Военные ракеты картинки: фото, видео

Баллистические ракеты – один из самых надежных оружий, обеспечивающих национальную безопасность России. В случае необходимости, этот щит может обернуться мечом.

 

Сейчас ракетное оружие – одно из самых перспективных и важных боевых средств армии. Его развитие идет по двум направлениям: количественный рост и качественное совершенствование. Оно постоянно поступает на вооружение войск противовоздушной обороны и военно-воздушных сил.

 

К созданию современных военных ракет человечество пришло далеко не сразу. Понадобились годы усилий в разных сферах науки и техники, позволивших перейти от робких шагов в развитии к грандиозным достижениям, свидетелями которых мы являемся.

 

Фото военных ракет 

 

Ракета Х-101

 

Стратегическая крылатая ракета последнего поколения. Х-101 – это современная крылатая ракета воздушного базирования, создание которой началось еще в период 80-х годов 19 века. Она отличается дозвуковой скоростью, дальностью полета до 500 км, формой, которая позволяет ей скрываться от радаров. Информация об этой ракете пока еще засекречена, но известно, что для наведения и навигации Х-101 она применяет систему «Спрут» с системой коррекции траектории полета и данные от спутниковой системы ГЛОНАСС. Для повышения точности на завершающем этапе полета точности применяется телевизионная система наведения. Есть еще одна ракета: Х-102, она отличается от Х-101 лишь боевой частью. На ракете Х-102 устанавливается ядерный боевой заряд, приблизительной мощностью о 250 килотонн.

С того момента, как у основных геополитических игроков – США и СССР появились беспилотные средства, предназначенные ля доставки ядерных боеприпасов, начался новый этап гонки вооружений. Каждая из стран отличается такими техническими средствами, которые бы позволяли нанести безнаказанный удар. С такой задачей эффективно справляется ракета «Сатана», разработанная в СССР, которая и по сегодняшний день стоит на вооружении. Советский стратегический ракетный комплекс «Сатаной» назвали американцы. Но его правильное название другое – Р-36М. Это имя заслужить было нелегко. Он олицетворяет вселенское злой и внушает ужас. Вы поймете почему американцы назвали стратегическую ракету «Сатана», когда ознакомитесь с ее характеристиками. Стратегическая ракета «Сатана» к тяжелым, ее вес превышает 200 тонн. Но благодаря этому она может доставить и внушительный вес – 7,3 тонн. Ракета «Сатана» сделана таких габаритов потому, что кроме главного узла, в ее боевом отделении, находятся отвлекающие цели, которые использовались ля введения в заблуждение сил ПОР вероятного противника.

Два Ракета Х-101 успешно противостоит новая ракета комплекса «Тополь-М» российского производства. За этой упрощенной схемой скрывается более сложная картина. Ракета «Тополь-М» - трехступенчатая, твердотопливная. Ее предельная дальность составляет 11 тыс. км. Она несет 1 термоядерный боевой блок, имеющий мощность в 550 кг.

 

Ракета базируется как в штатных, так и на мобильных пусковых установках. Она способна производить пуски из разных точек позиционного района и облает улучшенными средствами маскировки, как против оптических, так и прочих средств разведки.

Ракета «Ярс»

 

В отличие от ракеты «Тополь-М» она имеет разделяющиеся боевые части. Ее первый выпуск состоялся в 2007 году. Кроме боевых блоков, «Ярс» тоже несет комплекс средств прорыва противовоздушной обороны, в результате чего противнику сложнее ее обнаружить и перехватить. Это новшество делает РС-24 самой удачной боевой ракетой в условиях развертывания глобальной системы ПРО американского производства. Это усовершенствование ракеты комплекса «Тополь-М». Ее характеристики засекречены.

Донные ракетные комплексы

 

Последние военные разработки РФ присутствуют и в этом направлении. Здесь тоже есть инновационные внедрения. Еще в 2013 году было выполнено проведение такого вооружения в Белом море. Это была баллистическая ракета «Скиф», способная в ожидающем режиме на морском или океанском дне в нужный момент выстрелить, а также поразить морской и наземный объект. Она использует толщину океана в качестве оригинальной шахтной установки. Благодаря расположению этих систем на дне водной стихии, оно приобретает некую неуязвимость.

П-100 «Москит»

 

Это настоящая звезда 80-90-х годов. Американцы называют ее «Солнечный ожог». На сегодняшний день существовало 2 модификации для флота. Москит, имеющий дальность полета 100 километров, и Москит-М с дальностью полета до 120 километров. В свое время такая ракета стала настоящим прорывом. В чем ее преимущества? Прежде всего, невысокая высота полета. Официально, заявленный диапазон составляет 7-20 метров. Кроме того, сверхзвуковая скорость полета составляет 2,5 М. Нельзя не отметить и тот факт, что она способна на противозенитный маневр.

П-700 «Гранит»

 

Не зря американцы прозвали эту ракету «Shipwreck». В перев. с английского «кораблекрушение». Такая ракета была разработана для уничтожения определенной цели – авианосца.

 

При разработки комплекса был первый раз использован подход, главной задачей которого является взаимная увязка трех комплектов: средств целеуказания, крылатой ракеты и носителя. Комплекс приобрел возможность решать сложные задачи морского боя нарядом огневых средств одного носителя.

 

При залпе (групповом пуске ракет), ракеты, обнаружив своими головками самонаведения противника, обмениваются информацией, идентифицируют и распределяют воздушные цели по их взаимному расположению, размерам и прочим показателям. Так, наши стратегии получили эффективное оружие. Дальность полета – 600 км, скорость 2,5 М, концепция «умная стая», высокая помехозащищенность – это неотъемлемая составляющая боевого успеха. Также не забывайте о том, что большой вес и высокая скорость ракет комплекса делает их не столь уязвимыми для зенитных ракет врага.

«Калибр-НК»

 

Достоверной информации по этой схеме никто не предоставит. Но, на основе данных из открытых источников, можно прийти к определенным выводам.

 

Калибр-НК представляет собой универсальный комплекс крылатых ракет. Причем его универсальность состоит в том, что на корабле могут находиться ракеты разного класса.

  • Ракета «корабль-корабль» 3М-54 – это сверхзвуковое оружие с дальностью поражения цели до 300 километров (вес боевой части составляет до 200 килограмм).
  • Ракета «корабль-поверхность» 3М-14 – дозвуковая ракета с дальностью поражения цели 1500-2500 километров (вес боевой части до 450 килограмм).
  • Ракета-торпеда «корабль-подводная лодка» 91Р – сверхзвуковое оружие с дальностью поражения цели до 50 километров (вес боевой части до 200 килограмм).

В этом комплексе используются многие наработки и преимущества, связанные с комплексом «Гранат», «Яхонт» и «Гранит».

avia.pro

Оружие века — лучшие ракеты

Как известно из истории, первые межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) летали на жидкостных реактивных двигателях (ЖРД). «Кислородная» ракета Р-7 питалась керосином, затем на первый план у нас вышли лёгкие МБР УР-100 и тяжёлые Р-16 с ЖРД, работавшими на несимметричном диметилгидразине – высококипящем (то есть вскипающем при плюсовой температуре) компоненте ракетного топлива, известном также как «гептил».

Самая мобильная ракетная установка: МБР «Тополь-М»

Страна: Россия
Первый запуск: 1994
Код СНВ: РС-12М
Количество ступеней: 3
Длина (с ГЧ): 22,5 м
Стартовая масса: 46,5 т
Забрасываемый вес: 1,2 т
Дальность: 11000 км
Тип ГЧ: моноблочная, ядерная
Вид топлива: твёрдое

• В качестве окислителя к гептилу обычно выступает тетраоксид азота. Гептиловые ракеты были лишены множества недостатков кислородных ракет, и до сих пор основную часть ракетно-ядерного арсенала России составляют МБР с ЖРД на высококипящих компонентах. Первые американские МБР («Атлас» и «Титан») также эксплуатировали жидкое топливо, но ещё в 1960-е годы прошлого века конструкторы США стали радикально переходить на твёрдотопливные двигатели.

• Дело в том, что высококипящее топливо – отнюдь не идеальная альтернатива керосину с кислородом. Гептил в четыре раза токсичнее синильной кислоты, то есть каждый пуск ракеты сопровождается выбросом в атмосферу крайне вредных веществ. Печальными будут и последствия аварии заправленной ракеты, особенно если она произойдет, скажем, на подводной лодке.

• Жидкостные ракеты по сравнению с твёрдотопливными также отличаются более сложными условиями эксплуатации, более низким уровнем боеготовности и безопасности, меньшим сроком хранения топлива. Ещё начиная с ракет Minutemen I и Polaris A-1 (а это начало 1960-х) американцы полностью перешли на твердотопливные конструкции. И в этом вопросе нашей стране пришлось бежать вдогонку.

• Первая советская МБР на твёрдотопливных элементах была разработана в королёвском ОКБ-1 (ныне РКК «Энергия»), отдавшем было военную тему Янгелю и Челомею, которые считались апологетами жидкостных ракет. Испытания РТ-2 начались в Капустином Яре и в Плесецке в 1966 году, а в 1968-м ракета поступила на вооружение.

Самая перспективная российская: «Ярс» РС-24

Страна: Россия
Первый запуск: 2007
Количество ступеней: 3
Длина (с ГЧ): 13 м
Стартовая масса: нет данных
Забрасываемый вес: нет данных
Дальность: 11000
Тип ГЧ: РГЧ, 3–4 боевых блока по 150–300 Кт
Вид топлива: твёрдое

Новая ракета, первый пуск которой состоялся всего три года назад, в отличие от «Тополя-М», обладает разделяющимися боевыми частями. Вернуться к такой конструкции стало возможным после выхода России из запрещавшего РГЧ договора СНВ-1. Считается, что новая МБР постепенно заменит в составе РВСН многозарядные модификации УР-100 и Р-36М и наряду с «Тополем-М» образует новое, обновленное ядро сокращаемых по договору СНВ-III стратегических ядерных сил России.

Самая тяжёлая и мощная: Р-36М «Сатана»

Страна: СССР
Первый запуск: 1970
Код СНВ: РС-20
Количество ступеней: 2
Длина (с ГЧ): 34,6 м
Стартовая масса: 211 т
Забрасываемый вес: 7,3 т
Дальность: 11 200–16 000 км
Тип ГЧ: 1 х 25 Мт, 1 х 8 Мт или 8 х 1 Мт
Вид топлива: твёрдое

• «Королёв работает на ТАСС, а Янгель – на нас» – острили полвека назад причастные к ракетной теме военные. Смысл шутки прост – кислородные ракеты Королёва признали непригодными в качестве МБР и отправили штурмовать космос, а военное руководство вместо королёвской Р-9 сделало ставку на тяжелые МБР с двигателями, работавшими на высококипящих компонентах топлива.

• Первой советской тяжелой МБР на гептиле была Р-16, разработанная в КБ «Южное» (Днепропетровск») под руководством М.К.Янгеля. Наследниками этой линейки стали ракеты Р-36, а затем Р-36М в нескольких модификациях. Последняя получила в НАТО обозначение SS-18 Satan («Сатана»). В настоящее время на вооружении РВСН России находятся две модификации данной ракеты – Р-36М УТТХ и Р-36М2 «Воевода».

• Ракета Р-36М2 «Воевода» предназначена для поражения всех видов целей, защищённых современными средствами ПРО, в любых условиях боевого применения, в том числе при многократном ядерном воздействии по позиционному району. Также на базе Р-36М создан коммерческий космический носитель «Днепр».

Самая дальнобойная: БРПЛ Trident II D5

Страна: США
Первый запуск: 1987
Количество ступеней: 3
Длина (с ГЧ): 13,41 м
Стартовая масса: 58 т
Забрасываемый вес: 2,8 т
Дальность: 11300 км
Тип ГЧ: 8х475 Кт или 14х100 Кт
Вид топлива: твёрдое

• Баллистическая ракета, базирующаяся на подводных лодках Trident II D5, имеет со своей предшественницей (Trident D4) довольно мало общего. Это одна из самых новых и продвинутых в технологическом отношении баллистических ракет межконтинентального класса. Trident II D5 установлены на американских подводных лодках класса Ohio и на британских Vanguard и на сегодня являются единственным видом ядерных баллистических ракет морского базирования, находящихся на вооружении США.

• В конструкции активно использовались композитные материалы, которые значительно облегчили корпус ракеты. Высокая точность стрельбы, подтвержденная 134 испытаниями, позволяет рассматривать эту БРПЛ как оружие первого удара. Более того, существуют планы оснащения ракеты неядерной боеголовкой для нанесения так называемого немедленного глобального удара (Prompt Global Strike).

• В рамках этой концепции правительство США надеется получить возможность нанести высокоточный неядерный удар по любой точке мира в течение часа. Правда, использование для подобных целей именно баллистических ракет находится под вопросом из-за риска начала ракетно-ядерного конфликта.

Первая подводная межконтинентальная: Р-29

Страна: СССР
Первый запуск: 1971
Код СНВ: РСМ-40
Количество ступеней: 2
Длина (с ГЧ): 13 м
Стартовая масса: 33,3 т
Забрасываемый вес: 1,1 т
Дальность: 7800–9100 км
Тип ГЧ: моноблочная, 0,8–1 Мт
Вид топлива: жидкое (гептил)

Ракета Р-29, разработанная в КБ им. Макеева, была размещена на 18 подводных лодках проекта 667Б, её модификация Р-29Д – на четырёх ракетоносцах 667БД. Создание БРПЛ межконтинентальной дальности дало серьёзные преимущества ВМФ СССР, так как появилась возможность держать подводные лодки гораздо дальше от берегов вероятного противника.

Самая первая с подводным стартом: Polaris A-1

Страна: США
Первый запуск: 1960
Количество ступеней: 2
Длина (с ГЧ): 8,53 м
Стартовая масса: 12,7 т
Забрасываемый вес: 0,5 т
Дальность: 2200 км
Тип ГЧ: моноблок, 600 Кт
Вид топлива: твёрдое

• Первые попытки запускать ракеты с подводных лодок предпринимали ещё военные и инженеры третьего рейха, но настоящая гонка БРПЛ началась вместе с холодной войной. Несмотря на то, что СССР несколько опередил США с началом разработки баллистической ракеты подводного старта, наших конструкторов долго преследовали неудачи.

• В результате их опередили американцы с ракетой Polaris А-1. 20 июля 1960 года эта ракета стартовала с борта АПЛ «Джордж Вашингтон» с глубины 20 м. Советский конкурент – ракета Р-21 конструкции М.К. Янгеля – совершила успешный старт 40 дней спустя.

Самая амбициозная: MX (LGM-118А) Peacekeeper

Страна: США
Первый запуск: 1983
Количество ступеней: 3 (плюс ступень разведения боевых блоков)
Длина (с ГЧ): 21,61 м
Стартовая масса: 88,44 т
Забрасываемый вес: 2,1 т
Дальность: 9600 км
Тип ГЧ: 10 ядерных боевых блоков по 300 Кт
Вид топлива: твёрдое (I–III ступени), жидкое (ступень разведения)

• Тяжелая МБР «Миротворец» (MX), созданная американскими конструкторами к середине 1980-х, была воплощением множества интересных идей и новейших технологий, таких, например, как использование композиционных материалов. По сравнению с Minuteman III (того времени) ракета MX обладала значительно более высокой точностью попадания, что повышало вероятность поражения советских пусковых шахтных установок.
• Особое внимание было уделено живучести ракеты в условиях ядерного воздействия, всерьёз прорабатывалась возможность железнодорожного мобильного базирования, что вынудило СССР пойти на разработку аналогичного комплекса РТ-23 УТТХ.

Самая быстрая: Minuteman LGM-30G

Страна: США
Первый запуск: 1966
Количество ступеней: 3
Длина (с ГЧ): 18,2 м
Стартовая масса: 35,4 т
Забрасываемый вес: 1,5 т
Дальность: 13000 км
Тип ГЧ: 3×300 Кт
Вид топлива: твёрдое

Лёгкие ракеты Minuteman III являются единственным на сегодня типом МБР наземного базирования, находящимся на вооружении США. Несмотря на то, что производство этих ракет прекращено ещё три десятка лет назад, это оружие подлежит модернизации, в том числе с внедрением технических достижений, реализованных в ракете MX. Считается, что Minuteman III LGM-30G является самой или одной из самых быстрых МБР в мире и может разогнаться до 24100 км/ч на терминальной фазе полёта.

Самая первая в мире: Р-7

Страна: СССР
Первый запуск: 1957
Количество ступеней: 2
Длина (с ГЧ): 31,4 м
Стартовая масса: 88,44 т
Забрасываемый вес: до 5,4 т
Дальность: 8000 км
Тип ГЧ: моноблочная, ядерная, отделяемая
Вид топлива: жидкое (керосин)

• Легендарная королёвская «семерка» рождалась мучительно, но удостоилась чести стать первой в мире МБР. Правда, весьма посредственной. Р-7 стартовала только с открытой, то есть очень уязвимой позиции, а главное – по причине использования кислорода в качестве окислителя (он испарялся)– не могла долго находиться на боевом дежурстве в заправленном состоянии.

• На подготовку к старту требовались часы, что категорически не устраивало военных, как и невысокая точность попадания. Зато Р-7 открыла человечеству дорогу в космос, а «Союз-У»– единственный на сегодня носитель для пилотируемых запусков – есть не что иное, как модификация «семерки».

Самая первая боевая: V-2 «Фау-два»

Страна: Германия
Первый запуск: 1942
Количество ступеней: 1
Длина (с ГЧ): 14 м
Стартовая масса: 13 т
Забрасываемая масса: 1 т
Дальность: 320 км
Вид топлива: 75%-ный этиловый спирт

Пионерское творение нацистского инженера Вернера фон Брауна особо в представлении не нуждается – его «оружие возмездия» (Vergeltungswaffe-2) хорошо известно, в частности, тем, что оказалось, к счастью для союзников, крайнее малоэффективным. От каждой выпущенной по Лондону «Фау-2» погибло в среднем меньше двух человек. Зато немецкие наработки стали отличной базой для советской и американской ракетно-космических программ. И СССР и США начали свой путь к звёздам с того, что скопировали «Фау-2».

/По материалам www.popmech.ru/

army-news.ru

Ракетная техника | Описания и технические характеристики ракет. Новости военно промышленного комплекса.

31.07.2019 О работах по интегрирующему устройству виртуального ЗРК

Специалисты организации Ultra Electronics Advanced Tactical Systems Inc. (Остин, штат Техас, США) проходят процедуру заключения контракта на сумму 39 920 000 долларов США на выполнение работ по обслуживанию и модернизации интегрирующего устройства виртуального зенитно-ракетного комплекса (комплекса ПВО?) общей авиационной системы командования и управления.


30.07.2019 О работах по доработке противорадиолокационных ракет AGM-88B

Специалисты Alliant Techsystems Operations LLC, полностью (100%-ой) дочерней компании Northrop Grumman Innovation Systems Inc. (Нортридж, штат Калифорния, США), проходят процедуру заключения контракта на сумму 167 338 657 долларов США на выполнение работ по 263-м современным противорадиолокационным управляемым ракетам (AARGM) по Лоту 8 в рамках крупносерийного производства.


В Европе

25.07.2019 Завершены предварительные испытания опытного образца модернизированной транспортно-заряжающей машины 9Т217-1Б

В период с 25 по 28 июня 2019 года специалистами ОАО «2566 завод по ремонту радиоэлектронного вооружения» были проведены предварительные испытания опытного образца транспортно-заряжающей машины (ТЗМ) 9Т217-1Б из состава модернизированного ЗРК «Оса».


25.07.2019 О работах по опытному РС в составы РСЗО "Град" и "Белград" белорусской армии

Специалисты белорусского Завода точной электромеханики (ZTEM, ЗТЕМ) совместно со специалистами организации БелВнешПромСервис (BVPS, БВПС) планируют завершить программу (этап) научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в течение этого года, с учётом изготовления модернизированного изделия с уменьшенной дальностью стрельбы (полёта) в состав реактивных систем залпового огня "Град", разработанной в период существования СССР, и "Белград", находящихся на вооружении белорусских вооружённых сил. Информация предоставлена со стороны организации ГосВоенПром (GosVoenProm) военно-промышленного комплекса страны в июле.


В других странах

01.08.2019 В Северной Корее проведены испытания крупнокалиберной РСЗО, а не управляемых ракет

Согласно данным Северной Кореи, 31 июля на её территории была выполнена испытательная стрельба изделия, которое она описала как новый тип "крупнокалиберной реактивной системы залпового огня", что противоречит данным оценки южнокорейской стороны о том, что Пхеньян выполнил пуски двух баллистических ракет малой (меньшей) дальности (БРМД).


20.07.2019 О работах по комплексу THAAD в интересах Саудовской Аравии

Специалисты Lockheed Martin Corp., Missiles and Fire Control (Даллас, штат Техас, США) проходят процедуру получения изменения P00019 в финансировании на сумму 1 473 941 756 долларов США к ранее заключённому контракту HQ0147-17-C-0032 на выполнение работ по закупке составляющих ракеты-перехватчика для комплекса противоракетной обороны Terminal High Altitude Area Defense (THAAD) в рамках программы "Иностранные военные продажи" в интересах Королевства Саудовская Аравия.


rbase.new-factoria.ru

Зенитные ракеты, ставшие баллистическими » Военное обозрение

В 50-60-е годы в ряде стран, обладавших необходимым научно-техническим потенциалом, велось создание зенитно-ракетных комплексов (ЗРК). Для ЗРК средней и большой дальности первого поколения, как правило, использовалась радиокомандное наведение зенитных управляемых ракет (ЗУР) на цель.


Первые ЗУР оснащались двигателями, работающими на жидком топливе и окислители (ЖРД). В конце 50-х - в начале 60-х в США были успешно испытаны и приняты на вооружение ЗРК большой и средней дальности с ЗУР, двигатели которых использовали твёрдое топливо (РДТТ).

В США первым таким противовоздушным комплексом с РДТТ стал ЗРК большой дальности MIM-14 «Nike-Hercules» ( дальность стрельбы 130 км).

ЗУР комплекса "Найк-Геркулес"

Несмотря на отсутствие необходимости в трудоёмкой и опасной заправки ракет жидким топливом и окислителем, поначалу эта американская противовоздушная система была чисто стационарной. Это было связано со взглядами американских военных по формированию системы объектовой ПВО на территориях США и Канады. А так же громоздкостью радиоэлектронных компонентов первых вариантов системы обнаружения и наведения.

Позже, после модернизации, были созданы варианты комплекса с боевыми элементами, приспособленными к перебазированию. Что позволило ЗРК «Найк-Геркулес» осуществлять ограниченный манёвр на местности и внедрить данные комплексы в ПВО сухопутных войск.

«Найк-Геркулес» стал первым американским противовоздушным комплексом, ЗУР которого массово комплектовались ядерными боевыми частями (ЯБЧ) мощностью 2 - 40 кт. Это должно было повысить вероятность поражения воздушных групповых целей в условиях массированных помех, а так же придать ЗРК противоракетные возможности.

При воздушном ядерном взрыве возникала зона поражения в радиусе до 1 км, что во многом компенсировало не слишком высокую точность стрельбы радиокомандными ЗУР по скоростным и интенсивно маневрирующим целям, что особенно актуально при постановке радиопомех. По состоянию на конец 60-х все развернутые на территории США ЗУР «Найк-Геркулес» оснащались ядерными боевыми частями.


ЗУР комплекса «Найк-Геркулес» с ЯБЧ в 1960 году впервые успешно осуществила перехват тактической баллистической ракеты MGM-5 Corporal.

Оснащение ЗРК «Найк-Геркулес», дислоцированных в Европе ракетами с ядерными боевыми частями, в какой-то мере придало им возможности тактических баллистических ракет. После доработок появилась способность нанесения зенитными ракетами ядерных ударов по целям с заранее известными координатами.

Для советских зенитных ракет комплексов средней и большой дальности так же были созданы «специальные боевые части». Но по сравнению с США это произошло, примерно, на 10 лет позже. Ракетами со «специальными боевыми частями» предполагалось отражать массированные налёты вражеской авиации.

Информация, касающаяся тактического ядерного оружия (ТЯО), в нашей стране до сих пор во многом является «закрытой». Однако достоверно известно, что маловысотный ЗРК С-125, оснащённый ЗУР с ЯБЧ был способен наносить удары по морским целям и объектам на суше.

Так же на учениях неоднократно демонстрировалась способность обстреливать морские и наземные цели ракетами комплексов семейства С-300П. С учетом того, что для различных вариантов С-300П существовали ЗУР с ЯБЧ, логично предположить, что эти самые распространенные в зенитно-ракетных войсках противовоздушные комплексы так же способны наносить ядерные удары по наземным целям.

По личной просьбе Мао Цзэдуна в 1959 году в КНР было поставлено несколько дивизионов ЗРК СА-75 «Двина». В то время этот новейший комплекс только начали осваивать войска ПВО СССР.

Несмотря на начавшиеся портиться отношения с КНР, эта просьба была удовлетворена, так как тогда в воздушном пространстве Китая шла настоящая воздушная война. За год ВВС НОАК сбивалось 15-20 американских и тайваньских самолётов, собственные потери были тоже весьма существенными. Особое беспокойство доставляли полёты высотных разведывательных самолётов RB-57D, пресечь которые имевшиеся тогда в КНР истребители МиГ-15 и МиГ-17 не могли.

Первый высотный разведчик RB-57D в воздушном пространстве КНР был сбит не далеко от Пекина 7 октября 1959 года. Большую помощь в этом оказали советские военные советники, под руководством которых осуществлялся процесс боевой работы - захват, сопровождение и поражение воздушной цели. Китайское руководство до последнего момента тщательно скрывало наличие в КНР советских противовоздушных комплексов, что в итоге привело к болезненным потерям для авиации гоминдановского Тайваня. Над территорией КНР зенитными ракетами было сбито 5 высотных разведывательных самолётов, в том числе благодаря инциденту под Свердловском, ставшие широко известными высотные разведчики Lockheed U-2. Несколько тайваньских пилотов, управлявших ими, попало в плен.

Китайцы высоко оценили характеристики СА-75, что побудило китайское руководство приобрести лицензию на производство этого ЗРК. В КНР комплекс получил обозначение НQ-1 ("Хунци-1").

В дальнейшем в КНР, несмотря на прекратившееся оборонное сотрудничество с СССР, был создан усовершенствованный ЗРК НQ-2, который по своим техническим решениям и характеристикам, в основном, соответствовал советскому С-75. Это стало возможным благодаря идущей через территорию КНР советской военной помощи в воюющий Вьетнам. Советские представители неоднократно фиксировали факты пропажи грузов, перевозимых по территории КНР, в том числе авиатехники и ЗУР. Но советское руководство было вынуждено мириться с этим банальным воровством, так как морские перевозки были куда опасней и длительней.

С учётом опыта боевого применения китайский ЗРК НQ-2 неоднократно модернизировался, в целом он повторял путь развития советского аналога, но с задержкой в 10-15 лет. С целью повышения мобильности огневого дивизиона пусковые установки комплекса НQ-2В монтировались на гусеничные шасси. Самым совершенным из этого семейства стал ЗРК НQ-2J.

Китайский ЗРК НQ-2J

В течение длительного времени ЗРК семейства НQ-2 был основным в войсках ПВО НОАК. Производство НQ-2 завершилось в КНР в середине 90-х, после начала поставок из России С-300ПМУ, но ЗРК этого типа до сих пор состоят на вооружении в КНР.

В середине 80-х в КНР с использованием элементов ракеты НQ-2 разработана и принята на вооружение оперативно-тактическая ракета (ОТР) М-7 (проект 8610). В ОТР переделана часть снимаемых с вооружения ЗУР НQ-2. По всей видимости, это было связано с недостатком собственного опыта создания тактических ракет для сухопутных войск и попыткой экономии средств.

Ракета М-7 с дальностью пуска 150 км имела достаточно простую инерциальную систему наведения. Масса моноблочной боевой части (БЧ) была увеличена по сравнению с ЗУР в несколько раз и достигла 250 кг. Позже для неё были созданы кассетная и химическая БЧ.

При неплохой для ОТР дальности данная ракета имела существенные недостатки. Оснащённая относительно лёгкой БЧ, она имела низкую точность. Круговое вероятное отклонение (КВО) при стрельбе на максимальную дальность достигало нескольких километров. В обычном снаряжении М-7 была эффективна только при стрельбе по крупным площадным целям. Ракета не могла в течение длительного времени находиться в заправленном состоянии, а после заправки топливом и окислителем требовала весьма аккуратного обращения, что исключало транспортировку по пересеченной местности с большими вибрационными нагрузками. При запуске этой ракеты приходилось тщательно выбирать подходящее место для стартовой площадки, так как падающие части первой разгонной твердотопливной ступени представляли угрозу для своих войск и сооружений.

Создание, принятие на вооружение ОТР с достаточно скромными боевыми возможностями позволило накопить необходимый опыт эксплуатации и применения этого вида оружия в ракетных подразделениях НОАК. Судя по всему, М-7 рассматривалась как промежуточный вид ракетного вооружения, который эксплуатировался до появления более совершенных образцов. Все жидкостные ОТР М-7 заменены в НОАК ракетами на твёрдом топливе DF -11 и DF-15. Снимаемые с вооружения ОТР М-7 использовались на полигонах в качестве мишеней, около 90 ракет были экспортированы в Иран.

В Иране ракеты получили обозначение «Тондар-69», в настоящее время там имеется не менее 30 мобильных ПУ ОТР этого типа.

Пуск ОТР «Тондар-69»

С учётом того, что Иран владеет значительным количеством полученных из КНР противовоздушных комплексов НQ-2 и ведёт производство и активную модернизацию ракет к ним, представляется вполне вероятным создание собственных иранских ракет класса «земля-земля» на базе ЗУР.

Кроме того в Иране имеется определённый опыт адаптации советских ракетных технологий для собственных нужд. Так, при создании иранской ОТР использовался маршевый ЖРД ракеты 5В28Е ЗРК С-200ВЭ, которые поставлялись из России в начале 90-х.

В конце 80-х в Ираке при Саддаме Хусейне была так же предпринята попытка создания баллистичекой ракеты на базе ЗРК советского производства С-75 (ракета В-750). Несмотря на многочисленные испытательные пуски, иракским специалистам так и не удалось добиться приемлемой точности попадания.

После вторжения США в 2003 году иракскими военными было предпринято несколько попыток запуска ракет комплексов С-75 в сторону коалиционных войск. Впрочем, особого результата иракцам добиться не удалось.

Свержение Муаммара Каддафи в Ливии привело к тому, что обширные армейские арсеналы оказались в руках различных вооруженных формирований, воюющих между собой. Среди прочего оказались захваченными ЗРК средней дальности «Квадрат» (экспортный вариант ЗРК «Куб») и С-125.

Относительно небольшие габариты и вес ЗУР этих комплексов, а также отсутствие необходимости заправки жидким топливом и окислителем, позволяет использовать их с мобильных пусковых установок в варианте «земля-земля». Так группировка «Рассвет Ливии» продемонстрировала зенитные ракеты, подготовленные для применения по наземным целям.

Ракеты ЗРК С-125, подготовленные для стрельбы по наземным целям

«Модернизация» ракет ЗРК С-125 свелась к тому, что с них были удалены передние стабилизаторы и отключён механизм самоликвидации и радиовзрыватели. В головной части ЗУР установлен контактный взрыватель, который производит подрыв 60 кг штатной осколочной БЧ, снаряженной сплавом тротила с гексагеном.

Ракеты комплекса 2K12 « Квадрат» на БТР «Пума»

Подобной переделке подверглись ЗУР 3М9 мобильного ЗРК «Квадрат», в данном случае в качестве «самоходки» выступает итальянский БТР «Пума» со штатной ПУ от зенитного ракетного комплекса.

Однако эффективность таких «поделок» вызывает большие сомнения. Их относительно эффективное применение возможно только по крупным площадным целям в зоне прямой видимости, к тому же они крайне уязвимы для огня противника.

Более удачным примером конверсии устаревших зенитных ракет в оперативно-тактические комплексы стала южнокорейская ракета Hyunmoo-1 (название примерно переводится как «хранитель северного неба»). Эта ОТР была создана путём переделки снимаемых с вооружения ЗУР американского ЗРК «Найк-Геркулес». Она имеет вес более 5 т и длину около 12 м.

ОТР Hyunmoo-1

Южно-корейским инженерам удалось выжать максимум возможного из устаревших зенитных ракет с твердотопливным двигателем. Доработанный вариант этой баллистической ракеты способен доставить 500 кг БЧ на дальность около 200 км.
В течение длительного времени Hyunmoo-1 был единственным типом ОТР, состоящим на вооружении армии Республики Корея. В модернизированной версии Hyunmoo-2А, которая поступила в войска в 2009 году, дальность стрельбы увеличена до 500 км.

Наиболее совершенной тактической ракетной системой, созданной на базе зенитной ракеты, стала советская «Точка». Но в отличие от других комплексов, созданных в ряде стран, ракеты для «Точки» и её последующих модификаций производились заново, а не переделывались из существующих ЗУР.

Разработка оперативно-тактической ракеты комплекса «Точка» началась в Коломенском Конструкторском бюро машиностроения (КБМ) под руководством С.П. Непобедимого в конце 60-х. За основу для новой ракеты была взята ЗУР В-611 комплекса М-11 «Шторм». Этот ЗРК средней дальности, разработанный в МКБ "Факел" под руководством П.Д. Грушина, использовался только в ВМФ СССР. Им, начиная с 1967 года, вооружались крупные боевые корабли пр.1123, пр. 1143, пр. 1134Б.

Пуск ЗУР В-611 комплекса М-11 «Шторм»

В 1973 году в Воткинске на машиностроительном заводе началась сборка ракет первой опытной партии, предназначенной для испытаний. Шестиколёсное плавающее полноприводное шасси разработано на Брянском автомобильном заводе.

Ракета длиной около 6,5 м и диаметром 650 мм имела решетчатые рули размахом около 1400 мм. Масса ракеты в пределах 2 т, из которых 480 кг приходится на БЧ.

Ракета 9М79М "Точка"

В ракете комплекса «Точка» применена автономная, инерциальная система управления с гиростабилизированной платформой и бортовым цифровым вычислительным комплексом. Управление ракетой на траектории происходит с помощью газоструйных рулей из тугоплавкого сплава, установленных на одном валу с решётчатыми.

В наследство от зенитной ракеты «Точка» получила высокую тяговооруженность. Одноступенчатый твердотопливный двигатель, снаряженный 790 кг смеси каучука, алюминиевого порошка и перхлората аммония работает в течение 25 с, разгоняя ракету до 500 м/с, обеспечивая при этом дальность стрельбы 70 км. КВО при стрельбе на максимальную дальность составляет 160 м. Ракеты этого комплекса могут нести тактические ядерные заряды мощностью 10 - 100 кт, а так же химические, кассетные и осколочно-фугасные БЧ.

В 1976 году первые комплексы «Точка» начали поступать в войска. ОТР «Точка» стали нашей «козырной картой» в Европе. Они первоначально были предназначены для вооружения ракетных бригад мотострелковых и танковых дивизий, но позже ракетные бригады ОТР «Точка» были переданы в армейское подчинение.

В 1984 году на вооружение поступила ракета «Точка-Р», предназначенная для поражения радиоизлучающих целей. В состав ракеты была введена пассивная ГСН, она захватывала излучающую цель на дальности около 15 км, КВО при обстреле таких целей уменьшилось до 40 м.

В 1989 году на вооружение принимается обновлённый комплекс «Точка-У». Благодаря улучшенной рецептуре топлива дальность стрельбы увеличена до 120 км, КВО при этом удалось снизить до 50 м. Система управления ракетой была построена на современной элементной базе, что снизило её массу и увеличило точность наведения на цель.

Всего было построено около 300 комплексов «Точка» и «Точка-У». В 1991 году на территории СССР имелось около ПУ 150 ОТР этого типа. «Точка» поставлялась союзникам по «Варшавскому договору»: Чехословакии, Польше и Болгарии, а так же в Йемен и КНДР.

После распада СССР ОТР «Точка» и «Точка-У», кроме России, оказались в распоряжении: Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана и Украины.

ОТР «Точка» получила «боевое крещение» во время боевых действий в Афганистане. Комплекс «Точка-У» весьма эффективно использовался российской армией во время боевых действий в Чеченской республике. По неподтверждённым данным эти ОТР применялись против Грузии в 2008 году.

Украинская армия применяла комплексы «Точка-У» во время боевых действий на юго-востоке страны. Удары наносились по высоте Саур-Могила и окрестностям Донецка. Однако точность и результативность этих ракетных ударов были весьма низкими и заметного влияния на ход боевых действий не оказали.

В настоящее время «Точка» и «Точка-У», несмотря на принятие на вооружение более совершенных ОТР «Искандер», продолжают оставаться на вооружении ракетных частей сухопутных войск России. Благодаря способности нести тактические ядерные БЧ, они являются мощным сдерживающим фактором для наших «партнёров».

По материалам:
http://missilethreat.com
www.spioenkop.blogspot.ru
http://www.liquisearch.com/hyunmoo
http://rbase.new-factoria.ru
http://otvaga2004.ru/kaleydoskop/kaleydoskop-miss/tochka/

topwar.ru

Гонка противорадиолокационных ракет » Военное обозрение


Американский флот принял на вооружение продвинутую управляемую противорадиолокационную ракету AGM-88E AARGM (Advanced Anti-Radiation Guided Missile) компании Orbital ATK. На фото испытательный пуск ракеты с палубного истребителя-бомбардировщика F/A-18D Hornet производства McDonnell Douglas/Boeing

Почти 42 года назад произошло первое боевое применение противорадиолокационной ракеты. Интерес к этому вооружению высок, существующие системы модернизируются, на рынке появляются новые изделия.

Семейство противорадиолокационных ракет (ПРР) AGM-45A/B «воздух-поверхность» разработки Texas Instruments с системой самонаведения на передаваемые сигналы наземных радиолокационных станций воздушного наблюдения получило свой боевое крещение во время вторжения США во Вьетнам в 1965-1975 годы. Эти ракеты, входившие в комплекс вооружения палубных штурмовиков А-4А/В/С Skyhawk, предназначались для борьбы с советскими станциями наведения ракет (амер. прозвище Fan Song) диапазонов S и С (2,3-2,5/2,7-3,7 ГГц и 5,25-5,925 ГГц) из состава зенитных ракетных комплексов С-75 «Двина» средней дальности, поставлявшихся северовьетнамским ВВС с апреля 1965 года.


Подвижный зенитный ракетный комплекс С-75

Первой жертвой зенитного ракетного комплекса С-75 «Двина» стал американский истребитель F-4C Phantom, сбитый 24 июля 1965 года. Ответом Соединенных Штатов стало начало совместной инициативы авиации и флота - операции «IRON HAND», чьей целью было ослабление и уничтожение наземной ПВО Северного Вьетнама. Первый удар был нанесен 7 октября 1965 года, когда четыре палубных штурмовика А-4Е Skyhawk, взлетевшие с авианосца «Форрестол», обнаружили и уничтожили позицию комплекса С-75 на авиабазе Кеп к северо-востоку от столицы Северного Вьетнама Ханоя.

С 1965 года AGM-45A/B стала основой противорадиолокационных возможностей американских ВВС и ВМС наряду со стандартной ПРР AGM-78 Standard ARM производства General Dynamics, поступившей на вооружении ВВС и ВМС в 1968 году. По итогам успешного применения ПРР AGM-45A/B во Вьетнамской войне разработка противорадиолокационных ракет продолжилась. Возможно, самой знаменитой ПРР является высокоскоростная противорадиолокационная ракета AGM-88D/F High-Speed Anti-Radiation Missile производства Raytheon, больше известная как «HARM». 24 марта 1986 года ракета AGM-88A компании Texas Instruments (в настоящее время Raytheon) впервые была применена в реальных боевых условиях против радиолокационной станции подсветки цели и управления огнем 5Н62В (Square Pair) из состава зенитного ракетного комплекса дальнего действия С-200А «Ангара» ливийских ВВС, расположенной на побережье залива Сидра Средиземного моря. Ракета AGM-88A стала качественным улучшением по сравнению с предыдущими моделями AGM-45А/В и AGM-78. Если ракеты AGM-45A/B и AGM-78 имели дальности действия 22 морских мили (40 км) и 49 морских миль (90 км) соответственно, то AGM-88A могла достичь дальности 80 морских миль (150 км).


Зенитный ракетный комплекс дальнего действия С-200А «Ангара»

С момента своего боевого крещения AGM-88A постоянно дорабатывалась, в результате чего было создано еще несколько вариантов. К ракете AGM-88A Block-II была добавлена радиолокационная головка самонаведения (ГСН), которая могла программироваться для наведения на новые радиолокационные объекты по мере их обнаружения. У ракеты AGM-88B, производившейся с 1987 года, была усовершенствована вычислительная аппаратура и интегрирована радиолокационная ГСН, после чего та получила обозначение AGM-88A Block-II. Модернизация AGM-88В была проведена в 1990 году, после этого ракета получила обозначение AGM-88В Block-III. С 1993 года стал доступен вариант AGM-88C, у него был доработан фугасный заряд боевой части, добавлены 12800 поражающих элементов из вольфрамового слава для поражения антенны радара, а также была усовершенствована система наведения и добавлена функция атаки неплановых целей; более поздние доработки касались обновления программного обеспечения AGM-88C Block-IV. Были проведены дальнейшие модернизации программного обеспечения, после чего появились варианты AGM-88C Block-V/AGM-88B Block-III.

Несмотря на три десятилетия, прошедших с момента первого боевого применения (см. выше), ракеты семейства AGM-88 не проявляют никаких признаков морального старения. После последней модернизации ракета получила новое обозначение AGM-88F. В соответствии с этой программой к существующим ракетам AGM-88C Block-IV добавляется наведение по координатам GPS (Global Positioning System) за счет интеграции комплекта HCSM (HARM Control Section Modifcation). Добавление системы GPS позволяет ракете противодействовать так называемой тактике «выключения», когда оператор РЛС, обнаруживший приближающуюся ПРР, самонаводящуюся на передачу радиосигналов его станции, останавливает ее работу с целью заставить ракету потерять захваченную цель. «Добавление GPS позволяет оружию атаковать цели, не излучающие радиоволны», - заметил Дьюи Холмс, руководитель программы HARM в компании Raytheon. Кроме того, ракета может программироваться координатами GPS для обозначения зон, через которые ей не разрешено пролетать, эти координаты GPS загружаются в ракету перед пуском. Загрузка географических параметров в ракету способствует сокращению сопутствующих потерь, например, в этом случае не произошло бы неприятного инцидента 28 апреля 1999 года во время операции «Союзная сила», представлявшей собой воздушную кампанию НАТО по «выкуриванию» сербских военных и полиции из Косово. По сообщениям, в тот день ракета AGM-88 неизвестного варианта попала в дом в пригороде болгарской столицы София, к счастью всё обошлось без жертв. Ракета предназначалась для уничтожения наземного обзорного радара неизвестного типа сербских ПВО.

В компании Raytheon отказались дать какие-либо подробности относительно того, получила ли радиолокационная ГСН ракеты AGM-88F какие-либо усовершенствования. Хотя было бы удивительно, если бы она не была доработана. Соединенные Штаты и их союзники стоят перед лицом угроз «земля-воздух» в виде зенитных ракетных комплексов С-300ВМ и С-400 «Триумф» производства российской компании «Концерн ВКО «Алмаз-Антей» для поражения высотных целей и китайских средневысотных зенитно-ракетных комплексов HQ-9 производства CPMIEC (China Precision Machinery Import-Export Corporation). Все эти комплексы используют множество радаров, с которыми Альянсу еще предстоит встретиться в бою.


Китайские средневысотные зенитно-ракетные комплексы HQ-9
Ракеты семейства AGM-88 High-Speed Anti-Radiation Missile от Raytheon, поступившие на вооружение в середине 80-х годов и впервые примененные в марте 1986 года, имеют за плечами богатый боевой опыт


В то время как американский флот принял на вооружение ракеты AGM-88E, военно-воздушные силы получают ракеты AGM-88F, снаряженные комплектом HARM Control Section Modification, предназначенным для противодействия тактике «выключения»

Модернизация AGM-88F выполняется для ВВС США, которые устанавливают AGM-88C Block-IV на борту своих истребителей F-16CJ Viper Weasel SEAD (Suppression of Enemy Air Defence), оборудованных системой наведения AN/ASQ-213A/R7 HTS (HARM Targeting System) разработки Texas Instruments (ныне Raytheon). Вариант AN/ASQ-213R7 «простой» системы AN/ASQ-213A HTS добавляет возможность использования «тупых» бомб с такими комплектами высокоточного наведения, как например, комплект Joint Direct Attack Munition для бомб GBU-31/32/35/38/54; для этого в нее интегрирован GPS-приемник. Наряду с традиционными задачами по обнаружению сигналов вражеских наземных радаров и обеспечению управления огнем для ПРР система AN/ASQ-213R7 выдает координаты этим бомбам, а также предположительно ракете AGM-88F. К 2010 году все подвесные контейнеры с системой AN/ASQ-213A были модернизированы до стандарта AN/ASQ-213R7.

Компания Raytheon получила в ноябре 2012 года контракт на серийное производство ракеты AGM-88F стоимостью 12,3 миллиона долларов, а в июне 2013 года второй контракт на 14 миллионов долларов. По словам Холмса, поставки ракет под этим двум контрактам начались в середине 2014 года и шли до конца 2015 года. В конце этого же года на учебно-испытательном полигоне в штате Юта были проведены финальные летные испытания AGM-88F. Ракеты в варианте AGM-88F получают только американские ВВС, хотя Холмс допускает определенную заинтересованность в этом оружии не называемых зарубежных военных. Могут быть проведены дополнительные модернизации, особенно с целью увеличения радиуса действия ракеты до не раскрываемых величин, ВВС же планируют оставить ракету на вооружении примерно до 2035 года.

AARGM

Еще одним эксплуатантом семейства ПРР AGM-88 являются американские ВМС. Флот проводит свои собственные усовершенствования ракет AGM-88B/C, получившие обозначение AGM-88E AARGM (Advanced Anti-Radiation Guided Missile - перспективная управляемая противорадиолокационная ракета). Компания Orbital АТК возглавила эту программу. Ракета войдет в комплекс вооружения истребителя итальянских ВВС Tornado-ECR SEAD (в 2016 году она должна была достичь уровня начальной боевой готовности) и поступит на вооружение американского флота. Ракета AGM-88E войдет в состав вооружения палубных истребителей F/A-18C/D Hornet и F/A-18E/F Super Hornet и платформ радиолокационной борьбы E/A-18G Growler, эксплуатирующихся американскими ВМС и Корпусом морской пехоты. Билл Кастинг, управляющий директор подразделения электронных систем компании Orbital АТК, сказал, что AGM-88E сертифицирована для применения с самолета E/A-18G. В компании заявили, что ракеты также предназначены для вооружения истребителей F-16 и F-15.


С момента вторжения США во Вьетнам и по настоящее время противорадиолокационные ракеты являются одной из основ современных воздушных операций. На фото последние мгновения жизни радара перед ударом ракеты

Для варианта AGM-88E взяты существующий двигатель и корпус ракеты AGM-88В/С, но добавлена новая система наведения, а также улучшенные системы управления. Что касается системы наведения, то в ее состав входит миллиметровый радар, который используется для идентификации и наведения на конечном участке траектории на радиолокационный объект, даже если тот выключен. Еще одной мерой борьбы с «выключением» является установка в ракету приемника GPS дополнительно к радиолокационной ГСН, что позволяет повысить точность и нейтрализовать данную тактику. Обновляемая информация о цели может передаваться с самолета-носителя на ракету AGM-88E посредством встроенного широкополосного приемника Integrated Broadcast System Receiver. Одна из важных особенностей ракеты AGM-88E состоит в том, что она может работать без использования системы целеуказания AN/ASQ-213A/R7 (см. выше), поскольку фактически ракета сама выступает в качестве прицельной системы обнаружения чужих радиосигналов.


Противорадиолокационная управляемая ракета AARGM от компании Orbital АТК с русскими субтитрами


ПРР AARGM

Начальное производство AGM-88E началось после выдачи контракта в декабре 2009 года. Поставки всех трех серийных партий по этому контракту были завершены в декабре 2013 года. Господин Кастинг сообщил, что теперь для американского флота и итальянских ВВС началось полномасштабное производство AGM-88E. Компания завершила поставки по первому серийному контракту, выданному в сентябре 2012 года, в мае 2016 года, хотя «небольшое количество» для итальянской авиации было поставлено в конце 2015 года. Поставки ракет по второму серийному контракту, выданному в сентябре 2013 года, были завершены в конце 2016 года. Третий контракт на серийное производство был выдан в августе 2014 года и поставки по нему также завершились в конце 2016 года. Кастинг добавил, что компания Orbital ATK ведет переговоры с министерством обороны США на поставку 4 и 5 партий в 2017 и 2018 годы.

Наряду с итальянскими ВВС и ВМС США компания ведет переговоры с Люфтваффе (немецкими ВВС) по поставке ракет AGM-88E для оснащения истребителей Tornado-ECR. Впрочем, сделка по ним «может состояться не ранее, чем через два года». Тем не менее, в 2015 году министерство обороны объявило о согласовании экспорта 14 ракет AGM-88B и 16 ракет AGM-88E наряду с учебными ракетами и запасными частями Австралии на сумму 69 миллионов долларов. Коснувшись перспективных разработок ракеты AGM-88E, Кастинг добавил, что «американский флот недавно добился финансовой поддержки для варианта увеличенной дальности под обозначением AARGM-ER. Разработка этой ракеты началась в прошлом году и по графику поставка должна начаться не позднее 2020 года». Понятно, что AARGM-ER будет совместима с внутренними отсеками вооружения нового истребителя F-35A/B/C Lightning-II.


На данный момент европейские противорадиолокационные возможности опираются на самолеты Tornado-ECR немецких ВВС (на фото) и их итальянских собратьев. Этот немецкий самолет может получить на вооружение ракеты AGM-88E в будущем

Harpy

Как и Соединенные Штаты, Израиль имеет богатый опыт ведения воздушных кампаний против труднопреодолимой противовоздушной обороны противника, чему свидетельством являются Шестидневная война в 1965 году, Война Судного дня 1973 года и операция «PEACE FOR GALILEE» в Ливане в 1982 году. Необходимость подавления вражеской ПВО на ее же позициях заставила компанию Israel Aerospace Industries (IAI) разработать барражирующий боеприпас Harpy. В отличие от вооружения, описываемого в этой статье, Harpy представляет собой одноразовый беспилотный летательный аппарат (БЛА), снаряженный фугасной боевой частью массой 15 кг. В район операции может быть послано несколько таких аппаратов для барражирования и ведения разведки. При обнаружении вражеской РЛС он самонаводится на радиоизлучение и уничтожает ее. С другой стороны возможность развертывать несколько БЛА Harpv одновременно означает, что они могут держать радары под ударом, просто летая над районом операций и не позволяя обескураженным операторам включать свое оборудование. В открытых источниках сообщается, что этот беспилотник может барражировать в течение нескольких часов над заданным районом и имеет дальность полета около 270 морских миль (500 км). БЛА Harpy, запускаемый с наземной установки, состоит на вооружении израильских ВВС, а также армий Китая, Индии, Южной Кореи и Турции.

По данным компании IAI, беспилотник Harpy изготавливался в двух разных вариантах, последний из которых появился около 10 лет назад. По сравнению с оригинальной системой этот вариант был усовершенствован касательно дальности полета и некоторых других характеристик. В компании IAI утверждают, что Harpy никогда не испытывался в качестве вооружения воздушного запуска, и при этом заявляют, что «существует определенная возможность запускать его с самолета, но мы не пытались проверять ее, поскольку не видим здесь никакого потенциала».


Компания Israel Aerospace Industries пошла по другому пути со своим противорадиолокационным беспилотником Harpy. Система наземного запуска барражирует над заданным районом в ожидании включения радара, после чего самонаводится на излучаемые им радиосигналы

MAR-1

Как и Harpy, ПРР MAR-1 компании Mectron покрыта завесой секретности. Судя по имеющейся доступной информации, разработка этого оружия началась, по-видимому, в конце 90-х годов. Эти же источники заявляют, что испытательные полеты начались в декабре 2008 года. По некоторым данным, эта ракета имеет радиус действия 54 морских мили (100 км) и способна обнаружить и навестись на радары, передающие на частотах от 800 МГц до 20 ГГц, что позволяет бороться с большинством наземных радиолокационных станций раннего предупреждения, воздушного наблюдения и управления огнем. Предполагается, в бразильских ВВС ракетами MAR-1 вооружены штурмовики АМХ International A-1M и многоцелевые истребители F-5EM Tiger-II. Интересно, что в декабре 2008 года Бразилия согласилась поставить Пакистану 100 ракет MAR-1 за 108 миллионов долларов. Предполагается, что ими оснащены многоцелевые истребители Dassault Mirage-IIIO ROSE-I (модификация Strike Element-I) и Mirage-5F ROSE-II/III. Сообщалось, что в 2011 году ракеты были установлены на многоцелевые самолеты JF-17 Block-I Tunder китайского производства. Кроме того, по данным некоторых источников, ракеты MAR-1 будут установлены на 36 истребителей JAS-39E/F Gripen, которые Бразилия купила у шведской компании Saab в октябре 2014 года.

Россия не отстает

Основной российской противорадиолокационной ракетой является ПРР класса «воздух-поверхность» Х-31П разработки ОКБ «Звезда» (ныне Корпорация «Тактическое ракетное вооружение»). Ракета, принятая на вооружение в 1988 году, может устанавливаться на многие российские самолеты штурмовой и истребительной авиации. Ракета с дальностью действия 110 км снаряжена боевой частью массой 87 кг. Ракета может оснащаться тремя разными радиолокационными ГСН (Л-111, Л-112 и Л-113), которые позволяют бороться с радарами, работающими на различных нераскрываемых диапазонах частот. Ракета Х-31ПД поступила в производство в 2012 году, она отличается несколько большей дальностью действия, в то время как у следующего варианта Х-31ПМ дальность действия была еще увеличена. Кроме того, у него все три ГСН ракет Х-31П/ПД были объединены в одну ГСН (Л-130), которая более устойчива к радиоэлектронному противодействию. Испытания ракеты Х-31ПМ прошли еще в 2006 году и с тех пор не сообщалось, поступила ли она в серийное производство или нет.


Ракета Х-31ПМ

Другие варианты ракеты Х-31П включают модель КР-1, проданную в Китай в 90-е годы. Он, оснащен радиочастотной ГСН диапазона S, предназначенной для борьбы с наземными РЛС обзора воздушного пространства Chang Bai, входящими в состав зенитно-ракетных комплексов средней дальности Sky Bow-I/II, которые состоят на вооружении армии Тайваня. Ракеты KR-1, экспортированные в Китай, позднее стали основой (кто бы сомневался) ПРР YJ-91 компании Hongdu Aviation Industry, которая поступила на вооружение китайской армии в конце 90-х годов. По сравнению с радиусом действия предшественника KR-1 (110 км) эта ракета имеет больший радиус действия 65 морских миль (120 км). Кроме того, она может оснащаться сменными ГСН, устанавливаемые в воинских частях, а не на заводе-изготовителе.


Ракета Х-58УШКЭ

В российских ВВС семейство ПРР Х-31П дополняется семейством ПРР разработки ГосМКБ «Радуга» Х-58. Ракета Х-58, поступившая на вооружение советских ВВС в 1982 году, прошла несколько модернизации, итогом которых стало несколько вариантов. Изначально ракета предназначалась для вооружения фронтового бомбардировщика Су-24М. У варианта Х-58У дальность действия была увеличена с 160 км базового варианта Х-58 до 250 км. К экспортным вариантам относятся Х-58Э, появившийся в 1991 году, и Х-58ЭМ, ставший доступным в середине 90-х. Доработки ГСН были реализованы в варианте Х-58УШЭ, он получил одну (у предыдущих ракет было по 4 ГСН) головку самонаведения, которая по данным открытых источников, может включать диапазон частот от 1 до 11 ГГц. Новейшая ракета Х-58УШКЭ получила складывающееся оперение для получения полуконформной конфигурации с целью внутрифюзеляжного размещения в самолете-носителе. Последний вариант, как ожидается, войдет в комплекс вооружения перспективного истребителя Т-50 пятого поколения. Производство ракеты Х-58УШКЭ началось в 2015 году.


В начале прошлого десятилетия компания MBDA проверила возможность разработки противорадиолокационного варианта своей ракеты класса «воздух-воздуx»Meteor. Однако, судя по всему, дело здесь не пошло далее стадии опытно-конструкторских работ

Ох уж эта Европа

Внимательный читатель, возможно, заметил отсутствие в статье рассказа о европейских ПРР. Причина здесь проста, на данный момент Европа не имеет ракет подобного типа. Британские королевские ВВС списали свою ракету ALARM (Air-Launched Anti-Radiation Missile) производства ВАЕ Systems/MBDA в 2013 году. Предполагается, что в последний раз она была применена во время воздушно-морской операции НАТО «UNIFIED PROTECTOR» в Ливии в 2011 году. На сегодня в сфере ПРР Европа вынуждена рассчитывать только на семейство ракет AGM-88, стоящих на вооружении итальянских и немецких ВВС (в перспективе). По данным компании MBDA, все прошедшее десятилетие она вела дискуссии касательно возможной адаптации ракеты Meteor класса «воздух-воздух» под противорадиолокационные задачи. Эти дискуссии не пошли далее небольшого числа презентаций о возможных перспективах этого оружия. В настоящее время европейские противорадиолокационные возможности закрывают американские ВВС и ВМС. Остается надежда, что они привезут свои ракеты серии AGM-88 для подавления вражеской ПВО при проведении будущей воздушной кампании с участием старушки Европы и Дяди Сэма.

Использованы материалы:
www.orbitalatk.com
www.generaldynamics.com
www.raytheon.com
www.defense.gov
www.iai.co.il
web.archive.org
www.ktrv.ru
www.mbda-systems.com
www.wikipedia.org
ru.wikipedia.org

topwar.ru

военные технологии на гражданских самолетах » Военное обозрение

Весной, когда пошли первые сообщения о разграбленных складах ливийской армии, появилось предположение, что некоторая часть оружия оттуда пойдет не на борьбу с существующей властью. Тогда же ливийский посол в России Амер аль-Араби Гариб выразил беспокойство в связи с возможностью попадания этого оружия в руки террористов. В начале октября представители ПНС Ливии заявили, что некоторое количество различного оружия действительно пропало. И среди прочего со складов были украдены переносные зенитно-ракетные комплексы. За последние 25-30 лет Ливия купила около 20 тысяч комплектов ПЗРК советского и болгарского производства. Из них приблизительно 14 тысяч были использованы, повреждены или уничтожены, а в руках повстанцев сейчас находится всего около тысячи «труб» с ракетами. Судьба еще пяти тысяч ПЗРК неизвестна – они пропали бесследно. Всего же, по оценкам американских разведчиков и аналитиков, в мире сейчас спрятано и ждет своего часа порядка полутора сотен тысяч незарегистрированных переносных ЗРК почти всех выпускавшихся типов.

Цифра, как минимум, не радостная – пропавшие ракеты могут появиться где угодно и когда угодно. Причем слово «угодно» в данном случае относится к весьма неблагонадежным персонажам. К тому же не стоит забывать, что ПЗРК могут быть применены не только в военных конфликтах, но и против гражданских воздушных судов. В таком случае вряд ли удастся обойтись без жертв – даже оборудованные специальными системами противодействия военные самолеты не всегда могут уйти из-под атаки зенитной ракеты: большая часть сбитых в Афганистане Су-25, к примеру, пошли на счет ракет «Стингер». В журнале Journal of Electronic Defense в свое время даже горько пошутили по этому поводу: «Что такое, длинное, тонкое, горячее, как ад и летает в два раза быстрее звука? Пять секунд на ответ. За правильный полагается самый дорогой приз - жизнь». Что же говорить об аэробусах. Тем не менее, наработки по теме противодействия переносным ЗРК существуют и постоянно совершенствуются.


Почти все современные ПЗРК, за редким исключением, имеют инфракрасную головку самонаведения (ИКГСН). Такой выбор обусловливается сравнительной дешевизной ИКГСН и ее компактностью. К тому же, в отличие от радиолокационной головки, инфракрасная требует меньше электричества и не нуждается в крупных тяжелых батареях. Таким образом, для борьбы с ПЗРК достаточно систем инфракрасного противодействия.

Самый простой их вид – ложные тепловые цели (ЛТЦ), они же тепловые ловушки. ЛТЦ представляют собой небольшие коробки с горючим веществом либо просто шашки из него. В случае опасности летательный аппарат выстреливает их из специальных пусковых установок. Зенитная ракета «видит» ЛТЦ, более горячую, чем выхлоп двигателей самолета/вертолета и перенацеливается на нее. Ловушка после отстрела уходит в сторону от летательного аппарата и, соответственно, уводит от него ракету. Дешево и просто. Но с ЛТЦ со временем научились бороться. Как именно – позже.

Второй вариант борьбы с инфракрасными системами наведения – станции оптико-электронных помех (СОЭП). Они ничего не отстреливают, но работают не менее эффективно. Рабочий элемент СОЭП выглядит следующим образом: на корпусе воздушного судна располагается своеобразный фонарь. Внутри него расположены инфракрасная лампа соответствующей мощности и вращающийся отражатель-прерыватель, почти как в автомобильной мигалке, но с более сложной конфигурацией прорезей. За счет вращения прерывателя излучение лампы в инфракрасном диапазоне «выглядит» для ракеты так же, как и излучение двигателя. Таким образом, ракета «видит» не одно маленькое пятно двигателя, а огромную засветку во все поле зрения. Как результат, ракета теряет цель, уходит в сторону и по прошествии определенного времени самоуничтожается. С такими системами разработчики ракет тоже научились разбираться, но до того они были достаточно эффективными – из 563 «Стингеров», выпущенных по вертолетам Ми-24 в Афганистане, своей цели достигли всего 18. Причем ни одна из этих ракет не поразила вертолет в верхнюю часть, где и стоял излучатель СОЭП «Липа».

В ходе развития ПЗРК были освоены новые материалы для детекторного узла. Благодаря этому удалось сдвинуть рабочую область спектра головок: до этого они работали на длине волны в 1-3 мкм, теперь же стали на 3-5 мкм. Сдвиг рабочей области был сделан не просто так. В средней части ИК-диапазона наблюдается наиболее мощное излучение от двигателей летательных аппаратов. К тому же излучение с длиной волны в 3-5 мкм почти во всех случаях видно во всех ракурсах и менее подвержено затуханию или забиванию помехами. Также новые ИКГСН стали оснащать системами охлаждения (прежде всего жидким азотом), как для общего повышения эффективности работы головки, так и для уменьшения количества тепловых шумов. Все эти меры позволили сделать ракеты всеракурсными, а также увеличить дальность захвата цели. Для ПЗРК, таким образом, максимально возможный рубеж захвата цели составил около 10 километров, а для ракет «воздух-воздух» - еще больше. Правда, эти 10 км для переносных ЗРК все-таки в некотором роде «лабораторная» цифра и для них требуется соответствующее состояние обстановки. Тем не менее, это уже был прорыв в технике.

Для противодействия ЛТЦ новые ПЗРК получили меньшее поле зрения и некоторые электронные «умения». Уменьшение поля зрения ракеты было сделано из следующих соображений: ЛТЦ, хотя и выдает довольно сильный сигнал, быстро отлетает от самолета/вертолета. Соответственно, если уменьшить угол обзора ИКГСН, то при условии захвата цели головкой ложные цели будут гореть уже за пределами поля зрения ИКГСН и не станут ее «смущать». В то же время, головка самонаведения с меньшим углом обзора имеет большие шансы потерять цель при совершении ею активных противоракетных маневров, да и новые ЛТЦ стали загораться быстрее, ближе к самолету. Решением этой проблемы стало введение в ИКГСН еще одного детекторного контура. Причем второй контур работает на излучении с длиной малой волны в 1-2 мкм, а первый по-прежнему использует диапазон 3-5 мкм. Большинство летательных аппаратов имеют более слабый сигнал с короткой длиной волн, соответственно, сравнивая сигналы с обоих детекторов, ИКГСН может определить, что именно она видит – самолет или тепловую ловушку.

Последняя система может также противодействовать и СОЭП, т.к. двигатель летательного аппарата излучает в более широком диапазоне, чем система помех. Разработчики СОЭП, в свою очередь, стали думать над улучшением своей продукции. Первой идеей была установка более мощного излучателя на турели – в таком случае можно было защищать летательный аппарат от ракет, летящих практически с любых направлений. Но разработки в этом направлении встали из-за отсутствия соответствующего излучателя: имеющиеся работали только в одном из требуемых диапазонов, но не в двух сразу. В различных странах были проекты турельных СОЭП с использованием лазера в качестве излучателя, но большая часть этих работ была свернута за сложностью, а то бесперспективность.

Тем не менее, осенью 2011 года успешно завершились испытания российско-испанской системы MANTA (MANpads Threat Avoidance – «Защита от угроз ПЗРК»), разработанной испанской компанией Indra Systemas S.A. и самарским ФГУП «Экран». Главный элемент MANTA – лазерная станция помех ALJS.

Процесс работы системы выглядит следующим образом: датчики типа MWS фиксируют старт зенитной ракеты и передают ее угловых координатах в вычислительный блок. Далее вычислитель совместно с оптико-механическим блоком отслеживает перемещение ракеты и наводит на нее лазер. В нужный момент вычислитель отдает команду на включение лазера, из-за чего происходит засветка ИКГСН ракеты, и последняя больше не может продолжать атаку.

Все действия системы производятся автоматически, экипаж самолета участвует в ее работе только как наблюдатели: при отражении атаки в кабине загорается соответствующая лампа. В состав комплекса MANTA входят две станции ALJS – для прикрытия воздушного судна с двух полусфер.

В концептуальном аспекте MANTA похожа на турельные СОЭП, но на российско-испанской системе вместо крупных и тяжелых турелей используется малоинерционная компактная механика. Во-первых, это уменьшает габариты и вес системы, что немаловажно для малых и средних самолетов, а во-вторых, сокращается время реакции на угрозу и увеличивается вероятность подавления ракеты. В качестве «боевого» элемента MANTA был выбран импульсно-периодический электроразрядный лазер типа HF-DF, способный излучать ИК-сигнал в широком диапазоне, свойственном летательным аппаратам (длина волны 1-5 мкм). Электропитание системы MANTA осуществляется при помощи родных самолетных систем – ей требуется постоянный ток (28В) и трехфазный переменный (115/200В, 400Гц). Температурный режим работы установки обеспечивается отбором теплого воздуха из системы кондиционирования.
В ближайшее время будут начаты работы по сертификации MANTA, т.к. эта система позиционируется разработчиками как средство самообороны для гражданских самолетов. Причем, если MANTA пойдет в серию, то она будет первой СОЭП невоенного назначения.

Напомним, гражданские самолеты, несмотря на явную необходимость средств ИК-противодействия, не комплектовались ими по следующим причинам:
- ЛТЦ небезопасны для наземных построек, зеленых насаждений и т.д. ПЗРК наиболее эффективны в диапазоне высот около 100-600 метров, соответственно недогоревшая тепловая ловушка может упасть на землю и вызвать пожар.


- «классические» СОЭП с лампой и прерывателем имеют недостаточную мощность излучения, к тому же создатели гражданских самолетов обращают на ИК-излучение их творений меньше, чем конструкторы военных. Как результат, ненаправленное излучение лампы СОЭП не может забить излучение двигателей.
Возможно, если MANTA будет ждать успех, появятся аналогичные системы, и большинство гражданских самолетов, как и военные, будут оборудованы аппаратурой для избежания атак ПЗРК. Таким образом, те пять тысяч ракет, пропавшие с ливийских складов и попавшие в нехорошие руки, не смогут натворить бед.

topwar.ru

Атмосферный удар: Ракеты » Военное обозрение

Полвека назад, в разгар холодной войны, крылатые ракеты вчистую проиграли баллистическим на поле стратегического оружия дальнего радиуса действия. Но, возможно, в грядущих конфликтах главным аргументом станет не баллистическая дубина, а стремительный и коварный крылатый кинжал.

Когда 21 июля прошлого года была официально закрыта программа Space Shuttle, закончилась не только эра пилотируемых орбитальных челноков, но и в каком-то смысле вся эпоха «крылатой романтики», известной множеством попыток сделать из самолета нечто большее, чем просто самолет. Ранние эксперименты с установкой на крылатую машину ракетного двигателя относятся к концу 20-х годов прошлого века. Ракетопланом был и X-1 (1947 год) – первый в истории пилотируемый летательный аппарат, преодолевший скорость звука. Его фюзеляж имел форму увеличенной в масштабе пулеметной пули калибра 12,7 мм, а ракетный двигатель сжигал в своей камере обычный спирт с помощью жидкого кислорода.


Инженеры нацистской Германии работали не только над баллистической V-2, но и над «праматерью» всех крылатых ракет – V-1 с пульсирующим воздушно--реактивным двигателем. Ойген Зенгер мечтал о сверхдальнем «антиподном» ракетоплане-бомбардировщике «Зильберфогель», а Вольф Троммсдорфф – о стратегической крылатой ракете с прямоточным двигателем (см. статью «Снаряд с ракетным сердцем», «ПМ» №5’2012). По окончании войны бывшие союзники – СССР и США – принялись активно изучать немецкое наследие, чтобы на его основе создать оружие, на этот раз друг против друга. И хотя по обе стороны «железного занавеса» были скопированы и V-1 и V-2, американцам всегда был ближе «авиационный» подход, что в конечном итоге и стало одной из причин первоначального отставания Америки в области баллистических технологий (несмотря на обладание самим Вернером фон Брауном).

MBDA CVS PERSEUS (Франция) Перспективная сверхзвуковая крылатая ракета. Скорость – 3 Маха. Длина – 5 м. масса боевой части – 200 кг. Запуск с морских и воздушных платформ. Обладает отделяемыми БЧ. Дальность – 300 км

С бомбой на «Снарке»

И потому именно в США была построена фактически первая и единственная из когда-либо принятых на вооружение крылатых ракет с межконтинентальным (более 10000 км) радиусом действия – SM-62 Snark. Создавали ее в стенах корпорации Northrop, и фактически она была беспилотным самолетом, выполненным (что весьма характерно для Northrop) по схеме «бесхвостка», так что в качестве рулей высоты у этого снаряда использовались элероны на крыльях. Этот «самолет» можно было даже при необходимости вернуть с задания (если еще не произошел отстрел БЧ) и посадить на аэродром, а затем использовать повторно. Snark стартовал с помощью ракетных ускорителей, затем включался авиационный турбореактивный двигатель Pratt & Whitney J57, и ракета начинала свой путь к цели. За 80 км до нее на высоте 18 км от снаряда с помощью пиропатронов отстреливалась БЧ (штатно содержавшая 4-мегатонный термоядерный боеприпас). Далее боеголовка следовала к цели по баллистической траектории, а оставшаяся часть ракеты разрушалась и превращалась в облако обломков, которые, по крайней мере теоретически, могли выполнять роль ложных целей для ПВО. Самостоятельный полет снаряда обеспечивала новаторская для того времени, но очень несовершенная система астрокоррекции, основанная на трех телескопах, нацеленных на разные звезды. Когда в 1961 году президент США Кеннеди приказал снять с вооружения едва заступившие на боевое дежурство «Снарки», это оружие уже было морально устаревшим. Военных не устраивал ни досягаемый советской ПВО потолок в 17 000 м, ни, разумеется, скорость, которая не превышала среднюю скорость современного лайнера, так что путь к далекой цели занимал бы долгие часы. Несколько раньше был похоронен другой проект, до постановки на вооружение не доживший. Речь идет о North American SM-64 Navaho – сверхзвуковой крылатой ракете, также межконтинентальной дальности (до 6500 км), которая использовала стартовые ракетные ускорители и прямоточный воздушно-реактивный двигатель для достижения скорости 3700 км/ч. Снаряд проектировался под термоядерную БЧ.

Жизнь после МБР

Советским ответом на Navaho стали разрабатывавшиеся также в 1950-е годы проекты «Буря» (КБ Лавочкина) и «Буран» (КБ Мясищева). Основанные на той же идеологии (ракетный ускоритель плюс ПВРД), эти проекты отличались весом БЧ («Буран» создавался как более тяжелый носитель), а еще тем, что у«Бури» были успешные пуски, а «Буран» так ни разу и не полетел.

И советские, и американские межконтинентальные «крылатые» проекты канули в Лету по одной и той же причине – во второй половине 1950-х семена, посеянные фон Брауном, дали свои плоды, и обозначился серьезный прогресс в баллистических технологиях. Стало понятно, что и в качестве межконтинентального носителя ядерных зарядов, и для освоения космоса проще, эффективнее и дешевле использовать баллистические ракеты. Постепенно сошла на нет тема пилотируемых орбитальных и суборбитальных ракетопланов, представленных у американцев проектами Dyna Soar, который отчасти воплощал в жизнь мечту Ойгена Зенгера, и X-15, а в СССР – аналогичными разработками конструкторских бюро Мясищева, Челомея и Туполева, включая знаменитую «Спираль».

Но все однажды возвращается. И если идеи и наработки по ранним ракетопланам отчасти воплотились в Space Shuttle и его аналоге «Буране» (век которых, впрочем, тоже прошел), то возвращение интереса к небаллистическому ракетному оружию межконтинентального радиуса действия мы продолжаем наблюдать в наши дни.

Недостаток МБР не только в том, что их траектория легко вычислима (для чего приходится хитрить с маневрируемыми боеголовками), но и в том, что их применение при существующем миропорядке и действующем режиме контроля за стратегическими вооружениями практически невозможно, даже если они несут неядерный боеприпас. Аппараты типа крылатых ракет способны выполнять сложные маневры в атмосфере, не подвержены столь жестким ограничениям, но, к сожалению, летают слишком медленно и не очень далеко. Если создать управляемый снаряд, который может преодолеть межконтинентальную дистанцию хотя бы за час-полтора, это был бы идеальный инструмент современных глобальных военных операций. О таком оружии в последнее время часто говорят в связи с американской концепцией Global Prompt Strike. Суть ее хорошо известна: американские военные и политики рассчитывают получить в свои руки средства нанесения удара неядерной боеголовкой по любой точке мира, причем от принятия решения об ударе до поражения цели должно пройти не больше часа. Обсуждалось, в частности, использование размещенных на подводных лодках ракет Trident II с неядерным оснащением, однако сам факт пуска такой ракеты может привести ккрайне неприятным последствиям – например, в виде ответного удара, но уже ядерного. Поэтому использование конвенциональных «Трайдентов» может представлять собой серьезную политическую проблему.

Гиперзвуковой аппарат X-43 Предтеча крылатой ракеты X-51. Являлся треть­ей ступенью системы (бомбардировщик B-52 – разгонная крылатая ракета – Х-43). Осна­щен ГПВРД. в 2004 году Установил рекорд скорости – 9,8 Маха

Маскировка под ПРО

Зато все новые виды неядерного оружия, даже со стратегическими задачами, американцы ни под какие ограничения подводить не собираются и активно ведут работы по созданию арсенала Global Prompt Strike. В качестве альтернативы баллистическим ракетам рассматриваются гиперзвуковые летательные аппараты (ГЗЛА), которые могут иметь конструкцию крылатой ракеты, то есть обладать собственным двигателем (обычно имеется в виду гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель, ГПВРД), или планирующего снаряда, гиперзвуковую скорость которому сообщают маршевые ступени обычных баллистических ракет.


Разрабатываемая ныне в США противоракета SM-3 Block IIA чаще всего упоминается в связи с модернизацией американской ПРО. Она, подобно предыдущим модификациям SM-3, встанет на вооружение системы ПРО морского базирования Aegis. Особенность BlockII – заявленная способность перехватывать на определенном участке траектории МБР, что позволит включить систему Aegis в состав стратегической противоракетной обороны США. Однако в 2010 году американские военные объявили, что на базе SM-3 Block IIA будет также создана ударная система большой дальности под кодовым названием ArcLight. Как планируется, маршевые ступени противоракеты выведут на гиперзвуковую скорость планирующий аппарат, который будет способен пролететь до 600 км и доставить к цели боеголовку массой 50–100 кг. Общая дальность полета всей системы составит до 3800 км, причем на этапе самостоятельного полета гиперзвуковой планер полетит не по баллистической траектории и получит возможность маневрировать для высокоточного наведения на цель. Настоящей изюминкой этого проекта можно назвать тот факт, что благодаря унификации с SM-3 ракетная система ArcLight сможет быть размещена в тех же самых вертикальных пусковых установках, которые предназначены для противоракет. Таких «гнезд» в распоряжении ВМС США 8500, причем никто, кроме американских военных, не будет знать, размещены ли на данном корабле противоракеты или оружие «глобального мгновенного удара».

Ракета X-51 использует в своем ГПВРД топливо JP-7, отличающееся высокой температурой воспламенения и термической устойчивостью. Оно создано специально для сверхзвуковой авиации и использовалось в двигателях Lockheed SR-71

Разящий «сокол»

Помимо разработки «продвинутых» разгонных ступеней, отдельную инженерную проблему являет собой конструкция самого планера, ввиду специфичности аэродинамических процессов, протекающих в ходе гиперзвукового полета. Однако, похоже, и в этом направлении определенные успехи достигнуты.

Еще в 2003 году главный «мозговой трест» американской оборонной промышленности – агентство DARPA – в сотрудничестве с ВВС США объявил программу FALCON. Это слово, переводимое с английского как «сокол», является к тому же и аббревиатурой, расшифровывающейся как «Приложение силы при запуске из континентальной части США». Программа предусматривала разработку как разгонных ступеней, так и гиперзвукового планера в интересах Global Prompt Strike. Частью этой программы было также создание беспилотного самолета HTV-3X на гиперзвуковых прямоточных двигателях, однако финансирование впоследствии было прекращено. А вот планер, получивший обозначение Hypersonic Technology Vehicle-2 (HTV-2), был воплощен в металле и имел вид рассеченного пополам (по вертикали) конуса. В апреле 2010 и в августе 2011 года состоялись испытания планера, и оба полета принесли определенное разочарование. Во время первого пуска HTV-2 отправился в полет с помощью легкого носителя Minotaur IV с базы ВВС Ванденберг. Ему предстояло пролететь 7700 км до атолла Кваджелейн в районе Маршалловых островов в Тихом океане. Однако через девять минут связь с ним была потеряна. Сработала система автоматического прекращения полета, как полагают, в результате того, что аппарат «закувыркался». Очевидно, конструкторы на тот момент не смогли решить задачу сохранения стабильности полета при изменении положения рулящих аэродинамических поверхностей. Второй полет также прервался на девятой минуте (из 30). При этом, как сообщается, HTV-2 удалось развить вполне «баллистическую» скорость в 20 Махов. Однако уроки неудач были, по всей видимости, быстро усвоены. 17 ноября 2011 года другой аппарат под названием Advanced Hypersonic Weapon (AHW) прошел испытание успешно. AHW не был полным аналогом HTV-2 и рассчитывался на более короткую дистанцию, однако имел схожую конструкцию. Он стартовал в составе трехступенчатой разгонной системы с пусковой площадки на острове Кауаи Гавайского архипелага и достиг испытательного полигона им. Рейгана на атолле Кваджелейн.

Тяжелое дыхание

Параллельно теме гиперзвукового планера американские конструкторы ведут разработку самодвижущихся аппаратов для Global Prompt Strike или, попросту говоря, гиперзвуковых крылатых ракет. Разработанная корпорацией Boeing ракета X-51 (о ней «ПМ» не раз писала) известна также под названием Waverider («оседлавший волну»). Благодаря своей конструкции аппарат использует для получения дополнительной подъемной силы энергию ударных волн, возникающих в воздухе при гиперзвуковом полете. Несмотря на то что принятие этой ракеты на вооружение планируется на 2017 год, сегодня это в значительной степени экспериментальный аппарат, совершивший всего два полета с включенным ГПВРД. 26 мая 2010 года Х-51 разогнался до 5 Махов, но двигатель проработал всего 200 секунд из 300. Второй пуск состоялся 13 июня 2011 года и закончился неудачей в результате помпажа прямоточного двигателя на гиперзвуковой скорости. Как бы то ни было, очевидно, что эксперименты с ГПВРД будут продолжаться как в Соединенных Штатах, так ив других странах, и, по-видимому, надежные работающие технологии все-таки будут созданы в обозримом будущем.

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *