Морские походы норманнов и их набеги на европейские страны

Предводительствуемые вождями — викингами, норманны совершали на своих кораблях далёкие морские походы, целью которых являлся захват богатой добычи и пленных.

Захваченных пленных норманны продавали в рабство на рынках различных европейских и азиатских стран, сочетая, таким образом, морской раз бой — пиратство с торговлей.

С развитием феодальных отношений в скандинавском обществе пиратство, инициатором которого была знать, усилилось.

Известную роль в этом играло соперничество между отдельными представителями знати из-за власти в складывавшихся раннефеодальных государствах и вытеснение победившими королями (конунгами) членов соперничавших с ними знатных родов, которые уходили вместе со своими дружинами за пределы Скандинавии.

Корабли норманнов бороздили моря, омывающие берега Европы (Балтийское, Северное, Средиземное), и воды Атлантического океана.

В VIII и особенно в IX—X вв. они совершали набеги на восточные берега Англии, на Шотландию и Ирландию, а также достигли Фарерских островов и Исландии, где основали свои колонии.

Исландию ещё в VIII в. посещали ирландцы. Начало колонизации Исландии скандинавами, преимущественно выходцами из Западной Норвегии, относилось к 70-м годам IX в.

Поселение, из которого впоследствии вырос главный город Исландии — Рейкьявик, было основано в 874 г. В IX—XI вв. в Исландии происходили те же социально-экономические процессы, что и в Норвегии, но изоляция острова, отдалённость его не только от Скандинавии, но и от других стран, способствовала особой замедленности общественного развития.



data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″
data-ad-slot=»5810772814″>



data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″
data-ad-slot=»5810772814″>

Родовая знать — так называемые годы были одновременно военными вождями и жрецами. Управление страной всё больше сосредоточивалось в руках этой знати.

В общеисландском народном собрании — альтинге (возник в 930 г.) решающая роль принадлежала уже представителям феодализирующейся верхушки общества.

В 1000 г. под давлением Норвегии на альтинге официально было принято христианство, но распространялось оно в Исландии очень слабо.

Наряду с христианством здесь очень долго продолжали существовать дохристианские верования и культы.

Во второй половине XIII в. Ислапдяя была покорена Норвегией, а в конце XIV в. (по Кальмарской унии) вместе с Норвегией попала под власть Дании, что привело к угнетению и эксплуатации исландцев сначала Норвежским, а затем и Датским феодальным государством. Однако в Исландии, как и в Норвегии, не сложилось крепостного права.

В конце X в. (около 982 г.) исландцем Эриком Рыжим была открыта Гренландия, на юго-западном побережье которой возникло первое поселение выходцев из Исландии. Это было начало колонизации Гренландии европейцами. Поселения скандинавов в Гренландии просуществовали несколько столетий.

Около 1000 г. скандинавы доплыли и до Америки, первым здесь высадился Лайф, сын Эрика Рыжего, его корабль был случайно отнесён к этим берегам сильными ветрами.

Скандинавы основали в Северной Америке три поселения: Хеллюланд (в районе Лабрадора), Маркланд (на Ньюфаундленде) и Винланд (как полагают, недалеко от нынешнего Нью-Йорка).

Но поселения эти в качестве постоянных колоний существовали, по-видимому, недолго. Самый факт открытия скандинавами Америки остался малоизвестным и впоследствии был забыт.

Норманны проникали в глубь Германии по рекам Эльбе, Везеру и Рейну. Нападали норманны и на Францию — со стороны Ла-Манша, Бискайского залива и Средиземного моря. Так же как и в Германии, они проникали по большим рекам в глубь Франции, беспощадно грабили и опустошали страну, наводя повсюду ужас.

В 885— 886 гг. норманны в течение 10 месяцев осаждали Париж, но так и не смогли сломить упорного сопротивления его защитников.

В начале X в. (в 911 г.) норманны под предводительством Роллона захватили территорию у устья Сены и основали здесь своё княжество. Так возникло герцогство Нормандия. Поселившиеся здесь норманны быстро утратили свой язык, восприняли местные диалекты и обычаи и слились с французским населением.

Выходцы из Нормандии в XI в. проникли через Гибралтар в Средиземное море, завоевали Южную Италию и Сицилию и основали там ряд графств и герцогств (Апулия, Калабрия, Сицилия и др.).

Политически раздробленные феодальные государства Западной Европы не могли оказать норманнам достаточного сопротивления но сами норманны более или менее быстро ассимилировались и сливались с местными жителями.

Норманны, которых в Восточной Европе называли варягами, совершали пиратские набеги и в её пределы. Эти набеги они сочетали с торговлей, в первую очередь рабами, которых они доставляли в Византию, а через Волгу и Каспийское море в Иран и соседние с ним страны.

Путь варягов из Скандинавии в Константинополь (так называемый «Великий путь из варяг в греки») пролегал через Финский залив, Неву, Ладожское озеро, Волхов, озеро Ильмень, реку Ловать, отчасти Западную Двину и дальше по Днепру до Чёрного моря. Варяжские поселения на землях восточных славян оставались разрозненными и единичными, а ассимиляция варягов на Руси была чрезвычайно скорой.

www.istoriia.ru

На карте европы и северной части атлантического океана стрелками обозначьте маршруты походов норманнов


Предводительствуемые вождями — викингами, норманны совершали на своих кораблях далёкие морские походы, целью которых являлся захват богатой добычи и пленных.

Захваченных пленных норманны продавали в рабство на рынках различных европейских и азиатских стран, сочетая, таким образом, морской раз бой — пиратство с торговлей.

С развитием феодальных отношений в скандинавском обществе пиратство, инициатором которого была знать, усилилось.

Известную роль в этом играло соперничество между отдельными представителями знати из-за власти в складывавшихся раннефеодальных государствах и вытеснение победившими королями (конунгами) членов соперничавших с ними знатных родов, которые уходили вместе со своими дружинами за пределы Скандинавии.

Корабли норманнов бороздили моря, омывающие берега Европы (Балтийское, Северное, Средиземное), и воды Атлантического океана.

В VIII и особенно в IX—X вв. они совершали набеги на восточные берега Англии, на Шотландию и Ирландию, а также достигли Фарерских островов и Исландии, где основали свои колонии.

Исландию ещё в VIII в. посещали ирландцы. Начало колонизации Исландии скандинавами, преимущественно выходцами из Западной Норвегии, относилось к 70-м годам IX в.

Поселение, из которого впоследствии вырос главный город Исландии — Рейкьявик, было основано в 874 г. В IX—XI вв. в Исландии происходили те же социально-экономические процессы, что и в Норвегии, но изоляция острова, отдалённость его не только от Скандинавии, но и от других стран, способствовала особой замедленности общественного развития.

Родовая знать — так называемые годы были одновременно военными вождями и жрецами. Управление страной всё больше сосредоточивалось в руках этой знати.

В общеисландском народном собрании — альтинге (возник в 930 г.) решающая роль принадлежала уже представителям феодализирующейся верхушки общества.

В 1000 г. под давлением Норвегии на альтинге официально было принято христианство, но распространялось оно в Исландии очень слабо.

Наряду с христианством здесь очень долго продолжали существовать дохристианские верования и культы.

Во второй половине XIII в. Ислапдяя была покорена Норвегией, а в конце XIV в. (по Кальмарской унии) вместе с Норвегией попала под власть Дании, что привело к угнетению и эксплуатации исландцев сначала Норвежским, а затем и Датским феодальным государством. Однако в Исландии, как и в Норвегии, не сложилось крепостного права.

В конце X в. (около 982 г.) исландцем Эриком Рыжим была открыта Гренландия, на юго-западном побережье которой возникло первое поселение выходцев из Исландии. Это было начало колонизации Гренландии европейцами. Поселения скандинавов в Гренландии просуществовали несколько столетий.

Около 1000 г. скандинавы доплыли и до Америки, первым здесь высадился Лайф, сын Эрика Рыжего, его корабль был случайно отнесён к этим берегам сильными ветрами.

Скандинавы основали в Северной Америке три поселения: Хеллюланд (в районе Лабрадора), Маркланд (на Ньюфаундленде) и Винланд (как полагают, недалеко от нынешнего Нью-Йорка).

Но поселения эти в качестве постоянных колоний существовали, по-видимому, недолго. Самый факт открытия скандинавами Америки остался малоизвестным и впоследствии был забыт.

Норманны проникали в глубь Германии по рекам Эльбе, Везеру и Рейну. Нападали норманны и на Францию — со стороны Ла-Манша, Бискайского залива и Средиземного моря. Так же как и в Германии, они проникали по большим рекам в глубь Франции, беспощадно грабили и опустошали страну, наводя повсюду ужас.

В 885— 886 гг. норманны в течение 10 месяцев осаждали Париж, но так и не смогли сломить упорного сопротивления его защитников.

В начале X в. (в 911 г.) норманны под предводительством Роллона захватили территорию у устья Сены и основали здесь своё княжество. Так возникло герцогство Нормандия. Поселившиеся здесь норманны быстро утратили свой язык, восприняли местные диалекты и обычаи и слились с французским населением.

Выходцы из Нормандии в XI в. проникли через Гибралтар в Средиземное море, завоевали Южную Италию и Сицилию и основали там ряд графств и герцогств (Апулия, Калабрия, Сицилия и др.).

Политически раздробленные феодальные государства Западной Европы не могли оказать норманнам достаточного сопротивления но сами норманны более или менее быстро ассимилировались и сливались с местными жителями.

Норманны, которых в Восточной Европе называли варягами, совершали пиратские набеги и в её пределы. Эти набеги они сочетали с торговлей, в первую очередь рабами, которых они доставляли в Византию, а через Волгу и Каспийское море в Иран и соседние с ним страны.

Путь варягов из Скандинавии в Константинополь (так называемый «Великий путь из варяг в греки») пролегал через Финский залив, Неву, Ладожское озеро, Волхов, озеро Ильмень, реку Ловать, отчасти Западную Двину и дальше по Днепру до Чёрного моря. Варяжские поселения на землях восточных славян оставались разрозненными и единичными, а ассимиляция варягов на Руси была чрезвычайно скорой.



Source: www.istoriia.ru


По мнению сайта, эти статьи так же могут быть вам интересны

 

Нравится Добавить комментарий

travelel.ru

Обозначьте маршруты плаваний норманнов к северной америке и подпишите

  Республики РФ  
  Федеральные округа РФ  
Сотни поставщиков везут лекарства от гепатита С из Индии в Россию, но только M-Pharma поможет вам купить софосбувир и даклатасвир и при этом профессиональные гепатологи будут отвечать на любые ваши вопросы на протяжении всей терапии.

Викинги, жители Скандинавии, совершали набеги на побережья Британских островов и Северо-Западной Европы. В Западной Европе их называли норманнами, а на Руси — варягами.

Пираты и первооткрыватели

В VIII в. потомкам варваров, обосновавшихся в Скандинавии, стало не хватать природных богатств, чтобы прокормить растущее население, и они отправились на поиски новых земель. Но викингов не просто манили дальние страны — они грабили и захватывали чужие земли.

В конце IX — начале Х в. викинги овладели Шетландскими, Оркнейскими и Гебридскими островами и обосновались на крайнем севере Шотландии, а в 700 г. поселились на Фарерских островах. Двигаясь дальше на запад, они добрались до Исландии и в 815 г. основали там колонию. Викинги побывали в Северной Америке почти за 500 лет до путешествия Колумба. Бьярни Херьюльфссон, чей корабль из-за ветра сбился с курса, рассказал, что на западе есть земля. Исследовать эту землю отправился Лейф Счастливый — сын Эрика Рыжего, открывшего Гренландию.

Кораблестроение

Для дальних плаваний викингам нужны были надежные корабли. Викинги были лучшими корабелами в Европе. Для пиратских набегов они строили узкие дракары, на которых можно было пристать к берегу без причала и идти на веслах. В долгие путешествия викинги отправлялись на кноррах — широких кораблях с прочным корпусом.

Викинги изготавливали быстроходные и легкоуправляемые корабли — кнорры, которые вмещали до 30 человек. В их нижней части можно было размещать животных и товары. Двигались корабли под большим квадратным парусом, но, случалось, и на веслах. Недостаток этих судов заключался в том, что они не были приспособлены для длительных плаваний. Члены команды и пассажиры спали прямо на палубе в кожаных мешках, то есть современные спальные мешки — изобретение викингов.

В искусстве навигации викинги не имели себе равных. Переплывая Атлантику, они ориентировались по солнцу и звездам, но больше всего они доверяли своему знанию морских течений, привычек морских птиц, а также изменениям цвета и температуры воды. У викингов не было карт и навигационных приборов, но они имели в своем распоряжении «солнечный сектор» инструмент, отдаленно напоминающий компас, который позволял мореплавателям приблизительно определять местоположение корабля. Во всяком случае, викинги не блуждали в бурных водах Северной Атлантики совершенно вслепую.

Европейские походы

Перебравшись через Атлантику и открыв новые земли на западе, викинги успешно продвигались и на восток: они прошли через всю Европу и проникли в Азию. Датские викинги расселились на северо-востоке Британских островов, совершая набеги на побережья Италии и Северной Африки. Норвежские викинги, поселившиеся в устье Сены и других рек на севере Франции, добились от короля Франции прав на провинцию Руан, которую впоследствии назвали Нормандией. Шведы ходили торговыми путями от Балтийского до Черного моря, а оттуда в Константинополь, проложив путь из варяг в греки по рекам Древней Руси. Перебираясь из одной реки в другую, лодки перетаскивали по суше.

Эрик Рыжий и открытие Гренландии

В 982 г. Эрик Рыжий был изгнан из исландской колонии за совершенное им убийство. Он слышал рассказы о землях, лежащих на расстоянии около 1000 км от Исландии. Туда он и направился вместе с небольшим отрядом. После трудного плавания ему удалось найти эту землю. Климат ее был весьма суров, но, увидев молодую травку, Эрик назвал землю Гренландия («зеленая страна»), надеясь что такое название привлечет новых поселенцев. В 986 г. Эрик собрал группу викингов, готовых обосноваться на открытом им острове.

Походы викингов

Из 25 кораблей, отплывших из Исландии, до Гренландии добрались только 14. В походе погибли более 200 человек. Во фьордах западного берега Эрик основал два поселения. Норманны занимались рыбной ловлей и охотой на тюленей, моржей, птиц и песцов. Колонисты не порывали связей с родиной и продавали туда меха, моржовые клыки, а в обмен получали железо, лес, хлеб и ткани. Две небольшие группы жили на острове 400 лет.

Путешествие Бьярни

В 990 г. викинг по имени Бьярни отправился по морю в гости к своему отцу, который переселился в Гренландию. От Исландии мореходы плыли трое суток с попутным ветром. Затем он прекратился, подул северный, и лег туман. Бьярни плыл, не зная куда, много дней. Наконец моряки увидели землю. Она была плоская, покрыта лесом, с небольшими холмами у горизонта. Бьярни решил двигаться дальше. Вскоре вновь показалась земля, но и она не была похожа на Гренландию: вместо ледников — леса. Через четыре дня Бьярни наконец-то достиг Гренландии.

Кто первый открыл Америку?

Бьярни наткнулся на неведомую землю, холмы которой были покрыты лесами.

Рассказ Бьярни вызвал много споров среди викингов, поселившихся в Гренландии. Согласно исландским легендам, примерно в 1000 г. Лейф Эриксон с командой из 35 человек отплыл на запад. Им был открыт остров с ледниками, о котором говорил Бьярни. Это была Баффинова Земля. Другая земля выглядела более приветливо. Лейф назвал ее Маркланд, что значит «страна лесов». Вероятно, это был полуостров Лабрадор. Наконец, после еще двух дней плавания, он оказался на зеленом острове.

Что такое Винланд?

Лейф назвал эти земли Винланд («Страна дикого винограда»), поскольку в окрестностях росло много диких ягод. Открытие Северной Америки и попытки основать там поселения долгое время считалось легендой. Однако сегодня археологи располагают неопровержимыми данными о поселении викингов в Л’Анс-оМедоус, на севере острова Ньюфаундленд. Лейф провел на острове зиму. В прибрежных водах было много лососей, день был намного длиннее, чем в Гренландии.

Встреча с индейцами

Североамериканские индейцы встретили викингов недружелюбно

Примерно в 1004 г. брат Лейфа Торвальд Эриксон отправился в Винланд. На этот раз викинги обнаружили, что в Винланде уже живут люди. Однажды вспыхнула ссора, и Торвальд был убит стрелой местного жителя. Друзья Торвальда вернулись в Гренландию. Потомки Эрика Рыжего предприняли еще две попытки колонизировать Винланд, но им не удалось наладить добрые отношения с индейцами, и викинги покинули открытую ими землю.

Поделиться ссылкой



Source: sitekid.ru

По мнению сайта, эти статьи так же могут быть вам интересны

 

Нравится Добавить комментарий
  Поделитесь!  

travelel.ru

Стриннгольм A.M. Походы викингов [DJVU]

Популярная энциклопедия. Пер. с нем. А. Шемякина; Прил. и прим. К. Фриша; Предисл., коммент. А. Хлевова. – М.: ООО «Издательство ACT», 2003. – 736 с. : 8 л. ил. – (Историческая библиотека).

Перед вами одна из самых известных книг, рассказывающих о походах викингов, государственном устройстве, нравах и обычаях древних скандинавов. С момента её издания она многократно переиздавалась и продолжает оставаться одним из авторитетнейших исследований по истории Скандинавии эпохи викингов Стриннгольма
имеет большую ценность и как исторический труд, и как популярная энциклопедия жизни древних скандинавов.
Издание содержит подробные комментарии и карты Приложения знакомят читателей с походами норманнов в Исландию и на Пиренейский полуостров.
Книга будет интересна и специалистам, и многочисленным любителям истории.

Содержание
Предисловие научного редактора.
Предисловие русского переводчика А. Шемякина к первому изданию.
Книга первая. Походы викингов.
Походы викингов до 863 года.
Усиление флотов норманнов. Военные планы. Нападения на Англию и Францию.
Поселение норманнов в Нормандии и краткая история этого герцогства до 987 года.
Вторжение норманнов в Британию в X – начале XI столетий.
Покорение нижней Италии, Сицилии и Англии нормандскими поселенцами.
Сказание о населении древних областей Швейцарии шведскими выходцами.
Поселения скандинавов на острове Исландия.
Поселения скандинавов в Гренландии.
Поездки скандинавов в Северную Америку (Winland).
Поездки скандинавов в Бьярмию.
Набеги и торговые отношения скандинавов, особенно шведов, в восточные страны и основание Русского государства варягами.
Варяги в Константинополе.
Вообще о походах викингов.
Книга вторая. Государственное устройство, нравы и обычаи.
Древнейшее состояние Скандинавии.
Государственное устройство.
Воинские упражнения.
Изящные искусства и науки.
Прочие знания.
Руны.
Религиозные верования на Севере.
Взаимное обхождение.
Супружество.
Способы пропитания.
Ремесла, рукоделия, художества.
Жилище и ежедневная жизнь.
Пиры и попойки.
Платья и уборы.
Приложения
Исландия.
Падение Исландской республики.
Норманны на Пиренейском полуострове.
Разные роды погребения у норманнов.
Краткий очерк северной религии.
Примечания научного редактора.
Основные цитируемые источники.

www.twirpx.com

Как походы норманнов сделали пирата герцогом?

Столетняя война между Францией и Англией вспыхнула не сразу. Почти за пятьсот лет до ее начала была заложена бомба замедленного действия. Она сработала в 1337 году, когда короли из английской династии Плантагенетов решили прибрать к рукам территории, ранее принадлежавшие Островному королевству. А стала такой бомбой земля Нормандии. Того самого герцогства, что было подчинено хитростью, коварством и силой оружия грубых пришельцев с севера. Их возглавлял толстяк Рольф. Буян и забияка, силач и расчетливый предводитель дружин викингов, грабивших Францию в 10-м веке.


О силе Рольфа ходили легенды, сохранившиеся до нашего времени. Говорили, что ударом кулака он вгонял в землю не только неприятелей, но и их лошадей. Кстати, сам Рольф был настолько тяжел и громаден, что его не могла носить в седле ни одна лошадь. Потому приходилось силачу передвигаться на своих двоих. Недаром острые на язык викинги прозвали его Пешеходом.


Впрочем монахи из прибрежных монастырей звали северянина иначе, без всякого восторга — Чертом, Сатаной. За то, что банда Пешехода убивала невинных христиан и жгла на кострах тех, кто не делал выдавать спрятанное золото. Викингов не смущали проклятия иноков. И они продолжали долгие годы срывать оклады икон, ломали алтари и утварь в церквях, наполняя свои драккары ценной добычей.

 

Атака норманнов — ярость и неудержимость


Иначе поступать Ролло (еще одно имя Рольфа) не мог. Ведь  жить без походов и военной добычи не пристало сыну ярла. А он происходил из семьи владетеля небольшого округа в Норвегии — ярла Рёгнвальда. Превратности судьбы заставили Рольфа к началу 10-го века искать пристанища в северной Франции.
Сражаться с королем Харальдом за бывший отцовский удел в Норвегии было делом абсолютно провальным. Рольф решил испробовать свой меч в набегах на французов.  Но сначала он многие годы опустошал берега Британских островов.


К 910 году мобильное войско Ролло Пешехода успешно уничтожало французские селения. Королевская армия долго не могла одолеть викингов. Но в 911 году король Франции Карл III Простоватый и его полководцы сумели навязать северянам сражение под стенами города Шартра и побили пришельцев.


У побежденных не оставалось выхода, как сесть за стол переговоров. расчетливый Карл подумал, что лучше отдать малое, чем потерять все. Рольфу предложили земли в Нормандии. И викинг принял дар, а вместе с ним и дочку короля Гизелу. Родство с августейшей фамилией открыло бывшему пирату путь к герцогскому титулу. Большую работу провели священники, сумевшие уговорить язычника оставить Одина и перейти под покровительство Христа.

 

Вооружение норманнов, как его представляют современные художники


Владение землями во Франции, естественно, не положили конец походам норманнов. Северяне продолжали уходить на грабежи в морские набеги в южные земли. Но  на посту герцога Рольф проявил себя правителем мудрым и знающим, как управляться с буйными соплеменниками. Те, кто не желал подчиняться его воле, заканчивали печально. Их просто топили в море. Или закапывали живьем.


Под угрозой казни многие соратники Рольфа также перешли в христианство. Вера в Иисуса и тяжелая рука нового герцога принесли местным жителям относительный покой. Набегов стало меньше. Стала оживать торговля, ремесло. Возросло и уважение к закону. С нарушителями установленных правил Рольф не церемонился. Ворам, к примеру, полагалась смертная казнь. Как средство стимулирования экономической активности населения Рольф предложил впервые в Нормандии и, кажется, вообще в Европе свою систему страхования средств производства. Каждый землепашец мог без опаски оставить в поле быков и плуги, бороны. Если что пропадало, то за утерянное платил герцог.
Очень скоро в пустынные прежде земли потянулись переселенцы. Казна нормандского герцога стала пополняться звонкой монетой. А вместе с ростом доходов увеличивалась и военная мощь. Золота у Рольфа было столько, что он охотно делал щедрые подношения обителям. Однажды епископ получил от него в дар сразу сотню фунтов чистого золота.
Именно герцог Рольф стал родоначальником династии нормандских герцогов, впоследствии ставших королями Англии ( после победы Вильгельма Завоевателя при Гастингсе). Впрочем, французы к самим норманнам столетия после смерти Рольфа (скончался в 932 году)  относились с большой опаской, считая их неисправимыми пиратами и грабителями. 


Попытки французских герцогов и графов уничтожить владения норманнов отражались с большими потерями для агрессоров. В середине 10-го века захватить Нормандию попробовали граф Шартра, а также владетели Анжу и Фландрии. Они хотели перебить войско нормандского герцога Ричарда Первого, который оказался в кольце врагов. Французам не улыбнулось военное счастье. К норманнам из-за моря подошел сильный военный флот. Северяне были готовы взять штурмом Париж, где засел король Лотарь, покровительствовавший  авантюре герцога Шартрского.


Французы испугались нового грабежа королевской столицы. Королю пришлось лично умолять Ричарда Нормандского о пощаде. В конце концов тот согласился. И даже отвел алчных викингов от земель Франции, направив их корабли в Испанию.


Но создание Нормандского герцогства впоследствии дало английским королям право претендовать на земли во Франции, что повлекло за собой долгий и кровавый военный спор. Противостояние Франции и Англии затем не утихло, а длилось столетия, перекочевав в эпоху Наполеона, во времена борьбы колониальных империй. Но заложил его основы могучий пират, ставший хозяином целого государства — герцог Рольф Пешеход (911-932гг. ).

armflot.ru

Походы и путешествия средневековья. Норманнские мореплаватели.

Самыми отважными мореплавателями среди европейцев в этот период были норманны. Норманнские мореплаватели были известны под различными именами: фризы, жившие на территории современных Бельгии и Голландии; кельты, англосаксы, франки, жившие на территории современных Ирландии, Англии и Франции; викинги, скандинавы, остманы, нордлейды, жившие на территории современных Финляндии, Норвегии и Швеции; даны, аксаматы, гейды, исторлинги, жившие на территории современной Дании, на севере Германии, а также на побережье Балтийского моря. Норманны, т.е. северные люди, было общим названием для этих народов. В Византии их называли варангами, на Руси – вярягами, а арабы называли их мадхусами, что значит «языческие чудовища».

 

Субцивилизация норманнов существовала с середины VIII до начала XII вв. Основными занятиями норманнов были скотоводство и рыболовство. Корабли норманнов были построены из дубового и елового дерева. Их корабли отличались от тех, которые плавали по Средиземному морю. Они были с высокими бортами и заостренным дном. Это были суда типа «река – море», длиною не более 30 метров, а в ширину 4,5 метра. На них норманны доходили до Константинополя. Остродонные (килевые) корабли норманнов произвели настоящую революцию в кораблестроении. Впоследствии такие суда были введены на всем побережье Европы.

 

Но самое большое достижение норманнских мореплавателей в том, что они еще в IX в. достигали берегов Северной Америки. Навигационных приборов норманны не знали. В открытом море они ориентировались по звездам и Солнцу. Определить свое местоположение им помогала также глубина и температура воды в океане. Кроме того, они ориентировались по полету птиц. Известно так же, что когда норманны плыли к Гренландии, они ориентировались в пути по движению косяков рыбы – трески и сельди.

 

В 985 г. один из кораблей, руководимый Бьярни, плывший из Исландии в Гренландию, был отнесен далеко на запад, но моряки сумели все же приплыть обратно в Гренландию, где рассказали о новой чудесной земле, покрытой густыми лесами. В 1000 г. Лейф Эйриксон открыл Америку. На этот раз открытие новых земель не было случайным. Лейф отправился всего на одном корабле с командой из 35 человек. Они делали остановки на полуострове Лабрадор, которому дали имя Маркланд – «Лесная страна», и в районе острова Ньюфаундленд или Новой Англии, назвав эту землю Винланд – «Земля винограда». В Винланде норвежцы зазимовали. После возвращения в Гренландию было решено колонизировать эти земли. Группа переселенцев, возглавляемая братом Лейфа Эйриксона, прибыла в Винланд и даже поселилась в тех домах, которые викинги себе построили для зимовки.

 

Но дружественные отношения с аборигенами у переселенцев не сложились. Это даже следует из того, что викинги назвали их «скраелингами» – негодяями. Викинги бежали. И хотя были предприняты еще пять экспедиций в Винланд, они также окончились неудачей из-за столкновений с индейцами. Память о великих морских походах норманнов сохранилась в «Саге о гренландцах», «Саге об Эрике Рыжем», «Саге о Гисли» и др.

 

Двигаясь на восток, норманны пересекали Балтийское море, заходили в Рижский и Финский заливы, и по рекам Восточной Европы достигали Черного моря, а оттуда проникали в Византию. В северном направлении норманны огибали Скандинавский полуостров и доходили до Белого моря. В западном направлении они первыми пересекли Атлантический океан и колонизировали Исландию.

 

Согласно легенде, Исландия была открыта в 860 г. норвежцем Наддодом, чей корабль сбился с курса и пристал к незнакомым берегам. Вскоре здесь появляются переселенцы из Скандинавии, которые посчитали, что климат южных районов Исландии очень схож с климатом их родины, что позволило им заниматься хорошо известными видами хозяйственной деятельности. Колонисты не теряли связи со Скандинавией и торговали также и с другими народами континентальной Европы и населением Британских островов.

 

В 900 г. шторм стал причиной открытия Гренландии. Корабль, возглавляемый Гуннбьёрном и направляющийся из Норвегии в Исландию, был отброшен к незнакомым берегам. Мореплаватель не стал исследовать неизвестный берег и возвратился в Норвегию. Позже Эрик Рыжий нашел эту страну и в течение трех лет исследовал ее побережья. Для того чтобы привлечь переселенцев, он даже назвал эти не очень приветливые земли Зеленой Землей (Гренландией). В 985 г. первая партия переселенцев на 25 кораблях отправилась из Исландии на новые земли. Но лишь 14 кораблей сумели добраться до Гренландии, остальные или затонули во время шторма, или повернули обратно в Исландию. Потомки викингов были вытеснены из Гренландии спустя почти 400 лет коренными жителями этого острова – эскимосами.

 

Норманны укрепились на северных и восточных берегах Британии и на востоке Ирландии. На территории нынешней Франции они укрепились в низовьях Сены. Эта территория и до сегодняшнего дня носит название Нормандия.

 

Норманнов привлекали богатые торговые города Европы. В то время у европейцев не было регулярных армий, поэтому они оказались практически бессильными перед опустошительными набегами викингов. Норманны совершали набеги на атлантические берега Пиренейского полуострова, проникали в Средиземное море через Гибралтарский пролив, грабили Южную Европу и доходили до Сицилии.

 

Несмотря на грабительский характер некоторых путешествий норманнов, их открытия и усовершенствования в морском деле оказали положительное влияние на подготовку и проведение путешествий последующих мореплавателей. Кроме того, они сумели вывести европейскую торговлю из тупика, что было вызвано арабскими завоеваниями и захватом арабами основных межконтинентальных торговых путей.

26) Путешествия в эпоху средневековья. Эпоха крестовых походов. Официально провозглашаемыми целями крестовых походов было освобождение Святой Земли от неверных – мусульман – и завладение общехристианскими святынями, отданными на «поругание» исламу. Сам термин «крестовые походы» в то время не употреблялся. Он возник в конце XVII в., когда придворным историком Людовика XIV Луи Мэмбуром был написан научный труд, посвященный этой эпохе. Он назвался «История крестовых походов».

 

Каждому, кто желал отправиться в дорогу и постоять за своих братьев по вере, священник выдавал полотно с изображение креста, а одежда окроплялась святой водой. На время отсутствия крестоносцев их имущество и семьи должны были находиться под охраной церкви. Крестоносцы на время походов освобождались от каких-либо долговых обязательств, а также от податей и налогов. Крепостные, пожелавшие принять участие в походе, освобождались от власти своих феодалов. Кроме того, церковь обещала отпущение грехов всем, кто примет крест.

 

27)Путешествия в эпоху средневековья. Цели, задачи крестовых походов. Первый крестовый поход на Палестину.

Официально провозглашаемыми целями крестовых походов было освобождение Святой Земли от неверных – мусульман – и завладение общехристианскими святынями, отданными на «поругание» исламу.

Этот поход можно разделить на две части. Сначала из Северной и Средней Франции и Западной Германии отправились крестьяне и городские маргиналы со своими семьями. Их было около 30 000 тыс. человек. Они были плохо или совсем не вооруженные. Это был так называемый «поход бедноты». Его возглавляли Петр Пустынник и нищий рыцарь Вальтер Голяк. Двигались они по хорошо известному паломникам пути – по Рейну и Дунаю. Только вели себя эти «паломники» как грабители. Массовое мародерство, разбои настроили против них местное население. С целью защиты своих граждан в некоторых странах (Венгрии, византийской Болгарии) создавались специальные коридоры, не дававшие движущемуся обозу свернуть с дороги.

 

Дурная слава о таких горе-паломниках дошла до Малой Азии, где господствовали турки-сельджуки. Турки дали возможность крестоносцам дойти до города Никеи, и, не желая подвергать опасности свое население, перебили почти всех. Лишь отряду в 3 000 человек удалось вернуться обратно.

 

Осенью этого же года в поход двинулись хорошо вооруженные рыцарские отряды. Их ополчение состояло из четырех частей. Во главе рыцарей Северной Франции стоял нормандский герцог Роберт; Южной Франции – граф Раймонд Тулузский; Лотарингии – герцог Готфрид Бульонский и его брат Балдуин; Южной Италии – Боэмунд Таренский. За рыцарями тянулись обозы с крестьянами.

 

Весной 1097 г. эти отряды соединились в Константинополе. С властями и местными жителями крестоносцы вели себя вызывающе, совершали грабежи и беспорядки. Византийский император Алексей II, с одной стороны, не желая ссориться с крестоносцами, а с другой, стремясь защитить своих граждан, в срочном порядке организовал переправу рыцарских отрядов к берегам Малой Азии.

 

Преодолевая сопротивление турок, крестоносцы вторглись в пределы христианского армянского княжества Киликия. Это бывшая римская провинция со столицей городом Эдесса. Несмотря на протесты со стороны Византии, крестоносцы захватили это княжество и на его территории создали Эдесское графство, которое возглавил Балдуин.

 

В 1098 г. крестоносцы захватили город Антиохию (ныне Антакия) и создали княжество Антиохийское, во главе которого стал Боэмунд Таренский.

 

Весной 1099 г. крестоносцы в составе 20 тыс. рыцарей подошли к Иерусалиму и после длительной осады взяли его штурмом.

 

Таким образом, к 1100 г. образовалось четыре государства крестоносцев: графство Эдесское, княжество Антиохийское, графство Триаполи, доставшееся Раймонду Тулузскому, и королевство Иерусалимское, во главе которого стал Готфрид Бульонский. Три первых государства были в вассальной зависимости от последнего. Местное население, по сути, было превращено в крепостных. Церковь получила огромные земли и полное освобождение от налогов. Быстро наращивались объемы торговли, в которой государства крестоносцев стали центрами транзитной торговли между восточными странами и Европой. Европа процветала. Потоком хлынули товары из Египта, Сирии, Персии, стран Аравийского полуострова. Но главное – сбылась вековая мечта: Иерусалим снова стал христианским. Можно сказать, что это был «золотой век» средневековой Европы и, казалось, уже никто не мог поколебать ее могущество.

 

Но в 1144 г. эмир Мосула нанес поражение крестоносцам и захватил Эдесское княжество. Обеспокоенные военной активизацией мусульман, в Европе стали организовывать новый крестовый поход.

 




infopedia.su

Крестовый поход викингов | Paganka

History Fun. История — это весело и интересно! 

1107 год.
Волжские булгары грабят Суздаль, объединенное русское войско раз и навсегда отваживает половцев от своих земель, в Приазовье происходит настолько сильное землетрясение, что его чувствуют аж в Киеве.
Папа Римский решает споры об инвеституре, в Шотландии меняется король, в Японии восходит на престол император Тоба.

А далеко на севере норвежский король Сигурд I внезапно находит решение своей экзистенциальной проблемы.

Проблема эта складывалась из многих факторов.
Началось все с того, что еще в 999 году Олав I взял и окрестил всю Норвегию. После перехода к христианству заниматься любимым и достойным делом — грабить соседей, разрушать города и осаждать всякие там Парижи, стало как-то невежливо и неправильно.

Разумеется, всегда оставались возможности для завоеваний и присоединения новых земель, был бы какой-никакой повод для этого. Расширение державы — дело благородное, вполне подходящее даже христианину, ничего зазорного в этом нет.

Вот и отец Сигурда, Магнус III Голоногий, думал ровно так же, когда за несколько лет до описываемых событий отправился понемногу присоединять к своему королевству отдельные куски Британии — Оркнеи, Гебриды и остров Мэн впридачу. Сперва все шло неплохо, даже часть Уэльса удалось оттяпать, но на втором заходе, уже в Ирландии, Магнуса убили, и захваченное быстро поменяло владельцев.

Сигурда пример отца как-то не очень устраивал. Тем более что с его смертью проявился еще один пикантный аспект.
Законная жена Магнуса III, Маргарет Ингидоттер, детей ему не принесла. Магнус, впрочем, совершенно не терялся и до своей гибели успел наплодить целую кучу незаконнорожденных сыновей от самых разнообразных наложниц. Вообще говоря, в то время в Норвегии это считалось в порядке вещей. Сам Голоногий был сыном наложницы, да и отец его, дед Сигурда — тоже.

Беда была не в происхождении, а в количестве этих наследников. Сигурд был вынужден делить престол с двумя «братьями» — Эйстейном и Олафом. Причем если Олафу в то время было всего 8 лет, и его мнения никто не спрашивал, то вот Эйстейн был старше Сигурда, и пока тот развлекался вдали от дома вместе со своим деятельным батей, уже успел неплохо зарекомендовать себя на родине, в Норвегии.

Братья хорошо понимали, что уж лучше худой мир, чем сколь угодно добрая ссора, и открытую дележку престола не устраивали, но отношения между соправителями, мягко говоря, были так себе, и обоим было понятно, что долго так продолжаться не может. По средневековым меркам то, что они умудрились прожить без войны все 4 года со смерти отца — уже небольшое чудо.

В этом и состояла экзистенциальная проблема молодого (17 лет) монарха. В набеги не уйти, завоевывать Ирландию, по примеру отца, не тянуло, во внутренние дела королевства лезть не стоило.

Поэтому, когда весной 1107 года до Сигурда дошли подробные вести о новом, доселе неизведанном, но очень модном и всецело одобряемом Церковью занятии для самых успешных дворян Европы, он не стал долго думать и начал немедленно собирать корабли и войска.

Осенью 1107 года Сигурд I, король Норвегии, выступил в Крестовый поход.
По старой норманнской традиции — морской.

Собрав 5000 человек на 60 кораблях, семнадцатилетний монарх осенью 1107 года отплыл от берегов Норвегии, оставив королевство на попечение более спокойного старшего брата, Эустейна.
Первая остановка на пути была у знакомых берегов Англии. Там несколько напряглись, увидев эдакую морскую оказию — отдельные старожилы еще хорошо помнили, чем может обернуться зрелище характерных квадратных парусов на горизонте.

Не далее как в 1066 году прадед Сигурда, король Харальд III с говорящим прозвищем Суровый, высадился возле Йорка с 15 тысячами воинов и явным намерением покорить всю страну. Покорение не сложилось, англосаксонская стрела послужила хорошим успокоительным, но шороху норвежский агрессор успел навести изрядно — во многом из-за него Вильгельм Завоеватель так легко сломил сопротивление Англии, удачно высадившись на южных берегах всего через 3 дня после разгрома викингов.

Вообще героический прадед Сигурда I был личностью весьма авантюрной и интересной. На своем веку Харальд успел жениться на дочери Ярослава Мудрого, основать в Норвегии небольшое поселение под названием Осло, а также повоевать в Норвегии, Швеции, Дании, Англии, Сирии, Малой Азии, Сицилии, Польше, Болгарии и Византии. Поэтому приближение его правнука вызвало в Англии некоторый специфический интерес — а ну как гены взыграли в парне, и сейчас снова начнется?
Однако выяснив истинную цель похода Сигурда (и несколько поразившись географическому размаху планов), английский престол в лице Генриха I никаких препятствий нордическому крестоносцу чинить не стал, напротив — достойным рыцарям обеспечили вольготную зимовку, а весной 1108 года проводили в добрый путь.

Из-за специфики морских путешествий тех веков времени они занимали немало — без толковых навигационных инструментов и карт флотоводцы, как правило, старались не уходить от берега далеко, иначе всегда был шанс заплыть куда-то совсем не туда. Поэтому путешествие вдоль береговой линии Франции и Испании затянулось. Только осенью норманны добрались до следующего перевалочного пункта — города Сантьяго-де-Компостела на севере современной Португалии.

Благодаря тому что Галисия, в которую входит город, в то время была христианской, сперва у путешественников получилось найти общий язык с местным правителем. Викингов разместили на зимовку, и поначалу все шло хорошо.
Однако год выдался неурожайным, и даже в солнечной Португалии настали голодные времена. Властитель города, оказавшись в такой стрессовой ситуации, повел себя странно — все-таки давно в те края не заплывали северные гости, позабылась специфика их визитов.
Сигурду и его воинам было отказано в продовольствии. Даже за деньги. Не самый разумный шаг в данном случае.

Мрачно отплывая от дымящихся руин Сантьяго-де-Компостела и доедая то, что не успело сгореть вместе с городом жадных галисийцев, викинги продолжали держать курс на юг. Настроение постепенно менялось с расслабленно-экскурсионного на сурово-боевое.

Где-то в процессе этой метаморфозы норманнов и встретил местный пиратский флот. Пока флибустьеры пытались понять, что это за угрюмые мужики с топорами, почему их так много и стоит ли с ними связываться, бородатые крестоносцы взяли решение последнего вопроса на себя и резко двинулись в атаку.
Частично разогнав, частично потопив незадачливых морских грабителей, викинги отжали у Джеков-Воробьев 6 кораблей и пошли дальше. Жизнь стала приобретать более привычные и понятные очертания.

Окончательно крестоносцы это поняли около Синтры, уже на юге Португалии. В отличие от Галисии, тут христианство было не в почете. Высадившись у ближайшего замка и недоверчиво посмотрев на темные лица вокруг, норманны все же сперва попробовали намекнуть про святую цель своего похода — окажите, дескать, содействие, не будьте галисийцами. Ответом был «Аллах акбар!».

Особо буйные норманны уже было потянулись к топорам, но Сигурд, помня о том, что они, вообще-то — благородные рыцари, а не как обычно, дал местным жителям последний шанс — принять крещение, причем прямо здесь и сейчас.

Получив категорический отказ, молодой монарх развел руками: «Хотели как лучше, а получилось как всегда. Выпускайте кракена!».

Разнеся и замок, и город, и жителей, не успевших вовремя разбежаться, и стащив все ценное к себе на корабли, викинги поплыли дальше, довольно ухмыляясь. Наконец-то Крестовый поход стал настоящим боевым походом против сарацин, а не затянувшейся мирной экскурсией по Атлантике с осмотром достопримечательностей. С населением Синтры, правда, не очень удобно вышло — его не осталось, но, с другой стороны, им дали выбор, так что каноны гуманизма того времени были вполне соблюдены.

В следующий раз предложение немедленно креститься поступило местным буквально через несколько десятков километров, в Лиссабоне. Простодушные норманнские парни искренне не могли взять в толк, как это так — половина города христиане, а половина — совсем даже нет, и попробовали поправить положение своими силами. Так как в купель никто окунаться не захотел, северное войско прибегло ко второму и последнему аргументу, и снова выиграло сражение с опешившими от такой наглости мусульманскими войсками. Разграбив Лиссабон, норманны благоразумно отплыли — храбрость это хорошо, но ждать подхода основных сил противника дураков не было, к тому же многие смутно догадывались, что Святая земля еще не началась и до нее сперва надо доплыть, а потом уже совершать подвиги во имя веры.

Поэтому, повторив на бис фокус с крещением в Алкасер-ду-Сал, потому что Бог, как известно, Троицу любит, Сигурд отошел подальше в море и решил временно завязать с распространением христианства на территории Португалии.

Так незаметно наступил 1109 год.
Лучшим новогодним подарком для немного заскучавших викингов стало прохождение Гибралтара. Точнее, неожиданная встреча, случившаяся там. Еще один пиратский флот пытался выйти в Атлантику с какими-то своими преступными целями — они были еще не в курсе, что по их исконным владениям шастают особо наглые интуристы.

Сигурд воспользовался старой тактикой: пока противник ожесточенно тупит и пытается понять, кто это на него плывет весь в бороде и железе, ускоренным темпом приблизиться к врагу, чтобы дать ему возможность как следует рассмотреть, понюхать и даже попробовать топоры, скрамасаксы, мечи и прочие гостинцы с берегов Норвегии.
Делая выводы из прошлых ошибок, в этот раз Сигурд предусмотрительно не стал топить всех пиратов поголовно, а несколько захватил в плен — очень ему стало интересно, откуда это такие бравые парни прут в таких количествах? Языковой барьер был быстро разрушен с помощью подручных средств, и викинги спешно взяли курс на Балеарские острова — раскаявшиеся пираты охотно тыкали пальцами именно в том направлении.

Когда-то давно, в 860 году, эти острова были покорены могучим шведским конунгом Бьёрном Железнобоким, но с той поры утекло немало времени, и уже 200 лет к описываемому моменту на Балеарах процветала мусульманская пиратская вольница. Флибустьеры чувствовали себя полными хозяевами всей западной части Средиземноморья — к ним никто лишний не совался, а если какие эмиры и захватывали власть на «Тортуге», то долго удержаться не могли. Благодаря удобному расположению и полной безнаказанности, острова стали одним из главных центров работорговли и пиратства. Складировали награбленное тоже там, на Балеарах, что чрезвычайно порадовало Сигурда, с ходу взявшего первый из островов, Форментеру.

За двести лет существования там пиратской базы ни один христианин не осмеливался и близко подплыть к островам, поэтому буканьеры несколько расслабились. Очень зря.

Зачистив Форментеру и определив направление на следующий чекпойнт, викинги продолжили веселье, руководствуясь вечным лозунгом «Грабь награбленное!». Единственная неприятность с ними приключилась уже на третьем по счету острове — Менорке. Удрученные капитаны судов сообщили, что далее забивать трюмы добычей невозможно. Больше не лезет.

Осмотрев укрепления четвертой и последней базы пиратов на Майорке и оценив количество посеревших от ужаса негритянских лиц на ее стенах, Сигурд развел руками и приказал плыть дальше. Раз все равно не лезет, чего зря штурмовать крепость? Крестовый поход крестовым походом, но благотворительность для норманнов была очень непривычным занятием.

К тому же, как монарх не уставал повторять своим подчиненным, Святая земля была еще далеко. А впереди была Сицилия. Так викинги неторопливо поплыли к Сицилии, стараясь не зачерпнуть морской воды бортами переполненных добычей драккаров, а облегченно выдохнувшие мавры-пираты плясали на стенах Майорки, радуясь, что пронесло.

Забегая вперед, сразу скажем, что негритянские танцы продлятся недолго — через 5 лет, в 1114 году, сборная католических государств Средиземноморья организует против пиратов еще один Крестовый поход, направленный именно на Балеары, после чего флибустьерская вольница закончится. Правда, крестоносцы покорят острова совсем ненадолго, всего на год, а затем их опять вытеснят мусульмане, но в любом случае сарацинской Тортуге придет конец. Немалую роль в этом сыграли наши викинги, предметно доказав всем заинтересованным, что Балеары вполне можно взять штурмом, главное действовать понаглее.

Вернемся к Сицилии. Если вы думаете, что она в то время тоже была под какими-то неграми, то вы серьезно ошибаетесь. Еще в 999 году в городе Салерно, что на юге Италии, случилось примечательное событие. У тамошнего принца, Гвемара III, отдыхала группа норманнских пилигримов, вернувшихся из Иерусалима. Именно этот момент выбрали арабские пираты, решив завалиться в город и немедленно потребовать дань за тридцать лет и три года. Гвемар, печально вздохнув, начал копаться в казне, что вызвало крайнее непонимание у паломников. Это что же, добрым христианам расслабиться нельзя? В Иерусалиме черные, в Палестине черные, так еще и сюда приплыли?! Оттеснив в сторону мягкотелого итальянца, норманны взялись за мечи.

Проводив взглядом остатки пиратского флота, успевшего в малом числе сбежать с поля боя, обрадованный принц немедленно предложил гостям остаться в Салерно насовсем — очень уж ему понравился норманнский подход к международным отношениям. Однако те отказались, мотивировав это тем, что вообще-то они пилигримы, а не наемники. Но вот как доберутся домой — обязательно сообщат более боевым парням, что тут им будут рады. На том и порешили. Гвемар не подумал об одной простой вещи: если это были всего лишь богобоязненные паломники, то что же тут устроят настоящие норманнские воины?

Долго ждать ответа на этот вопрос не пришлось. Пилигримы оказались людьми слова, и в 11 веке в Италию пошел нескончаемый поток рубак из Нормандии. Сперва итальянцы были даже рады — это же прекрасные наемники! Но довольно скоро норманнам надоело устраивать «потешные бои» для мягкотелых южан, пусть и за деньги, и они принялись за дело всерьез. А что, климат теплый, народ слабый, земли богатые…

Норманны успели поучаствовать в захвате княжеств и королевств, восстаниях, поработать на Папу Римского и против Папы, порубить сарацин, итальянцев, немцев и вообще всех, кто под руку попался, включая византийские войска. Вообще, сначала они вместе с ними освобождали ту самую Сицилию, причем за сборную Византии выступал уже известный нам Харальд Суровый, однако потом пути северян разошлись, и будущий король Норвегии, получив в Италии по шлему, был вынужден вернуться в Константинополь.

К концу 11 века вся южная Италия (включая злосчастный Салерно), а также Сицилия, Мальта и куски побережья Африки были поделены между достойными парнями из Нормандии. Они даже пытались отжать у Византии Югославию, и у них получилось бы, если бы тогдашний византийский правитель Алексей I Комнин не заплатил аж 360 тысяч золотых монет Генриху IV, северному соседу итальянских норманнов, чтобы тот как-нибудь утихомирил зарвавшихся варваров.
Короче, спасибо тебе большое, принц Гвемар.

Поэтому в 1109 году Сигурда и его воинство, добравшееся до Сицилии, ждал там самый теплый прием. Ну как же, в кои-то веки достойные нордические парни с добычей пожаловали, а то все южане, греки или сарацины, тьфу! Переждав зиму в гостях у юного сицилийского правителя Рожера II, крестоносцы отправились дальше, благо норманны-хозяева доступно объяснили, как добраться до Святой земли. В принципе, они и сами были бы не прочь, но как-то постоянно было недосуг — и тут жизнь кипела.

Как следует перезимовав и спустив часть награбленного на Балеарах, весной 1110 крестоносцы наконец-то добрались до Святой земли и немедленно отправились в Иерусалим, поудобней перехватывая топоры и радостно щерясь под шлемами.

Королем Иерусалима в ту пору был Балдуин I, интриган, ловкач и двоеженец, прибывший на Ближний Восток еще в составе Первого Крестового похода и с той поры успевший ловко отжать себе Эдессу, а потом и сам святой город. Методы Балдуина несколько расходились с принятыми в то время моральными императивами, а уж особенно его противников бесил тот факт, что он умудрился получить корону Иерусалима, вообще не приняв участия в его отвоевании у мусульман.

При этом никоим образом нельзя сказать, что Балдуин был трусом или не любил битвы. Отнюдь! Просто, в отличие от многих других деятелей того времени, он сперва предпочитал продумать все шансы и по возможности добиться своих целей другими путями, менее прямыми и заметными. Однако, учитывая расположение его королевства и нежную любовь, которую окрестные мусульмане издревле питали ко всем, кто пытался посягнуть на Иерусалим, драться Балдуину приходилось регулярно, что он с успехом выполнял, расширяя границы своей державы.

Поэтому, получив сообщение о том, что приплыла целая делегация лютых бородатых мужиков и теперь прет на Иерусалим в полной выкладке, король сразу осознал несколько вещей:
1. Рубиться с викингами (а слухи об упоротой северной бригаде достигли ушей Балдуина еще давно) ему не хочется совершенно.
2. С Сигурдом и его командой надо быть повежливей, иначе см. пункт 1.
3. Развлечения северянам все равно надо обеспечить, а то они найдут их сами, и это мало кому тут понравится.

Учитывая все вышеперечисленное, король Иерусалима не побрезговал самолично встретиться с норвежским монархом и показать ему окрестности. Сводить к священной реке Иордан, подарить кусок креста Господня, обсудить животрепещущие темы распространения христианства и «ну, закинул я ляжки себе на плечи», а также аккуратно намекнуть, что тут, в Иерусалиме, отвоевывать уже нечего, извините, но вот рядом есть город Сидон, и таки вы знаете, его жители совсем вас не уважают…

План удался. Растроганные королевским приемом, викинги погрузились обратно на корабли, отплыли к Сидону и по отмашке начали атаку вместе с силами Балдуина. Полагаю, дальнейшая судьба города вполне понятна и не требует особых разъяснений.

Сигурд и товарищи решили, что достижение получено, галочка проставлена, поэтому можно отплывать на север. Так как возвращаться тем же путем, через Средиземное море, норвежцам не хотелось — брать там уже нечего, места уже знакомые, противников всех уже обидели, курс был взят на Константинополь.

Правда, до того, как добраться до Царьграда, флотилия какое-то время тупила в Греции. Почему? Потому что северянам хотелось произвести на императора Византии Алексия сногсшибательное впечатление. И не как обычно, топором в голову, а с эстетической точки зрения — если правильно подобрать время и ветер, то можно войти в гавань Константинополя шеренгой в один корабль, так, чтобы для наблюдателя паруса слились в один, а потом красиво разойтись в стороны, чтобы тот самый наблюдатель был поражен в самое сердце.
Учитывая, что в то время Греция принадлежала Византии, Алексий был прекрасно в курсе, что за люди к нему приплыли, и чего они ждут. Но так как про необходимость вежливого подхода к Сигурду знало уже все Средиземноморье, в час «Ч» император вышел лично встречать флот и сделал вид, что крайне восхищен.

Далее повелитель Константинополя в полной мере проявил бизнес-жилку. Раз викинги все равно собрались возвращаться пешком, через всю Европу, то флот им ведь не нужен, не так ли? Выменяв лошадей, проводников и припасы на корабли и неплохую часть добычи, Алексий набросал на карте примерный маршрут до Норвегии и пожелал Сигурду всяческой удачи и заходить еще — очень уж выгодно получилось. К тому же, хедхантеры императора убедили многих норвежцев остаться на службе в Византии — тепло, вкусно кормят, море рядом, гречанки, мусульман можно резать, опять же.

В том же 1110 изрядно поредевшее войско норвежцев начало долгое возвращение домой. О нем сведений мало, хотя заняло оно аж 3 года. Попросил ли Алексий уконтрапупить кого по пути или нет — неизвестно. В хрониках осталась только встреча Сигурда и императора Священной Римской империи Лотаря — так Сигурд стал одним из немногих монархов того времени, которым повезло поручкаться со всеми двумя императорами Европы.

Триумфально вернувшись домой после 6 лет отсутствия, Сигурд немедленно вызвал брата на мужской разговор, где сообщил ему, что ежели Эустейн надеялся, что его соправитель в своих эскападах на юге случайно помрет, то вот, во-первых, хрен ему, а вот, во-вторых, частица священного Креста. Поэтому теперь Сигурд главный альфа-самец в Норвегии и под ногами у него лучше не путаться.

Через 34 года на Святую землю соберется второй крестовый поход, потом третий, четвертый и так далее до восьмого, но такого успеха как первый они уже не добьются. Сигурд лет через 10 по старой памяти соберет толпу покорять шведских язычников и даже добьется каких-то успехов, но в 1130 году умрет, не оставив наследников. Огорченный Эустейн помрет еще раньше, в 1123.

Имя Сигурда войдет во многие норвежские саги, а потом и оперы. Именно он стал первым королем, сходившим в крестовый поход. После его примеру последуют многие, но мало кто сможет сделать это так же успешно.

К сожалению, после смерти короля в Норвегии начнется гражданская война, которая продлится 90 лет. Но это уже совсем другая история.

 

Так же советуем, материал того же автора:

Восстание Спартака

paganka.blog

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *