Содержание

Как Карибский кризис уничтожил Кеннеди и Хрущёва

В октябре 1962 года мир, как никогда, был близок к третьей мировой и ядерной войне. Но Карибский кризис всё же стал катастрофой — для лидеров США и СССР, Кеннеди и Хрущёва, которых «ушли» в течение двух лет после его завершения

В первой половине 60-х годов ХХ века у элит СССР и США было много причин для недовольства своими лидерами. Видное место среди них занимает политика Никиты Хрущёва и Джона Кеннеди, приведшая к Карибскому кризису, его ходу и результатам. Не случайно, что после его завершения оба государственных деятеля быстро лишились власти, а американский президент ещё и жизни.

Общая канва Карибского кризиса 1962 года хорошо известна. Он был вызван развёртыванием СССР ракет и ядерного оружия на Кубе (а заодно и войск, самолётов, кораблей и подлодок). Это делалось в ответ на наглое размещение США направленных против СССР ракет средней дальности в Турции.

Москва пошла на этот шаг не от хорошей жизни, так как США имели огромное преимущество перед СССР в стратегических ядерных силах и авиации, многочисленные базы по периметру советских границ. Из района Измира до целей на территории Советского Союза их отделяло всего 10-15 минут подлётного времени. Размещение этого наступательного оружия в Турции резко повышало искушение США, уважающих только силу и всегда готовых применить её против более слабого противника, использовать его для обезоруживающего ядерного удара по стационарным советским пусковым установкам и системам ПВО, основным промышленным районам страны, включая Москву.

Зачем это понадобилось Хрущёву?

Международные кризисы следовали в те годы один за другим, даже после вполне дружественного визита Никиты Хрущёва, последнего советского лидера, верившего в коммунизм, в США в сентябре 1959 года.

В 1960 году Вашингтон попытался свергнуть режим Фиделя Кастро на Кубе, организовав провалившуюся высадку кубинских антикастровских эмигрантов в заливе Свиней. Над СССР был сбит американский самолёт-шпион U-2, разведывавший цели для ядерных ударов.

В 1961 году США спровоцировали Берлинский кризис: советские и американские танки встали с наведёнными друг на друга пушками на КПП «Чарли» на границе между Западным и Восточным Берлином. Попытка урегулировать в том же году Хрущёвым и Кеннеди проблемы в отношениях между странами на саммите в Вене провалилась.

Советский лидер Никита Хрущёв решился на операцию «Анадырь» после наглого размещения в Турции нацеленных на СССР ракет средней дальности. Фото: Schulman-Sachs/Globallookpress

Американцы прессинговали СССР. Они знали, что для их собственной территории серьёзной угрозы со стороны Москвы пока нет. В этой критической ситуации от СССР требовалось придумать нечто неординарное, резко повышающее для США риск начать ядерную войну.

Отсюда и появилась идея разместить ядерное оружие и ракеты на Кубе, чтобы приставить пистолет к виску США и чтобы американцы угомонились.

С установкой ракетных систем на Кубе количество советских ракет, способных достичь территории США, увеличивалось вдвое, и их было трудно сбить. И хотя общее преимущество США в этой сфере сохранялось и у американцев было в разных частях мира много «Куб», получить серьёзную ответку за подготавливаемую агрессию — против Москвы или против Гаваны — им совсем не улыбалось.

Вашингтон смирился с этим не сразу. Поэтому Карибский кризис в результате действий американской военщины и советских контрмер едва не привёл к ядерной войне, на самом пороге которой оказались обе страны. Введённая США военно-морская блокада Кубы, которая, согласно международному праву, является актом войны, приведение Вооружённых сил СССР, стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности и аналогичные меры США и их союзников, попытка ВМС США уничтожить советскую подлодку Б-59, хладнокровие капитана которой Василия Архипова не позволило начаться «горячей» войне, — всё это было балансированием на грани.

Это стало очевидно для всех, когда СССР с целью устрашения США взорвал на Новой Земле мощнейшую термоядерную бомбу (ядерные испытания там осуществлялись в период Карибского кризиса каждый день), а над Кубой был сбит советской ракетой американский самолет-шпион U-2. Его пилот, майор Рудольф Андерсон, погиб.

Как Хрущёв и Кеннеди смогли договориться?

В этот драматический момент Кеннеди и Хрущёв после состоявшихся в Вашингтоне неформальных переговоров советских и американских представителей проявили гибкость: в Карибском кризисе наступил долгожданный перелом. Ему способствовали и несколько писем, которыми обменялись друг с другом лидеры сверхдержав.

Их переписка началась 24 октября в конфронтационном ключе, когда Кеннеди высокомерно призвал Хрущёва «проявить благоразумие» и «соблюдать условия блокады». Хрущёв в ответ отослал ему гневное послание с требованием прекратить ставить «ультимативные условия». Советский лидер назвал американскую блокаду Кубы «актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны». Хрущёв заверил Кеннеди, что идущие на Кубу советские суда будут игнорировать американскую блокаду и пиратские действия, примут меры для обеспечения своей безопасности, хотя некоторые развернул обратно.

Затем в Москву поступило второе послание Кеннеди, который обвинил СССР в том, что он «нарушил свои обещания в отношении Кубы и ввёл его в заблуждение». После чего Хрущёв предложил Кеннеди компромиссный выход из кризиса: мы демонтируем ракеты, а вы публично обещаете не трогать Кубу и выведите свои ракеты из Турции. Последнее требование прозвучало в выступлении Хрущёва по радио 27 октября. 

В результате Карибского кризиса советский лидер Никита Хрущёв добился всех своих главных целей, но слишком напугал коллег – руководящих «товарищей». Фото: Russian Look/Globallookpress

Перед этим в вашингтонском ресторане Occidental состоялась встреча доверенного лица братьев Кеннеди (Роберт Кеннеди, родной брат президента, занимавший тогда пост министра юстиции, также принимал активнейшее участие в урегулировании кризиса) — журналиста телекомпании ABC News Джона Скали с советником советского посольства Александром Фоминым (он же резидент КГБ Александр Феклистов), который предложил Скали пообщаться с «высокопоставленными друзьями в Госдепартаменте» относительного дипломатического завершения кризиса.

Получив добро в Белом доме, Скали снова встретился с советским разведчиком.

Затем начались встречи между советским послом Анатолием Добрыниным и Робертом Кеннеди. В результате этих контактов предложения Хрущёва были приняты Кеннеди с одним нюансом. В ответ на демонтаж советских ракет на Кубе американцы должны были публично дать гарантии не вторгаться на остров, снять морскую блокаду. Через некоторое время они должны были вывести свои ракеты средней дальности из Турции, прямо не связывая этот шаг со сделкой с СССР по ситуации вокруг Кубы. Вашингтон объявил эти современные ракеты «морально устаревшими» и убрал из Турции, несмотря на протесты Анкары и натовских стран. Они уехали домой через три месяца.

Демонтаж советских ракет на Кубе занял три недели. Когда американцы убедились, что их на Кубе больше нет, они сняли морскую блокаду и дали по требованию Хрущёва гарантии того, что США не будут вторгаться на Кубу и не будут поддерживать никакие другие силы, которые намеревались бы совершить такое вторжение.

Эти гарантии Вашингтон до сих пор соблюдает.

Им этого не простили

Президент Кеннеди оказался умнее своих генералов, настаивавших на вторжении на Кубу «пока не поздно», хотя было уже поздно, и требовавших войны парламентариев – и конгрессменов, и сенаторов от обеих партий. Поэтому Москве и Вашингтону удалось в последний момент войны избежать.

Но эта драматическая история, похоже, окончательно предрешила судьбу и ранее нелюбимого ЦРУ и военщиной самого молодого президента США. Через год Кеннеди был убит в результате заговора американского истеблишмента руками собственных спецслужб и не без ведома вице-президента Линдона Джонсона в Далласе. Ему не простили этого, по словам начальника штаба Военно-воздушных сил США генерала Лемея, «наихудшего поражения в нашей истории».

Со стороны Хрущёва вся эта операция была блефом: отправленные на Кубу ракеты были сняты с боевого дежурства в СССР и просто вернулись потом обратно. Победить США в конфликте вокруг находящейся у неё под боком Кубы не было никакой возможности. Тогда ещё слабая кубинская армия и несколько десятков тысяч советских военнослужащих не смогли бы защитить остров от широкомасштабного вторжения армии США, даже если бы уничтожили с помощью ядерного оружия американский десант. 40 доставленных из СССР на Кубу ракет и 162 ядерные авиабомбы быстро бы кончились. Их было недостаточно для того, чтобы уничтожить Америку.

Поэтому Хрущёв выиграл больше, чем потерял. Он, повторим, добился всех целей, которые перед собой ставил: во-первых, вывода нацеленных в сердце СССР американских ракет средней дальности из Турции, во-вторых, американских гарантий Кубе.

Президента США Джона Кеннеди убили в том числе и за Карибский кризис. Фото: Schulman-Sachs/Globallookpress

Но какой ценой! Если братья Кеннеди заплатили за конфликт с американским истеблишментом своими жизнями, Хрущёв — политической карьерой. Официально его отстранили от власти «по состоянию здоровья» и за «волюнтаристские тенденции». И хотя он был из категории сталинских палачей и действительно совершал немало ошибок в управлении страной, чашу весов, вероятно, перевесило то, что Хрущёв заставил в дни Карибского кризиса сильно перенервничать уже тогда стремившуюся к сладкой жизни советскую элиту, мечтавшую не воевать, а «поладить» с американцами, втайне восхищавшуюся ими.

Существует немало свидетельств того, что организаторы верхушечного переворота против Хрущёва серьёзно рассматривали вариант его убийства — по старой советской традиции. Опальному генсеку, можно сказать, сильно повезло, что он выращивал на старости лет огурцы на своём дачном участке, а не уподобился Сталину или братьям Кеннеди.

Хрущёву не простили то, что он без согласования с членами Политбюро ЦК КПСС писал письма американскому президенту и вызвал кризис, который мог поставить под угрозу их власть. Вернее, возможность наслаждаться ею.

То, что Хрущёв переиграл Кеннеди, советских руководителей, принявших вскоре участие в «Лунной афере» США ради детанта и сдавших впоследствии Западу СССР, мало интересовало. Они разбились на два основных лагеря. Часть мечтала в спокойствии «загнивать» в окружении западных материальных благ и ни о чём не думать, поощряя застой и коррупцию (Брежнев и его группа). Другие (Андропов и Ко) с начала 70-х годов, ухватившись за модную теорию конвергенции, готовили демонтаж СССР, рассчитывая на этом неплохо поживиться и сделать советскую номенклатуру близкого им типа частью западной глобальной элиты. Последнего не произошло из-за разницы культурного уровня и цивилизационных барьеров, но уничтожить и ограбить собственную страну при Горбачёве и Ельцине у них вполне получилось.

Поэтому нет никаких сомнений в том, что Карибский кризис подкосил не только Кеннеди, но и Хрущёва. После его смещения таких смелых операций страна больше не проводила — вплоть до вмешательства России в Сирии в 2015 году.

Хиросима и Нагасаки: начало ядерного века

  • <a href=http://www.bbc.co.uk/russian/topics/blog_krechetnikov><b>Артем Кречетников</b></a>
  • Би-би-си, Москва

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Хиросима спустя месяц после взрыва

70 лет назад, 6 августа 1945 года, впервые было применено ядерное оружие — Соединенными Штатами против японского города Хиросима. 9 августа это случилось во второй и, будем надеяться, последний раз в истории: атомная бомба была сброшена на Нагасаки.

Роль атомных бомбардировок в капитуляции Японии и их моральная оценка до сих пор вызывают споры.

Проект «Манхэттен»

Возможность использования деления ядер урана в военных целях сделалась очевидной специалистам еще в начале XX века. В 1913 году Герберт Уэллс создал фантастический роман «Освобожденный мир», в котором со множеством достоверных деталей описал ядерную бомбардировку Парижа немцами и впервые употребил термин «атомная бомба».

В июне 1939 года ученые Бирмингемского университета Отто Фриш и Рудольф Пайерлс рассчитали, что критическая масса заряда должна составлять не менее 10 кг обогащенного урана-235.

Примерно в ту же пору бежавшие от гитлеровцев в США европейские физики заметили, что их немецкие коллеги, занимавшиеся соответствующей проблематикой, исчезли из публичного поля, и сделали вывод, что те заняты секретным военным проектом. Венгр Лео Сциллард попросил Альберта Эйнштейна использовать свой авторитет, чтобы повлиять на Рузвельта.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Альберт Эйнштейн раскрыл глаза Белому дому

11 октября 1939 года обращение, подписанное Эйнштейном, Сциллардом и будущим «отцом водородной бомбы» Эдвардом Теллером, было прочитано президентом. История сохранила его слова: «Это требует действий». По другим данным, Рузвельт вызвал военного министра и сказал: «Позаботьтесь о том, чтобы нацисты нас не взорвали».

Широкомасштабные работы начались 6 декабря 1941 года, по совпадению, в день японской атаки на Перл-Харбор.

Проекту присвоили кодовое имя «Манхэттен». Руководителем был назначен бригадный генерал Лесли Гровс, ничего не смысливший в физике и недолюбливавший «яйцеголовых» ученых, зато имевший опыт организации крупного строительства. Помимо «Манхэттена», он известен возведением Пентагона, по сей день самого большого здания в мире.

На июнь 1944 года в проекте были заняты 129 тысяч человек. Его примерная стоимость составила два миллиарда тогдашних (около 24 миллиардов нынешних) долларов.

Российский историк Ирина Быстрова указывает, что Германия не обзавелась бомбой не благодаря ученым-антифашистам или советской разведке, а потому, что США были единственной страной в мире, экономически способной на это в условиях войны. И в рейхе, и в СССР все ресурсы уходили на текущие нужды фронта.

«Доклад Франка»

За ходом работ в Лос-Аламосе внимательно следила советская разведка. Ее задача облегчалась левыми убеждениями многих физиков.

Несколько лет назад российский телеканал НТВ снял фильм, согласно которому научный руководитель «манхэттенского проекта» Роберт Оппенгеймер якобы еще в конце 1930-х годов предлагал Сталину приехать в СССР и создать бомбу, но советский лидер предпочел сделать это за американские деньги, а результаты получить в готовом виде.

Это легенда, агентами в общепринятом смысле слова Оппенгеймер и другие ведущие ученые не являлись, но откровенничали в разговорах на научные темы, хотя догадывались, что информация уходит в Москву, потому что находили это справедливым.

В июне 1945 года некоторые из них, включая Сцилларда, направили военному министру Генри Стимсону доклад, известный по имени одного из авторов, Нобелевского лауреата Джеймса Франка. Ученые предлагали вместо бомбардировки японских городов провести демонстративный взрыв в необитаемом месте, писали о невозможности сохранения монополии и предсказывали гонку ядерных вооружений.

Выбор цели

Во время визита Рузвельта в Лондон в сентябре 1944 года он и Черчилль договорились применить ядерное оружие против Японии, как только оно будет готово.

12 апреля 1945 года президент скоропостижно скончался. После первого заседания администрации, на котором председательствовал Гарри Трумэн, прежде не посвященный во многие секретные дела, Стимсон остался и сообщил новому лидеру, что скоро в его руках окажется оружие небывалой силы.

16 июля американцы провели в пустыне Аламогордо испытание ядерного заряда мощностью в 21 килотонну. Результат превзошел ожидания.

24 июля во время Потсдамской конференции Трумэн как бы между делом рассказал Сталину о чудо-оружии. Тот не проявил к теме интереса.

Трумэн и Черчилль решили, что старый диктатор не понял важности того, что услышал. На самом деле, Сталин знал об испытании во всех подробностях от завербованного в 1944 году агента Теодора Холла.

10-11 мая только что сформированный Комитет по выбору целей собрался в Лос-Аламосе и рекомендовал четыре японских города: Киото (историческая императорская столица и крупный индустриальный центр), Хиросиму (большие военные склады и штаб 2-й армии фельдмаршала Сюнроку Хаты), Кокуру (машиностроительные предприятия и крупнейший арсенал) и Нагасаки (военные верфи, важный порт).

Генри Стимсон вычеркнул Киото из-за его историко-культурных памятников и сакральной роли для японского народа. По словам американского историка Эдвина Райшауэра, министр «знал и любил Киото со времен проведенного там несколько десятилетий назад медового месяца».

Финальный этап

26 июля США, Британия и Китай обнародовали Потсдамскую декларацию с требованием безоговорочной капитуляции Японии.

По данным исследователей, император Хирохито после поражения Германии понял бесперспективность дальнейшей борьбы и желал переговоров, но надеялся, что СССР выступит на них нейтральным посредником, а американцы испугаются больших жертв при штурме Японских островов, и, таким образом, удастся, поступившись позициями в Китае и Корее, избежать капитуляции и оккупации.

28 июля правительство Японии отвергло Потсдамскую декларацию. Военное командование стало готовиться к реализации плана «Яшма вдребезги», предусматривавшего поголовную мобилизацию гражданского населения и его вооружение бамбуковыми копьями.

Еще в конце мая на острове Тиниан была сформирована секретная 509-я авиагруппа.

25 июля Трумэн подписал директиву нанести ядерный удар «в любой день после 3 августа, как только позволят погодные условия». 28 июля ее продублировал в боевом приказе начальник штаба американской армии Джордж Маршалл. На следующий день на Тиниан прилетел главком стратегической авиации Карл Спаатс.

26 июля крейсер «Индианаполис» доставил на базу атомную бомбу «Малыш» («Little Boy») мощностью в 18 килотонн. Компоненты второй бомбы под кодовым наименованием «Толстяк» («Fat Man») мощностью в 21 килотонну были привезены по воздуху 28 июля и 2 августа и собраны на месте.

Судный день

6 августа в 01:45 по местному времени «воздушная крепость» В-29, пилотируемая командиром 509-й авиагруппы полковником Полом Тиббетсом и названная в честь его матери «Энола Гэй», поднялась с Тиниана и через шесть часов достигла цели.

На борту находилась бомба «Малыш», на которой кто-то написал: «За погибших на «Индианаполисе». Крейсер, доставивший заряд на Тиниан, 30 июля потопила японская субмарина. Погибли 883 моряка, примерно половина из которых была съедена акулами.

«Энолу Гэй» сопровождали пять самолетов-разведчиков. Экипажи, посланные к Кокуре и Нагасаки, доложили о сильной облачности, а над Хиросимой небо было чистое.

Японская ПВО объявила воздушную тревогу, но отменила ее, увидев, что бомбардировщик всего один.

В 08:15 по местному времени В-29 сбросил «Малыша» на центр Хиросимы с 9-километровой высоты. Заряд сработал на высоте 600 метров.

Примерно через 20 минут в Токио обратили внимание на то, что оборвались все виды связи с городом. Затем с железнодорожной станции в 16 км от Хиросимы поступило путаное сообщение о каком-то чудовищном взрыве. Офицер генштаба, посланный на самолете выяснить, в чем дело, увидел зарево за 160 километров и с трудом отыскал в окрестностях место для посадки.

О том, что с ними случилось, японцы узнали лишь через 16 часов из официального заявления, сделанного в Вашингтоне.

Цель № 2

Бомбардировка Кокуры была запланирована на 11 августа, но приближена на два дня из-за предсказанного синоптиками длительного периода плохой погоды.

В 02:47 В-29 под командой майора Чарльза Суини с бомбой «Толстяк» взлетел с Тиниана.

Кокуру во второй раз спасла густая облачность. Прибыв к резервной цели, Нагасаки, прежде почти не подвергавшейся даже обычным налетам, экипаж увидел, что и там небо затянули тучи.

Поскольку горючего на обратный путь оставалось в обрез, Суини уже собрался сбросить бомбу наугад, но тут наводчик капитан Кермит Бихан увидел в просвете между облаками городской стадион.

Взрыв произошёл в 11:02 по местному времени на высоте около 500 метров.

Если первый налет прошел с технической точки зрения гладко, то экипажу Суини пришлось все время чинить топливный насос.

Вернувшись на Тиниан, авиаторы увидели, что вокруг посадочной полосы никого нет.

Измотанные тяжелой многочасовой миссией и раздосадованные тем, что три дня назад с экипажем Тиббетса все носились, как с писаной торбой, они разом включили все тревожные сигналы: «Идем на аварийную посадку»; «Самолет поврежден»; «На борту убитые и раненые». Наземный персонал высыпал из зданий, к месту посадки помчались пожарные машины.

Бомбардировщик замер, Суини спустился из кабины на землю.

«А где убитые и раненые?» — спросили его. Майор махнул рукой в сторону, откуда только что прилетел: «Они все остались там».

Последствия

Один житель Хиросимы после взрыва уехал к родственникам в Нагасаки, угодил под второй удар, и снова выжил. Но так повезло далеко не всем.

Население Хиросимы составляло 245 тысяч, Нагасаки 200 тысяч человек.

Оба города были застроены в основном деревянными домами, вспыхнувшими, как бумага. В Хиросиме взрывную волну дополнительно усилили окружающие холмы.

90% людей, находившихся в радиусе километра от эпицентров, погибли мгновенно. Их тела обратились в уголь, световое излучение оставляло силуэты тел на стенах.

В радиусе двух километров вспыхивало все, что может гореть, в радиусе 20 километров в домах были выбиты стекла.

Жертвами налета на Хиросиму стали около 90 тысяч, Нагасаки — 60 тысяч человек. Еще 156 тысяч скончались в следующие пять лет от заболеваний, связываемых медиками с последствиями ядерных взрывов.

Ряд источников называют общие цифры в 200 тысяч жертв Хиросимы и 140 тысяч Нагасаки.

Японцы не имели понятия о радиации и не принимали никаких мер предосторожности, а медики на первых порах считали рвоту симптомом дезинтерии. Впервые о загадочной «лучевой болезни» заговорили после наступившей 24 августа смерти от лейкемии жившей в Хиросиме популярной актрисы Мидори Нака.

По официальным японским данным на 31 марта 2013 года, в стране жили 201779 хибакуся — людей, переживших атомные бомбардировки, и их потомков. По тем же данным, за 68 лет умерли 286818 «хиросимских» и 162083 «нагасакских» хибакуся, хотя спустя десятки лет смерть могла быть вызвана и естественными причинами.

Память

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Каждый год 6 августа перед «Атомным куполом» выпускают белых голубей

Мир обошла трогательная история девочки из Хиросимы Садако Сасаки, в два года пережившей Хиросиму, а в 12 лет заболевшей раком крови. Согласно японскому поверью, любое желание человека исполнится, если он сделает тысячу бумажных журавликов. Лежа в больнице, она сложила 644 журавлика и умерла в октябре 1955 года.

В Хиросиме устояло железобетонное здание Промышленной палаты, находившееся всего в 160 метрах от эпицентра, построенное перед войной чешским архитектором Яном Летцелем в расчете на землетрясение, и ныне известное как «Атомный купол».

В 1996 году ЮНЕСКО включила его в список охраняемых объектов всемирного наследия, несмотря на возражения Пекина, полагавшего, что почитание жертв Хиросимы оскорбляет память китайцев, пострадавших от японской агрессии.

Американские участники ядерных бомбардировок впоследствии комментировали этот эпизод их биографии в духе: «Война есть война». Единственным исключением стал майор Клод Изерли, командир разведывательного самолета, сообщивший, что над Хиросимой небо чистое. Он впоследствии страдал от депрессии и участвовал в движении пацифистов.

Была ли необходимость?

Советские учебники истории однозначно утверждали, что «применение атомных бомб не вызывалось военной необходимостью» и было продиктовано исключительно желанием запугать СССР.

Цитировались приписываемые Трумэну слова, якобы сказанные им после доклада Стимсона: «Если эта штука взорвется, у меня будет хорошая дубинка против русских».

В то же время бывший американский посол в Москве Аверелл Гарриман утверждал, что, по крайней мере, летом 1945 года подобных соображений у Трумэна и его окружения не было.

«В Потсдаме такая идея никому не приходила в голову. Господствовало мнение, что со Сталиным надо обходиться, как с союзником, хотя и трудным, в надежде, что он станет вести себя таким же образом», — писал в воспоминаниях высокопоставленный дипломат.

Операция по захвату одного небольшого острова, Окинавы, длилась два месяца и унесла жизни 12 тысяч американцев. По оценкам военных аналитиков, в случае десанта на основные острова (операция «Даунфол») сражения продлились бы еще год, а число жертв со стороны США могло возрасти до миллиона.

Вступление в войну Советского Союза, конечно, явилось важным фактором. Но разгром Квантунской армии в Маньчжурии практически не ослаблял обороноспособность японской метрополии, поскольку перебросить туда войска с материка было бы все равно невозможно из-за подавляющего превосходства США на море и в воздухе.

Между тем, уже 12 августа на заседании Высшего совета по руководству войной японский премьер Кантаро Судзуки решительно заявил о невозможности дальнейшей борьбы. Один из озвученных тогда аргументов состоял в том, что в случае ядерного удара по Токио могут пострадать не только подданные, рожденные, чтобы беззаветно умирать за отечество и микадо, но и священная особа императора.

Угроза была реальной. 10 августа Лесли Гровс сообщил генералу Маршаллу, что следующая бомба будет готова к применению 17-18 августа.

15 августа император Хирохито издал указ о капитуляции, и японцы начали массово сдаваться в плен. Соответствующий акт был подписан 2 сентября на борту вошедшего в Токийский залив американского линкора «Миссури».

По мнению историков, Сталин остался недоволен тем, что это случилось так скоро, и советские войска не успели высадиться на Хоккайдо. Две дивизии первого эшелона уже сконцентрировались на Сахалине в ожидании сигнала выступить.

Было бы логично, если бы капитуляцию Японии от имени СССР принял главнокомандующий на Дальнем Востоке маршал Василевский, как в Германии Жуков. Но вождь, демонстрируя разочарование, направил на «Миссури» второстепенное лицо — генерал-лейтенанта Кузьму Деревянко.

Впоследствии Москва требовала от американцев выделить ей Хоккайдо в качестве зоны оккупации. Претензии были сняты и отношения с Японией нормализованы только в 1956 году, после отставки сталинского министра иностранных дел Вячеслава Молотова.

Абсолютное оружие

Первое время и американские, и советские стратеги рассматривали атомные бомбы как обычное оружие, только повышенной мощности.

В СССР в 1956 году было проведено масштабное учение на Тоцком полигоне по прорыву укрепленной обороны противника с реальным применением ядерного оружия. Командующий стратегической авиацией США Томас Пауэлл примерно в ту же пору высмеивал ученых, предупреждавших о последствиях радиации: «Кто сказал, что две головы хуже, чем одна?».

Но со временем, особенно после появления в 1954 году водородной бомбы, способной убивать уже не десятками тысяч, а десятками миллионов, возобладала точка зрения Альберта Эйнштейна: «Если в мировой войне номер три станут воевать атомными бомбами, то в мировой войне номер четыре будут воевать дубинками».

Преемник Сталина Георгий Маленков в конце 1954 года опубликовал в «Правде» статью о гибели цивилизации в случае ядерной войны и необходимости мирного сосуществования.

Джон Кеннеди после обязательного для нового президента брифинга с министром обороны с горечью воскликнул: «И мы еще называем себя родом человеческим?».

И на Западе, и на Востоке ядерная угроза отодвинулась в массовом сознании на второй план по принципу: «Если этого не случилось до сих пор, значит, не случится и дальше». Проблема перешла в русло многолетних вялотекущих переговоров о сокращении и контроле.

Фактически, атомная бомба оказалась «абсолютным оружием» о котором веками толковали философы, таким, которое сделает невозможными если не войны вообще, то их самую опасную и кровопролитную разновидность: тотальные конфликты между великими державами.

Наращивание военной мощи по гегелевскому закону отрицания отрицания обернулось своей противоположностью.

«мать всех санкций» для России и «карибский кризис» в Армении — Рамблер/новости

Пока вы спали, Рамблер следил за новостями и отобрал самые важные. Читайте дайджест, подписывайтесь на Рамблер в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники.

Украинцев запугивают «российской агрессией»

Нагнетание обстановки по поводу «российской агрессии» привело к тому, что жители Украины собирают тревожные чемоданчики, изучают расположение укрытий и готовятся к отъезду, всерьез опасаясь наступления российских войск. Что происходит на Украине, разбирались «Известия».

Опрошенные изданием украинцы отметили, что «напряжение витает в воздухе». А эксперты констатировали, что организованная Западом информационная кампания направлена на «закрепление в сознании жителей Украины образа России как агрессора».

Американские сенаторы хотят показать России «мать всех санкций»

На фоне украинского кризиса Вашингтон готовит ответ на предложения Москвы по гарантиям безопасности, а Конгресс обсуждает возможность введения новых антироссийских санкций, пишет «Независимая газета».

Так, рядом сенаторов был представлен «Акт о защите суверенитета Украины», который сразу же был назван «матерью всех санкций». Он предусматриваются ограничительные меры против президента России и большей части членов правительства, а также добывающих отраслей промышленности, суверенного российского долга и «провайдеров специализированных финансовых услуг».

Рада заявила в ООН о «военном шантаже» России

Верховная рада Украины большинством голосов приняла обращение к ООН, Европарламенту, международным организациям, парламентским ассамблеям, правительствам и парламентам стран мира о «неприемлемости военного шантажа со стороны РФ». Об этом сообщает «Независимая газета».

Депутаты Рады высказали мнение, что Россия оказывает на Украину давление угрозой войны из-за ориентации Киева на членство в ЕС и НАТО. За обращение к международным организациям проголосовали 282 парламентария, трое выступили против. При этом фракция «Оппозиционной платформы – За жизнь» отказалась от голосования и выступила за нормализацию отношений с Россией.

В Армении разразился «карибский кризис»

Согласно расследованию издания Hetq.am и консорциума OCCRP, на момент выдвижения в президенты у Армена Саркисяна было гражданство карибского государства Сент-Китс и Невис, что противоречит Конституции Армении. Эта информация ставит под вопрос все подписанные им документы, включая утверждение правительства во главе с Николом Пашиняном, пишет «Коммерсант».

При этом Никол Пашинян в ходе онлайн пресс-конференции в Facebook не стал комментировать возможное наличие второго гражданства у Армена Саркисяна, подчеркнув, что об отставке президента узнал за несколько часов до того, как заявление было обнародовано.

Санду готова предложить Приднестровье Украине

В Молдавии назначен вице-премьер по реинтеграции Олег Серебрян, однако первый свой визит он совершил не в Тирасполь, а в посольство США. Эксперты отмечают, что у Серебряна нет опыта и качеств, которые позволили бы ему разговаривать как с руководителями непризнанной республики, так и с замглавы администрации президента РФ Дмитрием Козаком, сообщает «Независимая газета».

В свою очередь лидер Социал-демократической партии Молдовы Виктор Шелин выразил уверенность, что президент Майя Санду к концу своего президентского срока, истекающего в 2024 году, намерена решить проблему Приднестровья, предложив Украине обменять его на Буковину и часть Одесской области.

«Даже Карибский кризис был не таким критическим!»

Известный политолог о том, как Путин переоценил возможности Трампа и адекватен ли ответ с высылкой дипломатов

Владимир Путин и его окружение путают российско-американские отношения с путинско-трамповскими, считает Алексей Малашенко — руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций» Владимира Якунина. В интервью «БИЗНЕС Online» бывший профессор МГИМО и ВШЭ, эксперт центра Карнеги рассказал, чем президента РФ обидел утвержденный Дональдом Трампом закон о санкциях, и возможно ли восстановление нормальных отношений с Вашингтоном.

«ПУТИН СЧИТАЕТ, ЧТО ВО ВСЕХ ГОСУДАРСТВАХ ЕСТЬ ГЛАВНЫЙ НАЧАЛЬНИК, КОТОРЫЙ ЧТО ХОЧЕТ, ТО И ДЕЛАЕТ»

— Алексей Всеволодович, после того как палата представителей США поддержала, а сенат одобрил законопроект об ужесточении санкций против России, Владимир Путин сравнил санкционную политику США с «бесконечным хамством» и объявил о сокращении 755 сотрудников американской дипмиссии в России. Были ли новейшей истории прецеденты столь массовой высылки дипломатов США?

— Таких случаев я не припомню. Но обычно подобные меры применяются либо в канун войны, либо сразу после ее начала. Это эксклюзивная ситуация и довольно смешная, потому что антироссийские санкции и высылка дипломатов — вещи несовместимые. Наш ответ асимметричный. Но я вижу здесь обиду, отчаяние, если угодно. Это первое. И второе. Путин и его окружение по каким-то причинам путают российско-американские отношения с путинско-трамповскими. Наш президент, видимо, в душе считает, что все государства одинаковые, везде есть главный начальник, который что хочет, то и делает, как он сам в России. И поэтому достаточно поговорить с Трампом, и все решится. Но он совершенно не учел, что в США совсем другая политическая система. И Трамп хоть и много что решает, но все же не все.

В итоге в среду Трамп подписал законопроект о санкциях, не став накладывать вето. И все говорят, что в сложившейся ситуации ему ничего другого не оставалось. Получается, наши власти закрыли даже малую возможность отыграть все назад.

— Конечно.

— Вы считаете, что наш ответ на действия американцев неадекватен. Получается, вы разделяете, в частности, мнение вице-президента фонда Карнеги Эндрю Вайса, который написал в «Твиттере», что ход Кремля необоснованный и непропорциональный? 

— Так многие считают, это не открытие Америки. Позиция Кремля похожа на конфликт на детской площадке или в коммунальной квартире. Они от меня закрыли дверь на замок. Заперлись, выкинули все мои игрушки и не хотят со мной играть. А я их за это из рогатки…

И еще. В данном случае речь идет не только о международных отношениях, хотя и о них тоже (это Крым и Донбасс), а о том, что Россия, великая держава, сыграла роль всего лишь некоего фактора в противоречиях между Трампом и частью американской элиты. То есть нас использовали в качестве инструмента внутриполитической борьбы в США. И заодно поставили на одну доску с Северной Кореей.

— И Ираном.

— Быть в таком ряду унизительно. Поэтому Путин и обиделся. Он думал, что он все решает вместе с Трампом. Нет. Американский конгресс и сенат — не Госдума, там совсем другая публика.

«Путин и разочаровался, и обиделся. Как же так? Ты президент и я президент. Мы с тобой так хорошо посидели» Фото: kremlin. ru

«ЛЮДИ ИЗ ОКРУЖЕНИЯ ПУТИНА ИЛИ БОЯТСЯ, ИЛИ НЕ ХОТЯТ ОБЪЯСНИТЬ ПУТИНУ РАЗНИЦУ»

—  Кремль окончательно разочаровался в Трампе и теперь не ждет от него никакой поддержки?

— Путин и разочаровался, и обиделся. Как же так? Ты президент и я президент. Мы с тобой так хорошо посидели. Войдите в логику Путина, и все станет понятно. Он не выходит за рамки своего мировоззрения. Это напоминает эпизод во время визита Хрущева в США в 50-е годы. Какая-то женщина стояла на трассе его проезда с плакатом, осуждавшим советскую интервенцию в Венгрию. Хрущев возмутился и обвинил Эйзенхауэра в том, что это он ее подослал. Эйзенхауэр сказал, что в Америке свобода. Хрущев не поверил, но при этом заметил, что в СССР без его разрешения такие штуки невозможны.

— Судя по вашим словам, Путин и его окружение не совсем понимают, как работает система власти в США и полагают, что один человек способен изменить ситуацию. Дескать, вот приедет барин — барин нас рассудит. ..

— Да, да.

— По-вашему, Путин так высоко сидит, что ничего не видит?

— Похоже, он живет в своем мире. Кстати, каждый из наших политиков постепенно начинает жить в таком изолированном от суеты мире. Сталин, Хрущев, который после отставки удивлялся: «Боже, какая у нас бездарная пропаганда», Брежнев. Про Черненко я вообще не говорю. Единственный, кто понимал ситуацию, был Андропов. Он обладал точной информацией.

— Ну это потому, что контора такая.

— А Путин сам себе контора.

— То есть у властей вообще нет представления, как устроена «кухня» принятия решений в Штатах? Но ведь в Кремле должны понимать, что наша политическая система отличается от американской. Тот же «Карточный домик», наверное, смотрели.

— Я тоже не верю, что при таком количестве образованных людей в Кремле никто не понимает разницы между политической системой разных стран и что выстроить государственные отношения с США на личностной основе невозможно. Поражает другое. То, что люди, которые находятся в окружении Путина, не могут ему это объяснить: или боятся, или не хотят. К тому же сам Путин любит иметь дело тет-а-тет. Вот он в свое время договорился с Меркель, а там она не царица: помимо канцлера в Германии, есть еще бундестаг, какие-то партии. То ли дело с Назарбаевым, с ним все понятно. Или, например, Эрдоган: они с Путиным то поругались, то помирились. И отсюда возникает ощущение, что можно договорится с конкретным политиком, и никаких проблем. Тут ничего не поделаешь, вот такой менталитет. Поэтому решения принимаются на уровне эмоций и обиды. Отсюда и слово «хамство».

— Кстати, встреча Путина с Трампом в России и США тоже воспринималась по-разному. Я, например, разговаривала с одним американским журналистом из Вашингтона, и он мне по этому поводу сказал: «Ну встретились и встретились, ничего особенного».

— Именно. Да и наши нормальные эксперты восприняли эту встречу точно так же.

«Трамп будет уговаривать не Европу, а отдельные страны. Восточную Европу ему уговаривать не надо, Англию тоже. Остается треугольник — Париж, Берлин и Рим» Фото: kremlin.ru

«В ЕВРОПЕ АМЕРИКАНЦЫ БУДУТ ДОГОВАРИВАТЬСЯ ОТДЕЛЬНО С КАЖДОЙ СТРАНОЙ»

— Сегодня экономика России занимает всего 1,7% мирового ВВП…

— Ну и что? Это где-то 9-10-е место. После нас — Турция и Австралия.

— А если попытаться провести аналогию, в какой процент вы оцените политическое влияние России на мировой арене?

— Все зависит от региона. Но все равно это влияние не сопоставимо с США, это однозначно. Зона нашего влияния — постсоветское пространство, а теперь еще и Ближний Восток. И то только потому, что там идет война, в которую мы ввязались. Если мы будем сопоставлять, например, российский флот с американским, то это будет даже неприлично. Но наша амбициозность растет, запугивать мы стали больше. Как мы можем повлиять на мировую экономику, кроме нефти и газа? Никак. А вот послать фрегат, самолеты — сколько угодно.

Политика России в Евразии – отдельная тема. Но там пока больше планов, чем дел. К тому же Россия в Евразии всегда будет уступать Китаю.  

— А что будет делать Евросоюз в нынешнем противостоянии России и США? Какие шаги должны предпринять американцы, чтобы достичь максимальной поддержки Европы? Или им это не нужно?

— Скорее всего, американцы будут договариваться отдельно с каждой страной.

— Трамп уже начал ездить точечно.

— Вот. Он будет уговаривать не Европу, а отдельные страны. Восточную Европу ему уговаривать не надо, Англию тоже. Остается треугольник — Париж, Берлин и Рим.

— Значит, Россию ждут новые проблемы, тем более что экономических рычагов влияния у нас не осталось?

— Сейчас очень многое зависит от Европы. Недаром на наши телевизионные ток-шоу стали приглашать итальянцев, немцев, тех, кто действительно может пострадать от снижения уровня сотрудничества с Россией. Европейцы хоть и не шибко, но наверняка проиграют. И они сейчас зашевелились.

А вот Путин за новые санкции должен сказать американцам «спасибо». Теперь он с полным правом может говорить: «Ребята, какие пенсии, какие к чертовой матери зарплаты? Посмотрите, что делает наш враг, давайте еще теснее объединимся вокруг меня».

«Путин за новые санкции должен сказать американцам „спасибо“. Теперь он с полным правом может говорить: „Ребята, какие пенсии, какие к чертовой матери зарплаты? Посмотрите, что делает наш враг, давайте еще теснее объединимся вокруг меня“» Фото: kremlin. ru

«ЕСЛИ ИДИОТИЗМА БУДЕТ МНОГО, ТО МОГУТ ДОЙТИ И ДО ЗАПРЕТА «МАКДОНАЛЬДСА»»

— И можно еще усилить пропаганду?

— Конечно. Совершенно ясно, что кругом одним враги. А мы хорошие и все время говорим, что открыты для разговора. Новые санкции ему выгодны: делай, что хочу — никаких сдерживающих факторов.

— И во что это выльется? Снова закрутят гайки?

— С одной стороны, да. Но с другой, Россия — все-таки не Советский Союз. В то время можно было поставить глушилки на вражеские голоса, с интернетом так не поступишь. И молодежь как пьет «Кока-Колу», так и будет ее пить. И за границу привыкли ездить. Общество стало другим. Можно до бесконечности кричать: «Ура-ура товарищу Сталину!», но многие не знают толком, кто он такой. А вот если для поступления в институт нужно будет брать рекомендацию от «Единой России», тут народ задумается.

— К слову, уже звучат предложения запретить «Макдональдс» и «Кока-Колу», хотя в этом случае сократится число рабочих мест в нашей стране и уменьшатся собираемые налоги. Могут ли наши политики пойти на такие шаги?

— Если идиотизма будет много, то могут дойти и до запрета «Макдональдса». Если поменьше, то будут действовать как-то иначе. Можно, кстати, запретить, но продолжать делать ту же продукцию, назвав ее, к примеру, каким-нибудь «родным пирожком», а заодно говорить, что мы это сами придумали. Тут много вариантов. То, что будет истерика, это точно. Но наверняка будут и переговоры, какие-то контакты, потому что это касается наших главных источников денег — нефти и газа. И люди, участвующие в этом бизнесе, будут искать какие-то выходы из положения. 

«МЫ ЗАЛОЖНИКИ НАШЕГО ВЕЛИЧИЯ — АТОМНОГО ОРУЖИЯ»

— Как бы вы охарактеризовали российско-американские отношения сегодня? Было ли когда-то хуже: может, во время Карибского кризиса?

— Я считаю, что хуже было только во времена Корейской войны в 50-е годы. Даже Карибский кризис был не такой критический. Мы тогда полезли на рожон (операция «Анадырь») и было ясно, что получим в ответ. Все же началось со знаменитой фразы Хрущева, который обратился к министру обороны, маршалу Малиновскому: «А не запустить ли нам в штаны американцам ежа?» Запустили. Американцы, конечно, не могли жить с этим ежом, и ответили. А когда все закончилось, газета «Правда» писала, что это была победа советской миролюбивой политики.

Нынешнее ухудшение российско-американских отношений неизбежно. Это является отражением в первую очередь эволюции России, сползании ее идеологии, политической системы туда, где мы сегодня оказались. Естественно, США и Европа должны были как-то реагировать. Ведь что получается: Советского Союза нет, а парады систематически проводятся. Плюс Крым, Донбасс. А до этого еще были Абхазия, Южная Осетия и неизвестно, что еще будет с Молдавией.

Плюс ситуация в самих США. Трамп — человек специфический. У него нет политического опыта, он многих раздражает. И тут, что называется, нашла коса на камень.

Да и последствия распада Советского Союза тоже все еще влияют на наши отношения. Это длительный процесс. Хотя я в свое время был удивлен, когда отношения между нашими странами резко подскочили в позитивном плане.

— С Бушем-младшем?

— Еще при Борисе Николаевиче [Ельцине]. Шли внутренние процессы, и они отражали улучшение отношений. Но конец 90-х невозможно сравнивать с нынешним временем. Россия сегодня — совершенно другая страна, чем 17 лет назад. И отношение к нам поэтому тоже совсем другое.

Республиканцы и демократы сейчас показывают редкое единство в негативном отношении к России. А кто первым заявит о необходимости восстановления добрых отношений с нами? Или США это вообще не нужно — ни в ближайшей перспективе, ни в принципе?

— Весь интерес США к нашей стране связан только с тем, что Россия — ядерная держава. Все, больше ничего нет. Помните, как говорили про Советский Союз? На кого он похож? На Амура. С голой задницей, вооружен до зубов и ко всем лезет со своей любовью. Мы заложники нашего величия — атомного оружия. Еще мы нужны американцам как некий фактор во взаимоотношениях США с Китаем. Наши нефть и газ американцам не нужны.

Обострение отношений с Америкой может изменить ситуацию в Сирии, учитывая действия России в этой стране и антитеррористической коалиции, возглавляемой США?

— Наша ошибка в том, что мы все сводим к отношениям России, США, Китая, Европы. А есть еще мусульманский мир. И если оттуда что-нибудь грохнет основательное, то все задумаются. Это будет такой общий враг, на фоне которого Бен Ладен будет казаться оловянным солдатиком. Но это отдельная тема. Так что в Сирии все намного сложнее.

«АМЕРИКАНЦЫ СЧИТАЮТ, ЧТО РОССИЯ — ОДНОЗНАЧНО АГРЕССИВНАЯ ДЕРЖАВА»

В следующем году в США пройдут промежуточные выборы в конгресс. Антироссийская риторика наверняка будет использоваться как республиканцами, так и демократами…

— Да кому это нужно? Ну, упомянут пару раз. Рассказами о том, какой Путин «плохой», много голосов не соберешь. Гораздо важнее, что происходит в медицине, вообще во внутренней политике.

— А то, что американцы так много говорили про российских хакеров, разве не показатель?

— Это мы говорили, что они про нас говорят. И потом, это тоже внутренняя борьба против Трампа.

— И все-таки, может ли антироссийская карта разыгрываться в борьбе между республиканцами и демократами?

— Это будет зависеть от Трампа и от ситуации, которая сложится в США. Тема хакеров, думаю, сойдет на нет. Если, конечно, наши не будут гнать волну.

— Многие политологи отмечают, что у Кремля в этом плане есть серьезная проблема: непонятно, под какими лозунгами Путину или его преемнику идти на выборы. Прежняя идея стабильности рухнула, а новой не появилось. Будут ли в этой ситуации власти использовать тему внешней угрозы?

— Карта внешнеполитической угрозы, безусловно, будет разыгрываться. Хотя всем она несколько поднадоела. А что касается образа будущего, то они придумывают образ будущего Путина. В окружении президента пытаются ему объяснить, каким он должен быть в будущем, чтобы наше общее будущее было нормальным и жизнерадостным.

— Недавно в интервью «БИЗНЕС Online» Владимир Познер отметил, что сегодня отношение простых россиян к американцам стало хуже, чем даже в период холодной войны. Вы с этим согласны?

— Абсолютно.

— Чем это можно объяснить? Санкциями, обвинениями русских хакеров, пропагандой?

— Исключительно нашей пропагандой, которая расписывает наши действия как самые лучшие, а американские как самые враждебные. Когда были советские времена, все понимали, что людям морочат голову на партсобраниях. А сейчас — телевидение, другие технологии. Давили-давили — и внушили. Правда, из-за «переборов» теряют какую-то часть мыслящего населения. Сейчас уже даже самые тупые сограждане начинают догадываться, что Россия — не та страна, которая никогда никаких ошибок и глупостей не делала. Но вообще современные пропагандисты работают достаточно профессионально.

— А как изменилось отношения американцев к России по сравнению с советскими временами? Тоже стало хуже? 

— Хуже. Но насколько, мне сложно сказать. Американцы считают, что Россия — однозначно агрессивная держава. Те, кто знает, где находится Украина и Крым, уверены, что какой-то кусок земли присоединили непонятно на каких основаниях. Кто-то что-то слышал про Абхазию, Осетию, Грузию. Но во время Корейской войны все равно было хуже. Серьезное охлаждение мы уже проходили. Хочется верить, что и на этот раз ситуация, несмотря ни на что, нормализуется.

На Кубе прошли масштабные акции протеста впервые за 27 лет

По всей Кубе начались протесты, на которых звучат как экономические, так и политические требования. В последнее время к привычным для Острова Свободы проблемам вроде дефицита прибавились перебои с электроэнергией и стремительное распространение пандемии COVID-19. «Газета.Ru» узнала у экспертов, угрожает ли протестная волна власти коммунистов.

Власти Кубы ввели чрезвычайное положение в стране. Это произошло на фоне протестов против политики правящей Компартии, вспыхнувших впервые с 1994 года.

Заместитель директора Института Латинской Америки РАН Дмитрий Розенталь считает, что в основе нынешних протестов на Кубе лежат социально-экономические причины.

«Кубинское общество уже долго находится в тяжелом положении, а пандемия коронавируса и ее последствия только усугубили ситуацию. Низкими темпами там идет вакцинация, так как препаратов просто не хватает, растет число зараженных», — отметил эксперт, призывая не делать преждевременных выводов.

По словам Розенталя, уже сейчас можно выделить два последствия выступлений.

«Первое — это начавшееся закручивание гаек со стороны кубинского руководства. Да, они попытаются остановить протесты. Но при этом кубинцы, конечно, будут пытаться решать экономические проблемы.

Второе последствие — внешнеполитическое. До этого много говорили, что приход к власти Джо Байдена — пролог для нормализации отношений США и Кубы. Но теперь этот процесс, мягко говоря, откладывается», — объяснил эксперт.

Профессор кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ Виктор Хейфец обратил внимание, что, хотя 27 лет назад протестующих было больше, тогда выступления проходили только в Гаване, а не по всей стране, как сейчас.

«Пока непонятно, станет ли это катализатором каких-либо перемен. Куба — довольно закрытая страна, и мы можем только гадать, что там происходит. Но если призыв президента поддержать власть обеспечит выход необходимого числа сторонников, то они удержат ситуацию под контролем. И если кубинские власти не дураки, то будут какие-то послабления в экономике. Но не все зависит от них — например, продолжает действовать эмбарго со стороны США», — рассуждает эксперт.

Аналитик уверен, что на политические перемены власти не пойдут, потому что «тогда у них сразу все посыплется».

«Это будет последнее, на что они согласятся. Свободные выборы обрушат систему», — заявил Хейфец.

Демонстрация 11 июля в кубинском городе Сан-Антонио-де-лос-Баньос стала первой в ряду масштабных выступлений как минимум в 15 городах, сообщает The Wall Street Journal. Причиной стали экономические трудности, которые усугубились в последнее время из-за пандемии COVID-19.

Кроме того, сама по себе проваленная борьба с COVID-19 и дефицит медицинских препаратов стали еще одной из причин недовольства. В последние дни были зарегистрированы антирекорды — почти 7000 новых заболевших в день и 47 смертей.

Куба отказалась от иностранных вакцин, а двух собственных, по словам экспертов, банально не хватает.

«Настоящий боевой приказ»

Отмечается, что в ряде городов протестующие скандируют «Свободу!», «Мы не боимся!» и «Долой коммунизм!», требуют «проведения свободных выборов», что нехарактерно для политической культуры страны.

Президент Кубы Мигель Диас-Канель нашел причину протестов в действиях США. При этом эксперты пока не спешат разделять его точку зрения, но согласны с тем, что американцы пользуются моментом.

Кубинский лидер также призвал 11 июля своих сторонников выйти на защиту от провокаций, причем аналитики по-разному оценивают его формулировку «Революционеры на улицу! Отдан приказ к бою!» (цитата по WSJ).

Эксперт по Латинской Америке Дмитрий Розенталь назвал эти слова необходимыми для демонстрации того, что протесты поддерживают далеко не все граждане.

При этом эксперт допустил, что такие призывы могут привести к столкновениям на улицах.

Виктор Хейфец же считает высказывание Диас-Канеля настоящим боевым приказом, который, по сути, можно расценить как призыв к гражданской войне.

«Если не удастся урегулировать ситуацию без масштабного мордобоя, то это плохо кончится. У коммунистов действительно много сторонников, в армии 100 тыс., плюс полиция и народная милиция, у представителей которой оружие хранится дома», — сообщил эксперт.

Проправительственные демонстранты действительно вышли на марш в Гаване под кубинским флагом с лозунгами «эти улицы принадлежат Фиделю (Кастро, лидеру революции 1959 года — «Газета.Ru»)».

В столицу страны Гавану введены войска и дополнительные подразделения сил безопасности. По ряду сообщений в соцсетях также мобилизован кубинский спецназ — «Черные береты».

Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что Москва внимательно следит за «развитием ситуации на Кубе и вокруг нее.

«Считаем недопустимым вмешательство извне во внутренние дела суверенного государства и какие-либо иные деструктивные действия, которые поощряли бы дестабилизацию обстановки на Острове», — говорится в комментарии на сайте министерства.

США же выразили обеспокоенность. Советник президента Джо Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан написал, что Вашингтон поддерживает свободу собраний на Кубе и будет осуждать любое насилие или нападение на мирных протестующих.

По сообщениям Amnesty International, в ходе разгона демонстраций ряд протестующих получили серьезные ранения в «результате стрельбы».

Нищета и ковид

Куба переживает экономический кризис, который усугубила пандемия COVID-19. В прошлом году экономика республики упала на 11%, чего не было три десятилетия. В стране острый дефицит самых обычных продуктов.

Экономический курс при Диасе-Канеле, который стал президентом в 2019 году, не отличается радикальными переменами, а, скорее, продолжает начатую еще Раулем Кастро частичную либерализацию в экономике. При этом преемник революционеров на словах отвергает возможность перехода к капитализму.

Нынешняя модель развития острова ущербна, признает Виктор Хейфец.

«Проблемы в экономике Кубы были и во времена масштабной помощи СССР. Как минимум, сейчас надо решить проблему нехватки лекарств, которая возникла, несмотря на развитый сегмент фармации. 230 тыс. зараженных коронавирусом на 11-миллионую страну — более чем серьезно. Есть также перебои с поставками электроэнергии из-за сократившихся поставок нефти из Венесуэлы. Правительству нужна масштабная помощь, а где ее брать — не совсем понятно», — сказал эксперт.

С тем, что кубинские власти будут просить помощи у других стран, согласен и Розенталь.

«Возможно, они попробуют договориться о дополнительных поставках нефти с Венесуэлой, которая сама испытывает большие сложности. Эта страна — главный поставщик нефти Кубе — недавно стремительно сократила помощь. Возможно, власти Кубы обратятся к России и Китаю с просьбой о помощи. И я не вижу причин, почему Москва может отказать», — заключил он.

Конституция Кубы в редакции 2019 года закрепила послабления для предпринимателей и либерализацию в экономике, начатую при Рауле Кастро, в том числе введя ограниченное право частной собственности. В 2021 году реформы были продолжены, в частности, правительство открыло 2 тыс. отраслей для малых предпринимателей и самозанятых. Была также ликвидирована финансовая система, разрешавшая хождение двух типов песо — «обычного» (CUP) и конвертируемого (CUC). Курс конвертируемого песо к доллару власти устанавливали самостоятельно, и он доходил до соотношения $1 к 24 CUC.

При этом несмотря на закрепленную роль руководящей Компартии, официально Куба в XXI веке стремится лишь к социализму, отказавшись от построения коммунизма.

133-й узел связи (в/ч 11038)

 

Исторический формуляр


133-го узла связи
(в/ч 11038)

618-й отдельный батальон связи (1941 г.)


381-й отдельный батальон связи (1948 г.)
20-й полк связи (1950 г.)
133-й узел связи (1954 г.)
18-й узел связи ПВО Украины (1993 г.)
Боевое Красное знамя вручено 8 января 1944 г.
 
Формирование и участие в боях и походах
 
Военное время
 
1941 год

10 мая 1941 года на базе 187-й отдельной роты связи 6-й бригады ПВО был сформирован 618-й отдельный батальон связи, который входил в состав 4-й дивизии ПВО (г. Львов).

Батальон связи формировал ВРИО командира батальона младший лейтенант Ивашин М. П. и старший политрук Андрюшкин Н. Н.

Место дислокации батальона — г. Львов.

22 июня 1941 года в пятом часу утра батальон был поднят по боевой тревоге и приступил к выполнению боевой задачи.

22 июня 1941 года в пятом часу утра сразу после нападения немецко-фашистских войск батальон был поднят по боевой тревоге и приступил к выполнению боевой задачи.

С 22 по 26 июня 1941 года батальон обеспечивал связь 4-й дивизии ПВО.

В ночь на 26 июля 1941 года батальон вместе с войсками начал отступление в направлении Тернополя, где вместе с 80-й стрелковой дивизией занял противотанковую оборону. В г. Тернополь командование батальоном принял капитан Колодизнер Л. И. В дальнейшем получил приказ — для обеспечения связи командования 3-й дивизии ПВО с войсками передислоцироваться в г. Киев.

В августе 1941 года батальон передислоцирован в г. Харьков, где выполнял задачу оборудования командного пункта дивизии, наведение постоянных линий связи и организации радиосвязи.

1942 год

В январе 1942 года 4-я дивизия ПВО обеспечивала прикрытие железнодорожных станций и линий пополнения Брянского, Донского и Юго-Западного фронтов.

В августе 1942 батальон передислоцирован в г. Борисоглебск для обеспечения связью района ПВО.

1943 год

После завершения Курской битвы батальон принимал участие в освобождении Киева.

Весной и летом 1943 года батальон обеспечивал связью командование Воронежского района ПВО в районе г. Курска. После завершения Курской битвы 618-й отдельный батальон принимал участие в освобождении Киева. Из состава батальона была назначена оперативная группа, которая вместе с передовыми войсками фронта 6 ноября, переправившись по понтонному мосту, вошла в Киев.

1944 год

В начале 1944 года личный состав батальона обеспечивал связью части, которые защищали объекты Киева и переправы от воздушных налетов.

8 января 1944 года командующий Киевского района ПВО генерал-майор артиллерии Васильков Н. К. вручил отдельному батальону Боевое Красное знамя
В дальнейшем до окончания войны часть продолжала выполнять задачи по обеспечению связью командование 7-го корпуса ПВО, который защищал г. Киев, мосты и железнодорожные узлы.

Послевоенное время
 
1948 год

20 ноября 1948 года началось формирование 381-го отдельного батальона связи, войсковая часть 11038. Формирование батальона проводилось под командованием подполковника Яшневского Я. М. на базе 458-й отдельной роты связи. Личный состав формировался из числа связистов зенитных частей. Батальон вошел в состав войск ПВО Киевского района. Общая численность — 194 человека.

1950 год

20 декабря 1950 года на базе 381-го отдельного батальона был создан 20-й полк связи войск Киевского района ПВО. Общая численность военнослужащих составляла 657 человек.

1954 год

30 апреля 1954 года на базе полка связи был сформирован 133-й узел связи Киевской армии ПВО, общая численность военнослужащих — 750 человек.

В июле 1954 года узел связи передислоцируется из района Печерска на Воздухофлотское шоссе (военный городок №110).

1960—70-е годы

В 60—70-е годы численность военнослужащих возросла до 896 человек. 133-й узел связи дислоцировался в четырех основных городках.

1970—90-е годы

В 1970—80-х годах узел связи принимал участие в учениях «Юг-71», «Зенит-72», «Удар-79», «Гранит» и других.

1 мая 1993 года 133-й узел связи 8-й ОА ПВО переформирован в 18-й узел связи Противовоздушной обороны Украины.

Командиры части:

  • Ивашин В. Г. (10.05.1941—29.06.1941)
  • Колодизнер Л. И. (29.06.1941—18.06.1943)
  • Калганов И. К. (18.06.1943—28.04.1945)
  • Пьянков С. С. (28.04.1945—03.11.1948)
  • Яшинов Я. М. (03. 11.1948—18.12.1950)
  • Брянцев Ф. Г. (18.12.1950—26.06.1958)
  • Чепига А. С. (26.06.1958—20.12.1968)
  • Михайлов В. И. (20.12.1968—21.05.1970)
  • Иванов А. М. (21.05.1970—06.04.1979)
  • Давыдов А. А. (06.04.1979—13.03.1987)
  • Александров В. Б. (13.03.1987—24.06.1989)
  • Пашковский А. П. (24.06.1989—15.09.2000).

История России, Российской империи, с древних времен, читать | мы знаем всё

Древнейшие следы обитания человека на территории России обнаружены в Сибири, на Северном Кавказе и в Прикубанье и относятся к периоду примерно 3—2 млн лет до нашей эры. В VI—V веках до н. э. на черноморском побережье возникают греческие колонии, впоследствии превратившиеся в Скифское и Боспорское царства.

Славяне и их соседи

К V веку н.э. славянские племена занимают земли на берегах Балтийского моря, по Днепру и по Дунаю, и в верховьях Оки и Волги. Помимо охоты славяне занимаются земледелием, постепенно развивается торговля. Главными торговыми путями являются реки. К IX веку образовалось несколько славянских княжеств, главными из них были Киев и Новгород.

Русское государство

В 882 году новгородский князь Олег захватывает Киев, и, объединив славянский север и юг, создаёт Древнерусское государство. С Киевской Русью считаются и в Византии, и в соседних западных государствах. При преемнике Олега Игоре, сыне Рюрика, заключается договор с Византией о защите её границ от кочевников. В 988 году при князе Владимире происходит Крещение языческой Руси. Принятие православия укрепляет связи с Византией, вместе с новой верой среди славян распространяется греческая культура, науки и искусство. На Руси используют новую славянскую азбуку, пишутся летописи. При князе Ярославе Мудром составляется первый свод законов Киевского государства — «Русская Правда». С 30-х гг XII вв начинается дробление объединённого государства на ряд самостоятельных княжеств.

Иго

С начала XIII в огромная армия Чингиз-хана Темучина опустошает Азию и Закавказье. Покорив и обложив данью народы Кавказа, монгольская армия впервые появляется и в русской истории, разгромив в 1223 году соединённые силы славянских князей и половцев на реке Калке. Через 13 лет внук Чингис-хана Батый приходит на Русь с востока и поодиночке разбивает войска русских князей, в 1240 году берёт Киев, идёт на Западную Европу и, вернувшись, основывает на низовьях Волги своё государство — Золотую Орду, а русские земли облагает данью. Отныне князья получают власть над своими землями только с санкции ханов Золотой Орды. Этот период вошёл в российскую историю как монголо-татарское иго.

Великое княжество Московское

С начала XIV века во многом стараниями Ивана Калиты и его наследников постепенно формируется новый центр русских княжеств – Москва. К концу XIV века Москва окрепла настолько, чтобы открыто выступить против Орды. В 1380 г. князь Димитрий разбивает войско хана Мамая на Куликовом поле. При Иване III Москва перестаёт платить дань Орде: хан Ахмат в ходе «стояния на реке Угре» в 1480 году, не решается на битву и отступает. Монголо-татарское иго завершается.

Время Ивана Грозного

При Иване IV Грозном, (официально первый русский царь с 1547 г.), активно ведётся собирание земель, потерянных в результате татаро-монгольского ига и польско-литовской экспансии, проводится также политика дальнейшего расширения государственных границ. В состав Русского государства включены Казанское, Астраханское и Сибирское ханства. В конце XVI — середине XVII веков, с сильным опозданием по сравнению со странами Центральной Европы, оформляется крепостное право.
В 1571 году Москва была сожжена войском крымского хана Девлет-Гирея. В следующем 1572 году 120-тысячное крымско-турецкое войско, шедшее на Русь, было уничтожено, что фактически поставило точку в многовековой борьбе Руси со степью.

Смутное время и первые Романовы

Со смертью в 1598 г. сына Ивана Грозного Федора династия Рюриковичей прерывается. Начинается Смутное время, время борьбы за престол и польско-шведской интервенции. Завершается Смута созывом всенародного ополчения, изгнанием поляков и избранием на царство Михаила Фёдоровича, первого представителя династии Романовых (21 февраля 1613 года). В его царствование русские экспедиции начинают освоение Восточной Сибири, Россия выходит к Тихому океану. В 1654 году в состав Российского государства на правах автономии входит Украина. При Алексее Михайловиче усиливается влияние Запада.

Российская империя

Царь Пётр I радикально реформирует Русское государство, установив абсолютную монархию во главе с императором, которому подчиняется даже церковь. Боярство превращается в дворянство. Модернизируется армия и система образования, многое устраивается по западному образцу. В результате Северной войны России возвращены русские земли, захваченные Швецией в конце XVI века. В устье Невы основан город-порт Санкт-Петербург, куда в 1712 году переносится столица России. При Петре выходит первая в России газета «Ведомости» и вводится с 1 января 1700 года новый календарь, где новый год начинается с января (до этого год новый год отсчитывался с 1 сентября).

После Петра I начинается Эпоха дворцовых переворотов, время дворянских заговоров и частых свержений неугодных императоров. Дольше других царствуют Анна Ивановна и Елизавета Петровна. При Елизавете Петровне был основан Московский университет. При императрице Екатерине Великой начинается освоение Америки, Россия отвоёвывает у Турции выход к Чёрному морю.

Наполеоновские войны

В 1805 году Александр I вступает в войну с Наполеоном I, объявившим себя императором Франции. Наполеон одерживает победу, одно из условий мирного соглашения – прекращение торговли с Англией, на что Александру I приходится согласиться. В 1809 Россия захватывает принадлежавшую шведам Финляндию, которая входит в состав Российской империи. Спустя несколько лет Россия возобновляет торговлю с Англией, и летом 1812 года Наполеон с армией более чем в 500 тысяч человек вторгается в Россию. Уступающая в числе более чем в два раза русская армия отступает к Москве. На борьбу с захватчиками поднимается народ, возникают многочисленные партизанские отряды, война 1812 г. получает название Отечественной.
В конце августа под Москвой у села Бородино произошло крупнейшее сражение войны. Потери с обеих сторон были огромны, но численный перевес оставался на стороне французов. Глава русской армии фельдмаршал Михаил Кутузов решает сдать Москву Наполеону без боя и отступить, чтобы сохранить армию. Москва, занятая французами, почти полностью уничтожена пожарами. При отступлении к границам России армия Наполеона постепенно тает, русские преследует отступающих французов, и в 1814 году русская армия входит в Париж.

Возникновение гражданского общества

В XIX веке под влиянием либеральных идей Запада возникает устойчивая разночинная группа образованных людей, сама создающая либеральные и демократические ценности, впоследствии названная интеллигенцией. Наиболее известными её представителями были Белинский, Чернышевский, Добролюбов.
После окончания войны проникшие в Россию революционные идеи выливаются в 1825 году в неудавшееся Восстание декабристов. Опасаясь новых восстаний, государство ужесточает контроль над политической, экономической и культурной жизнью страны.
В ходе длительных войн с горцами в первой половине XIX столетия Россия присоединяет Кавказ, и – частично мирным, частично военным путём – территории Средней Азии (Бухарское и Хивинского ханства, Казахские жузы).

2-я половина XIX века

В 1861 году при императоре Александре II в России было отменено крепостное право. Был также проведён ряд либеральных реформ, ускоривший модернизацию страны.

Конец XIX — начало XX века

В конце 19 – начале 20 в. Россия активно осваивает Дальний Восток, что вызывает беспокойство Японии, правительство Российской империи считает, что «маленькая победоносная война» на фоне роста революционных настроений позволит улучшить внутреннюю ситуацию. Япония, однако, упреждающим ударом разгромила часть русских кораблей, отсутствие современного технического оснащения российской армии и некомпетентность высшего офицерского состава довершает поражение России в войне. Положение России на международной арене оказывается крайне сложным.
В 1914 году Россия вступает в Первую мировую войну. Февральская революция 1917 года положила конец монархии: царь Николай II отрекается от престола, власть переходит к Временному правительству. В сентябре 1917 года Российская империя преобразуется в Российскую республику.

Советское государство

Однако и после революции восстановить порядок в стране не удаётся, воспользовавшись политическим хаосом, власть захватывает большевистская партия под руководством Владимира Ленина, в союзе с левыми эсерами и анархистами. После Октябрьской революции 25 октября (7 ноября) 1917 года в стране провозглашена Российская Советская Республика. Советская республика начинает ликвидацию частной собственности и её национализацию. В стремлении установить контроль большевики не чуждаются крайних мер, подвергая репрессиям религию, казачество и другие формы организации общества.
Заключённый с Германией мир стоил Советскому государству Украины, Прибалтики, Польши, части Белоруссии и 90 тонн золота, и послужил одной из причин гражданской войны. В марте 1918 г Советское правительство переезжает из Петрограда в Москву, опасаясь захвата города немцами. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге расстреляна царская семья, тела сброшены в шахту обвалившегося рудника.

Гражданская война

В течение 1918—1922 годов сторонники большевиков ведут боевые действия против их противников. В ходе войны из состава России выходит Польша, прибалтийские республики (Литва, Латвия, Эстония) и Финляндия.

СССР, 1920—1930-е годы

30 декабря 1922 года образуется Союз Советских Социалистических Республик (Россия, Украина, Белоруссия, Закавказская Федерация). В 1921—1929 годах проводится Новая экономическая политика (НЭП). Победителем во внутриполитической борьбе, разгоревшейся после смерти Ленина в 1924 г., становится Иосиф Сталин (Джугашвили). В 1930-х годах Сталиным проводится «чистка» партийного аппарата. Создаётся система исправительно-трудовых лагерей (ГУЛаг). В 1939—1940 годах к СССР присоединены Западная Белоруссия, Западная Украина, Молдавия, Западная Карелия, Прибалтика.

Великая Отечественная война

22 июня 1941 года внезапным нападением нацистской Германии началась Великая Отечественная война. За сравнительно короткое время немецкие войска смогли продвинуться далеко вглубь советского государства, но так и не смогли овладеть Москвой и Ленинградом, в результате чего война, вместо запланированного Гитлером блицкрига, превратилась в затяжную. Битвы под Сталинградом и Курском переломили ход войны, и советские войска перешли в стратегическое наступление. Война завершилась взятием Берлина в мае 1945 года и капитуляцией Германии. Количество погибших в ходе военных действий и в результате оккупации в СССР достигает по подсчётам историков 26 млн человек.

Советско-японская война

В результате войны с Японией в 1945 году в состав России вошли Южный Сахалин и Курильские острова.

Холодная война и застой

В результате войны страны Восточной Европы (Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, Чехословакия, ГДР) попали в советскую зону влияния. Отношения с Западом резко обостряются. Начинается так называемая холодная война – противостояние между Западом и странами соцлагеря, достигшее пика в 1962 году, когда между СССР и США чуть было не разразилась ядерная война (Карибский кризис). Потом накал конфликта постепенно идёт на спад, в отношениях с Западом наметился определённый прогресс, в частности, подписывается договор об экономическом сотрудничестве с Францией.
В 70-е годы ослабляется конфронтация СССР и США. Заключаются договоры об ограничении стратегических ядерных вооружений (ОСВ-1 и ОСВ-2). Вторую половину 70-х гг называют «эпохой застоя», когда, при относительной стабильности, СССР постепенно отстаёт от передовых стран Запада в технологическом плане. 

Перестройка и распад СССР

С приходом к власти Михаила Горбачёва в 1985 году в СССР объявляется политика перестройки, с целью решить проблемы в социальной сфере и общественном производстве, а также избегнуть надвигающегося экономического кризиса, вызванного гонкой вооружений. Однако эта политика приводит к усугублению кризиса, распаду СССР и переходу к капитализму. В 1991 году создаётся Содружество Независимых Государств (СНГ), куда входят РСФСР, Украина и Белоруссия.

Кубинский ракетный кризис | JFK Library

В течение тринадцати дней в октябре 1962 года мир ждал — казалось, на грани ядерной войны — и надеялся на мирное разрешение кубинского ракетного кризиса.

В октябре 1962 года американский самолет-разведчик U-2 тайно сфотографировал объекты ядерных ракет, строящиеся Советским Союзом на острове Куба. Президент Кеннеди не хотел, чтобы Советский Союз и Куба знали, что он обнаружил ракеты. Он тайно встречался со своими советниками в течение нескольких дней, чтобы обсудить проблему.

После многих долгих и трудных встреч Кеннеди решил установить вокруг Кубы морскую блокаду или кольцо кораблей. Цель этого «карантина», как он его называл, заключалась в том, чтобы помешать Советам ввозить больше военных грузов. Он потребовал убрать уже находящиеся там ракеты и уничтожить объекты. 22 октября президент Кеннеди обратился к нации о кризисе в телеобращении.

Нажмите здесь, чтобы прослушать адрес в цифровом архиве (JFKWHA-142-001)

Никто не был уверен, как советский лидер Никита Хрущев отреагирует на морскую блокаду и требования США.Но лидеры обеих сверхдержав признали разрушительную возможность ядерной войны и публично согласились на сделку, по которой Советы демонтируют объекты размещения оружия в обмен на обещание Соединенных Штатов не вторгаться на Кубу. В рамках отдельной сделки, которая оставалась секретной более двадцати пяти лет, Соединенные Штаты также согласились вывести свои ядерные ракеты из Турции. Хотя Советы убрали свои ракеты с Кубы, они ускорили строительство своего военного арсенала; ракетный кризис закончился, гонки вооружений нет.

Нажмите здесь, чтобы прослушать комментарии в цифровом архиве (JFKWHA-143-004)

В 1963 году появились признаки ослабления напряженности в отношениях между Советским Союзом и США. В своем вступительном слове в Американском университете президент Кеннеди призвал американцев пересмотреть стереотипы и мифы времен холодной войны и призвал к стратегии мира, которая сделает мир безопасным для разнообразия. О потеплении отношений между сверхдержавами свидетельствовали также два действия: установление телетайпной «горячей линии» между Кремлем и Белым домом и подписание 25 июля 1963 года Договора об ограниченном запрещении ядерных испытаний.

На языке, сильно отличающемся от его инаугурационной речи, президент Кеннеди сказал американцам в июне 1963 года: «Потому что, в конечном счете, наша самая основная общая связь заключается в том, что мы все живем на этой маленькой планете. Мы все дышим одним и тем же воздухом. будущее наших детей. А мы все смертны».

Посетите нашу онлайн-выставку: Мир на грани: Джон Ф. Кеннеди и Карибский кризис

Обращение по радио и телевидению к американскому народу о наращивании советских вооружений на Кубе, 22 октября 1962 г.

Скачать аудиозапись звука

Совет по загрузке: Если при нажатии на эту кнопку открывается новое окно браузера, вам может потребоваться удерживать клавишу «Option» при нажатии — или щелкнуть правой кнопкой мыши и выбрать «Сохранить ссылку как» — для загрузки этого файла.

О записи звука
Регистрационный номер:

WH-142-001

Цифровой идентификатор:

JFKWHA-142-001

Заголовок:

Обращение по радио и телевидению к американскому народу о наращивании советских вооружений на Кубе, 22 октября 1962 г.

Дата(ы) материалов:
22 октября 1962 г.

Описание:

Звукозапись президента Джона Ф.Обращение Кеннеди по радио и телевидению к нации по поводу военного присутствия бывшего Советского Союза на Кубе. В своем выступлении президент Кеннеди сообщает о создании наступательных ракетных объектов, предположительно предназначенных для проведения ядерного наступления на западные страны. Президент характеризует превращение Кубы в важную стратегическую базу как явную угрозу американской безопасности и объясняет семь компонентов предлагаемого им курса действий: изолировать всю наступательную военную технику, отгружаемую на Кубу, усилить наблюдение, учесть возможную нападение, предпринятое с Кубы, как советское нападение, укрепить военно-морскую базу Гуантанамо, созвать заседание Консультативного органа, созвать экстренное заседание Совета Безопасности Организации Объединенных Наций и потребовать, чтобы премьер-министр Никита Хрущев прекратил его нынешний курс действий. .В своей речи президент заявил: «Наша цель — не победа силы, а отстаивание права — не мира за счет свободы, а мира и свободы здесь, в этом полушарии, и, мы надеемся, во всем мире». Мир.»

Статус авторского права:

Общественное достояние

Физическое описание:

1 аудиокассета/катушка (18 минут)

Автор(ы):
Кеннеди, Джон Ф.(Джон Фицджеральд), 1917-1963

Создатель архива:

Министерство обороны. Агентство оборонных коммуникаций. Коммуникационное агентство Белого дома. (1962 — 25.06.1991)

Звукозапись:
Документы в этом сборнике, подготовленные официальными лицами США в рамках их служебных обязанностей, являются общественным достоянием.
Некоторые из архивных материалов в этой коллекции могут подлежать авторскому праву или другим ограничениям интеллектуальной собственности. Пользователям этих материалов рекомендуется определить статус авторского права любого документа, который они хотят опубликовать.

Закон об авторском праве США (Раздел 17 Кодекса США) регулирует изготовление фотокопий или других репродукций материалов, защищенных авторским правом. При определенных условиях, указанных в законе, библиотеки и архивы имеют право предоставлять фотокопии или другие репродукции.
Одно из этих указанных условий заключается в том, что фотокопия или репродукция не должны «использоваться для каких-либо целей, кроме личного обучения, научных исследований или исследований». Если пользователь делает запрос или позже использует фотокопию или воспроизведение в целях, превышающих «добросовестное использование», этот пользователь может быть привлечен к ответственности за нарушение авторских прав. Это учреждение оставляет за собой право отказать в принятии заказа на копирование, если, по его мнению, выполнение заказа будет связано с нарушением закона об авторском праве. Закон об авторском праве распространяет свою защиту на неопубликованные произведения с момента их создания в материальной форме.

Залив Свиней | JFK Library

17 апреля 1961 года 1400 кубинских эмигрантов организовали неудачное вторжение в залив Свиней на южном побережье Кубы.

В 1959 году Фидель Кастро пришел к власти в результате вооруженного восстания, свергнувшего кубинского диктатора Фульхенсио Батисту. Правительство США не доверяло Кастро и опасалось его отношений с Никитой Хрущевым, лидером Советского Союза.

Перед своей инаугурацией Джон Ф. Кеннеди был проинформирован о плане Центрального разведывательного управления (ЦРУ), разработанном при администрации Эйзенхауэра по подготовке кубинских изгнанников к вторжению на их родину. План предполагал, что кубинский народ и элементы кубинских вооруженных сил поддержат вторжение. Конечной целью было свержение Кастро и установление некоммунистического правительства, дружественного Соединенным Штатам.

Обучение

Президент Эйзенхауэр одобрил программу в марте 1960 года.ЦРУ организовало тренировочные лагеря в Гватемале, и к ноябрю в ходе операции была подготовлена ​​небольшая армия для высадки десанта и ведения партизанской войны.

Хосе Миро Кардона возглавил кубинских эмигрантов, выступавших против Кастро, в Соединенных Штатах. Бывший член правительства Кастро, он был главой Кубинского революционного совета, комитета в изгнании. Кардона был готов занять пост президента Кубы в случае успеха вторжения.

Несмотря на попытки правительства сохранить планы вторжения в тайне, это стало общеизвестным среди кубинских эмигрантов в Майами.Через кубинскую разведку Кастро узнал о тренировочных лагерях партизан в Гватемале еще в октябре 1960 года, и пресса широко освещала события по мере их развития.

Вскоре после своей инаугурации, в феврале 1961 года, президент Кеннеди санкционировал план вторжения. Но он был полон решимости замаскировать поддержку США. Место посадки в заливе Свиней было частью обмана. Это место представляло собой удаленный болотистый район на южном побережье Кубы, где ночная высадка могла высадить на берег отряд, несмотря на незначительное сопротивление, и помочь скрыть любую подводную лодку.С. участие. К сожалению, место высадки оставило силы вторжения более чем в 80 милях от убежища в кубинских горах Эскамбрай, если что-то пойдет не так.

План

Первоначальный план вторжения предусматривал два удара с воздуха по кубинским авиабазам. Силы вторжения численностью 1400 человек должны были высадиться под покровом темноты и начать внезапную атаку. Десантники, сброшенные перед вторжением, нарушат транспорт и отбросят кубинские силы. Одновременно меньшие силы высадятся на восточном побережье Кубы, чтобы создать неразбериху.

Основные силы пройдут через остров к Матансасу и займут оборонительную позицию. Объединенный революционный фронт направит лидеров из Южной Флориды и создаст временное правительство. Успех плана зависел от присоединения кубинского населения к захватчикам.

Вторжение

Первая авария произошла 15 апреля 1961 года, когда восемь бомбардировщиков покинули Никарагуа, чтобы бомбить кубинские аэродромы.

ЦРУ использовало устаревшие бомбардировщики B-26 времен Второй мировой войны и раскрасило их так, чтобы они выглядели как самолеты кубинских ВВС.Бомбардировщики промахнулись по многим целям и оставили нетронутыми большую часть ВВС Кастро. Когда появились новости об атаке, фотографии перекрашенных американских самолетов стали достоянием общественности и показали, что Америка поддерживает вторжение. Президент Кеннеди отменил второй авиаудар.

17 апреля силы вторжения кубинских эмигрантов, известные как Бригада 2506, высадились на пляжах залива Свиней и сразу же попали под шквальный огонь. Кубинские самолеты обстреляли захватчиков, потопили два корабля сопровождения и уничтожили половину авиационной поддержки изгнанников.Плохая погода мешала сухопутным войскам, которым приходилось работать с промокшей техникой и недостатком боеприпасов.

Контратака

В течение следующих 24 часов Кастро приказал примерно 20 000 военнослужащих выдвинуться к берегу, а кубинские ВВС продолжали контролировать небо. По мере того как ситуация становилась все более мрачной, президент Кеннеди санкционировал «воздушный зонтик» на рассвете 19 апреля — шесть американских истребителей без опознавательных знаков поднялись в воздух, чтобы помочь защитить летящий самолет бригады B-26.Но самолеты прибыли с опозданием на час, скорее всего, их смутила смена часовых поясов между Никарагуа и Кубой. Они были сбиты кубинцами, и в тот же день вторжение было подавлено.

Некоторые изгнанники бежали к морю, а остальные были убиты или схвачены и заключены в тюрьму войсками Кастро. Почти 1200 членов бригады 2506 сдались в плен, более 100 человек погибли.

Последствия

Заключенные бригады оставались в плену 20 месяцев, пока США вели переговоры о сделке с Фиделем Кастро.Генеральный прокурор Роберт Ф. Кеннеди лично обратился с просьбой о пожертвованиях к фармацевтическим компаниям и производителям детского питания, и Кастро в конце концов согласился на детское питание и лекарства на сумму 53 миллиона долларов в обмен на заключенных.

23 декабря 1962 года, всего через два месяца после окончания кубинского ракетного кризиса, в США приземлился самолет с первой группой освобожденных заключенных. Неделю спустя, в субботу, 29 декабря, уцелевшие члены бригады собрались на церемонию в «Оранж Боул» в Майами, где флаг бригады был передан президенту Кеннеди.«Могу заверить вас, — пообещал президент, — что этот флаг будет возвращен этой бригаде в свободной Гаване».

Катастрофа в заливе Свиней оказала неизгладимое влияние на администрацию Кеннеди. Преисполненная решимости компенсировать неудавшееся вторжение, администрация инициировала операцию «Мангуст» — план саботажа и дестабилизации кубинского правительства и экономики, который предусматривал возможность убийства Кастро.

Сорок лет назад: кубинский ракетный кризис

Осень 2002 г., Том.34, № 3

 

Библиотека Кеннеди отмечает сороковую годовщину ракетного кризиса

 

Неделя с 7 октября 1962 года была отмечена плохой погодой в Карибском море, из-за чего американские самолеты-разведчики U-2 не смогли совершить новые разведывательные полеты над Кубой Фиделя Кастро, всего в девяноста милях от побережья Флориды.

Но утро воскресенья, 14 октября, было безоблачным, и с борта У-2 удалось сделать несколько хороших снимков — снимков, которые в течение следующих нескольких дней подвергались анализу и повторному анализу.Они предоставили убедительные доказательства того, о чем Соединенные Штаты подозревали в течение нескольких месяцев: что Советский Союз устанавливает ядерное оружие средней дальности на Кубе Кастро, способное нанести удар по крупным городам США и убить десятки миллионов американцев за считанные минуты.

Столкнувшись с этой драматической документацией, президент Джон Ф. Кеннеди немедленно решил, что ракеты должны быть удалены, и созвал своих самых доверенных советников вместе, чтобы они стали Исполнительным комитетом Совета национальной безопасности, или ExComm.Его работа заключалась в том, чтобы разработать возможные ответы на наращивание ракет и последствия этого наращивания.

Сорок лет спустя то, что сейчас известно как «Кубинский ракетный кризис», длившийся несколько недель, запомнилось как самый горячий момент в холодной войне между Востоком и Западом и решающий момент в президентстве Кеннеди.

военнослужащих США по всему миру были приведены в боевую готовность. Четыре эскадрильи тактической авиации были готовы к нанесению авиаударов по Кубе с потенциальными целями ракетных позиций, аэродромов, портов и огневых точек.Более 100 000 солдат были отправлены во Флориду для возможного вторжения на Кубу. Военно-морской флот направил 180 кораблей в Карибское море для запланированных десантных учений с участием 40 000 морских пехотинцев. B-52 с ядерным оружием постоянно находились в воздухе.

Благодаря фотографиям от 14 октября Соединенные Штаты застали Советский Союз за строительством наступательных ядерных ракетных баз у себя на заднем дворе, и теперь две сверхдержавы вступили в первую в истории прямую ядерную конфронтацию.

В течение всего 1962 года переброска советского персонала и техники на Кубу вызывала подозрения у американской разведки. В ответ американские корабли и самолеты начали фотографировать каждое советское судно, направлявшееся на Кубу, а самолеты-разведчики U-2 начали регулярные разведывательные полеты над островом.

Первые свидетельства прибытия на Кубу зенитно-ракетных комплексов, ракетных торпедных катеров береговой обороны и большого количества советских военнослужащих появились на фотографиях, сделанных в конце августа.Но эти снимки не свидетельствовали о наступательных баллистических ракетах. В сентябре Кеннеди сделал два недвусмысленных предупреждения советскому премьеру Никите Хрущеву относительно наращивания так называемого «оборонительного» советского оружия на Кубе.

13 сентября Кеннеди писал: «Если когда-либо коммунистическое наращивание на Кубе будет угрожать нашей безопасности или вмешиваться в нее каким-либо образом… или если Куба когда-либо… станет наступательной военной базой значительной мощности для Советского Союза, то эта страна сделает все необходимое для защиты своей безопасности и безопасности своих союзников.»

Несмотря на предупреждения Кеннеди, Советы продолжали строить базы, а Соединенные Штаты продолжали следить за их действиями и фотографировать. Однако фотографии от 14 октября изменили характер игры и спровоцировали серию экстраординарных событий.

ExComm должен был рассмотреть, как реагировать на советские действия. Члены обсудили ряд возможных ответов: ничего не делать; передать этот вопрос в Организацию Объединенных Наций и Организацию американских государств; предлагают убрать Ю.S. ракеты в Турции, если Советы уберут ракеты с Кубы; отправить тайных посланников для переговоров с Кастро; блокада Кубы; нанести удар по Кубе с воздуха; или вторгнуться на Кубу.

В ходе обсуждений в ЭксКомме идея морской блокады стала предпочтительным ответом.

Тем временем Кеннеди 18 октября на несколько часов встретился с министром иностранных дел СССР Андреем Громыко, который подчеркнул, что оружие Советского Союза на Кубе «ни в коем случае не является наступательным». Кеннеди зачитал Громыко его предыдущее заявление, в котором он предостерег от наступательных ракет на Кубе.

Позднее в тот же день началась подготовка к морской блокаде, но Объединенный комитет начальников штабов продолжал настаивать на воздушном ударе и вторжении. Президент, желая сделать вид, что занимается обычными делами, вылетел на Средний Запад для участия в предвыборной кампании в связи с предстоящими выборами в Конгресс. Он вернулся в субботу, 20 октября, чтобы прочитать черновик речи о блокаде. Хотя блокада, которую Кеннеди предпочитал называть «карантином», представляла собой лишь «ограниченные действия» против Кубы и Советов, Кеннеди считал, что «ограниченные действия» — лучший способ начать; он всегда мог выбрать более широкие действия, такие как вторжение или воздушные удары, если блокада не сработала.

В то время как ExComm официально собрался как Совет национальной безопасности, Кеннеди решил, что в своей речи Соединенные Штаты не должны занимать дипломатическую оборону, а вместо этого должны обвинить Советы в двуличии и угрозе миру во всем мире. Он хотел выступить в воскресенье вечером, но его уговорили отложить выступление до понедельника, чтобы Государственный департамент мог проинформировать лидеров союзных стран, а лидеры Конгресса могли быть проинформированы.

В понедельник вечером, 22 октября, Кеннеди обратился к нации.Он был ясен и прямолинеен:

Чтобы остановить это наступление, вводится строгий карантин всей наступательной военной техники, отправляемой на Кубу. Все корабли любого типа, направляющиеся на Кубу, из любой страны или порта, если будет обнаружено, что они содержат груз наступательного оружия, будут возвращены. . . .

Политика этой страны заключается в том, чтобы рассматривать любой ядерный ракетный пуск с Кубы против любой страны в Западном полушарии как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты, требующее полного ответного ответа на Советский Союз. . . .

Я призываю Председателя Хрущева остановить и устранить эту тайную, безрассудную и провокационную угрозу миру во всем мире и стабильным отношениям между нашими двумя народами. . . . Теперь у него есть возможность вернуть мир из бездны разрушения. . . .

Мои сограждане, пусть никто не сомневается, что это трудное и опасное дело, на которое мы отправились. Никто не может точно предсказать, какой курс он примет, какие расходы или потери будут понесены.Впереди много месяцев самопожертвования и самодисциплины — месяцев, в которые будут испытаны и наша воля, и наше терпение, — месяцев, в которые множество угроз и доносов будут держать нас в курсе нашей опасности. Но самой большой опасностью было бы ничего не делать.

Напряженность нарастала в течение следующих нескольких дней, поскольку мир задавался вопросом, возможно ли мирное разрешение кризиса. Речь Кеннеди получила широкую поддержку в Латинской Америке и среди союзников США. Но Пентагон продолжал планы воздушных ударов и наземного вторжения. Несколько советских судов повернули назад от линии карантина, а Соединенные Штаты представили в ООН фотодоказательства ракет во время телевизионной конфронтации с Советским Союзом. Но строительство ракетных стартовых площадок на Кубе продолжалось.

26 октября Кеннеди получил письмо Хрущева, в котором говорилось, что «если будут даны заверения в том, что президент США не будет участвовать в нападении на Кубу и блокада будет снята, то вопрос о снятии или уничтожении ракетных объектов на Кубе тогда был бы совсем другой вопрос.В тот же день вашингтонский журналист получил разъяснение предложения Хрущева от важного чиновника советского посольства в Вашингтоне: Советы уберут ракеты под наблюдением и инспекцией Организации Объединенных Наций, а Соединенные Штаты снимут блокаду и обязуются не вторгнуться на Кубу

Кеннеди получил еще одно письмо от Хрущева с требованием вывести американские ракеты из соседней с Советским Союзом Турции в обмен на удаление советских ракет с Кубы. Неявный посыл заключался в том, что если Соединенные Штаты вторгнутся на Кубу, Советы вторгнутся в Турцию, и конфликт может обостриться. Кеннеди решил проигнорировать это письмо и ответить на первое. В воскресенье, 28 октября, Советы согласились вывести ракеты с Кубы.

Переговоры об окончательном урегулировании кризиса продолжались несколько дней, но непосредственная угроза ядерной войны была предотвращена.

20 ноября Кеннеди объявил: «Сегодня председатель Хрущев сообщил мне, что все бомбардировщики Ил-28 с Кубы будут выведены через тридцать дней.. . . Сегодня днем ​​я поручил министру обороны отменить наш военно-морской карантин». Впоследствии Соединенные Штаты демонтировали несколько своих устаревших военно-воздушных и ракетных баз в Турции.

Кубинский ракетный кризис был, пожалуй, величайшим испытанием президентства Джона Ф. Кеннеди, и хотя ему и Хрущеву удалось достичь мирного урегулирования, кризис имел ряд далеко идущих исторических последствий. В течение года Кеннеди и Хрущев подписали Договор о запрещении ядерных испытаний, первое соглашение о разоружении ядерного века. В том же 1963 году была установлена ​​первая «горячая линия» между Вашингтоном и Москвой.


Эта статья была адаптирована из книги Кубинский ракетный кризис: обращение президента Кеннеди к нации, , опубликованной NARA в 1988 году в рамках серии «Веховые документы в национальных архивах».

Конгресс, Кубинская резолюция и кубинский ракетный кризис

Какое влияние оказал Конгресс на события кубинского ракетного кризиса? Здравый смысл подсказывает нам, что влияние законодательной власти было незначительным или даже отсутствовало.Грэм Эллисон, которого некоторые наблюдатели считают ведущим экспертом по кубинскому ракетному кризису, писал: «Какую непосредственную роль Конгресс сыграл в этих решениях? Ноль — вообще ничего». Артур Шлезингер также писал в «Имперском президентстве», что «не было никаких законодательных консультаций, были самые эффективные консультации с исполнительной властью… [но] Конгресс не играл никакой роли…. Только после того, как он принял свое решение, Кеннеди вызвал лидеров Конгресса. Цель заключалась не в том, чтобы посоветоваться с ними, а в том, чтобы проинформировать их.Госсекретарь президента Кеннеди Дин Раск вспоминал в своих мемуарах, что во время ключевой встречи с видными членами Конгресса «никто из присутствующих не задавался вопросом, имел ли Кеннеди конституционные полномочия инициировать карантин. Никто не предлагал Кеннеди обратиться в Конгресс за разрешением». Президентисты стали рассматривать кризис как свидетельство необходимости в сильном, независимом главнокомандующем, в то время как конгрессмены оплакивают созданный им потенциально опасный прецедент.

В узком смысле правильно, что Конгресс не принимал активного участия в принятии решений во время острого кризиса с 10 октября 2004 года.с 16 по 28 октября 1962 г. Такой анализ и выработка политики были предприняты почти исключительно быстро сформированным Исполнительным комитетом Совета национальной безопасности (EXCOMM), который, хотя и состоял из ключевых секретарей кабинета, военных лидеров и советников по внешней Представительство в любой форме. Встреча с руководством Конгресса состоялась незадолго до того, как 22 октября было публично объявлено о карантине острова, но это произошло после того, как EXCOMM и президент уже определились с соответствующим курсом действий.

Тем не менее, интерпретация отсутствия участия Конгресса в дискуссиях EXCOMM как доказательства отсутствия влияния Конгресса на кризис, по-видимому, сильно противоречит весу доказательств. Напротив, кажется, что мнение Конгресса и принятие так называемой Резолюции по Кубе сыграли важную роль в кризисе, поскольку многие решения были приняты с четким знанием отношения Конгресса к этому вопросу. В частности, EXCOMM принимал решения, на которые сильно повлияло знание недвусмысленных настроений Конгресса, выраженных за несколько недель до этого.Некоторые ученые даже утверждают, что давление Конгресса в значительной степени способствовало возникновению кризиса. Более того, советские и кубинские лидеры хорошо знали настроения Конгресса и учитывали их при принятии собственных решений.

Короче говоря, в то время как лидеры Конгресса, возможно, не принимали непосредственного участия в повседневных решениях EXCOMM — то, что Эллисон назвал «прямой ролью» — кризис в значительной степени происходил в тени Конгресса (курсив наш). Конгресс не участвовал в существенных обсуждениях и переговорах с исполнительной властью, но это произошло потому, что позиция Конгресса — практически единодушное требование решительных действий — уже была недвусмысленной как для Белого дома, так и для США.С. противников непосредственно перед обнаружением ракет. Другими словами, не было необходимости консультироваться с Конгрессом во время кризиса, потому что его позиция уже была кристально ясна для всех сторон.

За несколько недель до обнаружения ракет на острове Конгресс неоднократно обсуждал вопрос о Кубе, подозревая наличие такого оружия. Например, «Куба» упоминалась более 2000 раз в выступлениях в Конгрессе за несколько недель до кризиса (обратите внимание, что последняя дата на рис. 13 — за три дня до начала кризиса). Политика США в отношении острова активно обсуждалась в сентябре и начале октября, исходя из предположения, что оружие скоро прибудет или, возможно, уже находится на месте. Кроме того, в этих выступлениях, связанных с Кубой, «блокада» упоминалась 72 раза — все до 16 октября, начала «тринадцати дней» острого кризиса. Таким образом, идея «поместить остров на карантин» широко обсуждалась до того, как были обнаружены ракеты и до того, как EXCOMM выдвинул эту идею.Давление Конгресса на Кубу освещалось в прессе и было широко признано как Белым домом, так и советскими лидерами.

Рис. 1. Выступления в Конгрессе с упоминанием Кубы (до кризиса).

Эта кампания давления началась задолго до Октябрьского кризиса. Двумя месяцами ранее, в августе 1962 года, республиканцы в Конгрессе во главе с сенатором Кеннетом Китингом из Нью-Йорка начали очень публичную кампанию, чтобы вызвать решительный ответ против острова. Республиканцы начали разрабатывать резолюции Конгресса, в которых излагалась настолько твердая позиция, что администрация и ее союзники-демократы на холме сочли необходимым смягчить предложения, чтобы непреднамеренно не обострить ситуацию. Члены Конгресса явно стремились принять что-то похожее на Формозскую резолюцию 1955 года или Ближневосточную резолюцию 1957 года, но Кеннеди знал, что кубинский лидер Фидель Кастро и советский премьер Никита Хрущев были параноиками в отношении американского вторжения на остров после неудавшейся Вторжение в залив Свиней всего годом ранее. Если Хрущев разместил ракеты на острове только для того, чтобы предотвратить вторжение, то чрезмерно агрессивное заявление Соединенных Штатов могло привести к тому самому действию, которого они стремились избежать, — к размещению советских ядерных ракет на Кубе.Как выразился Тед Соренсен, «[Кеннеди] отказался уступить ястребам войны в Конгрессе и прессе (и некоторым в Пентагоне), которые хотели втянуть эту страну в ненужную, безответственную войну без союзников против крошечной нации, которая еще не представляли серьезной угрозы для этой страны». Белый дом — даже сам Кеннеди — также участвовал в разработке резолюции по Кубе. Администрация выдвинула менее агрессивную резолюцию, чтобы «предотвратить [республиканцев], которые дадут нам что-то гораздо худшее.

Опасения, что США попытаются вторгнуться и свергнуть Кастро, были в то время особенно чувствительным вопросом в американо-советских отношениях. Министр внутренних дел США Стюарт Удалл встречался с Хрущевым 6 сентября, и, среди прочего, советский премьер сказал: «Я читал, что некоторые безответственные сенаторы говорили о [Кубе]. Многие поднимают шум из-за того, что мы помогаем Кубе. … [Мы] даем [Кастро] то, что ему нужно для защиты. … Но только для защиты.Однако если вы нападете на Кубу, это создаст совершенно другую ситуацию». Удалл ответил, что «президент ясно изложил свою позицию по Кубе. Несколько человек в Конгрессе могут призывать к вторжению, но политику определяет президент». Тем не менее Хрущев продолжал выражать беспокойство по поводу «ваших конгрессменов, [которые] хотят напасть на Кубу». В служебной записке администрации Кеннеди, написанной на следующий день, 7 сентября, резолюции, предложенные республиканцами, описываются как слишком агрессивные: «Резолюция, разрешающая президенту использовать вооруженные силы против Кубы в нынешних обстоятельствах, по-видимому, подразумевает… военное нападение — агрессивный акт, военный акт, против острова, с американскими войсками. Что еще это может означать?»

Давая показания перед Конгрессом по вопросу о резолюции 17 сентября, секретарь Раск заявил, что «исполнительная власть действительно считает, что в настоящее время было бы полезно, если бы Конгресс счел целесообразным принять одновременную резолюцию» (выделение добавлено) и это:

такая резолюция была бы полезна в прямой связи, прямо пропорциональна тому, что она… могла бы отражать само согласие в Конгрессе, а не резолюцию, которая могла бы не получить подавляющей поддержки Конгресса.… Я думаю, что из Конгресса поступят определенные сигналы, которые будут важны. … [F]или, например, сигналы, которые это дало бы Москве.

Примечательно, что когда лидеры Конгресса вместо этого настаивали на совместной резолюции, Раск пояснил, что ему не известна позиция администрации в отношении совместной резолюции по сравнению с параллельной резолюцией. Демократы смогли удалить некоторые из самых агрессивных формулировок из возможной совместной резолюции, и в конечном итоге текст гласил:

[T] он Соединенные Штаты преисполнены решимости . .. предотвратить любыми средствами, которые могут быть необходимы, включая применение оружия, … на Кубе создание или использование поддерживаемого извне военного потенциала, угрожающего безопасности Соединенных Штатов [.]

Некоторые наблюдатели могут возразить, что резолюция не была разрешением на применение силы, потому что в ней конкретно не указывалось, что президенту даны полномочия применять военную силу, а, скорее, просто передавалась решимость Конгресса. Однако многие политики в то время, казалось, считали Кубинскую резолюцию более или менее эквивалентной другим так называемым региональным резолюциям того периода. Например, два года спустя, принимая резолюцию о Тонкинском заливе, законодатели ссылались на резолюции по Формозе, Ближнему Востоку и Кубе в качестве прецедентов.Точно так же, когда Конгресс попытался отменить другие резолюции по региону вместе с резолюцией по Тонкинскому заливу в 1970 году, резолюция по Кубе была включена. Точно так же международные наблюдатели считали четыре «зональные резолюции» аналогичными инструментами. Несмотря на это, резолюция явно предназначалась для оказания сильного воздействия: хотя законопроект изначально был внесен в обе палаты как не имеющая обязательной силы параллельная резолюция, перед принятием он был намеренно изменен в юридически обязывающую совместную резолюцию.Специально рекомендовано руководством Конгресса:

принять это заявление в виде совместной резолюции, требующей подписи Президента. Таким образом, к решимости, выраженной в резолюции, присоединится не только Конгресс, но и Президент… Сила декларации будет еще больше усилена.

Кроме того, использование совместной резолюции позволяет избежать конституционных споров об относительных полномочиях президента и Конгресса в отношении использования американских вооруженных сил.… [В] данном случае важно, чтобы они не затемняли… существенное единство цели не только Конгресса, но и президента и американского народа.

Советы явно обратили внимание на принятие резолюции, поскольку Хрущев специально отметил этот закон в письме Кеннеди от 28 сентября 1962 года:

Что происходит, например, в Конгрессе США? … Очень серьезные последствия может иметь резолюция, принятая У. С. Сенат по кубинскому вопросу. Содержание этой резолюции дает основание сделать вывод о том, что США явно готовы взять на себя ответственность за развязывание термоядерной войны. Мы считаем, что если бы то, что написано в этой резолюции, действительно было бы осуществлено, это означало бы начало войны, потому что ни одна страна не может согласиться с таким толкованием прав, с таким произволом.

В своих мемуарах Хрущев сосредоточил внимание на реакции прессы и Конгресса — как среди республиканцев, так и среди демократов — при оценке решимости Америки, узнав о размещении ракет.Он отметил, что «начали высказываться лидеры Республиканской партии, а затем к ним присоединились демократы. Они стали требовать решительных действий со стороны своего правительства». Точно так же на встрече в Овальном кабинете во время кризиса с министром иностранных дел СССР Андреем Громыко Хрущев процитировал «резолюцию Конгресса, полномочия по призыву резервистов, различные заявления для прессы и другое вмешательство США в то, что он считал маленькой страной, которая представляла собой никакой угрозы». Кубинцы также обратили внимание на резолюцию.По словам Асы МакКерчер, «[определенно] кубинцы были встревожены: в Гаване Noticias de Hoy осудил этот последний признак американской «истерии»; в Организации Объединенных Наций президент Кубы Освальдо Дортикос подверг критике Конгресс за то, что он «заблаговременно узаконил [d] применение оружия, вооруженную агрессию против нашей страны».

Администрация США, со своей стороны, похоже, оценила резолюцию, как только начался кризис. При внутреннем планировании возможного нанесения продолжительных авиаударов по острову Кеннеди и его советник по национальной безопасности Макджордж Банди особо отметили полномочия, данные резолюцией Конгресса.Также кажется, что Кеннеди не отдал бы приказ о вторжении на остров без существенной поддержки Конгресса. В межведомственном исследовании, проводившемся одновременно с кризисом, говорилось, что «[b]прежде чем вмешиваться в дела Кубы, мы определяем на основе достоверной разведывательной информации, были ли соблюдены минимальные желательные политические условия», в том числе «что Конгресс США и общественное мнение в целом поддержат действия президента». ». Кеннеди дважды публично процитировал резолюцию Конгресса в своем знаменитом телеобращении к нации как основание для своего авторитета в приказе о блокаде, а в частном порядке он специально процитировал резолюцию в своем письме Хрущеву от 10 октября.22, 1962:

Именно для того, чтобы избежать какой-либо неправильной оценки со стороны вашего правительства в отношении Кубы, я публично заявил, что, если на Кубе произойдут определенные события, Соединенные Штаты сделают все необходимое для защиты своей собственной безопасности и что своих союзников. Более того, Конгресс принял резолюцию, в которой выразил поддержку заявленной политике. (Выделение добавлено.)

Позже, на одной из самых драматических встреч кризиса, генеральный прокурор Роберт Кеннеди встретился с советским послом Анатолием Добрыниным, чтобы достичь окончательного урегулирования кризиса до начала войны.Эта встреча свидетельствует о том, что американская сторона пытается использовать недвусмысленно ястребиные настроения Конгресса в качестве преимущества на переговорах. По словам Хрущева, Роберт Кеннеди заявил: «Вы должны учитывать особенности нашей государственной системы. Президенту тяжело. Даже если он не хочет войны и не желает войны, против его воли может произойти что-то непоправимое». Именно по этой причине Розанна Макманус утверждает, что твердая позиция Конгресса в отношении кризиса на самом деле помогла убедить Советы в том, что угроза Кеннеди не была блефом.Публично увидев, что Конгресс требует жесткого ответа — и, следовательно, того, что законодательный орган не будет препятствовать способности Кеннеди «выполнить» свою угрозу, — Хрущев и другие советские лица, принимающие решения, повысили свою оценку решимости США в кризисе.

Хотя Конгресс, возможно, и не был представлен в EXCOMM, его действия сильно повлияли на кризис. Конгресс ясно высказался за несколько недель до обнаружения ракет на острове, и Белый дом мало что сомневался в действиях, которые он потребует, как только будут обнаружены безошибочные доказательства наличия наступательных ракет. Советы тоже знали о давлении, с которым Кеннеди столкнулся со стороны Конгресса, и довольно быстро отступили, как только его планы были раскрыты. В то время как многие ученые утверждают, что кубинский ракетный кризис иллюстрирует необходимость сильного, президентского прочтения Конституции — или что он служит опасным прецедентом огромной военной мощи президента — лучше интерпретировать кризис как эффективный эпизод кризиса. управление между политическими ветвями. Конгресс дал президенту четкий мандат, которому он должен следовать во время кризиса, и Белый дом более или менее придерживался этих ранее существовавших требований Конгресса.Вместо того, чтобы рассматриваться как свидетельство неспособности Конгресса управлять национальной безопасностью в эпоху межконтинентальных баллистических ракет и ядерного оружия, этот эпизод можно рассматривать как подтверждение способности законодательного органа говорить ясно и эффективно даже в самых острых и опасных ситуациях. кризисов.

Торговля Юпитерами в Турции? на JSTOR

Информация о журнале

Ежеквартальный журнал «Политология» является старейшим и наиболее широко читать политологический журнал в стране. Издается с 1886 г., PSQ предлагает важный и своевременный анализ как внутренних, так и вопросы внешней политики, а также политические институты и процессы. PSQ не имеет идеологической или методологической предвзятости и редактируется сделать даже технические выводы понятными политологам, историкам, и другие социологи независимо от подполя. Каждый выпуск состоит из пять-шесть проницательных статей ведущих ученых, а также 30-40 научные и полезные рецензии на книги. Для просмотра и поиска по выпускам, опубликованным за последние пять лет, посетите http://www.psqonline.org.

Информация об издателе

Академия политических наук — беспартийная некоммерческая организация, основанная в 1880 г. с тройной миссией: (1) внести свой вклад в научную экспертизу политических институтов, процессов и государственной политики, (2) обогатить политическую дискурс и направлять лучшие исследования в области социальных наук в понятной путь к политическим лидерам для использования в разработке государственной политики и в процессе управления, и (3) обучать представителей широкой общественности, чтобы они стали информированных избирателей в демократическом процессе. Основные средства достижения эти цели — его журнал, Ежеквартальный вестник политических наук, Академия конференции, а также публикация материалов или симпозиумов на основе конференции презентации. Престиж и авторитет Академии таковы, что государственные деятели и ученые всех политических убеждений записались в члены, участвовали на его конференциях и участвовал в его публикациях. Бывшие президенты Джеральд Форд, Джимми Картер, Рональд Рейган и Джордж Буш являются почетными членами Академия.Для получения информации об институциональных подписках, индивидуальном членстве, назад проблемы, перепечатки, разрешения или представление рукописи связаться с Академией политических наук. Эта информация также доступна на http://www.psqonline.org/.

Настоящий кубинский ракетный кризис

16 октября 1962 года Джон Ф. Кеннеди и его советники были ошеломлены, узнав, что Советский Союз без провокации устанавливает ядерные баллистические ракеты средней и средней дальности в Куба. С помощью этого наступательного оружия, которое представляло новую и экзистенциальную угрозу для Америки, Москва значительно подняла ставки в ядерном соперничестве между сверхдержавами — гамбит, который поставил Соединенные Штаты и Советский Союз на грань ядерного Армагеддона. 22 октября президент, не имея другого выхода, заявил в телеобращении, что его администрация знает о незаконных ракетах, и поставил ультиматум, настаивая на их удалении, объявив об американском «карантине» Кубы, чтобы заставить выполнить его требования.Тщательно избегая провокационных действий и хладнокровно взвешивая каждую советскую контрмеру, Кеннеди и его помощники не терпели никаких компромиссов; они держались твердо, несмотря на попытки Москвы увязать решение с внешними проблемами и несмотря на предсказуемое советское буйство по поводу американской агрессии и нарушения международного права. Во время напряженного 13-дневного кризиса американцы и Советы сошлись во взглядах. Благодаря спокойной решимости администрации Кеннеди и предусмотрительному управлению кризисом — благодаря тому, что специальный помощник Кеннеди Артур Шлезингер-младший. охарактеризовано как президентское «сочетание жесткости и сдержанности, воли, нервов и мудрости, столь блестяще управляемое, столь бесподобно выверенное, что [оно] ослепило мир» — советское руководство моргнуло: Москва демонтировала ракеты, и начался катаклизм. предотвращено

Каждое предложение в приведенном выше абзаце, описывающем Карибский кризис, вводит в заблуждение или ошибочно. Но это была интерпретация событий, которую администрация Кеннеди скармливала доверчивой прессе; это была история, которую участники Вашингтона обнародовали в своих мемуарах; и это история, которая врезалась в национальную память, о чем свидетельствуют комментарии экспертов и освещение в СМИ, посвященное 50-летию кризиса.

Однако ученым давно известна совсем другая история: с 1997 года они имели доступ к тайно сделанным Кеннеди записям встреч со своими главными советниками, Исполнительным комитетом Совета национальной безопасности («Исполком»). Шелдон М. Стерн, который был историком в Библиотеке Джона Ф. Кеннеди в течение 23 лет и первым ученым, оценившим записи ExComm, входит в число многих историков, пытавшихся исправить ситуацию. В его новой книге собраны неопровержимые доказательства, чтобы кратко разрушить мифическую версию кризиса.Хотя мало оснований полагать, что его усилия принесут какую-либо пользу, тем не менее, их следует приветствовать.

Вывод Стерна, сделанный на основе трезвого анализа, о том, что «Джон Ф. Кеннеди и его администрация, вне всякого сомнения, несут значительную долю ответственности за начало кубинского ракетного кризиса», шокировал бы американский народ в 1962 году, ибо простой Причина в том, что администрация Кеннеди ввела их в заблуждение относительно военного дисбаланса между сверхдержавами и скрыла свою кампанию угроз, заговоров с убийствами и саботажа, направленных на свержение правительства на Кубе, — усилия, хорошо известные советским и кубинским чиновникам.

На президентских выборах 1960 года Кеннеди цинично атаковал Ричарда Никсона справа, утверждая, что администрация Эйзенхауэра-Никсона допустила увеличение опасного «ракетного разрыва» в пользу СССР. Но на самом деле, как и предполагали Эйзенхауэр и Никсон — и как указывалось в секретных брифингах, которые Кеннеди получил как кандидат в президенты, — ракетный разрыв и ядерный баланс в целом были в подавляющем большинстве случаев в пользу Америки. Во время ракетного кризиса у Советов было 36 межконтинентальных баллистических ракет (МБР), 138 бомбардировщиков дальнего действия с 392 ядерными боеголовками и 72 боеголовки баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ).Этим силам противостоял гораздо более мощный ядерный арсенал США, состоящий из 203 межконтинентальных баллистических ракет, 1306 бомбардировщиков дальнего действия с 3104 ядерными боеголовками и 144 БРПЛ — всего в девять раз больше ядерного оружия, чем в СССР. огромное преимущество не только в количестве оружия, но и в его качестве и размещении.

Кеннеди и его гражданские советники понимали, что ракеты на Кубе не изменили стратегический ядерный баланс.

Более того, несмотря на подавляющее ядерное превосходство Америки, Джон Кеннеди, в соответствии со своей общепризнанной целью проводить внешнюю политику, характеризующуюся «энергичностью», отдал приказ о крупнейшем в мирное время расширении военной мощи Америки и, в частности, о колоссальном росте ее стратегических ядерных сил. .Это включало развертывание, начиная с 1961 года, ядерных ракет средней дальности «Юпитер» в Италии и Турции, прилегающих к Советскому Союзу. Оттуда ракеты могли достичь всего запада СССР, включая Москву и Ленинград (и это не считая ядерных ракет «Тор», которые США уже нацелили на Советский Союз с баз в Великобритании).

Ракеты «Юпитер» были крайне неприятным компонентом ядерного арсенала США. Поскольку они находились над землей, были неподвижны и требовали много времени для подготовки к запуску, они были чрезвычайно уязвимы.Как средство сдерживания они не представляли ценности, они представлялись оружием, предназначенным для обезоруживающего первого удара, и, таким образом, сильно подрывали сдерживание, поскольку поощряли упреждающий советский удар по ним. Дестабилизирующий эффект «Юпитеров» получил широкое признание среди экспертов по обороне в правительстве США и за его пределами, а также среди лидеров Конгресса. Например, сенатор Альберт Гор-старший, союзник администрации, сказал госсекретарю Дину Раску, что они были «провокацией» на закрытом заседании сенатского комитета по международным отношениям в феврале 1961 года (более чем за полтора года до ракетный кризис), добавив: «Интересно, каково было бы наше отношение», если бы Советы разместили на Кубе ракеты с ядерными боеголовками. Сенатор Клэйборн Пелл привел аналогичный аргумент в служебной записке, переданной Кеннеди в мае 1961 года.

Учитывая мощное ядерное превосходство Америки, а также размещение ракет «Юпитер», Москва подозревала, что Вашингтон рассматривает первый ядерный удар как привлекательный вариант. Они были правы, подозревая. Архивы показывают, что на самом деле администрация Кеннеди активно рассматривала этот вариант во время берлинского кризиса 1961 года. Элегантное исследование 1997 года, Другие ракеты октября — Развертывание Кеннеди ракет «Юпитер» «стало ключевой причиной решения Хрущева отправить ядерные ракеты на Кубу.Сообщается, что Хрущев принял это решение в мае 1962 года, заявив доверенному лицу, что американцы «окружили нас базами со всех сторон» и что ракеты на Кубе помогут противостоять «невыносимой провокации». Сохраняя развертывание в секрете, чтобы поставить США перед свершившимся фактом, Хрущев вполне мог предположить, что реакция Америки будет аналогична его реакции на ракеты «Юпитер» — риторическое осуждение, но никаких угроз или действий, направленных на то, чтобы помешать развертыванию военной атакой. ядерный или иной.(Выйдя на пенсию, Хрущев объяснил свои рассуждения американскому журналисту Строубу Тэлботту: американцы «узнают, каково это, когда вражеские ракеты нацелены на вас; мы не будем делать ничего, кроме того, что дадим им немного их собственного лекарства». )

Хрущев также руководствовался вполне оправданной верой в то, что администрация Кеннеди хотела уничтожить режим Кастро. В конце концов, администрация начала вторжение на Кубу; за этим последовали саботаж, военизированные нападения и покушения — крупнейшая тайная операция в истории ЦРУ — и были организованы широкомасштабные военные учения в Карибском море, явно предназначенные для того, чтобы расстроить Советы и их кубинского клиента.Эти действия, как продемонстрировали Стерн и другие ученые, помогли вынудить Советы установить ракеты, чтобы сдерживать «скрытые или открытые атаки США» — во многом так же, как Соединенные Штаты прикрывали своих союзников ядерным зонтиком, чтобы сдерживать их. Советская диверсия или агрессия против них.

Примечательно, что, учитывая встревоженную и конфронтационную позицию, которую Вашингтон занял во время ракетного кризиса, записи обсуждений в Исполнительном комитете, которые Стерн тщательно изучил, показывают, что Кеннеди и его советники понимали ядерную ситуацию почти так же, как и Хрущев.В первый день кризиса, 16 октября, размышляя о мотивах Хрущева для отправки ракет на Кубу, Кеннеди сделал, должно быть, одно из самых поразительно рассеянных (или саркастических) замечаний в анналах американской политики национальной безопасности: «Почему а он их туда кладет? …Это как если бы мы вдруг начали ставить в Турции основных количество БРСД [баллистических ракет средней дальности]. Думаю, это будет чертовски опасный . Макджордж Банди, советник по национальной безопасности, сразу же заметил: «Ну, мы сделали это, мистер Джонс».Президент».

Как только это было выяснено, сам Кеннеди неоднократно заявлял, что ракеты «Юпитер» были «такими же», как и советские ракеты на Кубе. Раск, обсуждая советские мотивы для отправки ракет на Кубу, процитировал мнение директора ЦРУ Джона Маккоуна о том, что Хрущев «знает, что у нас есть значительное ядерное превосходство… Он также знает, что мы на самом деле не живем в страхе перед его ядерным оружием до такой степени, что ему приходится жить под страхом перед нашим. Кроме того, у нас поблизости есть ядерное оружие, в Турции.Председатель Объединенного комитета начальников штабов Максвелл Тейлор уже признал, что основная цель Советов при размещении ракет на Кубе заключалась в том, чтобы «дополнить их довольно дефектную систему межконтинентальных баллистических ракет».

Советы были совершенно правы в своем убеждении, что Кеннеди хотел уничтожить режим Кастро.

Кеннеди и его гражданские советники понимали, что ракеты на Кубе не изменили стратегический ядерный баланс. Хотя Кеннеди заявил в своем телеобращении 22 октября, что ракеты представляют собой «явную угрозу миру и безопасности всех американских континентов», на самом деле он понимает, как он сказал Исполкому в первый день кризиса, что «это не не имеет значения, если вас взорвет межконтинентальная баллистическая ракета, летевшая из Советского Союза или находящаяся в 90 милях от вас. География не так уж много значит». Европейские союзники Америки, продолжил Кеннеди, «будут утверждать, что в худшем случае наличие этих ракет действительно не меняет» ядерный баланс.

То, что ракеты находились близко к Соединенным Штатам, было, как признал президент, несущественным: незначительная разница во времени полета между межконтинентальными баллистическими ракетами, базирующимися в Советском Союзе, и ракетами, базирующимися на Кубе, не изменила бы последствий, когда ракеты поразят свои цели, и в любом случае подлетное время советских БРПЛ уже было таким же или даже меньшим, чем подлетное время ракет на Кубе, потому что это оружие уже скрывалось на подводных лодках у американского побережья (как, конечно, и американские БРПЛ у побережья). Советский берег).Причем, в отличие от советских МБР, ракетам на Кубе требовалось несколько часов на подготовку к пуску. Учитывая эффективность американской воздушной и спутниковой разведки (что наглядно продемонстрировано снимками выпущенных ими ракет в СССР и на Кубе), у США почти наверняка было бы гораздо больше времени, чтобы обнаружить и отреагировать на неизбежный советский ракетный удар с Кубы, чем к атакам советских бомбардировщиков, межконтинентальных баллистических ракет или БРПЛ.

«Ракета есть ракета», — заявил министр обороны Роберт Макнамара.«Не имеет большого значения, погибнете ли вы от ракеты из Советского Союза или Кубы». В тот первый день заседаний Исполкома Банди прямо спросил: «Каково стратегическое влияние БРСД на Кубе на позиции Соединенных Штатов? Насколько серьезно это меняет стратегический баланс?» Макнамара ответил: «Нисколько» — вердикт, который Банди затем сказал, что он полностью поддерживает. На следующий день специальный советник Теодор Соренсен резюмировал точку зрения Исполнительного комитета в меморандуме Кеннеди.«Принято считать, — отмечал он, — что эти ракеты, даже будучи полностью боеготовыми, существенно не изменяют баланс сил, т. е. не увеличивают значительно потенциальный мегатоннаж, который может быть выпущен на американской земле даже после внезапный американский ядерный удар».

Комментарий Соренсена о внезапном нападении напоминает нам, что, хотя ракеты на Кубе не увеличили заметно ядерную угрозу, они могли несколько усложнить планирование Америки успешного первого удара, что вполне могло быть частью обоснования Хрущева для их развертывания. .Если это так, то ракеты, как это ни парадоксально, могли бы усилить сдерживание сверхдержав и тем самым снизить риск ядерной войны.

Тем не менее, хотя военное значение ракет было незначительным, администрация Кеннеди пошла по рискованному пути, чтобы добиться их удаления. Президент предъявил ядерной державе ультиматум — поразительно провокационный ход, который сразу же породил кризис, который мог привести к катастрофе. Он приказал ввести блокаду Кубы, акт войны, который, как мы теперь знаем, поставил сверхдержавы на волосок от ядерной конфронтации.Осажденные кубинцы охотно приняли оружие своего союзника, поэтому размещение ракет Советским Союзом полностью соответствовало международному праву. Но блокада, даже если администрация эвфемистически называла ее «карантином», была, по признанию членов Исполкома, незаконной. Как вспоминал юрисконсульт Государственного департамента, « наша юридическая проблема заключалась в том, что их действия не были незаконными». Кеннеди и его лейтенанты тщательно обдумывали вторжение на Кубу и воздушную атаку на советские ракеты — действия, которые с большой долей вероятности могли спровоцировать ядерную войну. В свете крайних мер, которые они предприняли или искренне раздумывали для разрешения кризиса, который они в значительной степени создали, реакция Америки на ракеты требует в ретроспективе столько же объяснений, сколько советское решение развернуть их — или даже больше.

Советы подозревали, что США рассматривают первый ядерный удар как привлекательный вариант. Они были правы, подозревая.

В тот самый первый день заседаний Исполкома Макнамара дал более широкое представление о значении ракет: «Буду откровенен.Я не думаю, что здесь есть военная проблема… Это проблема внутренняя, политическая». В интервью 1987 года Макнамара объяснил: «Вы должны помнить, что с самого начала именно президент Кеннеди сказал, что для нас политически неприемлемо оставлять эти ракетные объекты в покое. Он не сказал в военном плане, он сказал в политическом ». Что в значительной степени сделало ракеты политически неприемлемыми, так это явная и горячая враждебность Кеннеди к режиму Кастро — позиция, как признал Кеннеди на заседании Исполкома, которую европейские союзники Америки считали «навязчивой идеей» и «слегка безумной».

В своей предвыборной кампании Кеннеди обвинил администрацию Эйзенхауэра-Никсона в том, что ее политика «помогла создать первую базу коммунизма на Карибах». Учитывая, что он определил жесткую позицию в отношении Кубы как важный вопрос выборов, и учитывая унижение, которое он перенес в результате фиаско в заливе Свиней, ракеты представляли большую политическую опасность для Кеннеди. Как позже выразился директор Госдепартамента по разведке и исследованиям Роджер Хилсман, «Соединенным Штатам, возможно, не угрожала смертельная опасность, но… администрация определенно находилась в ней.Друг Кеннеди Джон Кеннет Гэлбрейт, посол в Индии, позже сказал: «Как только [ракеты] оказались там, политические нужды администрации Кеннеди заставили ее пойти на любой риск, чтобы вывести их».

Но еще более весомым, чем внутриполитическая катастрофа, которая, вероятно, обрушится на администрацию, если она окажется мягкой по отношению к Кубе, был то, что помощник госсекретаря Эдвин Мартин назвал «психологическим фактором», который мы «бездельничали и позволяли им делать это с нами». ». Он утверждал, что это «более важно, чем прямая угроза », и Кеннеди и другие его советники энергично соглашались.Даже когда Соренсен в своем меморандуме президенту отметил консенсус Исполкома в отношении того, что кубинские ракеты не изменили ядерный баланс, он также заметил, что Исполком, тем не менее, считает, что «Соединенные Штаты не могут мириться с известным присутствием» ракет. на Кубе, «если нашим мужеству и приверженности когда-либо поверят как союзники, так и противники» (выделение добавлено). Европейские союзники Америки (не говоря уже о Советах) настаивали на том, чтобы Вашингтон игнорировал эти нематериальные опасения, но Соренсен был пренебрежительным.Апеллируя к психологии, а не к жестким расчетам государственного управления, он утверждал, что такие аргументы «имеют некоторую логику, но мало веса».

Действительно, самоуважение Вашингтона к своему авторитету почти наверняка было главной причиной, по которой он рискнул ядерной войной из-за незначительной угрозы национальной безопасности. На той же встрече, на которой Кеннеди и его помощники обдумывали военные действия против Кубы и СССР — действия, которые, как они знали, могут привести к апокалиптической войне, — президент заявил: «В прошлом месяце я сказал, что мы не собираемся [разрешать советским ядерным ракетам на Кубе] и в прошлом месяце я должен был сказать … нам все равно.Но когда мы сказали, что мы , а не собираемся, и [Советы] идут вперед и делают это, а потом мы ничего не делаем, тогда … я думаю, что наши … риски увеличиваются ».

Риски такого обвала, по мнению Кеннеди и его советников, были разными, но взаимосвязанными. Во-первых, противники Америки сочтут Вашингтон малодушным; Кеннеди сказал, что известное присутствие ракет «делает их похожими на равных с нами, и все такое», — тут министр финансов Дуглас Диллон перебил: «Мы боимся кубинцев.Второй риск заключался в том, что друзья Америки вдруг усомнятся в том, что на страну, склонную к умиротворению, можно положиться в выполнении своих обязательств.

На самом деле, союзники Америки, как признал Банди, были ошеломлены тем, что США угрожают ядерной войной из-за стратегически незначительного условия — наличия ракет средней дальности в соседней стране — что эти союзники (и, если уж на то пошло, Советы) жили годами. В напряженные октябрьские дни 1962 года союз с Соединенными Штатами потенциально означал, как предупреждал Шарль де Голль, «уничтожение без представительства».«Кажется, Кеннеди и Исполкому никогда не приходило в голову, что, чего бы Вашингтон ни выиграл, продемонстрировав непоколебимость своих обязательств, он потерял доверие к своим суждениям.

Такой подход к внешней политике определялся — и остается определяемым — тщательным теоретизированием, основанным на школьном взгляде на мировую политику, а не на хладнокровной оценке стратегических реалий. Это поставило — и до сих пор ставит — Америку в любопытное положение, когда ей приходится вступать в войну, чтобы поддерживать тот самый авторитет, который, как предполагается, в первую очередь предотвращает войну.

Если бы только внутриполитические приоритеты администрации диктовали удаление кубинских ракет, решение проблемы Кеннеди казалось бы вполне очевидным: вместо публичного ультиматума, требующего, чтобы Советы вывели свои ракеты с Кубы, частное соглашение между сверхдержавами о убрать ракеты Москвы с Кубы и ракеты Вашингтона с Турции. (Напомним, что администрация Кеннеди обнаружила ракеты 16 октября, но только объявила об этом американской общественности и Советам и выдвинула ультиматум 22 октября.)

Администрация, однако, не сделала такого предложения Советам. Вместо этого, публично потребовав одностороннего вывода советских войск и установив блокаду Кубы, он ускорил то, что по сей день остается самым опасным ядерным кризисом в истории. В разгар этого кризиса самые здравомыслящие и здравомыслящие наблюдатели — среди них дипломаты в ООН и в Европе, авторы передовиц Manchester Guardian , Уолтер Липпманн и Адлай Стивенсон — рассматривали торговлю ракетами как довольно простую решение. Стремясь выйти из тупика, Хрущев сам открыто выступил с этим предложением 27 октября. Согласно версии событий, распространяемой администрацией Кеннеди (и давно принятой как исторический факт), Вашингтон однозначно отверг предложение Москвы и вместо этого, благодаря решимости Кеннеди , вынудили советский совет уйти в одностороннем порядке.

Однако, начиная с конца 1980-х годов, открытие ранее засекреченных архивов и решение ряда участников наконец сказать правду показали, что кризис действительно был разрешен явной, но скрытой сделкой по удалению как Юпитера, так и Кубинца. ракеты.Кеннеди фактически пригрозил аннулировать его, если Советы раскроют его. Он сделал это по тем же причинам, которые в значительной степени породили кризис, — внутренняя политика и поддержание образа Америки как незаменимой нации. Рассекреченная советская телеграмма показывает, что Роберт Кеннеди, которому президент поручил отработать тайный обмен с послом СССР в Вашингтоне Анатолием Добрыниным, настаивал на том, чтобы вернуть Добрынину официальное советское письмо, подтверждающее соглашение, объясняя, что письмо «может нанести непоправимый вред моей политической карьере в будущем.

Лишь горстка чиновников администрации знала о торговле; большинство членов ExComm, включая вице-президента Линдона Джонсона, этого не сделали. И в своих усилиях по сокрытию некоторые из тех, кто это делал, в том числе Макнамара и Раск, солгали Конгрессу. Джон Кеннеди и другие молчаливо поощряли убийство Стивенсона, позволяя изобразить его как умиротворителя, который «хотел Мюнхена» за то, что предложил сделку — сделку, которую, как они громогласно утверждали, администрация никогда бы не допустила.

Артур Шлезингер-младший «неоднократно манипулировал фактами и скрывал их».

С тех пор кропотливая подготовительная работа Стерна и других ученых привела к дальнейшим открытиям. Стерн показывает, что Роберт Кеннеди едва ли выполнял роль примирителя и государственного деятеля во время кризиса, который его союзники описали в своих агиографических хрониках и мемуарах и который он сам выдвинул в своей посмертно опубликованной книге «90 260, тринадцать дней 90 261». На самом деле, он был одним из самых последовательных и безрассудно ястребиных советников президента, выступавших не за блокаду или даже воздушные удары по Кубе, а за полномасштабное вторжение как «последний шанс, который у нас будет, чтобы уничтожить Кастро. Стерн авторитетно заключает, что «если бы РФК был президентом и возобладали взгляды, которые он выражал на заседаниях Исполкома, ядерная война была бы почти верным исходом». Он справедливо осуждает льстивого придворного Шлезингера, чьи истории «неоднократно искажали факты и затемняли их» и чьи отчеты — «глубоко вводящие в заблуждение, если не откровенно обманчивые» — были написаны не для ученых, а для семьи Кеннеди.

Хотя Стерн и другие ученые опровергли панегирическую версию событий, выдвинутую Шлезингером и другими помощниками Кеннеди, пересмотренная хроника показывает, что действия Джона Кеннеди в разрешении кризиса — опять же кризиса, который он в значительной степени создал — были разумными, ответственными и смелыми. .Явно потрясенный апокалиптическим потенциалом ситуации, Кеннеди, несмотря на воинственное и почти единодушное сопротивление своих советников-псевдонимов, выступил за согласие на обмен ракетами, предложенный Хрущевым. «Для любого человека в Организации Объединенных Наций или любого другого рационального человека это будет выглядеть очень честной сделкой», — хладнокровно сказал он Исполкому. «Большинство людей думают, что если вам разрешена равноценная сделка, вы должны этим воспользоваться». Он ясно понимал, что история и мировое общественное мнение осудят его и его страну за развязывание войны — войны, которая почти наверняка перерастет в обмен ядерными ударами — после войны США.ССР публично предложил такую ​​разумную услугу. Предложение Хрущева, как отмечает историк Рональд Стил, «привело в ужас советников Белого дома — не в последнюю очередь потому, что оно казалось совершенно справедливым».

Хотя Кеннеди фактически согласился на обмен ракетами и вместе с Хрущевым способствовал зрелому урегулированию конфронтации, наследие этой конфронтации было, тем не менее, пагубным. Успешно скрывая сделку от вице-президента, от целого поколения внешнеполитических деятелей и стратегов, а также от американской общественности, Кеннеди и его команда укрепили опасное представление о том, что твердость перед лицом того, что Соединенные Штаты интерпретируют как агрессию, и постепенная эскалация военных угроз и действий по противодействию этой агрессии создает успешную стратегию национальной безопасности — на самом деле почти определяет ее.

Президент и его советники также подкрепили сопутствующее мнение о том, что Америка должна определять угрозу не просто как обстоятельства и силы, которые непосредственно угрожают безопасности страны, но как обстоятельства и силы, которые могут косвенно заставить потенциальных союзников или врагов усомниться в решимости Америки . Этот необоснованный расчет привел к американской катастрофе во Вьетнаме: пытаясь объяснить, как потеря стратегически несущественной страны Южного Вьетнама может ослабить доверие к Америке и тем самым поставить под угрозу безопасность страны, один из ближайших помощников Макнамары, помощник министра обороны Джон Макнотон, допускал, что «требуется некоторая изощренность, чтобы увидеть, как Вьетнам автоматически затрагивает» наши жизненные интересы.Кеннеди сказал в своем обращении к нации во время ракетного кризиса, что «агрессивное поведение, если его не остановить и не оспорить, в конечном итоге приведет к войне». Он объяснил, что «если нашему мужеству и нашим обязательствам снова будут доверять друзья или враги», то Соединенные Штаты не могут мириться с таким поведением Советов — хотя, опять же, он в частном порядке признал, что развертывание ракеты не изменили ядерный баланс.

Представление о том, что противостояние агрессии (каким бы расплывчатым и широким определением оно ни было) будет сдерживать будущую агрессию (как бы расплывчато и широко оно ни определялось), не выдерживает исторической проверки.В конце концов, вторжение Америки и оккупация Ирака не остановили Муаммара Каддафи; Война Америки против Югославии не остановила Саддама Хусейна в 2003 году; Освобождение Кувейта Америкой не остановило Слободана Милошевича; Вмешательство Америки в дела Панамы не остановило Саддама Хусейна в 1991 году; Вмешательство Америки в Гренаду не остановило Мануэля Норьегу; Война Америки против Северного Вьетнама не остановила лидера Гренады Хадсона Остина; и конфронтация Джона Кеннеди с Хрущевым из-за ракет на Кубе, конечно, не остановила Хо Ши Мина.

Более того, идея о том, что усилия иностранной державы противостоять подавляющему стратегическому превосходству Соединенных Штатов — страны, которая тратит на оборону почти столько же, сколько весь остальной мир вместе взятый — ipso facto ставит под угрозу безопасность Америки, глубоко ошибочны. Точно так же, как Кеннеди и его советники видели угрозу в советских усилиях по противодействию тому, что на самом деле было дестабилизирующей ядерной гегемонией США, так и сегодня и либералы, и консерваторы оксюморонически утверждают, что безопасность Соединенных Штатов требует, чтобы страна «уравновешивала» Китай посредством сохраняя свое стратегическое доминирующее положение в Восточной Азии и западной части Тихого океана, то есть на заднем дворе Китая.Это означает, что Вашингтон считает опасными попытки Пекина исправить слабость своей собственной позиции, даже несмотря на то, что политики признают, что США обладают сокрушительным превосходством вплоть до самой границы материковой части Азии. Однако позиция Америки больше говорит о ее собственных амбициях, чем об амбициях Китая. Представьте себе, что ситуация была обратной, и военно-воздушные и военно-морские силы Китая были доминирующим и потенциально угрожающим присутствием на прибрежном шельфе Северной Америки. Наверняка У.С. хотел бы противодействовать этому перевесу. В обширной части земного шара, простирающейся от канадской Арктики до Огненной Земли и от Гренландии до Гуама, США не потерпят вмешательства другой великой державы. Конечно, безопасность Америки не будет поставлена ​​под угрозу, если другие великие державы будут пользоваться своими (и, если уж на то пошло, меньшими) сферами влияния.

Эта эзотерическая стратегия — эта неуместная одержимость доверием, эта опасно экспансивная концепция того, что представляет собой безопасность, — от которой страдают как демократические, так и республиканские администрации, как либералы, так и консерваторы, является антитезой государственного управления, которое требует проницательности, основанной на силе, интересах , и обстоятельство.Это позиция по отношению к миру, которая может легко обречь Соединенные Штаты на военные обязательства и интервенции в стратегически незначительных местах по тривиальным по сути вопросам. Это позиция, которая может породить внешнюю политику, близкую к паранойе в закоснелом хаотичном мире, изобилующем государствами, личностями и идеологиями, которые являются неприятными и неблагоприятными, но не обязательно смертельно опасными.