Поход Ганнибала » Детская энциклопедия (первое издание)

Возникновение и первые годы Рима Борьба за землю в Древнем Риме

К началу III в. до н. э., подчинив Среднюю и Южную Италию, Рим превратился в крупное рабовладельческое государство. Но богатые рабовладельцы, которым принадлежала власть в Риме, стремились к захвату новых земель и к новым войнам. Римские воины, набиравшиеся главным образом из зажиточных крестьян, тоже были не прочь поживиться военной добычей.

Поэтому римляне обратили теперь свои взоры на Сицилию, богатый и плодородный остров, отделенный от южных берегов Италии лишь только узким проливом. Но здесь им пришлось столкнуться с другим могущественным рабовладельческим государством — Карфагеном.

Город Карфаген, основанный, по преданию, в IX в. до н. э., был расположен на северном побережье Африки, на берегу Тунисского залива. Намного раньше Рима он стал крупным рабовладельческим государством. Власть в Карфагене принадлежала богатым рабовладельцам и купцам. В огромных поместьях рабовладельцев, окружавших город, трудились многие тысячи рабов. Но главные доходы карфагенским богачам приносила морская торговля почти со всеми странами Средиземноморья. Карфагеняне имели прекрасный флот, не только торговый, но и военный, и большую наемную армию.

Во многих странах и областях Средиземноморья, вплоть до далекой Испании, они основывали свои поселения, захватывали земли, изгоняли или подчиняли себе местное население. Власть Карфагена простиралась на значительную часть северного побережья Африки, он захватил ряд островов в Средиземном море, в том числе почти весь остров Сицилия.

Первая война из-за Сицилии между Римом и Карфагеном началась в 264 г. до н. э. и продолжалась 23 года. В первой Пунической войне (римляне называли карфагенян пунами) Рим добился победы над Карфагеном. Римляне овладели Сицилией и затем островами Корсика и Сардиния и сделали их своими провинциями.

Но военная мощь Карфагена не была сломлена. Он по-прежнему оставался опасным соперником Рима. Борьба между двумя крупнейшими рабовладельческими государствами из-за Сицилии переросла в борьбу за господство над всей западной частью Средиземноморья. Поэтому новое столкновение между Римом и Карфагеном было неизбежно.

Походы Ганнибала и римлян.

Знаменитый карфагенский полководец Гамилькар, чтобы лучше подготовиться к новой войне, решил сначала завоевать Испанию. Ее богатые серебряные рудники дали бы карфагенянам средства для содержания большой наемной армии, а в случае войны с Римом можно было бы сражаться на чужой территории. Несколько лет воевал Гамилькар с испанскими свободолюбивыми племенами и погиб в этой борьбе. Завоевание Испании продолжил его зять Гасдрубал. Когда и Гасдрубал был убит, карфагенское войско провозгласило своим вождем молодого двадцатишестилетнего сына Гамилькара — Ганнибала.

Ганнибал, несмотря на свою молодость, пользовался огромной популярностью в карфагенском войске. Знаменитый римский историк Тит Ливий характеризует его так: «Насколько он был смел, бросаясь навстречу опасности, настолько же он был осторожен и осмотрителен во время самой опасности. Не было такого труда, при котором он уставал бы телом и падал духом. И зной и мороз он переносил с равным терпением… он не пользовался мягкой постелью — часто видели, как он, завернувшись в военный плащ, спал среди воинов. Как в коннице, так и в пехоте он далеко оставлял за собою всех остальных: первым устремлялся в бой и последним покидал поле сражения». Когда Гамилькар отправлялся завоевывать Испанию, Ганнибал, которому тогда было девять лет, попросил отца взять его с собой. Гамилькар согласился и взял с мальчика клятву, что он будет всю жизнь непримиримым врагом римлян.

В 219 г. до н. э. Ганнибал осадил Сагунт, крупный город в Испании, дружественный Риму. После восьмимесячной осады Сагунт был взят и разграблен. Так началась вторая Пуническая война (218—201 гг. до н. э.).

Весной 218 г. Ганнибал со своим войском выступил из города Новый Карфаген (см. карту). К сентябрю 218 г. его армия подошла к главному Альпийскому хребту. Ганнибал задумал то, что римляне считали невероятным: перейдя через Альпы — высочайший горный хребет в Европе, вторгнуться в Италию с севера.

Необычайно трудный переход через Альпы продолжался целых две недели. Холод, снежные бури, обледенелые горные тропинки — все это было непривычно для южан, впервые видевших снег. Лошади и боевые слоны скользили на этих обрывистых тропинках и падали в пропасти, увлекая за собой людей. Ганнибал потерял здесь половину своей армии, но все же цель была достигнута: сильно поредевшая, усталая, голодная и оборванная, но тем не менее грозная армия карфагенян очутилась в Северной Италии.

Первое столкновение с римлянами произошло, очевидно, в ноябре 218 г. За это время Ганнибал дал отдохнуть своему войску и пополнил его отрядами галлов. В сражении у реки Тицина (левый приток реки По) римляне были разбиты. Вскоре произошло второе сражение у реки Требии (правый приток По), где Ганнибал разбил основную часть римской армии.

Это двойное поражение вызвало сильную тревогу в Риме. Консул Гай Фламиний, известный своими победами над галлами, собрал большое войско и укрепился в городе Арреций, в Северной Этрурии. Здесь Фламиний спокойно ожидал Ганнибала: его позиция была очень удобной, а обойти Арреций, который лежал на дороге в Рим, Ганнибал не мог, так как река Арно разлилась и затопила окружающую местность.

Переправа слонов на плотах.

Но Ганнибал вторично совершил то, что римляне считали невозможным. Он двинул свое войско в обход Арреция. Четыре дня и три ночи шла карфагенская армия по сплошным болотам, вокруг не было ни клочка сухой земли, и солдаты отдыхали на трупах павших лошадей или на сваленной в кучи поклаже, сам Ганнибал ехал на единственном уцелевшем слоне. Тем не менее карфагеняне обошли Арреций и оказались на дороге, ведущей в Рим.

Фламиний, узнав об этом, со всем своим войском бросился вдогонку за Ганнибалом. Рано утром, в предрассветном тумане, римская армия вступила в узкую долину между высокими холмами и Тразименским озером. Когда главные силы римлян втянулись в эту долину, по знаку Ганнибала с окрестных холмов на них ринулись карфагенские отряды, находившиеся там в засаде.

Закипел кровопролитный бой. Положение римлян было безнадежным, но они отчаянно сопротивлялись. Тысячи из них пали в бою, тысячи были утоплены в озере, сам консул Фламиний был убит.

После сражения при Тразименском озере в Риме началась настоящая паника. Со дня на день ожидали появления Ганнибала под стенами города. Спешно строились укрепления, а мосты через реку Тибр были разрушены. Но Ганнибал не пошел на Рим. Он направился с войском на юг страны, надеясь поднять против Рима недавно покоренные южноиталийские племена и сокрушить римское господство во всей Италии.

В 216 г. до н. э. римляне собрали огромную по тем временам армию — 80 тыс. человек пехоты и 6 тыс. всадников. Два новых консула повели войско в Южную Италию, где в это время находились главные силы Ганнибала.

Знаменитая битва произошла летом 216 г. до н. э. у местечка Канны. Казалось, что все шансы на успех на стороне римлян. Их армия почти вдвое превосходила силы Ганнибала, воины, набранные из крестьян, поля которых разоряли карфагеняне, рвались в бой. Но Ганнибал сумел так построить войска и руководить боем, что с меньшими силами он полностью окружил римлян и нанес им сокрушительное поражение. Около 54 тыс. римских воинов пало в этом бою, 18 тыс. было захвачено в плен. Жалкие остатки римской армии бежали с поля битвы. Это был неслыханный разгром!

Битва при Каннах — вершина успехов Ганнибала. Казалось, начинают сбываться все его планы. Ряд крупнейших городов и областей Южной Италии отпадает от Рима. Переходят на сторону карфагенян Сиракузы в Сицилии. Македонский царь Филипп V заключает с Ганнибалом союз и обещает ему помощь войсками. Положение римлян становится тяжелым.

Но после битвы при Каннах произошел перелом в ходе войны. Римляне могли черпать новые и новые пополнения для своих войск из Средней Италии, которая сохранила верность Риму. Поэтому они сравнительно быстро оправились от своего поражения. Силы же карфагенян почти не пополнялись: карфагенское правительство, боясь растущего влияния Ганнибала, не оказывало ему никакой серьезной помощи.

Ганнибал со своим войском провел в Италии еще почти пятнадцать лет. Но с каждым годом его положение становилось все хуже. Римляне, наученные горьким опытом прошлых неудач, перешли к медленной, осторожной, но упорной борьбе на разных фронтах. Прежде всего они натравили ряд греческих государств на македонского царя Филиппа, и тот не смог оказать Ганнибалу обещанной помощи.

В 212 г. до н. э. после длительной осады римляне взяли Сиракузы, а затем овладели и крупнейшими из отпавших от Рима городов Южной Италии — Капуей и Тарентом. В это время брат Ганнибала Гасдрубал пытался с подкреплениями прорваться на помощь ему, но был разбит, его отрубленную голову римляне отправили Ганнибалу. Наконец они приступили к упорной борьбе против карфагенян на территории Испании. Здесь особенно отличился молодой талантливый римский полководец Сципион. К 206 г. ему удалось почти полностью изгнать карфагенян из Испании.

Сципиона избрали консулом на 205 г. до н. э. Новый консул объявил набор добровольцев для экспедиции в Африку — против самого Карфагена.

Когда Сципион с войском высадился в Африке и стал успешно продвигаться к Карфагену, испуганное карфагенское правительство срочно вызвало Ганнибала. Ганнибалу уже незачем было оставаться в Италии, на судах он переправил свое войско на северное побережье Африки.

В 202 г. до н. э. у местечка Зама, к югу от Карфагена, произошло решающее сражение. Ганнибал впервые потерпел поражение.

Условия мира, заключенного в 201 г. до н. э., были очень тяжелы для карфагенян. Они теряли все свои владения, кроме сравнительно небольшой территории в Северной Африке, обязывались не вести никаких войн без разрешения Рима и должны были отдать римлянам весь свой флот, всех боевых слонов, а также выплачивать огромную контрибуцию. Политическое и военное могущество Карфагена было уничтожено навсегда. Рим стал полновластным хозяином всего западного Средиземноморья. Дальнейшая судьба Ганнибала была очень печальной. Он прожил еще несколько лет в Карфагене. Когда римляне стали требовать его выдачи, Ганнибал бежал сначала в Сирию, а затем в одно из государств Малой Азии. Но римляне и здесь преследовали его. Чувствуя, что его положение безнадежно и его в конце концов выдадут врагам, Ганнибал покончил жизнь самоубийством.

Примерно через сорок лет после его смерти римляне объявили Карфагену третью войну и окончательно расправились со своим старым соперником. В 146 г. до н. э. город был взят штурмом и до основания разрушен. За эти же годы римляне разгромили Македонию, разбили войска сирийского царя, а позднее подчинили своей власти Грецию и западную часть Малой Азии. Так к концу II в. до н. э. Рим стал центром Средиземноморского рабовладельческого мира.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Возникновение и первые годы Рима Борьба за землю в Древнем Риме

.

de-ussr.ru

Поход Ганнибала на Рим. Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима

Поход Ганнибала на Рим

Ганнибал не мог просто оставить Капую, не вызвав серьезной тревоги у своих союзников, но в области, выбранной римлянами, Ганнибалу нечем было кормить армию. Кроме того, римляне собрали у Капуи столь многочисленные силы, что было безумием пытаться впрямую атаковать их. Ганнибал задумал смелый план. Он решил направиться к Риму, надеясь, что угроза столице заставит римлян отозвать армии из Кампании, чтобы защитить Рим. Согласно Полибию, оставив гореть костры, чтобы обмануть врага, Ганнибал под прикрытием ночи выскользнул из лагеря и направился в Рим.[494] Полибий сообщает, что он пошел через Самний, а Ливий говорит, что двинулся к Риму по Латинской дороге. Ливий, ссылаясь на Луция Целия Антипатра, приводит еще один маршрут следования Ганнибала, когда он прошел через Самний и подошел к Риму с севера.[495] По Латинской дороге до Рима было приблизительно 112 миль, в то время как описанный Целием путь был почти в два раза длиннее. Однако более длинный путь позволял Ганнибалу появиться с неожиданной для римлян стороны и застать их врасплох. Выбрав более короткий путь, он рисковал быть обнаруженным до того, как подойдет к Риму. Путь, описанный Целием, более разумный с военной точки зрения, и, вероятно, именно по нему и пошел Ганнибал.[496]

Появление Ганнибала у стен города вызвало сильную тревогу. Однако, к несчастью для Ганнибала, консулы недавно закончили комплектование двух новых легионов вдобавок к уже имевшимся двум городским легионам. Ганнибал разбил лагерь приблизительно в восьми милях к северу от города. У консулов не было иного выхода, как вывести армию из города и, подойдя к лагерю Ганнибала, вступить с ним в бой. Но Ганнибал не собирался нападать на город и, находясь так далеко от своей базы, рисковать войском, вступив в открытый бой с римлянами. Кроме того, у римлян, осадивших Капую, было достаточно времени, чтобы начать движение на север, если они собирались отправиться на защиту Рима.[497] Когда римская армия находилась примерно в двух милях от карфагенского лагеря, Ганнибал развернулся и отошел к реке Аниен. Переправа через реку осложнилась из-за разрушенных мостов, и несколько конных отрядов нагнали арьергард Ганнибала. Завязался короткий бой. Нумидийские всадники прикрывали отступление Ганнибала, который, вероятно, вернулся в Южную Италию тем же путем, по которому пришел в Рим. Ганнибал не стал останавливаться в Капуе, а прошел в Регий.[498] Вскоре Капуя сдалась. Падение Капуи стало поворотным моментом в деятельности Ганнибала в Италии. Он еще удерживал Апулий, Самний и Луканию, как и большинство греческих городов на юге и весь Бруттий. Но как ни старался, не мог заставить латинские государства и римских союзников в центре Италии предать Рим. В Греции римляне отрезали Филиппа V от моря, так что не было никакой надежды на помощь со стороны македонцев. Сиракузы, как и большая часть Сицилии, находились в руках римлян. Римский флот контролировал южное побережье Италии, и не оставалось практически никакой надежды, что удастся получить подкрепление из Африки. Кроме того, явно обозначилось преимущество римлян в людских ресурсах, и теперь, скорее всего, на юге ощущалось численное превосходство римлян. К тому же римляне становились все агрессивнее, и Ганнибал, вероятно, понимал, что со временем они будут все больше и больше ограничивать его способность к маневру, ему будет все труднее находить продовольствие и получать помощь от союзников. Единственное, что омрачило радость римлян от одержанных побед в Кампании, — гибель обоих братьев Сципионов и полное уничтожение их армий в Испании.

210 год до н. э. начался с отплытия в Испанию Гая Нерона с 6000 пеших воинов и 300 всадниками, чтобы принять командование над остатками римских войск. В начале весны в Испанию прибыла армия из 10 тысяч пеших воинов, 1000 всадников и 30 квинквирем под командованием Публия Сципиона, сына римского командующего, погибшего в Испании. Он принял командование римскими войсками в Испании, а Нерон вернулся в Италию. Консулами на 210 год до н. э. были избраны Марк Клавдий Марцелл и Марк Валерий Левин. Марцелл отправился в Апулий, воевать с Ганнибалом, а Левин командовать войсками на Сицилии. В поле находился двадцать один легион. Марцелл, взяв два легиона и союзников — всего 20 тысяч пеших и конных воинов, отправился охотиться за Ганнибалом.

Несколько видных граждан города Гердонии пришли к Марцеллу с предложением сдать город. Не раздумывая долго, Марцелл взял город. В схватке погиб почти весь конный отряд нумидийцев; римляне «захватили живыми только пятьдесят человек».[499] Затем Марцелл пошел в Самний и захватил города Марморею и Мелес. Погибло около трех тысяч воинов Ганнибала, и было захвачено огромное количество зерна.[500] Эти победы омрачились поражением под Гердонией. Этот город в числе первых дезертировал после битвы при Каннах и был одной из основных баз Ганнибала. Группа жителей, задумав передать город римлянам, вступила в переговоры с римским командующим Гнеем Фульвием Центумалом.

Об этом стало известно Ганнибалу, и после падения Салапии он направился в Бруттий. Стремительно поднявшись вверх от «носка сапога», Ганнибал захватил римлян врасплох. В то время как римляне поспешно строились для боя, пехота Ганнибала ударила в центр римской линии, и почти сразу с тыла ударила конница. Гией Фульвий и с ним одиннадцать военных трибунов были убиты. Ливий говорит: «Кто может точно сказать, сколько тысяч римлян и союзников пало в этом сражении, коль скоро у одних писателей я читаю о тринадцати тысячах, у других — всего о семи?» Как бы там ни было, но оставшиеся в живых разбежались, и римская армия, бывшая эффективной боевой силой, прекратила свое существование.[501]

Разгневанный тем, что старейшины города пытались предать его, Ганнибал казнил их. Всех жителей переселил в Метапонт и Фурии, а Гердонию сжег. Ганнибал понял, что события в Гердонии не случайность. Согласно Ливию, «он не мог управлять всеми, разместив всюду гарнизоны, — дробить войско было совсем не ко времени; вывести гарнизоны он тоже не мог, не доверяя ни обнадеженным, ни перепуганным союзникам. Потеряв голову от жадности и жестокости, он решил разграбить и разорить все, что не в силах был оберечь; пусть ничто не достанется врагу».[502]

Перейдя из Самния в Луканию, Марцелл расположился лагерем под Нумистроном на равнине на виду у Ганнибала. Затем вывел на равнину под холмом, на котором находился лагерь Ганнибала, армию, готовую к бою. Римляне ввели в бой правое крыло, а Ганнибал испанских пеших воинов и балеарских пращников. Затем Ганнибал ввел в бой своих слонов. Долго продолжалось сражение, «с раннего утра до сумерек», но ни одна из сторон не имела перевеса. «Ночь развела сражавшихся; победителей не было».[503]

На следующий день с восходом солнца римляне построились и так простояли до середины дня, но карфагеняне так и не появились. Остаток дня римляне потратили на то, что собрали трофеи, снесли в одно место трупы своих воинов и сожгли их, полагая, что бой будет завтра. Но Ганнибал ночью тихо покинул лагерь и ушел в Апулию. На рассвете обнаружив, что Ганнибал сбежал, Марцелл оставил раненых с немногочисленной охраной и устремился вслед за Ганнибалом. Он настиг его под Венузией, и в течение нескольких дней шли беспорядочные стычки пеших и конных воинов. Ганнибал опять ночью снялся из лагеря, но Марцелл упорно следовал за ним по пятам. Ливий замечает, что Ганнибал всегда уходил ночью и искал место, где бы мог устроить засаду, чтобы заманить в нее преследователя. Однако Марцелл шел за ним только днем и только после разведки.[504] Так они прошли по всей Апулии, не вступая в решающее сражение, до тех пор, пока карфагеняне не ушли на зимние квартиры под Венузией, а Марцелл с армией всю зиму держался поблизости.

Командование римскими армиями в Испании принял Сципион. Он укрепил опорный пункт в Тарраконе, обучил армию и завоевал дружбу вождей некоторых испанских племен на территории от Тарракона до реки Эбро. В Сицилии Карфаген укрепил гарнизон в Агригенте 8000 пеших и 3000 конных воинов. Левин взял Агригент, главных должностных лиц казнил, а остальных продал в рабство. «За год римлянам изменнически было выдано двадцать городов; шесть взято приступом; около сорока сдалось добровольно».[505] Война в Сицилии была завершена. Тем временем в Таренте римский гарнизон все еще удерживал крепость, и попытка доставить продовольствие морем закончилась трагически: большинство римских судов затонуло в открытом море или было захвачено.[506]

В 209 году до н. э. консулами были избраны Квинт Фабий Максим, в пятый раз, и Фульвий Флакк. Фабий считал, что окончание войны в Италии является основной целью, а потому был против отправки Сципиона в Испанию. Весной Сципион совершил стремительный марш-бросок на юг и за один день захватил Новый Карфаген. В 209 году до н. э. у римлян по-прежнему был двадцать один легион, шесть из них на юге. Фабий командовал двумя легионами у Тарента, Фульвий в Лукании и Бруттии, а Марцелл легионами, стоявшими под Венузией.[507] Фабий принял решение вернуть Тарент, одновременно напав на город с моря и с суши. Фабий послал приказ начальнику гарнизона в Регий (там было 8000 человек, переправленных с Сицилии и привыкших жить грабежом, и готовые на все перебежчики из Бруттия), чтобы отправил отряд, который сначала должен опустошить окрестности Кавлонии, а затем осадить город. Он отдал приказ Марцеллу вступить в бой с Ганнибалом, «как только станет достаточно корма для лошадей». Все это было сделано для того, чтобы отвлечь внимание Ганнибала, когда Фабий нападет на Тарент. Марцелл нагнал Ганнибала у Канузии и вовлек его в борьбу.

Марцелл настиг Ганнибала на открытой равнине, где было невозможно устроить засаду, и Ганнибал отступил в леса. Марцелл преследовал его по пятам, ставил свой лагерь рядом с его лагерем. Однажды ночью, когда Ганнибал выступил из лагеря, Марцелл последовал за ним, утром застал врасплох карфагенян и не давал им поставить лагерь, нападая со всех сторон и мешая работать. Армии в полном составе были брошены в бой. Они разошлись только с наступлением сумерек. На рассвете опять завязался бой, но через два часа у римлян дрогнуло правое крыло. По какой-то причине одна половина армии начала отступать, а другая — наступать. Ливий рассказывает, что затем «смятение уже стало общим, и вот — страх сильнее стыда — солдаты бегут».[508] В сражении и во время бегства пало до 2700 воинов, было убито четыре центуриона и два трибуна.

На следующий день армии опять вступили в бой. Сражение шло уже долго, но никто не имел перевеса, и Ганнибал приказал вывести вперед слонов. Слоны внесли панику в ряды римлян, и неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не военный трибун Гай Децим Флав. Схватив знамя, он приказал всем идти за ним туда, где столпились слоны, и забросать их дротиками. Все слоны, а среди них были и раненые, кинулись бежать и «убили своих больше, чем врагов». Марцелл бросил на помятых слонами карфагенян свою пехоту, обратив карфагенян в бегство. Вдогонку Марцелл послал конницу, которая загнала карфагенян в лагерь. Ливий сообщает, что «ко всему еще в самых воротах лагеря рухнули два слона, и солдатам пришлось лезть в лагерь через ров и вал, тут-то и началось избиение: убито было около восьми тысяч человек и пять слонов».[509] Римляне потеряли убитыми 1700 легионеров и более 1300 союзников, и было очень много раненых, и римлян, и союзников.[510]

Следующей ночью Ганнибал ушел, и Марцелл не стал, хотя и желал, его преследовать из-за большого числа раненых. Фабий взял приступом Мандурию и захватил 4000 человек и большое количество продовольствия. Ганнибал лишился еще одной продовольственной базы. Оттуда Фабий направился к Таренту и расположился лагерем у самого входа в гавань. Часть стоявших в гавани кораблей имела на борту стенобитные машины и все необходимое для осады; другая часть — метательные машины, камни и другое оружие. Одни моряки должны были подкатывать к стенам машины и приставлять лестницы, другие с кораблей поражать защитников города. Эти корабли были снаряжены так, чтобы осадить город со стороны открытого моря.[511] По стечению обстоятельств ничего этого не понадобилось. Ганнибал оставил в Таренте отряд бруттийцев, а начальник этого отряда влюбился в женщину, брат которой служил в войске консула Фабия. Сестра написала брату, что ее возлюбленный готов совершить предательство. Брат тайком пробрался в город и уговорил возлюбленного сестры сдать город римлянам. Ночью одновременно зазвучали трубы и с крепости, и из гавани, и с кораблей, приплывших со стороны открытого моря. Крик и тревога поднялись, как и было задумано, там, где не было никакой опасности. Римляне стали перелезать через стену в город, затем взломали ворота, в город вошел большой отряд римлян и прошел на форум. После недолгой схватки римляне одержали победу. Фабий взял 30 тысяч пленных, огромное количество серебряных изделий и монет, 83 тысячи фунтов золота, статуи и картины.[512]

Оторвавшись от Марцелла, Ганнибал пришел в Кавлонию и заставил сдаться бруттийцев, захвативших город. Узнав, что Фабий напал на Тарент, Ганнибал бросился на помощь, но опоздал. Ливий рассказывает, что, когда Ганнибал узнал о победе Фабия, он сказал: «И у римлян есть свой Ганнибал: хитростью мы взяли Тарент, и такою же хитростью его у нас отобрали».[513] Ганнибал разбил лагерь в нескольких милях от города, а через несколько дней ушел в Метапонт. Тем временем Фульвий заставил дезертировать несколько самнитских племен и некоторые города Лукании. Ливий сообщает, что некоторые города Бруттия тоже вступили в переговоры с Фульвием. Союзники Ганнибала дезертировали один за другим.

В 208 году до н. э. Марцелл был избран консулом в пятый раз. Вторым консулом стал Тит Квинтий Криспин. В поле находился двадцать один легион: семь в Южной Италии, один в Капуе, два в Таренте и четыре под командованием консулов занимались поиском Ганнибала, чтобы вступить с ним в бой. Поскольку ходили слухи, что карфагеняне готовят большой флот, рассчитывая высадиться на побережье Италии, Сицилии и Сардинии, к семидесяти кораблям, стоявшим на Сицилии, добавили тридцать. Для защиты побережья вблизи Рима переоснастили тридцать старых военных кораблей и построили двадцать новых. Легионы Криспина попытались осадить Локры, но отступили, узнав, что Ганнибал двинулся в направлении города. Криспин соединился с Марцеллом, и консулы разбили два лагеря между Венузией и Бантией (современный город Банци). Ганнибал быстро направился в их сторону, чтобы вступить с их армиями в бой, который обещал стать первым решающим сражением после Канн.[514]

Но не стал. Согласно Полибию Марцелл с Криспином, взяв с собой отряд всадников, отправились осмотреть лесистый холм, расположенный между их лагерем и лагерем Ганнибала. По какой-то причине отряд нумидийских всадников находился у подножия холма. Когда римляне подошли к вершине, нумидийцы с громкими криками кинулись со всех сторон и окружили римлян, отрезав им путь отступления.[515] Согласно Полибию, Марцелл был убит, а Криспин серьезно ранен. Горстке римлян удалось убежать, захватив с собой раненого консула. Однако к концу года Криспин умер от ран. Ливий говорит, что впервые в римской истории во время войны были убиты сразу два консула.[516] Ганнибал нашел и похоронил Марцелла с воинскими почестями.

Ганнибал направился к Локрам, чтобы помешать римлянам напасть на город. Узнав, что из Тарента в Локры направляются римские отряды, он заманил их в засаду у Петелии, убив 2000 человек и взяв в плен 1500. Вперед Ганнибал отправил нумидийскую конницу, а сам ускоренным маршем шел следом с пехотой. Бой шел с переменным успехом, но в конце концов римляне не выдержали и «кинулись к морю и своим кораблям, бросив свои орудия и машины, которыми разбивали стены».[517] На 207 год до н. э. консулами были избраны Гай Клавдий Нерон и Марк Ливий Салинатор. Как уже говорилось, Нерон был одним из командующих в Капуе и после смерти Сципиона принял командование римскими армиями в Испании. Кроме того, он был одним из ведущих офицеров Марцелла в Казилине. Позже его назовут одним из лучших римских командующих во время войны.

В Испании Сципион продолжал воевать с карфагенянами и летом 208 года до н. э. одержал победу над Гасдрубалом, братом Ганнибала и главнокомандующим в Испании, в битве при Бекуле.[518] Гасдрубалу удалось вывести большую часть армии, и, подобрав по пути сбежавших с поля боя, он направился к Пиренеям. Долгожданное подкрепление наконец-то было на пути к Ганнибалу. Союзники Рима из Массалии предупредили сенат, что Гасдрубал прибыл в Галлию, и римляне были готовы к встрече с ним, когда весной 207 года до н. э. он появился в Италии.

В тот год в поле находилось двадцать три легиона, причем пятнадцать из них в Италии, или в четыре раза больше, чем в 218 году до н. э.[519] Нерон с консульской армией, всего 20 тысяч человек, двинулся на юг, навстречу Ганнибалу. Консульская армия под командованием консула Салинатора должна была противостоять Гасдрубалу на севере.[520] Армия из 20 тысяч человек под командованием Варрона должна была контролировать пути через Этрурию и заблокировать путь на юг из Арретия.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Поход Ганнибала на Рим — Циклопедия

Поход Ганнибала на Рим

Военный конфликт

Ганнибал Барка
Конфликт Вторая Пуническая война

Стороны

Командующие

Силы

неизвестны

неизвестны

Потери

неизвестны

неизвестны

Поход Ганнибала на Рим — событие в ходе Второй Пунической войны.

Во время битвы при Капуе, карфагенский полководец Ганнибал Барка, решил пойти на Рим. По средневековой еврейской рукописи «Хроника Иерахмеель» и «Сефер Йосипон», Ганнибал даже осадил Рим.

После битвы Ганнибала с осаждающими Капую римлянами, медиксом тутикусом (высшее должностное лицо) кампанцев в 211 г. до н. э. стал Сеппий Лесий, ему досталась в управление измученная голодом и войной Капуя[1].

Ганнибал, видя, что он не может ни вызвать римлян на сражение, ни прорваться через их лагерь к Капуе, и опасаясь, как бы консулы не отрезали его от обоза, решил сняться с лагеря. Он решил пойти на Рим, видимо желая заставить таким образом римлян снять осаду с Капуи. Чтобы слабовольные кампанцы не сдались сразу после уходе его армии, Ганнибал снабдил нумидийца посла подарками и наказал ему под видом перебежчика войти в римский лагерь и затем тайком пробраться с письмом в Капую. В пиьсме Ганнибал говорил, что он ушёл, чтобы отвлечь римское войско и его военачальников от осады Капуи на защиту Рима. Затем Ганнибал приказал подвести суда, захваченные на реке Вултурн, к маленькому укреплению, которое он выстроил ещё раньше защиты для охраны переправляющегося войска. Когда ему сообщили: судов столько, что он может переправиться в одну ночь со всем войском, он запасся продовольствием на 10 дней и переправил ещё до рассвета свои легионы, с ночи стоявшие на берегу[2].

Однако, об этом плане Фульвий Флакк узнал ещё заранее от перебежчиков и написал Сенату. В Риме созвали Сенат, Публий Корнелий Сципион Азина забыв о Капуе, стал сзывать на защиту Рима все войска, находившиеся в Италии. Фабий Максим же считал позором оставить Капую, испугавшись угроз Ганнибалае. Победило мнение Публия Валерия Флакка, отвергшего крайности, который написал военачальникам, находившимся под Капуей, «какой гарнизон охраняет Рим; они знают сами, сколько сил у Ганнибала и сколько войска нужно для осады Капуи». Поэтому если часть войска с военачальником во главе можно отправить в Рим, причём осада Капуи не ослабеет, то пусть Клавдий и Фульвий договорятся между собой, кому осаждать Капую, а кому идти к Риму и не допустить его осады карфагенянами[3].

Это сенатское постановление было доставлено проконсулу Фульвию в Капую. Аппию же, страдавшему от раны, пришлось вернуться в Рим. Отобрав 15 тысяч пехотинцев, он перевёл их, а также 1 тысячу всадников через Вултурн. Удостоверившись, что Ганнибал пойдёт по Латинской дороге, Аппий заранее предупредил граждан Сетии, Коры и Ланувия, расположенных при Аппиевой дороге, чтобы они заготовили продовольствие и у себя в городах и подвезут его к дороге из отдаленных сёл, и стянули в города гарнизоны, чтобы каждый город мог рассчитывать на свои силы[4].

Ганнибал, перейдя реку Вултурн, в тот же день стал лагерем недалеко от этой реки. На следующий день, миновав Калы, он прошёл в область сидицинов: один день он грабил её и опустошал, а затем пошёл через области Свессы, Аллиф и Казина по Латинской дороге. Под Казином Ганнибал постоял два дня, опустошив всю округу, после чего, минуя Интерамну и Аквин, пришёл в область фрегелланцев к реке Лирис, где увидел мост, сломанный, чтобы замедлить продвижение Ганнибала[5].

Фульвий, двинувшись вслед за Ганнибалом к Риму, пошёл другой дорогой — Аппиевой. Фульвию тоже пришлось задержаться у Вултурна: свои суда Ганнибал сжёг, а плоты, чтобы переправить войско, Фульвий соорудил с трудом — едва хватило леса. После переправы на плотах оставшийся путь был для Фульвия уже лёгок: не только в городах, но и вдоль дороги были заботливо сложены съестные припасы[6].

Когда гонец из Фрегелл доставил в Рим вести, то в городе началась паника. Сенаторы находились на форуме: каждый из должностных лиц мог в любую минуту к ним обратиться и решить вопрос. В крепости, на Капитолии, по стенам, вокруг города, на Альбанской горе и в Эфуле (город в Лации на склоне Альбанской горы, близ Рима), в крепости, — римляне поставили охрану. В Риме узнали и о том, что проконсул Квинт Фульвий выступил с войском из Капуи. Чтобы власть его не была умалена по прибытии в Рим, Сенат постановил приравнять власть Квинта Фульвия к консульской[7].

Ганнибал в отместку за разрушение моста жестоко опустошил область Фрегелл и через области фрузинатов (совр. Фрозиноне, 86 км от Рима), ферентинцев (совр. Ферентине, 78 км от Рима) и анагнийцев (совр. Ананьи, чуть севернее Латинской дороги) дошёл до Лабиканских земель (Лабики — городок в 22—23 км к юго-востоку от Рима). Оттуда Ганнибал направился через гору Альгид к Тускулу. Город его не принял, и он спустился вниз правее, в сторону Габий, затем пошёл в Пупинию (область между Римом и Тускулом, к востоку или юго-востоку от Рима) и стал лагерем в 8 милях от Рима. Чем ближе подходили к Риму карфагеняне, «тем больше беженцев гибло от рук нумидийцев, шедших впереди, тем больше брали в плен людей всякого звания и возраста»[8].

Наконец Фульвий Флакк вошёл с войском в Рим через Капенские ворота и расположился лагерем между Эсквилинскими и Коллинскими воротами. Плебейские эдилы доставили туда продовольствие; консулы и сенаторы прибыли в лагерь, где совещались о государственных делах. Было решено, что консулы ставят свои лагери возле Коллинских и Эсквилинских ворот; городской претор Гай Кальпурний командует в Капитолии и крепости, Сенат в полном составе собирается на форуме для решения срочных вопросов[9].

Тем временем Ганнибал подошёл к реке Аниену и встал в трёх милях от Рима. Расположившись лагерем, он с двумя тысячами всадников проехал до Коллинских ворот и до храма Геркулеса. Ганнибал разглядывал с самой близи стены и расположение Рима с такой «дерзкой беспечностью», что Флакк не выдержал и выслал всадников с приказом отогнать карфагенян назад в их лагерь. Когда начался бой, консулы приказали, чтобы 1 200 нумидийце-перебежчиков, стоявших на Авентине, прошли через город на Эсквилин, так как «никто лучше них не сумеет драться среди лощин, огородных изгородей, гробниц и дорог, идущих оврагами». Люди, увидев из крепости и с Капитолия, как конные нумидийцы спускаются по Публициеву взвозу (улица, поднимавшаяся от Большого цирка на Авентин), закричали, что Авентин взят. Началось смятение. Не находись за городом карфагенский лагерь, перепуганная толпа выбежала бы из Рима, а теперь, «укрываясь в домах и постройках, люди стали бросать камни и дротики в проходящих сограждан, принимая их за врагов». Хаос усиливал факт нахождения в городе большого количества скота. Тем временем, конное сражение было выиграно римлянами. Римлянами было решено, чтобы все бывшие диктаторы, консулы и цензоры получили военную власть на время, пока карфагеняне не отойдут от стен города[10].

На следующий день, перейдя Аниен, Ганнибал вывел в боевом строю своё войско. Флакк и консулы приняли сражение. Оба войска приготовились к битве, но вдруг хлынул ливень с градом; солдаты укрылись. И на другой день войска, выстроившиеся на том же месте, заставила разойтись такая же буря. Карфагеняне сочли это знамением; слышали будто бы и слова Ганнибала: «никак-де не овладеть ему Римом: то ума не достанет, то счастья». Надежду Ганнибала умалили ещё два обстоятельства: пока сам он был с войском под стенами Рима, в Испанию отправилось пополнение римскому войску; второе — как узнал он от какого-то пленного, поле, где он стоит лагерем, только что продано, да ещё без всякой скидки. Он так возмутился, что тотчас же вызвал глашатая и велел ему объявить: продаются лавки менял, расположенные вокруг римского форума[11].

Расстроенный Ганнибал встал лагерем у речки Тутия (приток Аниена) в 9 км от Рима, а оттуда отправился в рощу Феронии (находилась в Капенской области, Южная Этрурия, близ современная Скорано), к храму, славному в те времена своим богатством. Жители Капены и их соседи приносили туда первый урожай и другие дары. Храм был богато украшен золотом и серебром. Всё это было разграблено Ганнибалом. Целий сообщает, что Ганнибал ещё по пути к Риму свернул к храму от Эрета (город в Сабинской области в 27 км от Рима), к которому шёл от Реаты, Кутилий и Амитерна[12].

  1. ↑ Ливий XXVI 6, 13−17
  2. ↑ Ливий XXVI 7, 1−10
  3. ↑ Ливий XXVI 8, 1−8
  4. ↑ Ливий XXVI 8, 9−11
  5. ↑ Ливий XXVI 9, 1−3
  6. ↑ Ливий XXVI 9, 4−5
  7. ↑ Ливий XXVI 9, 6−10
  8. ↑ Ливий XXVI 9, 11−13
  9. ↑ Ливий XXVI 10, 1−2
  10. ↑ Ливий XXVI 10, 3−10
  11. ↑ Ливий XXVI 11, 1−7
  12. ↑ Ливий XXVI 11, 8−13

cyclowiki.org

Глава 2. Война с Римом и италийский поход Ганнибала.

2.1

Поход на Рим, переход через Альпы и народы наемники в армии Ганнибала.

Весной 218 года до н.э. карфагенское войско выступило на восток. Ганнибал, согласно Полибию, «собрал девяносто тысяч пеших воинов, около двенадцати тысяч всадников и 37 слонов»9. Командовать пунийскими войсками в Испании Ганнибал оставил брата Гасдрубала, передав в его распоряжение около десяти тысяч пехотинцев и тысячи всадников. Хотя историки расходятся во мнение, сколько же всего воинов покинуло Новый Карфаген.

Затем Полибий писал, что «через Пиренеи Ганнибал повёл 50 тысяч пехотинцев и 9 тысяч всадников»10, то есть куда могли исчезнуть двадцать тысяч пехотинцев? Погибли в боях с местными племенами или умерли из-за болезней? Это маловероятно, ведь все-таки большая часть Испании была под контролем Карфагена.

«Карфагеняне перешли Пиренеи через Сердань и далее через перевал Перш и долину Теты. Некоторые народы, жившие на территории современного Русильона, воспротивились продвижению пунийцев и собрали объединённое войско в Русциноне. Но Ганнибал щедро одарил вождей и получил от них разрешение беспрепятственно пройти мимо Русцинона»11..

К концу августа Ганнибал вышел к берегам Роны. Между тем консул Публий Корнелий Сципион продвигался по морю вдоль побережий Этрурии и Лигурии и остановился в Массилии, направляясь в Испанию. Ганнибал переправился через Рону чуть выше её слияния с Дюранс. Ему попыталось помешать переправиться племя вольков, но он отправил им в тыл конный отряд испанцев, который вынудил вольков отступить. Сразу после переправы Ганнибал отправил отряд нумидийских всадников с целью разведать планы римлян. Нумидийцы встретили отряд римских всадников, посланных с аналогичным заданием, и вступили с ним в бой. В стычке победили римляне, а нумидийцы были вынуждены отступить. «Сципион, стоявший в долине Кро, снялся с места и двинулся навстречу Ганнибалу. Ганнибал отступил вверх по левому берегу Роны»12. Сципион не стал его преследовать и отправился с некоторой частью армии в долину По, чтобы подготовиться к её обороне, а другую часть направил в Испанию.

«Ганнибал несколько дней продвигался вверх по течению Роны, дойдя до её слияния с Изером, а затем повернул на восток. Он шёл вдоль Изера до её слияния с Арком, где начиналась гористая альпийская местность»13. В боях с горцами Ганнибал переходил Альпы. На девятый день с начала подъёма, в конце октября, Ганнибал стоял на вершине перевала. Спуск продолжался около 6 дней, и наконец, Ганнибал спустился в верхнюю долину Мориены. «У него осталось 20 тысяч пехотинцев и 6 тысяч всадников»14.

Также особое внимание нужно уделить составу карфагенской армии, ведь она в основном состояла из наемников. Карфагенская держава была очень богата в то время и могла позволить содержать себе армию из наемников.Увидеть это можно из трудов Аппиана «навербовав дополнительно как можно больше воинов из кельтиберов, ливийцев и других народов»15. Карфагеняне составляли же в основном офицерскую часть войска. Ганнибал использовал очень грамотно каждый род войск из разных народов и может быть, в этом и был гений полководца?

Большую часть войска в последствии, составляли галлы и кельты. Каждое племя Ганнибал задабривал по разному, но некоторые особенно галлы не подчинялись военачальнику. Вот что пишет Тит Ливий об этом: «Много раз вожди племен подсылали к Ганнибалу убийц, и спасало его все то — же галльское легкомыслие: вожди легко, не задумываясь, вступали в заговоры и с одинаковою легкостью доносили друг на друга». Хотя галлы хорошо знали окрестности и это было нужно Ганнибалу, также галлы помогли в битве при Требии когда перешли на сторону Карфагена.

С кельтам тоже управляться было не просто, Ганнибал всячески задаривал их подарками, вот что пишет Аппиан «Отдав добычу участвовавшим вместе с ним в походе кельтам, чтобы и их привлечь этой выгодой, он двинулся дальше»16.Кельты были очень выносливыми и непокорными войнами и ожесточенно сражались в битвах, они сыграли свою роль в Тразименском сражении, что пишет про них Полибий:«В это же время часть кельтов напала на Фламиния и убила его, когда он раздумывал, как помочь себе, и совершенно отчаялся в спасении»17.

Также большую роль сыграла нумидийская конница, ведь именно всадники вносили решающий вклад в исход сражения. Вспоминая битву при каннах, где всадники ударили в тыл, тем самым окружив римские легионы. Битву при Требии где они спровоцировали римские войска пойти в атаку.

Нельзя забыть и про слонов в армии Ганнибала, которых он перевел через Альпы, что было немыслимо для врага. Ведь они должны были погибнуть от холода. Хотя слоны в армии Ганнибала носили больше устрашающий характер.

Вот мы и рассказали немного о предыстории Ганнибала Барки, а сейчас перенесемся к главному, то есть за что и помнят этого великого полководца древности это его легендарные сражения.

2.3

Битва при Тицине.

Мы рассмотрим одно из первых сражений Ганнибала на территории Римской республики. Это битва при Тицине, где Ганнибал одержал победу над римской армии под командованием консула Публия Сципиона. Эту битву описывают два историка один римский и другой греческий.

«После перехода через Альпы некоторые галльские племена стали переходить на сторону карфагенян, однако, присутствие римлян мешало другим племенам присоединяться»18.

Это битву можно считать по праву битву конницы, в ней участвовали только всадники за исключением велитов(легкие метатели дротиков) с римской стороны.

Сражение показалопревосходство карфагенской конницы, и необыкновенно умелое пользование ею Ганнибалом. Полибий говорит, «что легкие пехотинцы едва успели бросить несколько стрел, как устрашенные быстрым приближением неприятельской конницы и опасаясь быть раздавленными, повернули кругом и обратились в бегство через интервалы между эскадронами»19. Нумидийская конница также успела обойти с фланга римские войска и ударить по велитом с тыла. Римская конница после столкновения, тоже вскоре бежала, однако нельзя отдать ей должное как она защищала своего командира «всадники же сплотились вокруг консула и, защищая его не только оружием, но и своими телами, вернулись вместе с ним в лагерь, отступая без страха и в полном порядке»20.

В Этой битве Ганнибал решил использовать только всадников, он оценил ситуацию и принял правильное решение. Конница более маневреннее, чем пехота и больше подходила для удара на той местности. Ганнибал удачно использовал своих всадников, зная что они лучше сидят в седле, так как войны были из кочевых народов.

И.Ш. Кораблев предает этой победе исключительное значение. Эта битва показала мобильность карфагенской кавалерии и особенность нумидийских всадников.

Победа укрепила положение Ганнибала в северной Италии и показала, что и римскую военную машину можно победить. Многие галльские племена стали переходить на сторону Карфагена после этой битвы.

2.3

Сражение при Требии.

Это сражение состоялось в декабре 218 года до н.э, когда армией командовал Семпроний Лонг единолично, так как Сципион был ранен в битве при Тицине.

В битве при реке Требия Ганнибал умело использует природный ландшафт местности, «Между его лагерем и Требией протекал ручей с высокими берегами, обросшими камышом и разными кустарниками и деревьями, какие обыкновенно вырастают на невозделанной почве»21и в этом месте устраивает засаду. В засаду Ганнибал отправляет своего брата Магона с тысячью всадников и тысячью пехотинцев. Тит Ливий пишет:« Я вижу, что вы могучи, – сказал им Ганнибал, – но чтобы вы были сильны не только удалью, но и числом, каждый из вас пусть выберет из своей турмы или манипула по девяти похожих на него храбрецов. Магон покажет вам место, которое вам следует занять; перед вами враги, ничего в такого рода хитростях не смыслящие»22. Полибий нам сообщает о таких же цифрах.

«На рассвете Ганнибал велит нумидийской коннице перейти Требию, подскакать к воротам неприятельского лагеря, и бросая дротиками в караульных, вызвать врага на бой, а затем, когда сражение загорится, медленным отступлением заманить его на эту сторону реки»23. Это хитрость Ганнибала для того, чтобы римские войска при переходе реки устали и промерзли и были не в силах сражаться. Замысел полководца удался, вот что пишет Тит Ливий «Когда они вышли на тот берег, все до того окоченели, что едва были в состоянии держать оружие в руках; к тому же они, так как часть дня уже прошла, изнемогали от усталости от голода»24

Начался натиск римских войск. Центр карфагенских войск выдержал атаку римской конницы и прогнал её, а потом и закидали дротиками фланг римской пехоты. Потом в бой вступила засадная конница Магона и ударила в тыл римской армии тем самым «привел задний ряд в неописуемое замешательство»25. Тем самым этот удар заставил римлян отступить.

Это была крупная победа Ганнибала над Римом. В последствии карфагенский военачальник будет делать упор на кавалерию.К.А. Ревяко в своих трудах отмечает: «Ганнибал одержал победу, как говориться, по всем статьям»26. Конница в битве при Требии явилась решающим фактором». И было вполне логично, что Ганнибал использовал именно кавалерию для засады, а не очень заметных слонов или медлительную пехоту.

2.4

Засада у Тразименского озера.

Это сражение произошло в июне 217 года до н.э полной победой карфагенского полководца Ганнибала Барки.

В битве при Тразименском озере Ганнибал победил благодаря местности, которая идеально подходила для засады целой армии. Вот как описывает это место Полибий: «На пути его лежала ровная долина, по обеим продольным сторонам которой тянулись высокие непрерывные горы; на широкой передней стороне ее возвышался крутой, труднодоступный холм, а на задней находилось озеро, оставлявшее очень узкий проход в долину у подошвы горы»27.

Ганнибал, зная расположение римских легионов, устроил здесь засаду. Он граматно использовал ландшафт, располагая войска«занял возвышавшийся против него холм, на котором и расположился лагерем с иберами и ливиянами; балиарян и копейщиков, находившихся во главе войска, он растянул в длинную дугообразную линию и скрыл за высотами, замыкающими долину справа; конницу и кельтов он также повел в обход левых возвышенностей и выстроил их в длинную сомкнутую линию таким образом, что крайние воины находились у того входа вдоль озера и у подошвы гор, который ведет в описанную выше долину»28.

В долине римская армия шла маршем по дороге и римляне не ожидали нападения.

Полибий пишет: «Ганнибал подает всем своим сигнал к нападению, и, они скатываются вниз. Что всего более поразило римлян, так это дружная слаженность неприятельской атаки. Дело в том, что туман, поднявшийся с озера, лег на поле гораздо гуще, чем на высотах, и римляне ничего не видели даже в нескольких шагах, а карфагенские отряды отлично различали друг друга и спустились почти одновременно. Лишь по крикам, загремевшим со всех сторон сразу, римляне поняли, что они в кольце, и бой начался прежде, чем они успели построиться или хотя бы обнажить мечи»29.

Об успехе засады могут говорить показатели потерь среди войск, Аппиан называет, что потери римлян составили двадцать тысяч, Тит Ливий пятнадцать тысяч. Полибий сообщает о войсках карфагена: «всего из его войска пало до полутора тысяч человек»30. Большое количество погибших в войске Ганнибала были кельты, это пример того что военачальник не особо дорожил людьми набранными из народов захваченными римлянами. Так как его армия в основном состояла из наемников он знал, каких воинов кидать в бой первыми а каких нет.

Ганнибал блестяще использовал рельеф местности и туман, который был в то время на озере и в долине. Карфагенская армия оставалась невидимой до последнего момента и римляне не смогли выстроиться в боевые порядки. Многие из них были загнаны в озера и утонули.

Проанализировав битву, можно с уверенностью сказать, что Ганнибал Барка в действительности великолепный стратег и тактик.

2.5

Битва при Каннах.

Сражение произошедшее в августе 216 года до н.э и по моему мнению самое легендарное сражение Ганнибала.

В этой битве нет никаких специфических приемов карфагенянина, потому что сражение происходило на равнинной местности и скорее всего было навязано римской армии. Так как основная мощь римлян проявлялась в строю на открытой местности. Однако, Ганнибал все же расположил свои войска в более выгодном построение. Тит Ливий говорит« Ганнибал разбил свой лагерь, поставив его тылом к ветру волтурну, который несет тучи пыли с полей, иссушенных засухой. Такое расположение, вообще очень хорошее, окажется особенно выгодным, когда войска станут строиться для сражения: карфагенянам ветер будет дуть в спину, а римлянам забьет глаза пылью»31. Полибий пишет аналогично«все войско обращено было лицом к югу»32. То есть римские легионы солнце должно было слепить. Этот момент Ганнибал использовал мудро.

У Ганнибала был великолепный учитель его отец, который прекрасно разбирался в построение войск. Поэтому Ганнибал построил свою армию полумесяцем, и было это очень важным решением. Расчет был на то, чтобы после столкновения с римскими легионами окружить их. Конницу Ганнибал расположил по флангам.«В середине строя стояла пехота; по краям африканцы, а между ними испанцы и галлы»33.

Полибий повествует: «У карфагенян фланги и центр вступили в битву не разом, центр — раньше флангов, ибо кельты выстроенные в виде полумесяца, выпуклою стороною обращенного к неприятелям, выступали далеко вперед, от флангов. В погоне за кельтами римляне теснились к центру, туда, где подавался неприятель, и умчались так далеко вперед, что с обеих сторон очутились между тяжеловооруженными ливинянами, находившимися на флангах»34.

Ганнибал отвел коннице особую роль. Как в последствие скажет Полибий: «Как в этот раз, так и раньше победе карфагенян наибольше помогла многочисленность конницы»35. Если рассмотреть расположение конницы Ганнибала перед битвой, уже можно сделать вывод, как он ценил и возлагал на нее надежды. Аппиан пишет: «Все войско и он разделил на три части и всадников поставил на флангах широко растянутым строем, чтобы, если будет возможность, окружить врагов»36и «середину же он занял сам, так как ему была известна опытность Эмилия. С ним было две тысячи отборных всадников, а Магарбал, имея тысячу других, остался в резерве, чтобы помочь, если увидит, что свои попали где-нибудь в затруднительное положение»37.

В ходе сражения так и произошло, пехота увязла в изнурительной рукопашной схватке, а конница Ганнибала обошла противника с фланга разбила римскую кавалерию и ударила в тыл римлянам. В следствие чего римская армия попала в окружения и была наголову разбита.

К. А. Ревяко отмечает, что широкая равнина позволяла Ганнибалу еще раз показать преимущества своей конницы и, что удар тяжелой конницы в тыл римлянам решил исход сражения.

studfiles.net

Ганнибал против Рима. Республика на краю бездны

История знает немало случаев, когда единственный человек олицетворяет собой всю эпоху. Одним из таких исторических персонажей был Ганнибал, сын Гамилькара, карфагенского полководца последних лет Первой Пунической войны, названный божественным именем (дословно «Ганнибал» – «благоволение Ваала») – он по самому факту рождения был врагом Рима и посвятил всю жизнь войне с Республикой.

Ганнибал Барка

Помимо традиционного карфагенского образования Ганнибал обучался греческому языку и эллинской культуре. Всё детство и юность он провёл в военных походах и лагерях. Ганнибал развивал свой ум и талант полководца, получил военную закалку и воспитывался в армейских условиях. «Он первым вступал в бой и последним покидал поле брани», – говорили о нём историки. Враги не могли простить ему многочисленные победы скорее за счёт смекалки, чем ценой жизни солдат. Ветераны карфагенской армии видели в Ганнибале вернувшегося к ним Гамилькара, молодые солдаты уважали за заботу о людях. Командующим армией Ганнибал стал в двадцать восемь лет.

Ганнибал вошёл в историю как один из величайших полководцев и стратегов, едва не уничтоживший Рим. Согласно легендам, он поклялся пред смертным ложем отца, что не успокоится, пока Рим не падёт. Как известно, боги распорядились иначе.

Начало войны

Мир, заключённый с Римом по итогам Первой Пунической войны, не мог длиться долго. Ганнибал прекрасно понимал это и готовился к новой войне за господство над Средиземноморьем. Чтобы не повторять ошибок предыдущего конфликта и не воевать с Республикой до полного истощения ресурсов, карфагенянам необходимо было взять Рим – другого выхода попросту не существовало.

Ганнибал прекрасно понимал, что попытка высадки в Италию с моря закончится тем, что до Рима не дойдёт ни один карфагенский солдат – у Рима была прекрасно налаженная разведывательная служба, и возможный десант встретил бы республиканский флот на море и легионы на суше. Оставался единственный путь – по суше, через карфагенскую Испанию.

Подобно Первой Пунической, Вторая война началась с незначительного конфликта на спорной территории. В 219 г. до н.э. римляне организовали в Сагунте – карфагенском городе на востоке Испании – переворот, установив там власть враждебной Карфагену партии. В ответ на это Ганнибал осадил город. Незамедлительно последовал обмен обвинениями в нарушении обязательств: Рим выразил протест и потребовал снять осаду, Карфаген заявил, что вмешательство в дела Сагунта противоречит ранним договоренностям. Столкновение стало неизбежным.

После взятия Сагунта и укрепления своих позиций в Испании Ганнибал решился на переход через Пиренеи. Чтобы не оставлять открытый тыл, он оставил в завоёванных землях одиннадцатитысячное войско под предводительством своего брата. Сам Ганнибал возглавлял армию из пятидесяти тысяч пехотинцев и девяти тысяч всадников. Карфаген помнил об ошибках прошлого конфликта, поэтому эти воины уже не были наёмниками, большинство из них составляли ливийцы и испанцы. Часть армии отказалась от пиренейского похода и была распущена, некоторые дезертировали, но основной костяк был готов идти на Рим.

Владения Карфагена и Рима к началу Второй Пунической войны

Переход через Пиренеи тяжело дался Ганнибалу и его воинам. Ожесточённое сопротивление оказывали галльские племена, люди и животные погибали в тяжёлых условиях гор. Чтобы достичь Роны, карфагенянину пришлось всё лето вести бои с галльскими племенами, а чтобы переправиться через неё – вступить в тяжёлое сражение.

Из Галлии Ганнибал мог пройти в Италию либо побережьем, где ему предстояло бы столкнуться с сильной римской армией консула Публия Корнелия Сципиона, либо напрямую – через Альпы. Решив не затягивать войну и любой ценой дойти до Рима, Ганнибал направился прямиком в горы, надеясь атаковать с северо-запада плохо защищённые римские границы. Публий Сципион также уклонился от сражения, направив большую часть своих войск в Испанию.

Поход через Альпы

Альпийский поход был очень рискованной затеей, но именно он и прославил Ганнибала в веках. За семнадцать дней перехода армия потеряла больше половины людей и слонов, переправить которых по узким горным тропам было особенно тяжёлой задачей. В первые дни похода карфагеняне не встречали особого сопротивления, пока не перешли реку Друенцию и не начали восхождение. По мере приближения к Альпам воинов Ганнибала охватил ужас при виде непреодолимых гор и ледников, «почти сливающихся с небесным сводом». Следовало учитывать, что предгорья были населены враждебными галлами, отлично знавшими местность и горные тропы, отчего их атаки становились непредсказуемыми.

С большим трудом и огромными потерями на девятый день карфагеняне достигли перевала, где встали на двухдневный отдых. Впереди армию ждал спуск по склонам куда более крутым, чем те, что пришлось одолевать на подъёме. Вдобавок к этому, в Альпах пошёл снег, совершенно непривычный для карфагенской армии. Войско охватило уныние. Именно тогда, как гласит ещё одна легенда, Ганнибал произнёс воодушевляющую речь, которую донёс до нас историк Тит Ливий:

Теперь вы одолеваете стены не Италии только, но и Рима. Отныне всё пойдёт как по ровному, отлогому склону; одна или, много, две битвы отдадут в наши руки, под нашу власть крепость и столицу Италии.

В конце спуска карфагеняне наткнулись на неприступную скалу, обойти которую было невозможно из-за льда и смёрзшейся грязи. По свидетельству упомянутого Тита Ливия, «…Ганнибал развёл огромный костёр. Когда костёр выгорел, карфагеняне залили раскалённый камень уксусом, превращая его этим в рыхлую массу. Таким образом, Ганнибал взрывал горную породу с помощью уксуса. Потом, сломав железными орудиями растрескавшуюся от действия огня скалу, карфагеняне сделали её проходимой, смягчая плавными поворотами чрезмерную крутизну, так что могли спуститься не только вьючные животные, но и слоны. Всего у этой скалы было проведено 4 дня, причём животные едва не умерли в это время от голода».

Местные племена галлов встретили Ганнибала как освободителя и присоединились к его войску. Отнесись они к Ганнибалу враждебно, поход так и закончился бы в альпийских предгорьях, поскольку с Альп спустилось только 26 тысяч воинов.

Ганнибал в Италии

Тем не менее, в Риме к этой кажущейся незначительной угрозе отнеслись с предельной серьёзностью. Сенат немедленно мобилизовал все доступные людские ресурсы и собрал армию из 300 000 пехотинцев и 14 000 всадников. В резерве Республики оставалось ещё до полумиллиона взрослых мужчин, способных влиться в состав легионов.

Первое столкновение произошло в декабре 218 г. на берегах Тичино. Армия Ганнибала уступала римлянам в пехоте, но вдвое превосходила по числу конных – под командование карфагенянина перешли некоторые цизальпинские галлы. Полководец понимал, что уставшая от походов и хуже снаряжённая армия не сможет противостоять римлянам во фронтальной атаке, и решил действовать хитростью. Армии расположились по разным берегам реки, небольшой отряд карфагенской конницы переправился через Тичино и отступил назад, спровоцировав римлёян на преследование. Римские легионеры перешли на другой берег и сразу столкнулись с войском Ганнибала. Когда завязалось пешее сражение, в тыл римлянам ударила ожидавшая в укрытии карфагенская конница, обратив противника в бегство.

