Внешний вид. Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура [litres]

Римские писатели увлеченно описывали внешний вид германцев. Многочисленные скульптурные рельефы греков и римлян, на которых германцы чаще всего показаны как враги империи, дополняют зачастую полные ужаса письменные рассказы. Но у нас есть и другой источник, который дает нам то, чем мы не располагаем в отношении какого-либо другого древнего народа Европы, – «подлинных людей» в виде сохранившихся в торфяных болотах тел. Сообщалось, что в Скандинавии и Северной Европе было сделано более 400 таких находок, большая часть которых датируется (если они вообще поддаются датировке) между 100 г. до н. э. и 500 г. н. э. Как мы увидим, когда разговор зайдет о германской религии, многие люди, погибшие в болотах, были принесены в жертву, зачастую для искупления преступления. Во многих случаях тела необыкновенно хорошо сохранились, как, например, хорошо известный человек из Толлундского болота: все еще видны даже самые мелкие детали его лица.

В глазах римлян типичный германец был огромным человеком с мощными руками и ногами, голубыми глазами и рыжими или белокурыми волосами. Высокий рост германских воинов всегда обращал на себя внимание, и скелетные останки на кладбищах железного века и римского периода говорят о народе с длинным черепом и крупными руками и ногами. Кроме того, римляне обращали внимание на свирепый, наводящий ужас взгляд германцев; о том же самом говорят и более поздние свидетельства германских авторов саг. Почти все жители Средиземноморья, писавшие о германцах, обращают внимание на их огромную силу в первой боевой атаке и отсутствие выдержки, если первый наскок не дал результата. Отмечали также цвет волос и вид прически. Считалось, что для германцев обычны рыжие или белокурые волосы; однако это нравилось не только самим германцам – их шевелюре завидовали римские модники и модницы. Некоторым германцам, которые не были белокурыми, приходилось пользоваться краской. Однажды, когда римская армия застала группу германских варваров в прибрежном лагере, одни выпивали, другие мылись, а третьи занимались окраской волос. Для этих воинов рыжие волосы, очевидно, были доказательством воинской доблести. Нет достоверных данных о том, что женщины тоже красили волосы. Воины отпускали длинные волосы в знак того, что принесли обет, и не обрезали их, пока им не удавалось выполнить свою клятву. Позднее, у франков, длинные волосы стали признаком королевского рода.

Орнаментированная гребенка из оленьего рога из Альтендорфа (Верхняя Франкония, Германия)

К тому же существовали самые разные прически. У «человека из Толлунда» были коротко стриженные волосы, а у другого мужского тела из того же болота – пряди аккуратно скручены в «конский хвост». Тацит рассказывает, что свободные члены племени свевов использовали весьма индивидуальные прически: волосы собирали и связывали в узел, как правило, выше или за правым ухом.

Гребень в коробочке из Хогебайнтума (Фрисландия)

Это сообщение подтверждают каменные рельефы с изображением германских воинов и несколько тел. Тацит говорит, что этот узел служил отличительным признаком свободнорожденного свева, однако примеры такого «свевского» узла были обнаружены далеко за пределами бассейна Эльбы, где жили племена свевов. На женских телах или женских изображениях на римских рельефах таких узлов никогда замечено не было. Женщины чаще всего изображаются с длинными распущенными волосами, и если у тел, найденных в болотах, можно различить цвет волос, то они оказываются каштановыми или белокурыми; темные волосы очень редки. Мужчины обычно брились (о чем свидетельствуют частые находки бритв), хотя на рельефах можно видеть и германцев с усами и бородами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Одежда. Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура [litres]

Как и во многих других отношениях, литература и археология говорят нам об одежде состоятельных членов общества, а не о том, что носили обычные люди. Универсальной повседневной одеждой германцев в железном веке был «сагум» или короткий плащ: он служил будничной одеждой воинов и крестьян. «Сагум» представлял собой прямоугольный кусок шерстяной ткани типа пледа, который можно было обернуть вокруг тела в плохую погоду, использовать как одеяло в холодную ночь или накинуть на одно или оба плеча. Обычно его закрепляли на правом плече с помощью металлической фибулы (броши) или деревянной шпилькой. Короткие одеяния типа пелерины, зачастую из кожи, также часто можно разглядеть на римских изображениях германцев и на болотных телах. Такие пелерины покрывали только плечи и грудь, а остальную часть тела зачастую оставляли обнаженной. Судя по находкам в болотах и римским рельефам, мужчины обычно носили штаны и похожие на рубашки туники. Как правило, и штаны, и рубашки были прилегающими, что естественно для одежды, которую носят северной зимой.

Германские пленники в коротких пелеринах. С римского памятника в Майнце (Германия)

Штаны впервые появляются на «болотных телах» в конце I в. до н. э. Возможно, их появление в Европе связано с контактами между германцами и кочевниками Востока, которые большую часть своего времени проводили в седле. Однако штаны не были исключительно германской одеждой. Кельты (да и китайцы) также заимствовали штаны у тех же самых кочевников. Подлинные образцы, найденные в торфяных болотах, отличаются разнообразием фасонов. Есть короткие бриджи, которые доходят только до колена. Другие штаны покрывают и нижнюю часть ноги, а в одной паре закрыты даже стопы. На римских изображениях германцы нередко одеты в одни штаны. Если нужно было прикрыть верхнюю часть тела, надевали тунику – как правило, шерстяную. Туника могла быть с рукавами или без и доходить до пояса или до бедер. Иногда находят и туфли из овечьей или коровьей шкуры, а в областях близ римских границ носили туфли из качественной выделанной кожи. В других местах кожаная обувь считалась, видимо, роскошью.

Германский гардероб вбирал не только шерстяную, но и кожаную одежду, прежде всего из кож ягнят, овец и коров. Реже использовались шкуры волков и оленей, а возможно, и медведей. Обычно из кож шили простые одеяния в форме трапеции: отдельные шкуры не носили. Как ни странно, хотя Тацит подчеркивает, что германцы использовали меха морских животных, прежде всего тюленей, пока ни в захоронениях, ни в болотах одежда из таких мехов не обнаружена. Некоторые германцы эпохи Великого переселения народов, в том числе готы и франки, казались своим врагам-римлянам одетыми в кожу, однако у них была и тканая одежда. Иногда вместе с шерстью использовался мех животных, который вплетали в ткань вместе с пряжей.

Туника и штаны из болота в Торсбьерге (Ангельн)

Качество большинства дошедших до нас предметов одежды высокое, а некоторые являются выдающимися произведениями ткацкого искусства, показывая наличие развитой техники и высокой компетенции в исполнении. Практиковалась окраска и нанесение узоров. Одежда из болота в Торсбьерге была окрашена в цвет индиго. В поселении Гиннеруп (Ютландия) был обнаружен сосуд с растительной краской, предназначенный для окрашивания ткани в синий цвет. К несчастью, лен не сохраняется даже во влажном торфе, так что подлинные льняные ткани изучить невозможно.

Женское платье из Хульдремосе (Дьюрсланд, Дания)

Как мы уже видели, мужская одежда состояла в основном из «сагума», пелерины, штанов или бриджей, туники и (по крайней мере иногда) обуви. Как же одевались германские женщины? Тацит создает впечатление, что они носили ту же одежду, что и мужчины, – правда, при этом женщины пользовались льняным бельем и оставляли верхнюю часть груди и руки непокрытыми. Это не совсем так. Нет никаких данных о том, что женщины носили брюки. Если в болотах на теле обнаруживают штаны, то это всегда тело мужчины. Когда в болотах находили одетые тела женщин, то их одежда, как правило, резко отличалась от мужской. Чаще всего женщины одеты в шерстяные юбки различной длины.

Наиболее полную картину женской одежды железного века дают два костюма из Хульдремосе в Дании. На одной женщине было две обычные кожаные пелерины, тканая юбка и шарф или шаль, закрепленная костяной булавкой. На юбке был клетчатый узор, сотканный из двух разных нитей: одна темно-коричневая, другая более светлая. Другой костюм, обнаруженный неподалеку, оказался совершенно другим. Это было сшитое из цельного куска ткани платье длиной от плеч до ступней. По форме оно было похоже на мешок, однако, если его аккуратно надевали и собирали на плечах и талии, получалась вполне привлекательная и в то же время универсальная одежда. Под шеей можно было оставить большую складку и накидывать ее, как капюшон, в холодную или мокрую погоду. По форме это платье очень похоже на пеплосы, которые носили греческие женщины в V в. до н. э. То, что такие платья были обычной одеждой германских женщин, очевидно из рельефов на колонне Марка Аврелия в Риме, на которых многие варварские женщины показаны именно в таких одеяниях.

И мужчины, и женщины носили на одежде разные простые украшения. Самым обычным украшением был такой полезный предмет, как фибула, или брошь. Ею закалывали складки платья или скалывали два разных предмета одежды. Броши раннего римского железного века обычно были железными или бронзовыми. В значительной степени, как показывает их форма, эти броши были заимствованы у кельтов. Чаще всего встречаются изогнутые и скрученные модели, которые первоначально импортировались из Центральной Европы. Позднее заимствовали многие римские типы брошей, а также привозили настоящие римские броши. В конце III и IV в. римские броши в форме арбалета и броши с выпуклой головкой пересекли границы и попали в Германию, где они оказали большое влияние на развитие германских типов брошей.

Орнаменты как на брошах, так и на других предметах лишь изредка отличались богатым декором. Прекрасный пояс-цепочка I в. до н. э. из Свихюма во Фрисландии – редкость. Обычными украшениями германцев были бронзовые браслеты с простым орнаментом, булавки с шарообразными или кольцевидными наконечниками и ожерелья из бус. Некоторые мужчины носили пояса с красивыми бронзовыми пряжками или орнаментами. В IV в. этой простоте пришел конец, и в период Великого переселения народов вожди варваров и их дружинники украшались едва ли не самыми великолепными ювелирными изделиями, когда-либо известными в Европе.

Франкская брошь из Эрпе (Шаранта)

Украшения на платьях и личные украшения, прежде всего броши, должны были обращать на себя внимание. Броши имели практическое применение: они были нужны для того, чтобы скреплять одежду и удерживать на месте плащ, но их также носили на видном месте – на плече или на груди, поэтому они должны были быть богато украшены. Фасоны брошей были самыми разнообразными – от очень простых с грубой отделкой до великолепных золотых украшений с тонким орнаментом или инкрустацией из драгоценных камней.

Равноплечая брошь из Хэслингфилда (Кембриджшир)

Броши носили все члены общества – от простого крестьянина до вождя. Возможно, они были чем-то большим, чем просто обозначение ранга и престижа. Чем более дорогими и красивыми были украшения, тем более могущественным считался их владелец. Однако броши – это не только символ статуса. Короли и вожди, стоявшие на вершине социальной лестницы, обязаны были награждать своих дружинников драгоценными вещами – кольцами, брошами, ожерельями и тому подобным. Если сам король или знатный аристократ носил такие украшения, то это был своего рода показатель его авторитета, гарантия того, что он может заплатить своей дружине за верную службу. То же можно сказать о высококачественном оружии.

Брошь франкского типа в виде птички из Чессел-Даун (остров Уайт)

Основной разновидностью брошей эпохи Великого переселения народов были броши-арбалеты. У этого типа брошей – долгая родословная, которая прослеживается вплоть до доримского железного века. Брошь состояла из куска металла в форме лука, который связывал две плоские пластинки, одна у головки, другая у ножки броши. Булавку прикрепляли к пружине за головкой и, прикалывая к одежде, заводили за защелку на ножке броши. Было много вариантов этой основной формы. Самой простой остается крестообразная брошь с крестовидной головкой, ножку которой обычно украшали стилизованной головой животного. В V в., особенно в Ютландии, крестовидную головку часто заменяли прямоугольной пластинкой, покрытой звериным орнаментом и орнаментом с завитками, – получалась квадратную брошь. Со временем головка, ножка и даже перекладина стали еще шире, и наиболее изящные образцы стали покрывать сложным стилизованным звериным орнаментом. С V по VII в. такие броши-арбалеты были распространены по всей Западной Европе. Затем они начали уступать дисковидным брошам, особенно среди франков, аламаннов и лангобардов.

Другим представителем семейства брошей-арбалетов была равноплечая брошь. В таких брошах можно было пропустить в верхнюю часть конструкции складку материи и закрепить ее булавкой. Подобный тип отличается широкой плоской головкой и ножкой. На этих частях броши часто фигурируют спиральный орнамент и извивающиеся звери, созданные под существенным влиянием провинциальных римских ремесленников. Равноплечные броши относятся к V в. Они появились в саксонских землях северо-западной Германии. Гораздо более обычной в тот период была круглая брошь-блюдечко, как правило украшенная нарезными спиралями.

Чрезвычайно широко распространены были броши в виде хищных птиц. Наиболее изящные образцы составляют целую серию богато орнаментированных украшений, инкрустированных гранатовой перегородчатой эмалью. Готы и лангобарды в Италии носили самые великолепные образцы этого типа, однако он был известен также франкам и аламаннам.

Птичий мотив, в конечном счете, пришел к германцам от степных кочевников, возможно при посредстве гуннов. Другая модель, заимствованная из искусства кочевников, – брошь в форме всадника на коне. Прекрасный образец – брошь VI в. из Ксантена на нижнем Рейне. Позолоченное серебряное украшение изображало воина в шлеме на скачущей галопом лошади. Хотя масштаб всадника и лошади сильно искажен, фигуры показаны в живом движении.

Наряду со всеми этими сложными формами, продолжали носить и совсем простые броши. Наиболее устойчивой формой была небольшая полукольцевая или кольцевая брошь – обыкновенное кольцо, пересеченное булавкой. Известно много вариантов основной формы. Интересный вариант кольцевой броши встречался у аламаннов и во Фризии. В ней была прорезь для булавки, и рядом с прорезью брошь была украшена головами животных или орнаментом-насечкой.

Брошь с всадником из Ксантена (Германия)

Знатные германские женщины носили многие другие украшения. Находки в погребениях позволяют составить исчерпывающее представление о том, что хранилось у них в ларцах. Пояса или кушаки зачастую были дополнительно украшены; к ним нередко подвешивались какие-нибудь небольшие побрякушки. Пряжки изготавливались из литого золота или серебра; и концы ремня, и накладки на поясе делали из того же металла. К поясу могли прикрепляться бусы или стеклянные украшения, а иногда с него свисали хрустальные шарики в золотой или бронзовой оправе. Возможно, это были амулеты, обладавшие магической силой, а не просто украшения. Ожерелья также были очень разнообразными. Среди наиболее изящных – золотые и серебряные цепи с золотыми подвесками; зачастую это были старые римские монеты. Другие ожерелья с бронзовыми подвесками и стеклянными бусинами делали из проволоки, а самые обычные состояли просто из стеклянных бус.

Кольцевая брошь из Фрисландии

Существовало и множество видов браслетов – от скрученных из бронзовой проволоки до литых золотых колец с утолщенными концами. Такие браслеты и перстни носили как женщины, так и мужчины. Дорогие серьги могли быть очень сложными. Наиболее роскошные серьги состояли из больших колец золотой проволоки, пропущенных через мочки ушей, а с этих колец свисали тяжелые золотые украшения, зачастую отделанные филигранью и с инкрустацией из граната или стекла. Похожими массивными орнаментами украшали головки серебряных и золотых булавок для волос.

Наиболее значительным новшеством в V в. стало появление «полихромного» стиля ювелирных изделий, который попал на запад из Причерноморья. Золотые броши и другие украшения обильно инкрустировались драгоценными и полудрагоценными камнями, гранатом и стеклом. Этот стиль становился все более и более популярным, пока в VII в. он не стал господствующим стилем франкских ювелирных изделий. Полихромный орнамент оказался наиболее прочным наследием варварских ремесленников, поскольку он определял фасон наиболее изящных ювелирных изделий вплоть до династии Оттонов.

Наиболее искусными из всех украшений были массивные золотые шейные кольца, или торквесы, и ожерелья, которые пользовались популярностью среди богатых жителей южной Швеции и балтийских островов Готланд и Эланд. Впервые они появились в позднеримский период, однако своего расцвета ожерелья достигли в конце V и в VI вв. Наиболее выдающиеся экземпляры – великолепные ожерелья из Ферьестадена, Мене-Кирхе и Оллеберга и торквес из Турехольма. Швеция может похвастаться поразительным количеством золотых украшений этого времени. Помимо ожерелий, было обнаружено множество золотых спиральных браслетов для запястий и предплечий, а также массивных золотых перстней, нередко с большими полудрагоценными камнями.

Ювелиры скандинавского золотого века приобретали свое золото не из местных источников, а из римского мира, возможно в виде золотых монет – солидов. Многочисленные клады таких монет были найдены на Готланде, Эланде и Борнхольме. Некоторое представление об огромном богатстве, сосредоточившемся в Скандинавии в это время, можно составить, переведя один из золотых кладов – клад из Турехольма – в римские солиды. Этот клад был эквивалентен примерно трем тысячам солидов. Конечно, это не грандиозное состояние, но, тем не менее, вполне приличная сумма, особенно если вспомнить, что Римская империя могла выкупить у варваров пленного римского воина всего лишь за восемь солидов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

ВНЕШНИЙ ВИД. Варвары. Древние германцы. Быт, Религия, Культура

Римские писатели увлеченно описывали внешний вид германцев. Многочисленные скульптурные рельефы греков и римлян, на которых германцы чаще всего показаны как враги империи, дополняют зачастую полные ужаса письменные рассказы. Но у нас есть и другой источник, который дает нам то, чем мы не располагаем в отношении какого-либо другого древнего народа Европы, — "подлинных людей" в виде сохранившихся в торфяных болотах тел. Сообщалось, что в Скандинавии и Северной Европе было сделано более 400 таких находок, большая часть которых датируется (если они вообще поддаются датировке) между 100 г. до н. э. и 500 г. н. э. Как мы увидим, когда разговор зайдет о германской религии, многие люди, погибшие в болотах, были принесены в жертву, зачастую для искупления преступления. Во многих случаях тела необыкновенно хорошо сохранились, как, например, хорошо известный человек из Толлундского болота: все еще видны даже самые мелкие детали его лица.

В глазах римлян типичный германец был огромным человеком с мощными руками и ногами, голубыми глазами и рыжими или белокурыми волосами. Высокий рост германских воинов всегда обращал на себя внимание, и скелетные останки на кладбищах железного века и римского периода говорят о народе с длинным черепом и крупными руками и ногами. Кроме того, римляне обращали внимание на свирепый, наводящий ужас взгляд германцев; о том же самом говорят и более поздние свидетельства германских авторов саг. Почти все жители Средиземноморья, писавшие о германцах, обращают внимание на их огромную силу в первой боевой атаке и отсутствие выдержки, если первый наскок не дал результата. Отмечали также цвет волос и вид прически. Считалось, что для германцев обычны рыжие или белокурые волосы; однако это нравилось не только самим германцам — их шевелюре завидовали римские модники и модницы. Некоторым германцам, которые не были белокурыми, приходилось пользоваться краской. Однажды, когда римская армия застала группу германских варваров в прибрежном лагере, одни выпивали, другие мылись, а третьи занимались окраской волос. Для этих воинов рыжие волосы, очевидно, были доказательством воинской доблести. Нет достоверных данных о том, что женщины тоже красили волосы. Воины отпускали длинные волосы в знак того, что принесли обет, и не обрезали их, пока им не удавалось выполнить свою клятву. Позднее, у франков, длинные волосы стали признаком королевского рода.

К тому же существовали самые разные прически. У "человека из Толлунда" были коротко стриженные волосы, а у другого мужского тела из того же болота — пряди аккуратно скручены в "конский хвост". Тацит рассказывает, что свободные члены племени свевов использовали весьма индивидуальные прически: волосы собирали и связывали в узел, как правило, выше или за правым ухом. Это сообщение подтверждают каменные рельефы с изображением германских воинов и несколько тел. Тацит говорит, что этот узел служил отличительным признаком свободнорожденного свева, однако примеры такого «свевского» узла были обнаружены далеко за пределами бассейна Эльбы, где жили племена свевов. На женских телах или женских изображени- ях на римских рельефах таких узлов никогда замечено не было. Женщины чаще всего изображаются с длинными распущенными волосами, и если у тел, найденных в болотах, можно различить цвет волос, то они оказываются каштановыми или белокурыми; темные волосы очень редки. Мужчины обычно брились (о чем свидетельствуют частые находки бритв), хотя на рельефах можно видеть и германцев с усами и бородами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

ФИЗИЧЕСКИЙ ТИП ГЕРМАНЦЕВ: tistoriya — LiveJournal

 

Чем мне нравится «Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона» — так это тем, что многие статьи на темы истории в нем еще не носят следов чудовищной правки, сделанной руками историков XX века, которые завершили шлифовку сказки под названием «традиционная история». И поэтому в статьях словаря еще можно найти остатки информации, благодаря которой нам дается возможность приоткрыть завесы над реальной историей давних времен.
Вот статья, в которой рассматривается физический тип германцев. «Римские писатели (Тацит и др.) описывали германцев как народ высокого роста, крепкого сложения, белокурый или рыжеволосый и со светлыми, голубыми глазами». Знакомый облик? Те, кто бывал в Германии, вряд ли дадут однозначный ответ. Зато под описание вполне подходят скандинавы. Впрочем, норвежцы, шведы, датчане, исландцы германоязычны. Их предки — германские племена. Среди англичан тоже высок процент белокурых и рыжеватых людей. Бросаются они в глаза и на северо-востоке Франции, отчасти на севере Италии, хотя уже в значительно меньшем количестве. Об этом, кстати, и написано в статье словаря.
Зато признаки такой светлой пигментации весьма редки в соседних с ними регионах: «…в юго-западной Франции, средней и южной Италии, Валлисе, Ирландии и т. д., заселенных, по преимуществу, потомками кельтов, иберов, этрусков, греков и других народов». Валлис — это район юго-запада Швейцарии. Ничего удивительного в этом нет. Но вот появление в этом «брюнетистом» списке Ирландии, действительно, неожиданно.
Но если различие в физическом типе между германцами и народами южной и юго-западной Европы весьма значительно, то отличий между германцами и славянами явно меньше. Физические типы германцев и славян, по мнению древних авторов, были довольно схожими. Конечно, южные славянские народы отнюдь не белокуры и рыжеваты, да и глаза у них преобладают темные. Но есть западные и восточные славяне. Согласно утверждению словаря Брокгауза и Эфрона, различия в физическом типе между германцами и славянами «в Австро-Венгрии и в некоторых частях России не представляют существенных различий по отношению к росту и к распространению белокурости».
«Шведский анатом Ретциус еще в сороковых годах (XIX века — А. Максимов), основываясь на нескольких черепах из древних германских могил, высказал предположение, что германцы отличались удлиненной и узкой формой черепа, которой он и придал название долихоцефалии… Позднейшие раскопки франкских иалеманских могил юго-западной Германии (так называемые Reihengr ber) до известной степени подтвердили этот взгляд».
В 60—70 годах XIX века были исследованы жители средней Германии. Они оказались отнюдь не долихоцефальны, а отличались короткими и широкими черепами. Антропологи объяснили это смешением германцев с кельтами и славянами. Однако исследования древних славянских могил показали, «что у древних славян долихоцефалия ТОЖЕ ПРЕОБЛАДАЛА, и что вообще тип их черепа представлял большое сходство с типом черепа германцев».
С антропологическим типом кельтов не так просто. Кельты по их внешнему виду — весьма разнородное сообщество племен. Тем не менее, Цезарь и ДиодорСицилийский говорили, что «галлы были высокого роста, белокожи и с белокурыми волосами». Аммиан Марцеллин тоже оставил их описание: по его сообщению, почти все галлы были высоки ростом, белы телом и русоволосы.
Но почему же современные немцы не столь выделяются северными чертами, а жители средней и южной Германии оказались брахицефалами? На юге Германии, кстати, и вовсе преобладают крайние формы брахицефалии, а жители Баварии отличаются горбоносостью. Почему французы в подавляющем большинстве стольнепохожи на описание их кельтских предков? А ведь впоследствии, уже после этих описаний, данных античными авторами, на территорию Галлии вторгались многочисленные германские племена, многие и вовсе были выходцами из Скандинавии (по ТВ, конечно). Концентрация светлых генов должна была только ВОЗРАСТИ.
Кто-то, возможно, скажет, что темные гены занесли римские колонисты. Но это не так. Во-первых, Марцеллин описывал времена, когда процесс римской колонизации уже был завершен (уже был конец IV века), близился конец Римской империи, а германские варвары еще только начинали заполонять Галлию. А во-вторых, разве все римляне должны быть ярко выраженными южанами? Взгляните на римские скульптуры, разве многих из них можно назвать южанами? Наоборот, на жителей современной Италии многие из скульптурных портретов совсем не похожи.
Так почему же так изменился внешний вид жителей Европы? Почему в такой далекой и довольно северной стране, как Ирландия, редки случаи светлой пигментации (хотя рыжих там довольно много)? Отвечу: причина кроется в семитском нашествии. Захватчиков-семитов по сравнению с местными европейскими племенами было мало, возможно, даже ничтожно мало, но…
Но семиты завоеванные земли превращали в выжженную пустыню. Мужчины уничтожались, мальчики кастрировались, а девушки становились наложницами победителей. И рожали детей-полукровок. Так в течение короткого срока сменился внешний облик половины Европы. Тем более что гены, отвечающие за длинный нос, черные глаза и волосы, являются доминантными.
А что касается далекой Ирландии, то и туда дошли захватчики. В книге «Русь, которая была-2» я писал: «Само слово «еврей» произошло от слова «переселенец» — hiber, (по-французски hebreu — еврей). Здесь возникает интересный вопрос: а не могли те же переселенцы прибыть и в Ирландию, которая в средние века называлась Hybernia? Многие ирландцы довольно смугловаты для европейского севера, а в древнеирландском галльском языке находили семитские элементы».
Могли и прибыли. Причем вначале в Ирландии появились семиты-пикты (авары, евреи колена Дана), а вслед за ними и семиты-пеласги (гойделы). Вот откуда современный внешний вид многих жителей Ирландии.
Не все местные племена уничтожались, до крайнего севера семиты так и не дошли, не дошли и до многих районов на северо-востоке. Там еще сохранялись почтиневредимыми обширные анклавы нетронутых Нашествием племен. Но численность жителей севера была мала. Много ли могла прокормить северная земля?
Вновь обратимся к словарю Брокгауза и Эфрона: «Именно чистые блондины весьма редки на юге и на западе (в Швейцарии, Эльзасе и Лотарингии, Бельгии) и становятся более многочисленными к северу (к Балтийскому морю) и к востоку (к Польше), хотя и нигде не составляют более 40% населения; наоборот, чистые брюнеты наиболее многочисленны на юге и западе, откуда по направлению к востоку и северу число их все более и более редеет. Местами, однако, этот тип брюнетов проникает довольно далеко на север (ИМЕННО ПО ТЕЧЕНИЮ Везера, Одера, Вислы), тогда как в промежуточных областях более преобладают блондины».
Как видите, действительно, север и восток (к Польше и далее) был мало затронут пришельцами. Поэтому-то здесь и сохранился автохтонный антропологический тип населения. Правда, южный тип «местами проникает довольно далеко на север», но это лишь вдоль берегов рек, по которым и проникали грабительские отряды пришельцев. По лесам далеко не пройдешь.
Кстати, из приведенной цитаты можно сделать ОДНОЗНАЧНЫЙ вывод о значительном движении брюнетов на север и северо-восток, а никак не наоборот, блондинов на юг и юго-запад. В противном случае мы читали бы строки о «блондинистых» районах на юге и юго-западе, расположенных вдоль основных возможных трасс миграции (а берега рек и были этими основными трассами). Но не читаем, хотя история нам твердит о массовых переселениях германцев в южные края и НИЧЕГО о столь же массовом движении южных племен на север и северо-восток (хотя тип брюнетов туда проникает ИМЕННО ПО ТЕЧЕНИЮ РЕК). Традиционная история, пропитанная ложью.

                                                                          

tistoriya.livejournal.com

Внешний вид. Малькольм Тодд.Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура. История древней Евразии

Римские писатели увлеченно описывали внешний вид германцев. Многочисленные скульптурные рельефы греков и римлян, на которых германцы чаще всего показаны как враги империи, дополняют зачастую полные ужаса письменные рассказы. Но у нас есть и другой источник, который дает нам то, чем мы не располагаем в отношении какого-либо другого древнего народа Европы, – «подлинных людей» в виде сохранившихся в торфяных болотах тел. Сообщалось, что в Скандинавии и Северной Европе было сделано более 400 таких находок, большая часть которых датируется (если они вообще поддаются датировке) между 100 г. до н. э. и 500 г. н. э. Как мы увидим, когда разговор зайдет о германской религии, многие люди, погибшие в болотах, были принесены в жертву, зачастую для искупления преступления. Во многих случаях тела необыкновенно хорошо сохранились, как, например, хорошо известный человек из Толлундского болота: все еще видны даже самые мелкие детали его лица.

В глазах римлян типичный германец был огромным человеком с мощными руками и ногами, голубыми глазами и рыжими или белокурыми волосами. Высокий рост германских воинов всегда обращал на себя внимание, и скелетные останки на кладбищах железного века и римского периода говорят о народе с длинным черепом и крупными руками и ногами. Кроме того, римляне обращали внимание на свирепый, наводящий ужас взгляд германцев; о том же самом говорят и более поздние свидетельства германских авторов саг. Почти все жители Средиземноморья, писавшие о германцах, обращают внимание на их огромную силу в первой боевой атаке и отсутствие выдержки, если первый наскок не дал результата. Отмечали также цвет волос и вид прически. Считалось, что для германцев обычны рыжие или белокурые волосы; однако это нравилось не только самим германцам – их шевелюре завидовали римские модники и модницы. Некоторым германцам, которые не были белокурыми, приходилось пользоваться краской. Однажды, когда римская армия застала группу германских варваров в прибрежном лагере, одни выпивали, другие мылись, а третьи занимались окраской волос. Для этих воинов рыжие волосы, очевидно, были доказательством воинской доблести. Нет достоверных данных о том, что женщины тоже красили волосы. Воины отпускали длинные волосы в знак того, что принесли обет, и не обрезали их, пока им не удавалось выполнить свою клятву. Позднее, у франков, длинные волосы стали признаком королевского рода.


Орнаментированная гребенка из оленьего рога из Альтендорфа (Верхняя Франкония, Германия)

К тому же существовали самые разные прически. У «человека из Толлунда» были коротко стриженные волосы, а у другого мужского тела из того же болота – пряди аккуратно скручены в «конский хвост». Тацит рассказывает, что свободные члены племени свевов использовали весьма индивидуальные прически: волосы собирали и связывали в узел, как правило, выше или за правым ухом.


Гребень в коробочке из Хогебайнтума (Фрисландия)

Это сообщение подтверждают каменные рельефы с изображением германских воинов и несколько тел. Тацит говорит, что этот узел служил отличительным признаком свободнорожденного свева, однако примеры такого «свевского» узла были обнаружены далеко за пределами бассейна Эльбы, где жили племена свевов. На женских телах или женских изображениях на римских рельефах таких узлов никогда замечено не было. Женщины чаще всего изображаются с длинными распущенными волосами, и если у тел, найденных в болотах, можно различить цвет волос, то они оказываются каштановыми или белокурыми; темные волосы очень редки. Мужчины обычно брились (о чем свидетельствуют частые находки бритв), хотя на рельефах можно видеть и германцев с усами и бородами.

oldevrasia.ru

МИР ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦЕВ. Германская история

МИР ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦЕВ

Схема расселения германских племен

Германцы, пестрая смесь различных племен, получили свое имя, значение которого так и остается неясным, благодаря римлянам, которые, в свою очередь, вероятно, взяли его из языка кельтов. В Европу германцы пришли из Центральной Азии и во втором тысячелетии до н. э. расселились между Вислой и Эльбой, в Скандинавии, Ютландии и Нижней Саксонии. Они почти не занимались земледелием, а главным образом осуществляли военные походы и грабительские набеги, в ходе которых постепенно расселялись на все более обширных территориях. В конце II в. до н. э. кимвры и тевтоны появились на границах Римской империи. Римляне вначале принимали их за галлов, т. е. кельтов, но быстро заметили, что имеют дело с новым и неизвестным им до сего времени народом. Уже через полвека Цезарь в своих «Записках» определенно различал кельтов и германцев.

Но если большинство кельтов было в основном ассимилировано греко-римской цивилизацией, то с германцами дело обстояло иначе. Когда древнеримский историк Тацит после многих неудачных походов римских легионов за Рейн писал свою известную книгу о германцах, он изображал чужой варварский мир, от которого, однако, исходило очарование простоты нравов и высокой морали в отличие от распущенности римлян. Впрочем, Тацит, порицавший пороки римлян, скорее всего преувеличивал добродетели германцев, утверждая, что это «особый, сохранивший изначальную чистоту и лишь на себя самого похожий народ».

По сведениям Тацита, германцы проживали в небольших поселениях, разбросанных среди густых лесов, болот и песчаных пустошей, заросших вереском. Общество их было построено по иерархическому принципу и состояло из знати, свободных простолюдинов, полусвободных литов и несвободных шальков. Земледелием занимались лишь две последние группы, в которые входили прежде захваченные пленники и их потомство. У некоторых более крупных племен стали появляться избираемые короли, утверждавшие, будто их предки происходили от богов. Во главе других племен стояли военные предводители или герцоги, власть которых не претендовала на божественное происхождение.

Германцы почитали богов, представления о которых претерпевали изменения. Нередко в результате межплеменных столкновений победители присваивали себе богов побежденного племени, как бы захватывая их в плен. Германские боги удивительно напоминали простых смертных. Им не были чужды такие чувства, как гнев, ярость, они отличались воинственным духом, испытывали страсти и даже погибали. Главный из них — бог-воитель Вотан, царствующий в загробной Валгалле, куда попадают павшие в бою воины. Среди других богов выделялись повелитель грома и молнии Тор (Донар) с его страшным молотом, хитрый и коварный бог огня Локи, прекрасный бог весны и плодородия Бальдр. Все они живут в мире крови и огня, ярости и мести, неистовства и ужаса, в мире, где каждым управляет неотвратимая судьба. Боги германцев плели заговоры и совершали преступления, терпели поражения и одерживали победы. Мрачная поэзия первой песни древнегерманского эпоса «Эдда» рисует нашествие темных сил, в борьбе с которыми гибнут боги и люди. Все исчезает во всепожирающем великом пожаре. Но затем обновленный мир возродится, вернется из царства мертвых светлый Бальдр, наступит время спокойствия и изобилия.

Картина, созданная самими германцами, отражает те трудности, с которыми они столкнулись на пути своей христианизации. Потребовался мощный внешний и внутренний переворот, прежде чем представление о любящем и сострадающем Боге, идея милосердия и прощения заменили прежний мир жестокой борьбы, в котором знали только честь или позор.

Германская мифология повествует нам о народе, жившем в условиях суровой и бедной природы. Это был мир, которым управляли духи и скрытые силы, где обитали злые и добрые карлики и исполины, но не было муз и сильфид. Впрочем, роль женщин как в обществе, так и в религии у германцев была гораздо весомее, чем в античном мире. Для германцев в женщине таилось нечто вещее и священное. Невозможно представить себе воинственную и властную германскую Брунгильду, запертую в гинекее. Усмирить ее смогли только сверхъестественные силы и волшебный пояс Зигфрида.

Германцы вступили на сцену истории тогда, когда они покинули свои северные поселения и начали продвигаться на юг. Они не только вытесняли или ассимилировали местное кельтско-иллирийское население, но и перенимали его более высокую культуру. Ко времени правления Цезаря германцы на западе достигли берегов Рейна, на юге прорвались через тюрингские горы и спустились в Богемию, на востоке они остановились перед непроходимыми болотами между Вислой и Припятью.

Какие причины толкнули германцев к переселению? Ответить на этот вопрос можно лишь предположительно. Прежде всего надо учесть климатические изменения, связанные с резким похолоданием в Южной Скандинавии. Понижение температуры в среднем на один-два градуса на протяжении одного столетия ведет к такому изменению флоры и фауны, что жизнь людей и без того трудная, становится невыносимой. Сыграли свою роль и субъективные мотивы — жажда захватов, добыча богатств и воинственные наклонности, к которым примешивались и религиозные представления.

Продвижение германцев к югу не было прямолинейным и неуклонным. Между временем, когда кимвры и тевтоны появились на римской границе, и эпохой, на протяжении которой свои территории заселили предки немецкого народа — племена франков, саксов, тюрингов, швабов, баваров, пролегли семь веков войн и конфликтов. Большинство племен растворилось во тьме прошлого. Обычно это были временные объединения для военных походов, которые возникали так же быстро, как и распадались. Поскольку средств пропитания не хватало, то кочевавшие племена и группы оставались небольшими. Самые крупные этносы эпохи переселения насчитывали обычно несколько десятков тысяч воинов, а вместе с женщинами, детьми, стариками и невольниками их число колебалось в пределах 100–120 тыс. человек.

Широко известным было племя херусков, заселивших Вестфалию. Одним из их вождей был знаменитый Герман (латинизированная форма имени — Арминий), возглавивший борьбу против Рима. В юности он воспитывался в этом городе, участвовал в походах римских легионов и даже получил римское гражданство под именем Гай Юлий Арминий. В 9 г. н. э. он наголову разгромил в Тевтобургском лесу три легиона проконсула Публия Вара. Это, как принято считать, положило конец планам императора Августа продвинуть римскую границу до Эльбы. Строго говоря, битва в Тевтобургском лесу была лишь одним из бесчисленных пограничных столкновений. И в дальнейшем римляне неоднократно пытались достичь берегов Эльбы, но все их походы успеха не имели. В конце концов Рим прекратил неудачную и дорогостоящую войну и приступил к укреплению границы по Дунаю и Рейну. В его власти осталась юго-западная часть Германии от Кобленца до Регенсбурга, еще населенная дикими кельтами, а главным образом — медведями, кабанами и оленями. Вдоль всей границы римляне соорудили лимес — укрепленный вал с рвами и сторожевыми башнями, который строился более ста лет.

Покорить германские племена удалось не римлянам, а создателю новой империи, простиравшейся от испанской Барселоны до Магдебурга, от устья Рейна до Центральной Италии, франкскому королю, а затем — императору Карлу Великому (747–814). В каролингской Германии постепенно сложилась сословно-статусная система, в которой положение человека определяли его происхождение и род занятий. Большинство крестьян медленно, но неуклонно превращалось в полузависимых, а затем — лично несвободных людей. Значительное распространение получил в те беспокойные времена институт «опеки», когда крестьяне добровольно шли под власть господина, обещавшего им защиту и покровительство.

Раздел империи Карла Великого по Верденскому договору 843 г.

Империя Карла Великого развалилась после смерти его преемника Людовика Благочестивого в 840 г. Внуки Карла, по Верденскому договору 843 г., поделили империю на три части.

В исторической литературе долгое время не было четкого разграничения между понятиями «германский», «франкский» и «немецкий». Даже сегодня в популярных произведениях встречается утверждение, будто «первым немецким императором» был Карл Великий. Однако империя Каролингов была как бы общей прародительницей современных Франции и Германии. Но даже сегодня так и не удалось определить общепризнанную дату, от которой можно вести начало «немецкой истории». Некоторые ученые, как и прежде, берут за точку отсчета Верденский договор, в новейших работах образование немецкого государства датируется XI и даже XII вв. Вероятно, точную дату вообще невозможно определить, так как переход от каролингского Восточно-Франкского государства к средневековой немецкой империи был не однократным событием, а длительным процессом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Германские племена. Мир с римлянами

9 Фев
2014

Материал является продолжением статьи Германские племена. Битва в Тевтобургском лесу.

1929 год, юго-запад Германии. Рядом с деревушкой Вурмлинген строится новая ветка железной дороги. Рабочим велели быть очень осторожными: предполагают, что где-то здесь было кладбище германцев.

И в самом деле вскоре работы пришлось остановить. Рабочие наткнулись на захоронение и сделали удивительное открытие: они нашли наконечник копья, на него были нанесены руны – загадочные германские письмена. Кто нацарапал эти знаки и что они означают?

 

Кладбище германцев на болоте возле Иллерупа

Неизвестно, кому принадлежало копье, потому что германские племена не оставили нам ни одной личной биографии, но археологические находки и исторические источники дают нам возможность составить представление о жизни германского воина в те времена. Назовем его Грифо, возможно, именно такой была его жизнь.

«Я несколько часов преследовал добычу и теперь чувствую, что она уже недалеко. Я жил со своим племенем на границе с Римской империей. Мы жили в мире. Но в этот день все изменилось. Дом моих предков был в огне. Что случилось? Всадники напали на моих соплеменников, чтобы продать их в рабство».

В 3 веке н.э. германский мир распадался: германские племена враждовали друг с другом, банды разбойников стали постоянной угрозой. Их предводители окружали себя молодыми воинами и обещали им богатство и приключения. Они снабжали своих сторонников оружием, их главными занятиями были разбой и торговля рабами.

Крупнейшая находка оружия 3 века, очевидно, свидетельствует о том, какими воинственными были германцы в те времена: части щитов, наконечники копий, мечи – полное оснащение для отряда больше, чем в тысячу воинов. В те времена в Германии это была сильная армия.

Оружие нашли в болоте возле Иллерупа на севере Дании. Когда-то это место было священным, здесь германцы приносили жертвы своим богам. Теперь это настоящий клад для археологов.

Оружие, найденное у Иллерупа, помогло ученым впервые получить четкое представление о том, каким было германское войско в 3 веке. Они нашли больше 15 тысяч предметов от седел до богато украшенных пряжек для поясов.

Почему так много оружия оказалось в этом болоте и что оно может рассказать нам о его владельцах?

Археологи предполагают, что отряд был разбит и победители сломали дорогое оружие и принесли его в жертву богам в знак благодарности.

Если представить отряд больше, чем в тысячу воинов и подробнее рассмотреть их оснащение, становится очевидным, что у них была определенная иерархия. У них должен был быть предводитель, в противном случае с такой армией невозможно вести войну.

Там, на севере Дании, некогда добывали железо, но золото, бронзу и серебро приходилось импортировать. Эти ценные металлы, которые нашли археологи, очевидно, принадлежали предводителями армии.

Значит, эти боевые отряды не были просто толпами варваров? У них была четкая структуры. Около трех четвертей воинов были пешими, это четко показало распределение золота, бронзы и железа. У их предводителей были хорошие контакты с Римской империей, там они добывали свое оружие. Кто были эти воины?

Помочь разобраться в этом должны наконечники копий: каждый тип копья можно четко классифицировать. Археологи считают, что этот отряд прибыл из Норвегии, а нападение было хорошо подготовлено и тщательно спланировано.

С помощью луны удается найти важное свидетельство – рунические символы, сообщения открытым текстом. Руническая надпись хорошо читается, одно и то же написано на трех предметах – это имя. Одна из рунических надписей нанесена в виде клейма, значит, производство копий уже было массовым.

Это вооружение для целой армии, больше тысячи человек, которые пришли в Данию воевать, но они потерпели поражение. Это их оружие, оружие проигравших, которое победители бросили в озеро как жертву богам войны.

 

Лимес – граница Римской империи

Боевое оружие, найденное у Иллерупа, свидетельствует о больших переменах в Германии. В 3 веке многие старые германские племена распадаются. Постепенно из маленьких воинственных отрядов образуются новые крупные племена, такие как саксы, франки, алеманны, бургунды и готы. Они воевали не только между собой: военачальники этих крупных племен вскоре бросили вызов Римской империи.

«Охотники за головами преследовали меня по пятам. Много часов я бежал от них. Неожиданно я оказался на римской границе. Здесь кончалась наша земля. Но что мне было терять? У меня не было выбора, пришлось все поставить на карту. Работорговцы не могли преследовать меня на той стороне».

В одной римской хронике говорится: «император Адриан велел вкопать глубоко в землю толстые деревянные колья и связать их вместе, чтобы установить границу с землями варваров».

В начале 2 века римляне укрепили северную границу империи. Пограничный вал назывался лимес, он состоял из частоколов, рвов и 900 сторожевых башен. Он должен был защитить империю от германских племен. Лимес простирался больше, чем на 500 километров. После Великой Китайской стены это было самое длинное сооружение на свете. Для германских племен это было четким сигналом: здесь начинаются владения римской империи.

Стена Адриана на севере Англии была построена вскоре после лимеса. До сих пор она является впечатляющим свидетельством того, как пограничные укрепления римлян господствовали на местности. Это новая внешняя политика Адриана, выраженная в камне. Рим прошел высшую точку в своем развитии и теперь держал оборону в пределах своих границ.

Остатки лимеса в Германии можно заметить только при ближайшем рассмотрении. В отличие от Англии, лимес в Верхней Германии строили только из дерева и глины.

Частоколы и сторожевые башни были важной составной частью лимеса. Какие задачи выполняли пограничные укрепления?

После разгромного поражения в битве в Тевтобургском лесу Рим к 16 году н.э. навсегда отступил за Рейн и Дунай. Лимес закрыл проход между этими двумя реками, при этом империя аннексировала самую плодородную область Германии.

Но лишь некоторые остатки почти 2-х тысячелетней пограничной стены можно заметить с земли.

Существует так называемая авиационная археология. С высоты 300 метров опытный эксперт может распознать следы на земле, такие как захоронения, фундаменты и стены, даже если им уже тысячи лет.

Сто лет назад люди считали, что лимес был границей активным боевых действий, т.е. его построили для защиты от противника, в основном германцев. Но теперь известно больше, и можно сказать, что лимес был средством территориального и политико-экономического контроля. Это значит, что римляне контролировали перемещение населения, а также направляли потоки товаров, поступающих в империю, через особые пропускные пункты и взимали за них налоги, а люди должны были зарегистрироваться.

«Я хотел перейти границу, но попал прямо в руки римских стражников. Они сказали мне, что в империю запрещено провозить оружие. Так как у меня не было денег, меня арестовали».

С германцами, которые незаконно проникали на римские территории, римляне обращались как с военнопленными. Риск оказаться пойманным был велик, потому что римская граница контролировалась с помощью хитроумной системы.

Основным элементом пограничной линии были сторожевые башни. Их строили в зоне прямой видимости так, что солдаты могли держать под наблюдением всю границу. В лесу римляне вырубили просеки, чтобы можно было осматривать местность перед лимесом.

В гарнизоне каждой башни было до 8 солдат. Они находились на своих постах по нескольку недель. Сами пекли хлеб.

Главная задача этих войск – подать сигнал тревоги: в случае нападения – трубить в горн.

Ночью они зажигали факелы, чтобы поддерживать контакт с соседними башнями и с небольшими отдаленными фортами, где находилась конница. Это была простая, но эффективная система раннего предупреждения. В качестве древнего радара лимес был важным элементом римской системы пограничной обороны от германских племен.

Конечно, римляне держали на линии границы и свои войска. С лимеса они вели наблюдение за приграничными областями на несколько километров от стены. И если там что-то назревало, войска знали об этом и могли реагировать: они выходили за лимес на вражескую территорию и пытались восстановить мир.

Если какой-то отряд германцев прорывался через лимес, стража подавала сигнал тревоги. Тогда кавалерийские части, находящиеся дальше за линией лимеса, преграждали путь противнику. Если же германским племенам все же удавалось пройти вглубь римской территории и вернуться с награбленной добычей, римская система предупреждения снова оповещала об этом конные войска: кавалерия могла призвать нападавших к ответу, когда они пытались вернуться в Германию.

Правительственная комиссия Германии по лимесу реконструировала один из фортов, в котором находился конный отряд – Зальбург в Гессе. Здесь всадники днем и ночью были готовы по первому сигналу отбить атаку.

Но долгое время бои вдоль линии лимеса были исключением – перевозки через границу, как правило, были вполне мирными. На снимках аэрофотосъемки хорошо виден проход в лимесе. За этим проходом находилась сторожевая башня, это типичный пограничный переход лимеса.

Можно представить себе, что какая-то группа германцев, возможно, торговцев, хочет проехать в империю, в Римскую провинцию. Солдаты проверяют, что они везут, и взимают пошлину. Когда формальности закончены, торговцам разрешают ехать дальше, на рынки, и продавать свои товары. А потом они возвращались в Германию через этот же пограничный переход.

В древних источниках есть живые примеры такой мирной приграничной торговли, например, стражникам лимеса продавали скот. Обмен товарами был выгоден для обеих сторон: римским солдатам было нужно свежее мясо, а германцам были интересны изысканные римские товары.

 

Отношения между римлянами и германскими племенами

Одно из богатейших германских захоронений – могила вождя в Гомерне в Тюрингии. В нем нашлись подтверждения тому, что германская знать очень любила римские предметы роскоши. Это сокровище невероятной ценности: римские монеты и тонко отделанные украшения, великолепные столовые приборы из чистого серебра и золота. Это знаки высокого положения, они не оставляют сомнения в привилегированном статусе их владельцев.

Но почему германский вождь почти в 400 километрах от границы из всех вещей взял с собой в могилу римское столовое серебро?

Это впечатляющее доказательство интенсивным связей между римскими и германскими племенами в третьем веке.

Римские находки дают возможность представить повседневную жизнь германской аристократии. Отношения между римлянами и германскими племенами определялись не только военными столкновениями и набегами, но и тесными мирными связями. Это могли быть торговля, обмен, а возможно, подарки и боевые трофеи.

Находки в захоронении Гомерна ясно показывают, что германцы пытались имитировать римский образ жизни: вождь из Гомерна пользовался за столом римской посудой, и возможно, во время общих пиров также следовал римским образцам, с которыми мог познакомиться в империи. У себя дома он подражал им и демонстрировал возвышенный образ жизни остальным германцам. Простые люди могли лишь мечтать о такой роскоши, будь это в Германии или в Римской империи.

 

Гладиаторы – кумиры народа

По обеим сторонам лимеса люди, которые были способны отстоять свою свободу, могли считать себя счастливчиками: рабство было теневой стороной древних обществ.

«Мне удалось бежать от германских охотников за головами, но теперь меня продали в римский бродячий цирк. Я оказался среди гладиаторов. Скоро мне придется сражаться за жизнь в качестве ретиария – гладиатора с сетью. Среди бойцов были пленники, такие же, как я, а также профессиональные гладиаторы. Уже было известно, кто будет моим соперником: это был тяжело вооруженный и хорошо обученный секутор – воин с мечом. Есть ли у меня хоть один шанс против него?».

«Хлеба и зрелищ» — вот, что предлагали римляне всем подданным империи, в том числе, в городе Августа-Треверорум, современном Трире. Зрители старались занять свои места с самого утра.

На аренах продавали разные предметы повседневного обихода с изображениями гладиаторов: бутыли со сценами боев, стаканы в виде шлемов, разукрашенные лампы. Судя по ним, гладиаторы были кумирами народа.

Ворота амфитеатра называли вомитории или плевательницы. Через них зрители входили и выходили. Отсюда люди расходились по своим местам, с радостью ожидая начало представления.

Многие гладиаторы в Августа-Треверорум были германскими пленниками с другой стороны лимеса.

«Настал день игр. Кто из нас покинет эту арену живым, а кто уже не вернется?».

В выхода гладиаторов начинались кровавые игры не на жизнь, а на смерть, с помощью которых римские правители старались вызвать симпатии народа.

«Моритури те салютант» — идущие на смерть приветствуют тебя. Именно так гладиаторы приветствовали аристократов, которые устраивали эти игры, сенаторов и влиятельных лиц провинции.

Германские гладиаторы ценились особенно высоко, поэтому богатые знатные жители часто брали германцев в личную охрану. «До конца античной эпохи германские телохранители были очень популярны, особенно у императоров. Будучи иностранцами, они не интересовались внутренними римскими интригами и заговорами убийц», — императорский биограф Светоний восхищался германскими стражниками как самыми лояльными из всех боевых частей.

Увлечение этими опасными играми было широко распространено во всех слоях римского общества.

«Я ждал своей очереди. Возможно, я ждал своей смерти. Я слышал шум боя и яростные крики толпы. Зрители жаждали крови, и они получили, что хотели».

Гладиаторы ждали своей очереди в небольших камерах. Должно быть, их отчаянье было велико. Один из источников упоминает от 30 германских военнопленных из племени саксов: они задушили друг друга. Последний из выживших проглотил губку. Они совершили самоубийство, чтобы не участвовать в кровавом представлении на арене. Но игры продолжались благодаря все новым поставкам живого товара.

«Я поклялся, что моя кровь в этот вечер не прольется на арену. Мой противник был ветераном, одним из первоклассных бойцов. Мой единственный шанс выжить в бою – скорость и ловкость».

Почти никто не выступал против гладиаторских боев. Единственным исключением был римский философ Сенека: «Это настоящее убийство. У бойца нет ничего, чтобы защититься. Да и зачем ему? Это лишь продлит его страдание. Почему же он так не хочет умереть?».

Когда раненый гладиатор падал на землю, зрители кричали: «Ему конец! Теперь ему конец!». Публика решала, жить ему или умереть.

«Меня уже списали со счетов, но я не сдался: как молния я воспользовался удобным моментом, и Водан вознаградил меня победой. Я победил и получил свободу!».

Деревянный меч – награда для самых мужественных гладиаторов. Они получали свободу. Говорят, им давали и призовые деньги. Но гладиаторов, счастливо закончивших карьеру, было совсем не много.

 

Колония Агриппины

«Мне рассказали о большой городе на Рейне – Колония Агриппины. Если у тебя есть деньги, там можно получить все, что пожелаешь. Я еще никогда не видел такого большого города. Мне стало любопытно».

В древние времена Кельн был крупнейшим городом к северу от Альп. На соборной площади до сих пор сохранилась арка римских Северных ворот. Отсюда одна из двух главных улиц вела к форуму.

В 3 веке город Колония Агриппины процветал. Маленький поселок, который император Август построил для германского племени убиев, стал миниатюрной копией Рима. Он были витриной римской цивилизации, где почти 40 тысяч жителей – местные и римляне – жили в мире и согласии.

Убии стали лояльными гражданами Римской империи. Они стриглись по римской моде, говорили на латыни и хотели занимать посты в римской администрации. Никто не хотел оставить городскую жизнь и добровольно вернуться в леса Германии.

Уже в 50-м году н.э. основанный Августом город получил статус колонии и был назван Колония Клавдия Ара Агриппиненсия. Инициатором этого была праправнучка императора Августа Агриппина.

Можно прямо сказать, что без Агриппины не было бы современного Кельна, по крайней мере, с таким названием, потому что Агриппина родилась в этом убийском городе. Когда в 48 году н.э. она вышла замуж за своего дядю императора Клавдия, она хотела уравнять свой авторитет с авторитетом мужа. Сам Клавдий родился в Лионе, римской колонии, также названной его именем – Клавдий был и частью названия Лиона. Так что Агриппина пожелала, чтобы и место ее рождения возвысилось до статуса колонии и носило ее имя. Отсюда Колония Клавдия Ара Агриппиненсия. Интересно то, что это была единственная римская колония во всей империи названная женским именем.

Империя была терпима к верованиям и культуре своих подданных, благодаря этому Колония Агриппины успешно развивалась. Убии могли по-прежнему покланяться своей богине-матери Матроне. Позднее этот культ даже был принят самими римлянами.

В Кельне археологи раскопали огромный дворец римского губернатора. Представитель императора в колонии на Рейне жил в претории, который в то время был центром губернаторского квартала.

В те времена огромные залы постоянно были заполнены потоками просителей, дипломатов и императорских курьеров. Но преторий имел и глубоко символическое значение: везде, где возможно, Рим старался продемонстрировать свое величие. Эту задачу выполнял и преторий, в частности, его 180-метровый фасад, обращенный к Рейну. Теперь представьте, что посланники германских племен, желающие поговорить с губернатором, сначала видели перед собой это огромное здание. Внутри оно было таким же роскошным, так и снаружи. Представьте себе это здание, украшенное мрамором и мозаиками. Для иностранцев, приезжающих сюда, это строение в самом деле было воплощением римской мощи.

Очевидно, эта демонстрация силы была прежде всего предназначена для варварских германских племен на другом берегу Рейна. Рим считал себя носителем цивилизации, вот, как это описывает древний поэт: «Все города в империи очаровывают своим блеском и изяществом, словом римляне теперь называют единый народ. Все собрались вместе подобно тому, как собираются на рыночной площади, чтобы получить то, что им причитается».

«Я дошел до Колонии Агриппины и остановился у таверны. За одним из столов сидели римские солдаты и играли в кости. Римляне думали, что легко справиться с германцем, таким, как я. Они не знали, что игра в кости – одно из наших любимых занятий».

  Тацит писал: «Германцы играют в кости хладнокровно, как будто занимаются очень серьезным делом».

«В этот день моя счастливая полоса не заканчивалась, я выигрывал одну игру за другой. Когда римляне проиграли все свои деньги, они положили на стол последнее, что у них было: камни желтого цвета. Легионеры называли его золотом Германии. Но и камни тоже оказались в моих руках.

Вот, что римский натуралист Плиний рассказывает о происхождении этих очень популярных в Риме камней: «Точно известно, что янтарь происходит с островов в северных морях, и германцы называют его «глезум». Этимология английского слова «глас» — стекло – восходит к германскому слову «глезум».

В древнем Риме янтарь покупали и продавали по самым высоким ценам.

После обработки и полировки в римских мастерских янтарь становился и украшением богатых германских женщин, таких, как принцесса из Хасследена.

Монетка между зубов свидетельствует о том, что она приняла римскую веру – это плата за перевозку через Стикс в мир мертвых. В 3 веке германская знать считала похороны в соответствии с римскими обычаями признаком богатства и власти.

Колония Агриппины – современный Кельн – был важным центром торговли дорогими ювелирными изделиями.

«Я искал, где продают янтарь. Но потом увидел, что здесь продавали и рабов. Я увидел молодую женщину, которая мне понравилась, и мне стало жалко ее. Продавец хотел торговаться со мной, как будто мы были на скотном рынке. Но я долго не раздумывал и дал ему столько, сколько он просил. Ее звали Фара. Она была родом из Германии, как и я».

Большой спрос на рабов в основном покрывался за счет военнопленных из Германии с другой стороны лимеса. Если кто-то попадал в руки работорговца, у него почти не было шанса снова стать свободным.

 

Руны и брактеаты

«Она была напугана. Но когда поняла, что я не сделаю ей ничего плохого, стала доверять мне. Вместе мы отправились домой через границу. Мы шли много дней, пока, наконец, не оказались на земле моих отцов. Неожиданно на нас напали – разбойники сидели в засаде. Но оказалось, что это молодые воины из моего клана. Судьба идет разными путями: велика была наша радость от неожиданной встречи с друзьями.

Я рассказал молодым воинам о моих приключениях в Римской империи по ту сторону лимеса. Как и мне, им удалось ускользнуть от работорговцев, и теперь они жили в лесу. Той ночью мы создали отряд, и я стал его предводителем. Наш договор был скреплен рунической надписью. Этими магическими символами я взывал к Водану – нашему главному божеству. Эти руны должны были передать нам его силу».

Руны – это письменные знаки, но они имели и культовое значение. Лингвисты еще не всегда могут расшифровать руны, некоторые слова утратили прежнее значение, стали непонятными, другие можно перевести и спустя 1700 лет.

Очень важными для дешифровки являются слова, которые сохранились в немецком языке, потому что он развивался в основном из германских языков.

Бывает, что смысл рунической надписи подкреплен рисунком. Руны на костях часто имели и магическое значение. Древнее германское слово «руна» имеет значение надпись, а также послание или секрет.

Руна состоит из трех графических элементов: ветка, палка и крючок. Символы часто писали на дощечках и бука — по-немецки «бухе», отсюда возникло немецкое слово «бухштабе» — буква.

Наконечник копья из захоронения в Вурмлингене также был исписан рунами. «Идори» значит «дай мне силу и славу» — руны подкрепляли просьбы о божественной помощи.

В германском мире было много богов, но как германцы представляли себе высшие силы?

До нас дошло очень мало изображений. Амулеты из золота, которые называли брактеаты – единственные находки, на которых изображены германские боги. Всадник, идущий в бой – на крупе лошади изображена фигура, направляющая его копье, это Водан – божественный повелитель победы, он позаботится о том, чтобы это копье победило врагов.

На брактеатах божественный мир изображен таинственным языком рисунков. Важность этих находок еще не оценили по достоинству.

Удивительно то, что все германские племена – в Скандинавии или на Рейне – рассказывают одни и те же истории и легенды о Водане. Легенды о богах передавались только устно, пока некоторые из них не были записаны во времена раннего Средневековья.

От Норвегии до Дуная – всего было найдено более 900 амулетов.

 

Набеги на Римскую империю

Поразительное открытие: несмотря на вражду между отдельными германскими племенами, они, тем не менее, были объединены общей верой.

Насколько прочно боги вошли в верования всех германских племен, говорят современные названия дней недели: богиня Фрейя дала нам фрайди – пятница, Тор – торсди, четверг, а Водан – веднесди, среда.

«Дай мне силу и славу. С благословением Водана мы решили найти какую-нибудь легкую добычу. Я показал моим товарищам последнюю золотую монету, которая у меня осталась. И я рассказал им о несметных богатствах, которые ждали на с Римской империи. Но для этого нам нужно было незаметно пройти лимес».

Отряды германцев совершали организованные набеги на римскую территорию. Они забирали все, что могли унести.

Сокровища варваров в Нойпоце – один из таких кладов, его нашли в Рейне. Его ценность невозможно подсчитать: более тысячи отдельных предметов общим весом больше 700 килограммов.

Как далеко вглубь римской территории удавалось проникнуть отрядам германцев?

Археологи нашли некоторые ответы благодаря еще одной находке из Рейна – Хагенбахскому кладу. Дощечки, украденные из храма, дают ясный ответ: на них указаны имена жертвователей, так как такие дощечки делали в знак благодарности богам или писали на них молитвы. Археологи выяснили, что большая часть имен встречается только в Аквитании у подножия Пиренеев. Значит в своих набегах по Римской империи германские племена могли пройти почти 2 тысячи километров от лимеса?

Если речь шла об изделиях из ценных металлов, германских налетчиков интересовали не столько сами изделия, которые часто были богато украшены, а лишь материальная ценность предмета.

Налетчики хотели перевезти добычу через Рейн как минимум на двух плотах. Возможно, плоты перевернулись, а возможно их потопили римские патрульные суда.

Набеги на империю были рискованным предприятием для германцев, но соблазны римской цивилизации заставляли их забыть об опасности.

«Добыча, которая манила нас, находилась по ту сторону границы Римской империи, но мы не были уверены, удастся ли нам перейти лимес. Ни одного римского солдата не было видно. Может это ловушка? Мы не хотели рисковать, мы разведали обстановку. Я не верил своим глазам: сторожевая башня была пуста, там не было ни одного стражника. Но почему?».

Долгое время историки считали, что лимес был разрушен во время одного масштабного нападения германцев, но теперь известно, что все было иначе.

В 260 году н.э. римский император Валериан попал в плен к персам. Это была первая серия катастроф, которые потрясли империю. Все пограничные части вывели из лимеса. Теперь во время серьезного кризиса, какого империя еще не видела, войска были нужны в другом месте. Началась гражданская война за императорский трон, который теперь пустовал.

Было принято решение относительно лимеса: в 260 году н.э. граница с Германией была заброшена, Рим отступил от Рейна и Дуная. На брошенные земли за лимесом пришли алеманны. Империя закрылась за новыми границами, проходящими вдоль рек.

«Когда настало утро, мы увидели перед собой подходящую цель – римское поместье. Но кто-то уже опередил нас».

Когда лимес был прошен, набеги германцев на римскую территорию участились. Об этом свидетельствую многочисленные разрушения, датированные этим временем.

Главной целью римских набегов были богатые римские поместья. Какая судьба ждала семьи римских поселенцев? Без защиты солдат на границе они были брошены на милость всех проходивших мимо разбойников.

Во время раскопок археологи постоянно натыкаются на ужасные находки, датируемые 3-м веком: скелеты и черепы римлян с признаками жестокого насилия.

В институте судебной медицины в Вене ученые исследовали, как погибли эти римляне. Судмедэксперты попытались ответить на вопрос, что происходило между германскими захватчиками и римскими поселенцами после того, как лимес был брошен.

На черепе ребенка хорошо видна вмятина в лобно-височной области. Она могла быть нанесена твердым тупым предметом вроде дубинки.

На черепе римской женщины ученые обнаружили любопытную деталь, почти незаметную невооруженному глазу: под лупой видны маленькие насечки на черепной кости в области скул. Можно предположить, что она была скальпирована, и волосы женщины со скальпом унесли как трофей.

Мужской череп несет следы ударов справа и слева в височной области. По форме они похожи на букву V и идут спереди назад. Они были нанесены оружием, таким как меч, видны глубокие трещины. Можно говорить о том, что человек не мог увернуться. Возможно, он был привязан за шею, и его убили этими двумя ударами.

Но убийства и грабежи не были правилами при столкновении культур у лимеса. Большинство германцев не желали разрушать мир римлян, они хотели жить в нем, конечно, не как подчиненные и рабы, но как свободные воины.

«Мы с Фарой завладели римским поместьем за линией лимеса. Римляне бросили его. Когда-нибудь оно станет домом для наших детей».

После того, как лимес был оставлен, правление римлян на правом берегу Рейна закончилось. Плодородные земли между Рейном и Дунаем вернулись в руки германцев. Римские поселенцы были поставлены перед выбором: они могли договориться с алеманнами или навсегда оставить свои поместья.

В Вурмлингене, там, где было найдено копье с нанесенными на него рунами, на раскопках виллы рустика археологи сделали открытие, которое многое объясняет: они обнаружили ямы от столбов – типичный признак германской архитектуры. Значит, посреди каменных руин виллы рустика германцы построили свое здание.

Постепенно они стали по-своему обживаться среди руин римской цивилизации.

После того, как был брошен лимес, началась новая эра. Вскоре германские племена приняли римское наследство и повели Европу в будущее под знаком креста.


 

interesnik.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *