Морская артиллерия

В начале XVIII века Россия вступает в число первых морских держав. Флот вырос в могучую единицу, и преобразования, проведенные Петром I в армии и флоте, вызывали восхищение иностранцев. При создании флота много внимания было обращено Петром на корабельную артиллерию, которая вначале состояла из чугунных и медных пушек не более 24-фунтового калибра и медных 3-пудовых мортир для бомбардирских кораблей. На каждую пушку полагалось по 500 ядер.
В петровские и послепетровские времена число пушек на судах отечественного флота было самое различное: суда Балтийского флота были двух- и трехпалубными с количеством орудий от 74 до 110, на фрегатах, корветах, бригах и шхунах от 3 до 70. Число пушек по борту менялось: от 17 — для больших кораблей и до 6 — для бригов и шхун. У больших кораблей были три закрытые батареи: нижняя — гондек, средняя — мидель-дек, и третья — опердек. На двухдечных кораблях были две батареи: гондек и опердек. Фрегаты имели одну закрытую батарейную палубу — опердек. На всех судах были открытые батареи на верхней палубе. Бомбардирские корабли имели на закрытой палубе (опердеке) до 30 орудий большого калибра, в числе которых были и мортиры. Галеры и меньшего размера скампавеи, ходившие преимущественно под веслами, имели на носу одну пушку большого калибра и по бортам до 8 мелких. Петр I вводит определение калибра орудий по артиллерийскому весу соответствующего ядра: за единицу веса принят артиллерийский фунт — вес чугунного ядра радиусом, равным одному дюйму: так, 12-фунтовая пушка — 4,8 дюйма, или 11,8 см, 36-фунтовая — 6,8 дюйма, или 17,2 см.

110-пушечные корабли вооружались следующим образом: на гондеке ставились самые тяжелые 30-фунтовые пушки, в мидельдеке — 18-фунтовые, на опердеке — 12-фунтовые и на открытой палубе — 6-фунтовые.
Морская артиллерия через небольшие отрезки времени изменяется и усовершенствуется. Пожалуй изменение архитектуры корабля не шло так быстро, как развитие артиллерии. Все эти изменения в вооружении русских военных судов определялись адмиралтейским регламентом. Еще до утверждения регламента в 1761 году были приняты на вооружение судов русского флота единороги, или длинные гаубицы, предложенные Шуваловым, стоявшим тогда во главе русской артиллерии. Свое название новые орудия получили от выбитого на них герба Шувалова с изображением мифического единорога. Единорог представлял собой укороченную пушку или длинную гаубицу, из которой можно было стрелять разрывными бомбами и гранатами, чего нельзя было делать при стрельбе из длинных пушек, так как пустотелый корпус бомб и гранат не выдерживал давления пороховых газов в длинном стволе пушки и раскалывался, не успев вылететь из ствола.
Стремление иметь на судах пушки крупных калибров для ближнего боя и достаточно легкие — для установки их на верхних палубах — привело к изобретению карронад, названных так по названию завода в Шотландии.
Карронады имели короткий ствол без цапф, а внизу под стволом была проушина, через которую пропускался валек, заменяющий собой цапфы.
Карронады отливались из чугуна, имели небольшой пороховой заряд сравнительно с большим калибром. В 1787 году карронады вводятся на судах русского флота и различаются по весу ядер.
1805 год приносит новые изменения в судовой артиллерии; издано «положение», определявшее род и калибр орудий для разного типа судов: для кораблей положены 36-фунтовые пушки и 24-фунтовые карронады, для фрегатов — 24-фунтовые пушки. Бриги и люгера вооружались только карронадами, бомбардирские суда должны были иметь 5-пудовые мортиры и 3-пудовые гаубицы. Кроме того, сохранялись на военных судах упомянутые единороги.
В 1833 году после произведенных в Кронштадте опытных стрельб на судах русского флота устанавливают новое оружие — бомбовые пушки, которые обладали большой разрушительной силой и дальностью стрельбы 2,5 км при угле возвышения в 15°. Как уже говорилось, бомбы применялись только для стрельбы из мортир, гаубиц и единорогов. Бомбовая пушка представляла собой короткую пушку большого калибра с утяжеленной казенной частью. Вначале она отливалась из бронзы, а затем из чугуна.
В конце XVIII — начале XIX столетия парусные линейные корабли делились на четыре ранга, фрегаты — на три, корветы — на два и бриги — на два ранга. Линейные корабли 1-го и 2-го рангов вооружались 100—135 орудиями, корабли 3-го и 4-го рангов — 80— 90 орудиями. Фрегаты имели от 40 до 60 орудий, корветы — от 24 до 30, бриги — одну открытую батарею на палубе с 18—20 орудиями и применялись при флотах для посыльной и разведывательной службы. В 1856 году в России вводится новый тип военного корабля — клипер, отличавшийся острыми обводами корпуса, большой парусностью и машиной. Артиллерийское вооружение их состояло из 6 орудий: четырех 24-фунтовых (15 см) карронад и двух 60-фунтовых (19,6 см) пушек.
Переворот в вооружении и архитектуре происходит вместе с применением паровых машин, винтов как движителей и нарезных пушек, стреляющих продолговатыми и более тяжелыми, чем ядра, снарядами.
Мысль о защите кораблей броней будоражила моряков и изобретателей давно. Так, при осаде Гибралтара в 1782 году испанцы совместно с французами применили на своих плавучих батареях броневые крыши из кожи и железных брусьев. В период с 1812 по 1829 год было предложено несколько проектов броненосных кораблей, а в 1861 году Россия заказала для себя в Англии броненосную батарею «Первенец», защищенную железной броней в 4,5 дюйма (114 мм) и вооруженную 22 гладкоствольными 60-фунтовыми (19,6 см) орудиями. С тек пор броня начала широко применяться в военном кораблестроении.
В XIX веке гладкоствольная артиллерия, просуществовавшая около пяти веков, достигла своего наивысшего развития. Орудия и снаряды изготовляются с большой точностью. Повышаются тактико-технические требования, подбираются наиболее совершенные конструктивные формы, добиваются наибольшей прочности орудий. Отменяются все ненужные украшения.
Различные калибры орудий округляются. Изготовление карронад и единорогов прекращается, и они постепенно снимаются с вооружения.
После всех усовершенствований в начале 50-х годов XIX века в русском флоте имелось 15 тыс. орудий, половина которых была отлита еще в XVIII веке. Вооружение было самое разнообразное и отличалось различными видами и калибрами орудий. На кораблях употреблялись орудия следующих разрядов: фальконеты, карронады, пушки, которые предназначались для настильной стрельбы ядрами и картечью. Из пушек и карронад можно было стрелять разрывными гранатами и бомбами. Бомбовые пушки, единороги (длинные гаубицы) предназначались также для настильной стрельбы разрывными бомбами и гранатами. Кроме разрывных снарядов, из них можно было стрелять картечью и ядрами. Из единорогов можно было вести навесную стрельбу при небольшом угле возвышения. Мортиры предназначались для навесной стрельбы бомбами и ядрами и в основном устанавливались на бомбардирских кораблях и береговых фортах. Все перечисленные орудия были бронзовые и чугунные, различались между собой весом, длиной канала и местом установки.
В середине XIX века наиболее распространенными калибрами корабельных пушек были от 3-фунтовых (76 мм) до 60-фунтовых (19,6 см).
По наружному виду пушки различались в зависимости от того, на каком заводе и в какое время они были отлиты. Пушки более раннего периода имели украшения в виде фризов, поясов, украшенных затейливым литьем. Пушки, изготовленные позднее, не имели этих украшений. В 1863 году в России была сделана последняя попытка достигнуть сильного вооружения 15-дюймовыми гладкоствольными чугунными пушками для вооружения мониторов. В скором времени эти пушки были заменены более мощными стальными нарезными 9-дюймового калибра. Появление брони, которой стали обшивать борта кораблей, заставило артиллеристов добиваться увеличения разрушительной силы снаряда. Появились нарезные орудия, стрелявшие не шаровыми, а продолговатыми снарядами цилиндрической формы и заряжавшиеся не с дула, а с казенной части. Увеличилась сила давления газов, увеличилась начальная скорость снаряда, и, следовательно, возросла сила удара. В стволе пушки были нарезаны винтообразные канавки, а на снаряд был надет ведущий поясок. При выстреле поясок вместе со снарядом вращался по нарезам ствола, благодаря этому и своей удлиненной форме снаряд легче, чем ядро, преодолевал сопротивление воздуха, был устойчив в полете, имел большую дальность и точность попадания в цель. Изобретение, принадлежащее выдающемуся русскому инженеру И. А. Вышнеградскому, способа изготовления призматического пороха взамен черного — дымного намного увеличило дальнобойность пушек.
Русским ученым, инженерам и артиллеристам принадлежит ведущая роль в усовершенствовании и развитии отечественной артиллерии. Труды Д. И. Менделеева, Н. В. Майевского, А. П. Горлова и Н. А. Забудского послужили основой для развития нарезной артиллерии, а многие их труды актуальны и сегодня.

 

Четырехфунтовое орудие флагманского корабля Колумба «Санта-Мария».

 

Восьмифунтовое орудие французского военного фрегата конца XVII века.

 

Восемнадцатифунтовое орудие английского линейного корабля XIX века.

 

По материалам журнала 'Моделист-Конструктор'

www.shipmodeling.ru

Про царскую артиллерию и литьё пушек

31.03.2017 | Прошлое Славян04375

ПРО ЦАРСКУЮ АРТИЛЛЕРИЮ

Д. Флетчер к своему неудовольствию вынужден констатировать: «Полагаю, что ни один из христианских государей не имеет такой хорошей артиллерии и такого запаса снарядов, как Русский Царь, чему отчасти может служить подтверждением Оружейная палата в Москве, где стоят в огромном количестве всякого рода пушки, все литые из меди и весьма красивые» (7). Английский автор 16 века свидетельствует: «У русских прекрасная артиллерия из бронзы всех родов: маленькие пушки, двойные, королевские, фальконеты, василиски и пр., у них же есть шесть больших орудий, ядра которых до аршина высотой, у них много мортир, из которых они стреляют греческим огнем» (11). Австрийский посол Иоанн Кобенцль с ужасом отписывал императору Максимилиану II: «У русских всегда наготове не меньше 2000 всяких орудий... Меня уверяли клятвенно, что, кроме других, в двух только местах хранится две тысячи орудий со множеством разнородных махин. Некоторые из этих орудий так велики, широки и глубоки, что рослый человек в полном вооружении, стоя на дне орудия, не может достать его верхней части...» (12). Солдаты Максимилиана II на своей шкуре испытали всесокрушающую силу артиллерии Ивана Ужасного, который благодаря своей великолепной армии вернет себе скипетр Самодержца Европы. А что это была за артиллерия!

Пищаль «Медведь». Бронза. Литейный мастер Семен Дубинин. 1590 г., Москва, Кремль

Впервые русские пушки упоминаются в «Софийском временнике», где говорится, что при обороне Москвы от татар в 1382 году русские применяли огнестрельное оружие «тюфяки», и били неприятеля «великими пушками». К началу XV века артиллерийские орудия были на вооружении не только в Московском княжестве, но и в других русских княжествах. Так, о наличие огнестрельных орудий в Великом Новгороде упомянуто в летописи под 1393 годом, а в Тверском княжестве под 1408 годом.В 1479 году в Москве уже существовала « пушечная изба» где массово производились отливка и отделка пушечных стволов. К 1400 году оружейных изб на берегу реки Неглинки насчитывалось несколько.

Пищаль с «витым» стволом. Бронза. Литейный мастер Яков Осипов. 1671 г.

Важным рывком в развитии русской артиллерии стало то, что в конце 15 века московские оружейники научились отливать артиллерийские орудия из бронзы. Единственным дошедшим до нашего времени образцом бронзового литья того времени считается русское орудие, отлитое мастером Яковом Русским в 1483 году, к 1491 г. относится литая пищаль, на которой сохранились имена русских мастеров «Ваня да Васюк». А в Европе в это время еще ковались крайне ограниченные в использовании железные пищали, в очень небольших сериях.

Уже в 1488 году в Москве отливается первое гигантское орудие, которое получило название Царь-пушка. Эта пушка до наших дней не сохранилась, но слава была о ней большая. Выдающимся достижением русских литейщиков 16-ого века было создание сверхмощных стенобитных орудий весом в несколько тонн. Среди них выделялись «Степанова пушка», «Соловей», «Медведь», «Орел». Эти пушки широко применялись Иваном Грозным при взятии Казани и Полоцка. Ядра достигали размеров «по колено». В 1555 году, мастер Степан Петров отлил новую гаубицу гигантских размеров. В описях Пушкарского приказа она числилась как «пушка Павлин, ядро каменное, весом 15 пуд, длина 6 аршин 3 вершка, от запалу длина пол 6 аршина 3 вершка, весом 1020 пуд». А знаменитый мастер Андрей Чохов, создавший знаменитую школу русских литейщиков, отлил целую серию гигантских пушек, среди которых известны "Лев" весом 344 пуда, "Троил" - 430 пудов. До наших дней сохранились прекрасные экземпляры стенобитной царской артиллерии: «Инрог» (1577 г.), «Лев» и «Скорпея» (1590 г.), «Царь Ахиллес» (1617 г.).

Стенобитная пищаль «Царь Ахиллес». Бронза. Литейный мастер А. Чохов. 1617 г.

В 1586 году Андрей Чохов отлил знаменитую «Царь-пушку» весом две тысячи четыреста пудов (около сорока тонн). Это было самое большое орудие своего времени. Долгое время в исторической литературе ошибочно рассматривали Царь-пушку как ложное бутафорское орудие, изготовленное якобы с целью «припугнуть» иноземцев своим исполинским видом (непонятно только - зачем было тратить столько сил и ценного сырья, из которого можно было бы отлить с десяток боевых орудий). По обмерам и обследованиям, проведенным специалистами в области артиллерийских систем в 1946 году, было установлено, что пушка по своему типу является мортирой, и, будучи крепостным орудием, отливалась с целью поражать живую силу противника, ведя стрельбу каменным «дробом» (картечью), а не ядром, и называлась она в то время «Дробовиком российским». В шестнадцатом веке ни в одной стране мира не было пушки калибром 890 мм! В 16-ом веке в русском арсенале была самая мощная в то время гаубица - «Кашпирова пушка», весом 1200 пудов (около двадцати тонн). И подобных пушек и гаубиц с чуть меньшим калибром было не просто много – множество! И отлиты они были не под чутким руководством «просвещенных» иноземцев петровской эпохи, а за полтора века до него. Эти пушки были ужасом вассальной Европы. Причем многие годы, ибо были самыми долговечными и надежными в мире. «Пушки, отлитые по повелению Иоанна Грозного, стояли на вооружении по нескольку десятилетий и участвовали почти во всех сражениях XVII века» (13). Орудия, отлитые Андреем Чоховым, использовались даже в годы Северной войны 1700-1721 гг. (14). Царь Алексей Михайлович, надо понимать, тоже на месте не сидел и как минимум удвоил это количество.

Андрей Чохов. Пищаль "Волк", пищаль "Дикобраз". 16 век. Артиллерийский музей г. Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова 2011 г.

Помимо численности и долговечности русская артиллерия была и самой эффективной. Псковские мастера 16 века впервые в мире поставили орудия на лафеты, что кратно увеличило скорострельность, прицельную точность и дальность полета ядра. Неспроста на гербах русских городов, например, Смоленска, красовался пушечный лафет – это приспособление пугало неприятеля не меньше геральдических львов. В это же время русские мастера задумались об увеличении дальности выстрела. Воплощением этих замыслов стала пищаль «Три аспида». Это орудие представляла собой длинную трубу (длина свыше ста калибров, то есть около 5 метров), заряжением с казенной стороны. Калибр пищали составлял 45 мм, длина 4930 мм, вес 162 кг. Ствол запирался клином, который явился первым прототипом будущего клинового затвора использовавшегося еще в 19 веке. Другим характерным образцом дальнобойной осадной артиллерии 16 века стало орудие «Свиток», которое отлил мастер Семен Дубинин. Пушка имела ствол, снаружи украшенный как бы свитком, длиной около 4,5 метров и калибром около 200 мм. Ядра и гранаты, посылаемые этим орудием, легко преодолевали расстояние в 2,5 километра. Мортиры Андрея Чохова системы «Волк» стали первым в мире серийным выпуском артиллерийских орудий. Ничего подобного в Европе того времени не наблюдалось. Пятиметровые дальнобойные орудия и сверхмощные мортиры царской артиллерии приводили в ужас всех вассалов русской Империи.

Осадная пищаль "Скоропея". Андрей Чохов, 1590 год. Артиллерийский музей в Санкт-Петербурге. Фотография Александра Сакова, 2011 г.

В 16 веке Иван Васильевич, помимо бронзовых, начинает отливать гигантские чугунные пушки. Так, в 1554 г. Была изготовлена металлическая пушка калибром 26 дюймов (66 см) и весом 1200 Пудов (19,6 т), а в 1555 г. – другая, калибром 24 дюймов (61 см) и весом в 1020 Пудов (18 т). Мы можем сколь угодно размышлять, где зародилось чугунное литье, но ничего подобного в то время в Европе из чугуна не отливалось.

Осадная мортира времен Ивана Грозного, 16 век. Артиллерийский музей г. Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова 2011 г.

В середине XVI в. Царские оружейники создали первые эталоны артиллерийских систем залпового огня - многоствольные орудия, известные по документам того времени под заглавием "сорок" и "органов". «Первые "сороки" возникли в первой половине XVI вв. – о существовании в столичной армии таковых орудий сообщается в литовском документе 1534 г. В российских источниках "сороковой" порох упоминается, начиная с 1555 г... Стволы были соединены общим стальным желобком, в который засыпался порох для воспламенения зарядов и производства одновременных выстрелов» (14). Музыка этих «органов» стала заупокойной мессой для многих врагов православного Царства.

Осадная пищаль "Царь Ахиллес". Андрей Чохов, 16 в. Артиллерийский музей, Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова, 2011.

Среди работ Андрея Чохова были особенные шедевры многоствольной залповой артиллерии, к коим относится «стоствольная» скорострельная пушка. Современник писал про это чудо-изобретение: «Я видел одно орудие, которое заряжается сотнею пуль и столько же дает выстрелов, оно так высоко, что мне будет по плечо, а пули его с гусиные яйца» (15). Отлито это орудие было в 1588 году, вес его достигал 5300 килограммов. Представьте себе это ноу-хау в 16 веке! Да после залпа этой пушки всё войско противника в ужасе разбежится. Это орудие стало прототипом знаменитых русских систем залпового огня «Катюша» и «Град», традиции которых были заложены нашими великими предками. Разве наши историки вспоминают про эти славные страницы в школьных учебниках?

Но и это еще не все. Царские оружейники первыми в мире начали наносить на внутренний ствол орудий спиральные нарезы, как правило, от шести до десяти, что отмечается на многих русских пушках 17 века. До наших дней сохранилась пищаль 1615 года с десятью сферическими нарезами на внутреннем стволе. Это самое старое из дошедших до наших дней нарезных орудий, самая первая нарезная пушка в Европе появится только в конце 17 века, с 6 нарезами.

В XVII в. артиллерийское дело на Руси совершило значительный шаг вперед. В это время в Москве мастера уже делились на ствольников, станочников, замочников и др., т. е. теперь уже разные части орудий делали различные мастера, тем самым поставив производство орудий на поток. Русские мастера-оружейники в некоторых случаях вводили в свое производство усовершенствования, опережавшие технику и науку того времени. Так, в XVII в. два русских мастера изобрели затворы к орудиям — один изготовил пищаль с выдвижным затвором в виде клина (клиновый затвор), а другой придумал ввинчивающийся затвор. Только в XIX в. — двести лет спустя — европейская техника сумела освоить это русское изобретение, и орудия с подобными затворами (конечно, усовершенствованными) применяются теперь во всех армиях. Орудия, изготовленные русскими мастерами в XVII в., хранятся в Артиллерийском историческом музее в Ленинграде, как праотцы современных орудий с клиновыми и поршневыми затворами. Таким образом, уже в 16 веке имелись сотни образцов русских артиллерийских орудий, конструктивно близких к орудиям конца XIX века с вертикальными и горизонтальными клиновыми и ввинчивающимися затворами.

Интересно, что в конце 1880 году представитель династии германских оружейников Фридрих Крупп захотел запатентовать изобретенный им клиновой затвор. Но, увидев в Артиллерийском музее Санкт-Петербурга скорострельную пищаль 17 века, уже тогда имевшую клиновой затвор, был просто шокирован. Русские оружейники шли впереди Европы всей, опережая европейцев на несколько веков! И это были не заезжие немцы, это сплошь и рядом наши отечественные умельцы. Один великий Чохов воспитал целую плеяду мастеров, среди которых особо выделялись Дружина Романов, Богдан Молчанов, Василий Андреев, Микита Провоторхов.

В 1547 году пушкари были выведены из стрелецкого войска в самостоятельный "Наряд", для руководства которым создали Пушкарский приказ (своего рода министерство артиллерии). Позже "Пушкарский Приказ" разделили на подразделения: городовой (крепостной), большой (осадный) и малый (полковой) наряды. С 16-ого века в каждом полку стрелецкого строя имелось от 6 до 8 «полковых пушек». И организация русского пушкарского дела была на высоте, каждому калибру орудия соответствовали свои калиброванные ядра и гранаты. В разрядной книге Пушкарского Приказа 16 в. не только названы все пушки и мортиры, но и сообщены их основные характеристики (вес ядра). Благодаря этому можно установить, что для некоторых типов орудий – "верхних пушек Якобовых", "полуторных" и "скорострельных" использовались единообразные по весу снаряды (14). И это задолго до Петра, при котором русское вооружение внезапно стало отсталым.

Поэтому про историю русской артиллерии историки говорить не любят. Эти славные страницы абсолютно не вписываются в современные догмы об отсталом русском войске до Петра I. Кстати сказать, лучшие образцы отечественного артиллерийского дела были уничтожены по «именному указу» Великого Реформатора. Было «велено перелить в пушечное и мортирное литье пушку «Павлин», что в Китае у Лобного места на роскате; пушку Кашпирову, что у нового Денежного двора, где был Земской приказ; пушку «Ехидну», что под селом Воскресенским; пушку «Кречет» ядром пуд десять фунтов; пушку «Соловья» ядром 6 фунтов, что в Китае на площади». Петр добросовестно исполнил главный заказ своих попечителей, и ужас вассальной Европы - царская имперская артиллерия перестала существовать.

68-гривенковая (216 мм) осадная пищаль "Инрог". Андрей Чохов. 1577 год. Музей Артиллерии, Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова, 2011 г.Обнаружена в 18 веке в немецком городе Эльбинге. Таковы были реальные размеры Российской Империи в 15-17 вв.

Но география обнаружения русских пушек красноречиво свидетельствует о былом величии Царской Империи. Первые две европейские ручные пушки, обнаружены и хранятся в Италии. Они сделаны из бронзы, но при этом имеют на себе орнамент из дубовых листьев и православный крест. В Италии никогда не было православных крестов, только латинские. Что делали пушки с русскими православными крестами на Апеннинах? Далее еще занимательнее. Две гигантские пушки мастера Андрея Чохова были обнаружены в Стокгольме, где находятся до сих пор. Очевидно, что там, где застыли русские пушки, там и были конечные цели походов, там и остались царские арсеналы. Кстати сказать, во время Ливонского похода 1577 года царь Иван Васильевич взял с собой пушку «Инрог». Этот поход стал одним из самых успешных российских походов, были захвачены практически все города и замки Ливонии, не считая Риги и Ревеля.... Однако после этого похода следы «Инрога» теряются и всплывают уже во времена Петра в немецком городе Эльбинге. Именно там и закончился поход Ивана Грозного в 1677 году – на берегах Эльбы, ни больше, ни меньше. В 18 веке благодарные немцы вернут Петру эту знаменитую пушку. Им больше нечего было бояться - пушки русских тиранов навсегда замолчали. Но география нахождения гигантских русских пушек красноречиво свидетельствует о реальных масштабах русского имперского влияния. Кстати сказать, знаменитый шелом царя Ивана Васильевича тоже был обнаружен в Стокгольме. Историки никак не могут объяснить этот факт. Но, если Стокгольм – это русский имперский город Стекольный, как именовали его в русских документах, то нахождение там русских пушек и царских шлемов вполне объяснимо.

Так кто был реальным Императором Европы? Леопольд? Максимилиан? Или все-таки русский Царь? Это напоминает спор лягушонка и слона, кто в джунглях хозяин. Лягушонок заквакает, слон шлеп ногой – и тишина... Понятно, за что принизили мощь и организацию лучшей в мире армии прусские борзописцы. Уж больно настрадались они за двести лет от русской имперской орды. Самой слабой русская армия была как раз при Петре Великом, когда проигрывала одно сражение за другим. В 16 и 17 веках не было на планете Земля силы, способной противостоять русскому оружию.

ЛИТЬЕ ПУШЕК НА РУСИ

Как мы убедились, у русского царя были не только претензии на Вселенскую власть, но и возможности эту власть взять и удержать. Но чтобы создать такую мощную армию и артиллерию, русскому императору нужно было иметь развитую металлургию и удобные рудные месторождения. Ни одна древняя цивилизация не могла бы добиться процветания без наличия природных ископаемых и в первую очередь металлов. Это аксиома.

Почти все русские пушки 15-17 веков были отлиты из высококачественной бронзы, куда в основном шла медь. А была ли на Руси медь? Тут у историков возникают серьезные проблемы, ибо, сузив размеры Русского Царства до малюсенькой Московии, русские оказались полностью отрезанными от всех медных приисков. А помимо меди для литья бронзы необходимы еще редкоземельные металлы: цинк, никель, олово и очень много угля. Где же взять такое богатство на Среднерусской возвышенности? Ближайшее место, откуда могла поступать вся эта руда вместе с углем – это Урал. Уральские месторождения тем уникальны, что руда здесь разнообразная и залегает на поверхности, не требуя шахтной добычи.

Согласно ТИ, первые разработки уральской меди начались при царе Михаиле Федоровиче. Начало же промышленного производства связывают с именем Демидовых во времена Великого Реформатора. Вот и получается, что вплоть до покорения Сибири в самом конце 16 веке, Урал был русским не доступен – там сидели ненавистные ордынцы. Ясное дело, ни о каких промышленных поставках стратегического сырья из враждебных ханств речи быть не могло. Тогда историки ссылаются на европейские источники поставок. В Европе есть только два места с богатыми месторождениями металлов - Германия и Швеция. Но именно эти страны постоянно враждовали с русскими царями, ждать сверх масштабных поставок оттуда тоже не приходилось. Да и как доставить такое огромное количество медной руды, олова, цинка, угля? Это сотни тысяч тонн – никакая торговля не справится. Доставку таких тяжеленных грузов можно было осуществить только морским путем, да и то при наличии сверхмощного флота. Но единственный русский порт в Архангельске был впервые открыт Англичанами только во времена Ивана Грозного, когда на Руси уже стояли тысячи огромных бронзовых пушек. Да и не известно ничего об этих сверхпоставках. Поэтому развитая металлургия Средневековой Руси это очень большая проблема, не имеющая решения в рамках ТИ.

Единственным реальным источником металла оставался Урал. Помимо относительной близости расположения, Урал тем уникален, что большинство речек впадает в Каму, которая в свою очередь течет в Волгу, а вся Русь, включая Москву, находилась в Волжском бассейне. Доставка столь тяжелых грузов водным речным транспортом – это идеальный и, повторюсь, единственно возможный вариант поставок.

Но добыча металлов на Урале сразу ставит жирный крест на монгольском завоевании Руси. Многовековое существование в Поволжье и Сибири враждебных татарских орд становится фикцией. Самое интересное, что уже в 1580-ых годах вся Западная Сибирь до Оби отмечена множеством русских поселений старателей. Объяснить столь стремительное заселение русскими таких неимоверных просторов в рамках ТИ не возможно. Многочисленные пушки известны на Руси с конца 15-ого века, задолго до покорения Сибири Иваном Грозным. Если сюда добавить гигантское колокольное литье, возникшее согласно летописным источникам с 10-ого века, то версия с неосвоенным Уралом становится полностью не состоятельной. Колокола на Руси всегда были огромными и в неимоверном количестве, в основном из меди и бронзы. При этом потребности в металле для литья колоколов были в десятки раз большими, чем для пушечного литья, хотя даже для литья пушек в рамках ТИ меди взяться было не откуда. Это еще один абсолютно независимый аргумент о несостоятельности немецкой версии покорения Руси монголами. У русских была развитая металлургия, но не было металла, а у мифических монголов был металл, но не было развитой металлургии. Такие вот ТИ-парадоксы.

Поэтому мы просто вынуждены значительно расширить реальные границы Средневековой Руси. Урал, или как его называли на Руси, Югорский камень был русским издревле. Это была главная материально-сырьевая база скифско-русского государства.

Источник: www.kramola.info



russkievesti.ru

Артиллерия в Англии в XVIII веке

Артиллерия в Англии в XVIII веке

К началу XVIII века практика называть именами домашних животных детали орудий и сами орудия прошла. Орудия теперь определялись весом выстреливаемого ими снаряда. Наука артиллерии усложнялась, и комитет артиллерийского вооружения теперь больше интересовался точностью стрельбы, все меньше оставляя места случаю. Появились новые конструктивные элементы орудий, оборудование становилось все более стандартизированным. К 1750 году артиллерия классифицировалась как отдельный вид вооружения, но это касалось корабельных, гарнизонных и осадных орудий, но не полевых. Орудия изготавливались из бронзы (ее еще называли пушечным металлом – сплав 90 % меди и 10 % олова) или чугуна. По металлу эти пушки отличались от предыдущих, когда каждый мастер охранял секрет своего сплава. Такие сплавы содержали медь, олово, а также определенное количество цинка.

Уже в начале правления Ганноверской династии конструкция и технология изготовления орудий были довольно высоко стандартизированы. Пушки приобрели более четкие линии, чем в 1650 году. Мастера теперь уделяли значительно меньше усилий и времени декоративным украшательствам, колоколообразную форму дула заменила вернувшаяся бандажная. Несмотря на все это, кардинального отказа от традиционной формы и весовых характеристик в соотношении с напряжением, испытываемым стволом при стрельбе, не произошло, хотя это уже стало важным фактором для проектирования орудий.

Состояние артиллерии в Англии XVIII века было типичным и для других европейских стран, хотя, конечно, и были некоторые частные отличия. Около 1730 года формула полковника Джона Армстронга, генерального смотрителя артиллерии, была фактически продолжением давно прошедших дней. Его орудия 20-го калибра имели следующие пропорции:

Цапфы, диаметром порядка калибра, были выдвинуты далеко вперед (3,7 длины пушки), чтобы избежать «вставания на дыбы» или «взбрыкивания» задней части. Канониры повсеместно были недовольны таким размещением цапф, поскольку при этом их оси касались нижней поверхности ствола. Как заметил Джон Мюллер, профессор артиллерии и фортификаций Королевской Военной академии в работе «Трактат об артиллерии» (Treatise of Artillery), 1768, с. 41: «Это до того абсурдно, что даже забавно, почему никто не подумал измерить это. Единственной причиной этой практики, насколько я знаю, служит мнение, что таким образом оружие крепится более надежно и служит дольше, чем если бы разместить их по-иному. Как бы несерьезно это ни звучало, но это служит оправданием придерживаться старой установившейся традиции». В 1756 году Мюллер сдвинул цапфы к центру ствола, что значительно снизило нагрузки на лафет. Калибр пушки оставался основным мерилом для конструкторов.

Эти данные применимы как к бронзовым, так и чугунным орудиям, но в случае бронзовых пушек Армстронг разделил калибр на 16 частей, а чугунных на 14. Таким образом, стенки чугунных пушек были немного толще, чем бронзовых. Это имело смысл, так как бронза более прочный материал, чем чугун.

Все пушки в то время конечно же отливались, кроме колец, которыми они украшались, и обручей, выполняющих функции конструктивных элементов. Утолщения придавали пушкам вид «трех усеченных конусов, соединенных таким образом, что меньшее кольцо основания предыдущего конуса всегда больше большего кольца последующего»{74}. Это была общая практика во всем цивилизованном мире. Декоративные валики, астрагалы и лепные украшения усиливали впечатление секционного строения орудий. Испытания 24-фунтовых пушек различной длины показали, что в целом пушки длиной от 18-го до 21-го калибра наиболее эффективны, но то, что хорошо для 24-фунтовок, не обязательно справедливо для других калибров. Почему, например, 32-фунтовая 6-дюймовая латунная осадная пушка длиннее 42-фунтовой сестры, спрашивал Джон Мюллер, часто обращавший внимание на такие несуразицы, и принялся за разработку новой системы классификации артиллерии страны.

Как и многие до него, Мюллер хотел увеличить калибр пушки без увеличения ее веса. Ему удалось достичь этого двумя путями. Первый – модифицируя внешний облик, сократив металлоемкость, и второй – уменьшив объемы заряда, что помогло укоротить и, соответственно, облегчить пушку. Пушки конструкции Мюллера не имели тяжелых утолщений (упрочнений), металл распределялся вдоль ствола в форме конуса от каморы к утолщенному жерлу. Но, принимая во внимание человеческое нежелание перемен, он четко расписал положение и размеры каждого молдинга, одновременно протестуя против бесполезности такого украшения. И только уже в следующем веке, когда специалисты достаточно узнали о металлургии и внутренней баллистике, они смогли отказаться от молдингов. Таким образом, используя заряд весом порядка одной трети снаряда, Мюллер сконструировал легкие полевые орудия длиной 14 калибров и корабельные пушки длиной 15 калибров. Его гарнизонная и осадная артиллерия, для которых вес не имел большого значения, была длиной 18 калибров. Для введения соразмерности других частей орудий он разделил диаметр снаряда на 24 части и использовал это как меру. Калибр пушки, например, был 25 частей, или 25/24 диаметра снаряда. Несколько других размеров, таких как толщина казенной части, предельная длина пушки, при которой она не «клюнет носом», толщина у передаточного отверстия и толщина жерла были 14/24, 39/24, 16/24 и 8/24 соответственно.

Самые тяжелые гарнизонные орудия Мюллера весили в среднем 172 фунта (78 кг) чугуна на каждый фунт веса снаряда, в то время как корабельное орудие в среднем весило 146 фунтов (66,2 кг) чугуна на фунт снаряда. Это, приблизительно, половина объема чугуна, затрачиваемого на пушку в XVI веке. Это было крайне важно для страны, воюющей на море.

Зазор между снарядом и стенками в английской артиллерии, до того как за эту проблему взялся Мюллер, был на 20 % больше, чем во французской артиллерии. Английское соотношение снаряда к калибру было 20:21, а за Ла-Маншем – 26:27. Так что британская 9-фунтовая пушка выстреливала 4-дюймовый (10 см) снаряд из 4,2-дюймового (10,7 см) ствола, в то время как французская 9-фунтовая пушка выстреливала 4,18-дюймовый (10,6 см) снаряд из 4,34-дюймового (11 см) ствола. В Англии в то время бытовало мнение, что завышенный зазор между снарядом и стенками более удобен и экономичен – они утверждали, что зазор должен быть не менее толщины металла ковша канонира, чтобы можно было достать застрявшее ядро или неиспользованное, чтобы его не пришлось выстреливать и, таким образом, терять. Джон Мюллер с нетерпением отметал такие оправдания. При хорошем уходе за орудием и чистых ядрах никакой грязи в орудии быть не должно, а лишнее ядро можно выкатить, наклонив ствол пушки, кроме того, повышение точности выстрела с лихвой компенсирует потерю ядра. Далее, имея меньшую степень зазора, ядро будет меньше стучаться о стенки ствола, значит, пушка будет изнашиваться меньше и служить дольше. В своей артиллерии Мюллер установил соотношение ядро/калибр 24/25 – значительно меньше, чем четверть дюйма (0,6 см) во времена Елизаветы.

Мюллер решительно выступал за использование бронзовых пушек для флота. Он считал такие пушки более надежными, чем чугунные. 24-дюймовая бронзовая пушка стоила 156 фунтов стерлингов в сравнении с 75 фунтами за чугунную, но этот начальный выигрыш терялся в цене металла, когда пушку списывали. Чугун стоил 0,5 пенни за фунт, в то время как бронзу можно было переплавлять так часто, как потребуется.

Винград английских пушек ничем не украшался; французские пушки одно время украшались различными фигурами, часто изображениями звериных голов, обозначающих различные калибры. Вероятно, это имело преимущество быстрого опознавания.

К 1756 году отдельные английские пушки, внутри сфер их применения, в целом мало отличались по весовым и габаритным параметрам:

В целом бронзовые пушки были тяжелее аналогичных чугунных собратьев, корабельные – длиннее гарнизонных, а осадные – самые маленькие и легкие из всех.

В 1740 году швейцарец Мариц сделал значительный вклад в развитие технологии изготовления пушек, но в Англии это не было принято. Вместо отливки полого ствола, то есть формирования ствола вокруг центрального стержня, Мариц стал отливать сплошной ствол, а затем высверливать его, значительно улучшив его однородность. Теперь просверленный ствол мог быть довольно гладким, но его внешняя поверхность литого из чугуна ствола оставалась столь же грубой.

Технология отливки значительно усовершенствовалась по сравнению с началом века, но принципы остались те же. Литье бронзовых пушек для короны производилось на заводах, основанных Максимилианом Вестерном в 1684 году в Уиндмилл-Хилл, в Верхнем Мурфилдсе по существующей и ныне дороге недалеко от площади Финсбури. Пушки отливались только из свежевыплавленного металла, лом считался непригодным. В 1704 году мистер Вестерн сдал литейное производство в аренду Метью Багли, бывшему в то время литейщиком колоколов в Чалкомбе, Нортгемптон. Он продолжал поставлять артиллерию для королевского двора вплоть до трагической смерти в 1716 году. После подписания мирного соглашения в Утрехте в 1713 году пушки, захваченные у французов герцогом Мальборо, были выставлены во дворе литейного завода Мурфилдс в Уиндмилл-Хилл. В 1716 году было принято решение использовать этот ценный металл, переплавив изделия из него для нужд английской артиллерии, и 10 мая того года высокопоставленные гости собрались наблюдать этот процесс. Когда заливка закончилась, формы, как оказалось, были еще сырыми. Последствия были ужасающими. Многие погибли, включая мистера Багли и нескольких именитых персон. В результате этой катастрофы в 1716 году было начато строительство Королевского бронзолитейного завода на территории арсенала в Вулвиче, и на следующий год он был запущен в эксплуатацию.

На новом заводе расплавленный в печи металл выливался в формы соответствующих размеров. В этих формах металл остывал и, естественно, твердел. Стволы отливались дольше, чем законченная пушка с казенной частью внизу, так что окалина и шлак могли собираться на ее верхней поверхности; кроме того, вес литника оставлял наплыв на расплавленном металле.

Полная изложница состояла из собственно формы – со стволом и казенной частью. Основными используемыми ингредиентами были формовочная глина, конский навоз и твердый животный жир. Подготовка глины заключалась в смешивании ее в чане с навозом. Формы изготовляли, выкладывая формовочную глину на основу из ржаной соломы. Изложница изготовлялась из слоев твердого животного жира, формовочной глины, смешанной с конским навозом, двойным усилением железными поясами. После того как формы охлаждали водой, их вынимали из ямы и разбивали. После чего литник спиливали.

После отливки пушку отправляли на сверлильные станки, на которых просверливались внутренние отверстия нужных размеров. До появления современных мощных машин сверление было крайне сложной операцией, и точность, в современном ее понятии, была недостижима.

Первую сверлильную машину на этом заводе можно описать как архаичную. В дальнейшем был установлен станок, в котором сверлильная головка оставалась неподвижной, а пушка вращалась четверкой лошадей. Эта машина была изобретена в Страсбурге и считалась одной из лучших сверлильных машин своего времени в Европе. Как бы примитивна эта машина ни была, она прослужила до 1842 года, пока ее не сменил паровой двигатель. К концу XVIII века стоимость бронзового оружия достигла 130 фунтов стерлингов за тонну, что составляло 400 % цены XIV века.

К середине XVIII века интенсивная вырубка леса истощила ресурсы Суссекса, что, наряду с возросшим использованием каменного угля, привело к смещению производства к северу, где находились основные запасы сырья. В Шотландии всегда работали заводы, и в 1759 году д-р Джон Робак, в содружестве с членами семьи Кадделл, торжественно открыл компанию «Каррон айронворк» (Carron Ironworks Company) недалеко от Фолкерка. Три года спустя эта компания начала выпускать вооружение для армии. Вначале королевство неохотно поддерживало эту компанию, но международное положение к концу века заставило правительство все чаще и больше обращаться к ним, тем более что услугами компании пользовались обе стороны. В ряду многих изготовленных ими пушек была carronade (карронада), коротышка, более похожая на гаубицу, она революционизировала морскую артиллерию. Ею было гораздо легче управлять, чем другими пушками того же калибра, и она долгое время пользовалась большим успехом. Карронады впервые появились на море в 1779 году[39], и было заказано 900 лафетов для установки на квартердеках (ютах) и полубаках. Более разрушительная пушка, чем какая-либо из существующих в то время; ее называли «сметатель». Дальность ее стрельбы была меньшей, чем у собратьев, зато снаряд тяжелее. Ее размеры варьировались от легких полевых образцов для использования в сухопутных операциях до 68-фунтовых. В 1782 году 44-пушечный корабль был полностью перевооружен на карронады в качестве эксперимента, в результате его изначальный вес залпа бортовой артиллерии 318 фунтов (144 кг) увеличился до 1238 фунтов (561 кг). Их основным недостатком была короткая дистанция стрельбы. Компания «Каррон айронворк» изготовляла артиллерию вплоть до середины XIX века, когда новые, более технологически совершенные компании вытеснили ее «эксклюзивность».

Мортиры оставались дополнением к пушкам в течение всего раннего периода артиллерии и не классифицировались как отдельный класс орудий вплоть до XVII столетия, когда 7,5-, 10-, 13– и 18-дюймовые мортиры стали приписываться к артиллерийскому парку как необходимое дополнение. Кроме того, в XVII веке стали появляться гаубицы.

В XVIII веке мортиры стали стандартным вооружением в дополнение к пушкам, как было сказано выше, и их парк расширили 13-, 10– и 8-дюймовыми чугунными мортирами, в компании с бронзовыми мортирами ройял (5,8 дюйма / 14,7 см) и кохорн (4,5 дюйма / 11,4 см).

Стоит отметить последнюю из них.

Это небольшое орудие, предназначенное для обороны крепостей, было разработано в XVII веке Менно, бароном ван Кугорном (Кохорном) (Menno, Baron van Coehorn), умершим 17 мая 1704 года.

Удивительно, что подобные орудия можно было увидеть в английских колониях Гамбия и Британский Гондурас еще в 1924 году. Было произведено два выстрела:

1) 42/5-дюймовый зажигательный снаряд, документировано 9 июля 1860 года.

2) 42/5-дюймовый фугасный артиллерийский снаряд, документировано 3 октября 1861 года.

Данные последнего выстрела:

Данные мортиры кохорн – XVIII век:

(Астрагал: в архитектуре – ободок вокруг колонны с буртиками с обоих концов. Делался на пушках и мортирах.)

Подставка под мортиру делалась из цельного куска дерева. На ней имелись два чашеобразных ложа, два болта с ушком, два стягивающих болта, один заклепочный болт с кольцом, две ручки, пять квадратных склепочных пластин и две цепи и скобы.

Размеры подставки:

Из мортиры кохорн всегда стреляли с подставки под фиксированным углом 45 градусов. Она никогда не устанавливалась на лафет на колесах.

Часто служила декоративным украшением домов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Чертежи старинной корабельной пушки |

Старинная корабельная артиллерия всегда вызывала интерес у моделистов, коллекционеров и любителей военной истории. Предлагаем Вам купить чертежи для изготовления модели старинной корабельной пушки конца 18 века.

Изначально чертежи разработаны на основе масштабирования размеров 24 фунтового корабельного орудия фрегата «Конституция».

Масштаб модели 1:10, длина ствола с винградом модели корабельной пушки примерно 305 мм. При желании чертежи можно использовать для изготовления модели пушки большего или меньшего масштаба.

На первых страницах приведены фотографии и краткое описание пушек фрегата «Конституция», на основе которых были разработаны чертежи.

Первая половина комплекта «Чертежи старинной корабельной пушки конца 18 век»а состоит из чертежей лафета, колес и латунной фурнитуры. В качестве материала для изготовления лафета рекомендуется использовать древесину ореха.

Чертежи лафета снабжены пояснительными фотографиями готовой модели, которые показывают не только внешний вид деревянных деталей, но и разъясняют устройство и порядок сборки лафета.

Вторая часть комплекта чертежей для изготовления модели старинного корабельного орудия представляет собой чертежи ствола. Помимо чертежей самого ствола, в комплекте показаны чертежи цапф, крепежных элементов и даже рекомендуемые размеры самодельного сверла, которое можно использовать для сверления канала ствола.

В качестве материала для изготовления ствола рекомендуется использовать латунь или бронзу. Чертежи ствола корабельной пушки так же снабжены пояснительными фотографиями. Последние страницы комплекта показывают фотографии полностью собранной модели орудия.

Перейти на главную страницу сайта Магазин Shop.HistoryPistols.ru

shop.historypistols.ru

Французская армия. Вооружение артиллерии, система Грибоваля

Стало уже почти общим местом отмечать высокое качество материальной части французской артиллерии в эпоху Наполеона, и мы не будем ради оригинальности изложения утверждать обратного, хотя ряд нюансов в этот вопрос и будет внесен...

Прежде всего, хотелось бы отметить, что именно во Франции с созданием регулярной армии во второй половине XVII в. были сделаны первые попытки привести в систему артиллерийское вооружение. Авторами не реализованной на практике реформы полевой артиллерии были инженер Антонио Гонсалес и генерал Фрезо де ла Фрезельер. Цель, поставленная этими людьми, была осуществлена генералом Жаном Флораном де Вальером (1667-1759), который разработал и ввел в войсках единую артиллерийскую систему, принятую на вооружение в 1732 г. Девальеровская материальная часть при наличии ряда достоинств имела особенности, из-за которых она скоро отстала от времени. Проблема состояла в том, что де Вальер создавал свою систему, исходя из опыта войн Людовика XIV, в которых преобладали не полевые сражения, а осады крепостей. Поэтому пушки де Вальера делались с расчетом на возможность их применения в “крепостной” войне, а следовательно, главное, чего желали от них добиться, это дальнобойность и мощный начальный импульс ядра. Отсюда необходимость больших пороховых зарядов и, как следствие, стволов с чрезвычайно толстыми стенками.

Нетрудно догадаться, что пушки де Вальера для боя в открытом поле оказались тяжелы и плохо подвижны. Наконец, де Вальер, исходя прежде всего из опыта осад, сделал ставку не на быструю стрельбу, а наоборот, на медленный, “размеренный” огонь, что должно было экономить ядра и порох. В результате из его системы были изгнаны картузы (мешочки с отмеренным пороховым зарядом), и артиллеристы, как и в начале XVII в., насыпали порох в канал ствола с помощью специальных совков.

Недостатки системы де Вальера проявились в первых же войнах, где использовались его пушки. Особенно они стали очевидными, когда в 40-е годы XVIII в. пруссаки, а затем австрийцы ввели в войсках системы полевой артиллерии (соответственно - системы Хольцмана и Лихтенштейна), где ставка делалась не на дальнобойность, а на легкость и маневренность орудий. Наконец, теоретическим основам системы де Вальера был нанесен мощный удар, когда опыты Белидора (1739 г.), профессора артиллерийской школы в Ла Фере, доказали, что дальнобойность орудий не находится в прямо пропорциональной зависимости от веса порохового заряда.

Артиллерийскую систему, построенную на основе новых реалий войны и результатах научных исследований, суждено было создать генералу Жану-Батисту Вокетту де Грибовалю (1715-1789).

Грибоваль по распоряжению военного министра проходил стажировку в прусских, а затем, во время Семилетней войны, в австрийских войсках. На основе увиденного и на базе глубоких теоретических изысканий, а также практических экспериментов он разработал стройнейшую систему полевой артиллерии, которой было суждено не только пережить своего создателя, но и стать, пожалуй, самой известной артиллерийской системой в Европе. Система Грибоваля прошла все войны Революции и Империи и в слегка измененном виде существовала во Франции вплоть до второй половины XIX в.

Эта, ставшая впоследствии знаменитой, артиллерийская система была введена в войсках королевским ордонансом от 13 августа 1765 г. Однако интриги завистников, в частности де Вальера-сына, привели к тому, что в 1772 г. было решено вернуться к старой материальной части. Но ненадолго. Уже в 1774 г. система Грибоваля вновь восторжествовала, и на этот раз окончательно.

Стандарты системы Грибоваля
Каковы же были основные черты французской артиллерии образца 1774 г.?

В систему Грибоваля входило три стандартных типа полевых пушек: 12-, 8-и 4-футовые и одна гаубица калибром 6 дюймов 4 линии (165,7 мм). Стволы всех этих орудий были отлиты из бронзы. Отныне было введено единообразие не только стволов, но и лафетов, колес, зарядных ящиков, передков, упряжек и даже специальных измерительных приборов для контроля за качеством изделий. Колесо, изготовленное в Страсбурге, теперь без всяких подгонок могло заменить поломавшееся колесо на лафете, сделанном в Гренобле.

Полевые пушки были отделены от осадной артиллерии, которая в свою очередь тоже была реформирована Грибовалем. Им же были разработаны артиллерийские системы для крепостных и береговых батарей (рассмотрение этих орудий выходит за рамки нашего очерка).

Грибоваль выбрал соотношение веса ствола к весу снаряда полевых пушек, равное 150 вместо 225-280 в системе де Вальера, что позволило значительно облегчить вес орудий. Вес порохового заряда уменьшился с 2/3 от веса ядра до 1/3. Равным образом длина ствола сократилась с 20-25 калибров до 18 калибров.

Все это, конечно, не могло не сказаться на дальности и точности стрельбы пушек. Однако небольшое уменьшение дальнобойности с лихвой компенсировалось во много раз возросшей подвижностью орудий и простотой их эксплуатации. Уменьшение веса стволов позволило значительно облегчить и лафеты, которые к тому же были снабжены отныне высокими колесами с большей степенью проходимости. Наконец, введение металлической оси и чугунных втулок на колесах обеспечило еще большую прочность и надежность конструкции.

Заряжание орудий

Укорочение стволов позволило резко увеличить скорострельность пушек, тем более что грибовалевские орудия заряжались совершенно иначе, чем в системе де Вальера. Отныне заряд представлял собой заранее заготовленную дозу пороха, насыпанную в камлотовый мешок (картуз). Ядро же прикреплялось металлическими полосками к Шпигелю / sabot - деревянному поддону, который в свою очередь был соединен с картузом. Таким образом, вместо долгой и небезопасной процедуры заряжания при помощи совка для пороха, артиллеристы использовали теперь удобные в обращении заряды, похожие на современный унитарный патрон. Эти заряды перевозились в специально разработанных Грибовалем зарядных ящиках / caissons.

Говоря о зарядах, нельзя не отметить, что знаменитым реформатором французской артиллерии была значительно усовершенствована и стрельба картечью. Отныне картечь - специальные пули очень крупного калибра - была заключена в жестяные банки с железным поддоном, что, как показали эксперименты и боевая практика, значительно увеличило дальность и точность стрельбы этим видом снарядов. Сами картечные пули стали делаться не из свинца, а из кованого металла. Теперь они не деформировались в полете и, сверх того, могли рикошетировать от твердой земли.

Прицеливание

Для более точной наводки орудий появились мушки и прицелы, а также специальные винты под казенной частью для разворота ствола в вертикальной плоскости. Эти приспособления дополнялись таблицами дальности стрельбы, рассчитанной для разных углов возвышения.

Отвоз
Среди изобретений Грибоваля нельзя не отметить одно остроумное преобразование, сыгравшее большую роль в войнах Революции и Империи. Это так называемый “отвоз” (prolonge, дословно: “продолжение”). Он представлял собой не что иное, как толстый канат длиной восемь метров, который крепился одним концом к передку, а другим концом - к кольцу на лафете орудия. Это простейшее приспособление позволяло мгновенно переводить пушку из походного положения в боевое. Особенно удобными действия орудий на отвозах были в ситуации, когда требовалось прикрыть отход своих войск на поле боя. Лошади тянули передок, канат напрягался и тянул за собой орудие. Стоило же обозным остановить упряжку, как канат ослаблялся, и пушка сама собой становилась в положение для стрельбы. Длина каната позволяла не опасаться повреждения передка при откате орудия после выстрела. Хотя и с несколько меньшим успехом, отвоз, использовался и при наступлении; наконец, он был незаменим при перевозе орудий через препятствия на местности. Эта маленькая хитрость Грибоваля значительно усилила боевые возможности артиллерии и тотчас же была заимствована всеми армиями Европы. Генерал Фаве, специалист по истории артиллерии, считал, что одно только изобретение отвоза обеспечило бы Грибовалю далеко не последнее место в истории развития военной техники.

Наконец, необходимо сказать и о том, что Грибоваль был первым, кто разработал новый метод производства стволов пушек, при котором канал ствола высверливался в отлитой болванке на специальном станке.

Перечисленные достоинства грибовалевских пушек сделали французскую артиллерию образцом для подражания во всей Европе. Орудия Грибоваля с успехом прошли боевое крещение в войне за независимость США и показали свои великолепные боевые качества в эпоху войн Великой французской революции. Тем не менее, боевая практика выявила и ряд недостатков указанной системы.


Источник: Соколов О.В. "Армия Наполеона" Глава VI. СПб. 1999.

wars175x.narod.ru

Артиллерия в Англии в XVIII веке - История артиллерии. Вооружение. Тактика. Крупнейшие сражения. Начало XIV века – начало XX - Оливер Хогг - rutlib5.com

Артиллерия в Англии в XVIII веке

К началу XVIII века практика называть именами домашних животных детали орудий и сами орудия прошла. Орудия теперь определялись весом выстреливаемого ими снаряда. Наука артиллерии усложнялась, и комитет артиллерийского вооружения теперь больше интересовался точностью стрельбы, все меньше оставляя места случаю. Появились новые конструктивные элементы орудий, оборудование становилось все более стандартизированным. К 1750 году артиллерия классифицировалась как отдельный вид вооружения, но это касалось корабельных, гарнизонных и осадных орудий, но не полевых. Орудия изготавливались из бронзы (ее еще называли пушечным металлом – сплав 90 % меди и 10 % олова) или чугуна. По металлу эти пушки отличались от предыдущих, когда каждый мастер охранял секрет своего сплава. Такие сплавы содержали медь, олово, а также определенное количество цинка.

Уже в начале правления Ганноверской династии конструкция и технология изготовления орудий были довольно высоко стандартизированы. Пушки приобрели более четкие линии, чем в 1650 году. Мастера теперь уделяли значительно меньше усилий и времени декоративным украшательствам, колоколообразную форму дула заменила вернувшаяся бандажная. Несмотря на все это, кардинального отказа от традиционной формы и весовых характеристик в соотношении с напряжением, испытываемым стволом при стрельбе, не произошло, хотя это уже стало важным фактором для проектирования орудий.

Состояние артиллерии в Англии XVIII века было типичным и для других европейских стран, хотя, конечно, и были некоторые частные отличия. Около 1730 года формула полковника Джона Армстронга, генерального смотрителя артиллерии, была фактически продолжением давно прошедших дней. Его орудия 20-го калибра имели следующие пропорции:

 

 

Цапфы, диаметром порядка калибра, были выдвинуты далеко вперед (3,7 длины пушки), чтобы избежать «вставания на дыбы» или «взбрыкивания» задней части. Канониры повсеместно были недовольны таким размещением цапф, поскольку при этом их оси касались нижней поверхности ствола. Как заметил Джон Мюллер, профессор артиллерии и фортификаций Королевской Военной академии в работе «Трактат об артиллерии» (Treatise of Artillery), 1768, с. 41: «Это до того абсурдно, что даже забавно, почему никто не подумал измерить это. Единственной причиной этой практики, насколько я знаю, служит мнение, что таким образом оружие крепится более надежно и служит дольше, чем если бы разместить их по-иному. Как бы несерьезно это ни звучало, но это служит оправданием придерживаться старой установившейся традиции». В 1756 году Мюллер сдвинул цапфы к центру ствола, что значительно снизило нагрузки на лафет. Калибр пушки оставался основным мерилом для конструкторов.

 

 

Эти данные применимы как к бронзовым, так и чугунным орудиям, но в случае бронзовых пушек Армстронг разделил калибр на 16 частей, а чугунных на 14. Таким образом, стенки чугунных пушек были немного толще, чем бронзовых. Это имело смысл, так как бронза более прочный материал, чем чугун.

Все пушки в то время конечно же отливались, кроме колец, которыми

rutlib5.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *