Содержание

сквозь вихри войны » Военное обозрение

В раю – механики, в аду – полицейские. Когда все народы хотят сделать как лучше, немцы делают как надо. У них исключительная склонность к идеализму и к варварскому искажению достигнутого идеализма.


Трудно писать про победы фашистского оружия, но, к счастью, делать этого не придется. Тяжелые крейсеры типа «Адмирал Хиппер» были сомнительны во всем: исключительно сложны, дороги, перегружены высокотехнологичной аппаратурой, при этом весьма слабо защищены по сравнению с любым из своих соперников.

Аномальный по численности экипаж для кораблей такого класса (1400-1600 моряков + дополнительные специалисты, которых брали на борт во время похода).

Капризная паротурбинная ГЭУ.

Скромное вооружение по меркам своего класса – качественное, универсальное, но без каких-либо изысков.

Поражает тот факт, что в отличие от других стран, Третий рейх был избавлен от жестких «вашингтонских» ограничений, устанавливавших планку стандартного водоизмещения крейсеров на отметке 10 тыс. тонн. Тем не менее, результат оказался сомнительным. Даже при отсутствии строгих ограничений (стандартное в/и немецких крейсеров – свыше 14 тыс. тонн) и наличии высокоразвитой промышленности, немцы построили весьма посредственные корабли, ставшие грозным пророчеством для будущих поколений.

Идеи, заложенные в «Хипперах»: «радиоэлектроника – превыше всего», «универсальность и многозадачность», «развитые средства обнаружения и управления огнем – в ущерб традиционной защищенности и огневой мощи» - так или иначе, соответствуют тенденциям в современном кораблестроении.

Однако, даже в таком виде, при использовании примитивных технологий 70-летней давности, «Хипперы» выгодно отличались от современных «жестянок» наличием бронезащиты и своей высочайшей живучестью.

Всего их было пять: «Адмирал Хиппер», «Блюхер», «Принц Ойген», «Зейдлиц» (переоборудовался в авианосец, недостроен) и «Лютцов» (продан СССР при готовности 70%, недостроен).

Наиболее знаменит «Принц Ойген» - единственный из немецких тяжелых кораблей, доживший до конца войны. Подрыв на донной мине, попадания авиабомб, торпедная атака, тяжелая навигационная авария, налеты советской и британской авиации – крейсер упрямо «зализывал» раны и продолжал свой боевой путь.

А потом в небе вспыхнуло второе солнце, на секунду озарив атолл Бикини нестерпимым светом. Когда же все стихло, на поверхности лагуны по-прежнему покачивалась громада крейсера «Принц Ойген». Не помог и второй, подводный взрыв «Бейкер» - немецкий корабль оказался сильнее ядерного огня!

Дезактивация



Тяжелый крейсер «Принц Ойген» был настоящей легендой – монументальный силуэт, экипаж из лучших добровольцев Кригсмарине и активная боевая карьера на протяжении всей войны.

Крейсер обессмертил свое имя, приняв участие в бою в Датском проливе (потопление линейного крейсера «Худ»). В отличие от «Бисмарка», «Принцу» удалось ускользнуть от возмездия со стороны британского флота и благополучно вернуться в базу. Потом был дерзкий переход из Бреста в Германию, короткий норвежский круиз и унылая служба на тесной Балтике. В конце войны «Принц Ойген» расстрелял 5 тыс. снарядов по наступающим советским войскам и сбежал в Копенгаген. После войны достался по репарациям США.

В кильватере "Принца" - грозный "Бисмарк"


За свою боевую карьеру «Принц» не потопил ни одного вражеского корабля, но одержал немало моральных побед над противником – чего стоит его прорыв через Ла-Манш, под носом у всей британской авиации и флота Его Величества.

Было ли правильным решение о постройке этого монстра, или 109 млн. рейхсмарок можно было потратить с большей пользой – данная риторика имеет неверный посыл. Германия была обречена в любом случае.

Крейсер был построен, воевал без страха и упрека, отвлекал на себя немалые силы противника. Сбил с десяток самолетов, повредил британский эсминец, получил благодарность от сухопутных частей Ваффен-СС.

Разумеется, при строительстве крейсера, никто не задумывался, что он будет использоваться в качестве «самой большой канонерки Балтики». «Принц Ойген» создавался, как часть флота Великой Германии,которой, в скором будущем, предстояло сразиться с Великобританией и США за контроль над Мировым океаном!

Но все произошло иначе - Гитлер разгрыз ампулу с ядом, а единственный уцелевший крейсер Кригсмарине был отправлен в зону испытания ядерного оружия.

Технические особенности

От своих сверстников «Принц Ойген» выгодно отличался совершенным набором средств обнаружения (радары, инфракрасные системы ночного видения, эффективные системы гидролокации – способные различать не только вражеские подлодки, но даже отдельные торпеды и мины в толще воды!).

Стабилизированные в трех плоскостях командно-дальномерные посты, аналоговые компьютеры, ПУАО – все посты были дублированы, рассредоточены и защищены броней. Радиоэлектроника непрерывно совершенствовалась - в области средств обнаружения и управления огнем «Принцу» не было равных среди других «европейцев»!

Наличие большого количества громоздкого и сложного радиоэлектронного оборудования объясняет необходимость в многочисленном экипаже и столь высокую стоимость самого корабля («Принц» в сравнимых ценах был в 2,5 раза дороже британского ТКр «Каунти»).

Паротурбинная силовая установка мощностью 133 600 л.с. обеспечивала скорость около 32,5 узлов. При полном запасе нефти (4250 тонн) дальность плавания крейсера составляла 5500 миль на экономической скорости 18 узлов.

Вооружение «Принца» выглядело не столь впечатляюще на фоне американских и, тем более, японских крейсеров:

- 8 орудий главного калибра (203 мм) в четырех башнях – обязательный минимум для ТКр тех лет. Для сравнения: стандартом для американских ТКр было девять 203 мм орудий; для японских - 10;

- 12 универсальных орудий (105 мм) в шести спаренных установках – солидно. По количеству тяжелых зениток конкуренцию «Принцу» могли составить только «итальянцы» и «американцы»;

- мелкокалиберная зенитная артиллерия: автоматические пушки калибра 20 и 37 мм, в т.ч. пять счетверенных установок Flak 38. С осени 1944 года зенитное вооружение было усилено 40 мм зенитками «Бофорс». Общий вердикт – положительный, ПВО крейсера было на достойном уровне.

- 4 трехтрубных торпедных аппарата, боезапас 12 торпед. По этому параметру «Принца» превосходили только японцы со своими «лонг лэнсами». Для сравнения – британские тяжелые крейсеры несли вполовину меньше торпед, американские вообще не имели торпедного вооружения.

- авиагруппа: пневматическая катапульта, два подпалубных ангара, до пяти разведывательных гидросамолетов «Арадо-196».

В целом, вооружение «Принца» было типично для той эпохи, но способно вызвать шок у корабелов XXI века, привыкших к компактности современных пусковых установок и подпалубному размещению оружия (что, разумеется, способствует улучшению остойчивости корабля).

В отличие от ячеек современных УВП, «Принц Ойген» был вынужден нести мощные вращающиеся башни, массой от 249 («А» и «D») до 262 тонн («B» и «C»). И это без учета барбетов, механизации погребов и системы подачи боезапаса! Не меньше хлопот доставляли установки универсальной артиллерии – каждая из них имела массу 27 тонн.

Старый немецкий крейсер – немой упрек современным корабелам, строящим хай-тек «скорлупки», что погибают от неразорвавшихся ракет.

У «Принца» в этом смысле был полный порядок – проблемы с его защищенностью (по сравнению с ровесниками) меркнут на фоне современной ситуации, когда достаточно одного близкого надводного взрыва, чтобы суперкорабль стоимостью миллиард долл. полностью вышел из строя.

У немцев все было иначе – им удалось прикрыть броней каждую пядь боевого корабля!

Вкратце, схема бронирования «Принца» выглядела следующим образом:

С 26-го по 164-й шпангоут простирался главный броневой пояс толщиной 80 мм и высотой от 2,75 до 3,75 метров, имевший наклон 12,5° во внешнюю сторону; пояс перекрывался по концам 80 мм броневыми траверзами, перпендикулярно расположенными к диаметральной плоскости корабля.

На этом бронирование корпуса не заканчивалось – в корму шел более тонкий пояс толщиной 70 мм, равный по высоте главному б/п. На шестом шпангоуте он замыкался 70 мм траверсной переборкой (на немецком флоте нумерация шпангоутов велась со стороны кормы). Носовую часть также прикрывал пояс толщиной 40 мм (на последних трех метрах от форштевня – 20 мм), при этом он имел большую высоту, нежели главный б/п.

Система горизонтальной защиты состояла из двух броневых палуб:

- верхней бронепалубы, толщиной 25 мм (над котельными отделениями) и утончавшейся до 12 мм в носовой и кормовой частях корабля;

- главной бронепалубы, также простиравшейся по всей длине крейсера. Её толщина составляла 30 мм, лишь в районе кормовых башен локально возрастала до 40 мм, а в носовой части уменьшалась до 20 мм. Палуба проходило примерно в 1 м ниже верхней кромки бронепояса, а её скосы соединялись с его нижней кромкой.

Разумеется, это далеко не все – крейсер имел сильное локальное бронирование. Броней было прикрыто большинство боевых постов и помещений в надстройке:

- боевая рубка – стенки 150 мм, крыша 50 мм;
- ходовой мостик – 20 мм противоосколочной брони;
- коммуникационная труба с кабелями – 60 мм;
- адмиральский мостик, главный командно-дальномерный пост и все помещения ниже него – 20 мм;
- дымоходы выше броневой палубы – 20 мм.

Наконец, барбеты башен главного калибра (80 мм) и защита самих башен - от 160 мм (лобовая плита) до 70 мм (боковые стенки).

Насколько верным было решение немецких конструкторов выполнить полное бронирование корабля?

И без того небольшой резерв нагрузки, выделенный под установку брони, был усугублен её «размазыванием» по всей конструкции крейсера – какой смысл имел носовой «бронепояс» толщиной всего в 20 мм? Для чего потребовалось защищать цепной ящик и помещения брашпилей?

Здесь не стоит забывать, что немцы проектировали свои корабли под конкретные условия Второй мировой войны: морские артиллерийские дуэли, при которых важнейшее значение играла скорость. Многочисленные осколочные пробоины могли спровоцировать затопление носовых отсеков – тем самым, привести к «зарыванию» носа в воду и снижению скорости крейсера со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Результат попадания торпеды с подлодки "Трайдент"


В целом, по параметру «защищенность», немецкие крейсеры выглядели полными аутсайдерами на фоне других тяжелых крейсеров той эпохи – лидером, несомненно, являлась итальянская «Зара», с бронепоясом толщиной 100…150 мм и суммарной горизонтальной защитой 85…90 мм!

Однако, и немец был непрост! Даже столь примитивная горизонтальная защита (25+30 мм) смогла оказать достойное сопротивление средствам воздушного нападения противника.

Впервые «Принц» познакомился с разрушительной мощью бомб еще за месяц до своего официального вступления в строй. 2 июля 1940 г. он попал под удар британской авиации и получил 227 кг «фугаску» в районе машинного отделения ЛБ.

Бомба, как и положено, пробила верхнюю броневую палубу и разорвалась в кубриках. Последствия бытии таковы: пробоина в палубе диаметром 30 см, вмятина 4х8 метров, пострадали камбуз, дымоход, электрокабели и переборки кубриков. На верхней палубе был сброшен с места и разбит моторный катер, повреждена катапульта, шлюпочный кран, поцарапана одна из 105 мм артиллерийских установок. Вышли из строя некоторые приборы управления стрельбой (от непосредственного воздействия продуктов взрыва или сильного сотрясения корпуса – данные на этот счет отсутствуют).

Тем не менее, характер повреждений свидетельствует, что бомба не смогла пробить главную броневую палубу: машинные отделения остались целы. Удалось избежать повреждений ниже ватерлинии. Сохранился функционал артиллерии главного и универсального калибра. Броня уберегла корабль и его экипаж от серьезных последствий.

Если бы данный эпизод произошел в открытом море, тяжелый крейсер сохранил бы ход, электроснабжение и большую часть своей боеспособности – что позволило бы продолжить выполнение боевой задачи (или вернуться в базу своим ходом).

Перекладка руля в ручную


Следующее попадание авиабомбы в «Принц Ойген» вылилось в целую детективную историю с неожиданной развязкой. Сюжет прост – описание повреждений в официальных русскоязычных источниках расходятся со здравым смыслом.

В 1942 году, во время своего заточения в Бресте, крейсер в очередной раз подвергся налету британских бомбардировщиков. Серия из шести бомб «накрыла» док, в котором стоял «Принц Ойген», при этом, одна из них – полубронебойная 500-фунтовка – попала непосредственно в корабль. Удар пришелся в самый край палубы, на расстоянии 0,2 м от левого борта. Бомба пробила тонкую верхнюю палубу и со страшным грохотом понеслась вниз, разрывая встречные переборки. Скользя вдоль обшивки борта, она достигла 30 мм скоса главной бронепалубы, и, пробив очередной слой брони, взорвалась в нижних помещениях.

В результате взрыва были разрушены или частично повреждены некоторые помещения, второе дно и наружная обшивка днища. Было затоплено два отсека, в одном из которых размещалась электростанция №3. Часть агрегатов пострадала от осколочных повреждений. Механическая установка повреждений не имела. Вследствие выхода из строя артиллерийского поста частично пострадала артиллерия ГК. Находившиеся на расстоянии 5-8 м от центра взрыва 203 мм заряды и 105 мм патроны не пострадали. В зоне взрыва возник пожар, который был вскоре ликвидирован силами личного состава. Потери в экипаже составили свыше 80 человек.


- И.М. Короткин «Боевые повреждения надводных кораблей» (Л.1960 г)

В общем, ужасно – всего одна 227 кг бомба вызвала пожар, затопление, создала угрозу детонации боекомплекта и привела к гибели большого числа моряков. Но так ли это было на самом деле?

Первый вопрос, каким образом удалось избежать детонации б/к – когда эпицентр взрыва находился всего в 5-8 метрах от погреба? Страшно представить, как выглядел бы взрыв 50…100 кг мощного бризанта в замкнутом помещении! Ударная волна и тысячи раскаленных осколков должны были снести и изрешетить все переборки в радиусе нескольких десятков метров (толщина переборок под главной бронепалубой не превышает 6-8 мм).

И если опасность детонации снарядов от близкого взрыва выглядит неубедительно (их практически невозможно активировать без взрывателя), то воспламенение пороховых зарядов – обязательное условие в вышеописанной ситуации.

Если предположить, что бомба пробила броню и не взорвалась – тогда что стало причиной гибели 80 человек?

Также, вызывает большое сомнение нахождения такого количества людей в главном артиллерийском посту и помещениях корабельных генераторов – во время стояния в доке, когда подача электроэнергии осуществляется с берега.

И, наконец, упоминание о затоплении двух отсеков – чего быть не могло принципе: достоверно известно, что «Принц» в тот момент находился в доке.

Похоже, что в условиях недостатка первоисточников, автор книги неверно интерпретировал (или сфальсифицировал) факты боевых повреждений крейсера «Принц Ойген».

По версии российского исследователя Олега Тесленко, все произошло гораздо проще: бомба не смогла пробить главную бронепалубу и взорвалась в кубриках личного состава. Это объясняет большие потери среди экипажа и автоматически снимает вопрос о «чудесном спасении» порохового погреба.

Тонкая 30 мм бронепалуба отлично выполнила своё предназначение, позволив избежать куда более тяжких последствий.

Что касается серьезных разрушений во внутренних помещениях и гибели большого числа моряков – это уже вина немецких инженеров, спроектировавших корабль со столь слабой защитой.

Тяжелый крейсер «Принц Ойген» является хорошим примером боевого корабля, спроектированного, как с учетом традиционных атрибутов кораблей прошлых лет (огневая мощь, высокая скорость хода, защищенность), так и с учетом ряда современных тенденций (многофункциональность, информационное обеспечение, совершенные средства обнаружения и СУО).

Немецкий опыт оказался не самым удачным, но он доказал осуществимость подобных проектов на практике. Каждый из элементов тяжелого крейсера оказался полезен в реальных боевых условиях. Проблема была лишь в том, что немцы хотели слишком многого от корабля, созданного на основе технологий 30-х годов.

Нетрудно представить, каких высот можно добиться сегодня, спустя 80 лет после закладки крейсера «Принц Ойген»!

Так и надо фашистам! Столкновение ТКр "Принц Ойген" с легким крейсером "Лейпциг"


...к этому времени стальной корпус стал настолько радиоактивным, что его дезактивация в течение нескольких месяцев представлялась невозможной. 21 декабря оставшиеся насосы перестали справляться с поступающей водой, корпус накренился, и иллюминаторы оказались ниже поверхности моря. Американцы попытались спасти корабль, выбросив его на берег, но на следующий день последний из германских тяжелых крейсеров опрокинулся и затонул на рифах о-ва Кваджелейн

По материалам:
http://navycollection.narod.ru
http://www.prinzeugen.com
http://www.uic.unn.ru
http://wunderwafe.ru

topwar.ru

основные характеристики. Prinz Eugen (1938)

Тяжелый крейсер «Принц Ойген» был гордостью флота гитлеровской Германии. Он представлял собой мощнейшее на то время оружие на море, изготовленное с учетом всех современных требований и обладавшее одними из самых лучших характеристик среди военных судов периода Второй мировой войны. Впрочем, судьба у этого корабля была достаточно трагическая. Давайте выясним, каков же был тяжелый крейсер «Принц Ойген», его основные характеристики и историю до самой гибели.

История создания

Немецкий крейсер Prinz Eugen был создан во второй половине 30-х годов прошлого столетия. Заказ на его создание поступил на германскую судоверфь Генриха Круппа Germaniawerft в ноябре 1935 года. Эта компания была создана предпринимателем Ллойдом Фостером в 1867 году в городе Гаардене, близ Киля, за три года до возникновения единой Германской империи под верховенством Пруссии. Первоначально фирма называлась «Северо-Германская строительная компания». В 1896 году она была приобретена одними из богатейших в Германии предпринимателями – семейством Круппов. Верфь выпускала не только военные, но и гражданские корабли. На рубеже веков она вышла на второе место по поставке судов для германского имперского флота. Во время Первой мировой поставляла армии также подводные лодки.

«Принц Ойген» должен был стать третьим по счету немецким кораблем программы, в рамках которой выпускались тяжелые крейсера типа «Адмирал Хиппер». В данной серии уже были выпущены два корабля – «Адмирал Хиппер» 1937 года постройки, по имени которого вся линейка судов получила название, а также «Блюхер» того же года выпуска. Кроме того, должны были быть построены ещё два крейсера – «Лютцов» и «Зейдлиц». Но к окончанию войны они ещё не были готовы. При постройке «Принц Ойген» получил условное обозначение «J».

Строительство началось в апреле 1936-го и длилось почти два с половиной года. Оно обошлось немецкой казне в сумму 109 млн рейхсмарок. Для сравнения, стоимость британского корабля аналогичного типа «Каунти» была в 2,5 раза меньше. В конце концов тяжелый крейсер «Принц Ойген» был спущен на воду в августе 1938 г. Но на окончательную доработку всех внутренних узлов и оборудования понадобилось ещё два года. В итоге крейсер окончательно вошел в строй немецкого флота лишь в августе 1940 года.

Название крейсера

Свое наименование тяжелый немецкий крейсер «Принц Ойген» получил в честь величайшего полководца Австрийского государства Габсбургов рубежа XVII-XVIII веков, принца Евгения Савойского. Хотя он принадлежал к одному из правящих в Италии феодальных герцогских родов и родился в Париже, но большинство его выдающихся заслуг, в частности успешные действия в войне за испанское наследство и в турецкой компании, были добыты на службе австрийской короне. Среди его великих побед как военачальника следующие сражения: битва при Зенте (1697 г.), отражение осады Турина (1706 г.), битва при Мальплаке (1709 г.), взятие Белграда (1717 год).

Как раз в 1938 году произошел аншлюс (присоединение) Австрии к Германии. Это было преподнесено фашистской пропагандой как воссоединение нации. Чтобы показать единство Германии и Австрии, было решено назвать новый корабль в честь выдающегося австрийского полководца. Слава Евгения Савойского должна была стать предзнаменованием побед крейсера. Так судно Prinz Eugen 1938 года выпуска получило свое название.

Технические характеристики

Что же представлял собой тяжелый крейсер «Принц Ойген» в техническом плане?

Его длина была равна 199,5 м при стандартной оснастке, и 207,7 м при полной. Водоизмещение судна составляло 14 506 т при стандартной оснастке, и 19 042 т – при полной. Ширина корабля - 21,7 м. Максимальная скорость крейсера достигала 32 узла, что было равно 59,3 км/ч. Суммарная мощность трех паровых турбин и двенадцати котлов корабля – 132 000 лошадиных сил, или 97 МВт. Осадка судна Prinz Eugen составляла от 5,9 до 7,2 м. При скорости 16 узлов крейсер мог совершать безостановочное плавание на расстояние до 6,8 тыс. морских миль. Экипаж корабля комплектовался из команды в 1400-1600 человек, что было довольно много для судна подобного класса.

Толщина брони на башнях достигала 160 мм. В то же время наиболее тонкой она была на палубе – 30 мм, и на бортах – от 40 мм. Толщина брони на траверсах и барбетах была равна 80 мм.

«Принц Ойген» был укомплектован самым современным на то время радиоэлектронным оборудованием, качеством которого могли похвастаться далеко не все боевые корабли мира. Особенно славился он средствами обнаружения, способными отыскать противника на море, на небе и под водой. На борту корабля имелись даже аналоговые компьютеры. Впрочем, обилие электроники иногда играло и плохую шутку с крейсером, так как новые технологии обладали ещё целым рядом недостатков, а некоторые были явно «сырыми». Но даже несмотря на это, по технологической начинке кораблю не было равных в Европе.

Вооружение

Боевая мощь не была сильной стороной корабля Prinz Eugen. Но в то же время этот недостаток компенсировался возможностью более прицельного управления огнем по сравнению с другими суднами и наличием современных средств обнаружения противника.

Вооружение корабля состояло из восьми артиллерийских орудий калибра 203 мм, двенадцати универсальных орудий зенитной артиллерии калибра 105 мм, шести автоматических пушек калибра 37 мм, и десяти – 20 мм. Кроме того, у крейсера имелось четыре торпедных аппарата калибром 533 мм с боезапасом 12 торпед. Авиационная группа состояла из одной пневматической катапульты и четырех разведывательных гидросамолетов.

Первое сражение

Боевое крещение корабль «Принц Ойген» получил в ходе морской битвы, которая стала известна как сражение в Датском проливе.

Судно впервые вышло в открытое море в мае 1941 года. Его сопровождали два эсминца, а также несколько прорывателей заграждений. Вскоре «Принц Ойген» соединился с другим известным кораблем Второй мировой войны – линкором «Бисмарк». Их совместный путь пролегал через Датский пролив.

Движение немецким судам перекрыли британские корабли. 24 мая 1941 года между ними произошло сражение. В бою было уничтожено несколько британских судов, линкор «Бисмарк» поврежден, прорваться через пролив смог Prinz Eugen. Корабль вышел в Северное море. Впрочем, в силу ряда обстоятельств поживиться захватом вражеских торговых судов ему не удалось. В июне 1941 года, после двухнедельного плавания, крейсер прибыл в порт французского города Брест, контролируемого силами вермахта.

Возвращение в Германию

Но в Бресте «Принц Ойген» и другие немецкие корабли постоянно подвергались опасности уничтожения из-за периодических авианалетов британцев. В феврале 1942 года было принято решение о возвращении крейсера вместе с линкорами «Гнейзенау» и «Шарнхост» в германские порты. Данное мероприятие по прорыву к родным берегам получило название «Операция Цербер».

Несмотря на то что во время возращения домой крейсер неоднократно подвергался атакам авиации и вражеских судов, ему все-таки удалось за трое неполных суток достичь устья реки Эльбы. Операцию можно было считать успешно завершенной. Это был беспрецедентный и дерзкий прорыв через Ла-Манш, прямо под носом британской авиации и флота. Прорыв ознаменовал моральную победу немцев и укрепил их дух. Хотя стратегического перелома в проигрышной для Германии ситуации на море так и не произошло.

В водах Балтики

Следующий этап деятельности «Принца Ойгена» связан с нахождением в водах Балтийского моря, куда он был вскоре переброшен.

Нельзя назвать этот период истории крейсера славным. По сути, он в это время выполнял функции самой большой канонерки Балтики, хотя, естественно, это не было изначальным его предназначением. Главным образом «Принц Ойген» производил обстрелы побережья, занятого противником. Приходилось обстреливать даже собственные берега и базы. Так, например, случилось, когда Красная Армия подошла к Готенхафену. Тогда от обстрелов пострадали даже окрестности Данцига (современный Гданьск в Польше). В этот же период своего существования крейсер отправлялся в рейд к побережью Норвегии.

Случались с ним и нелепости. Так, «Принц Ойген» протаранил только что вышедший из доков немецкий крейсер «Лейпциг».

В апреле 1945 года «Принц Ойген» был отправлен в столицу Дании - Копенгаген. Там он и пребывал до самого подписания капитуляции Германией.

Итоги войны

Несмотря на то что германское руководство возлагало большие надежды на крейсер «Принц Ойген», оправдать их судну было не суждено. Корабль предназначался для боев в Атлантическом океане с флотом США и Британии, но большую часть времени он ходил как канонерка в Балтийском море. Главным образом это было связано с тем, что Германии так и не удалось навязать серьёзную войну союзникам на море. Кригсмарине (военно-морские силы Третьего рейха) явно уступал по мощи британскому флоту, прочно удерживавшему первенство в европейских морях.

Более того, по итогам войны оказалось, что «Принц Ойген» не смог потопить ни одно из вражеских судов. Хотя он повредил один из эсминцев Великобритании и сбил около десятка вражеских самолетов. Но нужно справедливо отметить, что и противник не смог нанести ему хоть какой-то существенный ущерб. Но к концу войны боезапасы крейсера заканчивались. Например, снаряды для орудий калибра 8 дюймов Германия перестала выпускать ещё в 1942 году. Снарядов калибра 203 мм, которые были основными, на борту крейсера осталось менее сорока.

Можно сказать, что действия «Принца Ойгена» в Балтийском море, где он большую часть своей недолгой истории курсировал, очень напоминали стрельбу по воробьям из пушки. Тяжелый крейсер подобных размеров и технической комплектации был слишком дорогим проектом, чтобы выполнять функции «самой большой канонерки Балтийского моря». Но самый великий подвиг корабля был ещё впереди, после завершения войны. О нём подробно мы поговорим ниже.

В составе флота США

После капитуляции Германии в мае 1945 года «Принц Ойген» был передан Соединенным Штатам Америки согласно Потсдамским договоренностям. В январе 1946 года он был переведен в Бремен и присоединен к флоту США. Впрочем, тогда он получил статус не боевого судна, а всего лишь испытательного корабля. Командование крейсером было передано капитану 1 ранга А. Граубарту, который, несмотря на американское подданство, являлся этническим немцем.

Вскоре крейсер совершил трансатлантическое плавание, в ходе которого был переведен из Бремена в американский город Бостон. В порту этого населенного пункта «Принц Ойген» был тщательно обследован. Также с него было выгружено на берег все оборудование, включая вооружение. По результатам комиссии было решено отправить корабль на атолл Бикини в качестве цели для испытания ядерного оружия.

В марте крейсер отплыл из Бостона для перевода в воды Тихого океана, в который попал через Панамский канал. Затем уже в тихоокеанской акватории пришвартовался у Сан-Диего в Калифорнии. После этого «Принц Ойген» взял курс на Гавайи. В первой половине мая он достиг американской базы на этих островах – Пёрл-Харбор. В июне 1946 года прибыл на атолл Бикини – конечный пункт назначения.

Ядерное испытание

Гибель корабля «Принц Ойген» произошла в результате испытания Соединенными Штатами ядерного оружия на атолле Бикини. Взрывы были произведены 1 июля 1946 года. Кроме крейсера «Принц Ойген» в нем принимали участие и другие боевые корабли мира, в частности трофейные и списанные американские суда.

Первый ядерный удар был нанесен по крейсеру с воздуха. Горизонт озарился ярким слепящим светом, прозвучал ужасающей силы раскат. Эпицентр взрыва от сброшенной ядерной бомбы находился в 8-10 кабельтовых от корабля. Все считали, что судно разнесено в клочья. Но, несмотря на ожидания, повреждения крейсера были несущественными. Фактически они заключались только с полностью сорванной с борта краски.

Следующий взрыв ядерной боеголовки был произведен под водой. На этот раз повреждения были куда более значительными. Листы обшивки были вдавлены в крейсер, и он дал течь, но при этом не затонул и не дал крена. Такая стойкость немецкого корабля поразила американцев. Они планировали его полностью уничтожить в ходе вышеописанных взрывов. Теперь же «Принц Ойген» был отбуксирован на атолл Куазьлень и ожидал будущих испытаний.

Но, к сожалению, корпус судна был слишком радиоактивно заражен. Поэтому крейсер решили все-таки уничтожить в ходе. Впрочем, даже после третьего взрыва корабль оставался на плаву. Его затопление произошло постепенно, когда один отсек затоплялся за другим. В конце концов в 20-х числах декабря 1946 года насосы уже не могли справляться с поступающим количеством воды. Корабль дал крен, а иллюминаторы оказались ниже уровня моря. Американские военные все-таки предприняли попытку спасти судно, но было уже поздно, крейсер затонул около атолла Куазьлень, оставив на поверхности лишь киль. В том месте его останки находятся на дне моря по сей день.

Поистине вызывает удивление стойкость корабля. Но существуют и некоторые вопросы. Что, если бы крейсер был не просто мишенью для ядерных бомб, а на нем была бы команда, которая боролась за жизнь судна, заделывала пробоины, помогала откачивать воду насосам? Вполне возможно, что в таком случае даже трех взрывов не было бы достаточно, чтобы потопить «Принц Ойген».

Но, как бы там ни было, а корабль, который строился немцами, чтобы наводить ужас на американцев и их союзников, стал невольным пособником в тестировании сильнейшего в мире оружия, призванного служить символом военной мощи США. Впрочем, у американцев был теперь другой основной соперник. После крушения Третьего рейха им стал Советский Союз.

Общая характеристика судна

Крейсер «Принц Ойген» был в своем роде уникальным кораблем. Как и у всех тяжелых крейсеров типа «Адмирал Хиппер», водоизмещение судна превышало 10 т, хотя именно эта отметка являлась граничной для кораблей подобного класса согласно вашингтонским ограничениям. Но Германия сама установила себе рамки допустимого. Правда, из-за увеличения водоизмещения корабля пострадала его быстроходность и маневренность.

Хотя изначальной целью строительства «Принципа Ойгена» было усиление немецкого флота в боях за Атлантику, фактически он крейсировал большей частью в водах Балтийского моря либо вообще стоял на приколе. Корабль участвовал только в одном более или менее серьезном сражении, ещё в самом начале своей боевой истории – в сражении в Датском проливе. При этом за весь период своего существования этому крейсеру не удалось уничтожить ни одного вражеского корабля.

Впрочем, и противнику не удалось хоть сколько-нибудь серьезно повредить судно «Принц Ойген», хотя атаки проводились и с моря, и с неба, и с земли. Он стал единственным немецким крейсером, который сохранился целым к концу войны. Даже ядерное оружие лишь с третьего раза смогло сокрушить этого титана, настолько прочно он был сделан. Да и то, при наличии команды на борту, вполне возможно, что и трех раз не хватило бы.

Хотя многие эксперты критикуют конструкцию крейсера, называя его неповоротливым. В вину кораблестроителям ставилось то, что они сделали полностью бронированный корабль, в отличие от большинства судов того времени, у которых бронировались лишь наиболее уязвимые и важные для поддержания работоспособности участки. «Принц Ойген» был бронирован полностью. На многих участках броня была слишком тонкой, чтобы являться реальной защитой но вместе с тем она являлась дополнительным грузом для корабля, снижающим его скорость. Даже бронирование особенно важных частей было тоньше, чем у аналогичных судов противника. Но, как выяснилось, бронирование немецкого крейсера все-таки оказалось достаточным, чтобы выдержать многочисленные бомбардировки с неба и с моря, и даже бросить вызов ядерному оружию. Так что факты разбивают все теоретические измышления критиков в пух и прах.

Многое в направлении, которое взяли создатели «Принца Ойгена», актуально и в наши дни. Например, универсальность, многозадачность, приоритет прицельности над мощностью залпа, важное место электроники в управлении, особая роль средств обнаружения противника.

Но в целом нужно отметить, что крейсер «Принц Ойген» все-таки не сумел выполнить ни одной из основных задач, которые ставились перед ним в глобальном плане, в силу ряда объективных и субъективных обстоятельств. Виной этому были как общие неудачи немцев в Атлантическом океане, так и переоценка возможностей конкретно данного крейсера. Он не смог стать решающей силой в Атлантике или даже не смог нанести хоть какой-нибудь существенный вред флоту противника.

Вряд ли можно говорить о том, что корабль окупил свою стоимость в 109 млн рейхсмарок. Тем не менее он все-таки сумел войти в историю благодаря своей уникальности и беспрецедентной стойкости во время ядерных испытаний американской армии, которая удивила даже видавших многое военных и ученых.

fb.ru

Принц Ойген (тяжёлый крейсер) Википедия

«Принц Ойген»
Prinz Eugen

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» перед атомными испытаниями на атолле Бикини. 1946 г. Орудия носовой башни ГК демонтированы.
Служба
Германия Германия
Назван в честь Евгений Савойский
Класс и тип судна Тяжёлый крейсер типа «Адмирал Хиппер»
Изготовитель Germaniawerft
Статус Затонул в 1946 году после испытаний атомного оружия
Основные характеристики
Водоизмещение 14 506 т (стандартное)
19 042 т (полное)
Длина 199,5 / 207,7 м
Ширина 21,7 м
Осадка 5,9—7,2 м
Бронирование борт: 40—80—70 мм,
траверсы 80 мм,
палуба 30 + 30 (скосы 50) мм,
башни 160…50 мм,
барбеты 80 мм,
рубка 150…50 мм
Двигатели 3 ТЗА «Браун-Бовери», 12 ПК
Мощность 132 000 л. с. (97 МВт)
Скорость хода 32 узла (59,3 км/ч)
Дальность плавания 6800 морских миль на 16 узлах
Экипаж 1400—1600 человек
Вооружение
Артиллерия 4 × 2 — 203-мм/60
Зенитная артиллерия 6 × 2 — 105-мм/65,
6 × 2 — 37-мм/83,
10 × 1 — 20-мм/65
Минно-торпедное вооружение 4 × 3 — 533-мм ТА
Авиационная группа 1 катапульта,
3—4 гидросамолёта
 Медиафайлы на Викискладе

ru-wiki.ru

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Принц Ойген.
«Принц Ойген»
Prinz Eugen

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» перед атомными испытаниями на атолле Бикини. 1946 г. Орудия носовой башни ГК демонтированы.
Служба
Германия Германия
Назван в честь Евгений Савойский
Класс и тип судна Тяжёлый крейсер типа «Адмирал Хиппер»
Изготовитель Germaniawerft
Статус Затонул в 1946 году после испытаний атомного оружия
Основные характеристики
Водоизмещение 14 506 т (стандартное)
19 042 т (полное)
Длина 199,5 / 207,7 м
Ширина 21,7 м
Осадка 5,9—7,2 м
Бронирование борт: 40—80—70 мм,
траверсы 80 мм,
палуба 30 + 30 (скосы 50) мм,
башни 160…50 мм,
барбеты 80 мм,
рубка 150…50 мм
Двигатели 3 ТЗА «Браун-Бовери», 12 ПК
Мощность 132 000 л. с. (97 МВт)
Скорость хода 32 узла (59,3 км/ч)
Дальность плавания 6800 морских миль на 16 узлах
Экипаж 1400—1600 человек
Вооружение
Артиллерия 4 × 2 — 203-мм/60
Зенитная артиллерия 6 × 2 — 105-мм/65,
6 × 2 — 37-мм/83,
10 × 1 — 20-мм/65
Минно-торпедное вооружение 4 × 3 — 533-мм ТА
Авиационная группа 1 катапульта,
3—4 гидросамолёта
 Медиафайлы на Викискладе

Тяжёлый крейсер «Принц О́йген» — третий тяжёлый крейсер типа «Адмирал Хиппер» и единственный построенный по модифицированному проекту. Участвовал во многих морских операциях Второй Мировой Войны, в том числе в сражении в Датском проливе в мае 1941 года совместно с линкором «Бисмарк», прорыве германских кораблей через Ла-Манш в феврале 1942 года и боевых действиях против наступающих советских войск на Балтийском побережье в 1944 — 1945 годах. После окончания войны корабль был передан США и использовался при испытаниях ядерного оружия на атолле Бикини в 1946 году.

Проектирование и постройка

Третий германский тяжёлый крейсер, получивший литерное обозначение «J», заказан 16 ноября 1935 года. Закладка киля состоялась 23 апреля 1936 года на заводе Круппа Germaniawerft в Киле. 22 августа 1938 года корабль был спущен на воду и вошёл в строй 1 августа 1940 года. Своё имя крейсер получил в честь Евгения Савойского, известного австрийского полководца. До этого это имя носил линкор ВМС Австро-Венгрии типа «Вирибус Унитис». Кроме того, в честь этого же исторического персонажа был назван современный «Принцу Ойгену» лёгкий крейсер Королевских ВМС Италии. Название германскому кораблю присвоили из политических соображений: тем самым подчеркивалось, что вошедшая в состав Третьего Рейха Австрия является полноправным членом «империи немцев»[1].

Служба корабля

«Принц Ойген» в операции «Учения на Рейне»

Эта операция являлась первым походом корабля. 18 мая 1941 года крейсер вышел в море в сопровождении двух эсминцев и прорывателей заграждений. На следующий день «Принц Ойген» соединился с линкором «Бисмарк» и отряд под командованием адмирала Лютьенса двинулся в путь через датские проливы. Об этом сразу доложила британская разведка. Первый контакт с воздушной разведкой состоялся 21 мая в заливе Кальвенс, во время дозаправки крейсера. Здесь же он был перекрашен в светло-серый цвет.

Адмиралтейство отправило отряд во главе с вице-адмиралом Холландом в составе линейного крейсера «Худ» и новейшего линкора «Принс оф Уэлс». Главные силы Флота Метрополии в составе линкора «Кинг Джордж V», линейного крейсера «Рипалс» и авианосца «Викториес» под командованием адмирала Тови также направились в северные воды.

Гидрофоны и радар «Принца Ойгена» обнаружили британский тяжёлый крейсер «Норфолк», который уже определённое время следил за немецкой группировкой. В 19:20 «Бисмарк» отогнал его залпом, но при этом повредил собственный радар, после чего наблюдение мог продолжать только «Принц Ойген». Однако негласное наблюдение за немцами продолжил «Саффолк». Утром 24-го адмирал Холланд, руководствуясь сообщениям с «Саффолка», вывел свою эскадру на атакующую позицию.

Первый залп дали британские канониры в 05:53. Холланд отдал приказ стрелять по головному кораблю, которым являлся, вследствие поломки гидрофонов не «Бисмарк», а «Принц Ойген» (вышедший в голову германской колонны с целью обозрения горизонта носовым радаром). Усугубляла сложность опознания немецких кораблей и определённая схожесть их силуэтов. В ситуации разобрался лишь командир «Принс оф Уэлс» Лич, сразу приказавший открыть огонь по второму кораблю в колонне противника, которым и являлся «Бисмарк». Германские корабли сосредоточили огонь на «Худе». Не прошло и 5 минут после первого попадания в «Худ», как флагман Холланда взорвался и скрылся под водой. В 05:59 «Принц Ойген» перенес огонь на «Принс оф Уэлс». Один из британских снарядов повредил топливные цистерны «Бисмарка». После боя немецкие корабли разошлись, германскому крейсеру улыбнулась удача и британцы заметили его отсутствие в «свите» «Бисмарка» лишь на следующий день.

Ряд неблагоприятных условий не позволил «Принцу Ойгену» совершить удачное с точки зрения рейдерства на торговых маршрутах плавание. После встречи с двумя кораблями снабжения, с которых крейсер пополнил запасы топлива и боеприпасов, пришло сообщение командования о том, что «пять линкоров следуют на большой скорости юго-западным курсом». Это сделало невозможным атаку конвоев на канадских маршрутах. Командир крейсера капитан цур зее Бринкманн решил спуститься ещё южнее, на линию Нью-Йорк — Лиссабон. После этого было получено сообщение о гибели «Бисмарка». Ко всему прочему добавились проблемы с энергетической установкой, в результате чего скорость корабля упала до 28 узлов. Командир корабля решил заканчивать рейдерство и направляться в захваченный немцами французский порт Брест, куда корабль и прибыл 1 июня 1941 года[1].

Вот как оценивает результаты операции «Учения на Рейне» историк флота В. Кофман:

«Итоги „Учений на Рейне“ оказались весьма плачевными. Крейсер пробыл в море 2 недели, двигаясь почти все время высокой скоростью; он сжег 6500 кубометров топлива и прошел 7 000 миль — и все без какого-либо результата, если не считать 3 или 4 снарядов, попавших в тяжелые корабли противника в бою в Датском проливе. Помимо гибели „Бисмарка“, немцы лишились 4 судов снабжения, обеспечивавших поход и затопленных или захваченных англичанами. И в завершение всего, „Ойген“ попал в своеобразное „заключение“ во французском порту.[1]»

«Принц Ойген» в операции «Цербер»

Во время нахождения в Бресте крейсер (наряду с находившимися в этом же порту линкорами «Шарнхорст» и «Гнейзенау») подвергался постоянным налётам британской авиации и получал повреждения, порой довольно серьёзные. В связи с этим был разработан план операции по прорыву германской эскадры из Бреста в Германию, получивший название Операция «Цербер». 11 февраля 1942 года, соблюдая строжайшую секретность, соединение в составе «Принца Ойгена» и линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вышло в море. Их выход остался незамеченным для британской авиации и патрульных подводных лодок. Немцам благоприятствовала погода: низкая облачность, сильный ветер и дождевые шквалы. В ходе похода германские линкоры и крейсер подвергались атакам британской авиации, эсминцев и береговых батарей, но в итоге «Принц Ойген» прибыл в Брунсбюттель в устье Эльбы около 8 утра 13 февраля практически неповрежденным[1].

«Принц Ойген» на Балтике

С середины 1943 года на Балтийском море под флагом учебной эскадры собралось большинство германских крейсеров и крейсеру «Принц Ойген» как самому боеготовому была отведена роль «самой большой канонерки Балтики». За это время он произвёл ряд обстрелов побережья и протаранил германский легкий крейсер Лейпциг, только что выпущенный из дока. К концу войны «Принц Ойген» израсходовал большую часть своего боезапаса (производство восьмидюймовых снарядов прекратилось ещё в 1942 году), а когда Советская Армия приблизилась к Готенхафену, крейсеру пришлось обстреливать предместья своей же базы и окрестности Данцига. На 5 апреля 1945 года снарядов главного калибра оставалось менее 40, и «Принц Ойген» вместе с последним лёгким крейсером германского флота Нюрнберг пришел 20 апреля в Копенгаген[1].

«Принц Ойген» в американском флоте
Бывший «Принц Ойген» пересекает Панамский канал, 1946 год. Орудия носовой башни ГК демонтированы

После капитуляции Германии тяжелый крейсер находился в столице Дании Копенгагене. По условиям Потсдамского соглашения корабль переходил Соединённым Штатам. После перевода корабля в Бремен 5 января 1946 года он официально поступил в состав флота США (хотя не как боевой корабль, а в качестве «испытательного судна IX-300». В командование «Ойгеном» вступил последний его командир, капитан 1 ранга флота США А. Граубарт, по иронии судьбы, происходивший из семьи немецких эмигрантов[1].

Корабль был переведён в США, в Бостон, в начале 1946 года. Там в течение полутора месяцев его скрупулёзно исследовали флотские специалисты и инженеры, сделав множество фотографий. Также во время стоянки в Бостоне на берег было вывезено всё артиллерийское, радарное и гидроакустическое оборудование, а также два орудия из носовой башни ГК, две спаренных 105-мм установки и несколько легких зениток. 10 марта «IX-300» покинул Бостон и через Панамский канал достиг Сан-Диего. Бывшему крейсеру предстояло участвовать в испытаниях ядерного оружия на атолле Бикини вместе с рядом других трофейных кораблей и списанных единиц из состава ВМС США. Перед переходом через Тихий Океан корабль прошёл докование, а 11 мая вышел в главную базу американского Тихоокеанского Флота Пёрл-Харбор. Там он вместе с американскими тяжелыми крейсерами «Пенсакола» и «Солт-Лейк-Сити», также назначенными к испытанию ядерным оружием, составил 23-ю дивизию крейсеров. С 3 по 9 июня 1946 года в сопровождении океанского буксира «Сиу» бывший «Принц Ойген» добрался до атолла, преодолев 2100 миль пути[1].

Испытания ядерного оружия и гибель корабля

Подробное описание последних мгновений жизни корабля, подвергшегося воздействию ядерного взрыва, дает историк В. Кофман в своей книге «Тяжёлые крейсера типа „Адмирал Хиппер“»:

По диспозиции первого испытания (надводный взрыв ядерной бомбы, сброшенной с самолёта; условное обозначение «Эйбл»), состоявшегося 1 июля 1946 года, германский тяжелый крейсер находился в 8-10 кабельтовых от эпицентра. Его повреждения оказались незначительными, только с борта, обращенного к взрыву, ударной волной полностью содрало краску. Второй, подводный взрыв («Байкер») нанес более существенный ущерб. Часть листов обшивки оказалась вдавленной, и корабль принял некоторое количество воды, но не затонул и не имел никакого крена. Удивленные американцы отбуксировали его на Кваджалейн, предполагая использовать для дальнейших испытаний. Однако к этому времени стальной корпус стал настолько радиоактивным, что его дезактивация в течение нескольких месяцев представлялась невозможной. Многострадальный крейсер вновь поставили в качестве «мальчика для битья» при третьем атомном взрыве («Чарли»). Хотя и на этот раз он остался на плаву, отсутствие команды и какой-либо борьбы за живучесть привело к постепенному затоплению одного помещения за другим. 21 декабря оставшиеся насосы перестали справляться с поступающей водой, корпус накренился, и иллюминаторы оказались ниже поверхности моря. Американцы попытались спасти корабль, выбросив его на берег острова Карлос, но на следующий день последний из германских тяжелых крейсеров опрокинулся и затонул на рифах о-ва Кваджалейн, где и остается в настоящее время.[1]

Увидеть киль крейсера можно тут: 8°45′08″ с. ш. 167°40′58″ в. д.HGЯOL

Примечания

Литература

  • Кофман В. Тяжёлые крейсера типа «Адмирал Хиппер»
  • Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1910—2005. — Минск, Харвест, 2007.
  • Патянин С. В., Дашьян А. В. и др. Крейсера Второй мировой. Охотники и защитники. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — 362 с. — (Арсенал коллекция). — ISBN 5-69919-130-5.
  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1922—1946.- Annapolis, Maryland, U.S.A. : Naval Institute Press, 1996.

Ссылки

wikiredia.ru

Prinz Eugen (1938) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Принц Ойген.
«Принц Ойген»
Prinz Eugen

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» перед атомными испытаниями на атолле Бикини. 1946 г. Орудия носовой башни ГК демонтированы.
Служба
Германия Германия
Назван в честь Евгений Савойский
Класс и тип судна Тяжёлый крейсер
Изготовитель Germaniawerft
Статус Затонул в 1946 году после испытаний атомного оружия
Основные характеристики
Водоизмещение 14 506 т (стандартное)
19 042 т (полное)
Длина 199,5 / 207,7 м
Ширина 21,7 м
Осадка 5,9—7,2 м
Бронирование борт: 40—80—70 мм,
траверсы 80 мм,
палуба 30 + 30 (скосы 50) мм,
башни 160…50 мм,
барбеты 80 мм,
рубка 150…50 мм
Двигатели 3 ТЗА «Браун-Бовери», 12 ПК
Мощность 132 000 л. с. (97 МВт)
Скорость хода 32 узла (59,3 км/ч)
Дальность плавания 6800 морских миль на 16 узлах
Экипаж 1400—1600 человек
Вооружение
Артиллерия 4 × 2 — 203-мм/60
Зенитная артиллерия 6 × 2 — 105-мм/65,
6 × 2 — 37-мм/83,
10 × 1 — 20-мм/65
Минно-торпедное вооружение 4 × 3 — 533-мм ТА
Авиационная группа 1 катапульта,
3—4 гидросамолёта
 Изображения на Викискладе

Тяжёлый крейсер «Принц О́йген» — третий тяжёлый крейсер типа «Адмирал Хиппер» и единственный построенный по модифицированному проекту. Участвовал во многих морских операциях Второй Мировой Войны, в том числе в сражении в Датском проливе в мае 1941 года совместно с линкором «Бисмарк», прорыве германских кораблей через Ла-Манш в феврале 1942 года и боевых действиях против наступающих советских войск на Балтийском побережье в 1944 — 1945 годах. После окончания войны корабль был передан США и использовался при испытаниях ядерного оружия на атолле Бикини в 1946 году.

Проектирование и постройка

Третий германский тяжёлый крейсер, получивший литерное обозначение «J», заказан 16 ноября 1935 года. Закладка киля состоялась 23 апреля 1936 года на заводе Круппа Germaniawerft в Киле. 22 августа 1938 года корабль был спущен на воду и вошёл в строй 1 августа 1940 года. Своё имя крейсер получил в честь Евгения Савойского, известного австрийского полководца. До этого это имя носил линкор ВМС Австро-Венгрии типа «Вирибус Унитис». Кроме того, в честь этого же исторического персонажа был назван современный «Принцу Ойгену» лёгкий крейсер Королевских ВМС Италии. Название германскому кораблю присвоили из политических соображений: тем самым подчеркивалось, что вошедшая в состав Третьего Рейха Австрия является полноправным членом «империи немцев»[1].

Служба корабля

«Принц Ойген» в операции «Учения на Рейне»

Эта операция являлась первым походом корабля. 18 мая 1941 года крейсер вышел в море в сопровождении двух эсминцев и прорывателей заграждений. На следующий день «Принц Ойген» соединился с линкором «Бисмарк» и отряд под командованием адмирала Лютьенса двинулся в путь через датские проливы. Об этом сразу доложила британская разведка. Первый контакт с воздушной разведкой состоялся 21 мая в заливе Кальвенс, во время дозаправки крейсера. Здесь же он был перекрашен в светло-серый цвет.

Адмиралтейство отправило отряд во главе с вице-адмиралом Холландом в составе линейного крейсера «Худ» и новейшего линкора «Принс оф Уэлс». Главные силы Флота Метрополии в составе линкора «Кинг Джордж V», линейного крейсера «Рипалс» и авианосца «Викториес» под командованием адмирала Тови также направились в северные воды.

Гидрофоны и радар «Принца Ойгена» обнаружили британский тяжёлый крейсер «Норфолк», который уже определенное время следил за немецкой группировкой. В 19:20 «Бисмарк» отогнал его залпом, но при этом повредил собственный радар, после чего наблюдение мог продолжать только «Принц Ойген». Однако негласное наблюдение за немцами продолжил «Саффолк». Утром 24-го адмирал Холланд, руководствуясь сообщениям с «Саффолка», вывел свою эскадру на атакующую позицию.

Первый залп дали британские канониры в 05:53. Холланд отдал приказ стрелять по головному кораблю, которым являлся, вследствие поломки гидрофонов не «Бисмарк», а «Принц Ойген» (вышедший в голову германской колонны с целью обозрения горизонта носовым радаром). Усугубляла сложность опознания немецких кораблей и определенная схожесть их силуэтов. В ситуации разобрался лишь командир «Принс оф Уэлс» Лич, сразу приказавший открыть огонь по второму кораблю в колонне противника, которым и являлся «Бисмарк». Германские корабли сосредоточили огонь на «Худе». Не прошло и 5 минут после первого попадания в «Худ», как флагман Холланда взорвался и скрылся под водой. В 05:59 «Принц Ойген» перенес огонь на «Принс оф Уэлс». Один из британских снарядов повредил топливные цистерны «Бисмарка». После боя немецкие корабли разошлись, германскому крейсеру улыбнулась удача и британцы заметили его отсутствие в «свите» «Бисмарка» лишь на следующий день.

Ряд неблагоприятных условий не позволил «Принцу Ойгену» совершить удачное с точки зрения рейдерства на торговых маршрутах плавание. После встречи с двумя кораблями снабжения, с которых крейсер пополнил запасы топлива и боеприпасов, пришло сообщение командования о том, что «пять линкоров следуют на большой скорости юго-западным курсом». Это сделало невозможным атаку конвоев на канадских маршрутах. Командир крейсера капитан цур зее Бринкманн решил спуститься ещё южнее, на линию Нью-Йорк — Лиссабон. После этого было получено сообщение о гибели «Бисмарка». Ко всему прочему добавились проблемы с энергетической установкой, в результате чего скорость корабля упала до 28 узлов. Командир корабля решил заканчивать рейдерство и направляться в захваченный немцами французский порт Брест, куда корабль и прибыл 1 июня 1941 года[1].

Вот как оценивает результаты операции «Учения на Рейне» историк флота В. Кофман:

«Итоги „Учений на Рейне“ оказались весьма плачевными. Крейсер пробыл в море 2 недели, двигаясь почти все время высокой скоростью; он сжег 6500 кубометров топлива и прошел 7 000 миль — и все без какого-либо результата, если не считать 3 или 4 снарядов, попавших в тяжелые корабли противника в бою в Датском проливе. Помимо гибели „Бисмарка“, немцы лишились 4 судов снабжения, обеспечивавших поход и затопленных или захваченных англичанами. И в завершение всего, „Ойген“ попал в своеобразное „заключение“ во французском порту.[1]»

«Принц Ойген» в операции «Цербер»

Во время нахождения в Бресте крейсер (наряду с находившимися в этом же порту линкорами «Шарнхорст» и «Гнейзенау») подвергался постоянным налётам британской авиации и получал повреждения, порой довольно серьёзные. В связи с этим был разработан план операции по прорыву германской эскадры из Бреста в Германию, получивший название Операция «Цербер». 11 февраля 1942 года, соблюдая строжайшую секретность, соединение в составе «Принца Ойгена» и линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вышло в море. Их выход остался незамеченным для британской авиации и патрульных подводных лодок. Немцам благоприятствовала погода: низкая облачность, сильный ветер и дождевые шквалы. В ходе похода германские линкоры и крейсер подвергались атакам британской авиации, эсминцев и береговых батарей, но в итоге «Принц Ойген» прибыл в Брунсбюттель в устье Эльбы около 8 утра 13 февраля практически неповрежденным[1].

«Принц Ойген» на Балтике

С середины 1943 года на Балтийском море под флагом учебной эскадры собралось большинство германских крейсеров и крейсеру «Принц Ойген» как самому боеготовому была отведена роль «самой большой канонерки Балтики». За это время он произвёл ряд обстрелов побережья и протаранил германский легкий крейсер Лейпциг, только что выпущенный из дока. К концу войны «Принц Ойген» израсходовал большую часть своего боезапаса (производство восьмидюймовых снарядов прекратилось ещё в 1942 году), а когда Советская Армия приблизилась к Готенхафену, крейсеру пришлось обстреливать предместья своей же базы и окрестности Данцига. На 5 апреля 1945 года снарядов главного калибра оставалось менее 40, и «Принц Ойген» вместе с последним лёгким крейсером германского флота Нюрнберг пришел 20 апреля в Копенгаген[1].

«Принц Ойген» в американском флоте
Бывший «Принц Ойген» пересекает Панамский канал, 1946 год. Орудия носовой башни ГК демонтированы

После капитуляции Германии тяжелый крейсер находился в столице Дании Копенгагене. По условиям Потсдамского соглашения корабль переходил Соединённым Штатам. После перевода корабля в Бремен 5 января 1946 года он официально поступил в состав флота США (хотя не как боевой корабль, а в качестве «испытательного судна IX-300». В командование «Ойгеном» вступил последний его командир, капитан 1 ранга флота США А. Граубарт, по иронии судьбы, происходивший из семьи немецких эмигрантов[1].

Корабль был переведён в США, в Бостон, в начале 1946 года. Там в течение полутора месяцев его скрупулёзно исследовали флотские специалисты и инженеры, сделав множество фотографий. Также во время стоянки в Бостоне на берег было вывезено всё артиллерийское, радарное и гидроакустическое оборудование, а также два орудия из носовой башни ГК, две спаренных 105-мм установки и несколько легких зениток. 10 марта «IX-300» покинул Бостон и через Панамский канал достиг Сан-Диего. Бывшему крейсеру предстояло участвовать в испытаниях ядерного оружия на атолле Бикини вместе с рядом других трофейных кораблей и списанных единиц из состава ВМС США. Перед переходом через Тихий Океан корабль прошёл докование, а 11 мая вышел в главную базу американского Тихоокеанского Флота Пёрл-Харбор. Там он вместе с американскими тяжелыми крейсерами «Пенсакола» и «Солт-Лейк-Сити», также назначенными к испытанию ядерным оружием, составил 23-ю дивизию крейсеров. С 3 по 9 июня 1946 года в сопровождении океанского буксира «Сиу» бывший «Принц Ойген» добрался до атолла, преодолев 2100 миль пути[1].

Испытания ядерного оружия и гибель корабля

Подробное описание последних мгновений жизни корабля, подвергшегося воздействию ядерного взрыва, дает историк В. Кофман в своей книге «Тяжёлые крейсера типа „Адмирал Хиппер“»:

По диспозиции первого испытания (надводный взрыв ядерной бомбы, сброшенной с самолета; условное обозначение «Эйбл»), состоявшегося 1 июля 1946 года, германский тяжелый крейсер находился в 8-10 кабельтовых от эпицентра. Его повреждения оказались незначительными, только с борта, обращенного к взрыву, ударной волной полностью содрало краску. Второй, подводный взрыв («Байкер») нанес более существенный ущерб. Часть листов обшивки оказалась вдавленной, и корабль принял некоторое количество воды, но не затонул и не имел никакого крена. Удивленные американцы отбуксировали его на Кваджалейн, предполагая использовать для дальнейших испытаний. Однако к этому времени стальной корпус стал настолько радиоактивным, что его дезактивация в течение нескольких месяцев представлялась невозможной. Многострадальный крейсер вновь поставили в качестве «мальчика для битья» при третьем атомном взрыве («Чарли»). Хотя и на этот раз он остался на плаву, отсутствие команды и какой-либо борьбы за живучесть привело к постепенному затоплению одного помещения за другим. 21 декабря оставшиеся насосы перестали справляться с поступающей водой, корпус накренился, и иллюминаторы оказались ниже поверхности моря. Американцы попытались спасти корабль, выбросив его на берег острова Карлос, но на следующий день последний из германских тяжелых крейсеров опрокинулся и затонул на рифах о-ва Кваджалейн, где и остается в настоящее время.[1]

Увидеть киль крейсера можно тут: 8°45′08″ с. ш. 167°40′58″ в. д.HGЯO

Примечания

Литература

  • Кофман В. Тяжёлые крейсера типа «Адмирал Хиппер»
  • Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1910—2005. — Минск, Харвест, 2007.
  • Патянин С. В., Дашьян А. В. и др. Крейсера Второй мировой. Охотники и защитники. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — 362 с. — (Арсенал коллекция). — ISBN 5-69919-130-5.
  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1922—1946.- Annapolis, Maryland, U.S.A. : Naval Institute Press, 1996.

Ссылки

wikipedia.green

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» Википедия

«Принц Ойген»
Prinz Eugen

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» перед атомными испытаниями на атолле Бикини. 1946 г. Орудия носовой башни ГК демонтированы.
Служба
Германия Германия
Назван в честь Евгений Савойский
Класс и тип судна Тяжёлый крейсер типа «Адмирал Хиппер»
Изготовитель Germaniawerft
Статус Затонул в 1946 году после испытаний атомного оружия
Основные характеристики
Водоизмещение 14 506 т (стандартное)
19 042 т (полное)
Длина 199,5 / 207,7 м
Ширина 21,7 м
Осадка 5,9—7,2 м
Бронирование борт: 40—80—70 мм,
траверсы 80 мм,
палуба 30 + 30 (скосы 50) мм,
башни 160…50 мм,
барбеты 80 мм,
рубка 150…50 мм
Двигатели 3 ТЗА «Браун-Бовери», 12 ПК
Мощность 132 000 л. с. (97 МВт)
Скорость хода 32 узла (59,3 км/ч)
Дальность плавания 6800 морских миль на 16 узлах
Экипаж 1400—1600 человек
Вооружение
Артиллерия 4 × 2 — 203-мм/60
Зенитная артиллерия 6 × 2 — 105-мм/65,
6 × 2 — 37-мм/83,
10 × 1 — 20-мм/65
Минно-торпедное вооружение 4 × 3 — 533-мм ТА
Авиационная группа 1 катапульта,
3—4 гидросамолёта
 Медиафайлы на Викискладе

ru-wiki.ru

Prinz Eugen (1938) — Википедия. Что такое Prinz Eugen (1938)

«Принц Ойген»
Prinz Eugen

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» перед атомными испытаниями на атолле Бикини. 1946 г. Орудия носовой башни ГК демонтированы.
Служба
Германия Германия
Назван в честь Евгений Савойский
Класс и тип судна Тяжёлый крейсер
Изготовитель Germaniawerft
Статус Затонул в 1946 году после испытаний атомного оружия
Основные характеристики
Водоизмещение 14 506 т (стандартное)
19 042 т (полное)
Длина 199,5 / 207,7 м
Ширина 21,7 м
Осадка 5,9—7,2 м
Бронирование борт: 40—80—70 мм,
траверсы 80 мм,
палуба 30 + 30 (скосы 50) мм,
башни 160…50 мм,
барбеты 80 мм,
рубка 150…50 мм
Двигатели 3 ТЗА «Браун-Бовери», 12 ПК
Мощность 132 000 л. с. (97 МВт)
Скорость хода 32 узла (59,3 км/ч)
Дальность плавания 6800 морских миль на 16 узлах
Экипаж 1400—1600 человек
Вооружение
Артиллерия 4 × 2 — 203-мм/60
Зенитная артиллерия 6 × 2 — 105-мм/65,
6 × 2 — 37-мм/83,
10 × 1 — 20-мм/65
Минно-торпедное вооружение 4 × 3 — 533-мм ТА
Авиационная группа 1 катапульта,
3—4 гидросамолёта
 Изображения на Викискладе

Тяжёлый крейсер «Принц О́йген» — третий тяжёлый крейсер типа «Адмирал Хиппер» и единственный построенный по модифицированному проекту. Участвовал во многих морских операциях Второй Мировой Войны, в том числе в сражении в Датском проливе в мае 1941 года совместно с линкором «Бисмарк», прорыве германских кораблей через Ла-Манш в феврале 1942 года и боевых действиях против наступающих советских войск на Балтийском побережье в 1944 — 1945 годах. После окончания войны корабль был передан США и использовался при испытаниях ядерного оружия на атолле Бикини в 1946 году.

Проектирование и постройка

Третий германский тяжёлый крейсер, получивший литерное обозначение «J», заказан 16 ноября 1935 года. Закладка киля состоялась 23 апреля 1936 года на заводе Круппа Germaniawerft в Киле. 22 августа 1938 года корабль был спущен на воду и вошёл в строй 1 августа 1940 года. Своё имя крейсер получил в честь Евгения Савойского, известного австрийского полководца. До этого это имя носил линкор ВМС Австро-Венгрии типа «Вирибус Унитис». Кроме того, в честь этого же исторического персонажа был назван современный «Принцу Ойгену» лёгкий крейсер Королевских ВМС Италии. Название германскому кораблю присвоили из политических соображений: тем самым подчеркивалось, что вошедшая в состав Третьего Рейха Австрия является полноправным членом «империи немцев»[1].

Служба корабля

«Принц Ойген» в операции «Учения на Рейне»

Эта операция являлась первым походом корабля. 18 мая 1941 года крейсер вышел в море в сопровождении двух эсминцев и прорывателей заграждений. На следующий день «Принц Ойген» соединился с линкором «Бисмарк» и отряд под командованием адмирала Лютьенса двинулся в путь через датские проливы. Об этом сразу доложила британская разведка. Первый контакт с воздушной разведкой состоялся 21 мая в заливе Кальвенс, во время дозаправки крейсера. Здесь же он был перекрашен в светло-серый цвет.

Адмиралтейство отправило отряд во главе с вице-адмиралом Холландом в составе линейного крейсера «Худ» и новейшего линкора «Принс оф Уэлс». Главные силы Флота Метрополии в составе линкора «Кинг Джордж V», линейного крейсера «Рипалс» и авианосца «Викториес» под командованием адмирала Тови также направились в северные воды.

Гидрофоны и радар «Принца Ойгена» обнаружили британский тяжёлый крейсер «Норфолк», который уже определенное время следил за немецкой группировкой. В 19:20 «Бисмарк» отогнал его залпом, но при этом повредил собственный радар, после чего наблюдение мог продолжать только «Принц Ойген». Однако негласное наблюдение за немцами продолжил «Саффолк». Утром 24-го адмирал Холланд, руководствуясь сообщениям с «Саффолка», вывел свою эскадру на атакующую позицию.

Первый залп дали британские канониры в 05:53. Холланд отдал приказ стрелять по головному кораблю, которым являлся, вследствие поломки гидрофонов не «Бисмарк», а «Принц Ойген» (вышедший в голову германской колонны с целью обозрения горизонта носовым радаром). Усугубляла сложность опознания немецких кораблей и определенная схожесть их силуэтов. В ситуации разобрался лишь командир «Принс оф Уэлс» Лич, сразу приказавший открыть огонь по второму кораблю в колонне противника, которым и являлся «Бисмарк». Германские корабли сосредоточили огонь на «Худе». Не прошло и 5 минут после первого попадания в «Худ», как флагман Холланда взорвался и скрылся под водой. В 05:59 «Принц Ойген» перенес огонь на «Принс оф Уэлс». Один из британских снарядов повредил топливные цистерны «Бисмарка». После боя немецкие корабли разошлись, германскому крейсеру улыбнулась удача и британцы заметили его отсутствие в «свите» «Бисмарка» лишь на следующий день.

Ряд неблагоприятных условий не позволил «Принцу Ойгену» совершить удачное с точки зрения рейдерства на торговых маршрутах плавание. После встречи с двумя кораблями снабжения, с которых крейсер пополнил запасы топлива и боеприпасов, пришло сообщение командования о том, что «пять линкоров следуют на большой скорости юго-западным курсом». Это сделало невозможным атаку конвоев на канадских маршрутах. Командир крейсера капитан цур зее Бринкманн решил спуститься ещё южнее, на линию Нью-Йорк — Лиссабон. После этого было получено сообщение о гибели «Бисмарка». Ко всему прочему добавились проблемы с энергетической установкой, в результате чего скорость корабля упала до 28 узлов. Командир корабля решил заканчивать рейдерство и направляться в захваченный немцами французский порт Брест, куда корабль и прибыл 1 июня 1941 года[1].

Вот как оценивает результаты операции «Учения на Рейне» историк флота В. Кофман:

«Итоги „Учений на Рейне“ оказались весьма плачевными. Крейсер пробыл в море 2 недели, двигаясь почти все время высокой скоростью; он сжег 6500 кубометров топлива и прошел 7 000 миль — и все без какого-либо результата, если не считать 3 или 4 снарядов, попавших в тяжелые корабли противника в бою в Датском проливе. Помимо гибели „Бисмарка“, немцы лишились 4 судов снабжения, обеспечивавших поход и затопленных или захваченных англичанами. И в завершение всего, „Ойген“ попал в своеобразное „заключение“ во французском порту.[1]»

«Принц Ойген» в операции «Цербер»

Во время нахождения в Бресте крейсер (наряду с находившимися в этом же порту линкорами «Шарнхорст» и «Гнейзенау») подвергался постоянным налётам британской авиации и получал повреждения, порой довольно серьёзные. В связи с этим был разработан план операции по прорыву германской эскадры из Бреста в Германию, получивший название Операция «Цербер». 11 февраля 1942 года, соблюдая строжайшую секретность, соединение в составе «Принца Ойгена» и линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вышло в море. Их выход остался незамеченным для британской авиации и патрульных подводных лодок. Немцам благоприятствовала погода: низкая облачность, сильный ветер и дождевые шквалы. В ходе похода германские линкоры и крейсер подвергались атакам британской авиации, эсминцев и береговых батарей, но в итоге «Принц Ойген» прибыл в Брунсбюттель в устье Эльбы около 8 утра 13 февраля практически неповрежденным[1].

«Принц Ойген» на Балтике

С середины 1943 года на Балтийском море под флагом учебной эскадры собралось большинство германских крейсеров и крейсеру «Принц Ойген» как самому боеготовому была отведена роль «самой большой канонерки Балтики». За это время он произвёл ряд обстрелов побережья и протаранил германский легкий крейсер Лейпциг, только что выпущенный из дока. К концу войны «Принц Ойген» израсходовал большую часть своего боезапаса (производство восьмидюймовых снарядов прекратилось ещё в 1942 году), а когда Советская Армия приблизилась к Готенхафену, крейсеру пришлось обстреливать предместья своей же базы и окрестности Данцига. На 5 апреля 1945 года снарядов главного калибра оставалось менее 40, и «Принц Ойген» вместе с последним лёгким крейсером германского флота Нюрнберг пришел 20 апреля в Копенгаген[1].

«Принц Ойген» в американском флоте
Бывший «Принц Ойген» пересекает Панамский канал, 1946 год. Орудия носовой башни ГК демонтированы

После капитуляции Германии тяжелый крейсер находился в столице Дании Копенгагене. По условиям Потсдамского соглашения корабль переходил Соединённым Штатам. После перевода корабля в Бремен 5 января 1946 года он официально поступил в состав флота США (хотя не как боевой корабль, а в качестве «испытательного судна IX-300». В командование «Ойгеном» вступил последний его командир, капитан 1 ранга флота США А. Граубарт, по иронии судьбы, происходивший из семьи немецких эмигрантов[1].

Корабль был переведён в США, в Бостон, в начале 1946 года. Там в течение полутора месяцев его скрупулёзно исследовали флотские специалисты и инженеры, сделав множество фотографий. Также во время стоянки в Бостоне на берег было вывезено всё артиллерийское, радарное и гидроакустическое оборудование, а также два орудия из носовой башни ГК, две спаренных 105-мм установки и несколько легких зениток. 10 марта «IX-300» покинул Бостон и через Панамский канал достиг Сан-Диего. Бывшему крейсеру предстояло участвовать в испытаниях ядерного оружия на атолле Бикини вместе с рядом других трофейных кораблей и списанных единиц из состава ВМС США. Перед переходом через Тихий Океан корабль прошёл докование, а 11 мая вышел в главную базу американского Тихоокеанского Флота Пёрл-Харбор. Там он вместе с американскими тяжелыми крейсерами «Пенсакола» и «Солт-Лейк-Сити», также назначенными к испытанию ядерным оружием, составил 23-ю дивизию крейсеров. С 3 по 9 июня 1946 года в сопровождении океанского буксира «Сиу» бывший «Принц Ойген» добрался до атолла, преодолев 2100 миль пути[1].

Испытания ядерного оружия и гибель корабля

Подробное описание последних мгновений жизни корабля, подвергшегося воздействию ядерного взрыва, дает историк В. Кофман в своей книге «Тяжёлые крейсера типа „Адмирал Хиппер“»:

По диспозиции первого испытания (надводный взрыв ядерной бомбы, сброшенной с самолета; условное обозначение «Эйбл»), состоявшегося 1 июля 1946 года, германский тяжелый крейсер находился в 8-10 кабельтовых от эпицентра. Его повреждения оказались незначительными, только с борта, обращенного к взрыву, ударной волной полностью содрало краску. Второй, подводный взрыв («Байкер») нанес более существенный ущерб. Часть листов обшивки оказалась вдавленной, и корабль принял некоторое количество воды, но не затонул и не имел никакого крена. Удивленные американцы отбуксировали его на Кваджалейн, предполагая использовать для дальнейших испытаний. Однако к этому времени стальной корпус стал настолько радиоактивным, что его дезактивация в течение нескольких месяцев представлялась невозможной. Многострадальный крейсер вновь поставили в качестве «мальчика для битья» при третьем атомном взрыве («Чарли»). Хотя и на этот раз он остался на плаву, отсутствие команды и какой-либо борьбы за живучесть привело к постепенному затоплению одного помещения за другим. 21 декабря оставшиеся насосы перестали справляться с поступающей водой, корпус накренился, и иллюминаторы оказались ниже поверхности моря. Американцы попытались спасти корабль, выбросив его на берег острова Карлос, но на следующий день последний из германских тяжелых крейсеров опрокинулся и затонул на рифах о-ва Кваджалейн, где и остается в настоящее время.[1]

Увидеть киль крейсера можно тут: 8°45′08″ с. ш. 167°40′58″ в. д.HGЯO

Примечания

Литература

  • Кофман В. Тяжёлые крейсера типа «Адмирал Хиппер»
  • Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1910—2005. — Минск, Харвест, 2007.
  • Патянин С. В., Дашьян А. В. и др. Крейсера Второй мировой. Охотники и защитники. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — 362 с. — (Арсенал коллекция). — ISBN 5-69919-130-5.
  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1922—1946.- Annapolis, Maryland, U.S.A. : Naval Institute Press, 1996.

Ссылки

wiki.sc

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *