и вошли в состав Армении?

— Конечно. Это произошло после того, как развалилась Российская Империя. После того как турки отхватили те земли, которые были ими оставлены по итогам русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Однако вскоре, уже по итогам Первой мировой войны, они вынуждены были эти земли вновь вернуть, но на этот раз независимой Армении.

А потом были подписаны приснопамятные Карсский и Московский договора, согласно которым все это было передано им обратно.

— По какой причине Ленин решил отдать эти земли?

— В декабре 1917 года Кавказский фронт был оголен с русской стороны, потому что пять лет люди воевали, сидели в окопах по горло в грязи. Россия потеряла в Первую мировую войну убитыми и ранеными шесть миллионов человек. В это время в России произошли две революции — сначала Февральская, потом Октябрьская.

Крестьяне были на фронте в то время, как в их деревнях происходил очередной передел земли. Люди захотели быть рядом со своими детьми и женами. Естественно, они должны были оставить оружие и уйти. И вот тогда вся защита русско-турецкого фронта пала на плечи армян, которые смогли с честью выйти из создавшейся обстановки и разбили турецкие полчища на славных полях Сардарапата, Баш-Апарана и Каракилиссы в мае 1918 года, сумев не только защитить себя от нового тотального геноцида, на этот раз в Восточной Армении,

но и воссоздав свою государственность — Первую Республику Армения.

Начальник штаба германской армии в Первую мировую войну генерал пехоты Эрих фон Людендорф в своих воспоминаниях писал: «Главной причиной, повлекшей за собой последующее крушение западной немецкой армии, была нехватка горючего, потому что турки в этот момент не смогли своевременно овладеть Баку». Они овладели бакинской нефтью лишь 15 сентября 1918 га. На пути турецкой экспансии встал армянский волнорез.

Что касается Карсского и Московского договоров, то это был сговор большевистского руководства и Турецкого правительства под руководством Мустафы Кемаля, который под соусом распространения революции на Востоке в очередной раз в истории обманул русскую сторону. Хотя, если быть объективным, и Советская Россия, и Кемалистская Турция делали одно общее дело, и в их геополитической игре Армении было уготовано ровно столько места, сколько отводила ей Россия.

Русско-турецкая война (1877—1878) — это… Что такое Русско-турецкая война (1877—1878)?

Проверить информацию.

Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.

Русско-турецкая война 1877—1878

Николай Дмитриев-Оренбургский.
«Захват Гривицкого редута под Плевной» (1885)
Противники
Российская империя

Объединённое княжество Валахии и Молдавии
Болгарское ополчение
Княжество Сербия
Княжество Черногория

 Османская империя

Абхазские повстанцы
Чеченско-дагестанские повстанцы

Командующие
Александр II

Николай Николаевич Старший
Михаил Николаевич
Михаил Скобелев
Фёдор Радецкий
Николай Святополк-Мирский
Иосиф Гурко
Кароль I
Николай Столетов
Никола I Петрович

Абдул-Хамид II

Нури-Гази Осман-паша
Абдул-Керим-Надир-паша
Сулейман-паша
Вейсел паша
Ахмед Ейуб-паша
Алибек-Хаджи
Гаджи-Магомед

Силы сторон
Россия: 737 355 солдат,

500 орудий[1]
Румыния: 60 тыс. солдат,
190 орудий
Болгария: 40 тыс.
Сербия: 81,5 тыс.
Черногория: 25 тыс.

Турция: 281 тыс. солдат[2]
Военные потери
Россия: 15 567 убито,

56 652 ранено,
6824 умерло от ран,
81 363 умерло от болезней,
3,5 тыс. пропавших без вести,
1713 погибло от других причин,
35 тыс. уволено в небоеспособные[3]
Румыния: 4302 убито и пропало без вести,
3316 ранено,
19 904 заболели[4]
Болгария: 15 тыс. убито и ранено
Сербия: 5 тыс. убито и ранено
Черногория: 5 тыс. убито и ранено

Турция: 30 тыс. убито,

90 тыс. умерло от болезней

Русско-турецкая война 1877—1878 годов (турецкое название: 93 Harbi, 93 война) — война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны, и Османской империей — с другой. Была вызвана подъёмом национального самосознания на Балканах. Жестокость, с которой было подавлено Апрельское восстание в Болгарии, вызвала сочувствие к положению христиан Османской империи в Европе и особенно в России. Попытки мирными средствами улучшить положение христиан были сорваны упорным нежеланием турок идти на уступки Европе, и в апреле 1877 года Россия объявила Турции войну.

В ходе последовавших боевых действий русской армии удалось, используя пассивность турок, провести успешное форсирование Дуная, захватить Шипкинский перевал и, после пятимесячной осады, принудить лучшую турецкую армию Осман-паши к капитуляции в Плевне. Последовавший рейд через Балканы, в ходе которого русская армия разбила последние турецкие части, заслонявшие дорогу на Константинополь, привёл к выходу Османской империи из войны. На состоявшемся летом 1878 года Берлинском конгрессе был подписан Берлинский трактат, зафиксировавший возврат России южной части Бессарабии и присоединение Карса, Ардагана и Батума. Восстанавливалась государственность Болгарии (завоёвана Османской империей в 1396 году) как вассальное Княжество Болгария; увеличивались территории Сербии, Черногории и Румынии, а турецкая Босния и Герцеговина оккупировалась Австро-Венгрией.

Предыстория конфликта

Угнетение христиан в Османской империи

Статья 9 Парижского мирного договора, заключённого по итогам Крымской войны, обязывала Османскую империю даровать христианам равные права с мусульманами. Дальше опубликования соответствующего фирмана (указа) султана дело не продвинулось. В частности, в судах свидетельства не-мусульман («зимми») против мусульман не принимались, что фактически лишало христиан права на судебную защиту от религиозных преследований.[5]

  • 1860 год — в Ливане друзы при попустительстве османских властей[6] вырезали свыше 10 тыс. христиан (преимущественно маронитов, но также греческих католиков и православных). Угроза французской военной интервенции заставила Порту восстановить порядок.[7] Под давлением европейских держав Порта пошла на назначение в Ливане христианского губернатора, кандидатура которого выдвигалась османским султаном после согласования с европейскими державами.[8]
  • 1866—1869 годы — восстание на Крите под лозунгом объединения острова с Грецией. Восставшие взяли под контроль весь остров кроме пяти городов, в которых укрепились мусульмане. К началу 1869 года восстание было подавлено[9], но Порта пошла на уступки, введя на острове самоуправление, укрепившее права христиан.[10] В ходе подавления восстания широкую известность в Европе получили события в монастыре Moni Arkadiou (англ.), когда свыше 700 женщин и детей, укрывшихся за стенами монастыря, предпочли взорвать пороховой погреб, но не сдаться осаждавшим туркам.

Последствием восстания на Крите, особенно в результате жестокости, с которой турецкие власти его подавляли, стало привлечение внимания в Европе (Российской Империи в частности) к вопросу об угнетённом положении христиан в Османской империи.

Как ни было мало внимание, уделяемое англичанами к делам Османской империи, и сколь несовершенным не было бы их знание всех деталей, достаточно информации просачивалось время от времени чтобы произвести расплывчатое, но твёрдое убеждение что султаны не выполняли свои «твёрдые обещания», данные Европе; что пороки османского правительства были неизлечимы; и что когда придёт время возникнуть очередному кризису, затрагивающему «независимость» Османской империи, для нас будет абсолютно невозможным снова оказать османам поддержку, оказанную ранее во время Крымской войны.[11]

Изменение баланса сил в Европе

Из Крымской войны Россия вышла с минимальными территориальными потерями, однако была вынуждена отказаться от содержания флота на Чёрном море и срыть укрепления Севастополя.

Пересмотр итогов Крымской войны стал основной целью российской внешней политики. Это было однако не так просто — Парижский мирный договор 1856 года предусматривал гарантии целостности Османской империи со стороны Великобритании и Франции. Откровенно враждебная позиция, занятая во время войны Австрией, осложняла ситуацию. Из великих держав только с Пруссией у России сохранялись дружеские отношения.

Бисмарк

Именно на союз с Пруссией и её канцлером Бисмарком сделал ставку назначенный Александром II в апреле 1856 года канцлером князь А. М. Горчаков. Россия заняла нейтральную позицию в деле объединения Германии, что в конечном итоге привело к созданию после ряда войн Германской империи. В марте 1871 года, воспользовавшись сокрушительным поражением Франции в франко-прусской войне, Россия при поддержке Бисмарка добилась международного согласия на отмену положений Парижского договора, запрещавших ей иметь флот на Чёрном море.

Остальные положения Парижского договора, однако, продолжали действовать. В частности, статья 8 давала право Великобритании и Австрии в случае конфликта России с Османской империей вмешаться в него на стороне последней. Это заставляло Россию проявлять крайнюю осторожность в её отношениях с османами и все свои действия согласовывать с другими великими державами. Война с Турцией один на один, таким образом, была возможна только при получении от остальных европейских держав карт-бланша на такие действия, и российская дипломатия выжидала удобного момента.

Непосредственные причины войны

Подавление восстания в Болгарии и реакция Европы

Летом 1875 года в Боснии и Герцеговине началось антитурецкое восстание, основной причиной которого были непомерные налоги, установленные финансово несостоятельным османским правительством.[12] Несмотря на некоторое снижение налогов, восстание продолжалось в течение всего 1875 года и в конечном итоге спровоцировало Апрельское восстание в Болгарии весной 1876 года.

В ходе подавления болгарского восстания турецкие войска совершили массовые убийства мирного населения, погибли свыше 30 тысяч человек; в особенности свирепствовали нерегулярные части — башибузуки. Против проводившего протурецкую линию британского правительства Дизраэли рядом журналистов и изданий была развёрнута пропагандистская кампания, обвинявшая последнего в игнорировании жестокостей турецких нерегулярных формирований; особую роль сыграли материалы американского журналиста, женатого на российской подданной, Януария Мак-Гахана, печатавшиеся в оппозиционной Daily News (англ.). В июле — августе 1876 года Дизраэли был вынужден неоднократно защищать политику правительства в Восточном вопросе в палате общин, равно как и оправдывать лживые донесения британского посла в Константинополе Генри Эллиота (англ. Henry Elliot). 11 августа того же года, во время последних для него прений в нижней палате (на следующий день он был возведён в пэры), он оказался в полной изоляции, будучи подвергнут жестокой критике со стороны представителей обеих партий.

Публикации в Daily News вызвали волну общественного возмущения в Европе: в поддержку болгар высказались Чарльз Дарвин, Оскар Уайльд, Виктор Гюго и Джузеппе Гарибальди.[13]

Виктор Гюго, в частности, написал в августе 1876 года в французской парламентарной газете[14]:

Необходимо привлечь внимание европейских правительств к одному факту, одному совершенно небольшому факту, который правительства даже не замечают… Подвергнут истреблению целый народ. Где? в Европе… Будет ли положен конец мучению этого маленького героического народа?

Общественное мнение в Англии было окончательно развёрнуто против «туркофильской» политики поддержки Оттоманской империи изданием в начале сентября 1876 года лидером оппозиции Гладстоном брошюры «Болгарские ужасы и Восточный вопрос»[15] (The Bulgarian Horrors and the Question of the East)[16][17], что было основным фактором невмешательства Англии на стороне Турции при последовавшей в следующем году объявлении войны Россией. Брошюра Гладстона, в своей позитивной части, излагала программу предоставления Боснии, Герцеговине и Болгарии автономии.[18]

Дизраэли, премьер-министр Великобритании (1874—1880)

В России с осени 1875 года развернулось массовое движение поддержки славянской борьбы, охватившее все общественные слои. В обществе развернулась острая дискуссия: прогрессивные круги обосновывали освободительные цели войны, консерваторы рассуждали о её возможных политических дивидендах, таких как захват Константинополя и создание славянской федерации во главе с монархической Россией.

На эту дискуссию наложился традиционный российский спор между славянофилами и западниками, причём первые, в лице писателя Достоевского, видели в войне выполнение особой исторической миссии русского народа, заключавшейся в сплочении вокруг России славянских народов на основе православия, а вторые, в лице Тургенева, отрицали значение религиозного аспекта и считали, что целью войны является не защита православия, а освобождение болгар.[19]

Событиям на Балканах и в России в начальный период кризиса посвящён ряд произведений русской художественной литературы.

  • В стихотворении Тургенева «Крокет в Виндзоре» (1876) королева Виктория открыто обвинялась в попустительстве действиям турецких изуверов;
  • В стихотворении Полонского «Болгарка» (1876) повествовалось об унижении болгарской женщины, отправленной в мусульманский гарем и живущей жаждой мщения.

У болгарского поэта Ивана Вазова есть стихотворение «Воспоминания о Батаке», которое написано со слов встреченного поэтом подростка — худой, в лохмотьях, он стоял с протянутой рукой. «Откуда ты, мальчуган?» — «Я из Батака. Знаешь ли Батак?». Иван Вазов приютил мальчика в своем доме и впоследствии написал прекрасные стихи в виде рассказа мальчика Иванчо о героическом эпизоде борьбы болгарского народа с османским игом.[20]

Поражение Сербии и дипломатическое маневрирование

  • В июне 1876 года Сербия, а следом за ней и Черногория, объявили войну Турции (см.: Сербо-черногорско-турецкая война). Представители России и Австрии официально предостерегали против этого, но сербы не придавали этому особого значения, так как были уверены, что Россия не допустит их разгрома турками.
  • 26 июня (8 июля) 1876 года Александр II и Горчаков встретились с Францем-Иосифом и Андраши в Рейхштадтском замке, в Богемии. В ходе встречи, было заключено так называемое Рейхштадтское соглашение, которое предусматривало, что в в обмен на поддержку австрийской оккупации Боснии и Герцеговины Россия получит согласие Австрии на возвращение юго-западной Бессарабии, отторгнутой у России в 1856 году, и на присоединение порта Батуми на Чёрном море. На Балканах Болгария получала автономию (по русской версии — независимость).[21] В ходе встречи, результаты которой были засекречены, была также достигнута договоренность о том, что балканские славяне «ни в каком случае не могут образовать на балканском полуострове одного большого государства».[22]
  • В июле-августе сербская армия потерпела несколько сокрушительных поражений от турок, и 26 августа Сербия обратилась к европейским державам с просьбой о посредничестве для прекращения войны. Совместный ультиматум держав вынудил Порту предоставить Сербии перемирие сроком на один месяц и начать переговоры о мире. Турция, однако, выдвинула весьма жёсткие условия будущего мирного договора, которые были отвергнуты державами.
  • 31 августа 1876 года был низложен объявленный недееспособным по болезни султан Мурад V и престол занял Абдул-Хамид II.
  • В течение сентября Россия пыталась договориться с Австрией и Англией о приемлемом варианте мирного урегулирования на Балканах, который можно было бы от имени всех европейских держав выставить Турции. Дело не заладилось — Россия предлагала оккупацию Болгарии русскими войсками и ввод объединённой эскадры великих держав в Мраморное море, причём первое не устраивало Австрию, а второе — Великобританию.
  • В начале октября истёк срок перемирия с Сербией, после чего турецкие войска возобновили наступление. Положение Сербии стало критическим. 18 (30) октября русский посол в Константинополе граф Игнатьев предъявил Порте ультиматум о заключении перемирия на 2 месяца, требуя ответа в 48 часов; 20 октября в Кремле Александр II произнёс речь, содержавшую аналогичные требования (т. н. московская речь императора), и предписал произвести частичную мобилизацию 20 дивизий. Порта приняла российский ультиматум.
  • 11 декабря началась созванная по инициативе России Константинопольская конференция. Был выработан компромиссный проект решения, дарующего автономию Болгарии, Боснии и Герцеговине под объединённым контролем великих держав. 23 декабря Порта заявила о принятии конституции, провозглашавшей равенство религиозных меньшинств в империи, на основании чего Турция заявила об отказе признать решения конференции.
  • 15 января 1877 года Россия заключила письменное соглашение с Австро-Венгрией, гарантировавшее нейтралитет последней в обмен на право оккупации Боснии и Герцеговины. Подтверждались прочие условия ранее заключённого Рейхштадтского соглашения. Как и Рейхштадское соглашение, данное письменное соглашение держалось в строжайшем секрете. Например, о нём не знали даже крупные российские дипломаты, включая российского посла в Турции[23].
  • 20 января 1877 года безрезультатно завершилась Константинопольская конференция; граф Игнатьев заявил об ответственности Порты, если она предпримет наступление против Сербии и Черногории. Газета «Московские ведомости» характеризовала итог конференции как «полное фиаско», которого «можно было ожидать с самого начала».[24]
  • В феврале 1877 года Россия достигла договорённости с Великобританией. Лондонский протокол рекомендовал Порте принять реформы, урезанные даже по сравнению с последними (сокращёнными) предложениями Константинопольской конференции. 31 марта протокол был подписан представителями всех шести держав. Однако 12 апреля Порта его отклонила, заявив, что рассматривает его как вмешательство во внутренние дела Турции, «противное достоинству турецкого государства».
  • 19 марта 1877 года — открытие оттоманского парламента.

Игнорирование турками объединённой воли европейских держав дало России возможность обеспечить нейтралитет европейских держав в войне с Турцией. Неоценимую помощь в этом оказали сами турки, которые своими действиями помогли демонтировать положения Парижского договора, защищавшие их от войны с Россией один на один.

Вступление России в войну

12 (24) апреля 1877 года Россия объявила войну Турции: после парада войск в Кишинёве на торжественном молебне епископ Кишинёвский и Хотинский Павел (Лебедев) прочёл Манифест Александра II об объявлении войны Турции.

Только война в одну кампанию давала возможность России избежать вмешательства Европы. По донесениям военного агента в Англии, на подготовку экспедиционной армии в 50-60 тыс. чел. Лондону требовалось 13-14 недель, а на подготовку константинопольской позиции — ещё 8-10 недель. К тому же армию нужно было перебросить морем, огибая Европу. Ни в одной из русско-турецких войн фактор времени не играл столь значительной роли. Турция возлагала свои надежды на успешную оборону.

План войны против Турции был составлен ещё в октябре 1876 года генералом Н. Н. Обручевым. К марту 1877 года проект был исправлен самим императором, военным министром, главнокомандующим, великим князем Николаем Николаевичем-старшим, его помощником штаба генералом А. А. Непокойчицким, помощником начальника штаба генерал-майором К. В. Левицким.

В мае 1877 года русские войска вступили на территорию Румынии.

Войска Румынии, выступившей на стороне России, активно начали действовать лишь с августа.

Ход войны

Соотношение сил

Соотношение сил противников складывалось в пользу России, военные реформы начали давать свои положительные результаты. На Балканах, в начале июня русские войска (около 185 тыс. человек) под командованием великого князя Николая Николаевича (Старшего) сосредоточились на левом берегу Дуная, имея главные силы в районе Зимницы. Силы турецкой армии под командованием Абдул-Керим-Надир-паши составляли около 200 тыс. человек, из которых около половины составляли гарнизоны крепостей, что оставляло 100 тыс. для операционной армии.

На Кавказе русская Кавказская армия под командованием великого князя Михаила Николаевича имела около 150 тыс. человек при 372 орудиях, турецкая армия Мухтар-паши — около 70 тыс. человек при 200 орудиях.[25]

По боевой подготовке российская армия превосходила противника, но уступала ему в качестве вооружения (турецкие войска были вооружены новейшими английскими и американскими винтовками).

Активная поддержка российской армии народами Балкан и Закавказья укрепляла моральный дух русских войск, в составе которых действовали болгарское, армянское и грузинское ополчение.

На Чёрном море полностью доминировал турецкий флот. Россия, добившись права на Черноморский флот только в 1871 году, не успела восстановить его к началу войны.

Общая ситуация и планы сторон

Существовало два возможных театра боевых действий: Балканы и Закавказье. Ключевым были Балканы, так как именно тут можно было рассчитывать на поддержку местного населения (ради освобождения которого война и велась). Кроме того, успешный выход русской армии к Константинополю выводил Османскую империю из войны.

Две естественные преграды стояли на пути русской армии к Константинополю:

  • Дунай, турецкий берег которого был основательно укреплен османами. Крепости в знаменитом «четырёхугольнике» крепостей — Рущук — Шумла — Варна — Силистрия — были самыми защищенными в Европе, если не во всем мире. Дунай являлся полноводной рекой, турецкий берег которой был основательно заболочен, что существенно осложняло высадку на него. Кроме того, у турок на Дунае было 17 бронированных мониторов, которые могли выдерживать артиллерийскую дуэль с береговой артиллерией, что дополнительно осложняло форсирование реки. При грамотной защите можно было надеяться нанести русской армии очень существенные потери.
  • Балканский хребет, через который существовало несколько удобных переходов, главным из которых был Шипкинский. Защищающаяся сторона могла встретить атакующих на хорошо укрепленных позициях как на самом перевале, так и на выходе из него. Обойти Балканский хребет можно было вдоль моря, но тогда пришлось бы брать штурмом хорошо укреплённую Варну.

На Чёрном море полностью доминировал турецкий флот, что вынуждало организовывать снабжение русской армии на Балканах по суше.

План войны был основан на идее молниеносной победы: армия должна была перейти Дунай на среднем течении реки, на участке Никополь — Свиштов, где у турок не было крепостей, в районе населённом дружелюбно настроенными к России болгарами. После переправы следовало разделить армию на три равные группы: первая — блокирует турецкие крепости в низовьях реки; вторая — действует против турецких сил в направлении Виддина; третья — переходит через Балканы и идёт на Константинополь.

Турецкий план предусматривал активно-оборонительный образ действий: сосредоточив главные силы (около 100 тыс. человек) в «четырёхугольнике» крепостей — Рущук — Шумла — Базарджик — Силистрия, завлекать переправившихся русских к Балканам, вглубь Болгарии, и затем разгромить их, обрушившись на их левый фланг сообщения. Одновременно с этим довольно значительные силы Османа-паши, около 30 тыс. человек, были сосредоточены в Западной Болгарии, у Софии и Видина, имея задачей наблюдение за Сербией и Румынией и воспрепятствование соединению русской армии с сербами. Кроме того, небольшие отряды занимали балканские проходы и укрепления по Среднему Дунаю.[26]

Действия на европейском театре войны

Форсирование Дуная

Русская армия по предварительной договоренности с Румынией прошла по её территории и в июне в нескольких местах переправилась через Дунай. Для обеспечения форсирования Дуная требовалось нейтрализовать турецкую дунайскую флотилию в месте возможных переправ. Эта задача была выполнена установкой на реке минных заграждений, прикрытых береговыми батареями. Также были задействованы переброшенные по железной дороге легкие минные катера.

  • 29 апреля (11 мая) русской тяжёлой артиллерией взорван у Брэила флагманский турецкий корвет «Лютфи-Джелиль» (англ. Lutfi Djelil), погибший со всей командой;
  • 14 (26) мая минными катерами лейтенантов Шестакова и Дубасова потоплен монитор «Хивзи Рахман».

Турецкая речная флотилия была расстроена действиями российских моряков и не могла воспрепятствовать переправе русских войск.

  • 10 (22) июня Нижнедунайский отряд переправился через Дунай у Галаца и Брэила и вскоре занял Северную Добруджу.
  • В ночь на 15 (27) июня русские войска под командованием генерала М. И. Драгомирова форсировали Дунай в районе Зимницы. Войска были в зимних черных мундирах, чтоб оставаться незамеченными в темноте, но, начиная со второго эшелона, переправа происходила под жестоким огнем. Потери составили 1100 человек убитыми и ранеными.
  • 21 июня (3 июля) саперы подготовили мостовую переправу через Дунай в районе Зимницы. Началась переброска главных сил русской армии через Дунай.

Турецкое командование не предприняло активных действий, чтобы воспрепятствовать форсированию Дуная русской армией. Первый рубеж на пути к Константинополю был сдан без серьёзных сражений.

Плевна и Шипка

Главных сил армии, переправившихся через Дунай, оказалось недостаточно для решительного наступления через Балканский хребет. Для этого был выделен лишь передовой отряд генерала И. В. Гурко (12 тыс. человек). Для обеспечения флангов были созданы 45-тысячный Восточный и 35-тысячный Западный отряды. Остальные силы находились в Добрудже, по левобережью Дуная или на подходе. Передовой отряд 25 июня (7 июля) занял Тырново, а 2 (14) июля перешёл Балканы через Хаинкиойский перевал. Вскоре, 5 июля (17 июля) был занят Шипкинский перевал, куда был выдвинут созданный Южный отряд (20 тыс. человек, в августе — 45 тыс.). Путь на Константинополь был открыт, но достаточных сил для наступления в Забалканье не было. Передовой отряд занял Эски-Загру (Стару-Загору), но вскоре сюда подошёл переброшенный из Албании турецкий 20-тысячный корпус Сулейман-паши. После ожесточённого боя у Эски-Загры, в котором отличились болгарские ополченцы, передовой отряд отошёл к Шипке.

После успехов последовали неудачи. Великий князь Николай Николаевич с момента перехода Дуная фактически потерял управление войсками. Западный отряд овладел Никополем, но не успел занять Плевну (Плевен), куда из Видина подошёл 15-тысячный корпус Осман-паши. Предпринятые 8 (20) июля и 18 (30) июля штурмы Плевны окончились полной неудачей и сковали действия русских войск.

Штурм Плевны 11—12 сентября н. ст. Немецкий план того времени

Русские войска на Балканах перешли к обороне. Сказалась недостаточная численность русского экспедиционного корпуса — резервов для усиления русских частей под Плевной у командования не было. Были срочно запрошены подкрепления из России, и призваны на помощь румынские союзники. Подтянуть необходимые резервы из России удалось только к середине-концу сентября, что затянуло ход боевых действий на 1,5—2 месяца.[27]

Ловча (на южном фланге Плевны) была занята 22 августа (потери русских войск составили ок. 1500 человек), но и новый штурм Плевны 30—31 августа (11—12 сентября) окончился неудачей, после чего было решено взять Плевну блокадой. 15 (27) сентября под Плевну прибыл Э. Тотлебен, которому было поручено организовать осаду города. Для этого требовалось взять сильно укрепленные редуты Телиш, Горный и Дольный Дубняки, которые должны были послужить Осману опорными пунктами в случае его выхода из Плевны.

  • 12 (24) октября Гурко штурмовал Горный Дубняк, занятый после упорного боя; потери русских составили 3539 человек убитыми и ранеными, турок — 1500 убитыми и 2300 пленными.[28]
  • 16 (28) октября под артиллерийским огнем был принужден сдаться Телиш (в плен взято 4700 человек). Потери русских войск (в ходе неудачного штурма) составили 1327 человек.
  • 20 октября (1 ноября) был занят Дольный Дубняк, гарнизон которого без боя отошёл к Плевне.

Пытаясь снять осаду с Плевны, турецкое командование решило в ноябре организовать наступление по всему фронту.

  • 10 (22) ноября и 11 (23) ноября 35-тысячная Софийская (западная) турецкая армия была отбита Гурко у Новачина, Правца и Этрополя;
  • 13 (25) ноября Восточная турецкая армия была отбита частями 12-го корпуса русских у Трестеника и Косабины;
  • 22 ноября (4 декабря) Восточная турецкая армия разбила Еленинский отряд 11 русского корпуса. Турок было 25 тысяч человек при 40 орудиях, русских — 5 тысяч при 26 орудиях. Восточный фронт русского расположения в Болгарии был прорван, на следующий же день турки могли быть в Тырнове, захватив огромные обозы, склады и парки 8 и 11 русских корпусов. Однако турки не развили свой успех и весь день 23 ноября (5 декабря) бездействовали и окапывались. 24 ноября (6 декабря) спешно выдвинутая русская 26-я пехотная дивизия восстановила положение, сбив турок под Златарицей.
  • 30 ноября (12 декабря) Восточная турецкая армия, ещё не зная о капитуляции Плевны, попыталась атаковать у Мечки, но была отбита.
Пленного Осман-Пашу, командовавшего турецкими войсками в Плевне, представляют Александру II в день взятия Плевны русскими войсками

Контратаковать русское командование запретило вплоть до развязки под Плевной.

С середины ноября армия Осман-паши, стиснутая в Плевне в четыре раза превосходившим её кольцом русских войск, стала испытывать недостаток продовольствия. На военном совете решено было пробиться сквозь линию обложения, и 28 ноября (10 декабря), в утреннем тумане, турецкая армия обрушилась на Гренадерский корпус, но после упорного боя была отражена по всей линии и отошла в Плевну, где и сложила оружие. Потери русских составили 1 696 человек, турок, атаковавших густыми массами — до 6 000. В плен было взято 43,4 тысячи человек. Раненый Осман-паша вручил свою саблю командиру гренадер — генералу Ганецкому; ему были оказаны фельдмаршальские почести за доблестную защиту.

Рейд через Балканы

Русская армия, насчитывавшая 314 тыс. человек против свыше 183 тыс. человек у противника, перешла в наступление. Возобновила военные действия против Турции сербская армия. Западный отряд генерала И. В. Ромейко-Гурко (71 тыс. человек) в исключительно трудных условиях перешёл через Балканы и 23 декабря 1877 года (4 января 1878 года) занял Софию. В тот же день начали наступление войска Южного отряда генерала Ф. Ф. Радецкого (отряды генералов М. Д. Скобелева и Н. И. Святополк-Мирского) и в сражении при Шейново 27—28 декабря (8—9 января) окружили и взяли в плен 30-тысячную армию Вессель-паши. 3—5 (15—17) января 1878 года в сражении под Филиппополем (Пловдивом) была разбита армия Сулейман-паши, а 8 (20) января русские войска заняли Адрианополь без всякого сопротивления.

Тем временем бывший рущукский отряд тоже начал наступление, почти не встречая сопротивления со стороны турок, отходивших к своим крепостям; 14 (26) января занят был Разград, а 15 (27) января — Осман-Базар. Войска 14-го корпуса, действовавшие в Добрудже, 15 (27) января заняли Хаджи-Оглу-Базарджик, сильно укрепленный, но тоже очищенный турками.

На этом боевые действия на Балканах были завершены.

Действия на азиатском театре войны

Военные действия на Кавказе, по плану Обручева, предпринимались «для ограждения нашей собственной безопасности и отвлечения сил противника». Этого же мнения придерживался и Милютин, который писал главнокомандующему Кавказской армией великому князю Михаилу Николаевичу: «Главные военные операции предполагаются в Европейской Турции; со стороны же Азиатской Турции действия наши должны иметь целью: 1) прикрыть наступлением безопасность наших собственных пределов — для чего казалось бы необходимым овладеть Батумом и Карсом (или Эрзерумом) и 2) по возможности отвлекать турецкие силы от европейского театра и препятствовать их организации».[29]

Командование действющим Кавказским корпусом было возложено на генерала от кавалерии М. Т. Лорис-Меликова. Корпус был разделён на отдельные отряды согласно операционным направлениям. На правом фланге сосредоточился Ахалцыхский отряд под командованием генерал-лейтенанта Ф. Д. Девеля (13,5 тыс. человек и 36 орудий), в центре, у Александрополя (Гюмри) расположились главные силы под личным командованием М. Т. Лорис-Меликова (27,5 тыс. человек и 92 орудия) и, наконец, слева стоял Эриванский отряд во главе с генерал-лейтенантом А. А. Тергукасовым (11,5 тыс. человек и 32 орудия), Приморский (Кобулетский) отряд генерала И. Д. Оклобжио (24 тыс. человек и 96 орудий) предназначался для наступления вдоль побережья Чёрного моря на Батум и по возможности далее в сторону Трапезунда. В Сухуме был сосредоточен общий резерв (18,8 тыс. человек и 20 орудий).[30]

Мятеж в Абхазии

В мае 1878 года горцами при поддержке турецких эмиссаров был поднят мятеж в Абхазии. После двухдневной бомбардировки турецкой эскадрой и высадки морского десанта, русскими был оставлен Сухум; к июню всё черноморское побережье Абхазии от Очамчыра до Адлера было занято турками. Предпринятые в июне начальником Сухумского отдела генералом П. П. Кравченко нерешительные попытки отбить город у турок успехом не увенчались.[31] Турецкие войска оставили Сухум только 19 августа, после подхода к русским войскам в Абхазии подкреплений из России и частей, снятых с Приморского направления.

Временное занятие турками Черноморского побережья повлияло на обстановку в Чечне и Дагестане, где также произошло восстание. Вследствие этого там были вынуждены задержаться 2 русские пехотные дивизии.

Действия в Закавказье
  • 17 апреля казаками отряда Тергукасова был без боя занят Баязет.
  • 5 мая русскими войсками был взят Ардаган.
  • 6 июня Баязетская цитадель, занятая русским гарнизоном численностью в 1600 человек, была осаждена войсками Фаик-паши (25 тыс. человек). Осада (получившая название Баязетское сидение) продолжалась до 28 июня, когда была снята вернувшимся отрядом Тергукасова. В течение осады гарнизон потерял убитыми и ранеными 10 офицеров и 276 нижних чинов. После этого Баязет был русскими войсками оставлен.
  • Наступление Приморского отряда развивалось крайне медленно, а после высадки турками десанта под Сухумом генерал Оклобжио был вынужден отправить часть сил под командованием генерала Алхазова на помощь генералу Кравченко, из-за этого военные действия на Батумском направлении до конца войны приняли затяжной позиционный характер.

В июле-августе в Закавказье наступило продолжительное бездействие, вызванное тем, что обе стороны выжидали прибытия подкреплений.

  • 20 сентября, по прибытии 1-й гренадерской дивизии, русские войска перешли в наступление под Карсом; к 3 октября противостоявшая им армия Мухтара (25-30 тыс. человек) была разбита в Авлияр-Аладжинском сражении и отошла к Карсу.
  • 13 октября русские части (отряд Лазарева) вышли к Карсу и приступили к осадным работам.
  • 23 октября армия Мухтара была снова разбита под Эрзерумом, который со следующего дня также был осаждён русскими войсками.
  • 6 ноября, после трёхнедельной осады, русскими войсками был взят Карс.

После этого важного события главной целью действий представился Эрзерум, где укрывались остатки неприятельской армии. Но тут союзниками турок явились наступившие холода и крайняя затруднительность доставки по горным дорогам всякого рода запасов. В стоявших перед крепостью войсках болезни и смертность достигли ужасающих размеров. В итоге к 21 января 1878 года, когда было заключено перемирие, Эрзерум взять не удалось.

Заключение мирного договора

Границы балканских государств и России по Сан-Стефанскому мирному договору Русско-турецкая война (1877—1878)

Мирные переговоры начались после победы при Шейнове, но сильно затянулись вследствие вмешательства Англии. Наконец, 19 января 1878 года в Адрианополе были подписаны предварительные условия мира, и заключено перемирие с определением демаркационных линий для обеих воюющих сторон. Однако, основные условия мира оказались не соответствующими притязаниям румын и сербов, а главное — возбудили сильные опасения Англии и Австрии. Британское правительство потребовало у парламента новых кредитов для мобилизации армии. Кроме того, 1 февраля в Дарданеллы вошла эскадра адмирала Горнби. В ответ на это русский главнокомандующий на другой же день двинул войска к демаркационной линии.

Заявление русского правительства о том, что, ввиду действий Англии, предполагается занять Константинополь, побудило англичан к сговорчивости, и 4 февраля последовало соглашение, согласно которому эскадра Горнби должна была отойти на 100 км от Константинополя, а русские обязывались возвратиться за свою демаркационную линию.

19 февраля (ст. ст.) 1878 года, после ещё 2 недель дипломатического маневрирования, был, наконец, подписан предварительный Сан-Стефанский мирный договор с Турцией.

От Сан-Стефано к Берлину

Условия Сан-Стефанского договора не только встревожили Англию и Австрию, но возбудили сильное неудовольствие румын и сербов, чувствовавших себя обделёнными при делёжке. Австрия потребовала созыва европейского конгресса, который бы обсудил Сан-Стефанский договор, и Англия поддержала это требование.

Оба государства приступили к военным приготовлениям, что вызвало и с русской стороны новые меры для противодействия угрожающей опасности: сформированы были новые сухопутные и морские части, Балтийское прибрежье приготовлено к обороне, формировалась обсервационная армия у Киева и Луцка. Для воздействия на Румынию, ставшую в открыто враждебное к России положение, туда был переведен 11-й корпус, который и занял Бухарест, после чего румынские войска отошли в Малую Валахию.

Все эти политические усложнения ободрили турок, и они начали готовиться к возобновлению войны: укрепления у Константинополя усиливались, и туда стягивались все оставшиеся свободными войска; турецкие и английские эмиссары пытались возбудить восстание мусульман в Родопских горах, надеясь отвлечь туда часть русских войск.

Такие обострившиеся отношения продолжались до конца апреля, пока Александр II не принял предложение Германии о посредничестве.

1 июня открылись заседания Берлинского конгресса под председательством князя Бисмарка, а 1 июля подписан Берлинский трактат, радикально изменивший Сан-Стефанский договор, преимущественно в пользу Австро-Венгрии и в ущерб интересам балканских славян: в 3 раза были сокращены размеры Болгарского государства, получившего независимость от Турции, а Босния и Герцеговина были переданы Австрии.

Современник указанных событий историк М. Н. Покровский указывал, что Берлинский конгресс стал неизбежным следствием Рейхштадтского секретного соглашения, достигнутого между австрийским и русским императорами в июне 1876 году в Рейхштадте и подтверждённого Будапештской конвенцией в январе 1877 года. «Один из русских дипломатов, участник Берлинского конгресса, — писал историк, — и через 30 лет после событий недоуменно спрашивал: „Если Россия хотела остаться верной конвенции с Австрией, зачем же было забыть об этом при заключении Сан-Стефанского договора?“». Все, чего хотели Британия и Австрия на Берлинском конгрессе, указывал Покровский, это выполнение Россией русско-австрийской конвенции от января 1877 года.[32] Но российская общественность, негодовавшая по поводу «ущербного» Берлинского трактата и «предательства» со стороны Австрии и Германии, этого не знала, так как соглашение держалось в строжайшем секрете.

Итоги войны

Россия вернула южную часть Бессарабии, потерянную после Крымской войны, и присоединила Карсскую область, населённую армянами и грузинами.

Великобритания оккупировала Кипр; согласно договору с Османской империей от 4 июня 1878 года, в обмен за это она обязалась защищать Турцию от дальнейшего российского продвижения в Закавказье. Оккупация Кипра должна была длиться, пока в руках русских остаются Карс и Батуми.[33]

Границы, установленные по итогам войны, сохраняли силу до Балканских войн 1912—1913 годов, с некоторыми изменениями:

  • Болгария и Восточная Румелия в 1885 году слились в единое княжество;
  • В 1908 году Болгария объявила себя независимым от Турции царством, а Австро-Венгрия аннексировала ранее оккупированную ею Боснию и Герцеговину.

Война ознаменовала постепенный отход Великобритании от конфронтации в отношениях с Россией. После перехода Суэцкого канала под английский контроль в 1875 году, британское стремление любой ценой предотвратить дальнейшее ослабление Турции пошло на убыль. Английская политика переключилась на защиту английских интересов в Египте, который был оккупирован Великобританией в 1882 году и оставался английским протекторатом до 1922 года. Английское продвижение в Египте интересы России напрямую не затрагивало, соответственно напряжение в отношениях двух стран постепенно ослабло.

Переход к военному союзу стал возможен после заключения в 1907 году компромисса по Средней Азии, оформленному англо-русским договором от 31 августа 1907 года. От этой даты отсчитывают возникновение Антанты — англо-франко-русской коалиции, противостоящей возглавляемому Германией союзу Центральных держав. Противостояние этих блоков привело к Первой мировой войне 1914—1918 годов.

Интересные факты

Русско-турецкая война 1877—1878 годов в искусстве

Живопись

Художественная литература

Кино

Фильм Дата Описание
«Герои Шипки» 1954 Исторический фильм
«Баязет» 2003 российский телесериал
«Турецкий гамбит» 2005, 2006 российский фильм и сериал
«Путь к Софии» 1979 болгарский сериал

Память

17 апреля 1878 года императором Александром II была учреждена государственная награда — медаль «В память русско-турецкой войны 1877—1878», которой награждались военные, моряки, ополченцы и другие лица, участвовавшие в сражениях или защищавшие тылы армии.

Эта война вошла в болгарскую историю как Русско-турецкая освободительная война. На территории современной Болгарии, где прошли основные сражения этой войны, находятся свыше 400 памятников русским, которые боролись за свободу болгарского народа.

В столице Российской империи — Санкт-Петербурге — в 1886 году в честь подвигов русских войск, принимавших участие и победивших в войне, был воздвигнут Памятник Славы. Памятник представлял собой 28-метровую колонну, сложенную из шести рядов пушек, отбитых в войну у турок. На верху колонны был расположен гений с лавровым венком в протянутой руке, увенчивающий победителей. Пьедестал памятника имел высоту около 6½ метров, со всех четырёх сторон которого были вделаны бронзовые доски с описаниями основных событий войны и названий воинских частей, принимавших в ней участие.[38] В 1930 году памятник был разобран и переплавлен. В 2005 году — восстановлен на прежнем месте.

В 1878 году в честь победы в Русско-турецкой войне Ярославская табачная фабрика стала именоваться «Балканская звезда». Название возвращено в 1992 году, тогда же начат выпуск одноимённой марки сигарет.

В Москве (28 ноября) 11 декабря 1887 года, в день десятилетия битвы под Плевной, на площади Ильинские Ворота (ныне Ильинский сквер) состоялось открытие памятника героям Плевны, возведенный на добровольные пожертвования оставшихся в живых гренадеров — участников Плевненского сражения.

См. также

Примечания

  1. Указана численность солдат, принявших участие в боевых действиях. Всего на 1 января 1877 года численный состав русской регулярной армии достигал 1 005 828 человек.
  2. Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. — Минск: 2005. — С. 376.
  3. Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. — М.: 1960.
  4. Cornel I. Scafes и др. Armata Romani in Razboiul de Independenta 1877—1878. Editura Sigma, Bucuresti: 2002. P. 149
  5. Лугов Шолем: «Зимми: Правда об исламе»
  6. Угнетение христиан в Османской империи
  7. Правда французская интервенция все равно состоялась, но под давлением Великобритании в феврале 1861 года войска были выведены; см.: Глава 11-2 // История дипломатии XV в. до н. э. — 1940 г. н. э., под ред. В. П. Потёмкина
  8. Country Studies: Lebanon U.S. Library of Congress, 1994
  9. Критские восстания БСЭ
  10. В. Н. Виноградов. Князь А. М. Горчаков — Министр и Вице-Канцлер в журнале «Новая и Новейшая История» № 2,3/2003
  11. «The Eastern question from the Treaty of Paris 1836 to the Treaty of Berlin 1878 and to the Second Afghan War» by Argyll, page 122, London Strahan 1879
  12. The Balkans Since 1453 by L. S. Stavrianos, Professor of History, Northwestern University, published in 1963 by Holt, Rinehart and Winston
  13. History of Bulgaria — The liberation of Bulgaria с сайта посольства Болгарии в США
  14. Школа при Посольстве России в Болгарии
  15. Приведено принятое в прессе того времени русское название.
  16. W. E. Gladstone. Bulgarian horrors and the question of the east (оригинальный текст брошюры)
  17. История дипломатии XV в. до н. э. — 1940 г. н. э. под ред. В. П. Потемкина
  18. W. E. Gladstone. Bulgarian horrors and the question of the east С. 28.
  19. В. М. Хевролина. Россия и Болгария: «Вопрос Славянский — Русский Вопрос»
  20. Общество / 131-я годовщина со дня Апрельского восстания 1876 года
  21. История дипломатии XV в. до н. э. — 1940 г. н. э. под ред. В. П. Потёмкина
  22. Покровский М. Русская история с древнейших времен. При участии Н. Никольского и В. Сторожева. М., 1911. Т. 5. С. 309—310
  23. Покровский М. Русская история с древнейших времен. При участии Н. Никольского и В. Сторожева. М., 1911. Т. 5. С. 309—313
  24. «Московские ведомости», 1877, 9 января, № 6, стр. 2.
  25. The war in the East. An illustrated history of the conflict between Russia and Turkey with a review of the Eastern question (1878) by Schem, A. J.
  26. Керсновский А. А. История Русской армии глава 10
  27. Численность российского экспедиционного корпуса на Балканах к концу войны достигла полумиллиона человек, в то время как в начале войны она составляла около 185 тыс. человек.
  28. Ладыгин И. В. Штурм Горного Дубняка 12—13 октября 1877 года
  29. Русско-турецкая война 1877—1878. Под редакцией И. И. Ростунова. — М.: Воениздат, 1977. — С. 58.
  30. Русско-турецкая война 1877—1878. Под редакцией И. И. Ростунова. — М.: Воениздат, 1977. — С. 202—203.
  31. Русско-турецкая война 1877—1878. Под редакцией И. И. Ростунова. — М.: Воениздат, 1977. — С. 217.
  32. Покровский М. Русская история с древнейших времен. При участии Н. Никольского и В. Сторожева. М., 1911, т. 5, с. 314, 318
  33. The Balkans Since 1453 by L. S. Stavrianos; Treaty of Berlin
  34. А. Н. Крылов. Вице-адмирал С. О. Макаров 8 января 2006
  35. Вице-адмирал Ю. А. Пантелеев. Выдающийся русский флотоводец С. О. Макаров
  36. Николай Троицкий. Русско-турецкая война 1877—1878 гг.: Происхождение войны
  37. Lib.ru/Классика: Немирович-Данченко Василий Иванович. Скобелев
  38. Путеводитель по С.-Петербургу. — Репринт. воспроизведение издания 1903 г.. — Л.: СП «ИКАР», 1991. — С. 288. — ISBN 5-859-02065-1

Литература

  • Василенко Н. П., — Турецкие войны России // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Генов Ц. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. и подвиг освободителей — София: София Пресс, 1979
  • Гурьев В.. Письма священника с похода 1877—1878 гг. — М.: Издательство Государственной публичной исторической библиотеки, 2007.
  • Дубецкий В. О. На выстрел от выстрелов. (Отрывок из воспоминаний) // Исторический вестник, 1888. — Т. 34. — № 12. — С. 668—708.
  • Иванов Р. Н. Оборона Баязета: правда и ложь. Документальная повесть. М.: 2005
  • Игнатьев Н. П. Походные письма 1877 года — М.: РОССПЭН, 1999
  • Использование русскими моряками минного оружия в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. // по сборнику «Развитие минного оружия в русском флоте». Военмориздат ВММ СССР, 1951
  • Керсновский А.А. История русской армии. — М.: Эксмо, 2006. — Т. 2. — ISBN 5-699-18397-3, глава 10
  • Косич А. И. Рущукский отряд
  • Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. — Минск: 2005.
  • М. С. Р. Английский консул в роли русского волонтера. (Из воспоминаний о войне 1877—1878 гг.) // Исторический вестник, 1888. — Т. 34. — № 12. — С. 762—770.
  • Обнинский П. Н. Рассказ раненого под Плевной // Русский архив, 1892. — Кн. 3. — Вып. 12. — С. 471—476.
  • Овсяный Н. Р. Русское управление в Болгарии в 1877-79 гг. Санкт-Петербург: 1906
  • Пирожников А. И. История 10-го пехотного Новоингерманландского полка Тула: 1913
  • Письма Н. И. Сперанского с азиатского театра Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1994. — Т. V — С. 172—173.
  • Рагозина Е. А. Из дневника русской в Турции перед войной 1877—1878 гг. // Русская старина, 1910. — Т. 141. — № 2. — С. 377—391; № 3. — С. 566—586.
  • Русско-турецкая война 1877—1878 гг. М.: Воениздат, 1977
  • Свечин А. А. Эволюция военного искусства Том II, Глава 7. — М.-Л.: Военгиз, 1928
  • Троицкий Н. А.. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. // Россия в XIX веке. Курс лекций. М.: 1997.
  • Фаврикодоров К. Воспоминания лазутчика русской армии в войну 1877—1878 годов // Исторический вестник, 1885. — Т. 22. — № 10 — С. 66-87; № 11. — С. 293—320.
  • Форбес А. Критическая минута на Шипке // Исторический вестник, 1893. — Т. 53. — № 7. — С. 249—252.
  • Шаховской Л. В. С театра войны 1877-78. Два похода за Балканы — М.: Университетская тип., 1878.
  • Military History: Russo-Turkish War (1877—1878)

Ссылки

Блог Исторического музея — Рассказываем о нашей работе, делимся планами на будущее, знакомим с новыми проектами, публикуем интересные факты из нашей музейной истории и другие занимательные материалы

На выставке «Альбрехт Дюрер. Шедевры гравюры из собрания Пинакотеки Тозио …

Читать далее «Доспехи Иоахима II Гектора»

Золотые монеты в Европе эпохи позднего Средневековья играли чрезвычайно важную роль. …

Читать далее «Рейнские гульдены»

В средневековой Европе право чеканить монету могли получить не только короли и герцоги, …

Читать далее «Золотые монеты Нюрнберга»

Государственный исторический  музей – величайшее хранилище исторических источников – свидетельств, …

Читать далее «Реликвия Чесменского боя»

В фонде печатной графики отдела изобразительных материалов Государственного исторического музея …

Читать далее «Матвей Остроградский. К атрибуции портрета неизвестного гусара»

Святитель Иона (1390-е – 1461) родился в селе Одноушево Костромской …

Читать далее «28 июня — день памяти святителя Ионы»

В позднесредневековой Европе золотые монеты обычно использовались в международной торговле …

Читать далее «Какими монетами расплачивался Альбрехт Дюрер?»

Художественная резьба по цветным минералам — глиптика — одно из …

Читать далее ««Главное безумие» барона Филиппа фон Штоша»

В постоянной экспозиции Исторического музея представлен парадный портрет знаменитого русского …

Читать далее «Ломоносов — мозаичных дел великий мастер»

В собрании Государственного исторического музея хранится редкий портрет генерала от …

Читать далее ««Усерден ли по службе? Отлично усерден» (материалы к биографии А.Х. Эйлера)»

Сегодня мы обратимся к теме музыкальных инструментов Железного века и …

Читать далее «Как звучал Железный век? Несколько слов о карниксе»

Сундук на высоком основании, с кованными ручками на торцевых сторонах …

Читать далее «Сундук с кованными ручками»

Книжная выставка: Русско-турецкие войны (к 140-летию войны 1877-1878 гг.)

У входа в читальный зал и в читальном зале открыта выставка «Русско-турецкие войны: (к 140-летию войны 1877-1878 гг.)». На выставке представлено более 250 книг и периодических изданий, в том числе из Отдела редких книг,  иллюстрирующих более чем 300-летнее противостояние России и Турции.

 

На протяжении XVI-XIX вв. взаимоотношения между Россией и Османской империей можно охарактеризовать одним словом:  враждебные. За этот период страны воевали между собой 11 раз.

Войны велись за контроль над  Причерноморскими территориями и Кавказом, за выход к Черному морю, за контроль над проливами Босфор и Дарданеллы, за права христиан в пределах Османской империи, за их освобождение от османского господства и включение в орбиту влияния России.

 

Первая  русско-турецкая война произошла во время правления Ивана IV в 1568–1570 гг. Война началась после смерти Сулеймана I, который стремился вернуть былое влияние на территории Казанского  и Астраханского ханств, которые в 1552 и 1556 гг. были захвачены Иваном Грозным. Селим II поручил возглавить поход Касиму-Паше. Летом 1569 г. девятнадцатитысячное турецкое войско осадило Астрахань, одновременно началась работа по созданию канала, соединяющего Волгу и Дон. Посланные Иваном IV войска П.С. Серебряного-Оболенского заставили отступить Касим-Пашу и снять осаду. В это же время почти весь турецкий флот, стоящий у Азова, был уничтожен штормом. В итоге попытка турок взять Астрахань и укрепиться в устье Волги закончилась провалом.

 

Вторая русско-турецкая война проходила в 1672–1681 гг. и была вызвана стремлением Османской империи контролировать Правобережную Украину, на которую также претендовали Россия и Польша. В 1669 г. гетман Правобережной Украины Петр Дорошенко был провозглашен вассалом Османской империи. Через три года султан Мехмед IV при поддержке Дорошенко начал войну с Польшей. Царь Алексей Михайлович, опасаясь вторжения османских войск в Левобережную Украину, объявил войну Османской империи. Донские казаки атаковали турецкие владения в устье Дона и в Крыму. Русские войска взяли столицу гетмана Дорошенко Чигирин, а сам Дорошенко капитулировал.  В ответ Мехмед IV осадил Чигирин и после нескольких попыток в 1678 г. город был взят. Москва сохранила контроль над Левобережной Украиной, а Османская империя укрепилась в Правобережной. 

 

Третья война проходила в 1686-1700 гг. и началась после присоединения России к «Священной лиге» европейских христианских государств против Османской империи. В 1687 и 1689 годах были предприняты два похода в Крым под началом Василия Голицына, но оба закончились безрезультатно. В 1695 г. Петр I возобновил походы против Турции, главной целью стала крепость Азов. В результате второго азовского похода в 1696 г. крепость была взята. По Константинопольскому договору 1700 г. Азов присоединен к России. 

 

Причинами следующей войны 1710-1713 гг. стали интриги скрывавшегося в Османской империи после поражения под Полтавой шведского короля Карла XII, а также требования России выслать шведского короля за пределы Османской империи. Под давлением Франции, главной союзницы Турции, опасавшейся усиления позиций России на Балтике и в Польше Турция в 1710 г. объявила войну России. Главные боевые действия произошли у реки Прут. Османы переправились через Прут у Фальчи  и 8 июля 1711 г. атаковали русский авангард, русские войска отошли в укреплённый лагерь у Новой Станилешти, который 9 июля был окружен противником. Штурм был отражен, турки потеряли 8 тысяч, но положение русских войск стало критическим из-за отсутствия боеприпасов и продовольствия. Были начаты переговоры и вскоре заключен Прутский мирный договор. Россия возвращала Турции Азов и должна была уничтожить все укрепления на юге.

 

Война 1735—1739 гг. была вызвана постоянными набегами крымских татар на южнорусские земли и противоречиями в связи с итогом войны за польское наследство. В 1736 г. русская армия под руководством генерал-фельдмаршала  Миниха захватила Бахчисарай. Но недостаток продовольствия, а также вспышки эпидемий в армии заставили Миниха отступить. В 1737 г. Миних взял Очаков. Армия П. Ласси  вторглась в Крым, нанеся армии крымского хана ряд поражений и захватив Карасубазар. Но и она была вскоре вынуждена покинуть Крым из-за недостатка снабжения. В течение 1738 г. существенных военных действий не велось, однако русской армии пришлось оставить Очаков и  Кинбурн из-за вспышки чумы, в тоже время удалось захватить Хотин и Яссы. В 1739 г. был заключен Белградский мирный договор, по которому Россия оставляла за собой Азов, но должна была уничтожить все находящиеся в нём укрепления. Кроме того, ей запрещалось иметь флот на Чёрном море.

В 1768 г. султан Мустафа объявил России войну под предлогом того, что украинский отряд, состоящий на русской службе, преследуя поляков, вторгся на территорию Османской империи. Турецкие войска перешли Днестр, но были отброшены обратно армией Голицына. Российская эскадра под командованием Алексея Орлова нанесла поражение Османскому флоту в сражениях у Чесмы и Хиоса. В этом же году русская армия нанесла поражение туркам у Рябой Могилы, Ларги и Кагула. В 1771 г. армия князя Василия Долгорукого заняла Крымский полуостров, а Крымское ханство перешло под российский протекторат. После победы русской армии под командованием А.В. Суворова у Козлуджи в 1774 г. турки согласились на мирные переговоры, и 21 июля был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Согласно договору Крымское ханство было объявлено независимым от Турции, Россия получила Большую и Малую Кабарду, Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн, с прилегавшей к нему степью между Днепром и Южным Бугом.

 

    

 

Главной причиной войны 1787–1791 гг. было стремление Османской империи пересмотреть итоги войны 1768-1774 гг. и вернуть утраченные территории.  Начальные успехи турок против австрийцев сменились неудачами в военных действиях против России. В Молдавии фельдмаршал П.А. Румянцев-Задунайский нанёс турецкой армии ряд тяжёлых поражений. После длительной осады армией фельдмаршала Г.А. Потёмкина пал Очаков. Считавшаяся неприступной крепость Измаил была в короткие сроки захвачена А.В. Суворовым, а потеря Анапы стала следующим звеном в серии турецких поражений. Несмотря на численное превосходство турецкого флота, Черноморский флот под командованием контр-адмирала Н. С. Мордвинова нанёс ему поражения в серии сражений в Лимане и под командованием контр-адмирала М. И. Войновича — в сражении у Фидониси, а после назначения командующим флотом контр-адмирала Ф. Ф. Ушакова — в сражении у Тендры. В итоге Османская Империя в декабре 1791 г. была вынуждена подписать Ясский мирный договор, закрепляющий Крым и Очаков за Россией, а также отодвигавший границу между двумя империями до Днестра.

 

    

 

 

Поводом для войны  1806–1812 гг. послужила произведенная турецким султаном с подачи французского посла О.-Ф. Себастиани отставка правителей Молдавии и Валахии. Согласно прежним договорам, Османская империя могла поступать так только с согласия России.  Кроме того турки закрыли для российских судов проход через Босфор и Дарданеллы. Россия ввела войска в Молдавию и Валахию. В ответ Порта объявила войну России. Основные события развернулись на море и в Азии. В 1807 г. эскадра Д.Н. Сенявина нанесла поражение турецкому флоту в Дарданелльском и Афонском сражениях. На Кавказе войска И.В. Гудовича взяли Баку. После бесплодных переговоров боевые действия возобновились в 1809 г. Возглавивший Дунайскую армию П.И. Багратион захватил Измаил, Браилов и Килию. На Кавказе А.П. Тормасов захватил Поти. В начале 1810 г. русская армия овладела Туртукаем и Силистрией. К октябрю освободили от турок Сербию, в Болгарии были освобождены Плевна, Тырново. Но проблемы со снабжением не позволили перейти Балканские горы.  В 1811 г. турки после известия о переводе части русских войск на западные границы России начали наступление на Рущук и Малую Валахию. Но войска М.И. Кутузова разбили османскую армию под Рущуком и у Слободзеи. Это вынудило Порту начать мирные переговоры. Согласно Бухарестскому договору Османская империя уступила России междуречье Прута и Днестра (Бессарабию) и признала ее власть над Имеретией, Мегрелией, Гурией и Абхазией; Россия утвердилась в Западном Закавказье; восстанавливались ее особые права в Дунайских княжествах; российские корабли могли свободно плавать по Дунаю. 

Причиной войны 1828-1829 гг. стал отказ Порты выполнять Аккерманскую конвенцию 1826 г. подтверждающую условия Бухарестского мирного договора, а также нежелание предоставить Греции автономию. В октябре 1827 г. русско-английско-французская эскадра подошла к берегам Пелопоннеса и разбила турецко-египетский флот при Наварине. В ответ турки объявили войну России. В мае 1828 г. русские войска под руководством П.Х. Витгенштейна взяли Браилов и Мачин, в сентябре Варну. На Кавказе корпус И.Ф. Паскевича захватил Карс и Баязет. В конце года русские эскадры блокировали Дарданеллы. В  середине 1829 г. пала Силистрия, капитулировал Адрианополь, на Кавказе пал Эрзурум. Эти поражения заставили султана Махмуда II  начать мирные переговоры.  В сентябре 1829 г. был заключен Адрианопольский мирный договор по которому к России перешли территории восточного побережья Черного моря, возвращена Анапа и присоединен Сухум. Значительные части Закавказья вошли в состав Российской империи. Турция согласилась на автономию Греции. Была признана независимость Греции и предоставлена автономия Молдавии, Валахии и Сербии.

 

    

 

  

 

Война 1853–1856 гг., начавшаяся как русско-турецкая, вошла в историю как Крымская война или Восточная. Находившаяся к этому времени в упадке Османская империя с ее обширными владениями привлекала императора Николая I. Русский царь мечтал прославиться как освободитель христианских народов, находившихся под гнетом османов. Отделению балканских государств от Турции противились Австрия и Великобритания. Не веря в возможность антироссийского союза между Британией и Францией, Николай ввел войска в дунайские княжества. Вскоре Турция объявила войну России. Русский флот разгромил турецкий в Синопской бухте. Но в марте 1854 г. на стороне Турции в войну вступили Англия и Франция, и характер боевых действий резко изменился.

 

     

 

По сравнению с европейскими армиями, российская была технически отсталой. Россия оказалась окружена врагами, так как военные действия шли как на черноморском театре военных действий, так и на Кавказе, на Балтийском и Белом морях.  Десантный корпус союзников Турции высадился в Крыму, нанес российским войскам ряд поражений и в октябре блокировал главную военно-морскую базу России на Черном море — Севастополь. Благодаря мужеству и героизму севастопольцев под руководством П.С. Нахимова, В.А. Корнилова, В.И. Истомина, Э.И. Тотлебена  оборона осажденного города продолжалась почти год. Но в сентябре 1855 г. Севастополь все же был захвачен.

 

      

 

На Кавказе война складывалась более успешно для России, там удалось взять турецкий город Карс, но, в конце концов, оказавшаяся в дипломатической изоляции Россия была вынуждена капитулировать. Война закончилась Парижским мирным договором, навязанным союзниками Турции. Россия теряла множество завоеванных за последнее столетие владений, а Черное море объявлялось нейтральным. Россия лишилась права иметь черноморский флот. Османская империя так же лишилась этого права. Огромные расходы на войну привели к финансовому кризису, рубль обесценился более чем в два раза. Однако неудача в войне стала толчком к реформированию государства. 

 

 

    

 

Причиной войны 1877-1878 гг. послужило обострение ситуации, связанной с вспыхнувшим в июне 1875 г. антитурецким восстанием в Боснии и Герцеговине, вызванным бесправным положением местного христианского населения.  Правительство Александра II для усиления своего влияния на Балканах открыто поддержало восставших.

В июне 1876 г. Сербия и Черногория объявили войну Турции, но после поражения в октябре этого же года под Дьюнишем, только вмешательство России спасло сербов от краха. 19 октября 1876 г. Россия предъявила Турции требование заключить перемирие с Сербией, которое Порта приняла, но вскоре, под влиянием Великобритании, отказалась от проекта мирного урегулирования кризисной ситуации, предложенного на Константинопольской (ноябрь-декабрь 1876 г.) и Лондонской (март 1877 г.) конференциях по осуществлению реформ. 

 

После отказа турецкого султана начинать преобразования для балканских славян, предложенные Россией, Александр II 12 апреля 1877 г. объявил войну Османской империи. Началась очередная (10-я по счету) русско-турецкая война.

Главнокомандующим Дунайской армией был назначен великий князь Николай Николаевич (Старший). Русская армия была лучше обучена тактически, превосходила противника в боевой и моральной подготовке, но не могла соперничать с турецкой в качестве вооружения (турецкие войска широко использовали современные английские и американские винтовки).  

 

В июне русские войска под командованием генерала М.И. Драгомирова форсировали Дунай в районе Зимницы, но сил (передовой отряд генерала И. В.Гурко насчитывал 12 тыс. человек) оказалось недостаточно для главного наступления через Балканский хребет. Для поддержки флангов были сформированы 45-тысячный Восточный и 35-тысячный Западный отряды.

Вскоре был захвачен Шипкинский перевал, открывавший путь на Константинополь, но необходимых сил для развития наступления опять не хватило. Передовой отряд занял Эски-Загру, но после ожесточённого боя с 20-тысячным корпусом Сулейман-паши у Эски-Загры, в котором отличились болгарские ополченцы, передовой отряд был вынужден отойти к Шипке. 

Русские войска на Балканах перешли к обороне. Западный отряд овладел Никополем, но не успел занять Плевну, куда из Видина подошёл 15-тысячный корпус Осман-паши. Штурмы Плевны 8 и 18 июля окончились неудачей и сковали действия русских войск.

Турецкое командование пыталось в августе организовать контрнаступление, которое закончилось поражением. На Кавказе наступление турецкой армии было остановлено, а 1-3 октября она потерпела поражение в сражении при Аладже. Русские войска перешли в наступление и в ночь на 6 ноября штурмом захватили Карс и вышли к Эрзуруму.

 

На Балканском театре войны новый штурм Плевны 30-31 августа окончился неудачей, и русские войска перешли к тесной блокаде Плевны, которая окончилась 28 ноября капитуляцией местного гарнизона. Русская армия, насчитывавшая 314 тыс. человек против свыше 183 тыс. человек у противника, перешла в наступление. Возобновила военные действия против Турции сербская армия. Западный отряд генерала И.В. Гурко (71 тыс. человек) несмотря на страшную стужу, перешёл через Балканы и 23 декабря 1877 г. занял Софию. В это же время началось наступление войск Южного отряда генерала Ф. Ф. Радецкого, которые в сражении при Шейново 27-28 декабря  окружили и взяли в плен 30-тысячную армию Вессель-паши. 3-5 января 1878 г. в битве под Филиппополем (Пловдивом) была разбита армия Сулейман-паши, а 8  января русские войска заняли Адрианополь.

 

Особенно ярко проявился во время турецкой компании талант генерала М.Д. Скобелева, который принимал участие в штурмах Плевны и был близок к ее захвату еще в августе 1877 г., но нескоординированные действия других частей не позволили праздновать победу. В честь М.Д. Скобелева в Болгарии названы многие улицы и площади.

 

Лишь вмешательство Великобритании и Австро-Венгрии и ввод английской эскадры в Мраморное море помешали русским войскам захватить Константинополь.

19 февраля 1878 г. был подписан выгодный для России и балканских государств Сан-Стефанский мирный договор, согласно которому Болгария получала автономию, Румыния, Сербия и Черногория становились независимыми государствами. Россия получила часть территорий, утерянных после Крымской войны (Южная Бессарабия и Карская область на Кавказе). Но ведущие страны Европы не признали Сан-Стефанского договора, и Россия была вынуждена под угрозой международной изоляции пойти на уступки на Берлинском конгрессе.

Подписанный 1  июля 1878 г. Берлинский трактат подтвердил независимость Сербии, Черногории и Румынии. Болгария была разделена на две части – Северную Болгарию (вассальное княжество) и Восточную Румелию (турецкая провинция с внутренней автономией). Македония возвращалась Турции, Босния и Герцеговина передавались под управление Австрии. Были сокращены территориальные приращения России, которая отказалась от Баязета и согласилась на провозглашение Батума свободным портом.

Победа русского оружия способствовала распаду Османской империи, ликвидации турецкого господства в юго-восточной Европе, освобождению балканских народов и возникновению независимых национальных государств – Болгарии, Сербии, Румынии,  Греции и Черногории.

 

Список литературы, представленной на выставке.


Отдельные статьи о книгах с выставки:

Чичагов Л. М. Дневник пребывания царя-освободителя в дунайской армии в 1877 году

Пирогов Н. И. Севастопольские письма

Тотлебен Э. И. Описание обороны г. Севастополя

Российские архивы: Русско-турецкая война 1877-1878 годов

Снято из фондов Военно-научного архива Российского государственного военно-исторического архива в Москве

Историки обычно считают последнюю русско-турецкую войну самой важной из них. три конфликта, которые бушевали между Российской и Османской империями в девятнадцатом веке. Последний из них начался в 1877 году, когда Россия и ее православная союзница Сербия пришли на помощь христианским славянам в Боснии, Герцеговине и Болгарии, которые в 1875 году восстали против мусульманского османского владычества.Русско-турецкая война 1877-1878 годов превратилась в одну из самых кровопролитных кампаний для русской армии и выявила безудержную коррупцию среди армейских офицеров и серьезную необразованность в их войсках.

В марте 1878 года Россия и Турция заключили Сан-Стефанский мирный договор, по которому османы уступили часть Армении и современные болгарские территории Российской империи. Договор освободил Румынию, Сербию и Черногорию от османского владычества, предоставил автономию Боснии и Герцеговине и создал автономную Болгарию под защитой России.Встревоженные политическими успехами России, Британия и Австро-Венгрия в июле 1878 года заключили Берлинский договор, который ограничивал доходы России от войны.

Коллекция Русско-турецкой войны из фондов Военно-научного архива Российского государственного военно-исторического архива документирует военную и гражданскую историю войны. Он включает в себя переписку о мобилизации и передислокации войск и отчеты высшему руководству российской армии, включая Александра II и его ближайшее окружение советников.Эти документы включают описания сражений, информацию о потерях и завоеваниях русских и османов, отчеты военной разведки, отчеты военного суда, переписку относительно распространения революционной пропаганды среди российских солдат и предложения по экономическому восстановлению региона.

120 барабанов

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

В течение поколения после Крымской войны британское влияние на Балканах было преобладающим.Турция считала Англию оплотом своей защиты от российской агрессии и поэтому руководила своей политикой в ​​угоду английскому правительству. Но расчленение турецких владений останавливаться не могло. Молдавия и Валахия, населенные румынами, хотели объединиться и сформировать независимую нацию. В 1859 г. каждая провинция избрала своим князем полковника Александра Кузу; и три года спустя обе провинции были полностью объединены под одним правительством с Кузой как «князем Румынии».«Куза оказался радикальным реформатором. Он освободил крестьян от феодальных сборов, конфисковал имущество монастырей и раздал землю тысячам крестьян. Естественно, его реформы вызвали враждебность дворянства и духовенства, которые в 1866 году заставили его Его преемником они выбрали члена римско-католической ветви Дома Гогенцоллернов, которым стал Карл I, принц Румынии.

Неправильное правительство Турции должно было снова вывести ближневосточный вопрос на передний план европейской политики.Крестьяне Герцеговины, не выдержавшие высоких налогов и бесчеловечной жестокости турецких властей, подняли восстание в 1875 году. Восстание распространилось по всему полуострову. В следующем году болгары восстали и убили многих турецких чиновников. В отместку в Болгарию были посланы свирепые воины, которых называли башибазуками, и они напали на жителей, беспощадно убивая мужчин, женщин и детей. Эти «болгарские зверства» подняли против турок всю Европу. Гладстон выступил как защитник христиан и осудил «невыразимого турка» на безоговорочном языке.Он потребовал, чтобы Англия перестала поддерживать державу, которая является «оскорблением законов Бога», и чтобы турки были изгнаны из Европы «багажом и багажом».

В 1876 году на престол взошел новый султан в лице Абдул Хамида II, который оказался столь же жестоким и деспотичным, сколь хитрым и находчивым. Год его воцарения стал свидетелем всеобщего восстания его христианских подданных, вызвавшего широкую симпатию, особенно среди русских людей, многие из которых вызвались помочь своим «маленьким братьям-славянам».«Царь Александр II заявил, что ситуация на Балканах невыносима и что Россия сама сделает это, если Европа не вмешается незамедлительно и решительно. Волнующие события 1876 года, включая восстание, резню, войну и почти мелодраматический кризис в султанате, сильно взволновали канцелярии Европы. Несмотря на общее стремление к поддержанию мира, было ясно признано, что мир находится под угрозой, если султан быстро и искренне не примет программу реформ, охватывающих недовольные районы Боснии, Герцеговины и Болгарии.Сербия и Черногория объявила войну из-за нежелания Порты принять такие скромные предложения, которые содержались в Берлинском меморандуме. Когда борьба пошла против Сербии, султан стал еще менее склонен, чем прежде, прислушиваться к мнению разума, но европейские правительства, движимые горячим сочувствием своей общественности к ожесточенным христианам, решили сделать еще одну попытку открыть ему глаза на ситуация.

Западные государства, и в частности Великобритания, знали, что, если какое-то облегчение участи христианских подданных султана не будет обеспечено дипломатическими действиями, Россия, отождествленная с Православием и славянством и горящая, чтобы защищать их мечом, предпримет поле против упорного падишаха.В войне, которая велась с целью, одобренной общественным мнением, России нужно было предоставить полную свободу действий и, следовательно, восстановить неформальный протекторат Османской империи, столь катастрофически потерянный в Крымской войне. Этой опасной возможности было достаточно, чтобы вселить у всех соперников России серьезную заинтересованность в мирном урегулировании. Они решили, что султан должен дать обещание устранить самые вопиющие оскорбления, поскольку только таким образом они смогут успокоить волнение прессы и людей дома и в то же время заблокировать план России возобновить ее прерванный марш к Дарданеллы.

Но державы, особенно Англия, колебались; после чего 24 апреля 1877 г. царь объявил войну Турции. Поскольку царские армии были вынуждены пересечь Румынию, чтобы выйти к Дунаю, российское правительство заключило договор с Румынией, обеспечивающий необходимое разрешение взамен обещания уважать целостность маленького государства. Предложение принца Чарльза об активной военной помощи было надменно отклонено. Вслед за этим, просочившись через Румынию, русские перешли через Дунай, систематически преследуя наступление, конечной целью которого была османская столица.Поскольку турецкие силы вместо того, чтобы сосредоточиться для отражения основной силы атаки русских, были необоснованно рассредоточены по обширной территории, наступление русских продолжалось с поразительной скоростью.

Плевну, турецкую крепость в Болгарии, защищала большая армия под командованием способного и храброго турецкого генерала Османа-паши. Русские войска несколько раз пытались перенести его штурмом, но каждый раз отбрасывались назад с большими потерями. Тогда Плевна была осаждена русской армией из ста двадцати тысяч человек под командованием генерала Тодлебена, героя Севастополя.Продержавшись пять месяцев, Осман-паша сдался 10 декабря 1877 года.

Война продолжалась, и после падения Плевны в декабре 1877 года путь в Константинополь был открыт. Теперь проходы через Балканы были открыты, и русские армии хлынули в Турцию. В январе 1878 года они захватили Адрианополь и приготовились к походу на Константинополь. Ее победоносная армия наступала на Константинополь, и в конце 1877 года стало очевидно, что турки не смогут спасти город.Это победное наступление русских вызвало большую тревогу в заблудшей Англии, и раздался призыв спасти Константинополь. Это было началом политики «ура-патриотов». Зверства в Болгарии были забыты, и все, кто говорил, что Турция не является опекой Англии, игнорировались. Дизраэли всячески раздувал эти пожары. В начале 1878 г. нейтральный британский посол был отозван из Константинополя и заменен сильным протуркам. Британский флот был направлен к Дарданеллам, и у парламента был запрошен военный кредит в размере 6 000 000 человек.

Австрия также заподозрила подозрения и приготовилась разместить войска в Трансильвании, недалеко от русской линии сообщения. 8 января 1878 г. Порта обратилась к властям с просьбой о посредничестве. Отказ Германии участвовать в таком посредничестве заставил британцев публично опасаться, что Россия при поддержке Германии попытается навязать Турции свои условия. 15 января британский посол в Петрограде передал князю Горчакову заключение британского правительства о том, что любой договор между Россией и Турцией, затрагивающий договоры 1856 и 1871 годов, должен быть европейским договором, чтобы иметь силу.

Султан потребовал мира; 3 марта Россия и Турция подписали Сан-Стефанский мирный договор. Согласно этому договору султан согласился признать полную независимость Сербии, Черногории и Румынии; должно было появиться новое государство, «Великая Болгария», состоящее из Болгарии, Румелии и Македонии, Сан-Стефано. Из всей своей европейской территории султану было позволено удерживать Константинополь и его окрестности, а также Албанию. Если бы этот договор был выполнен, ближневосточный вопрос мог бы быть решен, поскольку турецкое правление в Европе практически прекратилось.Но против этого урегулирования были высказаны большие возражения со стороны греков и сербов, которые выступали против создания «Великой Болгарии», потому что они хотели получить части Македонии для себя. Гораздо серьезнее было противодействие со стороны Англии и Австрии. Первый не предлагал спокойно сидеть и смотреть на расчленение Турции в пользу России, которая, по всей вероятности, будет доминировать в новых государствах, созданных ее руками. Австрия, со своей стороны, была амбициозна, чтобы получить порт на Эгейском море, возможно, в Салониках.который, в случае выполнения Сан-Стефанского договора, станет для нее недосягаемым. Царю Александру было прямо сказано, что ситуация на Балканах является делом для урегулирования всей Европы, и что война будет объявлена ​​против России, если она не вынесет весь этот вопрос на решение международной конвенции.

Россия чувствовала себя обязанной уступить. Представители Конгресса Англии, России, Германии, Австрии, Франции, Италии и Турции собрались в 1878 году в Берлине для урегулирования ближневосточного и берлинского вопроса.На этот Берлинский конгресс приехали самые известные государственные деятели того времени; Бисмарк, который был ее президентом; Дизраэли, добившийся дипломатических успехов в качестве посланника Англии; и князь Горчаков, выступавший чемпионом России. Сан-Стефанский договор был полностью проигнорирован Конгрессом, который приступил к совершенно иному урегулированию ближневосточного вопроса.

Основные положения Берлинского мирного договора заключались в следующем. Черногория, Сербия и Румыния были объявлены полностью независимыми от Турции.«Великая Болгария» была разделена на три части: собственно Болгария стала автономным государством с султаном в качестве ее сюзерена; Восточная Румелия получила «административную автономию» при христианском правителе; Македонии разрешили остаться в составе Турции. Австро-Венгрии было дано право оккупировать провинции Боснии и Герцеговины и управлять ими, но при том понимании, что они по закону должны оставаться частью Турции; она также получила особые коммерческие и военные привилегии в Санджаке, или графстве Нови-Базар.Англии было дано право оккупировать остров Кипр. Россия, в одиночку одержавшая победу над Турцией, почти ничего не получила. Ей разрешили обменять с Румынией район Добруджи на полосу Бессарабии на северном берегу Дуная; она получила также Батум, Ардахан и Карс на Кавказе. Разделив таким образом большую часть владений султана, державы снова торжественно гарантировали «целостность» Турции.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к GlobalSecurity.список рассылки org


Военная история русско-турецкой войны 1877-78 гг .: Барри, Квинтин: 9781911096696: Amazon.com: Книги

Когда Россия объявила войну Османской империи в апреле 1877 года, в девятнадцатом веке в пятый раз вспыхнули военные действия между двумя империями. В этом случае другие великие державы сделали все возможное, чтобы предотвратить это, хотя общественное мнение на Западе было шокировано жестоким подавлением Турцией болгарского восстания.Война должна была вестись на двух разных театрах. В Европе, как и раньше, русские ставили перед собой цель пересечь сначала Дунай, а затем огромные Балканские горы, прежде чем нанести удар в сторону Константинополя. В Азии, из-за территории, которая ранее также неоднократно оспаривалась, русские стремились захватить Карс, а затем Эрзерум. Поначалу все шло хорошо для захватчиков, турки не предпринимали серьезных попыток удерживать линию Дуная, а после наступления на юг генерала Гурко удалось пересечь Балканы перевалом, который ранее не считался возможным.Однако у Плевны наступление русских застопорилось перед лицом решительной защиты этого места грозным Османом-пашой. Тем временем в Азии после первоначального успеха наступление русских было остановлено поражением при Зевине. Плохая стратегическая оценка турок привела к тому, что они не воспользовались возможностью, предоставленной Османом, даже после того, как русские потерпели три кровавых поражения под Плевной. В конце концов, после того, как город был полностью окружен, он пал от осаждающих. В Азии турки потерпели крупное поражение в битве на Горе Бога и были отброшены к Эрзеруму, в то время как Карс пал от блестящей атаки русских войск.Эти поражения ознаменовали начало конца для турок. К январю 1878 года русские захватили Балканы, и последняя жизнеспособная турецкая армия была окружена и захвачена в Шеново. Переговоры о перемирии привели к приостановке боевых действий и к договору Сан-Стефано. Другие великие державы наблюдали за конфликтом с нарастающей тревогой и были полны решимости смягчить условия Сан-Стефано, наложившие суровые условия на Османскую империю. После мучительных дипломатических переговоров им удалось это сделать на Берлинском конгрессе в июле 1878 года.Эта книга, первая военная история войны на английском языке за более чем столетний период, прослеживает ход кампаний, исследуя множество случаев, когда исход битвы мог быть обратным, а также действия комбатантов. лидеры и привели. В книге рассматривается степень, в которой стороны применили уроки недавних войн, а также выводы, которые можно было сделать из опыта боевых действий с применением новейшего оружия. В нем также исследуются сложные мотивы великих держав в целом, и Британии в частности, в достижении окончательного урегулирования, которое отложило распад Османской империи.Подробный авторский текст сопровождается большим количеством черно-белых иллюстраций, впечатляющим разделом цветных табличек с репродукциями картин таких художников, как Верещагин, а также черно-белыми и цветными картами сражений. Также предусмотрены обширные боевые порядки.

Русско-турецкая освободительная война (1877 — 1878)

Осенью 1876 года создается международная следственная комиссия для расследования жестокостей во время подавления восстания в апреле 1876 года.Попытки великих держав решить болгарский вопрос дипломатическим путем потерпели неудачу. Россия недвусмысленно выразила желание решить вопрос войной. Предпринимаются шаги по нейтрализации Австро-Венгрии и Великобритании. Румыния соглашается включить в кампанию 40-тысячную армию и уступить территорию для перехода русских войск.

Русско-турецкая война объявлена ​​12 апреля 1877 года в Кишиневе манифестом, подписанным императором Александром II. После предварительной подготовки, в первые часы 27 июня 1877 года 14-я пехотная дивизия под командованием генерала М.И. Драгомиров, переправляется через Дунай у Свиштова и степи на болгарской земле.

Русская Дунайская армия состоит из трех отрядов: фронтового, восточного и западного. Фронтовой отряд численностью 12 000 человек под командованием генерала Гурко имеет задание освободить поселения в центральной части Северной Болгарии и проникнуть в Южную Болгарию. К его укреплению добавляется соединение болгарских добровольческих отрядов, организованное в 12 батальонов, всего 12 634 человека. Образование введено приказом №.40/14 апреля 1877 г. главнокомандующим Российской Действующей армией. 6 мая 1877 г. добровольцы принесли присягу и получили боевой флаг. Командующим добровольцами назначен генерал Николай Столетов.

После освобождения Тырново и Габрово отряд генерала Гурко направляется в сторону Старой Загоры. В кровопролитных боях с противником болгарские добровольцы получают боевое крещение и ценой больших жертв спасают Самарский флаг, уходя к перевалу Шипка. С 9 по 11 августа 1877 года здесь идут эпические бои.Благодаря храбрости болгар и русских и прибывшему вовремя 16-му стрелковому батальону генерала Радецкого стратегическая вершина сохранена. Эта победа срывает объединение армий Сулеймана-паши и Османа-паши в Плевене.

Русско-турецкая война 1877-1878 годов | Британский Красный Крест

В апреле 1877 года, через два месяца после турецко-сербской войны, между Россией и Турцией вспыхнула еще одна война.Это была последняя из серии войн между Россией и Османской империей на Балканах, в Крыму и на Кавказе за политическое господство над этими территориями. В 1876 году турки подавили восстание в Болгарии, вызвав протест Европы против «болгарских зверств», и впоследствии в 1877 году русские войска вторглись в нее, якобы для защиты болгарских христиан.

Национальное общество обратилось к правительствам обеих сторон, но российское правительство не нуждалось в какой-либо медицинской помощи, так как у них уже было хорошо развитое Общество Красного Креста, и они чувствовали, что смогут справиться.Они соглашались на финансовую помощь, но поскольку это противоречило политике национального общества, они искали другие способы помощи.

Национальное общество решило, что лучше всего будет зафрахтовать небольшой пароход «Belle of Dunkerque» для перевозки запасов, оборудования и штата хирургов к Черному морю, который будет распределен по больницам с обеих сторон. тем более, что турецкой медицинской системы не существовало.Дж. С. Янг был назначен главным комиссаром «Дюнкерской красавицы» и имел полномочия помогать обеим армиям, если он считал это необходимым, и открывать склады в Константинополе и Варне.

Совет назначил г-на Джона Ферли главным комиссаром в Черногории и назначил г-на А. Киркмана Лойда главным комиссаром по службе в российской армии для наблюдения за потребностями обеих сторон и распределения необходимых припасов и запасов.

7 октября А. Киркман Лойд передал дела майору Джорджу У. МакНалти, но в декабре 1877 г. МакНалти был отозван в Англию, оставив хирурга майора Фрейзера.

«Belle of Dunkerque» прибыла в Константинополь 15 июля 1877 года, и Общество создало полевые машины скорой помощи, поскольку война велась на трех фронтах.Первая полевая скорая помощь была создана доктором Арманом. Лесли была отправлена ​​в Сипку, вторая полевая скорая помощь была создана доктором Х. Крукшенком и отправилась в Варну, а третья полевая скорая помощь была создана под руководством докторов. Хоуп и Рольф Лессли в Батуме.

Первая полевая скорая помощь, в которую входили доктор Лесли и мистер Мейрик, хирург, подверглась сильной атаке в результате перестрелки в Ени-Сагре и вскоре была переполнена множеством раненых.В период с 30 июля по 8 августа 1877 года они обрабатывали 200 жертв в день, работая днем ​​и ночью, и число беженцев увеличивалось, пока к ним позже не присоединилось подкрепление. 23 августа г-н Мейрик умер из-за болезни, вызванной перенапряжением, и был похоронен на британском кладбище в Скутари. Доктор Лесли позже был схвачен в Камарли 1 января и подвергся жестокому обращению со стороны русских, о чем он позже сообщил в Министерство иностранных дел и Совет национального общества.

Сан-Стефанский договор (март 1878 г.), положивший конец войне, вызвал критику со стороны Великобритании и Германии и был изменен Берлинским конгрессом (июнь 1878 г.), поскольку якобы оказал слишком большое влияние на Россию на Балканах. , поскольку он закрепил за Россией восточную часть Армении и создал большое государство Болгария.

Восточный кризис (1875–1878) — МККК

Восстания против умирающей империи

Упадок Османской империи привел к появлению националистических движений в христианских провинциях Балкан.

В августе 1875 г. вспыхнуло восстание в Герцеговине, а затем в Боснии и Болгарии. Его кровавое подавление привело к исходу христианского населения в Черногорию и Сербию.В июне 1876 года эти два княжества объявили войну Османской империи. К осени их армии были разбиты.

Однако Россия, которая была союзником Черногории и Сербии, отправила свои войска на Балканы 13 апреля 1877 года, предварительно убедившись, что Австро-Венгрия является нейтральной. Столкновения произошли на Кавказе и на Балканах; Османские войска потерпели поражение на обоих фронтах, и Османская империя потребовала перемирия 31 января 1878 года.

Россия, Румыния, Греция и Османская империя ратифицировали Женевскую конвенцию 1864 года.Черногория и Сербия, считавшиеся зависимыми от империи княжествами, не были приглашены к этому. С момента начала восстания в Герцеговине МККК предпринял шаги, чтобы добиться ратификации Конвенции двумя княжествами. Он был ратифицирован Черногорией 29 ноября 1875 года и Сербией 24 марта 1876 года.

Появляется красный полумесяц.

Когда начался русско-турецкий конфликт, два противника были связаны Женевской конвенцией 1864 года. Однако 16 ноября 1876 года Османская империя сообщила Швейцарии, стране-депозитарию Конвенции, что, хотя она будет уважать знак красного креста, защищающего вражеские полевые госпитали (или «машины скорой помощи», как их тогда называли), она будет в будущем принять знак красного полумесяца на белом фоне для своих полевых госпиталей.

Это был важный шаг, поскольку он поставил под сомнение единство защитной эмблемы. Международный комитет отреагировал на это в статье, опубликованной в январском выпуске «Bulletin International des Sociétés de la Croix-Rouge» за январь 1877 года, в которой он заявил, что, если государства, подписавшие Женевскую конвенцию 1864 года, пожелают «… чтобы гуманитарные принципы, которые они исповедуют, постепенно проникать во все народы, независимо от их религии, вопрос внешней формы не должен быть непреодолимым препятствием для распространения этих принципов среди нехристианских народов.Принятие международного знака является обязательным, но согласие по этому вопросу, возможно, не будет несовместимо с терпимостью в отношении нескольких вариаций деталей … ».

Основной целью Международного комитета в принятии этой позиции была защита раненых в конфликт между Россией и Османской империей. Он обратился к Российскому Красному Кресту с просьбой получить согласие правительства России на предложение Турции на время войны. 24 мая 1877 года царь заявил, что он готов признать неприкосновенность турецких полевых госпиталей. Османская империя согласилась ответить взаимностью в июне 1877 года после трудных переговоров.

Конфликт закончился Берлинским миром 1878 года: Босния и Герцеговина была оккупирована Австро-Венгрией; Болгария потеряла Македонию, которая оставалась частью Османской империи, а остальная часть страны стала автономным княжеством; Черногория и Сербия обрели независимость.

Роль МККК

29 ноября 1875 года, в день присоединения к Женевской конвенции 1864 года, правительство Черногории попросило Международный комитет прислать команду в княжество.Три делегата покинули Женеву 28 декабря 1875 года со следующими инструкциями:

  • для организации помощи раненым и создания Общества Красного Креста;
  • для оказания помощи раненым и больным солдатам и, в меньшей степени, беженцам;
  • для содействия продвижению принципов Женевской конвенции во время боевых действий в Герцеговине.

По прибытии в Цетинье, столицу Черногории, 9 января 1876 года делегаты были приняты князем Николаем I.Было создано Черногорское общество Красного Креста, и делегаты взяли на себя руководство больницей, которая была импровизирована недалеко от границы. Однако они не смогли установить контакт с турецкими властями в Герцеговине и вернулись в Женеву в марте 1876 года.

14 июля 1877 года Международный комитет учредил в Триесте Агентство для предоставления информации о военнопленных. Однако воюющие стороны послали ему мало информации, главным образом потому, что его офисы находились слишком далеко от полей сражений.

Армяне в Османско-русской войне 1877-1878 годов (Война 93 года) — Турки и армяне — Турецко-армянские отношения на протяжении всей истории

Османско-русская война 1877-1878 годов, получившая название 93 Война в турецкой истории, считается поворотным моментом в возникновении «армянского вопроса» и его приобретении в международном масштабе (Küçük, 1986, с.1). По этой причине очень важно подчеркнуть их роль в этой войне и ее последствия для оценки армянской проблемы со всех сторон.

Османская империя столкнулась со значительными внутренними и внешними проблемами, а также столкнулась с серьезной «проблемой управления». В таких условиях он рисовал картину распадающейся империи; Армяне, один из элементов, составляющих «систему проса», пытались определить свое будущее, следуя путем других христианских общин.

Тот факт, что Россия, проводившая политику распространения на османских землях, захватила некоторые земли, где жили армяне во время турецко-русской войны 1828-1829 годов, стимулировал их планы и склонности аннексировать другие провинции, где жили армяне.В этот период пророссийские взгляды быстро распространились среди османских армян, которые надеялись, что Россия спасет их от турецкого гнета (Lewy, 2005, p. 7). Следовательно, армяне превратились в нацию, которая сотрудничала с врагом из «Лояльной нации», и наиболее значительным этапом этой трансформации стала Война 93 года.

Политика панславизма, которую царская Россия проводила в отношении славянских общин, является одной из главных причин турецко-русской войны 1877-1878 годов. Эта война, приведшая к абсолютной победе России, проходила в двух областях: Дунай-Балканы и Кавказ-Восточная Анатолия фронтов.Фронт Кавказско-Восточной Анатолии стал свидетелем значительных событий, в которых армяне, жившие здесь на протяжении веков, сыграли свою роль. Около 80 тысяч солдат в армии Османской Анатолии и более 120 тысяч солдат в российской армии, которая простиралась до более обширного пространства на Кавказе. Стратегия русских, атакующих с трех флангов, была основана на взятии Карса и Эрзурума; тогда как стратегия османов была основана на защите региона в целом.В то время как Мушир Ахмет-паша командовал османской армией, Лорис-Меликоф командовал российской армией, которая начала атаки с помощью внезапной операции.

Поведение армян в войне 93 года

В войне 1993 года, поскольку обе стороны хотели использовать местные элементы для использования против врага, нерегулярные добровольные войска появились, особенно на Кавказском фронте. Османы извлекали выгоду из Аджарии, Черкесов, Абхасов и Курдов разных племен, тогда как русские извлекали выгоду из Армян, Грузин, Курдов, Черкесов и Терских Казаков (Şirokorad, 2009, с.437-8). Российская армия в целом действовала при поддержке и сотрудничестве славян на Балканах и армян на востоке

Армянские марки об Османско-русской войне

В этой войне армяне поддерживали двустороннюю и взаимодополняющую роль как «русские армяне» и «османские армяне». Среди них русские армяне, жившие на Кавказе, поддерживали русских, непосредственно служа в российской армии. Кроме того, видно, что армяне имели значительное большинство на руководящих должностях в этой армии.В русской кавказской армии с центром в Ереване были тысячи русских армянских солдат, сотни офицеров всех рангов и командиров в звании генерала. Командующий русской армией, стремительно начавшей оккупацию Восточной Анатолии в начале войны, Микаел Лорис-Меликоф (1826-1888), русский армянин из Тбилиси, на самом деле был звали Меликян (Леви, 2005, с. 7).

Многие второстепенные командиры под командованием великого князя Михаила Николаевича, кавказского наместника России и брата царя, занявшего пост после Меликофа, состояли из тбилисских армян.Среди них Бейбут Шелковников, Иван Давидович Лазарев ( Оганес Лазарян ), Аршак Тергукасов и Авинов , все они имели звание генерала. Тем временем был сформирован отдельный отряд под названием «Ереванский корпус» под командованием генерала Тергукасова (Цирокорад, 2009, с. 437-8). Русские армяне воевали в основном из мечты о создании Армении, которую русские спровоцировали и пообещали. Именно здесь интересны замечания армянского патриарха того времени Нерсеса британскому послу в Стамбуле: «… среди генералов и офицеров высокого ранга, нанятых русскими в Армении (на Кавказе) и в Грузии, много армян.Некоторые из них продемонстрировали мастерство и поддерживали тесное общение со своими братьями-армянами в Турции… »(PRO, FO, 881/3554, № 4, лорду Дерби из Лейарда, Стамбул, 18 марта 1878 г.). Лейард прокомментировал Нерсеса и армян, что «независимо от того, насколько он (Патриарх) является духовенством и не имеет мирских желаний, армянский народ был полон решимости больше не принимать османское правление, и Патриарх был не в состоянии отвергать их. требования армян »(тот же документ). Эта оценка была почти как посланник армянских террористических движений, которые усилились к 1890-м годам.

Вторая важная база армянской поддержки российской армии связана с османскими армянами, которые жили в провинциях Восточной Анатолии и особенно вдоль границы. После ограничений, введенных Парижским договором, Россия планировала зависеть от армянского населения здесь, чтобы иметь возможность реализовать свои планы в Восточной Анатолии и бассейне Месопотамии. Когда российская армия, стремительно прогрессирующая в войне 1993 года, оккупировала некоторые провинции в Восточной Анатолии, она вошла в контакт с живущими там армянами, а также армяне в российской армии начали провоцировать османских армян (Карал, 1995, с.129). Между тем, некоторые османские армяне участвовали в войне, руководя и шпионя за российскими армиями (Lewy, 2005, стр. 7). Кроме того, русские распространяли среди людей ужасающие истории; эта ситуация, естественно, вызывала ужас и волнение у людей (Mehmed Arif Bey, 2006: 621).

Мехмет Ариф Бей, первый секретарь армии на восточном фронте, подчеркивает «эффект денег» и демографическую структуру региона, говоря о людях, живущих вдоль границы, и о том, как русские находили и использовали шпионов в чужой стране.По его словам, «люди, проживающие в районе, где есть армии с обеих сторон, состояли из курдов, карапапаков и армян. В такой ситуации у врага нетрудно найти шпионов. Некоторые из них служили обеим сторонам, и русским, и османам… Не было необходимости понимать, ради какой цели служат армяне… »(Мехмед Ариф Бей, 2006, с. 455-456). Как видно, османские армяне очень помогли русским распространиться по Анатолии в войне 93-го года, как и во время Крымской войны (McCarthy, 2001, p.67). С другой стороны, когда русская армия на балканском фронте подошла почти к воротам Стамбула, некоторые из русских генералов и офицеров были размещены в домах армян, проживающих в Сан-Стефано. Эта группа провоцировала армян Стамбула (Карал, 1995, с. 129).

Из-за влияния окружающей среды и отсутствия власти, порожденной войной 93-го, возникли серьезные проблемы с безопасностью, которыми руководили армяне в провинциях Восточной Анатолии. В начале войны Патриарх Нерсес издал «рекомендательное послание», предназначенное для армянского народа из-за инцидентов и конфликтов, возникающих в разных местах (BOA, I.HR, № 274/16595). С другой стороны, армяне Зейтун, участвовавшие в бунте с 1875 года, ускорили захват и грабежи под руководством Бабика (BOA, Y.PRK.A, nr2 / 24; Ermeni Komitelerinin A’mâl ve Harekât- ı İhtilâliyyesi , 1983: 29-30). Некоторые армянские убийцы, арестованные после этих инцидентов, понесли различные наказания в соответствии с их преступлениями (BOA, Y.PRK.HR, nr.1 / 40). Также во время войны буклеты на армянском языке отправлялись в армянские школы в Эрзуруме, Гемереке и др.Армянским Патриархатом были признаны «вредными» и искоренены (BOA, MF.MKT, nr.50 / 4; nr.50 / 93).

Армяно-курдско-черкесские отношения во время войны 93 года

Среди факторов, определяющих поведение османских армян на восточном фронте, есть элементы, вытекающие из демографической / социальной структуры и условий войны. Османские поддерживающие силы в основном состояли из курдов и черкесов, отражающих племенную структуру. Эти нерегулярные группы, хотя время от времени вносили значительный вклад в войну, могли нарушать порядок и власть на передовой и позади.Интересны также наблюдения Мехмета Ариф-бея по этому поводу: «Черкесские кавалеристы, в основном привезенные из Самсуна, были хорошими бойцами со своей храбростью и доблестью, но они подавляли и жестоко обращались с сельскими жителями, нарушали безопасность в армии и ухудшали положение армии. . По его словам, «… некоторые армянские села пришли к тому, что они молились и помогли русской победе избавиться от них…» (Мехмед Ариф Бей, стр. 358). Во время войны, когда черкесские конницы убили армянина, не желавшего отдавать свою овцу, армяне пожаловались командиру как община.После суда убийца был повешен в Карсе по приказу паши (то же произведение, с. 359).

Мир Мехмед от курдских губернаторов начал грабить и бандитизм с бандитами, которые он покорил, и разрушил армянские деревни, которые были лояльны государству (Махмуд Джелаледдин Паша, 1983, стр. 358-9). Когда в конце войны российские войска ушли, некоторые курдские и черкесские группы снова атаковали армянские села на границе, действуя с чувством мести. Следовательно, тысячи армян на границе мигрировали на российский Кавказ, а османские земли ушли в Россию по Сан-Стефанскому договору (Lewy, 2005, s.7; Маккарти, 2007, с. 58-9). На самом деле конфликты между армянами и курдами, которые живут в одной географии, уходят корнями в давние времена. Эта конфликтная ситуация усугублялась напряжением мусульман — немусульман, возникшим с Указом о реформе и с «кризисом управления» в 1870-х годах; она усилилась в условиях войны 93 года. Эта оценка, сделанная послом Великобритании Генри Лейардом сразу после заключения Сан-Стефанского договора, заслуживает внимания: «… Крайности, которые курды применяли к армянам в провинции Ван и регионе Беязит, усилили ненависть армян к исламскому (османскому) правлению…» (PRO, FO, 881/3554, №4, Layard’dan Lord Derby’ye, Стамбул, 18 марта 1878 г.).

Перед окончанием войны 93-го Армянский Патриархат в Стамбуле направил письма с жалобами министрам иностранных дел великих держав, а тем временем российские армяне обратились к российскому правительству с просьбой о помощи османским армянам. С другой стороны, армяне отменили прежнее решение о прямом участии в войне 93 года митингом 18 декабря 1877 года; но к этому времени они начали интенсивную работу еще до того, как Россия (Gürün, 1983, p.105).

После этого процесс проявился в виде того, что армяне ожидают выплаты за поддержку, которую они оказали русским в войне, и открывают путь к автономии, следуя путем других христианских общин. Как известно, армянский патриарх Нерсес обратился к великому князю Николе в Сан-Стефано с требованием «автономии» или «патронажа» и статьи о необходимости «армянской реформы» были включены в оба подписанных позднее договора с состояние нахождения под контролем больших держав.Кроме того, именно из-за упомянутых выше конфликтов было решено обеспечить безопасность армян от курдов и черкесов (Махмуд Джелаледдин Паша, 1983, с. 578-9, 629, 697). До тех пор, пока реформы не будут проведены на удовлетворительном уровне, российские войска будут продолжать оставаться в провинциях, где проживают армяне. В этих статьях армянская проблема приобрела международное значение, а армяне стали мишенью империализма.

Библиография

Жирокорад, А.B. (2009), Rusların Gözünden 240 Yıl Kıran Kırana Osmanlı-Rus Savaşları , Стамбул.

Османский архив премьер-министра (BOA).

Ermeni Komitelerinin A‘mâl ve Harekât-ı İhtilâliyyesi (1983), (преп. Х.Эрдоган Дженгиз), Анкара.

Леви, Гюнтер (2005), Резня армян в Османской Турции: оспариваемый геноцид , Юта.

Gürün, Kâmuran (1983), Ermeni Dosyası , Анкара.

Маккарти, Джастин (2001), Османские народы и конец империи , Нью-Йорк.

Маккарти, Джастин (2007), «Демография русско-турецкой войны 1877-78 годов», Османско-русская война 1877-78 годов , (изд. Омер Туран), стр. 51-78, Анкара.

Карал, Энвер Зия (1995), Osmanlı Tarihi , том VIII, Анкара.

Küçük, Cevdet (1986), Osmanlı Diplomasisinde Ermeni Meselesinin Ortaya ıkışı 1878-1897 , Стамбул.

От Лейарда лорду Дерби, 18 марта 1878 г., Стамбул.

Mahmud Celâleddin Paşa (1983), Mir’ât-ı Hakîkat , (haz.Исмет Мироглу), Том I-II-III, Стамбул.

Mehmed Arif Bey (2006), Başımıza Gelenler, 93 Harbinde Anadolu Cephesi-Ruslarla Savaş , (преп. М. Эртугрул Дюздаг), Стамбул.

Государственный архив (PRO), Лондон, Министерство иностранных дел (FO).