Что представляет собой американская система ПРО THAAD? | Справка | Вопрос-Ответ

США приступили к размещению на территории Южной Кореи двух мобильных противоракетных комплексов (ПРК) дальнего перехвата THAAD (Theater High Altitude Area Defense), которые предназначены для поражения оперативно-тактических и баллистических ракет средней дальности.

Противоракетный комплекс (ПРК) дальнего перехвата THAAD. Фото: Reuters

Как сообщается на официальном сайте Тихоокеанского командования вооруженных сил США, комплекс ПРО предназначен «исключительно для защиты Республики Корея от ракетной-ядерной угрозы со стороны Севера (КНДР)». Это произошло на фоне испытания КНДР баллистических ракет.

Министерство обороны Южной Кореи подтвердило, что размещение системы THAAD намечено в уезде Сонджу на месте бывшего поля для гольфа корпорации Lotte, отмечает агентство. Через 1-2 месяца развертывание этой новейшей системы ПРО будет завершено.

История

Разработки американского мобильного противоракетного комплекса THAAD были начаты в 1992 году группой промышленных предприятий во главе с компанией Lockheed Martin Missiles and Space. В начале 1995 года на полигоне ПРО Уайт-Сэндз (штат Нью-Мексико) были развернуты опытные образцы пусковой установки. В январе 2006 года с компанией «Локхид-Мартин» была заключена сделка на поставку первых 2-х комплексов THAAD с 48-ю противоракетами к ним. На данное время известно о 39 испытательных пусках (в том числе отрабатывался перехват учебной цели в условиях приближенных к боевым), 31 из которых были признаны успешными. 

Тактико-технические характеристики THAAD

Противоракета THAAD — одноступенчатая твердотопливная (стартовая масса 900 кг, длина 617 и максимальный диаметр корпуса 37 см), состоит из головной части, переходного отсека и твердотопливного ракетного двигателя (РДТТ) с хвостовой юбкой-стабилизатором, разработанного компанией Pratt & Whitney.

Головная часть противоракеты выполнена в виде отделяемой самонаводящейся ступени перехвата кинетического действия, предназначенной для поражения баллистических целей путем прямого попадания. В носовой ее части установлен сбрасываемый на конечном участке полета противоракет (ПР) двухстворчатый аэродинамический обтекатель.

В состав ступени перехвата входят: многоспектральная инфракрасная головка самонаведения (ГСН), работающая в среднем (3,3 −3,8 мкм) и дальнем (7 — 10 мкм) участках ИК диапазона, командно-инерциальная система управления, а также двигательная установка (ДУ) маневрирования и пространственной ориентации.

THAAD предназначен для поражения оперативно-тактических ракет (ОТР, дальность стрельбы до 1000 км) и баллистических ракет средней дальности (БРСД, до 3500 км) на высотах 40 −150 км и дальностях до 200 км.

Пусковая установка

На пусковой установке размещаются десять ПР в транспортно-пусковых контейнерах. Они смонтированы в едином модуле на шасси 10-т тягача М1075, разработанного на базе тяжелого грузового автомобиля повышенной проходимости фирмы Oshkosh Truck Corporation. Общая масса ПУ 40 т, длина 12 м и высота 3,25 м. Для ее перезарядки требуется 30 мин. Пусковые установки комплекса THAAD авиатранспортабельны и могут быть перебазированы на тяжелых грузовых самолетах C-141. 

Командный пункт 

Командный пункт (КП) может быть удалён от радиолокационной станции (РЛС) на дальность до 14 км. Он обеспечивает обработку сигнала, обмен данными между КП. 

В комплексе THAAD применена так называемая концепция «кинетического перехвата» — для поражения цели используется только кинетическая энергия аппаратного блока. По мнению разработчиков, благодаря высокой кинетической энергии аппаратного блока комплекс THAAD должен быть существенно более эффективен против устаревших баллистических ракет (типа Р-17).

aif.ru

ПРОТИВОРАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС THAAD

ВКО №2 (21) 2005

ПРОТИВОРАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС THAAD

Владимир БЫЧКОВ

Через два-три года он должен поступить на вооружение армии США

Новый комплекс противоракетной обороны, создаваемый в Соединенных Штатах по программе THAAD (Theater High Altitude Area Defense), предназначен для уничтожения баллистических целей на конечном участке траектории полета, на больших высотах. Его планируется применять как для борьбы с БР различных классов на театре военных действий, так и с отдельными головными частями стратегических БРПЛ над территорией США.

ЗАКАЗЧИКОМ THAAD является Управление по ПРО Министерства обороны США. Генеральный подрядчик и одновременно разработчик противоракеты — корпорация «Локхид-Мартин». РЛС занимается компания «Рэйтеон», средствами управления — «Нортроп-Грумман», программными средствами — фирма TRW.

Мобильный комплекс ПРО THAAD рассчитан на поражение баллистических ракет на дальности до 250 км и на высотах до 150 км — в верхних слоях атмосферы и за ее пределами. В состав боевых средств ПРК (батареи) входят радиолокационная станция обнаружения и наведения GВR, пункты управления ТОС (два) и информационно-связные средства, транспортно-пусковые установки (девять), противоракеты (90 единиц).

Расчетная вероятность поражения цели одной ПР составляет 0,9. Характеристики комплекса позволяют ему последовательно обстрелять каждую баллистическую цель двумя противоракетами по принципу «пуск-оценка-пуск». При необходимости многофункциональная РЛС комплекса THAAD может выдавать данные целеуказания взаимодействующим ЗРК «Патриот РАС-3» (США), «Эрроу» (Израиль) и МЕАДС (НАТО). По оценкам американских специалистов, вероятность уничтожения ракеты противника такой двухэшелонной системой ПРО уже превысит цифру 0,96.

Многофункциональная РЛС GBR (Ground Based Radar) решает задачи обзора, обнаружения, сопровождения и распознавания баллистических целей, наведения на них противоракет и оценки поражения. Станция работает в сантиметровом диапазоне радиоволн (на частотах от 8 до 20 ГГц), в ней применена активная фазированная антенная решетка и 25 344 полупроводниковых приемо-передающих модуля, она имеет антенное полотно площадью около 9,2 м2.Эта высокопотенциальная РЛС обладает широкими возможностями по формированию диаграммы направленности и формированию сигнала, обеспечивая дальность обнаружения баллистических целей до 1000 км. Средства РЛС включают три транспортные единицы на колесном шасси — пункт обработки информации, антенный пост и модуль терморегулирования.

Пункт управления TOС (Tactical Operations Center) функционирует и в качестве тактического ПУ батареи, и как пост управления огнем пусковых установок. В нем размещены два АРМ операторов, имеются три ЦВМ типа НР-735. Комплекс ПРО THAAD располагает двумя пунктами управления ТОС, смонтированными на легком автомобильном шасси HMMV. Благодаря взаимозаменяемости ПУ обеспечивается резервирование системы управления огнем, что повышает боевую устойчивость ПРК в целом.

Информационно-связные средства. Для обеспечения боевого управления, обработки данных, связи и обмена разведывательной информацией разработан центр боевого управления и связи THAAD. Его средства размещаются в защищенных контейнерах-укрытиях и устанавливаются на шасси колесных войсковых автомобилей. Они выдают внешние целеуказания для взаимодействующих комплексов ПРО. Работа с сетями связи и обмена данными ПВО США и их союзников осуществляется с использованием абонентской аппаратуры общевойсковых систем JTIDS, MSE, SINCGARS и JTT. Многоканальная связь функционирует в режимах телефонии, обмена данными и передачи разведывательной информации между ПРК THAAD и взаимодействующими системами и средствами.

Выполнению комплексами THAAD задач противоракетной обороны на ТВД должна способствовать система JTAGS, которая принимает и обрабатывает данные, получаемые с космических аппаратов DSP (обнаруживают старт БР сухопутного и морского базирования). Аппаратура способна работать одновременно с тремя КА, использует широкополосные линии передачи данных и производит прием и обработку на месте «сырой» информации с космических датчиков ИК диапазона, выдает на комплексы ПРО сигналы оповещения, тревоги и целеуказания для перехвата баллистических ракет. Осуществляется оперативный обмен данными с КП и РЛС THAAD и взаимодействующих ЗРК. Совместно с другими наземными, морскими и авиационными системами обнаружения определяются точки запуска, траектории полета БР противника, дается прогноз мест их падения. В перспективе данная аппаратура будет решать задачи обнаружения и целеуказания с помощью КА новой космической системы SBIRS.

Транспортно-пусковая установка М 1075 выполнена на базе четырехосного автомобиля (масса 40 т, длина 12 м, ширина 3,25 м). На нем установлено 10 ТПК с противоракетами. Для обеспечения их старта имеется комплект аккумуляторных батарей (свинцово-цинковых), а также автономный источник питания для подзарядки.

Автоматизированная система перезаряжания обеспечивает пополнение боекомплекта за 30 минут.

Противоракета состоит из перехватчика (боевой части) и разгонной ступени. Твердотопливный двигатель с управляемым вектором тяги обеспечивает старт, быстрый набор высоты и выход в заданную точку. Промежуточный отсек между разгонной ступенью и боевой частью содержит пиротехнические устройства, после срабатывания которых происходит отделение перехватчика.

Высокоманевренная БЧ прямого попадания KKV выполняет поиск, захват, сопровождение и поражение цели, используя для ее уничтожения только кинетическую энергию высокоскоростного удара (hit-to-kill). Гиростабилизированная головка самонаведения работает в средней части ИК диапазона (3-5 мкм), имеет приемник на базе антимонида индия (In Sb) и оптическое окно из сапфира. На начальном участке полета и вплоть до момента начала поиска цели ГСН закрыта специальным сбрасываемым обтекателем. Он защищает головку от нагрева и снижает аэродинамическое сопротивление.

Перехватчик оснащается системой маневрирования и пространственной ориентации (DACS) с ЖРД, которая начинает работать вскоре после старта. Она обеспечивает управляемый полет в атмосфере и за ее пределами, эволюции на траектории перехвата и точное наведение на цель.

Ход работ, испытания, планы развертывания. План создания системы противоракетной обороны THAAD включает несколько этапов. На первом, начиная с 1992 г., основные усилия направлялись на разработку основных боевых средств комплекса. При этом широко использовался опыт, полученный в ходе реализации таких программ ПРО, как НОЕ и ERIS, в т.ч. техники для заатмосферного перехвата.

Автономные испытания ПРК проводились на полигоне Уайт-Сэндз с апреля 1995 г. и продолжались а течение трех лет. Комплексные испытания в 1997-1999 гг. продемонстрировали работоспособность системы THAAD в целом. Первый успешный перехват цели был выполнен при десятом испытательном пуске 10 июня 1999 г. Тогда на высоте 100 км удалось сбить ракету-мишень, имитировавшую ОТР типа «Скад» (скорость полета и перехватчика, и мишени — 1600 м/с). Это подтвердило техническую возможность реализации принятой схемы перехвата. В ходе одиннадцатого испытания 2 августа 1999 г. на заатмосферном участке была вновь уничтожена цель — имитатор головной части ракеты типа «Скад».

С 2000 г. осуществляется этап ЕМД -завершение конструкторских работ и подготовка производства. В мае 2004 г. начата сборка новой опытной серии противоракет из 16 изделий на специально построенном заводе в г. Трой (штат Алабама). На 2004-2007 гг. запланировано проведение двух серий летно-конструкторских испытаний (Блок 2004 и 2006), в том числе 9 пусков ПР. На 2007-2010 гг. намечена завершающая серия полигонных испытаний из 7 пусков (Блок 2008), а затем и войсковые испытания комплекса THAAD.

Новый ПРК планируется принять на вооружение в 2007-2008 гг. В армии США будут сформированы два отдельных дивизиона ПРО THAAD, каждый в составе четырех огневых батарей. Серийное производство боевых средств ПРК предполагается начать в 2007 г. Первоначально намечается ежегодно изготавливать по 40 противоракет. Пентагон собирается приобрести 18 РЛС GBR, от 80 до 99 пусковых установок и 1422 ПР.

Следует отметить, что при разработке ПРК THAAD особое внимание обращалось на обеспечение быстрой передислокации и развертывание комплекса в удаленных районах. Для значительного снижения массы аппаратуры в ее производстве использовалась передовая технология и микроэлектроника. Благодаря этому основные средства ПРК в пределах театра военных действий можно перевозить по воздуху на средних транспортных самолетах С-130 и С-141. Для переброски дивизионов ПРО THMD через океан планируется задействовать тяжелые военно-транспортные самолеты С-5 и С-17.


militaryarticle.ru

THAAD — это… Что такое THAAD?

Мобильная пусковая установка THAAD

THAAD (англ. Terminal High Altitude Area Defense, раннее название англ. Theater High Altitude Area Defense) — противоракетный комплекс мобильного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности[1]. Головной подрядчик — Lockheed Martin Missiles and Space.

История

пуск ракеты THAAD

НИОКР по созданию противоракетного комплекса (ПРК) THAAD были начаты в 1992 году компанией «Локхид» (сейчас отделение корпорации «Локхид-Мартин»).

В начале 1995 года опытные образцы мобильной пусковой установки, многофункциональной РЛС GBR-T и командного пункта были развёрнуты на полигоне Уайт-Сендз в штате Нью-Мексико. В том же году были начаты лётные испытания экспериментальных образцов противоракеты этого комплекса.

Первоначально на лётных испытаниях планировалось использовать 20 единиц экспериментальных образцов противоракет. В связи с внесением в конструкцию основных элементов комплекса изменений (для обеспечения стойкости к ПФ ЯВ), потребовавших дополнительных затрат на 80 млн долларов, количество пусков было сокращено до 14, а 6 противоракет переведены в разряд резервных.

По состоянию на 1 апреля 1998 год (см. таблицу), было выполнено семь пусков, а оставшиеся 7 пусков планировалось выполнить в период 1998-1999 годов, с тем, чтобы в 1999 году приступить к полномасштабной разработке ПРК, а на вооружение принять его в 2006 году.

В мае 2004 года для лётных испытаний началось производство 16 предсерийных противоракет.

В январе 2006 года с компанией «Локхид-Мартин» был заключён контракт на поставку первых 2-х комплексов THAAD с 48-ю ракетами к ним.

На данный момент известно о 39 испытательных пусках, 31 из которых были признаны успешными. Важно отметить, что испытания проводятся лишь на имитаторах массовых, но морально устаревших ракет Р-17 (по классификации НАТО SS-1 Scud), разработке середины 1950-х годов, не имеющих средств преодоления ПРО. THAAD перехватил баллистическую ракету-мишень, имитирующую ракету типа Scud, на высоте свыше 50 километров.[2]

16 октября 2009 года в Форт Блисс приступила к несению службы вторая батарея перехватчиков THAAD.[3]

В марте 2011 года Агентство противоракетной обороны США заключило с компанией Lockheed Martin контракт на поставку шести мобильных противоракетных комплексов THAAD. Из новых комплексов будут сформированы 3-я и 4 батареи. В состав одной батареи THAAD входят три пусковые установки с 24 противоракетами, командный центр и радар X-диапазона.

6 октября 2011 года проведено 12-е испытание системы THAAD с начала работы программы в 2005 году. Было проведено первое эксплуатационное испытание системы с перехватом ракет на большой высоте на заключительном этапе их траектории. Была перехвачена одна ракета малой дальности и одна баллистическая ракета средней дальности. Испытания проводились в районе гавайского острова Кауаи. В испытаниях участвовал батарея ПРО «Альфа» из состава 4-го артиллерийского полка 11-й артиллерийской бригады ПВО США. Она была переброшена на полигон вместе со своей техникой из Форт Блисса, Техас. Личный состав произвел развёртывание техники и обеспечил управление системой ПРО. Контроль осуществлялся командованием ПВО и ПРО 94-й армии. Для обеспечения большей реалистичности испытаний, день и время проведения испытаний личному составу бригады не сообщались[4].

Перечень пусков на лётных испытанях
№ пуска дата и время задачи пуска результат примечание
1 21 апреля 1995 * Проверка лётно-технических характеристик (ЛТХ),
* Оценка точности вывода в заданную точку пространства
успешный Ликвидирована через 1 минуту после старта, по команде с земли, после прохода расчётной точки на высоте 115 км.
2 1 августа 1995 те же, с совершением манёвра TEMS[сн. 1] частично-успешный Ликвидирована в конце 1-й минуты полёта из превышения заданной скорости полёта (нераскрытие хвостовой юбки из-за короткого замыкания в бортовой СУ)
3 13 октября 1995 те же, с совершением манёвра TEMS и оценкой функционирования ИК ГСН[сн. 2] успешный Самоликвидировалась в заданной точке, после отработки ИК ГСН алгоритма наведения на условную цель. Для поиска и обнаружения цели использованы элементы штатных КП и РЛС (сопровождение цели — с помощью специальной РЛС полигона)
4 13 декабря 1995 перехват реальной ракеты «Шторм»[сн. 3] неудачный Старт через 5 минут после мишени, ПР выполнила все манёвры, ГСН захватила и сопровождала цель. Цель не поражена из-за нехватки топлива на заключительный манёвр в связи с отделением ступени перехвата не в расчётной точке (результат незапланированных коррекций траектории из-за ошибки при закладке в систему наведения исходных данных целеуказания). Управление полётом ПР со специальной полигонной РЛС.
5 22 марта 1996 перехват ракеты «Шторм»,
подготовка расчёта батареи THAAD 1-го дивизиона 6-й артиллерийской бригады,
всесторонние испытания в интересах создания штатного ПРК
неудачный Из-за отказа ГСН, после отделения ступень перехвата продолжила полёт по баллистической траектории и была подорвана по команде с земли. Пуск со штатной ПУ.
6 15 июля 1996 перехват ракеты «Гера»[сн. 4] неудачный Из-за отказа ГСН, ступень перехвата пролетела в нескольких метрах от цели, после чего самоликвидировалась. ПУ и РЛС отработали штатно.
7 6 марта 1997 перехват ракеты «Гера» неудачный Цель не поражена, из-за неисправности в бортовой СУ, в связи с чем ПР не воспринимала команды коррекции траектории. ПУ и РЛС отработали штатно.

Принцип действия

В комплексе THAAD применена так называемая концепция «кинетического перехвата» — для поражения цели используется только кинетическая энергия аппаратного блока, выделенной боевой части нет. Благодаря высокой кинетической энергии аппаратного блока комплекс THAAD должен быть существенно более эффективен против боеголовок старых баллистических ракет (типа Р-17), чем Patriot PAC-1,2 (осколочная часть которых не могла уничтожить боеголовку «Скада»). Одной ракетой возможно уничтожение лишь одиночной цели, траектория которой известна с заданной точностью.

Некоторые специалисты отмечают, что концепция прямого попадания ограничивает возможность противодействия данного комплекса сложным баллистическим целям (СБЦ), а возможность противодействия небаллистическим (маневрирующим) целям является сомнительной.

Противоракета THAAD

Схема противоракеты THAAD

Противоракета THAAD — одноступенчатая твердотопливная. Твердотопливный двигатель разработан компанией Pratt & Whitney. Неохлаждаемая ИК ГСН, работающая в среднем (3,3 −3,8 мкм) и дальнем (7 — 10 мкм) участках ИК-диапазона, командно-инерциальная система управления[5].

Характеристики ракеты

  • Стартовая масса: 900 кг
  • Длина: 6,17 м
  • Максимальный диаметр корпуса: 0,37 м
  • Дальность: до 200 км
  • Высота перехвата: до 150 км,
  • Cкорость: до 3 км/с

Радар

  • Инструментальная дальность действия радара: 1000 км[6]
  • Диапазон:
  • Углы сканирования по углу места: 10-60°
  • Управление лучём: электромеханическое
  • Тип: АФАР[5]

Стоимость

Около $2,3 млрд за 1 комплекс[7]

Стоимость радара AN/TPY-2 — $574 млн. В 2011 году закуплено 22 ракеты на сумму $1 млрд, в 2012 году — 42 противоракеты на сумму $999 млн, в 2013 году планируется закупить 36 ракет потратив на них $777 млн (для США)[8][сн. 5].

На вооружении

  •  США — 2 батареи в боеготовом состоянии[9]

Потенциальные операторы

  •  ОАЭ — до конца июня 2016 года две батареи комплекса THAAD получат вооруженные силы Объединенных Арабских Эмиратов[10].

См. также

Примечания

  1. TEMS (англ. THAAD Energy Management Steering) — специальный манёвр, при котором противоракета первоначально движется по близкой к горизонтальному полёту траектории, а затем, переводится в вертикальный полёт с выводом в зону захвата цели головкой самонаведения.
  2. Первоначально в ходе третьего пуска планировалось осуществить реальный перехват ракеты-мишени, но из-за неисправности выявленной во втором пуске и возможного выхода противоракеты за пределы полигона, реальный перехват исключён из плана испытания.
  3. Ракета-мишень «Шторм» создана на базе модернизированного двигателя ОТР «Сержант» в качестве первой ступени и третьей ступени МБР «Минитмен-1», в качестве второй ступени.
  4. Ракета-мишень «Гера» создана на базе второй и третьей ступени МБР «Минитмен-2».
  5. В ценах указанного финансового года. Внимание! Сумма выделяемая на закупки включает себе как цену самих ракет, так и стоимость закупки материалов на последующие поставки, запчасти и комплектующие к ракетам и т. п.

Источники

Литература

Ссылки

dic.academic.ru

Некорректное сравнение: THAAD против C-400

В современных реалиях страны все большее внимание уделяют вопросам противовоздушной и противоракетной обороны. Армия, которая имеет на вооружении системы, позволяющие обеспечить надежную защиту войск и наземных объектов от ударов с воздуха, получает огромное преимущество в современных конфликтах. Интерес к системам ПВО и ПРО растет, а данная тема сопровождается большим потоком новостей. Самыми обсуждаемыми из них являются покупка Турцией российской зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф» и заявления Саудовской Аравии о желании покупки данной системы, после которых США практически сразу же одобрили сделку о продаже королевству своей противоракетной системы THAAD.

Интерес Саудовской Аравии к подобным система понятен. 19 декабря 2017 года саудовская ПВО перехватила на юге Эр-Рияда запущенную хуситами с территории Йемена баллистическую ракету «Буркан-2», которая была аналогична той, что была сбита недалеко от столицы королевства 4 ноября 2017 года. Действительно ли ракета была сбита или она просто отклонилась от курса и упала в ненаселенной местности доподлинно неизвестно. Сообщается, что в результате инцидента никто не пострадал. Сами хуситы признали факт нанесения ракетного удара. По утверждению группировки целью пуска был королевский дворец аль-Ямама в столице Саудовской Аравии.

Данная атака стала уже второй осуществленной с территории Йемена за несколько последних месяцев. В Йемене продолжается военный конфликт, который по своим масштабам сопоставим с боевыми действиями на территории Сирии. Саудовская Аравия выступает в качестве главного идеолога военной операции, которая проводится на территории соседнего государства. Баллистическая ракета, которую использовали хуситы, это «Burkan-2» иранского производства. Ракета обладает отделяемой боевой частью (в отличие от ракеты «Burkan-1», являющейся модернизированной советской Р-17). Судя по ее тактико-техническим характеристикам, данная баллистическая ракета действительно может достичь Эр-Рияда, а также многочисленных нефтяных полей страны. 23 декабря 2017 года Совет Безопасности ООН осудил данный ракетный обстрел саудовской столицы йеменскими мятежниками.


Опасность для Саудовской Аравии представляют сегодня и оперативно-тактические ракеты еще советского производства Р-17 «Скад», а также тактические ракеты «Кахир» и «Зелзал», созданные на базе другого советского ракетного комплекса «Луна-М». Эти ракеты хуситы также достаточно активно используют для ударов по территории королевства, в некоторых случаях они действительно приводят к большому количеству жертв среди военных. Используют хуситы и переделанные ракеты комплексов ЗРК С-75, непредназначенные для нанесения ударов по наземным объектам.

На этом фоне интерес Эр-Рияда к современным системам ПВО и ПРО вполне объясним. Саудовская Аравия проявляется предметный интерес к американской мобильной системе противоракетной обороны THAAD, также озвучивались варианты покупки в России современного комплекса ПВО С-400 «Триумф». Считается, что вопрос о поставках российских систем ПВО обсуждался во время личной встречи короля Саудовской Аравии с президентом России Владимиром Путиным в Москве в октябре 2017 года, где было достигнуто положительное решение об их продаже.

Данные новости породили интерес к сравнению двух систем THAAD и С-400. Однако данное сравнение не является корректным, так как речь идет о системах с разной специализацией. Американская система THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) – это противоракетный комплекс подвижного наземного базирования, предназначенный для высотного заатмосферного поражения баллистических ракет средней дальности. В то же время российская зенитно-ракетная система С-400 предназначена в первую очередь для поражения аэродинамических целей (самолетов, вертолетов, беспилотников, крылатых ракет), ее возможности борьбы с баллистическими целями ограничены по дальности и высоте. При этом, безусловно, российская система является более универсальной. Возможности THAAD в борьбе с маневренными целями и самолетами минимальны, при этом подобное использование системы ПРО было бы равносильно забиванию гвоздей «микроскопом», особенно учитывая стоимость американских противоракет.


Противоракетный комплекс подвижного наземного базирования THAAD, предназначенный для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности при создании зональной системы ПРО на театре военных действий, разрабатывался в США с 1992 года. Разработчиком системы является корпорация Lockheed Martin. Стоимость НИОКР по созданию противоракетного комплекса оценивается примерно в 15 миллиардов долларов. В настоящее время противоракетный комплекс THAAD состоит на вооружении США и Объединенных Арабских Эмиратов. В 2017 году батарея комплекса THAAD была размещена в Южной Корее, также планируется их развертывание в Японии. Появление комплекса THAAD в Южной Корее США объясняли необходимостью защиты страны от ракетной угрозы со стороны КНДР, при этом Китай и Россия отреагировали на этот шаг крайне негативно.

Противоракетная система THAAD изначально заточена под борьбу с баллистическими ракетами средней и малой дальности. Система в состоянии уничтожать баллистические цели на запредельной для обычных комплексов ПВО высоте – 150 километров и удалении до 200 километров. С помощью данного мобильного комплекса можно создать первый рубеж зональной противоракетной обороны. Характеристики данной противоракетной системы позволяют ей последовательно обстреливать одну баллистическую цель двумя противоракетами по принципу «пуск – оценка – пуск», то есть вторая ракета запускается, если первая не смогла поразить цель. В том случае, если и вторая ракета не может поразить баллистическую цель, в дело вступает обычный комплекс ПВО – ЗРК Patriot, на который от РЛС системы THAAD поступают целеуказания по прорвавшейся ракете. По расчетам американских специалистов, вероятность поражения баллистической ракеты подобной эшелонированной системой ПРО составляет более 0,96 (при этом вероятность поражения цели одной противоракетой THAAD оценивается в 0,9).

Антиракета THAAD состоит из боевой части и двигателя, единственная (отделяющаяся) ступень – это твердотопливный стартовый двигатель. Характеристики данного двигателя позволяют разогнать ракету до скорости 2800 м/с, что и позволило реализовать возможность повторного обстрела баллистической цели второй ракетой-перехватчиком. Боевая часть ракеты – это высокоманевренный перехватчик прямого попадания, его также называют «уничтожающим аппаратом» (Kill Vehicle).


Все это делает очевидным отличия THAAD от С-400 и явную натянутость сравнения двух этих систем. Новейшая зенитная ракета 40Н6Е российского комплекса «Триумф» является самой дальнобойной ракетой комплекса, дальность поражаемых целей с ее использованием возрастает до 400 километров, но при этом речь идет об аэродинамических целях. Дальность поражения баллистических целей с использованием комплекса С-400 ограничена 60 километрами, а высота полета поражаемых целей – 30 километрами. В то же время эксперты отмечают, что показатель высоты поражения, если речь идет о перехвате оперативно-тактических ракет, не является критичным показателем. «В противоракетной обороне театра военных действий уничтожение целей происходит на нисходящих траекториях, а не в космосе, – отметил в интервью РИА Новости бывший заместитель главкома ВВС по объединенной системе ПВО стран – участниц СНГ генерал-лейтенант Айтеч Бижев.

Нетрудно заметить, что американская THAAD обладает заметным преимуществом по дальности и высоте поражения баллистических целей, что обусловлено задачами, для которых она и создавалась – поражение баллистических ракет средней дальности. В то же время российская система ПВО С-400 с меньшей дальнобойностью по высоте имеет на вооружении ракеты с большей дальностью действия для поражения всех типов аэродинамических целей – на дальности до 400 километров и тактических баллистических целей на дальности до 60 километров, летящих со скоростью до 4800 м/с.

Вторым важным отличием THAAD от С-400 является способ поражения цели. Американская ракета поражает цель кинетическим воздействием, то есть бьет в саму ракету. Ее боевая часть – это высокоманевренный перехватчик. Он представляет собой технически сложное устройство, которое осуществляет поиск, захват и поражение цели, используя для этого лишь кинетическую энергию высокоскоростного воздействия. Одной из главных особенностей данного перехватчика – является гиростабилизированная многоспектральная инфракрасная головка самонаведения (ИК-ГСН). Помимо ИК-ГСН перехватчик одноступенчатой ракеты THAAD оснащен командно-инерциальной системой управления, источником электропитания, вычислителем, а также собственной двигательной установкой маневрирования и ориентации. В то же время зенитные ракеты российского комплекса ПВО С-400 «Триумф» поражают воздушные цели за счет облака осколков, образующихся после подрыва боевой части ракеты в непосредственной близости от цели.


Общей особенностью всех современных комплексов ПВО и ПРО является предъявляемое к ним требование по уничтожению боевой нагрузки средств нападения вероятного противника. Результатом перехвата цели должно стать, к примеру, гарантирование исключение падения боевой нагрузки атакующей ракеты непосредственно в районе обороняемого объекта. В полной мере исключить данную возможность можно только при разрушении боевой нагрузки цели в процессе перехвата ее зенитной ракетой. Данный результат может быть достигнут двумя путями: прямого попадания ракеты в отсек боевой части цели, либо при сочетании небольшого промаха и эффективного воздействия на цель облаком осколков боевой части зенитной управляемой ракеты. В США для THAAD выбран первый подход, в России для С-400 второй.

Стоит отметить также тот факт, что С-400 может вести стрельбу на 360 градусов, в то время как у THAAD ограниченный сектор обстрела. К примеру, российские зенитные ракеты 9М96Е и 9М96Е2, оптимизированные для борьбы с современным высокоточным оружием, крылатыми ракетами и баллистическими целями, в том числе малозаметными, используют «холодный» вертикальный старт. Непосредственно перед запуском своего маршевого двигателя ракеты выбрасываются из контейнера на высоту более 30 метров. После подъема на эту высоту зенитная ракета при помощи газодинамической системы склоняется в сторону заданной цели.

Важным отличием двух комплексов является также их радар. Американская система обладает лучшим зрением. Дальность обнаружения РЛС AN/TPY-2 составляет 1000 километров против 600 километров у комплекса С-400. Многофункциональная РЛС AN/TPY-2 работает в Х-диапазоне и состоит из 25 344 активных ППМ. Это РЛС с активной фазированной решеткой (АФАР). АФАР состоит из активных излучающих элементов, каждый из которых состоит из излучающего элемента и активного устройства (приемопередающего модуля – ППМ). Очень высокое разрешение и зоркость американского радара достигается огромным количеством ППМ и сложнейшим алгоритмом обработки сигнала. При этом и обходится американский радар в копеечку, стоимость инновационного радара может превышать 500 миллионов долларов.

РЛС AN/TPY-2


Специалисты считают, что Саудовская Аравия несмотря на решение о покупке системы ПРО THAAD может приобрести и российские комплексы С-400. Данными системами невозможно будет управлять с единого командного пункта в автоматизированном режиме, однако это не исключает их боевого применения по отдельности. Системы могут быть развернуты в разных местах страны или даже в рамках защиты одного важного объекта, решая при этом разные задачи и, таким образом, дополняя друг друга, отметил в интервью РИА Новости военный эксперт Михаил Ходаренок.

По его словам, желание Саудовской Аравии купить и американские, и российские системы может быть продиктовано разными соображениями. К примеру, после операции «Буря в пустыне», во время которой состоящие на вооружении ПВО Ирака французские зенитно-ракетные комплексы внезапно стали неработоспособными, потенциальные покупатели относятся к приобретаемому на Западе оружия с некоторой долей осторожности. Михаил Ходоренок отмечает, что в американским оружии могут быть «закладки», к примеру, F-16 ВВС Иордании не может сбить F-16 ВВС Израиля. В этом случае покупка С-400 может помочь диверсифицировать риски. Если для ударов по территории Саудовской Аравии будут использовать американские тактические баллистические ракеты или ракеты средней дальности, то сбить их сможет С-400.

Эксперты считают, что контракт Саудовской Аравии с США не является альтернативой контракту с Россией по С-400, так как обе системы не взаимоисключают, а дополняют друг друга, их можно использовать автономно. В качестве средства противовоздушной обороны для борьбы с аэродинамическими целями С-400 существенно превосходит американские комплексы ПВО Patriot.


Свое значение может сыграть и цена. Стоимость дивизиона С-400 с 8 пусковыми установками составляет порядка 500 миллионов долларов. Так в декабре 2017 года стали известны детали контракта на поставку ЗРС С-400 «Триумф» в Турцию. Анкара должна получить 4 дивизиона С-400 на общую сумму порядка 2,5 миллиардов долларов. В то же время управление по оборонному сотрудничеству и безопасности Пентагона заявляло о том, что стоимость сделки с Саудовской Аравией по поставке комплексов противоракетной обороны THAAD составляет порядка 15 миллиардов долларов. В рамках контракта королевство получить от США 44 пусковых установки, 16 пунктов управления, 7 радаров, а также 360 ракет-перехватчиков для данного комплекса.

Источники информации:
https://ria.ru/defense_safety/20171227/1511775255.html
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/thaad/thaad.shtml
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/s400/s400.shtml
http://pvo.guns.ru/other/usa/thaad
https://russian.rt.com/world/article/437539-thaad-s-400-ssha-rossia-saudovskaya-aravia
Материалы из открытых источников

www.globalwarnews.ru

Защитит ли новейшая система ПРО THAAD военные базы США?

Корейская Народно-Демократическая Республика во вторник объяснила ракетный залп 6 марта отработкой ударов по базам США в Японии.

Параллельно США приступили к размещению противоракетных систем THAAD в Южной Корее. Причем развертывание элементов ПРО американцами было плановым, и совпадение по времени с ракетными пусками Северной Кореи с высокой долей вероятности случайно.

Первая партия компонентов THAAD доставлена американским военно-транспортным самолетом на южнокорейскую военную базу независимо от заявлений Белого дома, согласно договоренностям 2016 года, для противодействия ракетной угрозе со стороны КНДР.

Постпред США на Конференции по разоружению Роберт Вуд заявил: «Размещение таких систем вооружения в непосредственной близости от КНДР преследует цель снизить степень угрозы, которая исходит от этой страны. Это не подрывает системы защиты других стран».

И все же Китай и Россия выступают против размещения американских систем ПРО на Корейском полуострове. «Обе стороны призывают США и Южную Корею… не вредить интересам КНР и РФ, а также стратегическому балансу региона», — заявил китайский МИД. В Москве также говорят о нарушении условий Договора СНВ-3.

Кроме военно-политического напряжения, американская система вызывает много технологических вопросов. Не исключено, что «декларация о намерениях» скрывает истинные цели размещения противоракетной системы в Южной Корее, состав и возможности THAAD.

Позиции западнее Хиросимы

Мобильная система ПРО THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) предназначена для высотного заатмосферного перехвата ракет малой и средней дальности. По информации южнокорейского оборонного ведомства, радиус действия противоракет не превышает 200 км.

Батарея состоит из радара TPY-2 TM, шести пусковых установок, 48 ракет-перехватчиков. И якобы не является частью глобальной ПРО.

Обратимся к реальности. Залп четырех северокорейских МБР произведен 6 марта из окрестностей поселка Тончханни (провинции Пхёнан-Пукто), который находится на расстоянии более 500 км от позиций американской системы THAAD в уезде Сонджу. Если противоракеты действуют на дистанции до 200 км (на высотах более 150 км), то траектория полета МБР находилась вне досягаемости ПРО.

Позиции THAAD расположены в 300 км к югу от Сеула (и в 400 км от Хиросимы). Очевидно, система не прикрывает ни столицу Южной Кореи, ни Йокосуку, то есть главную базу ВМС Японии и корабли 7-го флота США. Для чего же такая ПРО?

Вероятно, система THAAD — совсем не то, чем кажется (либо ее возможности полностью не раскрыты). Даже если допустить, что THAAD каким-то образом перекроет для КНДР и КНР узкий сектор обстрела американских военных баз в Японии (и материковой территории США), проблемы безопасности от этого не исчезают.

Пхеньян делает акцент на развитии ракетного оружия морского базирования. Подводная лодка способна скрытно подойти на оптимальное для ракетной атаки расстояние к любой из американских военных баз в Японии и даже к побережью США. А китайская МБР «Дунфэн-41» может нести до 10 боеголовок на дальность до 15 тысяч километров, то есть «достанет» Америку и со стороны восточного побережья. Во всех случаях система ПРО в Южной Корее окажется напрасной тратой денег.

Любопытно, что стоимость одного комплекса THAAD — около 1,25 миллиарда долларов, однако американцы не требуют от Токио и Сеула увеличения расходов на оборону. Что-то здесь не так.

Разведка для глобального удара

Президент США Дональд Трамп называет КНДР главной угрозой, и все же американское аналитическое издание Project Syndicate признает: «С 1953 года Северная Корея ни разу не начинала широкомасштабных боевых действий против Южной, а ее угрозы Японии ограничиваются воинственной риторикой». Угрозы — из области мифологии, а некоторые политики в Сеуле призывают к размещению в стране уже не одной, а трех батарей ПРО (это уже три радара и 144 противоракеты).

Открытые возможности противоракетного комплекса подвижного наземного базирования THAAD ограничены по дальности и количеству одновременно поражаемых целей (до трех баллистических ракет средней дальности). Однако радиолокационная станция TPY-2 TM позволит американцам заглядывать далеко за горизонт (на расстояние свыше 1200 км) и обнаруживать цели баллистические (ракеты) и аэродинамические (самолеты).

То есть THAAD сделает «прозрачной» для Пентагона часть территории Китая и России. Если интегрировать возможности THAAD, глобальной американской ПРО (корабли с системой раннего обнаружения Aegis) и спутниковой разведки, получится еще прозрачнее. Неудивительно, что американский проект в Южной Корее вызывает резко отрицательную реакцию Пекина и Москвы.

Между тем испытания противоракетной обороны в ходе учений Maritime Theater Missile Defense со странами-союзниками НАТО в 2015 году показали, что на североатлантическом направлении корабли альянса способны сбить не самую совершенную одиночную баллистическую ракету малой дальности (Terrier Orion). Степень эффективности глобальной ПРО в условиях массированного ракетного удара с разных направлений остается неизвестной.

Американское передовое программное обеспечение C4i (от англ. command, control, communications, computer, intelligence — командование, контроль, коммуникации, компьютер, разведка) продемонстрировало несостоятельность в Сирии и на юге Турции.

Тем более театральной выглядит система THAAD в Южной Корее.

Возможно, Пентагон сделал выводы и затеял большую «перестройку» глобальной ПРО и всего киберпространства. Каждый элемент «мозаики» однажды сложится в общую картину. Ранее Генштаб ВС РФ отмечал, что конфигурация и потенциал американской глобальной системы неадекватны существующим и перспективным угрозам. Расширяя и совершенствуя систему ПРО (включая Корейский полуостров), США создают мощный ударный комплекс для «обезглавливания» России и Китая.

Запущена цепная реакция. КНДР еще в июле прошлого года обещала принять «самые решительные физические контрмеры» в ответ на размещение на Корейском полуострове американской системы ПРО THAAD. Безусловно, Россия и Китай также постараются сохранить стратегический баланс.

agitpro.su

Китайский ответ на американскую систему ПРО THAAD

25 Января 2017 г.

Одна из наиболее актуальных тем международной повестки в области стратегической стабильности на протяжении многих лет – это проблема передового базирования элементов ПРО США. В 2016 г. этот вопрос обострился в Северо-Восточной Азии: в ответ на стремительное развитие ракетно-ядерной программы КНДР, США и Республика Корея приняли решение о размещении американского противоракетного комплекса THAAD на территории полуострова. Данная инициатива вызвала резкое неприятие со стороны КНР, и в последнее время меры реагирования вышли на новый уровень.

Появились сообщения о «непрямом» ответе Китайской Народной Республики на планируемое размещение американского противоракетного комплекса THAAD на территории Южной Кореи. К мерам, принимаемым китайской стороной, относят:

  • запрет (как минимум на первый квартал 2017 г.) чартерных рейсов южнокорейских перевозчиков в КНР и китайских – в Республику Корея;
  • увеличение частоты проверочных мероприятий в южнокорейских компаниях, работающих на территории Китая;
  • ограничение культурного сотрудничества в части показа по телевидению южнокорейских фильмов и сериалов, а также концертов музыкантов; постепенно сходят на нет и рекламные контракты с корейскими звездами эстрады и кино[1];
  • рост нетарифных барьеров и введение новых правил, что ставит корейские товары в невыгодное положение.

Не забывают в Пекине и про традиционные способы демонстрации несогласия с вектором развития военно-политической обстановки, не учитывающим точку зрения КНР. Южнокорейские СМИ со ссылкой на Корейский объединенный комитет начальников штабов сообщили о том, что 9 января десять китайских боевых самолетов, включая бомбардировщики, пролетели через идентификационную зону ПВО РК около южного острова Чеджудо (не забыв «заглянуть» и в соответствующую зону японской ПВО рядом с Цусимским проливом). Для их перехвата подняли десятку истребителей, включая корейские вариации F-15 и F-16.


Истребители F-16C облетают американскую авиабазу Кунсан в Южной Корее. Источник: wikimedia.org.

Китай продолжает подчеркивать, что развертывание THAAD на территории Южной Кореи нанесет ущерб стратегической стабильности, взаимному доверию и стратегическим интересам в области безопасности Китая и иных государств, при этом отмечая негативный эффект от ухудшения отношений между Пекином и Сеулом.

Республика Корея, в свою очередь, анонсировала обсуждение принятых «нерыночных» мер в отношении корейских предприятий и частных лиц в ходе встречи по соглашению о свободной торговле с КНР 13 января 2017 г. Согласно пресс-релизу Министерства торговли, промышленности и энергетики РК, данная тема прозвучала на переговорах, однако непосредственная привязка к THAAD не отмечена.

Сложная симметрия между Китаем и Россией


Еще в июне 2016 г. в совместном заявлении по вопросу стратегической стабильности лидеры России и Китая отнесли размещение систем ПРО внерегиональными силами в непосредственной близости от западных границ России и северо-восточных границ КНР к одной из ключевых международных угроз.

Пожалуй, любой наблюдатель заметит определенную схожесть действий КНР с мероприятиями России в связи с планами размещения ПРО США: от мер торгово-экономического характера (например, регулярные ограничения на поставку тех или иных товаров польского сельского хозяйства) до размещения ОТРК «Искандер-М» в Калининградской области, прямо увязываемого с «антироссийской ракетной системой». Не стоит забывать и про регулярные встречи в воздухе с «Балтийской воздушной полицией» НАТО.

Нельзя утверждать, что в Пекине изучали опыт Москвы (так или иначе, методы действий на международной арене оттачивались всю историю цивилизаций), но воздержаться от проведения параллелей столь же сложно.

Добавляет симметрии и общий сюжет[2]: декларируемая защита внерегиональной державой региональных союзников от ракет страны-оппонента, что вызывает протест региональной державы, опасающейся за потенциал собственных ракет.

Другой областью, в которой проводят аналогии уже в США, являются «незаконные действия» России в Крыму и Китая в Южно-Китайском море: в ходе слушаний в Сенате кандидат в государственные секретари Рекс Тиллерсон уравнял две ситуации и анонсировал некий «сигнал» в адрес Китая, после которого строительство искусственных островов будет прекращено, а доступ к ним – запрещен. В части полуострова Крым столь прямых угроз озвучено не было, но ситуация складывается весьма взрывоопасная.

12 января 2017 г. тема THAAD обсуждалась в рамках шестого раунда российско-китайского Диалога по безопасности в Северо-Восточной Азии. Заслуживает внимания некоторое различие в акцентах: если официальный пресс-релиз МИД России, отмечая «деструктивный характер» рассматриваемого процесса, подчеркивает важность совместного поиска решений «в русле общей военно-политической разрядки и демонтажа конфронтационной архитектуры», то сообщение китайского информационного агентства Синьхуа, обильно цитируемое российскими и международными СМИ, указывает на планы сторон по принятию контрмер.

Фактор Трампа


Вероятно, новая администрация США продолжит курс на развитие противоракетной обороны, и THAAD на корейском полуострове будет одним из приоритетов.

Причина кроется как в жесткой, если не сказать агрессивной, позиции ключевых официальных лиц в отношении Китая в экономической и военно-политической сферах США, так и в оценке растущей угрозы от непосредственного «виновника торжества» – КНДР. «Новогодний» анонс грядущих испытаний северокорейской МБР лишь подлил масла в огонь – США, по информации СМИ, уже выводят на боевую службу уникальную радиолокационную установку морского базирования SBX[3].


Радиолокационная установка морского базирования SBX. Источник: defenceindustrydaily.com.

Генерал Флинн, кандидат президента США Д. Трампа на пост Советника по национальной безопасности, и его южнокорейский коллега Ким Гванджин в ходе недавней встречи в очередной раз подчеркнули необходимость безотлагательного развертывания THAAD на полуострове.

Таким образом, даже с учетом смены президентов в Южной Корее и США, маловероятно, что вопрос ПРО станет менее острым.

Нет предпосылок и для свертывания программы ЕвроПРО, несмотря на анонсированную готовность к сотрудничеству с Россией.

Фактически, США продолжают подталкивать Россию и Китай друг к другу: как минимум, двум странам будет полезно обмениваться информацией и опытом по принятию ответных мер. Эффективной также представляется координация внешнеполитической деятельности в области противодействия ПРО, а при сохранении негативного тренда, возможно, и координация в области торгово-экономического воздействия на контрагентов.

В военно-технической области следует отметить российско-китайские компьютерные командно-штабные учения по противоракетной обороне. Первое из них состоялось в мае 2016 г., в рамках КШУ отрабатывались вопросы противодействия условному противнику, развернувшему группировки ПРО «вблизи от наших границ»[4].

Китайские ракеты вблизи границ России


Размещение ракет «земля-земля» поблизости от «угрозы» в качестве ответных мер по аналогии с действиями России на западном направлении представлялось маловероятным, однако 24 января 2017 г. появилась неофициальная информация о развертывании гораздо более серьезного «аргумента». Так, в северо-восточной провинции Хэйлунцзян были замечены самоходные пусковые установки межконтинентальных баллистических ракет «Дунфэн-41». 

Эксперты и официальные лица в первую очередь посчитали необходимым оценить влияние этого события с точки зрения угрозы России. Однако гораздо более значимым представляется иной географический факт: указанная провинция находится к северо-востоку от границы с КНДР, соответственно, возможно, таким образом китайская сторона планирует нивелировать любое негативное влияние от развертывания THAAD.

При этом нет сомнений, что и способ подчеркнуть «взятие ПРО на прицел» найдется. Кроме того, маловероятна, хотя и не исключена, поддержка ракетной программы КНДР китайскими специалистами и технологиями – и не в последнюю очередь именно Россия здесь может сыграть стабилизирующую роль.

Довольно забавно, что именно в этой тенденции – сближении России и КНР – обвиняли администрацию Обамы, однако и новая администрация пока продолжает движение в том же направлении.

Перспективы снятия напряженности


Сложившееся положение с ПРО не способствует миру и безопасности как в регионе, так и в глобальном масштабе. В Китай руководство армии США по вопросу THAAD уже наносило визит – аналогичное российско-американское мероприятие на достаточно высоком уровне было бы очень полезным. С приходом новой администрации США есть надежда на оперативную реанимацию контактов России и США по военной линии.

Возможно, следует провести и многостороннее мероприятие с привлечением на первом этапе «защищаемых стран», а в перспективе – и тех, от кого планируют защищаться. У Минобороны России уже был сравнительно недавний опыт проведения подобной международной конференции в 2012 г.; тема ПРО поднималась и на Сяньшаньском форуме по безопасности в Пекине в октябре 2016 г.

В случае укрепления доверия возможен переход к военно-техническим мерам – например, посещению объектов ПРО США в Европе и Азии российской и китайской сторонами (с возможностью технического контроля «ненаправленности» системы).

Что касается менее универсальных решений, возможно, следует обратить внимание на предложения экспертов Центра Карнеги-Циньхуа в части минимизации возможной угрозы для КНР от корейского THAAD:

  • Четко определить постоянный или временный характер размещения комплекса c учетом продолжения разработки национальной системы ПРО Южной Кореи с перспективой замены THAAD;
  • Представить гарантии Южной Кореи зафиксировать направление радара THAAD в сторону КНДР во избежание поворота на юго-запад в сторону северного и восточного Китая;
  • Детализировать степень интеграции систем управления и связи THAAD c сетями ПРО США;
  • Рассмотреть возможность частичной передачи данных с радара THAAD в Китай;
  • Рассмотреть возможность замены американского радара THAAD на уже закупленный израильский Green Pine.

Еще одним перспективным и всеобъемлющим вариантом решения проблемы может быть полноценное включение тематики ПРО в будущие переговоры по СНВ (в том числе с возможностью придания ему многостороннего характера), вплоть до определения потолков по количеству противоракет в увязке с носителями и боезарядами, ограничений по географии развертывания[5], и, возможно, по техническим характеристикам противоракет, а также иных систем ПРО.

Наибольшую угрозу представляет дальнейшее нежелание США учитывать озабоченность России и Китая, что приведет к более плотному военно-техническому сотрудничеству двух стран по противодействию ПРО[6], неминуемо вызывая дальнейшую эскалацию. В Вашингтоне не могут позволить себе воздержаться от реагирования на рост потенциала вероятного противника, тем более Д. Трамп прямо высказался о готовности к участию (и победе) в новой гонке вооружений.


Дмитрий Стефанович, независимый эксперт


[1] При этом южнокорейская массовая культура считается лидером восточноазиатского рынка.

[2] Следует отметить, что по имеющимся оценкам, размещение Aegis Ashore для защиты Европы и THAAD именно в Корее обусловлено географическими соображениями и характеристиками систем ПРО. Так, для поражения целей на территории РК «северянам» может быть достаточно баллистических ракет малой дальности (БРМД), с которыми могут не справиться перехватчики SM-3. В то же время, цели в Европе могут быть поражены иранскими баллистическими ракетами средней дальности (БРСД), под перехват которых принципиально и «заточены» существующие поколения ракет «Эгиды».

[3] «Шасси» для SBX оказалось платформой производства Выборгского судостроительного завода, построенной для норвежской компании. Международное военно-техническое и научно-технологическое сотрудничество порой принимает удивительные формы.

[4] Разумеется, официально «совместное учение не было направлено против какой-либо третьей стороны».

[5] С этой точки зрения удивляет практически полное отсутствие в отечественном информационном поле темы перспектив размещения радиолокационной станции Raytheon AN/FPS-132 в Катаре.

[6] К слову, возможность преодоления ПРО заявлена как ключевая характеристика перспективных систем отечественных РВСН; более того, в ходе Расширенной коллегии Минобороны России С. Шойгу доложил о выполнении решения по нейтрализации угрозы ПРО.

eurasia.expert

THAAD и Patriot — неэффективные системы: эксперт рассказал об уязвимости американской ПРО

Наземная компонента противоракетной обороны США не способна отбить массированный ядерный удар со стороны Российской Федерации, Китая, КНДР или Ирана. Такое мнение высказала конгрессмен США Элис Стефаник.

THAAD и Patriot — это неэффективные системы ПРО с ограничениями по маневрированию, заявил корреспонденту Федерального агентства новостей военный эксперт журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонков.

«США сталкиваются с растущей угрозой не только со стороны Северной Кореи и Ирана, но и России и Китая. Стремясь к расширению своего геополитического влияния, они бросают нам вызов по всем фронтам и подрывают интересы нашей национальной безопасности», — подчеркнула конгрессмен.

По словам американского политика, из 18 испытаний системы противоракетной обороны успешными были признаны только 10. При этом ни один тест не проводился в условиях максимально приближенных к реальной боевой атаке.

Современные баллистические цели и перспективные ракеты России и Китая станут «архисложной задачей» для ПРО США, считает военный эксперт. Шансы THAAD и Patriot перехватить их весьма малы — американская ПРО к такому просто не готова. 

«Все испытания США проводились по баллистическим, не маневрирующим целям. Более того, параметры этих целей — подлетное время, координаты и скорость — были заранее известны. Именно по этой причине испытания признавались более-менее успешными. Но проблема в том, что современные баллистические цели и перспективные ракеты с ядерными боеголовками и у нас, и у Китая будут маневрирующими. Плюс они будут выпускать ложные цели. Так что это архисложная задача, к решению которой ПРО США не готова», — поясняет ситуацию эксперт.

Стоит также отметить, что вся американская система противоракетной обороны строится на работе ЗРК Patriot, который должен сбивать опасные цели прямым попаданием кинетически управляемым снарядом.

«THAAD и Patriot — это неэффективные системы ПРО с ограничением по маневрированию. Если на баллистической траектории они еще что-то могут, то во время массированного удара, когда каждая из ракет выбрасывает около 10 разделяемых головных частей и ложные цели, то ни THAAD, ни Patriot не смогут перехватить все цели», — указывает военный аналитик на уязвимость американской ПРО.

Кроме того, Стефаник подчеркнула, что для уничтожения одной вражеской цели используются четыре перехватчика, что негативно влияет на способность защитной системы отслеживать последующие атаки.

«Но нужно понимать, что любая массированная атака — это сложная задача. Американцы ее пытались решать тем, что выдвигали дивизионы ПРО в морском исполнении близко к границам тех стран, которые будут осуществлять запуски. Но там тоже задачка не из простых, потому что нужно знать время и точный район запуска, чтобы система ПРО на начальном участке могла поразить ракету. Но если ракета ушла в космос, ее уже не сбить», — заключил Алексей Леонков.

Напомним, MIM-104 Patriot — американский противоракетный комплекс, который создавался с 1963 года в качестве универсального средства противоракетной обороны позиционных районов войск на средних и больших высотах.

THAAD — подвижный противоракетный комплекс наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности.

riafan.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *