Содержание

10 самых серьезных последствий глобального потепления :: Инфониак

Наука

Глобальное потепление – это долгосрочный, кумулятивный эффект от выбросов парниковых газов, прежде всего, двуокиси углерода и метана, влияющие на температуру земли, когда они накапливаются в атмосфере и удерживают солнечное тепло. Эта тема уже давно является горячо обсуждаемой. Некоторые удивляются, на самом ли деле это происходит и, если да, то виной всему человеческие действия, природные явления или же и то, и другое?

Когда мы говорим о глобальном потеплении, мы не имеем в виду, что температура воздуха этим летом немного выше, чем она была в прошлом году. Мы говорим об изменении климата, об изменениях, которые происходят в нашей окружающей среде и атмосфере в течение длительного периода времени, в течение десятилетий, а не одного сезона. Изменения климата оказывают влияние на гидрологию и биологию планеты – все, в том числе ветра, дожди и температура связаны между собой. Ученые отмечают, что климат Земли обладает долгой историей изменчивости: от самых низких температур во время ледникового периода до очень высоких. Эти изменения иногда происходили в течение нескольких десятилетий, а иногда растягивались на тысячи лет. Чего нам ждать от нынешней перемены климата?

Ученые, занимающиеся изучением наших климатических условий, следят и измеряют изменения, происходящие вокруг нас. К примеру, горные ледники стали значительно меньше, чем они были 150 лет назад, а за последние 100 лет средняя глобальная температура повысилась примерно на 0,8 градусов по Цельсию. Компьютерное моделирование позволяет ученым предсказать, что может произойти, если такими же темпами все будет происходить. К концу 21 века средняя температура может подняться до 1,1-6,4 градусов по Цельсию.

В ниже представленной статье мы рассмотрим 10 самых худших последствий изменения климата.

10. Повышение уровня моря

Увеличение температуры земли совсем не означает, что в Арктике станет также тепло, как и в Майами, но это означает, что уровень моря значительно повысится. Как повышение температуры связано с подъемом уровня воды? Высокие температуры предполагают, что ледники, морской лед и полярный лед начинают таять, что увеличивает количество воды в морях и океанах.

Ученым, к примеру, удалось измерить, как талая вода из ледяной шапки Гренландии оказывает влияние на США: количество воды в реке Колорадо увеличилось в несколько раз. По прогнозам ученых, с таянием шельфовых ледников Гренландии и Антарктики уровень морей может подняться к 2100 году до 6 метров. Это, в свою очередь, означает, что будут затоплены многие тропические острова Индонезии и большинство низменных районов.

9. Уменьшение количества ледников

Не нужно иметь в своем распоряжении специального оборудования для того, чтобы увидеть, что количество ледников во всем мире сокращается.

Тундра, в которой когда-то была вечная мерзлота, в настоящее время полна растительной жизни.

Объем гималайских ледников, питающих реку Ганг, которая обеспечивает питьевой водой около 500 миллионов человек, ежегодно сокращается на 37 метров.

8. Волновое тепло

Смертельная тепловая волна, прокатившаяся по Европе в 2003 году и унесшая жизни 35000 человек, может быть предвестником тенденции развития очень высоких температур, которые ученые начали отслеживать еще в начале 1900-х годов.

Подобные тепловые волны стали появляться в 2-4 раза чаще, причем их количество значительно увеличилось за последние 100 лет.

По прогнозам, в течение последующих 40 лет, их станет в 100 раз больше. Эксперты полагают, что затяжная жара может означать будущее увеличение лесных пожаров, распространение болезней и общее повышение средней температуры на планете.

7. Штормы и наводнения

Эксперты используют климатические модели для прогнозирования воздействия глобального потепления на количество осадков. Однако, и без моделирования видно, что сильные бури стали происходить гораздо чаще: всего за 30 лет количество сильнейших (4 и 5 уровня) увеличилось почти вдвое.

Силу ураганам дают теплые воды, а ученые коррелируют повышение температуры в океанах и в атмосфере с количеством штормов. В течение последних нескольких лет, многие европейские страны и США понесли убытки в миллиарды долларов, связанные с ликвидацией последствий тяжелых штормов и наводнений.

В период с 1905 по 2005 года наблюдается устойчивый рост количества серьезнейших ураганов: 1905-1930 – 3,5 ураганов в год; 1931-1994 – 5,1 ураганов ежегодно; 1995-2005 – 8,4 ураганов. В 2005 году случилось рекордное количество штормов, а в 2007 году на Великобританию обрушилось самое сильное наводнение за последние 60 лет.

6. Засуха

Пока некоторые части света страдают от увеличения количества ураганов и поднятия уровня морей, другие регионы пытаются справиться с засухой. По мере усугубления процесса глобального потепления, по оценкам экспертов, количество территорий, страдающих от засухи, может увеличиться, по меньшей мере, на 66 процентов. Засуха приводит к быстрому сокращению водных запасов и к снижению качества сельскохозяйственной продукции. Это ставит под угрозу глобальное производство продуктов питания, а некоторые группы населения подвергаются риску остаться голодными.

Сегодня Индия, Пакистан и страны Африки, расположенные южнее Сахары, уже имеют подобный опыт, а эксперты прогнозируют еще большее сокращение количества осадков в ближайшие десятилетия. Таким образом, по оценкам, вырисовывается совсем невеселая картина. Межправительственная группа экспертов по изменению климата предполагает, что к 2020 году 75-200 миллионов африканцев могут испытывать нехватку воды, а количество сельскохозяйственной продукции на континенте сократиться на 50 процентов.

5. Болезни

В зависимости от того, где вы живете, вы можете быть подвергнуты риску заразиться определенными заболеваниями. Однако, когда вы в последний раз думали о том, что можете заразиться лихорадкой денге?

Увеличение температуры наряду с увеличением количества наводнений и засух – это угроза для всего мира, поскольку именно они создают благоприятные условия для размножения комаров, клещей и мышей и других существ, которые являются переносчиками различных заболеваний. Всемирная организация здравоохранения сообщает, что в настоящий момент на подъеме находятся вспышки новых заболеваний, причем в тех странах, в которых раньше о подобных болезнях ничего не слышали. Причем самое интересное, тропические заболевания перекочевали в страны с холодным климатом.

Хотя более 150000 человек ежегодно умирают от болезней, связанных с изменениями климата, все же многие другие болезни, начиная от сердечных заболеваний и заканчивая малярией также на подъеме. Случаи диагностирования аллергии и астмы тоже растут. Как сенная лихорадка связана с глобальным потеплением? Глобальное потепление способствует увеличению количества смога, что пополняет ряды страдающих астмой, также в больших количествах начинают расти сорняки, которые губительны для мучающихся от аллергии людей.

4. Экономические последствия

Расходы, связанные с изменениями климата, растут вместе с температурой. Сильнейшие штормы и наводнения в сочетании с сельскохозяйственными потерями являются причинами убытков в миллиарды долларов. Экстремальные погодные условия создают чрезвычайные финансовые проблемы. К примеру, после рекордного по показателям урагана в 2005 году в штате Луизиана произошло 15-процентное падение доходов спустя месяц после бури, а материальный ущерб был оценен в 135 миллиардов долларов.

Экономические моменты сопровождают практически каждый аспект нашей жизни. Потребители регулярно сталкиваются с ростом цен на продовольствие и энергоносители наряду с увеличением стоимости медицинских услуг и недвижимости. Правительства многих стран страдают от уменьшения количества туристов и промышленных прибылей, от резко увеличивающегося спроса на энергию, пищу и воду, от пограничной напряженности и многого другого.

А игнорирование проблемы не позволит ей уйти. Недавнее исследование, проведенное глобальным институтом развития и институтом окружающей среды при университете Тафтса предполагает, что бездействие перед лицом глобальных кризисов приведет к ущербу в 20 триллионов долларов к 2100 году.

3. Конфликты и войны

Снижение количества и качества пищи, воды и земли могут быть ведущими причинами увеличения глобальных угроз безопасности, конфликтов и войн. Американские национальные эксперты по безопасности, анализируя нынешний конфликт в Судане, предполагают, что несмотря на то, что глобальное потепление не является причиной кризиса, все же его корни связаны с последствиями изменения климата, в частности, с сокращением имеющихся природных ресурсов. Конфликт в этом регионе вспыхнул после двух десятилетий почти полного отсутствия осадков наряду с повышением температуры в расположенном неподалеку Индийском океане.

Ученые и военные аналитики в равной степени говорят о том, что изменение климата и его последствия, такие как нехватка воды и продовольствия, представляют собой непосредственную угрозу для мира, поскольку экологические кризисы и насилие тесно связаны между собой. Страны, страдающие от нехватки воды и часто теряющие урожай становятся крайне уязвимыми для подобного рода "неприятностей".

2. Потеря биоразнообразия

Угроза потери видов растет вместе с глобальной температурой. К 2050 году человечество рискует потерять целых 30 процентов видов животных и растений, если средняя температура повысится на 1,1-6,4 градуса по Цельсию. Такое исчезновение произойдет из-за потери мест обитания путем опустынивания, обезлесения и потепления вод океана, а также из-за неспособности адаптации к происходящим климатическим изменениям.

Исследователи дикой природы отметили, что некоторые более устойчивые виды мигрировали на полюса, на северный или на южный для того, чтобы "поддержать" необходимую им среду обитания. Стоит отметить, что от этой угрозы не защищен и человек. Опустынивание и повышение уровня моря угрожает среде обитания человека. А когда растения и животные "потеряются" в результате климатических изменений, человеческая пища, топливо и доходы также "потеряются".

1. Разрушение экосистем

Изменение климатических условий и резкое увеличение углекислого газа в атмосфере – это серьезное испытание для наших экосистем. Это угроза запасам пресной воды, чистому воздуху, запасам топлива и энергетическим ресурсам, продовольствию, медикаментам и другим важным аспектам, от которых зависит не только наш образ жизни, но и вообще тот факт, будем ли мы жить.

Фактические данные свидетельствуют о влиянии последствий климатических изменений на физические и биологические системы, это говорит о том, что ни одна часть мира не защищена от этого воздействия. Ученые уже наблюдают обесцвечивание и гибель коралловых рифов из-за потепления вод в океане, а также миграцию наиболее уязвимых видов растений и животных в альтернативные географические ареалы в связи с повышением температуры воздуха и воды, а также в связи с таянием ледников.

Модели, основанные на разнообразных повышениях температур, прогнозируют сценарии разрушительных наводнений, засух, лесных пожаров, окислений океанов и возможного распада функционирующих экосистем, как на земле, так и в воде.

Прогнозы голода, войны и смерти вырисовывают совсем нерадостную картину будущего человечества. Ученые проделывают подобные прогнозы не для того, чтобы предсказать конец света, а для того, чтобы помочь людям смягчить или уменьшить то негативное воздействие человека, которое и приводит к таким последствиям. Если каждый из нас поймет всю серьезность проблемы и примет соответствующие меры, используя более энергоэффективные и устойчивые ресурсы и вообще перейдя на более "зеленый" образ жизни, то мы наверняка окажем серьезное влияние на процесс изменения климата.


Перевод: Баландина Е. А.

www.infoniac.ru

Глобальное потепление - глобальная проблема

Тема глобального потепления за долгие годы ее существования обросла бесчисленным количеством теорий и мифов, часть из которых со временем утратила свою актуальность. С переизбытком информации в открытых источниках стало сложно различать, что из сообщаемого про глобальное потепление имеет за собой научное обоснование, а что нет. В этой статье собраны основные теории и рассуждения ученых, которые определяют реальное положение дел касательно этой экологической проблемы.

Что такое глобальное потепление?

Глобальное потепление – это явление, вследствие которого по всему миру происходит медленный рост среднегодовой температуры воздуха. Это – сложный природный процесс, так как было доказано, что на него оказывает влияние целая совокупность факторов. Ученые не пришли к общему консенсусу, от чего глобальное потепление развивается в большей степени, поэтому на настоящий момент есть целый ряд гипотез.

Глобальное потепление: причины и последствия

Теории возникновения

1. Скачки солнечной энергии

По одной из теорий, основной причиной для роста температур является изменение солнечной активности. Было неоднократно отмечено, что ее резкое увеличение приводит к природным катаклизмам, значит стабильные циклы активности Солнца также могут оказывать свое влияние.

2. Космические явления

Активность планет Солнечной системы также может приводить к глобальному потеплению. Суть многих космических явлений до сих пор не изучена, но уже известно, что они могут влиять на распределение солнечной энергии и на гравитационные поля. В совокупности с другими факторами, они могут выступать катализатором для роста температур в мире. Одним из таких явлений является изменение угла оси вращения Земли. За счет него смещается радиальный баланс планеты, который приводит к переменам климата. Эту гипотезу подтверждает тот факт, что всем другим крупным природным преобразованиям в истории человечества соответствуют орбитальные изменения Земли.

3. Вулканы

При извержении вулкана происходит мощный выброс различных газов в атмосферу, в том числе и СО2. Углекислый газ считается основным «парниковым газом», который пропускает солнечное тепло к поверхности Земли, но не дает ему покинуть атмосферу. Это явление называют «парниковым эффектом», и считается, что именно за счет значительного увеличения доли СО2 в атмосфере происходит постепенный рост температур.

4. Человеческий фактор

Наиболее часто обсуждаемой причиной для глобального потепления является человеческий фактор. Сложно отрицать, что какие бы еще факторы не оказывали влияние на климат, деятельность людей сильно укрепила как минимум парниковый эффект. За счет выбросов отходов в атмосферу в воздухе стал сильно преобладать углекислый газ, в то время как доля озона наоборот спала. Последнее обстоятельство приводит к разрушению озонового слоя Земли, который защищает планету от излучения.

 

Последствия глобального потепления

В зависимости от сценария дальнейшего развития событий, глобальное потепление может привести к существенным переменам в климате планеты. Некоторые из них стали заметны уже сейчас.

* Смещение природных зон. Ни для кого не секрет, что климат на нашей планете изменяется циклично, и эти циклы можно отследить по историческим записям. Бывали и чрезвычайно холодные, и непривычно теплые периоды. В зависимости от стадии цикла, природные зоны смещались на несколько сотен километров к югу или к северу. В рамках глобального потепления они сдвинулись к северу – значительно уменьшились территории, затронутые вечной мерзлотой, и на нее место пришла зона тундры.

* Изменение маршрутов течений. Предпосылками к такому исходу событий ученые считают замедление некоторых течений, в том числе и Гольфстрима. Если это действительно случится, то можно будет ожидать период существенного похолодания в Северной и Западной Европе.

* Новые ореолы обитания флоры и фауны. Вместе с природными зонами перемещаются и животные, обитающие в них. Это служит причиной вымирания одних видов, и появления других.

* Ускоренное распространение болезней. Как известно, теплый климат является отличной средой для развития болезней и инфекций. Кроме того, в нем быстрее эволюционируют вирусы, что сделает их опаснее и устойчивее к лекарствам.

Как остановить глобальное потепление?

Глобальное потепление остановить невозможно, так как оно зависит от множества разных факторов. Вот замедлить его вполне в силах человечества. В рамках борьбы с парниковым эффектом и ростом температур стали разрабатываться альтернативные способы получения энергии, которые не только не будут тратить ограниченные ресурсы нашей планеты, но и уменьшат количество выбросов «парниковых газов». Уже видны результаты такой деятельности: в 2015 году было замечено, что озоновый слой Земли не просто перестал разрушаться, но и встал на путь к восстановлению.

Для борьбы с имеющимся в воздухе углекислым газом ученые-биологи создают новые виды растений, которые способны ускоренно перерабатывать СО2 в кислород. Это не единственный шаг, сделанный в направлении защиты природы. Ряд стран отказывается от вырубки лесов на своей территории. К примеру, с 2018 года в Норвегии полностью запрещена эта деятельность, а Китай перестал рубить лес на продажу.

Проблема изменения климата сегодня

Глобальное потепление волнует человечество с 1980 года. Было найдено множество причин, которые могут приводить к таким переменам в климате. Некоторые из них были отвергнуты в связи с их необоснованностью или антинаучностью. Устоявшиеся теории одинаково оправданы и снабжены доказательствами, поэтому с ними считаются при поисках борьбы с проблемами под названием «парниковый эффект» и «глобальное потепление». Причины и последствия этого процесса привели к тому, что мир начал больше заботиться об экологии и климате, изобретая альтернативные источники энергии, спасая леса и создавая новые виды растений, что дает свои плоды.

ecoizm.org

Глобальное потепление: катастрофа или благо?

Владимир Сергеевич Арутюнов,
доктор химических наук, заведующий лабораторией окисления углеводородов Института химической физики им. Н.Н. Семенова РАН
«Химия и жизнь» №3, 2007

Уже более десятилетия в центре внимания мировой общественности находится вопрос о возможности глобального потепления. Если судить по новостным лентам интернет-сайтов и заголовкам газет, может показаться, что это самая актуальная научная, социальная и экономическая проблема, стоящая сегодня перед человечеством. Щедро финансируемые митинги и саммиты регулярно проводятся в различных уголках земного шара, собирая прочно сложившуюся когорту борцов с надвигающейся катастрофой. Ратификация Киотского протокола преподносилась борцами с глобальным потеплением как высшая цель мирового сообщества, и на США и Россию как крупнейшие страны, сомневавшиеся в целесообразности этого шага, оказывалось беспрецедентное давление (в результате нас действительно удалось «додавить»).

Учитывая огромную цену, которую придется заплатить не только России, но и другим странам при практической реализации Киотского протокола, и далеко не очевидные глобальные последствия, стоит еще раз проанализировать, насколько велика угроза и каким образом мы можем, если можем вообще, повлиять на ход событий.

Суть жизни — прогнозирование: любой живой организм пытается угадать грядущие изменения окружающей среды, чтобы адекватно на них реагировать. Неудивительно, что попытки предвосхитить будущее (сегодня мы называем это футурологией) стали одним из первых проявлений осознанной человеческой деятельности. Но то ли во все времена пессимистические прогнозы оказывались более реалистичными, то ли человеческая психика более восприимчива именно к ним, так или иначе, тема грядущей глобальной катастрофы всегда была одной из самых актуальных. Легенды о всемирном потопе в прошлом и неминуемом Апокалипсисе в будущем можно найти практически во всех религиях и учениях. По мере развития цивилизации менялись лишь детали и сроки, но не суть прогноза.

Сюжет был хорошо разработан еще в древности, и современность мало что сумела добавить: пророчества Нострадамуса сейчас так же популярны, как и при жизни автора. И сегодня, как тысячи лет назад, не успевает пройти предсказанный срок очередной вселенской катастрофы, как уже на подходе новая. Едва спала атомная фобия 50–60-х годов прошлого века, как мир узнал о надвигающейся «озоновой» катастрофе, под дамокловым мечом которой прошел почти весь конец XX века. Но еще не просохли чернила под Монреальским протоколом о запрете производства хлорфторуглеродов (скептики до сих пор сомневаются в реальности угрозы и истинных мотивах инициаторов), как Киотский протокол 1997 года возвестил миру о еще более страшной угрозе глобального потепления.

Сейчас этот символ грядущей расплаты человечества за «излишества» и «грехи» индустриализации успешно конкурирует в СМИ с сенсациями из жизни поп-звезд и новостями спорта. Апологеты «экорелигии» призывают человечество покаяться в содеянном и бросить все силы и ресурсы на замаливание грехов, то есть положить на алтарь новой веры значительную долю своего нынешнего и будущего благосостояния. Но, как известно, когда вас призывают делать пожертвования, необходимо тщательно следить за кошельком.

Хотя политическое решение по проблеме уже принято, есть смысл обсудить некоторые принципиальные вопросы. Все-таки до серьезных экономических последствий потепления даже по самым мрачным сценариям еще несколько десятилетий. Кроме того, российские власти никогда не грешили пунктуальностью в соблюдении законов и выполнении принятых обязательств. А как учил мудрый Лао-Цзы, часто именно в бездействии правителей благо для подданных. Попытаемся ответить на несколько наиболее важных вопросов:

Как велики реально наблюдаемые климатические изменения?

Обычно утверждают, что температура поднялась на 0,6°С за прошедшее столетие, хотя до сих пор, видимо, нет даже единой методики определения этого параметра. Например, спутниковые данные дают более низкое значение, чем наземные измерения, — всего 0,2°С. При этом остаются сомнения в адекватности климатических наблюдений, проводившихся сто лет назад, современным наблюдениям и в достаточной широте их географического охвата. К тому же естественные флуктуации климата в масштабах столетия даже при постоянстве всех внешних параметров как раз и составляют примерно 0,4°С. Так что угроза носит скорее гипотетический характер.

Могут ли наблюдаемые изменения быть вызваны естественными причинами?

Это один из самых болезненных вопросов для борцов с глобальным потеплением. Есть множество вполне естественных причин, вызывающих такие и даже более заметные климатические колебания, а глобальный климат может испытывать сильные флуктуации и без всяких внешних воздействий. Даже при фиксированном уровне солнечной радиации и постоянной концентрации парниковых газов на протяжении столетия колебание средней температуры поверхности может достигать 0,4°С (этой проблеме была посвящена статья в «Nature», 1990, т. 346, с. 713). В частности, благодаря огромной тепловой инерции океана хаотические изменения в атмосфере способны вызывать последействие, сказывающееся десятилетия спустя. И для того чтобы наши попытки воздействовать на атмосферу давали нужный эффект, они должны заметно превышать естественный флуктуационный «шум» системы.

Каков вклад антропогенного фактора в атмосферные процессы?

Современные антропогенные потоки основных парниковых газов почти на два порядка ниже их естественных потоков и в разы ниже неопределенности в их оценке. В черновом отчете IPCC (Intergovernmental Panel on Climate Change) 1995 года сообщалось, что «любые заявления о значительной перемене климата спорны, пока не снижено количество неопределенных переменных, отвечающих за естественную изменчивость климатической системы». И там же: «Нет исследований, в которых с определенностью говорится, что все или часть зафиксированных изменений климата вызваны причинами антропогенного характера». Позже эти слова были заменены другими: «Соотношение доказательств наводит на мысль о явном влиянии человека на климат», хотя никаких дополнительных данных, обосновывающих этот вывод, представлено не было.

Более того, темпы, с которыми изменяется климатическое воздействие парниковых газов, отнюдь не коррелируют с потреблением углеводородного топлива, основного источника их антропогенных выбросов. Например, в начале 1940-х годов, когда темпы роста потребления топлива упали, глобальная температура росла особенно быстро, а в 1960–1970-х, когда потребление углеводородов быстро росло, глобальная температура, наоборот, снижалась. Несмотря на 30%-ное увеличение объема добычи углеродного топлива с 70-х к концу 90-х годов, скорость нарастания концентрации диоксида углерода и закиси азота за этот период резко замедлилась, а метана даже пошла на убыль.

Всю глубину нашего непонимания глобальных природных процессов особенно наглядно демонстрирует ход изменения концентрации метана в атмосфере. Начавшись за 700 лет до промышленной революции — еще во времена викингов, — этот процесс сейчас так же неожиданно остановился при продолжающемся росте добычи и соответственно антропогенной эмиссии углеводородов. Согласно данным двух независимых исследовательских групп из Австралии, а также из США и Нидерландов, в последние четыре года уровень метана в атмосфере остается постоянным.

А каковы естественные климатические и атмосферные тенденции?

Этот вопрос сторонники экстренных мер по вполне понятным причинам тоже не любят обсуждать. Здесь мы сошлемся на мнение известных отечественных специалистов в этой области (А.Л. Яншин, М.И. Будыко, Ю.А. Израэль. Глобальное потепление и его последствия: Стратегия принимаемых мер. В сб.: Глобальные проблемы биосферы. — М.: Наука, 2003).

«Изучение изменений химического состава атмосферы в геологическом прошлом показало, что на протяжении миллионов лет преобладала тенденция к убыванию количества углекислого газа в атмосфере. Этот процесс приводил к понижению средней температуры нижнего слоя воздуха из-за ослабления парникового эффекта в атмосфере, что, в свою очередь, сопровождалось развитием оледенений сначала на высоких, а затем в средних широтах, а также аридизацией (опустыниванием. — Примеч. ред.) обширных территорий в более низких широтах.

Наряду с этим при пониженном количестве углекислого газа снижалась интенсивность фотосинтеза, что, по-видимому, уменьшало общую биомассу на нашей планете. Особенно резко указанные процессы проявлялись в ледниковые эпохи плейстоцена, когда количество углекислого газа в атмосфере неоднократно приближалось к 200 млн–1. Эта концентрация ненамного превосходит критические значения концентрации, из которых одно соответствует оледенению всей планеты, а другое — понижению фотосинтеза до пределов, делающих невозможным существование автотрофных растений. Не касаясь деталей отдаленной возможности гибели биосферы в результате ее естественного развития, отметим, что вероятность такой гибели представляется значительной».

Таким образом, если человечеству и грозит в будущем климатическая катастрофа, то не из-за чрезмерного повышения, а, наоборот, из-за понижения температуры! Напомним, что, согласно современным геологическим представлениям, мы живем как раз в пике межледниковой эпохи, и в ближайшее время ожидается начало очередного ледникового периода. И вот заключение авторов: «Сжигая все возрастающее количество угля, нефти и других видов углеродного топлива, человек встал на путь восстановления химического состава атмосферы теплых эпох геологического прошлого. Человек непреднамеренно прекратил опасный для живой природы процесс истощения углекислого газа — главного ресурса в создании органического вещества автотрофными растениями, и сделал возможным повышение первичной продуктивности, которая является основой для существования всех гетеротрофных организмов, включая человека».

Каков масштаб ожидаемых климатических изменений?

В различных сценариях ожидаемое к концу столетия изменение средней температуры варьирует от повышения на 10°C до ее снижения относительно современного уровня. Обычно оперируют как «наиболее вероятным» средним значением в 2–3°С, хотя от усреднения эта величина не становится более обоснованной. На самом деле подобный прогноз должен учитывать не только основные процессы в сложнейшей природной машине, определяющей климат нашей планеты, но и научные, технологические и социологические достижения человечества на столетие вперед.

Понимаем ли мы сегодня, как формируется климат Земли, и если нет, то поймем ли в ближайшем будущем? Все специалисты в этой области уверенно дают отрицательный ответ на оба вопроса. А можем ли мы прогнозировать техногенное и социальное развитие цивилизации на ближайшие сто лет? И вообще, каков временной горизонт более или менее реального прогноза? Ответ также вполне очевиден. Наиболее консервативные и в то же время определяющие отрасли современной экономики — энергетика, сырьевая отрасль, тяжелая и химическая промышленность. Капитальные затраты в этих отраслях столь велики, что оборудование практически всегда используется до полной выработки ресурса — около 30 лет. Следовательно, промышленные и энергетические предприятия, которые сейчас вводятся в строй, будут определять технологический потенциал мира в течение первой трети столетия. Учитывая, что все остальные отрасли (например, электроника и связь) эволюционируют куда быстрее, более чем на 30 лет вперед лучше не загадывать. В качестве курьезного примера, показывающего цену более смелых прогнозов, часто вспоминают опасения футурологов конца XIX века, предрекавших, что улицы Лондона будут завалены конским навозом, хотя первые автомобили уже появились на дорогах Англии.

Кроме того, согласно алармистским сценариям, основной источник опасности — углеводородные энергоресурсы: нефть, уголь и газ. Однако по прогнозам тех же футурологов даже при самом экономном расходовании человечеству хватит этих ресурсов как раз примерно на столетие, а снижение объемов добычи нефти ожидается уже в ближайшие десять лет. Учитывая близость нового ледникового периода, видимо, можно только сожалеть о кратковременности «углеводородной эпохи» в истории мировой энергетики.

Сталкивалось ли человечество ранее со столь масштабными климатическими изменениями?

О да! И еще с какими! Ведь повышение глобальной температуры на 10°С после окончания ледникового периода вызвало не только экологическую, но и настоящую экономическую катастрофу, подорвав основы хозяйственной деятельности первобытного человека — охотника на мамонтов и крупных копытных животных тундровой фауны. Однако человечество не только выжило, но именно благодаря этому событию, найдя достойный ответ вызову природы, поднялось на новую ступень, создав цивилизацию.

Как показывает пример наших предков, реальной угрозы существованию человечества (а тем более жизни на Земле, как это иногда утверждают) повышение глобальной температуры не несет. Последствия ожидаемой сегодня масштабной перестройки климата достаточно хорошо можно представить, рассматривая относительно близкую нам эпоху плиоцена (период от 5 до 1,8 млн лет назад), когда появились первые прямые предки человека. Средняя температура поверхности тогда превышала современную более чем на 1°С. И если наши первобытные предки сумели пережить и ледниковый период, и потепление, которое последовало за ним, то даже неудобно так низко оценивать наш собственный потенциал.

Заметные изменения климата происходили и в течение исторического периода существования цивилизации: это показали данные палеоклиматических исследований и исторических хроник. Изменения климата становились причиной возникновения и гибели многих великих цивилизаций, однако не несли угрозы человечеству в целом. (Достаточно вспомнить упадок скотоводства в Сахаре, цивилизации Месопотамии, Тангутского царства в Северном Китае; подробнее о роли климатических изменений в истории культуры можно прочитать в книге Л.Н. Гумилева «Этногенез и биосфера Земли».)

Каковы потенциальные последствия климатических изменений, с одной стороны, и экономическая цена наших усилий снизить их темп — с другой?

Одним из самых угрожающих последствий глобального потепления принято считать подъем уровня Мирового океана на десятки метров, который произойдет при полном таянии ледников Гренландии и Антарктиды. Алармисты обычно забывают уточнить, что при самых неблагоприятных обстоятельствах на это потребуется более 1000 лет! Реальное же повышение уровня океана за прошедшее столетие составило 10–20 см при значительно большей амплитуде трансгрессии и регрессии береговой линии в результате тектонических процессов. В ближайшие сто лет ожидается подъем уровня океана не более чем на 88 см, что вряд ли способно дезорганизовать мировую экономику. Подобное повышение уровня моря может вызвать лишь постепенную миграцию небольшой части населения планеты — явление куда менее трагичное, чем ежегодная гибель от голода десятков миллионов людей. А о том, как через тысячу лет справятся с потопом наши далекие потомки, нам вряд ли стоит беспокоиться (вспомним «проблему конского навоза»!). Кто возьмется предсказать, как изменится к тому времени наша цивилизация, и будет ли эта проблема в числе актуальных?

Пока что ожидаемый к 2050 году ежегодный ущерб мировой экономике из-за прогнозируемого повышения температуры оценивается всего в 300 млрд. дол. Это менее 1% современного мирового ВВП. А во что обойдется борьба с потеплением?

Институт «Всемирная вахта» (WorldWatch Institute) в Вашингтоне считает, что необходимо ввести «углеродный налог» в размере 50 дол. за 1 т углерода, чтобы стимулировать снижение потребления ископаемого топлива, улучшить технологии его сжигания и ресурсосбережения. Но по оценкам того же института, такой налог повысит стоимость 1 л бензина на 4,5 цента, а стоимость 1 кВт-ч электроэнергии — на 2 цента (то есть почти в два раза!). А для широкого внедрения солнечных и водородных источников энергии этот налог должен составлять уже от 70 до 660 дол. на 1 т.

Затраты на выполнение условий Киотского протокола оцениваются в 1–2% мирового ВВП, в то время как оценка положительного эффекта не превышает 1,3%. Кроме того, климатические модели предсказывают, что для стабилизации климата потребуется значительно большее снижение эмиссии, чем предусмотренное протоколом возвращение к уровню 1990 года.

Здесь мы подошли к еще одному принципиальному вопросу. Активисты «зеленых» движений часто не отдают себе отчета в том, что абсолютно все природоохранные мероприятия требуют расхода ресурсов и энергии и, как любой вид производственной деятельности, вызывают нежелательные экологические последствия. С точки зрения глобальной экологии безвредной производственной деятельности не бывает. Та же «альтернативная» энергетика при полном учете всех выбросов в окружающую среду в процессе производства, эксплуатации и утилизации необходимого сырья и оборудования, например солнечных панелей, сельскохозяйственных машин, углеводородного топлива, водорода и т. п., в большинстве случаев оказывается более опасной, чем угольная энергетика.

«До сих пор в представлении большинства людей негативные экологические последствия хозяйственной деятельности ассоциируются с дымящимися заводскими трубами или мертвой поверхностью заброшенных карьеров и промышленных свалок. Действительно, вклад в отравление окружающей среды таких отраслей промышленности, как металлургия, химическая промышленность, энергетика, велик. Но не меньшую опасность для биосферы представляют идиллические сельскохозяйственные угодья, ухоженные лесопарки и городские газоны. Разомкнутость локального круговорота в результате хозяйственной деятельности человека означает, что существование искусственно поддерживаемого в стационарном состоянии участка сопровождается ухудшением состояния окружающей среды в остальной части биосферы. Цветущий сад, озеро или река, поддерживаемые в стационарном состоянии на базе разомкнутого кругооборота веществ с доведенной до максимума продуктивностью, гораздо опаснее для биосферы в целом, чем заброшенная, превращенная в пустыню земля» (из книги В.Г. Горшкова «Физические и биологические основы устойчивости жизни». М.: ВИНИТИ, 1995).

Поэтому в глобальной экологии стратегия превентивных мер неприменима. Необходимо произвести количественный расчет оптимального баланса между желаемым результатом и затратами на снижение ущерба для окружающей среды. Стоимость предотвращения эмиссии тонны диоксида углерода доходит до 300 долларов при стоимости углеводородного сырья, дающего при сжигании эту тонну, менее 100 долларов (напомним, что 1 т углеводорода дает 3 т СО2), и это значит, что мы в разы увеличиваем наши общие энергозатраты, стоимость получаемой энергии и скорость истощения дефицитных углеводородных ресурсов. Кроме того, даже в США на 1 млн дол. произведенного ВВП выбрасывается 240 т СО2 (в других странах значительно больше, например, в России — в пять раз!), причем большая часть ВВП приходится на непроизводственные, то есть не эмитирующие СО2 отрасли. Получается, что затрата 300 дол. на утилизацию 1 т углекислого газа приведет к дополнительной эмиссии как минимум нескольких сотен килограммов того же СО2. Таким образом, мы рискуем запустить гигантскую машину, вхолостую сжигающую наши и без того скудные энергетические ресурсы. Видимо, подобные расчеты и побудили США отказаться от ратификации Киотского протокола.

Но ведь существует и принципиально другой подход. Вместо того чтобы тратить силы и ресурсы на борьбу с неизбежным, нужно оценить, а не будет ли дешевле приспособиться к переменам, постараться извлечь из них выгоду. И тогда окажется, что уменьшение поверхности суши за счет ее частичного затопления с лихвой окупится увеличением используемой территории в той же Сибири, а со временем и в Гренландии, и в Антарктиде, а также за счет повышения общей продуктивности биосферы. Увеличение содержания углекислого газа в воздухе будет полезно для большинства культурных растений. Это становится понятным, если вспомнить, что роды, к которым относятся современные культурные растения, появились в раннем плиоцене и позднем миоцене, когда содержание углекислого газа в атмосфере достигало 0,4%, то есть было на порядок выше современного. Экспериментально показано, что удвоение концентрации СО2 в атмосферном воздухе может привести к 30%-му увеличению урожая некоторых сельскохозяйственных культур, а это исключительно важно для быстро растущего населения планеты.

Кто и почему выступает за ратификацию Киотского протокола?

Наиболее активную позицию в борьбе с глобальным потеплением занимают западноевропейские политики и общественность. Чтобы понять причины столь эмоционального отношения европейцев к этой проблеме, достаточно взглянуть на географическую карту. Западная Европа находится в той же широтной полосе, что и Сибирь. Но какой климатический контраст! В Стокгольме, на одной широте с Магаданом, стабильно вызревает виноград. Подарок судьбы в виде теплого течения Гольфстрим стал экономической основой европейской цивилизации и культуры.

Поэтому европейцев тревожит отнюдь не глобальное потепление и судьба рискующего остаться без территории населения Бангладеша, а локальное похолодание в Западной Европе, которое может стать следствием перестройки океанических и атмосферных потоков при значительном повышении глобальной температуры. Хотя сейчас никто не в состоянии даже приблизительно определить пороговую температуру начала такой перестройки, ее последствия для исторических центров западноевропейской цивилизации могут быть весьма серьезными.

Европейские политики занимают, как правило, наиболее жесткую и бескомпромиссную позицию на переговорах по этим вопросам. Но и мы должны понимать, каковы их мотивы. Действительно ли мы так близко к сердцу принимаем судьбу западноевропейцев, что готовы пожертвовать своим будущим ради сохранения их благополучия? Кстати говоря, в потеплевшей Сибири хватит места на всех европейцев, и, может быть, новые переселенцы наконец-то ее обустроят.

Есть и более прозаическая причина, заставляющая европейцев бороться за принятие Киотского протокола. Ни для кого не секрет, что Западная Европа потребляет около 16% мировых энергоресурсов. Острая нехватка энергии вынуждает европейцев активно внедрять дорогие энергосберегающие технологии, и это подрывает их конкурентоспособность на мировом рынке. С этой точки зрения Киотский протокол — гениальный ход: навязать потенциальным конкурентам такие же жесткие нормы энергопотребления, а заодно создать рынок для сбыта своих энергосберегающих технологий. Американцы отказались добровольно наложить на себя ограничения, подрывающие их экономику и выгодные западноевропейским конкурентам. Китай, Индия и другие развивающиеся страны, главные конкуренты промышленных держав Старого Света, в том числе и России, — тоже. Похоже, только мы не боимся, что в результате подписания протокола наша конкурентоспособность упадет ниже нынешнего, примерно 55-го места в мировом рейтинге...

Что получит и что потеряет Россия от участия или неучастия в Киотском протоколе?

Климат России — самый суровый на земном шаре. Погоду в северных странах Европы делает теплый Гольфстрим, а в Канаде практически все население живет вдоль границы с США, то есть много южнее Москвы. Это одна из главных причин того, что на единицу произведенного ВВП Россия затрачивает в пять раз больше энергии (и производит больше СО2!), чем США и европейские страны. Стране, более 60% территории которой находится в зоне вечной мерзлоты, доходящей в Забайкалье практически до нашей южной границы, бороться с потеплением как-то нелепо. По оценкам экономистов, повышение среднегодовой температуры на один градус снижает стоимость содержания каждого рабочего места в два раза. Получается, что мы добровольно соглашаемся участвовать в борьбе с естественной возможностью удвоения нашего экономического потенциала, хотя такое удвоение президент официально провозгласил целью государственной политики!

Мы не беремся обсуждать политические выгоды от демонстрации единства с Европой в вопросе о Киотском протоколе. Возможность заработать на «торговле воздухом» (то есть квотами на выброс СО2) тоже нет смысла рассматривать серьезно. Во-первых, мы уже поставлены в самый конец длинной очереди потенциальных продавцов, после всех новых членов ЕС, стран Северной Африки и Ближнего Востока. Во-вторых, при назначенной цене в 5 евро за квоту в 1 т СО2 (при реальной цене в 300 дол.!) выручка будет несопоставима с нашим сегодняшним нефтегазовым экспортом. А в-третьих, при прогнозируемых темпах развития российской экономики еще до 2012 года нам придется думать не о продаже, а о покупке квот. Если только ради демонстрации европейского единства мы не пойдем и на добровольное ограничение своего экономического развития.

Такая возможность кажется невероятной, но напомним, что с 2000 года в соответствии с Монреальским протоколом в России прекращено производство веществ, приводящих к разрушению озонового слоя. Поскольку к этому сроку Россия не успела разработать и внедрить собственные альтернативные технологии, это привело к практически полной ликвидации российского производства аэрозолей и холодильного оборудования. А внутренний рынок захватили иностранные, в основном западноевропейские производители. К сожалению, теперь история повторяется: энергосбережение — отнюдь не самая сильная сторона российской энергетики и своих энергосберегающих технологий у нас нет...

Вопиющая несправедливость Киотского протокола по отношению к России заключается еще и в том, что бореальные леса России площадью 8,5 млн км2 (или 22% площади всех лесов Земли) аккумулируют 323 Гт углерода в год. Никакая другая экосистема Земли не может в этом сравниться с ними. По современным представлениям, влажные леса тропиков, которые иногда называют «легкими планеты», поглощают примерно столько же СО2, сколько освобождается при деструкции производимого ими органического вещества. А вот леса умеренного пояса к северу от 30° с. ш. накапливают 26% углерода на Земле (http://epa.gov/climatechange/). Только одно это позволяет России требовать особого подхода — например, выделения мировым сообществом средств на компенсацию ущерба от ограничения хозяйственной деятельности и охрану природы в этих регионах.

Предотвратят ли потепление меры, предусмотренные Киотским протоколом?

Увы, на этот самый главный вопрос даже сторонники протокола вынуждены давать отрицательный ответ. Согласно климатическим моделям, если не контролировать эмиссию парниковых газов, то к 2100 году концентрация диоксида углерода может увеличиться на 30–150% по сравнению с современным уровнем. Это может привести к увеличению средней глобальной температуры земной поверхности на 1–3,5°С к 2100 году (при значительных региональных вариациях этой величины), что, безусловно, вызовет серьезные последствия для экосферы и хозяйственной деятельности. Однако если предположить, что условия протокола будут выполнены за счет снижения эмиссии СО2, сокращение концентрации диоксида углерода в атмосфере по сравнению со сценарием, в котором вообще отсутствует регулирование эмиссии, составит к 2100 году от 20 до 80 ppm. В то же время для стабилизации его концентрации на уровне хотя бы 550 ppm необходимо сокращение минимум на 170 ppm. Во всех рассмотренных сценариях результирующее влияние этого на изменение температуры оказывается незначительным: всего 0,08 — 0,28°С. Таким образом, реальный ожидаемый эффект Киотского протокола сводится к демонстрации верности «экологическим идеалам». Но не слишком ли высока цена за демонстрацию?

Является ли проблема глобального потепления важнейшей из тех, с которыми сейчас столкнулось человечество?

Еще один неприятный для поборников «экологических идеалов» вопрос. То, что третий мир давно потерял интерес к этой проблеме, наглядно показал саммит 2002 года в Йоханнесбурге, участники которого констатировали, что борьба с нищетой и голодом более важна для человечества, нежели возможное в отдаленном будущем изменение климата. Со своей стороны, американцы, прекрасно понимающие всю подоплеку происходящего, были справедливо возмущены попыткой решить европейские проблемы за их счет, тем более что в ближайшие десятилетия основной прирост антропогенной эмиссии парниковых газов придется на технологически отсталую энергетику развивающихся стран, не попадающую под регулирование Киотским протоколом.

Как выглядит эта проблема в контексте дальнейшего развития цивилизации?

Конфликт человека с Природой — отнюдь не следствие нашей «экологической нечистоплотности». Его суть в нарушении цивилизацией биосферного равновесия, и с этой точки зрения как пасторально-патриархальное сельское хозяйство, так и мечта «зеленых» — «возобновляемая» энергетика несут ничуть не меньшую угрозу, чем громко проклинаемая индустриализация. По оценкам, которые приводятся в уже упоминавшейся книге В.Г. Горшкова, для сохранения стабильности биосферы цивилизация не должна потреблять свыше 1% чистой первичной продукции глобальной биоты. Современное же прямое потребление биосферной продукции суши уже почти на порядок больше, а доля освоенной и преобразованной части суши превысила 60%.

Природа и Цивилизация — по сути своей антагонисты. Цивилизация стремится использовать накопленный Природой потенциал как ресурс своего развития. А для системы природных регуляторов, отлаженной за миллиарды лет существования биосферы, деятельность Цивилизации — возмущающее влияние, которое для возвращения системы к равновесию необходимо подавить.

Первое и наиболее естественное желание, из которого интуитивно исходят все борцы за «экологические приоритеты», — это вписаться в Природу, продолжая паразитировать на огромном стабилизирующем потенциале биосферы. Но надо отдавать себе отчет, что это потребует сокращения объема хозяйственной деятельности человечества и самой численности нашего вида минимум на порядок! Готовы ли мы к этому и как мы это собираемся осуществить? Да и похоже, что мы уже прошли поворотную точку на этом пути. Безусловно, Природу необходимо беречь, чтобы она как можно дольше демпфировала наше падение в неизвестность. Но судя по всему, пути «естественного развития» Природы и Цивилизации уже разошлись, и это было неизбежно, а значит, тоже естественно.

С самого зарождения нашей планеты суть происходящей на ней эволюции материи — в ускорении процессов трансформации вещества и энергии. Только оно способно поддерживать стабильное развитие таких сложных неравновесных систем, как Биосфера или Цивилизация. На протяжении всего существования нашей планеты и всей человеческой истории непрерывно ускорялись процессы возникновения новых, все более сложных биологических, а затем исторических и технологических форм организации материи. Это основной принцип эволюции, который нельзя отменить или обойти. Соответственно наша цивилизация или остановится в своем развитии и погибнет (и тогда на ее месте неизбежно возникнет что-то иное, но подобное по сути), или будет эволюционировать, перерабатывая все большие объемы вещества и рассеивая в окружающее пространство все больше энергии. Поэтому попытка вписаться в Природу — это стратегически тупиковый путь, который рано или поздно все равно приведет к прекращению развития, а затем к деградации и гибели. Эскимосы Севера и папуасы Новой Гвинеи прошли большой и сложный путь, в результате которого идеально вписались в окружающую природу — но заплатили за это остановкой своего развития. Такой путь можно рассматривать лишь в качестве тайм-аута в преддверии качественного изменения характера цивилизации.

Другой путь — взять на себя все функции управления природными процессами, заменив биосферный механизм гомеостаза искусственным, то есть создать техносферу. Именно на этот путь, возможно не до конца осознавая это, толкают нас сторонники регулирования климатических процессов. Но объем информации, циркулирующий в техносфере, на многие порядки уступает тому, что циркулирует в биосфере, поэтому надежность такой техносферной регуляции пока слишком низка, чтобы гарантировать человечеству спасение от гибели. Начав с искусственного регулирования «гибнущего» озонового слоя, мы уже вынуждены задуматься о негативных последствиях избытка атмосферного озона. И попытка регулирования концентрации парниковых газов — это только начало бесконечных и безнадежных поисков замены естественных биосферных регуляторов искусственными.

Третий и наиболее реальный путь — это коэволюция (по Н.Н. Моисееву) Природы и Цивилизации, — взаимная адаптивная трансформация. Каким будет результат, мы не знаем. Но можно предположить, что неизбежное изменение климата и других природных условий на поверхности Земли станет началом движения к новому глобальному равновесию, новому глобальному единству Природы и Цивилизации.

На фоне бурных социальных и экономических процессов, происходящих в современном мире, и реальных проблем, стоящих перед многомиллиардным населением планеты, на пороге кардинального изменения характера Цивилизации и ее взаимоотношений с Природой попытка регулирования климата, скорее всего, сойдет на нет естественным образом, как только дело дойдет до реальных затрат. На примере озоновой истории Россия уже имеет печальный опыт участия в решении глобальных проблем. И хорошо бы нам не повторять однажды сделанных ошибок, потому что, если отечественную энергетику постигнет судьба отечественной холодильной промышленности, нас не спасет даже самое страшное глобальное потепление.

Статья опубликована полностью в «Журнале Российского
химического общества им. Д.И. Менделеева», 2005, т. XLIX, № 4.

elementy.ru

Где спасаться от глобального потепления. Ридус

Ни решение Трампа выйти из Парижского соглашения по климату, ни аномально холодная весна на значительной части Евразии не подорвали решимости западных энтузиастов бороться с климатическими изменениями. Парадигма о «рукотворном» характере глобального потепления по-прежнему считается у них бесспорной.

Как бы то ни было, но климат действительно меняется, средние температуры растут. Так попробуем разобраться, где будет лучше жить, когда, наконец, потеплеет?


Только не в Европе!

Практически все футуристические прогнозы для Западной Европы неблагоприятны. Так, согласно прошлогоднему докладу норвежского Центра исследований проблем климата CICERO, уже через несколько лет, примерно с 2020-го, климат в Европе пойдет вразнос: температура начнет скакать, как при лихорадке, кидая то в жар, то в холод; периоды засухи будут чередоваться с наводнениями; разрушительные ураганы станут обычным явлением.

Все это будет идти по нарастающей, так что где-то к 80-м годам текущего столетия жизнь в Европе станет совсем невыносимой. А ее южная часть — Испания, Италия, Греция — окажется к тому же непригодна для земледелия из-за засушливости. То есть практически превратится в пустыню.

Средиземноморье — не курорт

Не лучше будет и по другую сторону Средиземного моря. Согласно результатам компьютерного моделирования, в середине века вся Северная Африка и Ближний Восток станут не просто некомфортными, а непригодными для проживания человека из-за жары. Средняя дневная температура летом там будет превышать 45 градусов, а ночная — 30 градусов по Цельсию. Паломничество к мусульманским святыням Саудовской Аравии (хадж) станет настоящим подвигом.

© pixabay.com

Может, лучше замерзнуть?

Но есть и другой прогноз, не менее утешительный для Европы. Активное таяние арктических льдов ведет к опреснению Северной Атлантики. Ее воды становятся менее плотными, и, согласно расчетам океанологов, это может привести к столкновению двух подводных течений: теплого Гольфстрима и холодного Лабрадорского (сейчас они «текут» на разных глубинах). В этом случае Европа лишится своего «водяного отопления», ведь именно Гольфстрим, обогревая ее западное побережье, смягчает климат — делает его теплым и в меру влажным. Если холодное течение перережет Гольфстрим на полпути, в принципе, никакой катастрофы не случится, просто зимы в Западной Европе станут такие же морозные, как в России, промозглое межсезонье удлинится. Но это пагубно отразится на сельском хозяйстве (французские и немецкие вина станут экзотикой), придется перестраивать всю инфраструктуру, утеплять дома, увеличивать парк снегоуборочной техники, импортировать больше газа. В общем, Европа заметно сблизится с Россией.

© pixabay.com

Потоп не за горами

Однако вернемся к основному сценарию — потеплению. Сильнее всего оно проявится на полюсах. Например, уже сейчас площадь арктических льдов сократилась до исторического минимума. Потихоньку оттаивает Гренландия — может быть, она даже вернется в то состояние, в котором викинги назвали ее «Зеленой землей». Ледяные шапки, тая, вызывают повышение уровня Мирового океана. Этот процесс идет все интенсивнее: еще несколько лет назад океан поднимался менее чем на 2 миллиметра в год, а сейчас — уже более чем на 3 миллиметра. По расчетам ученых, уже в ближайшее десятилетие Арктика в летний период будет полностью очищаться ото льда. Растает и гренландский ледник, из-за чего воды по всей Земле прибудет сразу на полметра.

Всего же, по прогнозам экспертов ООН, в этом столетии океан поднимется почти на 6,5 метров. Много это или мало? Как посмотреть. Если вы живете где-нибудь в Альпах или Гималаях, то едва ли заметите такое повышение уровня морей. Но, например, для жителей Нидерландов это будет настоящая катастрофа, ведь почти вся их страна уйдет под воду и не помогут уже никакие дамбы! От Великобритании останется практически одна Шотландия, от Франции — жалкие островки; в архипелаги превратятся скандинавские страны. В Австралии появится внутреннее море; под воду уйдет почти вся Северная Африка, включая Египет, а также часть Турции и Ирана. Вода наступит на побережья Китая, Мексики, США и многих других стран. А Европе при этом сценарии не удастся сблизиться с Россией: их разделит огромное море, в которое сольются нынешние Белое, Балтийское и Черное моря. Водораздел пройдет по территориям республик Прибалтики, Польши, Белоруссии и Украины — эти государства сильно уменьшатся в размерах.

Довольно скоро океан начнет поглощать знаменитые города: Венецию (1 метр над уровнем моря), Одессу и Калининград (2 метра), Нью-Йорк и Пизу (3 метра), Владивосток и Бангкок (4 метра), Санкт-Петербург, Токио и Шанхай (6 метров). Под воду станут уходить и целые государства: например, Мальдивы полностью исчезнут, если уровень океана повысится всего на 2,5 метра (кто собирался отдохнуть в этом райском уголке — нужно поторопиться!).

© pixabay.com

Новое переселение народов

Итак, жара может сделать непригодными для обитания многие густонаселенные регионы: в зоне риска находятся Индия, Иран, страны арабского мира, Африки и Центральной Америки. А в результате таяния льдов океан затопит обширные земли с городами и сельхозугодиями. Куда же деваться жителям этих мест?

Очевидно, приближается эпоха климатических беженцев. Люди будут пускаться в далекие и опасные странствия не в поисках лучшей жизни, а просто чтобы выжить. Миграционные потоки станут столь масштабны, что на их фоне все великие переселения народов прежних эпох уже не покажутся великими. Счет климатическим беженцам пойдет на миллиарды. А по прогнозам Всемирной организации здравоохранения, в этом веке число голодающих в мире достигнет 2 миллиардов!

А нам всё нипочем?

России климатические изменения причинят гораздо меньше вреда, чем соседям, а в чем-то даже пойдут на пользу. Да, в южных регионах может стать слишком жарко и засушливо: на Дону, Кубани, Южном Урале и в Нижнем Поволжье нехватка воды на четверть снизит производительность сельхозугодий. Зато как согреется Север! Согласно расчетам климатологов из США и Канады, в недалеком будущем одним из самых благоприятных мест для жизни на нашей планете станет… тайга.

С повышением среднегодовой температуры там удлинится период вегетации, увеличится биологическое разнообразие, повысится влажность и, следовательно, смягчатся зимы. В общем, в сибирской и канадской тайге станет почти так же, как сейчас в Европе. И это при том, что здесь сохранилась нетронутая природа, шикарные леса! Сама собой решится проблема транспортной доступности этих территорий, ведь Северный океан перестанет быть Ледовитым. Уже сейчас период навигации по Севморпути удлиняется год от года.

© pixabay.com

Риски всё же есть

И все-таки климатические изменения таят серьезные риски и для нашей страны. Не исключено, что из-за наступающего океана уже в ближайшие десятилетия придется переселять такие крупные мегаполисы, как Санкт-Петербург и Владивосток. Может возникнуть идея и о перемещении памятников архитектуры из этих городов. В общем, работа предстоит колоссальная. Затопить может и всю Западную Сибирь, а это одна из наших основных нефтеносных провинций — под водой окажется вся инфраструктура.

Потепление в северных широтах — тоже не однозначное благо. Начнет (и уже начала) таять вечная мерзлота. «Поплывут» фундаменты зданий, дороги, нефтепроводы. По данным ученых Уральского федерального университета, процесс идет по нарастающей: мерзлота уже потеплела с минус 10 до минус 5 градусов, а когда она перешагнет через ноль, случится настоящая катастрофа. И дело даже не только в разрушениях: по мере оттаивания грунтов из них начнет обильно выделяться доселе скованный льдом метан. А это значит, что, во-первых, таяние мерзлоты ускорится (в почве начнут размножаться микроорганизмы, согревая ее) и, во-вторых, из-за повышения концентрации органических газов в атмосфере на планете еще усилится «парниковый эффект». То есть потепление будет продолжаться. А еще начинают оттаивать всякие нехорошие микроорганизмы вроде спор сибирской язвы…

© pixabay.com

Хорошо там, где нас нет?

Одним словом, найти на Земле место, где в результате изменения климата станет однозначно хорошо жить, практически невозможно. А если таковое и обнаружится, то туда сразу же хлынет поток климатических мигрантов, что сведет на нет все преимущества.

Искать убежище заранее бессмысленно еще и потому, что климатические прогнозы, по сути, писаны вилами на воде. Ведь с математической точки зрения климат — типичная хаотическая система, где любые долгосрочные предсказания ненадежны из-за множества факторов, которые могут повлиять на ситуацию совершенно неожиданным образом. Поэтому остается уповать на то, что нынешнее потепление на нашей планете — далеко не первое и за ним обязательно должно последовать относительное похолодание. Ведь так было уже не раз в геологической истории — в полном соответствии с длительными фазами солнечной активности. И может статься, нынешняя весенне-летняя промозглость — первая ласточка глобального похолодания. Тогда — на помойку все прогнозы! Что же касается углекислого газа, который сейчас считается главной причиной усиливающегося парникового эффекта, то его концентрация в атмосфере Земли меняется постоянно, и за это отвечает не человек, а Мировой океан — на его «совести» около 90% выбросов СО2.

Таким образом, все может получиться «с точностью до наоборот» и вместо глобального потепления наступит новый ледниковый период. Весь вопрос — когда? Может быть, через несколько десятилетий, а может — веков. Главное тут — не паниковать заранее. Но если кто-то по соседству с вами начнет увлеченно строить ковчег, следует отнестись к этому серьезно и забронировать себе место. На всякий случай.

www.ridus.ru

Глобальное потепление: причины и последствия

Парниковый эффект

Основной причиной, которая приводит к росту средней температуры планеты, можно назвать индустриализацию. Рост интенсивности производства, количества заводов, автомобилей, населения планеты влияет на объем выделяемых в атмосферу парниковых газов. Это метан, водяные пары, оксид азота, углекислый газ и другие. В результуте их накопления повышается плотность нижних слоев атмосферы. Парниковые газы пропускают через себя солнечную энергию, которая нагревает Землю, но тепло, которое отдает уже сама Земля, эти газы задерживают, не выпуская в космос.  Этот процесс называется парниковым эффектом. Впервые он был обнаружен и описан в первой половине XIX века.

Парниковый эффект считается основной причиной глобального потепления, поскольку парниковые газы в той или иной форме выделяет практически любое производство. Больше всего выбросов приходится на углекислый газ, он выделяется в результате сгорания нефтепродуктов, угля, природного газа. Транспорт выделяет выхлопные газы. Большое количество выбросов попадает в атмосферу после обычного сжигания мусора.

Еще одним фактором увеличения парникового эффекта является вырубка лесов и лесные пожары. Все это сокращает количество растений, которые выделяют кислород, снижающий плотность парниковых газов в атмосфере.

Парниковые газы выделяют не только промышленные предприятия, но и сельскохозяйственные. Например, фермы крупного рогатого скота. Обычные коровники являются поставщиками еще одного парникового газа – метана. Это связано с тем, что жвачный скот поглощает огромное количество растений в день и пререваривая его вырабатывают газы. Это называется «метеоризмом жвачных животных». Метан в доле парниковых газов занимает меньше 25%, однако влияет сильнее, нежели углекислый газ.

Еще одним антропогенным фактором роста средней температуры Земли является большое количество мелких частиц пыли и сажи. Они, находясь в атмосфере, впитывают солнечную энергию, нагревая воздух и мешая прогреванию поверхности планеты. В случае выпадение они передают накопленную в себе температуру земле. Так, например, негативное влияние этот эффект оказывает на снега Антарктиды. Теплые частицы пыли и сажи при выпадении нагревают снега и приводят к таянию.

ecologynow.ru

Как Россия будет бороться с глобальным потеплением


Многие эксперты предлагают различные варианты борьбы с проблемой глобального потепления. Этой проблеме посвящена конференция по климату в Париже, которую организовала ООН. В ней приняли участие лидеры многих стран, в том числе президент РФ. Эта конференция стала важнейшим историческим событием, в ходе которого были разработаны соглашения и обязательства по поводу улучшения климата в каждой стране.

Потепление

Основная глобальная проблема – это потепление. Ежегодно температура повышается на +2 градуса по Цельсию, что в дальнейшем приведет к всемирной катастрофе:

  • — таяние ледников;
  • — засуха огромных территорий;
  • — опустынивание почв;
  • — затопление берегов континентов и островов;
  • — развитие массовых эпидемий.

В связи с этим разрабатываются действия, чтобы устранить эти +2 градуса. Для этого человечеству осталось не более 20 лет, поэтому требуется слаженная совместная работа всех государств. В первую очередь нужно сократить выбросы парниковых газов, в идеале – на 50% к середине ХХI века. Однако этого сложно достичь, ведь чистота климата стоит колоссальных финансовых вложений, размеры которых будут составлять триллионы долларов.

Участие России в снижении выбросов

На территории РФ климатические изменения местами происходят интенсивнее, чем в некоторых других странах. Наиболее опасны регионы Арктики и Дальнего Востока, где эти процессы активно прогрессируют. В данный момент Россия занимает пятое место по выбросам газов. Разработана стратегия, согласно которой РФ обязуется уменьшить выбросы на 25% от показателей 1990 года. Для этого будет изменяться законодательство, развиваться эффективные технологии. К 2030 году количество вредных выбросов должно снизиться в 2 раза, улучшится экология городов.

Эксперты заявляют, что Россия снизила энергоемкость ВВП примерно на 42% за первые десять лет ХХI века. На это повлияло использование природного газа вместо угля. В планах правительства РФ достичь к 2025 году следующих показателей:

  • снижение электроемкости ВВП на 12%;
  • понижение энергоемкости ВВП на 25%;
  • экономия топлива – 200 млн. тонн.

Интересно

Интересный факт зафиксировали российские ученые, что планету ожидает цикл похолодания, поскольку температура упадет на пару градусов. Это мнение разделяет и группа американских ученых. К примеру, в России синоптики прогнозируют суровые зимы в Сибири и на Урале уже второй год.

ecoportal.info

Ученые случайно нашли решение проблемы глобального потепления

Департамент энергетики несколько лет пытался найти решение по снижению темпов выброса углекислого газа в атмосферу. Диоксид углерода, или CO 2, – это побочный продукт, вырабатываемый в результате дыхательной деятельности человека, а также промышленного использования ископаемого топлива. Вместе с тем углекислый газ является парниковым, создающим искусственное удержание тепла в атмосфере. Чем больше его выбросы, тем острее стоит проблема глобального изменения климата.

Главный виновник изменения климата

Все что мы делаем: дышим, развиваем производство, вырабатываем электроэнергию посредством сжигания ископаемого топлива – вся наша деятельность вырабатывает диоксид углерода. Этот парниковый газ является основной причиной, вызывавшей глобальное потепление на планете. По данным, приведенным Агентством по охране окружающей среды в 2014 году, на долю CO2 приходилось около 81 процента всех выбросов парниковых газов.

Возможна ли трансформация углекислого газа в чистое топливо?

Ученые не оставляли попытки найти способ трансформации углекислого газа в чистый источник топлива. Эту задумку удалось осуществить совершенно случайно, когда сотрудники Окриджской национальной лаборатории (ORNL) обнаружили способ превращения CO2 в этанол-очиститель. Вероятно, для многих это прозвучит несколько странно, но диоксид углерода действительно может быть преобразован в топливо проведения химических реакций. А это значит, атмосфере ничего не угрожает.

Как происходит преобразование

Углекислому газу для трансформации необходим лишь катализатор, или «конкретное соединение, которое подготовит диоксид углерода к реакции». Если вы детально рассмотрите жизнедеятельность растений, вам станет понятен принцип преобразования. Так, например, растения используют органические ферменты, которые помогают вытягивать из атмосферы углекислый газ и трансформировать вещество в сахар. Если деревья и кустарники могут преобразовывать парниковые выбросы в энергию, почему бы не сделать это в лабораторных условиях?

Единственная проблема заключалась в том, что диоксид углерода сложно вступает в химические реакции с другими соединениями. А это значит, без катализатора, улучшающего определенные связи, никак не обойтись. Специалисты ORNL решили остановиться на варианте, полученном из углерода, меди и азота. Это дало возможность максимально расширить поверхности элементов и подготовить их к вступлению в химическую реакцию с последующей трансформацией. Таким образом, в лабораторных условиях диоксид углерода должен быть преобразован в монооксид углерода.

В своих опытах ученые использовали нанотехнологии

фото: nlo-mir.ru

 

Для активации диоксида углерода на молекулярном уровне учеными были использованы нанотехнологии (углеродные наноострии), которые не загрязняют атмосферу. Кремниевая поверхность обеспечивает высокую точность реакций. Исследователи предполагали, что углеродные наноострии будут лишь первым шагом в длительном процессе трансформации. Каково же было их удивление, когда кроме воздействия электрического тока больше ничего не понадобилось. Это был единственный шаг, который превращал диоксид углерода не в монооксид углерода, а в чистое топливо. Катализатор сам по себе осуществлял всю реакцию.

Это работает при комнатной температуре от электричества 1,2 вольт

Вот что заявил в пресс-релизе автор исследования Адам Рондинон: «Мы использовали обычные материалы в непосредственной близости с нанотехнологиями. Это дало нам возможность ограничить побочные реакции. Процесс преобразования углекислого газа в этанол дешевый и доступный. Он позволит потреблять дополнительное электричество из возобновляемых источников».

фото: nlo-mir.ru

 

Это случайное открытие является грандиозным прорывом. Ведь все, что понадобится для трансформации диоксида углерода, – это электрическая сеть мощностью 1,2 вольт и комнатная температура. А это означает, что процесс может быть легко запущен и остановлен с минимальными затратами энергии. Эта технология не дает побочных продуктов реакции и почти готова к запуску в производство. В ней есть еще одна дополнительная выгода: ее можно использовать для хранения временной энергии с последующей возобновляемой генерацией. Если этого не требуется, энергия в солнечных батареях и ветряках хранится в виде спирта, а по необходимости она используется как топливо. Это позволит сгладить колебания в сетке возобновляемых источников.

Выводы

Команда исследователей из ORNL придумала способ очищения атмосферы от парниковых выбросов. Теперь ученые работают над усовершенствованием метода. Так, они хотят увеличить темпы производства этанола и определить полный механизм селективного химического производства медного катализатора.

Источник

Источник фото: nlo-mir.ru

politpuzzle.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о