Содержание

Дуда снова президент — что ждет Польшу и что говорят те, кто за него не голосовал? | Громадское телевидение

«Все это свидетельствует о том, как сильно вы заботитесь о своей стране», — так после победы обратился к сторонникам Дуда. Все решили несколько тысяч голосов — и действующий президент Польши останется на второй срок, опередив конкурента Рафала Тшасковского на 2%. Контролировать страну как минимум ближайшие три года — до следующих парламентских выборов — будет консервативная партия «Право и справедливость», которая поддерживает Дуду и председательствует в польском Сейме. Надежда на перемены для тех, кто не поддерживал действующего президента, сменилась ожиданием.

Тшасковский — кандидат от оппозиционной Гражданской платформы, который включился в гонку только 15 мая, почти через полгода после неофициального старта предвыборной кампании, до последнего уверял сторонников в вероятной победе. На это были основания: после обнародования первых экзитполов вечером 12 июля разрыв между кандидатами составил всего 0,8%.

Большую поддержку Рафалу Тшасковскому накануне выборов выражали жители крупных городов, особенно Варшавы, мэром которой он был с ноября 2018 года. Также — сторонники либеральных кандидатов, которые «выпали» из избирательной гонки после первого тура и те, кому за последние годы не стала близкой консервативная политика Дуды и его риторика о «польской душе». Среди сторонников Тшасковского немало и представителей национальных меньшинств, и мигрантов. Накануне и в день президентских выборов hromadske пообщалось с ними об их электоральных настроениях, а также о надеждах и ожиданиях на ближайшие годы в Польше.

Интрига до последнего

«Интересно жить в стране, где за неделю до выборов не знаешь, кто будет президентом», — говорит Валентина Чубарова, российская правозащитница и антрополог. И шутит, что хорошо знает, кто будет руководить ее родиной и через десять лет. Валентина живет в Варшаве шесть лет, но пока не может голосовать. Впрочем, говорит, что среди ее знакомых — как мигрантов, так и представителей национальных меньшинств, есть сторонники обоих кандидатов.

Опросы перед вторым туром демонстрировали разницу между поддержкой Дуды и Тшасковского в менее 1%. Она сократилась только между первым и вторым туром: 28 июня у Дуды было на 2,5 млн голосов больше, чем у его конкурента. Преимуществом оппозиционного кандидата стала возможность привлечь на свою сторону электорат четырех главных соперников, которые выбыли из гонки (несмотря на то, что взгляды у некоторых из них противоположные), — самовыдвиженца Шимона Головню, лидера аграрной партии Владислава Косиняка-Камыша, кандидата от левых Роберта Бедроня и кандидата от крайнеправых — Кшиштофа Босака, который в первом туре получил более 6% поддержки.

читайте также

Оппозиционный кандидат на пост президента Польши, мэр Варшавы Рафал Тшасковский со своими сторонниками на площади в Варшаве вечером после закрытия избирательных участков, Польша, 12 июля 2020 года

Фото:

EPA-EFE/RADEK PIETRUSZKA

«В последний раз такая интрига на выборах в Польше была в 1995 году, когда за кресло президента боролись Лех Валенса — первый президент независимой Польши после падения коммунизма и Александр Квасьневский из посткоммунистической партии.

Это для многих было своеобразным оскорблением, что через несколько лет после свержения коммунизма баллотируется посткоммунист. Собственно, нынешнюю кампанию сравнивают с той, так как кандидаты шли буквально процент в процент», — объясняет историк и журналист Елена Бабакова, которая живет в Варшаве.

Незначительная разница в рейтинге оппонентов дала надежду на то, что каждый голос может повлиять на результат. Как писала Gazeta Wyborcza, желающих проголосовать было так много, что в некоторых воеводствах использовали резервные бюллетени.

В большей части страны голосовать можно было только придя на участок. Лишь в отдельных где эпидемиологическая ситуация не стабилизировалась — можно было отдать голос по почте. Кстати, из-за формата голосования в разгар пандемии были нешуточные споры. Выборы, назначенные на 10 мая, правящая партия «Право и справедливость» требовала провести вовремя — по почте. Оппозиция настаивала на изменении даты голосования, ведь подготовить бюллетени для 30 миллионов поляков было бы проблематично.

«В апреле рейтинг Дуды составил около 60%. ПиС до последнего оттягивала решение, что делать с голосованием 10 мая. Для них это было полезно — в апреле во всех был стресс: есть угроза, возрастает потребность "сильной руки" — а именно так показал себя ПиС. Для оппозиции наиболее благоприятным вариантом было бы, если бы было введено чрезвычайное положение. Это означало бы, что выборы перенеслись бы на осень — а именно тогда экономисты прогнозировали в Польше наибольшую экономическую рецессию. Наконец, выбрали срединное решение — ни нашим, ни вашим», — говорит Бабакова.

Первый президент независимой Польши Лех Валенса на избирательном участке во время выборов президента в Гданьске на севере Польши, 12 июля 2020 года

Фото:

EPA-EFE/ADAM WARZAWA

В общем коронавирус во время избирательной гонки отошел на второй план: политики больше не агитировали людей оставаться дома, устраивали предвыборные митинги, на которые, конечно, приходили без масок. Но Дуда попытался получить для себя расположение нового сегмента электората — тех, кто выступает против вакцинации.

В последние дни перед вторым туром он заговорил об их поддержке — хотя ранее даже ездил в США, чтобы договориться с Трампом о приобретении вакцины от коронавируса.

Еще, Дуда ездил в Силезию, где встречался с шахтерами, когда там как раз была вспышка коронавируса. Это — особенность польской предвыборной кампании: агитация проходит не только в крупных городах, но и в регионах. Прежде всего это важно для Дуды, ведь значительная часть его электората — это жители сел и небольших городков. Туда лидер чаще всего направляется на своем узнаваемом «Дуда-бусе».

Как и Дуда, Тшасковский тоже ездил по регионам, а, находясь в Ольштыне, даже обратился к украинцам — на украинском, пообещав, что они «не будут разделенными, потому что все являются гражданами нашей отчизны». Впрочем, такой «жест» внимания к национальным меньшинствам — скорее исключение: на этом вопросе особо не акцентировал ни один из кандидатов.

Люди голосуют за кандидатов на пост президента Польши на избирательном участке в поселке Буковина-Татшаньская, Польша, 12 июля 2020 года

Фото:

EPA-EFE/GRZEGORZ MOMOT

Президенты прошлого и будущего

«Хотите узнать, как голосуют русскоязычные меньшинства? Все, кого я знаю, за Тшасковского. Это потому, что он — меньшее зло. Для нацменьшинств у него нет программы поддержки. Нас не устраивает, что решение в этой стране принимает только один человек, и это не Дуда», — говорит жительница Варшавы Светлана Некрасова, намекая, что вся власть в стране сосредоточена в руках правящей партии «Право и справедливость» и ее лидера — Ярослава Качиньского. В Facebook в день голосования Светлана добавляет фото с участка и призывает всех приходить на выборы.

Говорит, в первом туре поддерживала Роберта Бедроня — председателя делегации Европарламента по связям с Беларусью. Часть белорусов в Польше симпатизировала Бедроню — в том числе из-за его призывов ужесточить санкции против режима президента Александра Лукашенко на фоне «зачисток» оппозиционных кандидатов на выборах 9 августа.

Томаш Сулима, заместитель председателя городского совета города Бельск-Подляски, где сосредоточена значительная часть белорусского национального меньшинства, говорит, что еще одним фаворитом был беспартийный кандидат и журналист Шимон Головня, которого называют «польским Зеленским».

«Кроме Головни еще голосовали за Тшасковского, но также поддерживали и Дуду, прежде всего из-за таких его социальных проектов, как дополнительная пенсия. Кандидата от нынешней власти в 2010-м поддерживало около 80% белорусов, на нынешних выборах — около 20%», — говорит Сулима. По его словам, всего в риторике Дуды белорусов отпугивает акцент на польской национальной памяти и мучительных для других народов исторических вопросах.

Мирослава Керик, гражданка Польши украинского происхождения, которая баллотировалась на выборах в Сейм осенью 2019-го от оппозиционной коалиции, говорит, что не видит улучшений и в польско-украинских отношениях по историческим вопросам.

«Всех иностранцев поляки уже воспринимают хуже, чем раньше, не только украинцев — в отношении чувствуется национализм, и это в ущерб меньшинствам, которые здесь живут, и в ущерб добрососедским отношениям. ПиС сделали ставку на кампанию ненависти: и евреи, и ЛГБТ, и немцы», — говорит Мирослава Керик.

Как отмечают эксперты, нынешняя президентская борьба поляризовала польское общество. Прежде всего потому, что Дуда и партия его поддержки «Право и справедливость» сделали ставку на националистические лозунги о «польской душе», которой якобы не хватает оппозиционному кандидату. Тшасковский перед выборами много говорил о необходимости наладить отношения с европейскими партнерами, однако мало — об истории и национальной идентичности. Но возраст и историческая память на самом деле — не те определяющие особенности, которые влияют на решение, за кого голосовать.

«Среднестатистические мужчины выбирают гораздо более консервативных кандидатов, женщины — более либеральных. Здесь хороший кейс Кшиштофа Босака, кандидата от правых, который в первом туре набрал более 6% голосов. За Босака проголосовал каждый десятый человек, но только каждая 25-я женщина. Второе, что влияет — в каком населенном пункте вы проживаете. Чем он больше, тем вы либеральнее», — говорит Елена Бабакова.

Президент Польши Дуда (в центре) с женой Агатой и сторонниками возле избирательного участка в Кракове, Польша, 12 июля 2020 года

Фото:

EPA-EFE/LUKASZ GAGULSKI

Война с инаковостью

«Люди не очень смотрят на вопросы внешней политики — их почти не было в избирательной кампании. Большинству нравится, что Дуда и ПиС сделали многое, чтобы улучшить жизнь рядовому гражданину, включая программу 500+ (программа социальных выплат на сумму 500 злотых родителям на каждого ребенка ежемесячно — ред.), которая хорошо начала работать. И если посмотреть на уровень жизни рядового поляка, то в последние годы почувствовалось улучшение», — говорит польский журналист Петр Андрусечко.

Он поляк украинского происхождения, много лет живет в Киеве. Мы общаемся с ним у Консульского отдела посольства Польши в Украине, где он голосует. Говорит, никогда не пропускает выборы, как и сотни тысяч поляков, которые регулярно голосуют за границей: для выборов это количество значимо, особенно, когда разница между кандидатами незначительна. Андрусечко говорит, что больше всего его тревожит, то, что Польша начала удаляться от европейских ценностей, к которым все стремились раньше.

«Я вижу несколько авторитарные моменты в политике ПиС. Вопрос независимости судов, уничтожение независимого общественного телерадиовещания: потому что по сути, и телевидение, и радио общественное теперь стали государственными. Помню, как первый раз приехал в Украину в конце 1990-х. Я тогда следил за президентскими выборами 1999 года. Я впервые столкнулся с таким понятием как "админресурс", и мне даже сложно было объяснить его в Польше. Но, к сожалению, я вижу, что теперь он используется».

Избиратели на участке в день президентских выборов в городе Сопот, Польша, 12 июля 2020 года

Фото:

EPA-EFE/ADAM WARZAWA

Действующие польские власти за несколько дней до второго тура пообещали расследовать вмешательство Германии в выборы. Мол, Берлин поддерживал Тшасковского и пытался повлиять на результаты выборов посредством публикаций в польских изданиях, подчиненных немецкому концерну Axel Springer.

Государственные СМИ в Польше наоборот — подчинены партии власти. О том, какой грязной была кампания против оппонента, которая велась в них свидетельствует доклад ОБСЕ: более 82% постов на странице государственного вещателя TVP в Facebook были ненавистническими.

Еще одна «европейская» тема — отношение к ЛГБТ-сообществу. Дуда на предвыборных митингах запомнился гомофобными заявлениями вроде: «Нас пытаются убедить, что это люди. Но это всего лишь идеология». Также он предлагал внести поправки в Конституцию, которые бы запретили однополым парам усыновлять детей. От ПиС и государственного телевидения такая риторика звучала регулярно, хотя и не так агрессивно, объясняет польский ЛГБТ-активист Барт Сташевский.

«Определенное неприятие мы чувствовали от католической церкви, точнее от их прессы, которая в прошлом году говорила, что мы — "радужная болезнь", проклинала нас и призвала с нами бороться. Такая же риторика годами продвигалась партией ПиС. Также польское государственное телевидение использовалось как оружие против ЛГБТ-сообщества. Но в целом, я считаю, что польское общество — не гомофобное», — говорит Сташевский.

Рафал Тшасковский известен еще и тем, что будучи мэром Варшавы подписал «Хартию ЛГБТ+» в защиту сексуальных меньшинств. Но в предвыборной кампании он не акцентировал внимания на этом вопросе.

«Тшасковский как раз не такой радикальный сторонник меньшинств, как говорит Дуда, и как, вероятно, хотелось бы мне. Мне бы как раз хотелось, чтобы он радикально представлял либеральные европейские ценности, но он понимает, в какой стране баллотируется. Поэтому он умеренный либерал. А из него пытаются сделать борца за права ЛГБТ, что смешно», — говорит Валентина Чубарова.

Новая Польша и ее соседи

«Я понимаю, что страна, в которой так говорят о меньшинствах, страна, где язык ненависти уже становится нормой — и на телевидении, и в жизни, становится менее безопасной, чем та, в которую я приезжала. После победы Дуды ничего слишком страшного здесь не будет — ни нацистской Германии, ни путинской России. Но атмосфера менее приятная, меньше свободы слова, больше напряжения в воздухе, ксенофобия», — говорит Чубарова.

Несмотря на то, что исторически в отдельных регионах Польши сосредоточены представители украинского, белорусского и других национальных меньшинств, Совет Европы в последние годы фиксирует повышение уровня нетерпимости по отношению к ним со стороны этнических поляков. Томаш Сулима отмечает, что из-за этого принципиальным на выборах для нацменьшинств было голосование за Польшу, которая была бы государством польского народа, а не только этноса.

Накануне выборов у многих были опасения, что в случае победы Тшасковского в Польше наступили бы непростые времена, когда политические преференции президента не совпадали бы с решениями Сейма — в нем до 2023 года большинство у ПиС. Однако на самом деле полномочия президента в Польше ограничены, поэтому решительных изменений не стоило бы ожидать сразу. Что важно для соседей Польши — внешняя политика не должна бы особенно измениться тоже.

«Если говорить именно о восточной политике, то именно между ПиС и Гражданской платформой гораздо больше сходств. Ключевые отличия сегодня в области европейской и евроатлантической политики, поскольку здесь ПиС предлагает делать ставку больше на США, а Гражданская платформа говорит о крепком партнерстве и с Вашингтоном, и с Брюсселем, и отмечает важность сотрудничества в Веймарском треугольнике, то есть с Парижем и Берлином», — объясняет Елена Бабакова.

Лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский (слева) на избирательном участке в день президентских выборов в Варшаве, Польша, 12 июля 2020 года

Фото:

EPA-EFE/TOMASZ GZELL

И Платформа, и ПиС поддерживают суверенитет и территориальную целостность Украины, осуждают аннексию Крыма, выступают за сохранение санкций против путинского режима, пока Минские договоренности не будут выполнены, а Крым не вернут Украине. Единственное отличие: ПиС в этой политике в отношении России больше опирается на американское влияние, в том числе и в Европе. Но это тоже может измениться раньше, чем в Польше состоятся парламентские выборы: в ноябре США выбирают нового президента.

Елена Бабакова отмечает: есть вероятность, что выборы не завершатся окончательно 12 июля. Все потому, что спланированное на 10 мая голосование не перенесли, а формально признали несостоявшимся. А это значит, что второй тур проводится «в не слишком правовом поле», и его результаты можно будет обжаловать в суде — польском или европейском.

При поддержке «Медиасети»

Польский разворот

Действия пришедших к власти в Польше в прошлом году политиков вызывают серьезную обеспокоенность в Европейском союзе. Польский сейм, большинство в котором принадлежит правоконсервативной партии "Право и справедливость" и ее союзникам, принял, а президент республики Анджей Дуда подписал поправки к законам, которые многие в Европе сочли нарушающими принципы демократии. В Брюсселе заговорили о "путинизации" Польши.

Спикер Европарламента Мартин Шульц в конце минувшей недели назвал ситуацию в Польше "управляемой демократией в стиле Владимира Путина". По мнению Шульца, с приходом нового правительства в стране происходит "опасная путинизация европейской политики". Другой европейский политик (тоже из Германии), Герман Эттингер, предложил "поставить Варшаву под наблюдение Евросоюза", и уже известно, что в середине января в Брюсселе дважды пройдет обсуждение "польского вопроса". Варшавские политики поддержали высокий градус риторики: министр юстиции Збигнев Зёбро в письме в Европейскую комиссию сообщивший о том, что его дед воевал против нацистов в составе "Армии Крайовой", назвал критику Польши со стороны ЕС "попыткой нового немецкого надзора".

Речь идет о поправках к закону о телевидении и радиовещании, предусматривающих, в частности, изменения порядка формирования руководящих органов общественных телерадиокомпаний и принципов надзора за их деятельностью. Меняется также механизм функционирования Конституционного суда Польши – по мнению критиков новой власти, отныне его деятельность может стать более зависимой от власти. Решения правительства и президента вызвали широкую волну общественных протестов в самой Польше, хотя Анджей Дуда и лидер "Права и справедливости" Ярослав Качиньский не утратили поддержки части сограждан. Варшавский публицист и политический комментатор Зигмунт Дзеньчоловски, главный редактор интернет-портала OpenDemocracy, в интервью Радио Свобода рассказывает об изменениях общественной атмосферы, произошедших в Польше в последние месяцы, и пытается объяснить их причины:

– Конечно, не надо сгущать краски. То, что происходит в Польше, – это еще, конечно, не диктатура периода военного положения генерала Войцеха Ярузельского 80-х годов. Здесь нет политзаключенных, цензура здесь не работает, никто митинги дубинами не разгоняет. Но, с другой стороны, у общества появились новые серьезные вопросы к тому, как функционирует власть. Как нам кажется, происходят нарушения стандартов демократии, к которым мы уже привыкли. Под невероятным давлением со стороны правящей партии быстро, под покровом ночи, парламент принял законы, которые нарушают демократические принципы. Речь идет о стремлении государства взять под больший контроль средства массовой информации и внести изменения в порядок функционирования Конституционного суда.

Приведу пример. Вот, предположим, вступил в должность новый глава польского общественного телевидения. Чтобы его назначить, надо было поменять закон, потому что раньше руководителя общественного телевидения и госрадио выбирали по сложной конкурсной процедуре. Новый закон предусматривает, что глава телевидения будет назначаться министерством государственной казны, и также будет увольняться одним росчерком министерского пера. Речь идет о том, что правящая партия решила взять под свой жесткий контроль государственные средства массовой информации. Этот момент вызывает вопросы и у партнеров Польши по Европейскому союзу, и у той польской либеральной публики, которая привыкла к тому, что страна все-таки идет по четкому демократическому пути. Оказывается, парламентская республика не является гарантией того, что нарушений демократических норм не произойдет.

–​ Кто в глазах либеральной общественности главный "плохиш" – новый молодой президент Польши Анджей Дуда или человек, который, как говорят, стоит за этими событиями и управляет правящей партией "Закон и справедливость", –​ Ярослав Качиньский, брат покойного президента?

Качиньский руководствуется консервативной повесткой дня, хочет, чтобы страна осознала свою идентичность, чтобы "истинные польские ценности" перестали растворяться в либеральной среде Евросоюза

– Главным управляющим процессом, руководителем и духовным отцом последних перемен в одном лице является Ярослав Качиньский. Это минута его политической победы. Он руководствуется консервативной повесткой дня, хочет, чтобы страна осознала свою идентичность, чтобы "истинные польские ценности" перестали растворяться в либеральной среде Евросоюза. Хочет, чтобы поляки вспомнили: у них есть родина, отечество, есть свои собственные интересы, не всегда созвучные с интересами более состоятельных стран ЕС. Оказывается, что в определенных условиях такого рода лозунги находят в Польше своих сторонников.

–​ А вы, например, в чем-то понимаете Ярослава Качиньского? Или то, что он делает, вам совсем чуждо?

– Партия "Право и справедливость" руководствуется патриотическо-консервативной идеологией, но победу на недавних парламентских выборах она одержала благодаря тому, что уловила ощущение, преобладающее в польском обществе. Не все, что делали их предшественники из партии "Гражданская платформа", здесь нравилось. Какой-то в стране существовал тормоз, который мешал исправлять очевидные ошибки. Поэтому сейчас повестка партии "Право и справедливость" мне лично отчасти нравится, потому что в ней появилось социальное направление демократического, я бы сказал, характера: нужно поддержать малоимущих, нужно поддерживать родителей, воспитывающих детей в непростых условиях, нужно поддерживать польский национальный капитал, который без помощи государства не сможет конкурировать с монстром международных корпораций.

Мы живем – нужно это подчеркнуть – в условиях холодной гражданской войны

Но на практике мы увидели другое: новая власть начала с давления на СМИ, с реформы Конституционного суда, а те положения программы "Права и справедливости", которые мне лично нравились, как-то ушли на второй план. Скорее всего, поставлена вот такая главная задача: укрепление личной власти лидера партии Качиньского. Мы живем – нужно это подчеркнуть – в условиях холодной гражданской войны. По стране ходят многотысячные митинги в защиту независимости государственных средств массовой информации и вообще свободы слова. Потому что мы понимаем: государственная машина обладает инструментами влияния и на негосударственные СМИ тоже. Это довольно серьезное противостояние лагеря, который во главу всего ставит либеральную повестку с европейской модернизацией, и консервативного лагеря, который во главу угла ставит патриотические ценности, с акцентом на ощущение национальной идентичности.

Зигмунт Дзеньчоловски

–​ В сетях я увидел забавный каламбур –​ пишут об "орбанизации Польши", намекают на венгерского премьер-министра Виктора Орбана, известного консервативной популистской политикой и евроскептицизмом, –​ якобы Качиньский пошел по его стопам. Все это на фоне недавнего визита Орбана в Варшаву, на фоне его заявлений о том, что Венгрия блокирует любые "антипольские" меры ЕС. Насколько вам кажутся уместными польско-венгерские параллели?

В последние годы о Польше говорили как о стране – примере европейского успеха, и вдруг именно здесь сделан такой резкий поворот

– История с Орбаном имеет довольно прагматический характер. Два союзника договорились о том, что любая попытка в рамках ЕС наложить какие-то санкции на Польшу или начать процедуру осуждения антидемократических действий в Польше будет пресекаться Венгрией, которая получит такую возможность при обсуждении вопросов, решение которых требует единогласного мнения стран-участниц ЕС. Тут есть какие-то моменты созвучные между Польшей и Венгрией, но мне кажется, что все-таки польский вопрос посерьезней: эта страна побольше, и ее ресурсы побольше. Орбан, преследуя свои цели, немного заигрывал с Россией, а Польша стоит на четких антироссийских позициях.

Уже не реют рядом?

В последние годы о Польше говорили как о стране – примере европейского успеха, и вдруг именно здесь сделан такой резкий поворот. На первом же заседании нового кабинета министров из зала вынесли европейский флаг, а он всегда там стоял. Заседание провели под польским флагом, чтобы подчеркнуть: сейчас над европейскими интересами преобладают польские интересы.

Впрочем, надо сказать, что такого рода тренд наблюдался даже в коммунистической Польше, даже внутри коммунистического аппарата. В 1968 году в Польской объединенной рабочей партии появилась своего рода национальная фракция, которая осуждала тех, кто предлагал стране пойти по интернациональному пути. Возглавлял это крыло генерал Мечислав Мочар, видный член Политбюро. И вот это как раз вернулось – очевидно, в обществе есть запрос на такого рода эмоции, на такого рода интонации. Ведь история Польши в большой степени – это история восстаний, кровавых войн во имя национального достоинства. И вот через 25 лет после глубокой общественной трансформации поменялась повестка дня – кое-кто решил: пришло время вспомнить, что у нас есть патриотические ценности.

–​ Вы упомянули о традиционно антироссийской позиции Польши, которую сейчас я назвал бы скорее антипутинской. Венгерский премьер-министр Орбан известен как один из самых влиятельных "друзей Владимира Путина в Европе". В политике так бывает, что сходятся воедино совсем разные полюса. Вы исключаете, что сдвиг в политике Польше, о причинах которого вы говорите, скажется на "восточной политике" Варшавы?

Россия – это империя, и так она воспринимается в Польше, империя, которая хочет восстановить свои позиции

– Мне кажется, в Польше это исключено. Совсем в недавнем прошлом есть моменты, которые только обостряют польско-российские отношения – скажем, катастрофа президентского самолета в 2010 году под Смоленском (в которой, напомню, погиб брат Ярослава Качиньского). Люди, которые пришли в Польше к власти, как раз являются представителями ярко выраженной антипутинской позиции. Вспомню снова об истории. Руководитель нашего государства в 1920–30-е годы Юзеф Пилсудский был яростным противником большевиков, но и к их противникам, белому движению, относился неоднозначно. Он считал: даже если русские монархисты вернутся во власть и некоторые безобразия большевиков прекратятся, то это не означает, что Россия не будет претендовать на определенное влияние в политической жизни Польши. Россия – это империя, и так она воспринимается в Польше, империя, которая хочет восстановить свои позиции. Мне кажется, в Польше этот момент чувствуется сильнее, чем в Венгрии. У венгров также есть свой опыт вооруженных столкновений с Россией, но венгры все же, в отличие от поляков, не жили в составе Российской империи. Такой сильной аллергии на имперские русские амбиции у них, наверное, нет.

–​ Чем, на ваш взгляд, питаются эти обостренные чувства польского патриотизма, эти требования "более польской Польши"? Есть ли там какое-то событие актуальной политики, которое заставляет часть польской общественности и нынешнюю польскую власть продвигать эту новую консервативную политику? Что является причиной –​ кризис с беженцами, бюджетные требования со стороны ЕС, которые кажутся Варшаве неоправданными?

Польша в глазах "патриотов" – сборочный европейский цех, а это ниже нашего национального достоинства

– Это комплексный вопрос. На поверхности вдруг появились какие-то антинемецкие интонации и эмоции. Они обусловлены заметным присутствием в Польше немецких банков, немецкой промышленности, контролем со стороны немецких концернов над польскими СМИ. Таким, я бы сказал, давлением немецкой экономики на нашу жизнь. Возникло ощущение, что в последние годы мы вроде бы проводили европейскую модернизацию, но одновременно действовали в интересах своего рода европейской империи, главными представителями которой являются немцы. Все разговоры о бескорыстном желании немцев помогать Польше часть нашей общественности не берет в расчет, потому что немцы на самом деле якобы проводят какие-то свои интересы. Почему Польша всегда должна идти этим интересам навстречу, спрашивают недовольные. Ну, не будем мы жить под диктовку госпожи Меркель! Эти настроения в Польше тоже присутствуют.

Митинг в защиту свободы печати в Варшаве. 9 января

Россия – это для Польши такой враг, которого нет, она же не присутствует в нашей ежедневной жизни. А немцы присутствуют: смотрите, 80 процентов польских СМИ в немецких руках, польские банки куплены немецкими финансовыми группами – за исключением одного крупного государственного банка, они все в руках иностранцев. Польша в глазах "патриотов" – сборочный европейский цех, а это ниже нашего национального достоинства. Проявляется некоторый польский комплекс неполноценности, но иногда нам хочется его чем-то компенсировать. И вот пришло время, когда люди, которые пришли во власть, заявляют: они намереваются с этим комплексом бороться.

–​ В ЕС есть несколько "недовольных стран", которые по разным поводам выступают против единой политики союза в той или иной области –​ среди них Греция, среди них и Венгрия. Может к ним теперь присоединиться Польша? Более того, учитывая значительные геополитические характеристики вашей страны, может ли Польша возглавить этот "фронт недовольных"?

– Есть какие-то вопросы, по которым Польша, очевидно, будет занимать более жесткую позицию. Это, например, украинский вопрос: попытки наших европейских собратьев находить какие-то компромиссные решения с Россией здесь будут восприниматься очень осторожно. Я бы сказал так: у Польши есть своя политическая повестка, и она хочет процесс объединения Европы немножко приостановить, по некоторым направлениям. Польша сейчас среди тех, кто считает: слишком глубокая интеграция вредна и для наших интересов, и для других стран тоже. Сторонников такой позиции Польша в ЕС наверняка найдет. Новое польское руководство надеется на более тесное сотрудничество с "новыми странами Евросоюза", со странами Вышеградской группы. Я не уверен, правда, что, кроме Орбана, на эти союзнические призывы из Варшавы кто-то из лидеров вышеградских стран откликнется. Но все равно в Польше есть надежда: как раз в партнерстве с этими странами, у которых немножко другое представление о Европе, немножко другие интересы в Европе, удастся противостоять "жирным котам ЕС", – рассказал в интервью Радио Свобода варшавский журналист Зигмунт Дзеньчоловски.

Уже месяц по субботам в разных городах Польши проходят массовые акции против новой политики правительства страны. 9 января такие демонстрации, собравшие тысячи участников, состоялись в 20 городах, в том числе в Варшаве, Вроцлаве, Кракове, Лодзи. Основной лозунг: "Свободные СМИ – свободная Польша!" В Варшаве один из ораторов передал привет руководству России, поскольку, по его словам, никто так не радуется происходящему в Польше, как Владимир Путин.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Новости: Президент Польши судил иначе - Эксперт

Закон строг. Так мы его...

Президентом Польши Анджей Дуда стал 6 августа 2015 года. Два года его шутливо называли «нотариусом» правящей партии «Право и справедливость» (PiS), в которой он состоял, пока не возглавил страну. Дуда неоднократно заявлял, что полностью поддерживает линию партии, из которой вышел два года назад, и доказывал это делами, подписывая все законы, предлагаемые PiS и утверждаемые контролируемым ею сеймом.

Однако сейчас, похоже, журналистам придется придумывать Анджею Дуде новое прозвище. Дело в том, что он произвел, без преувеличения можно сказать, сенсацию, причем, не только в Польше, но и в масштабах всей Европы. В начале недели президент Дуда подписал всего лишь один из трех новых законов судебной реформы, при помощи которой PiS хочет подчинить третью ветвь власти. Больше всего споров вызвала попытка правительства реформировать Национальный судебный совет (KRS), который назначает судей Верховного суда. Речь идет об окончании срока полномочий 15 судей KRS и разрешении сейму самому назначить им замену. Т. е., правящая партия намерена сама назначать ей же выбранных кандидатов, среди которых, как нетрудно догадаться, критиков власти не будет.

Стратегию PiS в отношении судебной власти и прочих реформ как нельзя лучше выразил бывший диссидент, а ныне депутат сейма, лидер радикального движения «Борющаяся Солидарность» Корнель Моравецкий: «Закон важен, но он не является чем-то священным и неприкосновенным. Над законом стоит благосостояние народа. Если закон препятствует этому благосостоянию, то мы должны относиться к нему, как к чему-то, что можно нарушить и изменить».

Как нетрудно догадаться, самыми громкими аплодисментами это выступление в сейме было встречено депутатами от правящей партии.

Нотариус стал политиком

Анджей Дуда не стал подписывать два наиболее противоречивых закона и этим удивил всех, включая самых близких помощников и друзей. Короче говоря, решение президента потрясло политический мир Польши. Подписанный им закон разрешает министру юстиции увольнять и назначать судей только региональных и апелляционных судов.

Ярослав Качиньский, «серый кардинал» Польши и самый влиятельный политик страны, пока на «предательство» поддержанного им на президентских выборах Дуды не отреагировал. Что же касается бывших однопартийцев президента рангом пониже, в частности Рышарда Терлецкого, возглавляющего фракцию PiS в парламенте, то они уже два дня критикуют его и обещают преодолеть президентское вето. Кульминацией атаки на президента стало заявление по национальному телевидению премьер-министра Беаты Шидло: «Президент заставил нас сбавить скорость, но мы не сдадимся и реализуем нашу программу».

Действительно, «Право и справедливость» впервые после выборов 2015 г. вынуждена затормозить в своей агрессивной кампании подчинения всех государственных и иных институтов и организаций.

Десятки тысяч поляков, протестующих против реформы судебной власти, решение Анджея Дуды, конечно же, поддерживают. Дуда впервые открыто пошел против Качиньского после декабря 2014 года, когда лидер PiS назначил малоизвестного члена Европарламента от Польши кандидатом от партии на президентских выборах. С тех пор и до минувшего понедельника ставленник верно следовал линии партии. Достаточно сказать, что первый «залп» в попытке PiS подчинить Конституционный суд, который имеет право отменять законы под предлогом того, что они противоречат конституции Польши, сделал ни кто иной, как Анджей Дуда. Он отказался приводить к присяге трех судей, выбранных предыдущим парламентом.

Смелое решение Анджея Дуды наверняка затруднит для него участие в следующих выборах президента Польши, которые состоятся в 2020 году, если, конечно, он намерен в них участвовать. Едва ли PiS теперь согласится вновь выдвигать его своим кандидатом. Следовательно, считают политологи, Анджей Дуда может создать собственную партию, которая наверняка будет оппозиционной.

ЕС на пути к санкциям против Польши

В Брюсселе отказ президента подписывать два закона встретили с нескрываемой радостью. Европейские власти неоднократно призывали президента Польши воспользоваться своим правом вето. Однако в Еврокомиссии понимают, что борьба еще не закончена, и готовы наказать Варшаву в том случае, если она найдет иные способы провести свою судебную реформу.

В среду президент ЕК Жан-Клод Юнкер и его первый заместитель Франс Тиммерманс получат полномочия без проволочек начать процедуру наказания Польши, если она примет в августе скандальные законы. Теоретически, по крайней мере, Польшу могут лишить права голоса в Совете Европы. Для этого, правда, потребуется согласие всех членов Совета. Между тем, венгерский премьер Орбан уже не раз обещал заблокировать любой наказание Варшавы.

Что же касается первого шага на пути активации Статьи 7 Договора о Европейском Союзе - официального заявления о том, что правление закона в Польше под угрозой, у ЕК есть для этого и возможности, и желание. Для принятия его понадобится согласие 4/5 членов ЕС, не считая самой Польши, т.е. 22 стран. Столько сторонников ЕК во главе с Юнкером наберут без особых проблем.

Выборы президента Польши должны состояться 28 июня

Фото из архива

19 мая, Минск /Корр. БЕЛТА/. Глава Канцелярии премьер-министра Польши Михал Дворчик заявил, что президентские выборы должны состояться 28 июня. По его словам, это крайний срок, который гарантирует, что после истечения срока полномочий Анджея Дуды Польша не останется без президента, сообщает Польское радио.

"Проведение выборов позднее, если говорить о первом туре, приведет к тому, что после 6 августа не будет избранного президента Польши", - заявил Михал Дворчик.

10 мая в Польше должны были пройти очередные президентские выборы. Однако из-за пандемии и политических противоречий внутри правящей коалиции и с оппозицией власти не смогли организовать голосование вовремя. В результате Государственная избирательная комиссия объявила выборы несостоявшимися.

Как сообщает ТАСС, сейчас парламент Польши работает над законом о проведении выборов в условиях пандемии по смешанному принципу - с организацией избирательных участков и при помощи почты для находящихся в карантине и всех желающих. В законе содержится положение о том, что ранее зарегистрированные кандидаты смогут продолжить борьбу, а новые желающие - в нее вступить, собрав 100 тыс. подписей в свою поддержку. 19 мая в Сенате Польши состоится встреча представителей фракций, посвященная президентским выборам, а уже 22 мая соответствующий законопроект поступит на рассмотрение трех сенатских комиссий.

6 августа истекает срок полномочий действующего президента Польши Анджея Дуды, который баллотируется на второй срок на предстоящих выборах. Если в первом туре выборов никто из кандидатов не наберет более 50% голосов, через две недели должен пройти второй тур с участием двух кандидатов, набравших большинство голосов.-0-

Польский запрет на аборты — глазами местных девушек

В Польше поднялась новая волна протестов после официальной публикации решения о запрете абортов. Участники акций вышли на улицы в четырех десятках польских городов. Самая многочисленная демонстрация прошла в Варшаве. Там против запрета выступили несколько тысяч людей. «360» поговорил с польками и узнал, как они относятся к новому закону.

28 января стало первым днем фактического запрета прерывания беременности в Польше. До этого руководство страны откладывало публикацию решения, принятого Конституционным судом еще 22 октября прошлого года. Задержку объясняли необходимостью получить письменное обоснование. Появилось оно как раз в среду.

«Человек с момента зачатия имеет право на жизнь», — подчеркнули в нем.

Теперь официально в Польше аборт можно сделать, если есть угроза жизни и здоровью матери, а также если есть высокая вероятность тяжелого и необратимого поражения плода или неизлечимого заболевания, опасного для жизни и здоровья матери. Еще один случай, когда женщине разрешат избавиться от нежеланного ребенка, — если беременность наступила в результате изнасилования.

При этом вероятная инвалидность ребенка, его тяжелое неизлечимое заболевание и синдром Дауна не являются в Польше основанием для аборта.

«Я была в шоке»

В стране нет человека, который поддерживал бы запрет абортов. Об этом в разговоре с «360» заявила жительница Польши Мария Куценко.

Я была в шоке… Это еще мало сказано. Этот закон напрямую лишает женщину права выбора. Все женщины против этого закона. Не только женщины, но и мужчины. Поверьте, я еще ни одного человека не встретила в Польше, который сказал бы: „Я за этот закон, я считаю, что это правильно“

Мария Куценкожительница Польши.

По словам польки, это демонстрируют многочисленные митинги, который проходят по всей стране. Девушка подчеркнула, что люди хотят сами решать, как проживать свою жизнь, а не делать это так, как хочет правительство.

«Этот закон принимали для повышения рождаемости в Польше. Извините, но не таким же способом повышать рождаемость. Считаю, что женщина сама вправе решать, хочет она воспитывать ребенка с патологиями или же не хочет. Женщина имеет право выбора», — отметила собеседница.

«Слишком жестокий закон»

Другая жительница Польши в разговоре с «360» назвала новый закон «слишком жестоким», а также «издевательством». По словам Анастасии, у жителей страны просто закончилась терпение.

Правительство приняло этот закон именно в такое время в Польше, когда действуют ограничения, когда у людей закрывается бизнес, закрываются рестораны, фитнес-клубы, отели, гостиницы. Люди не зарабатывают

Анастасияжительница Польши.

По словам собеседницы, граждане находятся в боевом настроении, так как все понимают, что у человека нельзя забирать право выбора.

Анастасия добавила, что в стране и без того хватает противников абортов. Из-за этого зачастую женщина не может признаться в желании избавиться от ребенка даже своим родственникам. Нововведение же заставит многих девушек и вовсе чувствовать себя преступницами, когда они поедут ради аборта в другую страну или примут необходимые медикаменты. Это может негативно сказаться на психике человека, считает полька.

«Кому надо, тот сделает»

Сложно говорить об отношении к тому, что конкретно тебя пока не коснулось. Об этом в разговоре с «360» заявила еще одна жительница Польши Ольга Мамонтова. Тем не менее девушка подчеркнула, что сама лично настроена против закона.

Мы же все понимаем: кому надо, тот сделает. Только качественно ли это будет сделано — большой вопрос

Ольга Мамонтоважительница Польши.

По словам Ольги, запрет абортов ущемляет права женщин. Поэтому многие жительницы Польши активно высказывают свою позицию, в том числе в социальных сетях, пояснила полька. Сейчас там активно используют логотип, который является символом борьбы за права женщин. На нем изображен черный профиль девушки и красная стрела посреди него.

Спикер Сейма Литвы считает строгий запрет на аборты в Польше временным

Политика

Получить короткую ссылку

36 0 0

По словам политика, польские женщины все чаще заявляют, что из-за сложившейся ситуации вообще намерены отказаться от детей

ВИЛЬНЮС, 29 янв – Sputnik. Спикер Сейма Литвы Виктория Чмилите-Нильсен выразила надежду, что ужесточение запрета абортов в Польше будет временным явлением. Об этом она написала на странице в Facebook.

"Репродуктивные права женщин снова находятся в центре внимания Европы. Вчера, видя пикетирующих женщин на улицах Польши, я надеялась, что то, что они переживают сейчас, все же будет временным. Да, для некоторых может быть уже слишком поздно. Но я верю, что политики этой страны изменят свой подход к тому, кто должен решать за свое тело и репродуктивное здоровье – сам человек или государство", – высказалась литовский политик.

По словам Чмилите-Нильсен, в 2019 году 98 процентов всех абортов в Польше были сделано по причине того, что у плода обнаружились серьезные врожденные патологии, однако теперь это не является причиной для прерывания беременности.

Спикер назвала печальным то, что польские политики считают, что могут регулировать репродуктивное здоровье женщин.

"Как я уже упоминала, надеюсь, что этот сложный период будет недолгим. Тем более, что новые ограничения могут иметь прямо противоположный эффект тому, о котором думали политики. Растет число заявлений от польских женщин о том, что они намерены вообще отказаться от детей из-за таких ограничений прав человека", – написала она.

В Польше с 1993 года запрещены аборты. Исключением являлись лишь случаи, когда беременность представляет угрозу для жизни или здоровья женщины, когда есть высокая вероятность тяжелого и необратимого нарушения развития плода или неизлечимой болезни, угрожающей его жизни, и когда беременность возникла из-за запрещенного деяния, например изнасилования.

Однако осенью прошлого года после постановления Конституционного суда прерывать беременность по причине нарушений развития плода стало невозможным. В январе этого года было обосновано решение суда, в котором говорилось, что "человек с момента зачатия имеет право на жизнь".

После этого в Польше началась волна протестов.

Президент Республики Польша

Президент Республики Польша

Serwis prezydent.pl używa plików печенье. Brak zmiany ustawień przeglądarki oznacza zgodę na ich użycie. Czytaj więcej o polityce cookies

Икс Akceptuję politykę

Narzędzia dostępności