После победы Ганнибал решил укрепиться на севере Италии, не рискуя атаковать Рим. Он рассчитывал набрать союзников, однако только галлы согласились в открытую выступить против Рима и присоединиться к врагам Республики. Кроме того, поджимало время – из-за болезни, полученной в походах, Ганнибал потерял зрение на одном глазу, отсутствовало снабжение и финансирование из Карфагена.

В марте 217 г. новые римские консулы Гай Фламиний и Гней Сервилий направились на север, чтобы остановить поход карфагенян. Ганнибал столкнулся с тридцатитысячной армией Фламиния у Тразименского озера и разгромил её, в очередной раз схитрив: заманил римлян в ловушку в долине озера и атаковал с тыла. После этого под контролем Ганнибала была уже вся Северная Италия.

Невзирая на видимые успехи, Ганнибал не торопился идти на Рим, защищённый в полном соответствии со статусом столицы. Карфагенская армия была недостаточно сильна для взятия города и не имела осадных орудий, римляне же обладали многочисленным и прекрасно обученным войском. Более того, захватить столицу – это только половина победы, Рим требовалось ещё и удержать. Ганнибал рассчитывал на поддержку римских провинций, надеясь, что, видя поражения республиканской армии, италики перестанут поддерживать Рим. На протяжении всего 217 г. он двигался по полуострову, стараясь переманить италийские полисы на свою сторону и выбирая наилучшую базу для подготовки к генеральному сражению за Рим. Ни то, ни другое не увенчалось успехом. Карфаген, тем временем, также не торопился помогать своему полководцу в Италии, так как Испания с её богатейшими рудниками находилась под ударом римской армии.

Рим старался получить максимальную выгоду от нерешительности своего врага. Выбранный диктатором Квинт Фабий Максим использовал тактику «мастерского бездействия», не ввязываясь в сражения с Ганнибалом. Максим справедливо полагал, что армия противника не сможет долго продержаться без поддержки Карфагена и ослабеет от голода, разногласий и болезней. Молчаливое противостояние длилось около года, пока разорение италийских земель Ганнибалом не вызвало волну негодования римского плебса. В помощь (хотя, скорее, в нагрузку) Максиму был назначен второй диктатор – Марк Мунций Руф. Мунций незамедлительно вступил в сражение с Ганнибалом при Геронии и проиграл.

Каннская битва

Война затягивалась. Рим больше не мог терпеть армию врага на своей земле, а враг не торопился разбиваться о римские стены. В 216 г. на место диктатора Фабия назначили консулов Гая Терренция Варрона и Луция Эмилия Павла, в чьё распоряжение Сенат передал войско в 80 000 пехотинцев и 7 000 всадников. Армия Ганнибала на тот момент включала 40 000 пехотинцев и 10 000 и всадников соответственно.

Очередная битва состоялась у города Канны, захваченного карфагенянами ради пополнения запасов провизии. Римляне разбили лагерь неподалёку. Как бы странно это ни звучало, консулы командовали армией по очереди – через день. Теренций Варрон хотел незамедлительно атаковать врага и быстрее вернуться в столицу за триумфом, Эмилий Павел не хотел рисковать, считая позицию римлян невыгодной. 2 августа 216 г., в день командования Варрона, легионеры двинулись в атаку.

Ганнибал завлёк Варрона на широкую равнину, идеально подходящую для конницы. В центре поля он расположил галлов, втайне ожидая, что те не выдержат фронтального удара римских легионов. Во время битвы галлы побежали, и преследовавшие их римляне оказались в котле. Карфагенская конница и ливийские ветераны атаковали римлян с флангов и тыла, захлопнув ловушку. Римская армия попала в окружение, потеряла манёвренность и была почти полностью уничтожена: пало 44 000 легионеров, в их числе консул Эмилий Павел. Уцелевшие десять тысяч римлян вместе с Варроном бежали в Канузий. Ганнибал потерял 6 000 бойцов, две трети которых были галлами.

Гибель Эмилия Павла. Джон Трамбулл, 1773

Настолько сокрушительное поражение Рима удалось благодаря непревзойдённому полководческому мастерству Ганнибала. Гегемония Рима в Южной Италии пошатнулась, дорога на столицу была открыта.

Но даже победа при Каннах не вселила в Ганнибала уверенность в победе над Римом. Он опасался, что в случае осады столицы за оружие возьмутся все граждане Республики. Вместо атаки на Вечный Город он начал набирать союзников: самниты, бруттии, луканы, даже Сиракузы и Македония готовы были присоединиться к Ганнибалу, чтобы довершить расправу над изрядно надоевшим всем Римом. Карфаген отправил полководцу небольшие подкрепления, более для того, что выразить одобрение его успехам. Ганнибал захватил Капую и вёл незначительные бои на юге Италии.

В Риме нарастала паника – Сенат оставил в городе маленький гарнизон, не способный к серьёзной обороне. Матроны из знатных семей бежали, рыдая, в храмы, где своими волосами вытирали статуи богов. Вдовы павших воинов, ради сохранения знатного рода, сходились с рабами и чужеземцами – невиданная для спесивых римлян практика! Сенат даже санкционировал человеческие жертвоприношения, полагая, что беды республики вызваны немилостью богов.

Ганнибал считает кольца павших римских всадников. Себастьян Слодтц, 1704

Историк Полибий писал, что римляне «опаснее всего именно тогда, когда оказываются перед смертельной угрозой». Всё население Лация бросилось спасать Республику в яростном желании отстоять Рим. На снаряжение армии люди несли свои сбережения. Все мужчины, способные держать оружие, стали под алые вексиллумы легионов. В армию брали даже рабов, обещав им в случае победы свободу. Настало время римского реванша.

Римляне осадили Капую. Чтобы отвлечь легионеров, Ганнибал подошёл на расстояние в несколько миль от Рима – и ближе к столице республики он уже никогда не оказывался. Встретив на пути ещё 200 000 человек против своих 40 000, он был вынужден отступить на юг. В 211 г. Капуя вернулась Риму, карфагеняне отошли в Бруттию.

Судьба ещё даст Ганнибалу шанс отыграться. Впереди его будет возвращение в Карфаген, заключение мира с Римом и бегство в Антиохию. А нам остаётся только догадываться, о чём думал полуслепой воин, оттеснённый бесчисленной лавиной врагов, понимая, что все труды пятнадцатилетней войны оказались напрасны.

Окончание следует



Публикуется в авторской редакции

warspot.ru

Великие полководцы. Ганнибал Барка » Военное обозрение

В 247 году до н.э. в семье талантливого карфагенского военачальника и государственного деятеля Гамилькара Барка родился сын, известный всему миру как Ганнибал Барка.

Как и любой образованный аристократ, Гамилькар серьёзно относился к обучению своего сына, стараясь, чтобы тот получил образование греческого образца, целью которого было сделать человека всесторонне развитой личностью. Поэтому Ганнибал вместе со своими братьями занимался в лучших школах города, старательно постигая такие дисциплины как ораторское искусство, чтение, арифметику, музыку.


Ганнибалу ещё в юности довелось, как говорится, «понюхать пороху», поскольку, отдавая дань древней традиции, он сопровождал отца в многочисленных походах. Таким образом, Ганнибал участвовал в походе против Испании в период Первой Пунической войны (264-241 гг. до н.э.). Как и взрослые мужчины, он сражался с римскими воинами, защищая право Карфагена на обладание землями плодородной Сицилией и его господство в Средиземном море. Скорее всего, именно в это время Ганнибал впервые возненавидел Рим, и даже поклялся отцу, что его жизнь будет посвящена борьбе с ненавистным государством.

Однако военные походы не помешали Ганнибалу получить образование, впоследствии он продолжал заботиться о пополнении своего интеллектуального багажа. К примеру, уже став главнокомандующим, Ганнибал, благодаря спартанцу Зозилу, сумел настолько хорошо освоить греческий язык, что использовал его при составлении государственных бумаг. Полководец отличался гибкостью и крепостью телосложения, достиг превосходных результатов в беге, в искусстве рукопашного боя, был прекрасным наездником. Его умеренные потребности в пище и отдыхе, неутомимость в походах, безграничная отвага и беззаветная храбрость всегда были примером для солдат. Свой талант стратега Ганнибал проявил ещё в 22-летнем возрасте как начальник конницы у Гасдрубала, который в 229 г. после смерти Гамилькара, стал главным военачальником в Испании. В характере Ганнибала причудливым образом сплеталась горячность со способностью обдумывать действие до мельчайших подробностей, предусмотрительность с энергичностью и способностью настойчиво преследовать намеченную цель.

Кроме того, Ганнибалу были свойственны изобретательность и даже лукавство. Чтобы добиться своей цели он использовал оригинальные и неожиданные средства, различные ловушки и хитрости, тщательно изучая характер своего противника. Не пренебрегавший систематическим шпионажем, Ганнибал всегда получал своевременную информацию о планах неприятеля и умудрялся даже в Риме содержать постоянных шпионов.

Ганнибал умел подчинять себе людей, что отражало беспредельное повиновение его воле разноплеменных и разноязычных войск, никогда не бунтовавших против Ганнибала. Таким человеком был гениальный полководец, после смерти Гасдрубала ставший вождём испанской армии и решившийся на осуществление замыслов своего не менее талантливого отца. К тому же, у него имелись все необходимые средства для достижения этой цели.

При отсутствии поддержки правительства Карфагена Гамилькар очертил границы новой провинции в Испании, благодаря богатым рудникам которой он смог не только пополнить казну, но и, используя резервы подвластных общин, увеличить в необходимом ему объёме численность вспомогательных войск и наёмников. Римские дипломаты в 226 году заключили договор с Гасдрубалом, запрещающий карфагенянам продвижение за Ибер. Однако на юго-запад от Ибера, в основной части территории Испании карфагенянам была предоставлена полная свобода действий. От отца Ганнибалу досталась полная казна и сильная, привыкшая к победам армия, солдаты которой по-настоящему дорожили честью знамени и были беззаветно преданы своему вождю. Настал подходящий момент, чтобы свести счёты с Римом.

Однако правительство Карфагена совсем не привлекали замыслы молодого полководца, а Ганнибал не хотел начинать войну вопреки воле законной властителей, и тогда он попытался спровоцировать на нарушение мира испанскую колонию Сагунту, которой покровительствовал Рим. Но сагунтцы ограничились отправкой жалобы в Рим. Чтобы выяснить все подробности дела, римский сенат отправил в Испанию комиссаров. Ганнибал был уверен, что резкое обхождение заставит римлян объявить войну, но комиссары, разгадав его намерения, предпочли промолчать, сообщив Риму о надвигающейся грозе. Римляне начали усиленно вооружаться.

И через некоторое время Ганнибал решил действовать. Он написал правительству Карфагена о притеснении карфагенских подданных со стороны сагунтцев, и, не считая нужным дожидаться ответа, начал военные действия. Власти Карфагена были потрясены дерзостью этого решения; шла речь о возможной выдаче Ганнибала Риму.

Однако, возможно потому, что карфагенское правительство опасалось собственной армии больше, чем римских солдат, или же в связи с пониманием невозможности исправить сделанное, а может и из-за обычной нерешительности решили не предпринимать никаких действий, т.е. как не поощрять войну, так и не пытаться её продолжить. И через 8 месяцев осады Сагунт в 218 г. был взят.

Римские послы потребовали выдать Ганнибала но, не дождавшись от карфагенского сената никакого ответа, объявили о начале войны, получившей название Второй Пунической войны.

Ганнибал понимал, что против Рима лучше всего бороться непосредственно в Италии. Он позаботился о безопасности Африки, а также оставил в Испании войско под командованием своего брата Гасдрубала, после чего в 218 г. Ганнибал с армией, состоявшей из 12000 всадников, 80000 пехотинцев и 37 боевых слонов, отправился из Нового Карфагена. Его путь шёл через южное побережье Испании и Галлии. Затем армия Ганнибала спустилась в Южную Галлию, где поджидавшему их консулу Публию Корнелию Сципиону не удалось помешать армии Ганнибала пройти в долину Роны. Римляне поняли, что Ганнибал намерен пробраться в Италию с севера. В связи с этим римляне отказались от первоначально запланированного разделения сил армии и флота между консулами, и обе консульские армии отправились к северу Италии, навстречу Ганнибалу.

В это время армия карфагенского полководца подошла к Альпам. Карфагенянам предстояло преодолеть один из сложнейших этапов похода – перейти обледенелые кручи, узкие горные тропы, нередко пробираясь сквозь снежные бури, ставшие для не имеющих абсолютно никакого представления о снеге и холоде карфагенян, особенно тяжелым испытанием. На переход через Альпы у армии Ганнибала ушло тридцать три дня.

Битва при Заме

В октябре 218 года войско Ганнибала спустя пять с половиной месяцев сложного похода, проведенного в непрерывных сражениях с горцами, спустилось в долину реки По. Однако потери, которые понесла армия Ганнибала за этот период, были настолько огромны, что в Италию с Ганнибалом пришли всего 20000 пехотинцев и 6000 всадников. Практически все боевые слоны пали в пути. В Цизальпинской Галлии, которую не так давно покорили римляне, карфагенский полководец дал отдохнуть своему измученному войску, значительно пополнив его ряды благодаря отрядам местных племён.
После занятия и разрушения Турина, Ганнибал разбил римлян в битве у реки Тичино, после чего нанёс им ещё более серьёзное поражение на реке Треббии.

После первых побед войска Ганнибала разбили зимние станы в Цизальпинской Галлии, попутно усиливаясь за счёт прибытия новых бойцов из галльских племен. С наступлением весны 217 г. римляне выдвинули навстречу две армии, задачей которых было перекрытие пути на Рим. Однако Ганнибал решил просто уйти от столкновения с ними, обойдя армию Фламиния с левого фланга, и попутно осложнить возможность её сообщения с Римом. Полководец принял решение вести свою армию кратчайшим путём в направлении Пармы, через Клузиумские болота, к тому же затопленные паводком на реке Арно. Армия Ганнибала дня шла по болоту несколько дней, лишилась всех боевых слонов и большей части лошадей. Преодолев болота, армия Ганнибала пошла на ложный манёвр, имитирующий подготовку к осаде Рима. Купившийся на эту хитрость, Фламиний оставил занятые позиции и спешно организовал преследование Ганнибала, пренебрегая должным боевым охранением. Пользуясь этой оплошностью Фламиния, Ганнибал устроил гениальную засаду у Тразименского озера, засев там целой армией.

Ганнибал, занявший окрестные высоты, ожидал римлян в узкой долине озера. Когда римляне вошли в долину, бойцы Ганнибала атаковали их со всех сторон, нанеся неспособным на организованный отпор застигнутым врасплох римлянам унизительное поражение. Римское войско было разбито полностью, в битве погиб и сам Фламиний.

Никогда прежде Рим не подвергался такой опасности, какая возникла в результате разгрома армии Фламиния. Диктаторская власть в Риме досталась Квинту Фабию Максиму (он же Кунктатор, т.е. Медлитель). Римский диктатор предлагает прибегнуть к тактике избегания крупных сражений, призванной окончательно вымотать противника, и без того изнурённого походами, вызвав у него неразрешимые затруднения в снабжении. Данная тактика подвергалась критике, и после окончании срока правления Фабия в 216 году до н.э. власть и командование перешли к консулам: Гаю Теренцию Варрону и Луцию Павлу Эмилию. В этот момент в распоряжении Рима находилось 90 тысяч пехотинцев, 8100 кавалеристов и 1000 сиракузских стрелков.

Тем временем, многие месяцы и годы походов сказывались на армии Ганнибала не самым лучшим образом. Бойцы были на грани истощения, а пополнения из Карфагена так и не присылалось. Так политические противники Ганнибала решили расшатать его авторитет. Однако карфагенянам, застрявшим в Италии, продолжало везти. Ганнибалу, сами того не желая, помогали римляне. Теренций Варрон, атаковавший карфагенян при Каннах, не учёл особенностей местности, удобной для действий превосходной нумидийской конницы Ганнибала. Перед сражением римские войска насчитывали 80000 пехотинцев и 6000 всадников. Карфагенская пехота уступала римской в численности вдвое, зато в коннице превосходство было более чем двукратным: против римских 6 тысяч Ганнибал выставил 14 тысяч всадников. Римляне потерпели новое ужасное поражение – разгром и позор.
Победа Ганнибала в битве при Каннах имела широкий политический резонанс. На его сторону стали переходить многие общины юга Италии. Из состава римского государства фактически вышли провинции Самния и Бруттия, а также значительная часть Лукании.

Победа при Каннах укрепила позиции Карфагена и на международной арене – она меняла геополитическую расстановку сил в мире. Римская гегемония пошатнулась по-настоящему. Ганнибал получал союзнические предложения от македонского царя Филиппа V, а также от правителей Сицилии – на сторону Карфагена перешли Сиракузы. Потеря Римом Сицилии стала практически свершившимся фактом.

Однако одержанная победа всё же не позволила Ганнибалу выступить на Рим, потому как у его армии отсутствовали средства для надлежащего ведения осады. Ему оставалось удовольствоваться переходом на свою сторону многих римских союзников и открытием перед карфагенянами ворот Капуи, второго города республики. Именно здесь Ганнибал позволил немного отдохнуть своим измученным солдатам, однако положение самого Ганнибала практически не изменилось, так как правительство Карфагена, озабоченное исключительно собственными корыстными интересами, упустило возможность окончательно расправиться со своими исконными соперниками – римлянами, по-прежнему почти не поддерживая своего полководца. Недальновидность карфагенского правительства, которое не беспокоила участь находящейся на вражеской территории карфагенской армии, лишённой регулярной связи с метрополией и источника пополнения материальных и людских резервов, роковым образом отразилось на судьбе Ганнибала. За весь этот период в подкрепление армии Ганнибала было выслано лишь 12 тысяч пехотинцев и 1 500 конников. Тем временем Рим успел оправиться и собрать новые войска, после чего в сражении при Ноле консулу Марцеллу удалось одержать первую победу над карфагенянами. После ряда сражений римляне взяли Капую, а Ганнибал был вынужден занять оборонительную позицию.

Не дождавшись подкрепления из отечества, Ганнибал обратился к своему брату Гасдурбалу, который, покинув Испанию, в 207 году отправился с войском в Италию, однако ему не удалось соединиться с Ганнибалом, потому что римляне приняли соответствующие меры для предотвращения этого. После победы над Ганнибалом в битве при Грументуме войска консула Клавдия Нерона соединились с армией другого консула Ливия Сампатора, вместе разбив Гасдрубала. Получив отрубленную голову своего брата в качестве посылки, Ганнибал решил отступить в Бруциум, где продержался ещё в течение 3 лет.

По истечении этого срока правительство Карфагена вызвало полководца для защиты родного города, к которому приближалось войско, возглавляемое консулом Публием Корнелием Сципионом, перенесшим военные действия в Африку.

В 203 году Ганнибал, покинув Италию, переправился в Африку, высадившись при Лептисе, его армия расположилась при Адрумете. Попытка проведения мирных переговоров с римлянами не увенчалась успехом. Наконец, в 202 году состоялось решающее сражение при Заме. Значительная роль в разгроме армии Ганнибала принадлежит нумидийской коннице под командованием царя Масиниссы, перешедшего на сторону римлян. Карфагенское войско было разбито, таким образом была поставлена точка во 2-ой Пунической войне. И уже в 201 году до н.э. враждующие стороны подписали мирный договор, условия которого были тяжким и унизительным бременем для карфагенян. Карфаген должен был отказаться от всех своих заморских владений, в том числе и от Испании. Кроме того, карфагенянам не имели начинать военные действия даже против соседних племён, не получив одобрения римского сената. Также Карфаген обязали выплатить контрибуцию в 10 000 талантов и выдавать Риму все свои военные корабли и боевых слонов.

В мирное время Ганнибал проявил свои таланты в сфере государственного управления; занимая должность претора, Ганнибал сумел упорядочить финансы, обеспечив срочную выплату тяжёлой контрибуции, и в целом, как в период войны, так и в период мира был на высоте.

Тем не менее, Ганнибал не оставлял надежд на возобновление борьбы с Римом и, чтобы повысить шансы на успех, стремился заручиться поддержкой сирийского царя Антиоха III. Узнав об этом, враги Ганнибала сообщили о его действиях в Рим, после чего римляне потребовали от Карфагена выдачи Ганнибала. Это вынудило полководца отправиться на поиски убежища к Антиоху. Впоследствии он даже уговорил его начать войну против Рима, надеясь, что его соотечественники присоединяться к этой борьбе. Однако карфагенское правительство решительно отказалось от участия в войне.
В итоге римляне разбили сирийский и финикийский флот, одновременно с этим Корнелий Сципион разгромил Антиоха под Магнезией. После поражения Антиоху III пришлось искать мира, и не последним пунктом в этом договоре была выдача Ганнибала.

Очередное требование римлян выдать Ганнибала, в 189 году вынудило его бежать. Некоторые историки считают, что какое-то время Ганнибалу покровительствовал армянский царь Артаксий, которому карфагенский полководец помог в основании города Арташат на р. Аракс. После Ганнибал попал на о. Крит, а затем оказался у вифинского царя Прузия. Здесь он возглавил союз Прузия и соседних с ним властителей, созданный для борьбы с римским союзником, пергамским царём Эвменом.

Историки описывают морское сражение, в котором Ганнибал сумел обратить в бегство корабли пергамцев, забросив змей на палубы их кораблей. Несмотря на то что удача вновь была на стороне Ганнибала, Прузий изменил ему, договорившись с римским сенатом о выдаче своего гостя. Когда 65-летнему Ганнибалу стало известно об этом, он, чтобы избежать постыдного пленения, решился принять яд, который постоянно был при нём, залитый в перстень.
Так окончилась жизнь великого полководца, павшего жертвой политических интриг, который ещё при жизни любил повторять, что «Ганнибала победил не Рим, а карфагенский сенат».

Литература:
Кораблев И. Ш. Ганнибал . — М.: Наука, 1976.
Лансель С. Ганнибал. — М.: Молодая гвардия, 2002.
Huss W. Hannibal. — 1986.

topwar.ru

Поход Ганнибала в Италию. История Рима

Поход Ганнибала в Италию

В конце апреля или начале мая 218 г. Ганнибал выступил из Нового Карфагена с армией, состоявшей из 90 тыс. пехоты, 12 тыс. конницы и нескольких десятков слонов. Перейдя Ибер, он ценой больших потерь покорил племена теперешней Каталонии, оказавшие карфагенянам силь­ное сопротивление. Для удержания завоеванной области Ганнибал оста­вил там более10 тыс. человек. Почти столько же людей он распустил по домам. Это была наименее дисциплинированная часть его армии, среди которой слухи о предстоящем походе вызывали недовольство. Ганнибал предпочел отделаться от нее теперь же. За вычетом понесенных в Катало­нии потерь, оставленных там гарнизонов и демобилизованных, у Ганниба­ла осталось только 50 тыс. пехоты и 9 тыс. конницы. Зато это были отбор­ные войска. С ними Ганнибал перешел Пиренеи и двинулся вдоль южного побережья Галлии к р. Родан (Рона).

Римляне начали смутно догадываться о планах Ганнибала только тог­да, когда от массилийских послов узнали о его переходе через Ибер. Од­новременно с этим в Риме получили другое неприятное известие: восста­ли бойи и инсубры и осадили только что основанные римские крепости в Цизальпинской Галлии. Поэтому часть войск, предназначенных для от­правки в Испанию, пришлось спешно перебросить на подавление восста­ния, а Сципион должен был набрать для себя новый легион. Это вызвало задержку испанской экспедиции.

Наконец, в начале лета оба консула направились по своим местам: Тиберий Семпроний с эскадрой в 160 пятипалубных судов отплыл в Лилибей, а Публий Корнелий с 60 кораблями направился в Массилию. Отсюда можно видеть, что даже в этот момент у римлян еще не было ясного пред­ставления о намерениях Ганнибала: в противном случае они не обнажили бы Италию. Вероятно, римский сенат не допускал, чтобы планы Ганниба­ла шли дальше завоевания Массилии.

Прибыв к устью Родана, Спицион получил известие (оно оказалось за­поздалым), что Ганнибал перешел Пиренеи. Консул, не торопясь, стал вы­саживать войска, будучи уверен, что карфагенянам не удастся так скоро пробиться через Южную Галлию. Каково же было его изумление, когда почти сейчас же ему сообщили, что Ганнибал уже подошел к Родану! Сци­пион ускорил высадку и одновременно послал на разведку отряд конницы.

Ганнибал действительно подошел к нижнему течению Родана, в четы­рех днях пути от устья. Через область союзных с Массилией галлов он прорвался где силой, а где прибегая к подкупу. На Родане для карфагенян создалось критическое положение. На левом берегу реки собралось мно­жество галлов с явным намерением помешать переправе. При таких усло­виях форсировать быструю и глубокую реку было бы очень рискованно. Тогда Ганнибал придумал следующий план. У жителей правого берега были закуплены все наличные транспортные средства. Кроме них изготовили огромное количество плотов и грубых челноков. Когда все было готово для переправы, Ганнибал тайком послал вверх по течению реки сильный отряд.

Поднявшись километров на 40, карфагеняне переправились на левый берег и, подойдя к лагерю галлов, дали знать Ганнибалу о своем прибытии сигнальными кострами. Тогда Ганнибал начал переправу своих главных сил. Галлы с азартом отбивали переправлявшиеся войска и не замечали, что у них делалось в тылу: в это время карфагенский отряд напал на их лагерь и поджег его. Растерявшиеся варвары не выдержали двойного удара и в бес­порядке бежали. Теперь Ганнибал мог без помехи закончить переправу.

Много хлопот доставили 37 слонов, находившихся в карфагенс­кой армии. Для их переправы построили несколько огромных плотов, которые покрыли землей и дерном, чтобы создать для животных видимость суши. Плоты шли на буксире у множества лодок. Слоны, очутившись посредине реки, начали испуганно бросаться в разные стороны, но, видя себя окруженными водой, в конце концов успокои­лись и были благополучно доставлены на другой берег. Только не­сколько животных в страхе кинулись в воду. Их погонщики утонули, но сами они выбрались на сушу.

Пока шла переправа, Ганнибал послал на разведку 500 нумидийских всадников. Они встретились с конным отрядом Сципиона. В жестокой схватке нумидяне потеряли больше 200 человек и отступили. Римляне гнались за ними до самого карфагенского лагеря. Вернувшись, они доло­жили Сципиону о близости противника. Консул со всеми своими силами немедленно двинулся вдоль реки. Но когда римляне достигли места пере­правы, они нашли только пустые окопы: Ганнибал уже 3 дня тому назад покинул свою стоянку и теперь форсированным маршем шел вдоль Родана на север. В его планы не входило ослаблять свои силы преждевремен­ным столкновением с римлянами.

Сципиону ничего не оставалось, как вернуться к морю и снова погрузить армию на суда. Только теперь ему стал совершенно ясен план Ганнибала. Римский консул был опытным и дальновидным стратегом. Он предвидел роль, которую в войне будет играть Испания как главный плацдарм Ганнибала. Поэтому большую часть армии, под начальством своего брата Гнея, Сципион послал туда, а сам с несколькими судами вернулся в Италию, чтобы подгото­виться к встрече с Ганнибалом, когда тот выйдет из альпийских проходов.

Тем временем Ганнибал, поднимаясь по течению Родана, подошел к тому месту, где в него впадает р. Изара (Изер). Треугольник, образуемый горами и течением обеих рек, назывался Островом. Это была плодород­ная местность, густо населенная племенем аллоброгов. У них в это время происходила борьба за власть между двумя братьями. Ганнибал вмешался в нее на стороне старшего брата, помог ему изгнать соперника, за что по­лучил щедрую помощь продовольствием, одеждой и вооружением. Благо­дарный царек даже сопровождал карфагенян, пока они шли вверх по тече­нию Изары и охранял их тыл от нападения других племен.

В начале сентября Ганнибал подошел к главному хребту. К сожалению, оба наших главных источника, Полибий и Ливий, здесь расходятся между собой и не дают возможности точно определить место перехода Ганнибала через Альпы. Поэтому, несмотря на огромное количество литературы, на­писанной по этому вопросу, в науке не существует единой точки зрения. Можно только утверждать, что Ганнибал пересек западные Альпы в облас­ти, лежащей между проходами Малый Сен-Бернар и Мон-Женевр.

Сентябрь был слишком поздним месяцем для перехода[162], так как на гор­ных перевалах уже лежал снег, что сильно затрудняло движение войска, особенно конницы и слонов. Животные и люди скользили на узких тро­пинках, срывались и падали в пропасти. Холод мучил не привыкших к нему южан. Горцы неожиданно нападали на проходившую армию, причиняя ей большие потери.

В конце сентября 218 г. измученная карфагенская армия вышла в доли­ну верхнего По. Весь путь от Нового Карфагена длился около 5 месяцев, переход через Альпы — 15 дней. У Ганнибала осталось только 20 тыс. пехоты и 6 тыс. конницы[163].

Несомненной стратегической победой Ганнибала в самом начале вой­ны стал упреждающий удар по римлянам и перенесение военных дей­ствий в Италию. Но поход в Италию потребовал максимального на­пряжения сил и был сопряжен с огромными людскими потерями. Самым трудным и опасным, конечно, был переход через Альпы. Пер­вым из античных историков, рассказавшим об этом знаменитом пе­реходе, стал Полибий. Изложение Полибия (III, 50—56) подробно и красочно. Вот самые яркие эпизоды этого рассказа: «В течение деся­ти дней пройдя вдоль реки (Родана) около 800 стадий, Ганнибал на­чал подъем на Альпы, причем подвергался величайшей опасности. Ибо до тех пор, пока карфагеняне находились на равнине, горцы воз­держивались от нападения частью в страхе перед конницей, частью из боязни сопровождавших их варваров. Но когда войско Ганнибала вступило в труднопроходимые местности, вожди горцев стянули до­вольно значительное войско и заблаговременно заняли удобные пунк­ты, через которые Ганнибалу необходимо было проходить… Согласно этому решению, варвары ударили на карфагенян, которые при этом понесли большие потери, особенно в лошадях и вьючном скоте. Дело в том, что подъем на гору был не только узок и неровен, но и крут, а потому при малейшем замешательстве многие живот­ные вместе с поклажею падали в пропасть. Но наибольшее замеша­тельство производили раненые лошади: одни из них в ярости от боли кидались на вьючный скот спереди, другие в стремительном движе­нии вперед теснили все, попадавшееся им на пути в узком проходе, и тем производили большой беспорядок. При виде этого Ганнибал сообразил, что, если погибнет скот с ношею, то не уцелеет и та часть войска, которая избегнет опасности; поэтому он взял с собою вои­нов, в предшествующую ночь занявших перевалы, и поспешил на помощь к передовому отряду. Так как Ганнибал нападал с высоты, то неприятель потерял много убитыми, хотя не меньше потери были и у Ганнибала; ибо крики подоспевших воинов и схватка увеличивала с обеих сторон беспорядок движения. Наконец, когда большая часть горцев была перебита, а остальные вынуждены были искать спасе­ния в бегстве и повернули домой, тогда, и то с большим трудом, уда­лось уцелевшему скоту и лошадям пройти через теснину…

Невзирая на это, потери в людях, вьючном скоте и лошадях были очень велики. Занимая более высокие пункты и подвигаясь по скло­нам гор бок о бок с карфагенянами, варвары то скатывали глыбы, то метали в них камни, чем наводили на противников ужас и подверга­ли их большой опасности. Дело дошло до того, что Ганнибал вынуж­ден был с половиною войска, вдали от лошадей и вьючного скота, с целью прикрытия их ночевать на белой крутой скале, пока наконец они с трудом выбрались из ущелья; для этого потребовалась целая ночь. Наутро, когда неприятель удалился, Ганнибал снова соединил­ся с конницей и вьючными животными и направился вперед к высо­чайшим альпийским вершинам, ни разу более не встречаясь с соеди­ненными силами варваров, которые тревожили его то там, то сям небольшими толпами. Выбирая удобные моменты, они нападали то на задние ряды, то на передние и уводили часть скота. Величайшую услугу оказывали Ганнибалу слоны, ибо, в каком бы месте они ни появлялись, неприятель не решался подходить туда, устрашаемый видом неведомых ему животных. На девятый день Ганнибал достиг наконец вершины перевала, разбил там свой лагерь, в котором оста­вался два дня частью для того, чтобы дать отдохнуть уцелевшим во­инам, частью потому, что поджидал запоздавших… Приближался заход Плеяды, и вершины Альп покрывались уже сне­гом. Ганнибал замечал упадок духа в войсках как вследствие выне­сенных уже лишений, так и в ожидании предстоящих. Он собрал воинов и пытался было ободрять их, располагая единственным для этого средством — видом Италии. Она так расстилается у подо­швы альпийских гор, что для путника, обнимающего одним взором горы и страну эту, Альпы имеют вид кремля Италии. Вот почему, указывая своим воинам на равнины Пада и вообще напоминая им о благоволении населяющих их галатов, а также указывая местона­хождение самого Рима, Ганнибал успел немного ободрить их. На следующее утро он снялся со стоянки и начал нисхождение с гор. На этом пути он не встречал более неприятелей, за исключением разве тех, которые вредили ему тайно; однако вследствие трудно­стей пути и снега он потерял почти столько же людей, как и при подъеме на горы. Действительно, нисхождение совершалось по узкой, крутой дороге, а снег не давал различать место, куда поста­вить ногу, поэтому всякий, кто сбивался с дороги и падал, низвер­гался в пропасть. Однако и это карфагеняне переносили терпели­во, потому что привыкли уже к такого рода тягостям. Но лишь толь­ко они подошли к узкому месту, по которому не могли пройти ни слоны, ни вьючные животные, — ибо обрыв, крутой и до того, все­го в стадии полторы протяжения, стал еще круче после новой ла­вины, — войско снова упало духом и трепетало от страха. Сначала вождь карфагенян пытался обойти это трудное место; но после того, как выпал снег, благодаря которому путь сделался совершенно не­проходимым, он отказался и от этого.

Обстоятельства сложились как-то особенно необыкновенно: на преж­ний снег, оставшийся от прошлой зимы, выпал в этом году новый; легко было пробить этот снег ногами, так как он выпал недавно, был мягок и к тому же неглубок. Но, пробив верхний слой и ступая по нижнему, отвердевшему, солдаты не пробивали уже нижнего и дви­гались дальше, скользя обеими ногами: на земле так бывает с людь­ми, которые идут по дороге, сверху покрытой грязью. Но дальней­шее было еще хуже, именно: люди не могли пробить нижнего снега и потому, когда упавшие старались подняться на ноги и для этого опереться коленями или руками, они скользили еще больше, уже всеми членами разом, так как места были весьма обрывисты. Напро­тив, когда вьючные животные пытались подняться после падения, то пробивали нижний снег, а пробив стояли неподвижно вместе с но­шею, как заледеневшие, частью вследствие собственной тяжести, частью потому, что замерзший раньше снег был крепок. Поэтому Ганнибал потерял всякую надежду добраться до цели таким путем и расположил свой лагерь у самого гребня горы, приказав расчистить лежавший там снег; затем руками солдат, расставленных по сторо­нам, он с великим трудом проложил себе дорогу через обрыв. Для скота и лошадей был приготовлен достаточно удобный проход за один день; немедленно он повел животных и, разбив лагерь в таких мес­тах, где уже не было снега, послал их на пастбище. Нумидян он от­ряжал по сменам для прокладки пути, и едва через три дня после усиленных трудов ему удалось провести слонов, которые сильно страдали от голода. Дело в том, что альпийские вершины и ближай­шие к перевалам места совсем безлесны и обнажены, ибо снег ле­жит там всегда, зимою и летом; напротив, средние области по обоим склонам гор имеют леса и деревья и вообще удобообитаемы. Собрав в одно место все войско, Ганнибал продолжал нисхождение с гор; на третий день он спустился с крутизны и достиг равнины» (пер. Ф. Г. Мищенко).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *